история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава I. Редакции "Сказания о князьях владимирских" и взаимоотношения их с произведениями, близкими к "Сказанию"

Хорошо знакомое историкам древней русской литературы и историкам русской общественной мысли "Сказание о князьях владимирских" по существу изучено очень мало. Не выяснено время возникновения "Сказания", его литературная история, не изучены его редакции, их связь с исторической действительностью, причины и поводы их возникновения. В науке было известно очень немного списков "Сказания", не позволявших установить самые необходимые данные. Вот почему изучение "Сказания" приходится начинать с выявления его списков, с определения времени возникновения редакций, с установления их текста.

Для определения времени появления "Сказания о князьях владимирских" и общей, предварительной характеристики его имеет существенное значение разрешение вопроса о взаимозависимости "Сказания" с целым кругом близких ему по содержанию произведений. Близки "Сказанию" следующие памятники: статьи, носящие характер вступления к родословию великих князей русских, ряд повестей, в которых рассказывается о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, "Послание" Спиридона-Саввы. Кроме того, известны повести, одновременно близкие и "Сказанию" и "Посланию", включающие особенности того и другого произведения. Все перечисленные произведения, помимо повестей, названных последними, были рассмотрены академиком И. Н. Ждановым в его исследовании*, но взаимоотношения их со "Сказанием" не были до конца выявлены. Прежде чем определить эти взаимоотношения, необходимо установить связь между списками "Сказания о князьях владимирских". И. Н. Жданову было известно всего только пять списков "Сказания". В настоящее время к этим пяти спискам мы можем добавить еще двадцать семь. Анализ всех списков обнаруживает новые данные сравнительно с теми, которые мог установить И. Н. Жданов, имея перед собою только пять списков.

* (И. Н. Жданов. Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских". СПб., 1891.)

Сравнение списков "Сказания о князьях владимирских" между собой показало следующее. Большинство списков четко делится на две редакции. Шесть списков имеют индивидуальные особенности, поэтому их приходится рассматривать отдельно. Признать же эти списки особыми редакциями нет оснований: они так или иначе связаны с двумя упомянутыми редакциями "Сказания".

Обе редакции "Сказания о князьях владимирских" передают один и тот же рассказ, который, начинаясь с разделения вселенной Ноем между сыновьями и постепенно рассматривая судьбу потомков этих сыновей, приводит к родословной русских великих князей. В нем сообщается о происхождении Рюрика от римского императора Августа, устанавливается родословная связь с ними Владимира Мономаха и затем говорится о событиях, связанных с последним: о приобретении им царского венца и царских регалий от византийского императора Константина Мономаха. Эта сюжетная линия сохранена в той и другой редакции, но некоторые отличия между редакциями все же имеются.

Основное отличие редакций друг от друга состоит в том, что текст их имеет разные окончания. В конце "Сказания" одной редакции сообщаются даты жизни и княжения в Киеве Владимира Мономаха и место его погребения; в другой редакции вместо этого имеется рассказ об отпадении римской церкви от православия. Кроме того, есть и другой признак, по которому, совершенно не колеблясь, можно отнести списки "Сказания" к той или иной редакции, хотя бы они и не имели окончания. Этим вторым признаком является подзаголовок в середине текста той из редакций, которая оканчивается сообщением даты погребения Владимира Мономаха: "Поставление великих князей русских, откуду бе и како начашася ставити на великое княжение святыми бармами и царскы венцем". Подзаголовок выделяет особо вторую часть "Сказания", в которой приведен рассказ о Владимире Мономахе. Начало текста после подзаголовка в этой редакции несколько отличается от соответствующего места в другой редакции. В редакции с подзаголовком приведена дата вокняжения Владимира Мономаха, которой нет в другой редакции. Вопроса о роли подзаголовка для выяснения цели и времени написания данной редакции "Сказания" мы коснемся, когда разберем группы и отдельные списки этой редакции. Редакцию с подзаголовком в середине текста будем в дальнейшем называть второй. Ниже мы увидим, почему эта редакция действительно вторая.

* * *

Обратимся прежде всего к той редакции, которую мы условились (несколько предваряя результаты нашего анализа) называть второй. Именно в такой последовательности, - проанализировав сначала вторую редакцию, а затем уже первую, - будет удобнее всего выяснить их взаимоотношения, чтобы далее перейти к рассмотрению произведения, которое легло в основу "Сказания". Так, переходя от более поздней редакции к более ранней, легче всего будет вскрыть движение текста "Сказания". Текстологическая работа над редакциями "Сказания", которую мы продолжим затем на целом ряде произведений того же круга, приведет нас к решению многих основных вопросов литературной судьбы "Сказания", к выяснению причин его возникновения, его идейного содержания, связи с историческими событиями и влияния на политическую действительность XVI в.

Всех списков, относящихся ко второй редакции, - двенадцать. Из них один список имеет некоторые индивидуальные особенности, поэтому о нем приходится говорить особо.

За основной список второй редакции принят нами список Государственного Исторического музея из собрания Синодального, № 792 (X)*. Этот список помещен в сборнике, написанном одним почерком - полууставом третьей четверти XVI в. Водяной знак - кувшинчик. На полях, на лл. 1-7, скорописью XVI в. написано: "Летописец аркадевьской, в нем же царское поставление, Кирилова монастыря Белозерскаго". Содержание сборника: л. 1 - Летописчик вкратце; л. 2 - Сказание о князьях владимирских; л. 10 - Чин поставления на великое княжество (чин венчания на царство Ивана IV); л. 42 - Список с грамоты московского митрополита Алексея; л. 47 - Ярлыки ордынских царей, данные русским митрополитам; л. 53 - Повесть о Царе-граде; л. 60 - Сказание о создании св. Софии цареградской; л. 81 об. - Продолжение повести о Цареграде; л. 122 - Повесть о Казарине; л. 125 - Слово Максима Грека. Заголовки "Сказание..." и "Поставление..." написаны киноварью.

* (Все списки "Сказания о князьях владимирских" для удобства подведения вариантов условно обозначены буквами русского алфавита.)

Принять список X за основной заставляет ряд причин:

  1. список один из ранних - писан почерком XVI в.;
  2. он содержит полный текст "Сказания", начиная с названия и кончая заключением о кончине Владимира Мономаха;
  3. по сравнению со всеми остальными списками второй редакции текст этого списка наиболее сохранившийся.

Сопоставление данного списка с другими списками рассматриваемой редакции дает следующие результаты. Он имеет очень незначительное количество пропусков. В одном предложении выпущены слова "и милитинского и стратига антиохийского", но эти пропущенные слова написаны на полях тем же почерком, что и остальной текст. Очевидно, писец, переписывая текст, пропустил эти слова, а потом, заметив свою ошибку, приписал их на полях. Такое предположение дает возможность восстановить пропуск, тем более, что в рукописи тем же почерком отмечено то место текста, где сделан пропуск, и текст этого места с включением пропуска совпадает с соответствующим текстом других списков. Кроме того, два раза выпущено имя "Владимер" в словах "отряжает убо послы к великому князю Владимеру Всеволодичю" и "И с того времени князь великий Владимер Всеволодичь наречеся Манамах". Это имя также легко восстанавливается в тексте, так как в большинстве списков оно сохранилось. Существенных расхождений с остальными списками второй редакции, которые были бы свойственны одновременно всем спискам этой редакции, у списка X, нет. Отступления от текста основного списка в остальных списках по большей части представляют различные варианты изменения текста. Описок смыслового характера, т. е. таких, которые заставляли бы думать, что в других списках текст правильнее, в списке X нет, за исключением одной. В словах "постави царя над Индеею во Иерусалиме" безусловно есть смысловая описка. Это подтверждается сравнением текста списка X с другими списками "Сказания". Так, в списке из собрания Троице-Сергиевой лавры, № 740 (У), стоит вместо "Индеею" слово "Июдеею"; последнее слово подходит по смыслу и поддерживается тем чтением этого места, которое дает первая редакция (см. тексты, стр. 188). Правильное написание слова есть только в одном списке. Это заставляет думать, что ошибка, очевидно, была сделана еще при составлении второй редакции, а в списке У была уже только исправлена. Несущественных описок в списке X очень небольшое количество. Сравнение со всеми остальными списками данной редакции дает возможность это установить. Так, в разбираемом нами списке написано "пооблагода" вместо "пооблада", "кекесаря" вместо "кесаря", "Египетр" вместо "Египет", "Нектанавола" вместо "Нектонавова", "адом" вместо "ядом", "дано" вместо "дань", "чепо" вместо "чепь". В отношении одного слова, читающегося по-разному в списке X и в других четырех списках второй редакции, трудно сказать, где оно написано правильно и какое слово стояло в протографе. В списке X написано "богоразсудныи", в списках Ч, Е, Ж, Я - "благоразсудны".

Итак, незначительное количество искажений текста в списке X, а также полнота его дает возможность считать этот список одним из лучших и наиболее близким к протографу рассматриваемой редакции.

Теперь возникает вопрос о взаимоотношении списков второй редакции и о связи их со списком, избранным за основной.

Установить взаимозависимость списков можно путем анализа разночтений, а также на основании рассмотрения содержания сборников, в которые включен текст "Сказания". Попутно отметим, что близкие тексты в большинстве случаев входят в сборники со сходным составом статей. На основании указанных данных списки второй редакции "Сказания" могут быть разделены на ряд групп. Близки между собой списки X, У, Ч, Г, Н. Явная связь прослеживается между списками Е, Ж и З. Третью группу составляют списки Т, Я, И. Отдельно стоит список Р. Очень близок основному списку список в сборнике Государственной Библиотеки СССР им. В. И. Ленина из собрания Троице-Сергиевой лавры, № 740 (У)*. Этот сборник писан скорописью начала XVII в. Составлен он из различных чинов церковного ритуала (например чин освящения церкви, чин на произведение в игумены), в том числе в этот сборник попал и чин венчания на царство, перед которым помещено интересующее нас "Сказание". На л. 77 помещен "Летописец вкратце", затем, с л. 77 об., начинается "Сказание о князьях владимирских". Разночтения с основным списком незначительны, существенное только одно: в основном списке написано "Индеею", здесь же - "Июдеею". Как было сказано раньше, второе чтение правильнее. Пропущенных фраз в списке У нет. Встречаются пропуски отдельных слов: "в мире", "лета", "стратигом". Есть некоторая замена слов по сравнению с основным списком: вместо "некий" написано "первый", вместо "своих" - "многих", вместо "подкладати" - "подкладывати". Сразу же после "Сказания", на л. 82 сборника, начинается "Чин и поставление на великое княжество" - чин венчания на царство, в котором имя царя не указано; вместо имени поставлено "имя рек". По-видимому, это чин венчания Ивана IV или Федора Иоанновича.

* (Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицко-Сергиевой лавры, ч. III. M, 1878, стр. 132.)

Довольно близок к основному списку список Государственного Исторического музея из собрания Уварова, № 537, в 4-ку (Ч)*. Список находится в сборнике, писанном полууставом XVII в. На лл. 1-2 помещен "Летописец вкратце", на л. 2 об. начинается "Сказание о князьях владимирских". В этом списке больше отступлений от текста основного списка, чем в списке У. В заглавии пропущены слова "великия Русия", недостает слов и в самом тексте: "Хус", "даже", "их", "его", "и стратига антиохийскаго", "и посяже за неже царица Клеопатра премудрая", "в мире", "руское", "киевский". Разночтений с основным списком в списке Ч значительное количество, существенные из них следующие: вместо "наготы" - "срамоты", вместо "и Клеопатру" - "Ирода Антипатрова", вместо "подкладати" - "покладати", вместо "Гостомысл" - "Стомысл", вместо "властию" - "областию", вместо "богоразсудны" - "благоразсудны", вместо "благъпремудре" - "премудры", вместо "лет" - "благолет", вместо "боговенчанный" - "благомвенчанный". После слов "раб братома своима" добавлено "и наготу отца своего". Как название "Сказание...", так и подзаголовок "Поставление..." написаны киноварью. Сразу после "Сказания", на л. 11, начинается "Чин и поставление на великое княжество". Это чин венчания на царство Федора Иоанновича. Разбираемый сборник включает те же статьи, которые имеются в сборнике, содержащем основной список; только вместо двух последних статей ("Повесть о Казарине" и "Слово Максима Грека"), имеющихся в сборнике с основным списком, в сборнике со списком Ч. помещены три другие статьи ("Видение богородицы Печерского монастыря", "Послание московских купцов с Москвы и хождение их в Царе-град" и "Грамота Ивана IV Максимилиану, посланная с Сугорским"). Одинаковый состав сборников свидетельствует о том, что оба сборника почти целиком были переписаны с одной и той же рукописи или рукописей, близких друг другу.

* (Леонид, архим. Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания гр. А. С. Уварова, ч. IV. М., 1894, стр. 145.)

Меньше всего расхождений с основным списком имеет список из фондов Рукописного отдела Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр F.IV.238 (Г). Список находится в сборнике, писанном скорописью конца XVI или самого начала XVII в. Открывается сборник "Летописцем вкратце", далее помещена летопись, которую А. А. Шахматов определяет как Новгородский свод 1539 г.*. После текста летописи, с л. 451 об., начинается текст "Сказания о князьях владимирских", заголовок которого написан киноварью. Сразу же после "Сказания", с л. 454 об., начинается "Чин и поставление на великое княжество". Это чин венчания на царство, без указания имени венчаемого. Разночтений с основным списком в списке Г незначительное количество: вместо "Сотр" написано "Сотрю", вместо "Трувор" - "Трувар", вместо "Августиа" - "Августина", вместо "боголюбивый" - "благолюбивый". Имеются в списке Г описки, но все они, кроме одной, характерны и для списка X (например "пооблагода", "Нектанавола", "адом", "Египетр"), Описка, свойственная лишь списку Г, допущена в словах "съвет благъпремудре и царский", где вместо "царский" написано "церкви". Пропусков в данном списке тоже немного. Пропущены слова "Егда седе" и два раза имя "Владимер", причем оба раза это имя пропущено и в списке X. Текст списка Г настолько близок тексту списка X, что можно с уверенностью говорить о существовании у них общего протографа. Если сравнить состав сборников, содержащих эти списки, то видно, что в сборнике со списком Г повторяются все те же статьи, какие находятся в сборнике со списком X, кроме "Слова Максима Грека". В сборник со списком Г включены и другие статьи (летопись, родословие литовских князей, родословие русских князей, "Литовскому роду починок", "Житие и хождение игумена Даниила"). Интересно отметить, что последовательность расположения статей, одинаковых для обоих сборников, в сборнике со списком Г такая же, как и в сборнике со списком X. Можно думать, что сборник, содержащий список Г, возник на основе если не самого сборника со списком X, то рукописи, очень близкой ему, с привлечением статей из других рукописей.

* (А. А. Шахматов. О так называемой Ростовской летописи. М., 1904, стр. 163-164.)

К той же группе, что и списки У, Ч и Г, относится список из собрания Центрального Государственного архива древних актов, фонд 181, № 20/25 (Н). Список находится в сборнике, который написан двумя почерками: полууставом конца XVII в. и скорописью начала XVIII в. "Сказание о князьях владимирских" начинается с л. 841 об. Заголовок написан киноварью. Киноварью же написан и подзаголовок "Поставление...". Трудно сказать, к какому списку рассматриваемой группы ближе всего список Н. Имеющиеся у этого списка расхождения с основным списком не характерны для других списков данной группы. Правда, в двух случаях разночтения списка Н совпадают с разночтениями списка Г: в том и другом списках вместо "Сотр" написано "Сотрю", вместо "Трувор" - "Трувар", а кроме того в обоих списках имеется одинаковый единственный для списка Н пропуск: "Егда седе". Более или менее существенные разночтения в списке Н с основным списком следующие: вместо "Арфаксадова" написано "Арфаксада", вместо "Мерсем" - "Герсем", вместо "воцарися во Египте" - "воцарися во Египте и царствова", вместо "же" - "жену его", вместо "пятдесятникы" - "пятодесятоначалники", вместо "благъпремудре и царский" - "премудрый царь", вместо "во святей Софеи" - "во церкви святей Софеи". Встречаются некоторые перестановки слов во фразах, например, часто вместо "князь великий" написано "великий князь", вместо "вой свои" - "своя вой". Имеются искажения дат: вместо "6375" стоит "6370", вместо "6633" - "6683". Текст "Сказания" кончается на л. 844 об. После "Сказания", с л. 844 об., следует краткое родословие русских князей, которое кончается сыновьями Ивана III и упоминанием "великого князя Ивана Ивановича сынове Дмитрей от княгини Елены Волошанки". По составу статей рукопись, содержащая список Н, близка рукописи со списком Г*. Они содержат сходные между собой тексты летописей. Кроме того, в них помещен целый ряд одних и тех же статей, которые в отличие от других статей в рукописи со списком Н написаны одним почерком ("Летописец вкратце", "Сказание о князьях владимирских", родословие русских князей и литовских, список с грамоты митрополита Алексея, ханские ярлыки, "Литовскому роду починок"). В сборнике со списком Н имеются и другие статьи, которые отсутствуют в сборнике со списком Г, это - родословие удельных князей, "Житие Иоасафа Каменского" и "Сказание о Каменном монастыре". По мнению А. А. Шахматова, обе эти рукописи имели общим источником сборник XVI в., который в одном случае подвергся одним дополнениям, в другом - другим.

* (А. А. Шахматов. О так называемой Ростовской летописи, стр. 165.)

Выше было сказано, что сборник со списком X по составу статей близок сборникам, содержащим списки Ч и Г. В свою очередь, как только что было установлено, близки между собой сборники со списками Г и Н. Поэтому можно думать, что все пять сборников создавались на основе если не одной рукописи, то рукописей, близких между собой.

Во всех рассмотренных сборниках перед "Сказанием о князьях владимирских" помещен "Летописец вкратце", а после, кроме случая с последним списком, помещен чин венчания на царство. При этом, учитывая, что сборники со списками Х, У, Ч, Г и Н близки по происхождению, можно предполагать, что и в той рукописи, из которой был заимствован текст списка Н, чип венчания на царство также имелся. Надо думать, что "Сказание" и чин венчания на царство переписывались рядом не случайно. Связь их между собой подтвердится при рассмотрении Других списков второй редакции.

По составу разночтений от разобранной группы отличаются близкие между собой списки Е. Ж. З.

Один из них - список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Соловецкого монастыря, № 962 (Е)*. Список находится в сборнике, писанном почерком начала XVII в. Вначале помещены оглавление и зачеркнутые пометы: "Старца Ферапонта болнишного" и "Послушника старца Ани-кия Соловецкаго монастыря". "Сказание о князьях владимирских" начинается с л. 1. Сразу же после "Сказания", с л. 10, следует "Чин и поставление на великое княжение". Перед нами чин венчания на царство, без указания имени царя. Данный список "Сказания" с пропусками в тексте, с искажениями в названиях, с некоторой заменой слов.

* (Описание рукописей Соловецкого монастыря, находящихся в библиотеке Казанской духовной академии, ч. 2. Казань, 1885, стр. 553.)

В большинстве случаев имеющиеся в списке Е отступления от основного списка характерны и для списка, включенного в рукопись Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр Q.XVI 1.149 (Ж)*. Рукопись эта относится к концу XVI в. На лл. 1-124 в ней находится "Домострой", затем идут чистые листы, а далее, с л. 138 об., начинается "Сказание о князьях владимирских". Название и подзаголовок в тексте "Поставление..." написаны киноварью. Значительной части текста "Сказания" недостает: со слов "в лето 5457" по "совет даю вам аз". Очевидно, часть листов была потеряна. В списке имеются и другие, менее значительные пропуски, некоторые из них совпадают с пропусками в списке Е. Наиболее существенные разночтения списка Ж, одинаковые с разночтениями списка Е, следующие: вместо "Сказание о великих князех" в этих списках написано "Сказание великих князей", вместо "пакы" - "как", вместо "Египетьское царство" - "царство свое", вместо "чиноначалникы" - "началники", вместо "крестившаго" - "просветившаго", вместо "моего" - "своего", вместо "ставятся" - "поставятся", к словам "Александра" и "Птоломеа" добавлено "царя". Анализ разночтений приводит к убеждению, что список Е был списан со списка Ж или со списка, очень близкого ему. В рукописи со списком Ж сразу же после "Сказания", с л. 138 об., следует "Чин и поставление на великое княжество". Это чин венчания Федора Иоанновича.

* (Текст "Сказания о князьях владимирских" был издан И. Н. Ждановым по этому списку со вставками по другим спискам, содержащимся в рукописях из Публичной библиотеки в Ленинграде (собр. Погодина, № 1572; O.IV.21; F.IV.238). Изданный текст представляет собой произвольное соединение исследователем той и другой редакций "Сказания" (И. Н. Жданов. Русский былевой эпос. СПб., 1895, стр. 588-602).)

Близок спискам Е и Ж список из собрания Центрального Государственного архива древних актов, фонд № 196 (Мазурина), № 930 (3). Текст "Сказания" помещен в рукописи на лл. 1-3 об., писан почерком середины XVII в. Заголовок написан киноварью. Водяной знак - крепостные ворота. Текст "Сказания" не окончен, обрывается словами "святым крещением", т. е. он доведен только до "Поставления" и представляет собой первую часть "Сказания". Основанием отнести список 3 ко второй редакции служит близость его текста соответствующему тексту списков Е и Ж. Сразу после "Сказания" начинается "Челобитная нижегородских попов в лето 7144 великому государю святейшему Иосафу патриярху московскому и всея Русии...". Список 3 особенно близок списку Ж. Они имеют одинаковые разночтения с основным списком. В списке 3 мы находим и свои особые разночтения. Пропуски в тексте незначительны, выпущены отдельные слова: "Ноа", "его". Есть замена слов, которая присуща только этому списку: вместо "царь" написано "человек", вместо "въетавити" - "избавити", вместо "именем Олег" - "князь великий". Некоторые отклонения наблюдаются и в передаче названий и имен.

Неточным является список Библиотеки Академии Наук СССР, шифр 17.8.2 (Т). Список находится в сборнике, писанном почерком конца XVII в. Водяной знак - герб города Амстердама. Сборник поступил в библиотеку по особому реестру книг "из дома царевны Натальи Алексеевны" (в реестре значится под № 111). Первую половину сборника занимает текст жития Александра Македонского. После чистого листа, с л. 189, помещено "Сказание о князьях владимирских", сразу же после него, с л. 196, начинается "Чин поставления на великое княжество" - чин венчания на царство, в котором имя царя не указано. Список Т без утраченных листов, текст доведен до конца, т. е. кончается погребением Владимира Мономаха. Однако в данном списке пропущено много отдельных фраз и слов, некоторые слова написаны иначе, чем в основном списке, имеются и перестановки слов. Все эти особенности списка Т характерны и для списка Я, о котором пойдет речь ниже. Расхождения же с основным списком, свойственные только списку Т, незначительны: вместо "отлучися Хус" написано "отлучахуся", вместо "рода" - "града", вместо "наследници" - "настолницы"; пропущено слово "здравии".

Очень близок списку Т список из собрания Отдела древних рукописей Ленинградского отдела Института истории Академии Наук СССР, № 256 (Я). "Сказание" находится в сборнике, который написан одним почерком XVIII в. Посвящен он событиям второй половины XVI в. Состав статей этого сборника, помещенных после "Сказания", полностью совпадает с составом предыдущего. Водяной знак - гербовый щит. "Сказание" помещено на лл. 2-5 об. Заголовок его и "Поставление..." написаны киноварью. Заголовок и начало целиком совпадают с заголовком и началом списка Т; здесь только произведено позднейшее осмысление: в списке Т написано - "О история Ханаонова града", в списке Я - "О история Ханаонова града". В разбираемом списке сделаны такие же пропуски, как и в списке Т: "от благословенна отца своего Ноа, зане не покры наготы", "Антонину же пришедшу с многими вой по суху и по морю", "лучи ми есть с покоем царствовати", "И молиша князя Рюрика посланници от всех новгородцов, дабы шел к ним княжити", "над различными чины борениа тысящники", "иже от начала вечных лет твоего благородна". Замены слов в некоторых фразах те же, что и в списке Т: вместо "ефиопскому" написано "египетскому", вместо "аспидовым" - "ядовитым", вместо "именем"- "имя ему", вместо "до четвертаго роду" - "лет", вместо "с нашим" - "с вашим", вместо "времяна" - "лета", вместо "выа" - "свояси", вместо "боговенчанный" - "благочинный". Однако в списке Я есть и разночтения, свойственные только этому списку, но они незначительны по сравнению с теми, которые общи с разночтениями списка Т. Как и в большинстве списков второй редакции, после "Сказания", с л. 5 об., следует "Чин поставления на великое княжество". Это чин венчания Ивана IV, имя которого упомянуто в самом чине венчания. В рукописи, содержащей список Т, в чине венчания имени царя не указано. Связь между этой рукописью и разбираемой несомненна. Поэтому можно уверенно говорить, что, хотя в первой рукописи имя царя не указано, в протографе обеих стояло имя Ивана IV: пропуск имени безусловно явление позднейшее.

Можно говорить только об отдаленной связи между списками Т и Я и списком Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Титова, № 3439 (#). В сборнике, где находится список И, перед "Сказанием о князьях владимирских" помещено житие Александра Македонского, как и перед списком Т из царской библиотеки, но других данных о взаимозависимости этих списков нет. Сборник написан почерком конца XVI - начала XVII в. "Сказание" помещено на лл. 133-137. Текст "Сказания" полный, отклонения от основного списка незначительны и выразились главным образом в передаче названий и имен. Так, вместо "Арфакса" написано "Афракса", вместо "в Сосвенех" - "Сосвинех", вместо "Хвоини" - "Хвонии", вместо "Африкию" - "Афракию". После "Сказания" в сборнике помещены тексты лечебников.

Сравнение перечисленных списков второй редакции убеждает, что все расхождения между списками не настолько значительны, чтобы усматривать в них различные виды, а тем более редакции. Тексты их в основном совпадают между собой. Все они, кроме неполного списка З, кончаются упоминанием даты и места погребения Владимира Мономаха, почти во всех сборниках после "Сказания" сразу же следует "Чин и поставление на великое княжество". Чин венчания Ивана IV помещен в сборниках после списков Х и Я; чин венчания Федора Иоанновича - после списков Ч и Ж; чин венчания без указания имени венчаемого - после списков Г, У, Е и Т. Отсутствует чин венчания в сборнике со списками Н, З и И. Однако, несмотря на то, что в трех случаях после "Сказания" помещен иной текст, рассмотрение состава всех сборников, содержащих "Сказание" второй редакции, и сопоставление их между собой убеждает нас в том, что в протографе после "Сказания" данной редакции находился чин венчания на царство.

Такое сочетание текстов "Сказания о князьях владимирских" и чина венчания на царство в большинстве сборников рассматриваемой редакции не случайно. Естественно предположить, что текст этой редакции "Сказания" был использован в виде вступительной статьи к чину венчания и возник именно с этой целью.

В пользу того, что вторая редакция "Сказания" служила предисловием к чину венчания, свидетельствует повторение слова "поставление" в заглавии чина венчания после упоминания этого слова в подзаголовке внутри текста "Сказания", чем, по-видимому, подчеркивается логическая зависимость, которую можно усмотреть между второй частью "Сказания" и чином венчания. Кроме того, уже самый факт наличия подзаголовка во второй редакции "Сказания", в отличие от первой редакции, также подтверждает наше предположение. К чину венчания имеет большее отношение вторая часть "Сказания", чем первая часть. Подзаголовок же как бы разделяет "Сказание" на две части и указывает, что вторая часть не менее важна, чем первая. В большинстве рукописей этот подзаголовок выделен киноварью.

Впервые на царство венчался Иван Грозный. Право на царский титул ему надо было завоевать: Западная Европа не хотела видеть в нем царя. Борьба за укрепление централизованного государства продолжалась, а с вопросом укрепления централизованного государства тесно был связан и вопрос укрепления царской власти. Положение было очень острое. Именно тогда, нужно было обоснование права русских государей на царский титул, которое и дано в "Сказании" второй редакции.

Наше заключение подтверждается данными состава сборников той из групп, к которой относится основной список Венчание на царство - официальный акт, в котором принимал участие митрополит. Не случайно, что в сборниках, содержащих списки Х, Ч, Г, чин венчания на царство находится вместе со "Сказанием" в составе других документов, часть которых связана с деятельностью митрополита. В рукописи со списком У "Сказание" и чин венчания помещены вместе с чинами церковного ритуала.

Итак, текст рассмотренной редакции "Сказания" в двух случаях находится в рукописях вместе с чином венчания Ивана IV. Это позволяет думать, что "Сказание" второй редакции появилось в годы его царствования. Венчание же Федора Иоанновича было делом традиции, поэтому в его время переписывали уже готовое предисловие и сам чин венчания, заменяя только имя Ивана Грозного именем Федора Иоанновича.

В дальнейшем рассмотрение "Сказания" первой редакции и повестей, связанных со "Сказанием", поможет уточнить время появления второй редакции. Более подробно об обстоятельствах и времени появления второй редакции "Сказания" будет сказано позже - в главе III.

Текст "Сказания" второй редакции содержится и в рукописи Библиотеки Академии Наук СССР, шифр 31.6.27 (Р). Эта рукопись самого конца XVI в. "Сказание" помещено на лл. 18-21. Текст его соответствует тексту второй редакции, но тем не менее о списке Р приходится говорить отдельно. Текст этого списка не имеет значительных расхождений с текстом списка X, кроме того, что в нем отсутствует окончание, характерное для списков второй редакции. Можно без особых колебаний утверждать, что текст списка Р представляет собой текст "Сказания" второй редакции, из которого было исключено окончание. Исключение это объясняется тем назначением, которое "Сказание" приобрело в составе сборника. В большинстве разбираемых до сих пор рукописей "Сказание" помещалось как вступительная статья к чину венчания на царство. Здесь же рассказ "Сказания" вставлен в текст Хронографа. И назначение текста "Сказания" в данном случае совсем иное: он преподносится как краткое историческое повествование. Об этом же говорит и изменение названия в списке Р: "От потопа вкратце летописчик" вместо "Сказание о князьях владимирских". Очевидно, в данном списке потому недостает дополнительных сведений о Владимире Мономахе, что это было бы излишней подробностью при краткости изложения таких значительных событий. В остальном, как мы уже сказали, сравнение текста списка Р с основным дает незначительные разночтения. Особенности списка Р не могут поколебать основного вывода о характерных признаках второй редакции. Этот список приходится упоминать в связи с данной редакцией, так как текст "Сказания", который он содержит, в основном соответствует тексту второй редакции. Полагаем, что список Р представляет собой позднейшее использование "Сказания", применявшегося ранее в качестве предисловия к чину венчания.

* * *

Перейдем к рассмотрению списков первой редакции.

Списки первой редакции по смысловым и иным расхождениям в тексте распределяются следующим образом. За основной список первой редакции выбираем список Ц. Близкими списку Ц являются списки, которые составляют одну из групп сходных между собой списков, - списки М, Б, б, а. Также близок списку Ц список Д, хотя его и нельзя причислить к группе списков М, Б, б, а. Во вторую группу списков, близких между собой по ряду особенностей, включается довольно большое количество списков - А, В, К, Л, д, О, причем связаны они между собою в следующем порядке. Списку А близок список В. В свою очередь, есть много своих, одинаковых особенностей у списков В и К. Список Л более близок списку К. Какому из списков этой группы ближе всего списки д и О, трудно сказать. Особо приходится говорить о списках С и Ю.

За основной принимается нами список Государственной Библиотеки СССР им. В. И. Ленина из собрания Волоколамского монастыря, № 572 (Ц)*. Текст "Сказания" находится в сборнике, состоящем из ряда рукописей. "Сказание" помещено в четвертой рукописи, которая написана одним почерком - скорописью XVI в. Рукопись начинается с л. 190 и открывается "Сказанием". Сразу же после "Сказания", с л. 198, идет "Родство великих князей литовских". Заголовки "Сказания" и "Родства" написаны киноварью. С л. 202, после родословия, тем же почерком написано: "Во образе Давидове Матфей евангелист глаголет о нем". Текст, написанный этим почерком, кончается на л. 204. Остальная часть листа не заполнена. На обратной стороне листа написано: "Сии тетрати Ильи попа рождественского, а писал их Вавила Халдей". Почерк, которым написана эта фраза, похож на тот, которым писано "Сказание" и дальше, до л. 204. О монахе Илье, священнике новгородской церкви Рождества на сенях, говорится в летописях под 1534 и 1535 гг.**. Возможно, что он и есть владелец данной рукописи, которая, в таком случае, была написана в первой половине XVI в. Отметим сразу же, что все остальные списки первой редакции относятся уже к XVII в.

* (Иосиф, иеромонах. Опись рукописей, перенесенных из библиотеки 1Я"И*0ва монастыРя в библиотеку Московской духовной академии. М., 1882.)

** (ПСРЛ, т. V, стр. 74; т. VI, стр. 296.)

Принять список Ц за основной заставляет нас также сравнение основных разночтений между имеющимися списками первой редакции. Как уже было сказано, существует близкая связь между списками А, В, К, Л, д, О. Это свидетельствует только о том, что они имеют общий протограф, а не об исправности этих списков. Характерно, что пропуски в этих шести списках не совпадают с пропусками в тексте списков М, Б, б, а. В тексте списков А, В, К, Л, д и О есть и неточности; поэтому ни один из них нельзя взять за основной. Группа списков М, Б, б, а, в которую входит основной, также имеет ряд неисправностей. Сравнивая обе группы между собой и список Ц со всеми остальными списками обеих групп, убеждаемся в том, что список Ц сохранил наиболее исправный текст первой редакции. В списке Ц нет пропусков, которые должны были бы быть исправлены по всем остальным спискам. Есть, правда, несколько случаев, когда список Ц имеет явные описки, легко исправляемые по другим спискам: "чиночялники" (надо "чиноначалники"), "подкладати" (надо "покладати"), "Августия" (надо "Август"), "четыре и патриарх" (надо "четырех патриарх").

Наиболее близки основному списку и в то же время близки между собою списки М, Б, б, а. В ряде случаев все они имеют одни и те же разночтения с основным списком. Вместо слов "и Клеопатру. Она" в списках Б, М, б, а написано "Клеопатра", вместо "Пиона" - "Тиона", вместо "будет" - "будут", вместо "а" - "от". Во всех четырех списках пропущены слова "ми", "и милитиньска" и добавлено "постави". Дальнейшее сравнение разночтений показывает, что, в свою очередь, списку М ближе список Б, а списку б - список а.

Близким основному списку является список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Погодина, № 1572 (М)*. Этот список "Сказания" находится в сборнике на лл. 115-121. Писано "Сказание" почерком середины XVII в. Разночтения с основным списком в списке М не велики, в большинстве случаев они совпадают с разночтениями списка Б: например, вместо "Хвоини" в этих списках написано "Хвоица", вместо "второму" - "другому", вместо "моего" - "своего", вместо "превознесется" - "вознесет", вместо "совет" - "ответ". В том и другом списке пропущено "опечалися зело о братне смерти", кроме того, есть несколько пропусков отдельных слов. Разночтений, свойственных только списку М, очень мало, и они незначительны. Сразу же после "Сказания" в разбираемой рукописи следует "Родство великих князей литовских".

* (А. Ф. Бычков. Описание церковно-славянских и русских рукописных сборников имп. Публичной библиотеки, ч. 1. СПб., 1882, стр. 63.)

Список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Кирилло-Белозерского монастыря, №27/1104 {Б), находится в сборнике, содержащем статьи различного содержания. Написан сборник скорописью первой половины XVII в. С л. 171 об. начинается "Сказание", заголовок которого написан киноварью. В основном разночтения списка Б были приведены при описании списка М. Но в отличие от списка М в данном списке несколько больше разночтений, характерных только для списка Б. Наиболее существенные из них следующие: вместо "пооблада" в списке Б написано "облада", вместо "вся" - "взя", вместо "нумеры" - "умеры", вместо "боголюбивый" - "влаголюбивый", вместо "боговенчаньный" - "благовенчанный". Только в списке Б пропущены слова "даже до сей страны" и добавлено "в лето 6 (тысяч)". Сразу после "Сказания", с л. 180 об., начинается "Родство великих князей литовских".

Немного расхождений с основным списком и у списка Центрального Государственного архива древних актов, фонд 196 (Мазурина), № 373 (б). Рукопись писана двумя почерками второй половины XVII в. Начинается рукопись краткими летописными заметками со времени Владимира Святославича, доведенными до Алексея Михайловича и патриарха Никона. На лл. 32-34 помещено написанное другим почерком краткое родословие великих князей русских, которое кончается Федором Иоанновичем. Следом за родословием помещены заметки различного содержания. "Сказание" начинается с л. 45 и кончается на л. 52. О разночтениях, общих спискам М, Б, б, а, было сказано выше. Большинство же особых разночтений списка б характерны также и для списка а. Перечислим некоторые из разночтений, свойственных только спискам б и а: вместо "ряднику" в основном списке в этих списках читается "уряднику", вместо "времяни" - "дни", вместо "въставити" - "отставити", вместо "царства" - "государства", вместо "смирении" - "мире", вместо "Всеслав" - "Святослав". В том и другом списке добавлены слова "великого князя Владимера Киевского". Разночтений, присущих только списку б, очень небольшое количество. Особенность списка б заключается в том, что после "Сказания" в нем идет не родословие литовских князей, а статья под заглавием "О поклонех". Далее следует: "Выписано из печатного история киевскаго", "Повесть о взятии Цариграда", "О убиении Батыя", затем на листе 84 об. начинается: "В лето 6763 по пленении безбожнаго Батыя избежал от плена..." - родословие литовских князей, которое в большинстве случаев помещается после текста "Сказания" первой редакции. Данное родословие неполное, рассказ его оборван.

Как уже было сказано, списку б близок список Государственной Библиотеки им. В. И. Ленина из собрания Румянцева, № 459 (а)*. Текст "Сказания", написанный скорописью XVII в., помещен в конце Хронографа, на лл. 525-531. Водяной знак - кувшинчик. Разночтения более или менее существенные совпадают целиком с разночтениями списка б. Разночтения с основным списком, свойственные только списку а, совершенно незначительны, например: вместо "четвертаго" в этом списке написано "четыредесятого", вместо "настолницы" - "на столице", вместо "духом" - "богом". Список а близок списку б и той особенностью, что после "Сказания" сразу же следует не родословие литовских князей, а тот же текст "О поклонех", что и в предшествующей рукописи. За текстом "О поклонех" идет краткое родословие великих князей русских, такое же, какое есть в рукописи, где помещен список б, правда, в рукописи списка б оно помещено до "Сказания". Это родословие кончается сыновьями Ивана IV. Наличие в рукописях одинаковых статей свидетельствует о близкой связи этих двух рукописей. Однако в рукописи, где помещен разбираемый список, родословие литовских князей полностью отсутствует.

* (А. Востоков. Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842, стр. 779.)

Близок основному списку и список в сборнике Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр O.IV.21 (Д). Сборник состоит из трех рукописей. Рукопись, в которой помещен список Д, писана скорописью середины XVII в. С л. 53 сначала помещено родословие великих князей русских, потом удельных. Родословие великих князей кончается княжением Ивана III к перечислением его сыновей. После родословных, на лл. 152-165 об., помещено "Сказание". Данный список так же близок основному, как и список М. Однако по характеру разночтений он отличается от только что описанных списков. Очевидно, перед тем, кто писал список Д, лежал исправный текст, близкий списку Ц, но написанный недостаточно разборчивым почерком. Этим главным образом объясняются пропуски в тексте списка Д: в нем оставлены чистые места для тех слов, которые не были поняты. В списке Д пропущено "зане не покры наготы отца своего Ноа", кроме того, пропущен ряд отдельных слов. По сравнению с основным списком есть замена слов, например: вместо "видеша" в списке Д написано "ведеша", вместо "реце" - "реш", вместо "боговенчаньный" - "благовенчанный", вместо "сим" - "с ним". В основном разночтения - буквенные. После "Сказания" идет "Род ростовских князей", текст которого находится уже в следующей рукописи.

Из другой группы списков (А, В, К, Л, д, О) меньше расхождений с основным списком в списке А. Разночтений, которые не были бы свойственны остальным спискам данной группы, в нем очень мало и они несущественны. Из этого можно заключить, что список А лучший из пяти.

Список Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр Q.IV.497 {А), находится в рукописи, представляющей собой родословную книгу, которая написана скорописью второй половины XVII в. "Сказание" начинается с л. 1. Заголовок написан киноварью. Разночтения, общие остальным спискам разбираемой группы, будут рассмотрены позже, самостоятельные же, как мы уже сказали, несущественны и их немного, например вместо "Алимъпияды" - "Алиписиады", вместо "ряднику" - "подряднику". Сразу же после "Сказания", которое кончается на л. 10, без заголовка начинается текст: "Лета 6840-е по пленение безбожного Батыя избежал от плена его некий князь именем Витянец...". Это - родословие литовских князей, которое помещено здесь после "Сказания" так же, как и после Других текстов первой редакции. Изложение родословия кончается на л. 14 об. Дальше идет небольшая статья "Летописец избранный вкратце", в которой перечисляются русские князья от Рюрика до Федора Иоанновича, названного царем, и родословие великих князей русских, затем удельных.

После списка А следует рассмотреть близкий ему список из сборника Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр Q.IV.272 (В). Сборник писан скорописью XVII в. С л. 1 Начинается "Сказание", в тексте которого есть разночтения, общие всем пяти спискам, но есть также разночтения, которые свойственны только данному списку и списку К. Об этих последних разночтениях пойдет речь после описания списка К. Разночтения, присущие только списку В, не велики, например: вместо "возвратися" написано "возрадовася", вместо "пленьницею" - "пленизею", вместо "въставити" - "поставите". Сразу же после "Сказания", с л. 13 об., следует родословие литовских князей, после которого уже помещено родословие великих князей русских и удельных. Весь сборник представляет собой родословную книгу.

Близким списку В является список в рукописи Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Петербургской духовной академии, № 302 (К)*. Эти два списка имеют довольно большое количество общих разночтений. Например, в них вместо "От история Ханаонава" написано "От история царя Ханаонава", вместо "имя граду в свое имя" - "имя граду тому в свое место", вместо "принес Александр Македонский от Иньдиа" - "принес Александр Македонский от Андрея". В списке К есть также некоторые разночтения, присущие только этому списку. Вместо написанного в основном списке "Филиксе" в списке К читается "Филиксеме", вместо "царица" - "царевна", вместо "повершии" - "повершися", вместо "антиохийскаго" - "ахинскаго", вместо "жит Прус" - "жи от Пруса". По сравнению с основным списком в списке К добавлены слова "Хам", "Август", "своя". Некоторые пропуски слов тоже имеются, например пропущено "сей же Сеостр". С л. 1 сборника, написанного скорописью XVII в., начинается "Сказание". Сразу же после "Сказания", на л. 6, помещено родословие литовских князей, которое кончается на л. 9. Далее следует статья "Летописец избранный вкратце", в которой перечисляются русские великие князья до Федора Иоанновича, затем - родословие великих русских князей и удельных. Рукопись представляет собой родословную книгу.

* (А. Родосский. Описание 432-х рукописей, принадлежащих С.-Петербургской духовной академии и составляющих ее первое повременное собрание. СПб., 1894, стр. 297.)

Близок списку К список в сборнике Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Погодина, № 1604 (Л)*. Этот сборник состоит из ряда рукописей. Одна из рукописей начинается "Сказанием о князьях владимирских", которое помещено на лл. 525-530 об. После "Сказания" идет родословие литовских князей, далее, с л. 534, - "Летописец избранный вкратце" (такая же статья, как в рукописи со списком К). Затем помещено родословие великих и удельных князей. Рукопись писана почерком XVII в. и представляет собой родословную книгу. В списке Л наряду с разночтениями, общими всем пяти спискам, имеются разночтения, которые в большинстве случаев совпадают с текстом списка К, иногда с текстом списка В. Но, кроме того, в списке Л содержится немалое количество разночтений, свойственных только этому списку, хотя разночтений смыслового характера немного: например, вместо "браку" в списке Л написано "брату", вместо "царьски" - "церкви", вместо "христиане" - "веры".

* (А. Ф. Бычков. Описание церковно-славянских и русских рукописных сборников..., стр. 319.)

Наиболее существенными разночтениями, общими спискам А, В, К и Л, будут следующие. По сравнению с основным списком вместо "две близняте" в этих списках написано "два сына", вместо "именем Олег" - "имя ему Олег", вместо даты "5457" поставлена дата "5057", вместо "второму Хус" в списках А и Л читается "другому Мус", в списках К и В - "другому имя Мус".

Во всех четырех списках в заглавии после слова "владимерских" добавлено "и московских", в то же время отсутствуют слова в тексте, например, "зане не покры наготы отца своего Ноа", "велможи", "живоначалныа".

Близок спискам А, В, К, Л список Центрального Государственного архива древних актов, фонд 181, № 67/90 (д). Рукопись писана скорописью конца XVII в. Текст "Сказания" находится на лл. 1-7. Существенные разночтения с основным списком, характерные для группы списков А, В, К и Л, здесь тоже имеются, за некоторым исключением: как и в основном списке, в списке д написано "два близняте", в заглавие не внесено добавление "и московских". Перечисленные пропуски, свойственные спискам А, В, К, Л, в тексте списка д также повторены. Текст списка д в основном полный, разночтения почти все совпадают с общими разночтениями списков А, В, К, Л, разночтений, свойственных только списку д, очень мало. К которому из списков рассматриваемой группы ближе всего список д, сказать трудно. Сразу же после "Сказания", с л. 7, идет текст без заглавия: "Лета 6 тыс. осмьсот четыре десятое по пленении безбожнаго Батыя избежал от плена...". Это - родословие литовских князей. После него помещено краткое родословие великих князей русских, которое кончается перечислением сыновей Ивана IV - Ивана и Федора. Вслед за родословием великих князей помещены родословные удельных князей. Вся рукопись представляет собой родословную книгу, а "Сказание" является вступительной статьей к ней.

Все пять списков "Сказания" (А, В, К, Л и д) близки между собой. Если сравнить и весь состав рукописей, включающих данные списки, то окажется, что состав этот везде один и тот же; все рукописи представляют собой родословные книги, в которых один и тот же порядок статей. Все эти рукописи имеют общий источник.

В состав родословной книги входит еще один список "Сказания о князьях владимирских" - список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Общества любителей древней письменности, № 196 (О). Родословная книга писана почерком конца XVII-начала XVIII в. Открывается она "Сказанием о князьях владимирских", заголовок к которому написан киноварью. "Сказание" находится на лл. 1-7. Сразу же за "Сказанием", на лл. 7-10 об., помещено родословие литовских князей. Следом идет статья под заглавием "Летописец вкратце"; она представляет собой подробное родословие великих князей русских, которое кончается упоминанием сыновей Ивана IV, причем Федор Иоаннович назван царем. По характеру разночтений в тексте "Сказания" список этот близок с только что перечисленными списками; ближе всего -он спискам В и К*.

* (Список О обнаружен нами тогда, когда книга уже была сдана в набор, поэтому в издании текста первой редакции "Сказания" варианты по нему не подведены и в данном исследовании он рассматривается особо. Впрочем, данные списка полностью подтверждают все наши выводы относительно группы А, В, К, Л та. д.)

Несколько особо приходится говорить о списке Библиотеки Академии Наук СССР, шифр 4.7.28 (С)*. Текст "Сказания" находится в составе родословной книги, которая писана почерком XVII в. Водяной знак - кувшинчик. "Сказание" помещается на лл. 17-24 об. Список не имеет конца, очевидно, в рукописи утеряна часть листов. Обрывается рассказ на том месте, где говорится, что Владимир Мономах отправляет воинство во Фракию. Судя по тому, что отсутствует подзаголовок в рассказе о мономаховых регалиях, и по отдельным выражениям этот список следует отнести к первой редакции. По составу разночтений трудно определить, какому списку из списков первой редакции он ближе. Текст списка С имеет много разночтений, большое количество пропусков. После "Сказания" сразу же идет родословие сначала великих князей русских, где последним назван Федор Иоаннович, потом - удельных князей. Дальше в родословной книге рассказывается о турецких царях, европейских королях, после чего на л. 61 начинается родословие литовских князей.

* (В. И. Срезневский и Ф. П. Покровский. Описание Рукописного отделения Библиотеки Академии Наук СССР, т. 3. Л., 1930, стр. 156-157.)

Можно отнести к первой же редакции отрывок "Сказания" в сборнике Государственного Исторического музея из собрания Вострякова, № 1223 (Ю). Начинается "Сказание" в сборнике с л. 261 об., обрывается словами: "во глубочайшая страны Иньдея". По тексту этого отрывка трудно определить, к какой редакции мог бы относиться полный текст "Сказания", так как характерные признаки редакций здесь отсутствуют, но все же он ближе подходит к первой редакции; имеющийся текст почти буквально соответствует первой редакции. После этого отрывка из "Сказания" в рукописи идет родословие великих князей русских.

Ознакомившись с наличными списками первой редакции, можно сделать следующие выводы. О группе списков (Ц, Б, М, а б, Л), которые не входят в сборники определенного состава, мы не можем сказать, что они имели своим протографом один и тот же текст или списаны были один с другого. О такой близкой связи можно говорить только применительно к спискам а и б. Между тем тексты списков этой группы имеют очень незначительные отклонения друг от друга.

Списки другой группы (А, В, К, Л, д и О) близки между собою как по особенностям в тексте, так и по одному и тому же составу рукописей, в которых помещен текст "Сказания". Содержание рукописей - родословные книги.

Рассматривая эти две группы текстов, попытаемся решить вопрос о том, в каком сочетании с другими памятниками первоначально выступает в рукописной традиции "Сказание" первой редакции.

В результате изучения состава рукописей, включающих текст "Сказания" первой редакции, выясняется, что все списки "Сказания" так или иначе связаны с родословными. В сборниках списков Ц, Б, М после "Сказания" помещено родословие литовских князей. В сборниках списков а и б имеется одно и то же родословие русских великих князей, кончающееся сыновьями Ивана IV. Кроме того, в сборнике списка б помещено также родословие литовских князей. Список Д находится в сборнике, где перед "Сказанием" помещено родословие великих князей русских, кончающееся перечислением сыновей Ивана III, и после "Сказания" идет родословие князей ростовских. После списков С и Ю непосредственно следует родословие великих князей русских.

Списки А, В, К, Л, д, О входят в сборники с одинаковым составом статей. Все эти сборники представляют собой родословные книги и открываются "Сказанием о князьях владимирских". Непосредственно после "Сказания" следует родословие литовских князей, а затем великих князей русских. Можно предположить, что связь между "Сказанием" и родословными обусловлена тем, что "Сказание" первой редакции использовалось как вступительная статья к ним, что и видно на примере списков А, В, К, Л, д и О. Но в таком случае, почему сразу после "Сказания" во всех этих рукописях следует текст родословия литовских князей, а не родословие князей русских, к которому "Сказание" могло служить введением с гораздо большим основанием? Только за родословием литовских князей следует текст родословия князей русских.

Родословие литовских князей помещено непосредственно за "Сказанием" и в сборниках списков Ц, Б, М. Отметим, что в этих сборниках других статей, относящихся к родословным, не имеется. В рукописи списка б родословие литовских князей помещено несколько отступя.

Таким образом, в девяти рукописях (Ц, Б, М, А, В, К, Л, д, О) сразу после "Сказания" следует родословие литовских князей. Можем утверждать, что данная редакция "Сказания" была, по-видимому, исконно связана с родословием литовских князей, и что связь эта чем-то была обусловлена. В таком случае становится понятным, почему текст родословия литовских князей попал после "Сказания", которое помещено в качестве вступительной статьи к родословию великих князей русских: эту дополнительную статью (т. е. родословие литовских князей) механически включили вместе со "Сказанием". Правилен этот вывод или нет, подтвердится при сопоставлении "Сказания о князьях владимирских" с другими произведениями, по содержанию близкими "Сказанию".

* * *

Теперь, когда выяснены особенности списков "Сказания" первой и второй редакций, своевременно обратиться к вопросу, который уже был поставлен нами выше: какая же из редакций была первоначальной? Сравнение разночтений текстов "Сказания" той и другой редакций и рассмотрение состава сборников, включающих текст "Сказания", еще не дают окончательного ответа на вопрос, которая из редакций старше. Можно сделать только некоторые предварительные предположения. Различия между редакциями существеннее во второй части "Сказания", - там, где рассказывается о добывании Владимиром Мономахом царского венца. Обратим внимание на то, что вторая редакция служит предисловием к чину венчания и что именно вторая часть "Сказания" имеет прямое отношение к вопросу венчания на царство. Отсюда можно предположить, что вторая редакция была выведена из первой ради того, чтобы приспособить "Сказание" к обоснованию венчания на царство, - создать из "Сказания" своеобразное историческое введение к чину венчания. Обратное предположение, что первая редакция возникла из второй, не могло бы найти своего объяснения. Чтобы выяснить - правильно ли такое решение, необходимо привлечение дополнительного материала, что мы и сделаем в дальнейшем.

* * *

Два списка "Сказания о князьях владимирских" нельзя отнести ни к одной из редакций. Они содержат признаки, по которым их можно отнести и к той, и к другой редакции. Общее у этих списков то, что каждый из них соединяет текст двух редакций. Однако тексты этих списков значительно различаются между собой, каждый список имеет самостоятельное происхождение.

Нельзя видеть в этих списках новых редакций, поэтому определяем их как списки смешанного состава.

Один список принадлежит Государственной Публичной библиотеке в Ленинграде, собрание Титова, № 4267 (Ф). Текст "Сказания" помещен в рукописи после краткого родословия, которое называется "Рождение князей русских и число их вкратце". Текст родословия начинается с л. 108 об. Изложение доведено до Федора Иоанновича. Это родословие и следующее за ним "Сказание" написаны почерком первой половины XVII в. Позднейшим почерком к родословию приписаны имена последующих царей, последним назван Петр II. "Сказание" помещено на лл. 110-124 об. Название написано киноварью и имеет свои особенности: "Сказание о великих князех владимирских и всеа Русии из книги Синографа". Что представляет собой этот "Синограф" (т. е., очевидно, Хронограф), установить не удалось. Текст списка Ф характеризуется следующими особенностями. Первая часть "Сказания" в большей своей части соответствует тексту первой редакции, со слов же "Неофита митрополита ефескаго иже от Асия" и до конца текст следует второй редакции, заканчиваясь так же, как и вторая редакция, - датой погребения Владимира Мономаха. Текст списка Ф полный, добавлений, не свойственных ни той, ни другой редакции, нет. Как получилось, что текст в этом списке дописан по другой редакции, объяснить пока не удалось. Здесь могли сыграть роль случайные причины: например, дефектность списка первой редакции, с которого составитель списка Ф начал списывать текст "Сказания"; вынужденный прервать свою работу, он затем продолжал списывать текст с другого списка.

Второй список смешанного состава находится в рукописи Государственного Исторического музея из собрания Вахрамеева, № 435 (Ш). Установить связь данного списка со списком Ф нельзя: соединение двух редакций в списке Ш иное. Текст "Сказания" списка Ш помещен в рукописи на лл. 138-142, написанных почерком XVII в.; заглавие в этом списке следующее: "Корень родства государей великих князей русских имеет же начало сице". В первой части (до рассказа о Прусе) текст соответствует второй редакции. Часть текста, где рассказывается о Прусе, изложена своеобразно, отлично от первой и второй редакций: "И вселися Прус многими времены. Поживе же даже до четвертаго рода по колену племяни своего. И оттоле и до сего времяни по имени его зоветься Прусьская земля, и оттого начат в ней княжити князь великий. В таж времена некий воевода новаградский именем Гостомысл скончевает житие свое...". В том месте, где рассказывается о приходе Рюрика в Новгород и о вокняжении Владимира Мономаха, наличествует соединение двух редакций. Здесь нет подзаголовка, имеющегося во всех списках второй редакции, - "Поставление...". Между тем дата прихода Рюрика в Новгород внесена именно из второй редакции, правда с изменением: 6340 г. стоит вместо 6375 г. Из второй же редакции внесена дата вокняжения Владимира Мономаха - 6622 г. Дальше изложение ведется частично по первой редакции и частично по второй. В заключение сначала приписан конец второй редакции, причем вставлена фраза, которой нет ни в одном Другом списке: "Сей князь великий Владимер Манамах поставил град Владимер Залеский в Суздальской земли в лето 6 тысяч". После фразы о погребении Владимира Мономаха текст об отпадении римской церкви возвращает нас к первой редакции "Сказания", но дан несколько расширенно. Эта часть текста совпадает с соответствующим текстом "Послания" Спиридона-Саввы, но в самом конце есть добавление, которого нет ни в "Послании", ни в обеих редакциях "Сказания": "Быша с нами латыня во единой православней вере 735 лет и потом отпадоша правыя веры християньския, прелщени Карулом царем и Формосом, впадоша во аполинариеву ересь в лето 6386".

Таким образом, в списке Ш своеобразно соединены обе редакции, а приведенный в конце рассказ об отпадении римской церкви дан по "Посланию" Спиридона-Саввы. Кроме того, как мы видели, в тексте списка Ш имеются добавления, которые присущи только этому списку. Предположить, что из списка Ш были выделены в дальнейшем две основные редакции "Сказания", нельзя, так как особенности двух редакций хорошо видны по другим спискам. После "Сказания" в рукописи следует без заглавия текст родословия литовских князей, который обычно помещается после "Сказания" первой редакции.

Кроме охарактеризованных двух списков, удалось обнаружить еще четыре списка с особенностями, по которым их нельзя причислить ни к первой, ни ко второй редакции "Сказания о князьях владимирских". Особенность этих четырех списков заключается в том, что текст "Сказания" разбит в них на эпизоды и включен по частям в состав летописи или родословии в тех местах, где он подходит по изложению событий. Происхождение всех этих списков безусловно вторичное: они не представляют новой редакции, а следуют за той или другой редакцией с некоторыми изменениями. Связь и зависимость между этими списками установить трудно.

Текст одного из таких списков "Сказания" вставлен в родословную книгу Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Вяземского, шифр F. XXI (П). Родословная книга, писанная скорописью XVII в., составлена из нескольких рукописей. "Сказание" помещено во второй рукописи, которая начинается с л. 39. Начало "Сказания" отсутствует. Оно, очевидно, утеряно с первыми листами рукописи. Изложение ведется с середины текста, со слов "цкой* смерть прият, нежели пленницею приведенной быти в Рим", и следует до слов: "Князь же Рурик прииде". Затем помещен текст родословной, который начинается словами: "Летописец избранный и вкратце. В лета 6370 по прошению Гостомыслову прииде ис Прусские земли, сиреч из немец, князь Рюрик да з ним два брата его Трувор да Синеус да племянник ево Олег. И сяде Рюрик на Новегороде Великом, а Синеус на Белеозере, а Трувор в-Ызборце...". Текст родословной продолжается до рассказа о Владимире Мономахе. С л. 41, где говорится о Владимире Мономахе, текст возвращает нас к "Сказанию" со слов: "От великого князя Владимира четвертое колено". Подзаголовок "Поставление..." здесь отсутствует, изложение ведется до л. 42 об. и оканчивается так же, как в списках первой редакции. Сразу же после текста "Сказания" помещен текст родословия литовских князей, тот самый, который следует после большинства списков "Сказания" первой редакции. Можно предположить, что писец, когда писал родословную книгу, имел перед собой текст "Сказания" первой редакции. Он использовал первую часть "Сказания" как вступление к родословию великих князей русских и довел изложение до Рюрика. После этого он стал переписывать текст самого родословия и довел изложение до Владимира Мономаха. Дальше составитель вставил вторую часть "Сказания", но не остановил изложения на Владимире Мономахе. Обычно "Сказание" первой редакции кончается рассказом об отпадении римской церкви, а далее следует родословие литовских князей. Все это именно так было внесено в рукопись после рассказа о Владимире Мономахе. Затем составитель продолжил изложение родословия, которое закончил на л. 51 об. словами: "У царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии дети царевич Дмитрей, да царевич Иван, да царевич и великий князь Федор Иванович всея Русии, да царевич Василей млад умре". Далее составитель поместил родословие "турских царей".

* (Это окончание слова "египецкой"; см. текст, стр. 174.)

Итак, в родословной книге, о которой шла речь, использовано "Сказание" первой редакции. Можно определить, к какой группе списков первой редакции относится список П. Он близок спискам А, В, К, Л, д, О. В тексте его есть особенности, которые свойственны только данному списку, но большинство их совпадает с особенностями списков К и Л. Напомним, что списки А, В, К, Л, д и О помещены в родословных книгах и после каждого из этих списков следует текст родословия литовских князей. В родословную книгу, в которую включен список П, после рассказа о Владимире Мономахе вставлены не имеющие никакого отношения к изложению родословия русских великих князей рассказ об отпадении римской церкви и родословие литовских князей. Это могло произойти только потому, что "Сказание" первой редакции в первоначальном виде помещалось совместно с родословием литовских князей. Таким образом, и на примере списка П подтверждается связь "Сказания" с родословием литовских князей.

Список "Сказания", текст которого также использован в родословии русских великих князей, находится в рукописи Библиотеки Академии Наук СССР, шифр 33.7.11 (в). Рукопись представляет собой исторический сборник первой половины XVII в. С л. 14 об. в ней помещено изложение родословия великих князей русских, которое оканчивается воцарением Михаила Федоровича. Родословие начинается заголовком: "Скажем вкратце о ноновегородце Гостомысле, како здумал новогородцом привести Рюрика з братиею с Триуром и Синеусом, рода им суще кесаря Августа". Говорить о связи списка в с той или другой редакцией "Сказания" много труднее, чем относительно предыдущего списка. Текст здесь начинается с разделения вселенной Августом: "В лето 5457 Августу, кесарь римскому, грядущих в Египет со многими вой на брань Клеопатрину, яже бе прияла власть египетскую рода суща Птоломеева. Срете его Ирод Антипатров, творя ему велие службу, вой пищею даривь...". В тексте этого рассказа о разделении вселенной Августом, в основном близком соответствующему тексту "Сказания", имеются слова "... и Киринея Сирии положи властодержца", которые отсутствуют в "Сказании" той и другой редакции, но имеются в "Послании" Спиридона-Саввы и в тексте "Государева родословца", речь о которых пойдет ниже. Дальше же, когда родословие доходит до Владимира Мономаха, рассказ, в котором говорится о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, начинается так же, как и в "Сказании" первой редакции.

Список Ц Список в
... в лето 6496. А от великого князя Владимира четвертое колено князь великий Владимир Всеволодич Манамах, правнук. Егда седе в Киеве... В лето 6486. А от великого князя блаженного Владимера Святославича четвертое колено, правнук его, князь великий Владимер Манамах Всеволодич. Егда сяде в Киев...

Однако, если сравнить рассказ о Владимире Мономахе в целом в списке в с соответствующим текстом "Сказания" той и другой редакции, то видно, что нельзя его причислить ни к первой, ни ко второй редакции. Он ближе всего тексту, речь о котором пойдет ниже и который называется "Написание о царском венце". Очевидно, для составления списка в были использованы тексты, близкие "Сказанию", а не сам текст "Сказания".

При изложении подробного родословия русских князей использован текст "Сказания", находящийся в рукописи Государственного Исторического музея из собрания Барсова, № 1546 (Ъ). Родословие изложено в форме краткой летописи, для составления которой были привлечены Хронограф и летопись. Рукопись написана почерком XVII в. Родословие излагается с л. 368, заглавие его следующее: "О благочестивых государех Великия Росия, самодержцах, откуду корень их изыде, и от летописца вкратце, яже в лета державы их содеяшеся". Начинается оно переложением содержания "Сказания о князьях владимирских", но со значительными изменениями по сравнению с текстом "Сказания". Об Августе, римском императоре, внесены подробности из Хронографа. По Хронографу же рассказано о рождении Христа в царствование Августа. Более подробно, чем в "Сказании", говорится о Прусе и призвании Рюрика*. Начиная с Рюрика, текст родословия отступает от "Сказания" и переходит в перечисление русских князей с добавлениями записей летописного характера о их княжениях; последним из князей назван Дмитрий Донской. В соответствующем месте родословия в рассказ о Владимире Мономахе вставлена повесть о приобретении им царского венца, которая передана по второй редакции "Сказания о князьях владимирских". Таким образом, при составлении этого родословия русских князей был использован текст "Сказания" второй редакции, но претерпевший некоторые изменения.

* (Эта часть текста "Сказания" с перечисленными дополнениями и особенностями встречается как самостоятельная повесть, см. стр. 68-69.)

Один список "Сказания" вставлен в текст летописных записей. Этот список находится в сборнике Государственного Исторического музея из собрания Синодального, № 963 (Щ)*. Сборник состоит из пяти рукописей. Список Щ помещен в первой рукописи, которая писана скорописью начала XVII или конца XVI в. В начале ее идет краткая родословная русских князей - сначала великих, потом удельных. На л. 8 об. написано киноварью: "Сказание о великих князех киевских и владимирских и московских всея Росии по коленом, княженяа их откуду и како бысть". Текст "Сказания" начинается с того места, где приводится совет Гостомысла новгородцам. Затем, после слов "начя князь великий Рюрик княжити в нем", текст "Сказания" переходит в изложение летописи: "А брат его Синеус седе на Белеозере, а Тру вор брат их во Зборце седе; и начата воевати всюде. И от тех варяг прозвася Рус и земля русская...". В том месте, где летопись доводит повествование до Владимира Мономаха, вставлена вторая часть "Сказания" - рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царского венца. Рассказ этот помещен на лл. 23 об. - 26 об. Затем следует текст об отпадении римской церкви, что характеризует текст "Сказания" первой редакции. Далее, с л. 27, после некоторого пробела** продолжается текст летописи, где говорится об Андрее Боголюбском. С л. 28 идет "Родство великих князей литовских"; это текст, который обычно помещается после "Сказания" первой редакции. Вслед за родословием литовских князей продолжается изложение летописных сведений. Текст летописных записей М. Н. Тихомиров характеризует так: "Летописные сведения в сокращении, а отчасти и в переделке; известия начала XVI в. даны в более полном виде и близки к русскому Временнику; последние известия 7032 (1524) о походе на Казань"***. Летописные заметки, таким образом, составлены не ранее 1524 г. Можно думать, также на основании характеристики летописных заметок, сделанной М. Н. Тихомировым, что они написаны были еще во время княжения Василия III или вскоре после его смерти****.

* (См. описание сборника: М. Н. Тихомиров. Летописные памятники б. Синодального собрания. Исторические записки, 1942, № 13, стр. 275-276.)

** (Первая половина листа оставлена незаполненной.)

*** (М. Н. Тихомиров. Летописные памятники б. Синодального собрания, стр. 276.)

**** (М. Н. Тихомиров. Летописные памятники б. Синодального собрания, стр. 276.)

Как видно из сказанного, у списка Щ есть некоторые признаки, присущие спискам "Сказания" первой редакции. Из сравнения текста списка Щ со "Сказанием" первой редакции. выясняется следующее. Отрывок из "Сказания", которым после заглавия начинается текст летописи, имеет незначительные отступления от соответствующего текста "Сказания" первой редакции. Отличается несколько первая фраза - в основном списке первой редакции сказано: "И в то время некий воевода новгородьцкий именем Гостомысл скончевает свое житие", в списке Щ об этом говорится несколько иначе: "Бысть убо некий воевода новгородцкий именем Гостомысл, сей скончевает житие свое". Вместо "совет даю вам аз", в списке Щ написано "аз даю вам совет свой". Текст рассказа о приобретении Владимиром Мономахом царского венца имеет тоже немного расхождений с основным списком первой редакции. Вместо читающегося в основном списке "мал", в списке Щ написано "юнейший", вместо "здрав" - "взяв", вместо "родства и поколенья" - "благородства и повеления", вместо "богом" - "духом". В тексте списка Щ выпущены отдельные слова: "лето 6496", "вси", "Антипа"; в некоторых же случаях, наоборот, добавлены слова: "сподоблени", "рядников", "от Асия". Появление одного из добавлений трудно объяснить. В списке Щ сказано "митрополита от Асия". Между тем, это выражение обычно имеется в "Сказании" второй редакции.

Из сравнения текстов списка Щ и первой редакции совершенно ясно, что перед летописцем лежал текст "Сказания" первой редакции и он решил использовать его в летописных заметках. Писец излагал русскую историю, поэтому и текст из "Сказания" взял, начиная только с рассказа о Гостомысле. Когда писец переписывал текст о Владимире Мономахе, он механически внес в рукопись и ту часть "Сказания", которая уже не имела непосредственного отношения к Мономаху - об отпадении римской церкви. Сделал он так только потому, что рассказ об отпадении римской церкви находился в самом конце "Сказания".

На примере списка Щ видно, что текст "Сказания о князьях владимирских" использовался не только в родословных, но также в летописных записях. Характерно, что в данную летопись включено не только "Сказание" первой редакции, но внесен также и текст родословия литовских князей, который обычно следует после "Сказания" первой редакции.

Итак, рассмотрение списков П, в, Ъ и Щ показывает, что "Сказание" существовало не только как самостоятельное произведение, но и было использовано в составе родословия или летописи.

* * *

В связи со "Сказанием о князьях владимирских" находится текст, содержащий рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царского венца*. Эта повесть как отдельное произведение сохранилась в нескольких вариантах и под различными названиями, но в основном содержание ее совпадает с содержанием второй части "Сказания". Взаимозависимость повести и второй части "Сказания" несомненна. Рассмотрение списков повести дает возможность установить, какая из редакций "Сказания" является первоначальной, и проследить дальнейшую судьбу этих редакций.

* (В дальнейшем текст, содержащий рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, будем условно называть "повестью".)

В научной литературе до исследования И. Н. Жданова существовало мнение, что первоначально была создана повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, а на основании ее было написано "Сказание о князьях владимирских". И. Н. Жданов доказал, что повесть могла появиться только после создания "Сказания"*. Однако И. Н. Жданов не знал ни редакций "Сказания", ни вариантов повести, поэтому его общее утверждение нуждается в конкретизации. Рассмотрение вариантов повести покажет зависимость их от "Сказания" определенной редакции.

* (И. Н. Жданов. Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских", стр. 69-70.)

Всего списков повести - тридцать. Одна группа имеет двадцать списков с заглавием "Поставление великих князей русских, откуду бе и како начашася ставити на великое княжество святыми бармами и царьским венцем" или его вариантами. Другая группа имеет восемь списков. Из них три не имеют заглавия, а пять списков выделяются по заголовку "Написание о царском венце, когда и како принесен бысть из Цариграда в Киев". Кроме списков этих двух групп имеются еще два списка, которые стоят несколько особо.

Первая группа по ряду признаков, в свою очередь, делится на три подгруппы.

Одна из подгрупп содержит больше всего списков - десять. Текст "Поставления" этой подгруппы кончается так же, как "Сказание" второй редакции, т. е. сообщением дат кончины и погребения Владимира Мономаха; за "Поставлением" следует чин венчания царство без указания в большинстве списков имени царя - только в двух случаях указано имя Федора Иоанновича.

Вторая подгруппа состоит из шести списков. В "Поставлении" данной подгруппы отсутствуют дополнительные сведения о Владимире Мономахе, которыми оканчиваются списки первой подгруппы; за "Поставлением", исключая один список, следует чин венчания на царство Ивана IV.

Третья подгруппа состоит только из четырех списков. Она очень близка ко второй, имеет такое же окончание, как и списки второй подгруппы. Отличие ее заключается в том, что в рукописях после "Поставления" следует не чин венчания, а краткие заметки о том, как состоялся обряд венчания Ивана IV.

Все списки первой подгруппы писаны почерком XVII или XVIII в. - иными словами они довольно поздние. Как уже было сказано, повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца в списках этой подгруппы кончается так же, как "Сказание" второй редакции. Заголовок повести такой же, каким отделен текст о мономаховом венце в "Сказании" второй редакции. Сравнение текстов второй части "Сказания" и этой повести подтверждает близость данной подгруппы "Сказанию" второй редакции. В отдельных списках имеются некоторые отступления от текста основного списка "Сказания" второй редакции, но незначительные. Во всяком случае они не дают права думать, что содержат текст, не близкий второй редакции "Сказания".

Списки "Поставления" рассматриваемой подгруппы по разночтениям в тексте могут быть условно разделены на два вида. Первый вид - списки Л, М, Н, О и отчасти П; второй вид - списки Р, С, Т, У и Э. Наиболее точно передают текст списки первого вида; в них текст более близок "Сказанию" второй редакции.

За основной список первой подгруппы принят нами список из собрания Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр Q.XVI 1.270 (Л). Рукопись, в которой находится список Л, писана скорописью XVII в. "Поставление" в ней находится на лл. 16-17 об. Этот список "Поставления" точнее Других списков данной подгруппы передает текст "Сказания" второй редакции. Расхождений у списка Л с основным списком (Х) второй редакции "Сказания" немного. Следует отметить, что большинство расхождений списка Л со списком X соответствует расхождениям, имеющимся у списка X с другим списком "Сказания" также второй редакции - Ч. Исходя из этого, можно думать, что текст списка Л создавался на основе списка, близкого списку Ч. Позднее в список Л были внесены поправки, которые хорошо видны: они надписаны над строками другими чернилами. К слову "Олег" сверху приписано "рязанский", над словом "Всеслав" (оставшимся незачеркнутым) надписано "Святослав".

Наиболее близок списку Л список Государственной Библиотеки им. В. И. Ленина из собрания Общества истории и древностей российских, № 16 (М). Рукопись писана почерком XVII в. Текст "Поставления" помещен на лл. 1-4 об. Заголовок написан киноварью. В списке есть некоторые пропуски, добавления и разночтения со списком Л.

Несколько более, чем список М, отличается от основного списка (Л) список Государственного Исторического музея из собрания Уварова, № 331 (Н). Рукопись писана почерком

XVIII в. "Поставление" помещено на лл. 1-10. В тексте повести есть также пропуски и расхождения с текстом основного списка.

Та же повесть находится в рукописи Государственного Исторического музея из собрания Музейного, № 3123 (О). Рукопись писана почерком XVII в. Заголовок повести несколько изменен: "1727 году марта 2, чин и поставление великих князей русских, откуду бо и како ставити на великое княжение святыми бармами и царьским венцем, глава 15". Заголовок писан почерком XVIII в., помещен он на л. 189 об., а текст повести начинается со следующего листа. Поэтому вполне вероятно предположить, что заголовок позднейшего происхождения.

Текст списка в целом полный, хотя имеются пропуски и некоторые отступления от основного списка, менее значительные, чем в списке Н.

Больше отличий от основного списка, чем все остальные списки данного вида имеет список Отдела древних рукописей Ленинградского отдела Института истории Академии Наук СССР из собрания Археографической комиссии, № 43 (П). Рукопись написана скорописью второй половины XVII в. "Поставление" находится на лл. 340-344 об. Текст неточный, есть много добавлений, пропусков и замен слов.

Имеется ряд списков повести этой же, первой подгруппы, которые объединяются одинаковыми разночтениями по сравнению с основным списком. Это списки Р, С, Т, У. Одинаковые разночтения говорят об общем их происхождении. Сравнение этих списков со списками первого вида показывает, что текст их менее близок "Сказанию" второй редакции.

Меньше всего отступлений в списках второго вида от текста основного списка наблюдается в списке Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр Q.IV.65 (Р). Рукопись писана скорописью конца XVII в. "Поставление" находится на лл. 1-4 об.

Три остальных списка второго вида (С, Т и У) имеют еще ряд общих отступлений от основного списка, кроме тех, которые имеет и список Р. Это список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр F.XVII.19 (С) (рукопись писана почерком начала XVIII в.; "Поставление" помещено на лл. 221-222 об.); список Государственного Исторического музея из собрания Уварова, № 11 (Т) (рукопись написана скорописью конца XVIII в.; "Поставление" помещено на лл. 1-3 об.) и список Государственного Исторического музея из собрания Музейного, № 3248 (У) (список написан почерком XVIII в.; "Поставление" помещено на лл. 121-123). Списки С, Т и У объединяются между собой и общими особенностями в заглавии ("О поставлении" вместо "Поставление" в остальных списках всей подгруппы).

Список У по большинству разночтений близок спискам С и Т. Разночтений, свойственных только списку У, немного. В то же время тексту этого списка близок текст, помещенный в VII томе "Древней Российской Вивлиофики" (Э)*. Можно даже думать, что текст списка У переписан именно отсюда, тем более, что в нем перед заголовком сказано: "Древняя Российская Вивлиофика, месяц февраль". Только в одном месте списка У есть несовпадение с данным списком. В напечатанном тексте перепутана дата: вместо "6633" написано "6733".

* (Древняя Российская Вивлиофика, ч. VII, М., 1788, стр. 1. - Разночтения этого списка, поскольку он издан, в нашей публикации текстов Не приводятся.)

После всех десяти списков "Поставления" рассмотренной подгруппы в рукописях следует "Чин и поставление на великое княжество сице бывает". В двух рукописях в чине венчания упоминается имя Федора Иоанновича, во всех же остальных помещен чин венчания без указания имени царя. Очевидно, "Поставление" первой подгруппы так же, как "Сказание" второй редакции, использовалось в виде вступительной статьи к чину венчания. При этом важно отметить, что в то время, как после двух списков "Сказания" второй редакции помещен чин венчания Ивана IV, ни в одном чине венчания, следующем за "Поставлением" рассматриваемой подгруппы, имя Ивана IV не упомянуто. В двух рукописях после "Поставления" помещен чин венчания Федора Иоанновича, во всех остальных - чин венчания без указания имени царя. Это означает, что текст чина венчания, которому предисловием служит "Поставление" первой подгруппы, составлялся для Федора Иоанновича, но не раньше. Можно думать, что когда составляли чин венчания Федора Иоанновича, то взяли за основу чин венчания Ивана IV с предисловием, которым служило "Сказание" второй редакции; в предисловии отбросили первую часть, где говорится о происхождении великих князей русских от кесаря римского Августа, и взяли только ту часть, которая имеет непосредственное отношение к вопросу венчания - о приобретении царского венца. Это нетрудно было сделать, так как рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царского венца в "Сказании" второй редакции был уже выделен особым подзаголовком: "Поставление великих князей русских, откуду бе и како начашася ставити на великое княжение святыми бармами и царскы венцем". Иногда, однако, перед чином венчания Федора Иоанновича помешается текст "Сказания" второй редакции.

Заголовок, того же типа, что и списки первой подгруппы, как уже сказано, имеют и некоторые другие списки повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца. Однако эти списки обладают своими особенностями, поэтому их приходится выделить в особую, вторую подгруппу. Списков второй подгруппы обнаружено шесть (А, Б, В, Г, Д и Е). Текст их во многом отличается от текста списков предыдущей подгруппы. Списки более древние, четыре писаны почерком XVI в., два - XVII в.

Тексты списков А, Б, В совпадают между собой почти полностью, разночтения незначительны. Список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр Q.1.214 (А), принятый за основной, и список Государственной Библиотеки им. В. И. Ленина из собрания Волоколамского монастыря, № 522 (Б), писаны почерком XVI в. Заголовки в обоих случаях написаны киноварью. Список А помещен в рукописи на лл. 367-370, список Б - на лл. 497-499. Список Государственной Библиотеки им. В. И. Ленина из собрания Музейного, № 587 (В), писан почерком XVII в. "Поставление" начинается с л. 135 об., заголовок написан киноварью.

Небольшие расхождения со списками А, Б, В имеет список Государственной Библиотеки им. В. И. Ленина из Фундаментального собрания, № 196 (Г). Сборник, в котором находится список Г, писан скорописью XVII в. Заглавие в этом списке, очевидно, появилось несколько позже, так как оно написано другим почерком; видно, что предварительно для него было оставлено место.

После текста "Поставления" в рукописи оставлено чистое место, а немного отступя, без заглавия начинается текст чина венчания на царство; в нем также оставлено место для заглавия, которое так и не было вписано.

Список. Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде, шифр F.IV. 155 (Д), хотя и написан почерком XVI в. и является довольно ранним, но имеет значительные расхождения с другими списками. Эти расхождения говорят против того, что его текст может считаться наиболее исправным. Заголовок в списке Д изменен: "Поставление на Русскую землю царей, отколе бе и как начашася ставити на великое княженье и царство начнут венчати святыми бармами и царьскым венцем".

Существенные расхождения с основным списком имеет и список Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Вяземского, шифр O.XXXIII (Е). Особенностью списка Е является то, что рукопись, в которой он содержится, представляет собой родословную книгу. Писана рукопись почерком XVI в.; "Поставление" начинается в ней с л. 84. В данном списке по сравнению со списком А есть пропуски и разночтения.

Во всех рукописях после текста "Поставления" второй подгруппы следует текст чина венчания на царство Ивана Грозного*, который открывается заглавием: "Чин и поставление на великое княжество сице бывает". Можно думать, что "Поставление" второй подгруппы появилось во время составления чина венчания Ивана Грозного, так как имеет назначение вступительной статьи к этому чину венчания. Но тогда возникает вопрос, в какой зависимости находится текст "Поставления" данной подгруппы от "Сказания" второй редакции, которая также является вступительной статьей к чину венчания на царство Ивана IV. Разобраться в этом вопросе поможет одновременное сопоставление текстов "Сказания" той и другой редакций и "Поставления" разбираемой подгруппы. Особенно ясно становится соотношение "Сказания" и "Поставления" при сравнении начала текста "Поставления" с соответствующими местами из "Сказания" первой и второй редакций.

* (Только после "Поставления" списка Е помещено краткое родословие великих князей русских, а не чин венчания.)

"Поставление" (список А) "Сказание" первой редакции (список Ц) Сказание" второй редакции (список Х)
Поставление великых князей русскых, откуду бе и како начашася ставити на великое княжество святыми бармами и царьскым венцем Поставление великих князей русских, откуду бе и како начашася ставити на великое княжение святыми бармами и царскы венцем
В лето 6496-е, а от великого князя Владимера четвертое колено князь Володимер Всеволодичь Манамах. Той убо Манамах прозвася от таковыя вины. Егда... ... в лето 6496. А от великого князя Владимира четвертое колено князь великий Владимир Всеволодич Манамах, правнук. Егда... В лето 6622 бысть сий князь великий Владимер Всеволодич Манамах, князь великий киевъский, правнук великого князя Владимера, крестившаго Русскую землю, от него же чьтвертое колено. Той бо Манамах прозвася от таковыа вины. Егда...

Сравнение текстов говорит о связи "Поставления" второй подгруппы одновременно с обеими редакциями "Сказания". Судя по началу текстов, "Поставление", которое открывается 6496 г., надо связывать со "Сказанием" первой редакции. Появление в "Поставлении" 6496 г. - года крещения Руси - ничем другим объяснить нельзя*. В "Сказании" первой редакции сразу после этого года, относящегося к упоминаемому ранее Владимиру Святославичу, следует текст, посвященный Владимиру Мономаху. В повести же, где о Владимире Святославиче совсем не говорится, эта дата ошибочно отнесена к Владимиру Мономаху и текст повести начат с нее. Поэтому можно думать, что вторая подгруппа повести не только связана с текстом "Сказания" первой редакции, но и непосредственно из него возникла.

* (Зависимость текста "Поставления" от "Сказания о князьях владимирских" отметил И. Н. Жданов в своем исследовании "Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских"", стр. 69-70.)

В то же время заголовок и ряд особенностей текста близки "Сказанию" второй редакции. Объяснить это можно только следующим образом. Из первой редакции "Сказания" была взята вторая часть, рассказывающая о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, и использована как вступительная часть к чину венчания на царство. Из "Сказания" был выделен только тот текст, который имел отношение к приобретению царского венца. К выделенному тексту был придуман заголовок: "Поставление великых князей русскых, откуду бе и како начашася ставити на великое княжество святыми бармами и царьскым венцем". Этот заголовок помещен и в тексте "Сказания" второй редакции перед рассказом о Владимире Мономахе. Если бы для "Поставления" брали текст из второй редакции, то никак не могли бы отнести дату "6496" к Владимиру Мономаху, так как в "Сказании" второй редакции она стоит до подзаголовка. После же подзаголовка рассказ начинается, как и в "Поставлении", тоже датой, отнесенной к Владимиру Мономаху, но другой - "6622". Таким образом, можно говорить о выделении "Поставления" из "Сказания" первой редакции и о появлении "Сказания" второй редакции уже после составления "Поставления" второй подгруппы.

Выделенный текст из "Сказания" должен был служить введением, которое исторически обосновывало бы чин венчания на царство, носивший название: "Чин и поставление на великое княжество сице бывает". Связь между чином и введением отчасти видна уже по заголовкам - в обоих случаях упомянуто слово "поставление".

Назначение "Поставления" как вступительной статьи к чину венчания подчеркнуто некоторыми особенностями его текста. Главными атрибутами венчания были венец и бармы. Они упомянуты в заголовке "Поставления", а в самом тексте рассказано о приобретении их. В "Сказании" первой редакции название бармы не употребляется, вместо этого слова там говорится об ожерельи. В "Поставлении" дано разъяснение, что ожерелье иначе называется бармами.

Таким образом, вторая подгруппа повести дает возможность не только установить, в какой зависимости находится повесть от первой и второй редакций "Сказания", но и решить вопрос, какая из редакций "Сказания" была первоначальной.

Выясняется следующее. Первоначально появилось "Сказание" первой редакции (до 1547 г.); из него незадолго до венчания на царство Ивана IV была выделена повесть и использована при составлении чина венчания. Позже была создана вторая редакция "Сказания", которая, как и повесть, служила вступительной частью к чину венчания на царство. Вторая редакция создавалась из первой, но испытала на себе влияние и "Поставления". Кроме того, текст "Сказания" был пополнен некоторыми добавлениями о Владимире Мономахе. Были несены две даты - дата вокняжения Владимира Мономаха и дата смерти - и указано место его погребения. 6496 г. в "Сказании" второй редакции, так же как и в "Сказании" первой редакции, был правильно отнесен к Владимиру Святославичу.

Очень близка к только что рассмотренной подгруппе повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца небольшая третья подгруппа, представленная всего четырьмя списками*. Заголовок в этих списках того же типа, что и в списках предыдущей подгруппы. Текст в основном совпадает с текстом второй подгруппы, но в нем есть небольшие отступления. Помимо разночтений, свойственных отдельным спискам данной подгруппы, обращают на себя внимание разночтения, характерные одновременно для большинства списков. Например:

"Поставление" второй подгруппы (список А) "Поставление" третьей подгруппы
аз мал есмь аз млад есмь (КИЖ)
князь великий Олег князь великий Олег рязанский
(ЗИЖ, сходно в списке К)
животворящиа Троица живоначалныа Троица (КИЖ)
воеводы благоискусны и благоразсудны воеводы благоразумные (КИЖЗ)
божиею волею с нашим повелением Нет (ЗИЖ)
и иных своих благородных. От своея же царьскыя выя. Нет (КИЖЗ)

* (1) Рукоп. ГПБ, собр. Софийск. библ., № 1516, лл. 51 об. - 54, полуустав конца XVI в. (Ж); 2) рукоп. ГИМ, собр. Вострякова, № 1258, лл. 146 об. - 148, полуустав конца XVI в. (З); 3) рукоп. БИЛ, собр. Ундольского, № 610, лл. 11-13, скоропись начала XVII в. (И); 4) рукоп. ГПБ, Q.XVII.67, л. 20-20 об., скоропись начала XVII в. (К).)

Из сравнения текстов видно, что расхождений между второй и третьей подгруппами немного. Во всех списках третьей подгруппы к словам "князь великий Олег" ошибочно добавлено "рязанский". Чем вызвано появление этого добавления, сказать трудно. Можно предположить, что писец, когда переписывал текст, внес такое разъяснение, будучи знаком со "Сказанием о Мамаевом побоище", но слабо знал исторические события и поэтому ошибся. Во всяком случае добавление слова "рязанский" подчеркивает связь четырех списков между собой.

Выделить эти списки в особую (третью) подгруппу заставляет следующее. После списков "Поставления" второй подгруппы помещен текст чина венчания Ивана Грозного. Здесь же после "Поставления" следует текст, который начинается словами: "В лето 7055-е генвар в 16 день божиею милостию и богородицы и креста господня и небесных сил молитвами венчася царь и великий князь Иван Васильевич..."*. Этот текст представляет собой краткое изложение того, как происходило венчание на царство Ивана Грозного. По характеру записи можно сказать, что изложение сделано вскоре после венчания. Запись составлена, по всей видимости, очевидцем, который пишет, что венчал Ивана IV на царство Макарий, перечисляет, где осыпал его золотом и серебром Георгий Васильевич, сообщает, что затем "царь веле пир сотворити на митрополита и на браты и на освещенный собор".

* (Рукоп. ГИМ, собр. Вострякова, № 1258, л. 148.)

Данные записи летописного характера в одних списках более подробны, в других - менее. В списке Ж они кончаются описанием пожара летом 1547 г. в Москве*.

* (Те же заметки помещены в летописи, которая находится в Государственной Библиотеке им. В. И. Ленина, собр. Музейное, № 10255. Рукопись писана скорописью XVII в. На л. 50 сказано о венчании Ивана IV на царство. Летопись обрывается рассказом о пожаре в Москве.)

Если эти записи были сделаны вскоре после венчания Ивана IV, то они подтверждают мысль, что "Поставление" в таком виде, как оно представлено во второй подгруппе, т. е. в сочетании с чином венчания Ивана IV, было составлено незадолго до венчания, - в момент составления чина венчания.

Повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца известна и под другим названием: "Написание о царском венце, когда и како принесен бысть из Царяграда в Киев". Под таким заглавием повесть дошла до нас в пяти списках*. Все списки довольно поздние - писаны в XVII в., помещены в сборниках различного содержания. Проследить в этих сборниках связь повести с другими текстами, как это сделано для предыдущей группы списков, нельзя.

* (1) Рукоп. ГИМ, собр. Забелина, № 439, лл. 36-38, почерк второй половины XVII в.; 2) рукоп. ГИМ, собр. Уварова, 7, F°, лл. 629-630, почерк конца XVII в.; 3) рукоп. ГПБ, собр. Погодина, № 1576, лл. 147-150, почерк XVII в.; 4) рукоп. БАН, текущ поступл., № 496, лл. 432 об., почерк конца XVII в.; 5) рукоп. БАН, собр. Археолог, инст., № 44, лл. 165-167 об., почерк второй половины XVII в.)

Тексты "Написания" и "Поставления", после которого идет чин венчания Ивана IV, близки между собой, хотя некоторые несовпадения имеются. Думаю, что текст "Написания" был создан на основе "Поставления" второй подгруппы, причем были внесены некоторые изменения в отдельные фразы, вероятно на основании "Послания" Спиридона-Саввы, о котором будет сказано ниже. Рассказ под названием "Написание" имел, очевидно, в XVII в. назначение самостоятельной повести. Происхождение его выясняется на основании других списков повести, в которых заглавие отсутствует.

Тот же самый текст повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, который известен под заголовком "Написание", содержится в ряде рукописей, не имея заглавия*. В этих рукописях вслед за повестью рассказывается о венчании на царство Ивана IV, коротко описывается царское место в Успенском соборе и сообщается дата, когда оно было сделано.

* (1) Рукоп. ГПБ, собр. Соловецк. монастыря, № 962, лл. 417-419, скоропись первой половины XVII в.; 2) рукоп. ГПБ, собр. Погодина, № 1567, лл. 107 об. - 109, скоропись XVI в.; 3) рукоп. БИЛ, собр. Ундольского, № 373, лл. 316-319 об., полуустав конца XVI - начала XVII в.)

Текст повести, о которой идет речь, полностью совпадает с текстом, помещенным на дверцах царского места в Успенском соборе*. Безусловно эта повесть создавалась именно для царского места и, следовательно, не позже 1551 г., когда царское место было сделано. Список из собрания Ундольского содержит не только повесть, текст которой помещен на дверцах, но и подписи к изображениям событий, связанных с приобретением венца, на том же царском месте.

* (Время устройства царского места впервые установил И. Е. Забелин, основываясь на записи в рукописи из собрания Погодина, № 1567 (И. Е. Забелин. Археологическая находка. Москвитянин, 1850, июнь. № 12, кн. 2, раздел "Наука и жизнь", стр. 53-56).)

В повести, вырезанной на дверцах царского места, рассказ начинается сходно с "Поставлением", после которого следует чин венчания Ивана IV: "В лето 6496, а его великаго и блаженнаго князя Владимира четвертое колено правнук его князь великий Владимир Всеволодович Манамах...". Иными словами - текст оторван от того места, где говорится, что Владимир Святославич крестил Русскую землю. С такой ошибкой рассказ не мог быть заимствован из "Сказания" второй редакции. Можно думать, что вторая редакция "Сказания" возникла позже появления этого текста, следовательно, после 1551 г.

Итак, появление данного варианта повести обусловлено подготовкой текста для царского места, поэтому у него и отсутствует какое-либо название. Оно было приписано к тексту значительно позже. Это подтверждается списками повести с названием "Написание": все они писаны почерком уже XVII в.

Текст варианта повести, возникновение которого связано с устройством царского места, содержат еще две рукописи*.

* (1) Рукоп. ГПБ, собр. Погодина, № 1615, лл. 224 об. - 226 об., скоропись первой половины XVII в.; 2) рукоп. ГИМ, собр. Музейное, № 3726, лл. 38-39 об., скоропись второй половины XVI в. (рукопись 1577-1578 гг.).)

Особенностью первой из них является то, что повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца помещена в ней под заглавием "О шапке Маномахове". После повести следует текст под названием "Сия азбуки истолкованыя святыми отцы и святыми апостолы и святыми пророки сложены", который ни к чину венчания, ни к царскому месту отношения не имеет.

Во второй рукописи повесть не имеет никакого заголовка. Содержание рукописи следующее: Судебник 1550 г. (лл. 6-33 об.); рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царского венца (лл. 38-39 об.); "Чин поставления на великое княжение" Дмитрия Ивановича, внука Ивана III (лл. 40-44 об.). Особенностью данной рукописи является то, что после рассказа о Владимире Мономахе следует чин поставления Дмитрия Ивановича. Этот единственный случай сочетания текста повести с чином Дмитрия Ивановича не может поколебать сделанный ранее вывод о том, что рассматриваемый вариант повести появился около 1551 г. Кроме сочетания рассказа о Владимире Мономахе с чином Дмитрия Ивановича в этой рукописи у нас нет иных данных, которые говорили бы о возникновении повести в связи с составлением чина поставления Дмитрия Ивановича. Подобное сочетание в данной рукописи объясняется особым интересом ее составителя к теме венчания вообще. Рукопись составлена, видимо, в 50-х годах, так как перед рассказом о приобретении Владимиром Мономахом царского венца помещен текст того же времени - Судебник 1550 г. В 50-х же годах интерес к теме венчания понятен.

Повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца в дальнейшем, в XVII в. и позже, была подвергнута значительным изменениям. В пересказах этой повести в Густынской летописи и Синопсисе имя Константина Мономаха было заменено Алексеем Комниным*. Составители летописи в XVII в. заметили, что время царствования Константина Мономаха и княжения Владимира не совпадают, поэтому и была произведена ими такая замена. Этот же пересказ встречается и как самостоятельное произведение. В рукописи XVIII в. он находится под таким названием: "О сем откуду российским самодержцы венец царский на себе носити начата"**. В конце повести указано, что в некоторых летописях говорится о присылке регалий Константином Мономахом, но годы правления и жизни Константина Мономаха не совпадают с годами жизни Владимира Мономаха, поэтому надо считать, что регалии прислал Алексей Комнин***.

* (И. Н. Жданов. Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских", стр. 63-64.)

** (Рукоп. БАН, текущ. поступл., № 496, лл. 287-289 об., писана в 1713 г.)

*** (О приобретении регалий Владимиром Мономахом от Алексея Комнина сказано в рукоп. ГПБ, F.XVII.35, л. 23 об., скоропись XVIII в.)

И. Н. Жданов объяснил появление другой переработки повести, в которой говорится не только о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, но и о дальнейшей его судьбе*. Венец после Владимира Мономаха должен был храниться и передаваться из рода в род великих князей русских до появления "царя, истиннаго самодержца". Тексты этого варианта повести находятся в сборниках, писанных почерком второй половины XVII в.**.

* (И. Н. Ж данов. Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских", стр. 113-115. - И. Н. Жданову текст повести известен был по рукописям: ГИМ, собр. Синод., № 365 и ГПБ, Q.XVII.71.)

** (К известным И. Н. Жданову спискам повести можно добавить: 1) рукоп. БАН, № 16.17.28, лл. 80 об. - 156, почерк последней четверти XVII в.; 2) рукоп. ГИМ, собр. Синод., № 964, лл. 185-257, почерк XVII в.; 3) рукоп. ГИМ, собр. Вострякова, № 925, лл. 236-306 об., почерк XVII в.; 4) рукоп. ГИМ, собр. Музейное, № 1640, л. 14, почерк XVII в.)

Повесть носит характер летописных заметок. После рассказа о расселении славянских племен и Гостомысле, она коротко передает события из русской истории. Дальше говорится о Владимире Мономахе, и в этой части летописных заметок изложен рассказ о приобретении Мономахом царского венца. Рассказ кончается не только сообщением о смерти Мономаха, но и о передаче им царского венца вместе с завещанием одному из своих сыновей. Далее в повести прослеживается линия передачи венца от одного князя к другому до Василия III. О нем сказано как о первом из князей, венчавшихся на царство, а уже затем говорится о венчании Ивана IV.

Почти во всех рукописях летописные записи оканчиваются временем Алексея Михайловича. Очевидно, вариант повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца с передачей его из рода в род русскими князьями появился в царствование Алексея Михайловича.

Списки из собраний Вострякова, № 925, и Музейного, № 1640, не содержат полного текста летописных заметок. В рукописи из собрания Вострякова недостает начала: повесть начинается с середины фразы о том, как Владимир советуется со своими боярами: "князья Олег, Игорь, Святослав, Владимир, Всеволод годовые дани имели". Второй список начинается непосредственно с Владимира Мономаха и затем сразу говорится о венчании на царство Василия III и Ивана IV. Этим рассказ и заканчивается.

Особенностью текста повести, читающегося в рукописи Публичной библиотеки, шифр F.IV.244, является то, что в нем, как и в Густынской летописи, говорится о присылке венца Владимиру Мономаху не Константином Мономахом, а Алексеем Комниным. В то же время при дальнейшем изложении повести рассказано о передаче венца Владимиром Мономахом своему сыну с завещанием хранить его. Таким образом, в этом списке механически соединены вместе два варианта текста повести, возникшие в XVII в.

Рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царского венца был присоединен также к "Повести о Вавилоне" и, очевидно, также в XVII в*.

* (И. Н. Жданов. Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских", стр. 52-54. - К известным И. Н. Жданову рукописям можно добавить еще одну: рукоп. ГИМ, собр. Барсова, № 1450, лл. 160-165 об., скоропись последней четверти XVII в.)

Таким образом, в большей или меньшей степени, восстановлена картина появления различных видов повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, установлена их зависимость, обстоятельства появления и время.

Еще раз подчеркнем, что сопоставление повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца с той и другой редакциями "Сказания" свидетельствует о том, что первоначально была создана та редакция, которая у нас обозначена как первая, затем, между 1547 и 1551 гг., появилась повесть*, а уже после нее возникла вторая редакция "Сказания".

* (В данном случае мы не имеем в виду повесть, возникшую на основании второй редакции "Сказания", и дальнейшие переработки повести.)

Последовательность появления первой и второй редакций "Сказания" выявлена на основании сравнения текстов "Сказания" с разновидностями повести о приобретении царского венца. Для дальнейшего же уточнения времени появления первой редакции "Сказания" поможет сравнение ее с "Посланием" Спиридона-Саввы.

* * *

И. Н. Жданов считал "Послание" Спиридона-Саввы производным из "Сказания", хотя полагал, что в некоторых случаях "Послание" передает текст "Сказания" правильнее, чем дошедшие до нас списки самого "Сказания".

Как мы увидим в дальнейшем, произведение Спиридона-Саввы не ограничивалось только той его частью, которая в исследовательской литературе принималась за "Послание". Однако, до того как мы это докажем, будем рассматривать "Послание" в его традиционно определяемом составе. В этой его части "Послание" Спиридона-Саввы рассказывает о том же, что и "Сказание о князьях владимирских", но текст его несколько шире. "Послание" имеет небольшое вступление, где Спиридон сообщает о себе и о том, что ему дано было задание, которое он выполнил в своем произведении. Конец "Послания" написан как заключение ко всему изложенному в нем.

И. Н. Жданову был известен один список "Послания" Спиридона-Саввы из собрания Погодина, № 1567. В дополнение к этому списку нам удалось обнаружить еще два. Все списки "Послания" находятся в рукописях, которые писаны почерком второй половины XVI в.

Лучший список "Послания" находится в сборнике Государственного Исторического музея из собрания Синодального, № 791. Сборник состоит из ряда статей, по преимуществу посланий, писан разными почерками. Начало "Послания" помещено на лл. 154-157 об., продолжение же - на лл. 110-119 об. Текст "Послания" расположен в сборнике так, очевидно, потому, что при переплетении были перепутаны листы. Сразу после "Послания", с той же строчки и тем же почерком начинается родословие литовских князей. "Послание" написано скорописью середины или третьей четверти XVI в. Водяной знак - ваза с цветком.

Второй список помещен в сборнике Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Погодина, № 1567. Сборник состоит из ряда рукописей. "Послание" написано скорописью XVI в. Текст "Послания" начинается сверху л. 95. Он не окончен и обрывается на л. 104 об. На л. 105 окончание текста "Послания" приписано П. М. Строевым, но по сравнению с предыдущим списком в этой приписке есть пропущенные фразы. После этого текста с л. 107 об. говорится о венчании на царство Ивана IV и о царском месте, но почерк этой части рукописи уже другой.

Третий список хранится в Библиотеке Академии Наук СССР, шифр 34.2.31, в сборнике, где имеется Софийская первая летопись. Сборник писан полууставом второй половины XVI в. "Послание" начинается сверху л. 74, открывается оно словами: "От некыи прежних лет...". Кончается "Послание" на л. 79, и сразу после него, с той же строчки, начинается родословие литовских князей, которое заканчивается на л. 82 об. Можно утверждать, что весь текст, включая родословие литовских князей, переписывался как единое произведение. Текст этого списка очень неточный и имеет много пропусков. Писец не разобрал почерка того списка, с которого переписывал, и оставлял для непонятных слов чистые места. В дальнейшем их пытались заполнить. Отдельные слова и фразы вставлены почерком, близким почерку рукописи, но чернилами, несколько иными, чем те, которыми писана рукопись. В другой раз пробелы заполнялись чернилами с красноватым оттенком, почерком, немного отличающимся от почерка рукописи. В третий раз исправления сделаны небрежным почерком, который резко отличается от почерка рукописи. И все же в результате в тексте осталось много незаполненных мест. Кроме того, текст этого списка имеет некоторые расхождения с текстами предыдущих списков. Там, где рассказывается об Александре Македонском и его происхождении, внесены изменения, имеется добавление о Ромуле - в двух других списках Ромул не упоминается. Иначе, чем в предыдущих списках, сказано о Василии III, но в данном случае смыслового расхождения с ними нет, а скорее произведена перестановка фраз. Третий список стоит несколько обособленно. Ближе между собою два первых списка: смысловых расхождений между ними нет. Третий же список имеет и смысловые отличия от предыдущих двух, и много пропусков.

Из вышеизложенного ясно, что основной список должен быть выбран из двух первых. В списке из собрания Погодина, № 1567, "недостает конца, поэтому, естественно, что основным надо считать список из собрания Синодального, № 791.

Текст Погодинского списка, как уже было сказано выше, не дописан до конца. На основании его мы не можем судить о том, чем заканчивалось "Послание". В двух других списках сразу же после "Послания", с той же строки, идет родословие литовских князей. Это не случайно, если примем во внимание, что после "Сказания" первой редакции по большей части также следует родословие литовских князей. "Послание" кончается словами: "Не просто бо глаголем государей наших поколениство, благочестиа удеръжавших православныя веры, дом бо их начяток от Месрема, внука Ноева. Претече же ныне до великого князя Василиа Ивановичя, волнаго самодржъца и царя, лег 4 (тысячи) осмьсот. А царству их начяток от Сеостра, начялнаго царя Египту, и от Августа, кесаря римска и царя, сей бо Август пооблада вселеною. И сиа о сих известна суть"*. Далее же следует как бы продолжение мысли: "А иже рече о вчинении родов литовскаго княжества". О родословии великих князей русских сказано в заключении: "И сиа о сих известна суть"; сходный оборот читается и после изложения родословия литовских князей: "Сия о сих родов предложениа". А несколькими строчками выше сказано: "Сиа о сих та известа суть бо". Слова "сиа о сих..." в текстах того и другого родословия встречаются довольно часто: манера возвращаться после отступления к основному изложению одна и та же. Эта стилистическая особенность говорит за то, что автором того и другого родословия было одно и то же лицо. Кроме того, оба родословия построены по одному плану. После каждого из родословий, рассказывающих о происхождении князей, подведен итог: в первом случае дано сжатое изложение взгляда на происхождение русских князей, такой же итог подведен и к происхождению князей литовских. Имея в виду все сказанное, можно думать, что родословие литовских князей входило в "Послание" Спиридона-Саввы как его вторая часть.

* (Рукоп. ГИМ, собр. Синод., № 791, л. 113-113 об.)

Текст первой части "Послания" во многом совпадает со "Сказанием о князьях владимирских". Возникает вопрос о взаимоотношении этих памятников. Особенно близко "Посланию" "Сказание" первой редакции. Кроме рассказа о происхождении русских князей от Августа римского и о добывании царского венца Владимиром Мономахом в них содержится рассказ об отпадении римской церкви. После "Сказания" первой редакции в рукописях обычно следует текст родословия литовских князей, соответствующий второй части "Послания".

Для того чтобы установить зависимость между этими памятниками, прежде всего надо сравнить их между собой. При сопоставлении текстов "Послания" Спиридона-Саввы и "Сказания" первой редакции отметим расхождения только самые для нас существенные.

Сравним между собой начало текстов "Сказания" первой редакции (собр. Волоколамск, монастыря, № 572) и "Послания" (собр. Синод., № 791 )*.

* (Расхождения текстов выделены курсивом.)

"Сказание" "Послание"
Сказание о великих князех еладимерских великиа Русия. От история Ханаонава и предела, рекома Арфаксадова, перваго гына Ноева, рожьшагося по потопе. По отца своего Ноя благословению разделися вся вселенная на три чясти трем сыном его: Симу, Хаму и Афету. Извержеся от нерадениа Хам от oблагословенна отца своего Ноя, зане не покры наготы отца своего Ноа, упившася вином. Егда истрезвися Ной от вина и вразуме, елико сътвори ему сын его меньший, и рече: "Проклят буди Хам, да будет раб братома своима". И благослови дву сынов своих Сима и Афета, иже покрыта наготу отца своего опаки зрящи, наготы же не видеша. И благослови Симова сына Арфаксада, яко да вселится в пределех Ханаоновых. И родишася ему две близняте: первому имя Мерсем, второму Хус, - сии начялницы Египту. О святем дусе, Спиридон рекомый, Сава глаголемый, сынови смирениа нашего имя рек радоватися, аще ты в потребу молитва смирения нашего с благословением. Слышание мое, еже потребовал еси от нас своим писанием и нашими чернецы, ищючи от нас некыи прежних лет ото историкиа Ханаонова предела, рекомо ото Арфаксадова, перваго сына Ноева, рождшегося по потопе. По отца своего Ноя благословению разделися вселеная на три чясти трием его сыном: Симу, Хаму и Афету. И извержеся от небрежения Хам благословенна отца своего Ноя, бо зане не покры наготы отца своего, упившеся вином. И истрезве Ное от виннаго вкуса, своих двоих сынов Сима и Афета благослови, иже покрышя наготу срамоты его своима рукама, опакама не зряще стыдениа отца своего Ноя; благослови же и четвертаго сына своего Арфаксада вселитися в Ханаоновых пределех. И родиша ему две близняте: первому имя Месрем, второму Хус, - сии началницы Египту.

В результате сравнения этих отрывков получается: в "Сказании" Мерсем и Хус - сыновья Арфаксада, сына Сима, в "Послании" же Мерсем (Месрем) и Хус - сыновья Арфаксада, сына Ноя. Или в "Сказании", или в "Послании" текст не верен. По-разному сказано и дальше - о потомках Мерсема:

"Сказание" "Послание"
... Мерсу же умножишася племена даже до сей страны. ... Месрему же умножишася по колену племена даже до Сеостра.

Приведенная фраза в "Сказании" означает, что потомки Мерсема распространились на восток до Индии. В "Послании" смысл иной: здесь говорится о продлении рода до Сеостра, и мысль эта будет повторена в дальнейшем тексте "Послания". Что в "Послании" смысл более точен, будет видно из дальнейшего текста.

"Сказание" "Послание"
И воста некий начялник того же Рода именем Фарис в Калаврийских странах и созда град во имя свое именем Арфакса. Правнук же его именем Гайдуварий, сей первый написа астрологию в Асирии в пределех Симовех, и по сем Сеостр. Сей же Сеостр первее всех на земли въцарися в Египте... И вста некый началник из рода того имянем Фарсис в Калаврийскых странах и създа град в има свое. Имяше же и Сим, сын Ноев, сын имянем Арфаксад. От его же рода правнук его имянем Гандува-рий, сей первее написа астрономию в Асирии в пределех Симовех прародителя своего. Сеостр первее всех на лици всея земля въцарися в Египте...

В приведенном тексте "Сказания" есть противоречия. Фарис создает град "во имя свое" - Арфакса. Кроме того, в "Сказании" отсутствует фраза об Арфаксаде, сыне Сима, поэтому Гайдуварий оказывается правнуком Фариса, а не Арфаксада, как сказано в "Послании". При этом о Гайдуварий говорится, что он написал "астрологию" "в пределех Симовех", в то время как он по тексту "Сказания" является выходцем из рода Афета. После упоминания о Гайдуварий сообщается, что Сеостр "первее всех на земли въцарися в Египте". Однако до этого "начальником Египта" назван Мерсем, который происходил из рода Арфаксада, сына Симова. Сеостр же в "Сказании" выведен из рода Афета. В самом начале "Сказания" дано обещание рассказать от "предела, рекома Арфаксадова, перваго сына Ноева, рожьшагося по потопе", в изложении же "Сказания" предел этот отсутствует совершенно, а египетские правители выведены не из этого предела, а от Афета.

Между тем, в "Послании" рассказ о расселении племен и перечисление родов противоречий не содержат. Рассказ о племени Афета кончается на Фарсисе. Далее говорится о племени Сима - у Сима был сын Арфаксад, правнуком которого был Гайдуварий. Поэтому понятна фраза о том, что Гайдуварий написал "астрономию" "в пределех Симовех". На этом кончается рассказ о Симовом пределе, далее говорится о Сеостре. Ранее упоминалось, что он происходил от Месрема. Поэтому понятна фраза о том, что Месрем "началник Египту". Спиридон, таким образом, в "Послании" ведет изложение вполне последовательно и выполняет обещание, данное в начале, - рассказать от "предела, рекомо ото Арфаксадова, перваго сына Ноева".

Исходя из текстов обоих произведений, для наглядности можно составить таблицу генеалогических и территориальных взаимоотношений потомков Ноя (стр. 62-63), которая покажет последовательность изложения текста в "Послании" и путаницу в "Сказании".

Таблица показывает, что в "Послании" потомки Ноя расселены по пределам в соответствии с их генеалогическими связями.

Таблица генеалогических и территориальных взаимоотношений потомства Ноя в 'Послании' Спиридона-Саввы и в 'Сказании о князьях владимирских'. Сплошные линии означают распределение потомства в 'пределах' Сима, Хама и Афета; прерывистые линии означают генеалогические связи потомства Ноя
Таблица генеалогических и территориальных взаимоотношений потомства Ноя в 'Послании' Спиридона-Саввы и в 'Сказании о князьях владимирских'. Сплошные линии означают распределение потомства в 'пределах' Сима, Хама и Афета; прерывистые линии означают генеалогические связи потомства Ноя

В "Сказании" же потомки Сима оказываются в пределах Хама, потомки Афета сначала попадают в предел Сима, а затем Хама.

Путаница в тексте "Сказания" происходит от того, что сын Ноя Арфаксад назван сыном Сима. В "Сказании" Ной передает пределы Хама не своему сыну Арфаксаду, а сыну Сима с таким же именем. От этого получились и дальнейшие несоответствия в тексте.

Чем объяснить такое количество противоречий в тексте "Сказания"?

И. Н. Жданов, сравнивая тексты обоих произведений и вступление к родословию великих князей русских, пришел к выводу, что первоначальный текст читается в "Сказании". Он видел, что в "Сказании" текст вначале искажен, и считал, что Спиридон-Савва, заметив эту порчу текста и желая внести исправления, ввел четвертого сына Ноя Арфаксада*.

* (И. Н. Жданов. Повести о Вавилоне и "Сказание о князех владимирских", стр. 78.)

Однако это рассуждение И. Н. Жданова несостоятельно. Он не заметил всех ошибок, которые происходят от того, что в "Сказании" отсутствует четвертый сын Ноя Арфаксад. Вплоть до Птоломея в "Сказании" встречаются противоречия в тексте. Трудно себе представить, чтобы первоначальный текст или тот текст, с которого списывал Спиридон-Савва "Послание", имел такое количество ошибок, а тот, кто переделывал это произведение, исправил его с такой точностью и последовательностью. На деле было, конечно, обратное. Новый редактор, переделывая Спиридоново "Послание", усомнился в существовании сына Ноя Арфаксада и превратил его везде в сына Сима, в результате чего в "Сказании" произошла дальнейшая путаница. Эту же путаницу подтверждает и наличие фразы в начале текста "Сказания": "От история Ханаонова и предела, рекома Арфаксадова, перваго сына Ноева, рожьшагося по потопе". В "Сказании" эти слова не имеют смысла, так как изложение "Сказания" им не следует, в "Послании" же они логично входят в первую фразу, где говорится, что от Спиридона потребовали изложения событий от "историкиа Ханаонова" и подтверждаются всем ходом изложения "от предела Арфаксадова". В "Сказание" эта фраза попала потому, что составитель "Сказания" механически отбросил только самое начало текста, где Спиридон говорил о себе. Спиридон же изложил события последовательно от Ноя и его сына Арфаксада к египетским правителям, от них к Риму, через Пруса до русских князей. Заканчивая изложение родословия русских князей, Спиридон дает обобщение своему рассказу: он пишет, что ведет свой рассказ "ото историкия Гандуария некоего имянем от рода Арфаксадова" и что дом русских государей ведет свое начало от Месрема, внука Ноева, что царству их "начяток" от Сеостра - первого царя Египта и от Августа кесаря.

Приведенное сравнение текстов "Послания" и "Сказания" Дает возможность думать, что в "Послании" текст более верный, а "Сказание" представляет собой переделку текста "Послания".

Проследим и дальше существенные отличия между текстами "Сказания" и "Послания". Несколько по-разному сказано об Александре Македонском и о роде Птоломеев.

"Сказание" "Послание"
Сей вторый пооблада вселенною лет 12, и всех лет живота его 32, скончася и предаде Египет ряднику своему Птоломею Сей второе пооблада вселеною; жыт же Александр 30 лет и скончяся и предаде Египет ряднику своему Птоломею. И от Птоломея Заечичя до Птоломеа Прокоженаго премину во Египте Птоломеев 21.
От Александра Макидонъскаго до Птоломеа Прокаженаго премину Птоломеев 22.

Последующее текстологическое сопоставление также свидетельствует о различиях текстов "Послания" и "Сказания". В "Послании" нет дат разделения вселенной Августом и крещения Руси Владимиром. В "Сказании" даты эти вставлены, причем там, где добавлено об Августе, произошло повторение - два раза говорится о том, что Август направился в Египет. Вставка сделана явно неудачно - редактор, очевидно, преследовал цель ввести дату пребывания Августа в Египте.

"Сказание" "Послание"
И пришед Август, взят Египет, и уби зятя своего Антонина, сам седе в Египте. Взят же и Клеопатру царицу... И прииде Август на Египет и убит зятя своего бывшаго Антонина, а сам оста на Египте. Взят же и Клеопатру царицу...
... и рядостне въскликнушя велиим гласом: "Радуйся, Августе, царю римъский и всеа вселенныа!". И радостне вси въскликнушя велиим гласом: "Радуйся, Августе, царю римский всея вселенныя!".
В лето 5457 Августу, кесарю римъскому, грядущу в Египет с своими ипаты, яже бе власть египетъская рода суща Птоломеева. И срете его Ирод Антипатров, творя ему велие послужение вой и пищею и дарми. Предаде же бог Египет и Клеопатру в руце Августу. Август же нанят дань покладати на вселенней. Постави брата своего Патрикиа царя Египту; Августалиа, другаго брата своего, постави Александрии властодержца; Ирода же Антипатрова Асколонитянина за многия ради его почести постави царя над июдеи в Иерусалиме... Август же начят ряд покладати на вселеную. Постави брата своего Патрикиа царя Египту; и Августалиа, брата своего, Александрии властодержьца постави; и Киринен Сирии властодержьца положи; и Ирода Антипатрова от Аманит за многия дары и почтенна постави царя еврейска в Ерусалиме...
А великого князя Рюрика четвертое колено великий князь Володимер, иже просветил Русьскую землю святым крещеньем в лето 6496. И от великаго князя Рюрика четвертое колено князь великий Володимер, просветивый землю Русскую святым крещением, нареченный в святом крещении Василие.

В "Сказании" отсутствуют слова "и Киринея Сирии властодержъца положи". Почему они не попали сюда, объяснить трудно. Очевидно, эти слова были случайно опущены при составлении текста "Сказания".

В "Послании" рассказ об отпадении римской церкви приведен в середине текста. Он сливается с основным текстом, так как объясняет затруднительное положение Константина Мономаха: в то время, как на Константина шел войной Владимир, в Константинополе решался вопрос об отпадении римской церкви; и хотя рассказ об этом уводит немного в сторону от основных событий, вставлен он уместно. В "Сказании" по сравнению с "Посланием" рассказ об отпадении римской церкви изложен сокращенно. Помещен он в конце "Сказания" и логически с остальным повествованием не связан, его легко убрать, не меняя ничего в остальном тексте. В середине же текста, после того как был изъят подробный рассказ об отпадении римской церкви, сделано добавление - говорится о том, что Константин Мономах вел борьбу с персами и латинянами.

"Сказание" "Послание"
... и плениша я доволно, и возвратишася с многим богатеством. ... и пленишя ю доволно, и възвратишяся со многим богатством в здравии мнозе въсвояси. И сиа о сих тако
Тогда бе в Цариграде благочестивый царь Констянтин Манамах, и в то время брань имея с персы и с латыною. И съставляет совет мудре и царьски... В та бо времена бе лето 6 (тысяч)ное 553 отвержеся Рим, и испаде папа Формос от веры...
единосущна бо есть Троица: отець, и сын, и святы дух. И сиа о сих; мы же пакы на предлежащее пойдем.
Царь же боголюбивый Костянтин Манамах съставляет съвет...

Расхождения между "Сказанием" и "Посланием" имеются и в перечислении даров от Константина Мономаха. Слово "кация" было заменено словом "чепь". Перечисление даров было сокращено, упоминания о "ливане" и "измирне" в "Сказание" не внесены.

"Сказание" "Послание"
От своея же выя снемлет животворящий крест от самого животворящаго древа, на нем же распятся владыка Христос. Снемлет же от своея главы венець царьский и поставляет его на блюде злате. Повелевает же принести крабьицу сердоликову, из нея же Август, царь римъский, веселяшеся, и ожерелье, иже на плещу своею ношаше и чепь от злата аравьска исковану и ины многи дары царьскиа. И от своея выя приемлет животворящий крест от самаго животворящего древа, на нем же распятся владыко Христос. Снемлет же от своея главы и венец царьскы и поставляет его на блюде злате. Повелевает же принести и крабицу сердаликову, из нея же Август, кесарь римскый, веселяшеся, и ожерелье, иже на плещу своею ношяше, и кацию, иже от злата аравийска исковану, и измирну с многими благовонными цветы Индийский земля съставлену, и ливан от злата аравийска трома смешение имат и ины многи дарове...

В "Послании" правильно стоит имя Святослав, в "Сказании" оно превратилось во "Всеслав". Второе, конечно, более позднего происхождения - была допущена историческая ошибка.

"Сказание" "Послание"
... и потом Всеслав Игоревич, князь великий, ходил и взял на Коньстянтине граде тяжьчайшую дань. ... и потом князь великий Свягослав Игоревич, порекло имый Легкы, иде в галиахх на двою тысящь и седмиюсот и взят на Костянтинове граде тяжчайшую дань и възвратися в свое отечество, Кыевскцю землю, и скончавает житие.

Таким образом, сравнение текстов "Послания" и "Сказания" говорит о первоначальности "Послания" и о том, что "Сказание" было сложено на его основе.

"Послание" Спиридона-Саввы было написано в княжение Василия III. И. Н. Жданов убедительно доказал, что оно написано не ранее 1505 г. и не позднее 1523 г. "Сказание" первой редакции составлено после этого срока, но не позже 1547 г.

Выяснению причин и уточнению времени появления "Сказания" поможет разбор родословия литовских князей. Речь об этом более подробно пойдет в следующей главе.

* * *

Содержанию "Сказания" и "Послания" близок текст, в котором говорится о происхождении русских князей. Этот текст обычно встречается вместе с изложением родословия великих князей русских и имеет назначение вступительной статьи к родословию.

"Послание" Спиридона-Саввы и "Сказание о князьях владимирских" нашли отражение в ряде произведений еще в XVI в.

Кроме отдельной повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца, известны еще переработки их в составе других произведений, где они приобрели характер исторического повествования.

В одной из рукописей Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде содержится повесть "О создание Царяграда, како начало прият по умертвии царя Александра Макыдонского"*. Повесть начинается объяснением слова "Византия", текстуально сходным с соответствующими местами "Послания" Спиридона и "Сказания о князьях владимирских"**. Далее в этой повести идет перечисление византийских царей и некоторых событий византийской истории. Последним царем назван Константин Мономах. В перечисление византийских событий включаются некоторые заметки о русских князьях, начиная с легендарного Рюрика. О Рюрике в повести сказано, что он "прииде из варяг и с Прусские земли, сродник царю Августу, кесарю римскому". Затем сообщается о том, как Олег взял дань с Константинополя, перечисляется еще ряд событий русской истории. Кончается повесть рассказом о том, как царь Константин отправил Владимиру Мономаху венец. Этот заключительный рассказ в повести приведен по "Сказанию", хотя он изложен весьма сокращенно. Установить использование в данном случае "Сказания", а не "Послания" нетрудно, так как в повести присутствует фраза: "И в то время царю Константину бысть брань с персы и с латыною". Рассказ о Владимире Мономахе не доведен до конца, он обрывается на л. 169 об. Очевидно, был утерян лист. Время появления повести установить не удалось. Надо думать, что она появилась вскоре после создания "Сказания о князьях владимирских" первой редакции, так как рассказ о Владимире Мономахе в ней изложен ближе к тексту именно этой редакции.

* (Рукоп. ГПБ, собр. Софийск. библ., № 1448, лл. 165-169 об., почерк середины XVI в.)

** (Объяснением слова "Византия" нередко начинается и "Повесть о Цареграде" (ПСРЛ, т. VIII, стр. 125 и т. XII, стр. 78; рукоп. БИЛ, собр. Румянцева, № 255; рукоп. БИЛ, собр. Музейное, № 1327).)

Кроме того, удалось обнаружить два списка произведения, которое очень близко к "Сказанию", носит оно название "Повесть о разделении вселенныя трем сыном Ноевым по отца своего Ноя благословению"*.

* (1) Рукоп. БИЛ, собр. Ундольского, № 576, лл. 16 об. - 27, полуустав XVI в.; 2) рукоп. ГИМ, собр. Синод., № 850, лл. 485-488 об., скоропись середины XVII в.)

"Повесть" представляет собой несколько измененный текст "Сказания". Сравнение текста "Повести" со "Сказанием" первой и второй редакций убеждает, что в основу ее положен текст "Сказания" первой редакции. Кончается "Повесть", как и "Сказание" первой редакции, рассказом об отпадении римской церкви. Происхождение данной "Повести" от "Сказания" подтверждается и тем, что после текста ее в рукописи из собрания Ундольского следует родословие литовских князей, как и после большинства списков "Сказания" первой редакции. Второй список менее ясен, так как текст не доведен в нем до конца, он обрывается словами, относящимися к Рюрику: "дабы шел к нам княжити".

Особенности "Повести" следующие. В некоторых случаях рассказ ее сравнительно со "Сказанием" расширен. Так, о Нектонаве приведено несколько больше фактов, чем в "Сказании". О призвании Рюрика сказано пространнее и внесена дата его прихода на Русь. Так же подробнее рассказывается в "Повести" я о Владимире Мономахе, в частности, приведена дата его вокняжения в Киеве. Дата вокняжения Владимира Мономаха приведена и во второй редакции "Сказания о князьях владимирских", но о заимствовании "Повести" из второй редакции не может быть и речи по следующим основаниям. Во-первых, в "Сказании" дата вокняжения верная, а в "Повести" ошибочная. Во-вторых, по тексту "Повести" ясно, что он заимствован из первой редакции "Сказания", иначе был бы приведен подзаголовок Второй редакции, что было бы весьма уместно, так как в повести выделены особыми подзаголовками разделы, где рассказывается о различных событиях и лицах. Эти подзаголовки в списке из собрания Ундольского выделены киноварью.

Так же точно в родословии литовских князей, следующем за "Повестью", в отличие от родословия литовских князей, помещаемого вслед за "Сказанием", отдельные разделы его выделены подзаголовками.

О времени появления этой "Повести" судить трудно. Можно только предположить, что она была написана не раньше венчания Ивана IV, потому что сделано разъяснение слова "ожерелье" - "зовомо святыя бармы", которого нет в "Сказании" первой редакции и которое появилось впервые в тексте "Поставления". В "Сказании" говорится только о том, что Владимир Мономах венчан был венцом, здесь же добавлены и бармы. Очевидно, составитель "Повести" имел ясное представление о чине венчания на царство.

Привлечено было "Сказание" для составления и другого вида повести, появившейся тоже уже в XVI в. Текст этой повести известен по двум спискам. Более древний список повести помещен в последней части Хронографа*. После повести в этой рукописи следуют статьи родословия, сначала великих князей русских, затем удельных. Второй список находится в сборнике, состоящем из 11 рукописей**. Повесть помещена во второй рукописи***. Повести предшествуют статьи родословия великих князей русских, а за ней следует рассказ "О зачатии града Москвы".

* (Рукоп. ГИМ, собр. Воскресенск., № 154а, лл. 580-584, полуустав XVI в.)

** (См. описание рукописей: М. Н. Тихомиров. Летописные памятники б. Синодального собрания, стр. 277-278.)

*** (Рукоп. ГИМ, собр. Синод., № 964, лл. 120 об. - 127, скоропись середины XVII в.)

Текст "Сказания", использованный в повести, очевидно, приведен по второй редакции "Сказания", о чем говорит фраза "И Клеопатра же умори себя ядом аспидовым, глаголющи", характерная для второй редакции. Однако повесть имеет некоторые отступления от "Сказания"; так, заглавие у нее совсем другое: "О благочестивых государех великих России самодержцах, откуда корень их изыде и от летописца вкратце, яже в лета державы их содеяшася". Рассказ начинается от Ноя, доведен до Августа, римскаго кесаря, после чего сделано добавление по Хронографу о царствовании Августа и о рождении Христа. Дальше, как и в "Сказании", говорится о разделении вселенной Августом, но с некоторыми отличиями от текста "Сказания". Заканчивается рассказ сообщением о Рюрике.

Известны три рукописи, в которых содержится текст, имеющий отношение к "Сказанию о князьях владимирских" и "Посланию" Спиридона-Саввы и представляющий собой интересное слияние обоих произведений*. Рассказ начинается с разделения вселенной Августом. Повесть в основном построена по "Сказанию" первой редакции, но нередко текст излагается по "Посланию". В перечисление разделенных земель вставлено о Киринее, упоминание о котором отсутствует в "Сказании", но имеется в "Послании". Речь Владимира к своим боярам и их ответ перед походом на Царьград изложены ближе к соответствующему месту "Послания", чем "Сказания". Поход же на Фракию и рассказ о присылке даров Владимиру Мономаху от Константина переданы по "Сказанию". Начало рассказа об отпадении римской церкви, который помещен, как и в "Сказании" первой редакции, в конце повести, ведется сначала по "Сказанию", а затем с такими же подробностями, как в "Послании".

* (1) Рукоп. ГИМ, собр. Чудовск. монастыря, № 264, лл. 730-733, сборник 40-х годов XVI в., название "Начало царема римски и всем православным великым князем"; 2) рукоп. БИЛ, собр. Волоколамск, монастыря, № 627, лл. 79-87, сборник XVI в., без названия. - В издаваемом ниже тексте повести варианты по этому списку не подведены, так как он был обнаружен после того, как книга была сдана в набор; 3) рукоп. БИЛ, собр. Румянцева, № 253, с л. 4, полуустав XVIII в., название "Повесть о Августе кесаре".)

После рассказа об отпадении римской церкви в этих рукописях помещено родословие литовских князей, которое обычно следует после "Сказания" первой редакции и входит в состав "Послания". Родословие литовских князей, читающееся за "Сказанием", несколько отличается от родословия, которое излагается в "Послании". Их различия будут рассмотрены в следующей главе. Надо заметить, что в рукописях, о которых сейчас идет речь, родословие литовских князей представляет собой такое же соединение текстов родословий из "Послания" и следующего за "Сказанием" первой редакции*.

* (В рукописи из собр. Чудовск. монастыря, № 264, после родословия литовских князей помещен текст чина венчания Дмитрия Ивановича, внука Ивана III.)

Чудовский список повести писан в 40-х годах XVI в. и может служить подтверждением вывода, что к этому времени существовало и "Послание" Спиридона-Саввы, и "Сказание о князьях владимирских" первой редакции с последующим родословием литовских князей.

Таким образом, "Сказание" вскоре после своего появления, в том же XVI в., вызвало к себе большой интерес. Появившись в политических целях, оно привлекло внимание как литературное произведение и стало передаваться в виде отдельных повестей, текст которых расширялся дополнительным материалом.

В следующих главах мы остановимся на литературной судьбе "Сказания" более подробно.

* * *

Подведем итог всему изложенному. Текстологический анализ позволяет поставить в определенные хронологические рамки цикл памятников, связанных со "Сказанием о князьях владимирских", и проследить зависимость их друг от друга и от определенных исторических событий. Изучение сохранившегося рукописного материала помогает выяснить историю возникновения и дальнейших изменений, которым подверглось это произведение.

Время появления "Сказания" И. Н. Жданов предполагает в неопределенных границах - с конца XV до начала XVI в. Весь дошедший рукописный материал не дает права относить возникновение "Сказания" к концу XV в. Также можно отвергнуть предположение И. Н. Жданова, что автором его был Пахомий Логофет.

Первоначальный вариант "Сказания" представляет собой "Послание" Спиридона-Саввы. И. Н. Жданов считал его позднейшей переделкой "Сказания". Между тем, сравнение текстов того и другого произведения убеждает, что именно "Послание" было подвергнуто дальнейшей обработке, в результате чего появилось "Сказание о князьях владимирских" в сжатой и стройной форме. Вместе с тем в содержание "Сказания" вкрался ряд ошибок.

Данные, полученные на основании изучения рукописей, дают возможность сделать предварительный вывод о времени составления "Послания" и "Сказания". Первоначально написано "Послание" Спиридона-Саввы. Создано оно было (как и предполагал И. Н. Жданов) между 1505-1523 гг. После этого появилась первая редакция "Сказания", написанная до 1547 г. - года венчания Грозного. Между 1547-1551 гг. возник ряд вариантов второй части "Сказания" - повести о приобретении Владимиром Мономахом царского венца. Несколько позднее, тоже во время царствования Ивана IV, была создана вторая редакция "Сказания". Одновременно с этим, полностью или по частям, "Сказание" и отчасти "Послание" проникают в историко-повествовательную литературу. Появляются повести, которые в основе своей содержат текст "Сказания", в некоторых случаях (Чудовский список и ему подобные) с добавлением текста "Послания" или из каких-либо иных источников (летописи, Хронограф). Такое проникновение "Сказания" в литературу начинается не позднее 40-х годов XVI в. В том же XVI в. "Сказание" начинает использоваться в летописных записях, в родословной литературе. В конце XVI в. была выделена из "Сказания" второй редакции повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца. Так появилась еще одна разновидность этой повести. В XVII в. большому изменению подверглась повесть о приобретении Владимиром Мономахом царского венца. Произведена была замена имени Константина Мономаха именем Алексея Комнина, была придумана легенда о дальнейшей участи царского венца.

Судьбу произведений древнерусской литературы в общественной жизни обычно проследить бывает трудно. Значение же "Сказания" в политической жизни Русского централизованного государства можно установить достаточно отчетливо, что мы и постараемся сделать в дальнейшем. Но и данная часть работы уже дает возможность утверждать, что "Сказание о князьях владимирских" использовалось правительством в политических целях. Возникновение редакций "Сказания" связано было, очевидно, с определенными событиями в стране. Не случайно "Послание" Спиридона-Саввы и "Сказание" первой редакции помещены в рукописях вместе с родословием литовских князей. В этом, как мы увидим, был заключен определенный политический смысл. Появление "Сказания" находилось в зависимости от великокняжеской политики в стране. Вместе с тем рукописный материал отчетливо показывает, как "Сказание" в различного рода переработках вливалось в повествовательную литературу XVI в.

Таким образом, рукописный материал дает возможность поставить ряд вопросов о роли "Сказания" в исторических событиях XVI в. Литературная судьба памятника, которую мы проследим в последующих главах, раскроет его политическое значение в деле укрепления Русского централизованного государства.

Упрощенная схема взаимоотношений редакций 'Сказания о князьях владимирских' и текстов, близких 'Сказанию'. 1 - Легенда о происхождении русских князей от Августа; 2 - Легенда приобретении Владимиром Мономахом царского венца; 3 - Родословие литовских князей
Упрощенная схема взаимоотношений редакций 'Сказания о князьях владимирских' и текстов, близких 'Сказанию'. 1 - Легенда о происхождении русских князей от Августа; 2 - Легенда приобретении Владимиром Мономахом царского венца; 3 - Родословие литовских князей

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Прочитан свиток с календарем Кумранской общины

На греческом острове найдены сложные древние сооружения

Археологи нашли поселение, основанное полмиллиона лет назад

Совершенные орудия указали на бурное развитие в Индии каменного века

Найдена древнейшая искусственная гидросистема

Дар Юлианы Аникии

3000-летняя надпись на лувийском языке рассказала о прошлом Трои

Мертвый город Хара-Хото

В ходе экспедиции в Гималаи ученые обнаружили уникальные каменные фигуры неизвестного происхождения

В Ираке найден двухтысячелетний затерянный город

Недокументированную историю Древнего Рима предложили изучать с помощью свинца

Канал Карла Великого

Французские археологи раскопали «Маленькие Помпеи»

Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'