НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восьмая. Пираты Дальнего Востока

Глава восьмая. Пираты Дальнего Востока
Глава восьмая. Пираты Дальнего Востока

Подобно грекам и финикийцам на Средиземном море и арабам - на Красном, китайцы и японцы с незапамятных времен занимались пиратством на морях Дальнего Востока.

В древние и средние века источником пиратства на Дальнем Востоке, как и в Европе, были прежде всего войны и торговля.

Начиная с VIII века в Китае большое развитие получил водный транспорт. Во всех восточных провинциях разного рода суда широко использовали для транспортировки товаров и пассажиров. Занимались этим профессиональные перевозчики, владельцы больших лодок. Через морские порты поддерживалась связь с Индией, Персией и Аравией - на юге, с Кореей и Японией - на севере.

Нагруженные товарами речные и морские флотилии представляли большой соблазн для купцов-пиратов, которые грабили друг друга. Яркой иллюстрацией ко всему этому служат следующие слова из песни "Гукэ" ("Купец"), относящейся к описываемому периоду: "Торговец не может постоянно жить на одном месте. Если он предвидит где-нибудь хорошую прибыль, сейчас же отправляется в путь. Сначала он идет подыскать компаньона, потом домой - попрощаться с родными. Родные дают ему наказ: "Лучше добиться выгоды, чем славы". Погоня за славой не всегда приносит успех, в погоне за выгодой никогда не прогадаешь. Компаньоны должны стоять друг за друга. При продаже товаров сумей обмануть. Сумей обмануть таможенника на заставе, так вырастет капитал и не потерпишь убытка... Изучи тайные знаки торговцев. И не считайся даже с земляком*".

* (Очерки истории Китая. М., 1959. С. 231.)

В VIII веке на морских путях между Китаем, Индией и Персией появились наряду с китайскими также индийские и персидские суда. В международной торговле, как и во внутренней, конкурентная борьба велась самыми беспощадными методами, в арсенал которых входило и пиратство. В 760 году Тянь Шэнь-гун захватил Янчжоу и вырезал в городе свыше двух тысяч арабов, персов и других чужестранцев.

Наряду с торговлей другим столь же активным источником пиратства на Дальнем Востоке были войны - внутренние и внешние.

В 1280-1281 годах китайский император Хубилай напал на Японию, но потерпел жестокое поражение, в результате чего до конца царствования династии Юань (1333) населению обоих государств было запрещено вступать во взаимные контакты. Однако купцы, невзирая на запрет, не прекращали взаимного торгового обмена. Это привело к значительному развитию контрабанды, которая во многих случаях переходила в пиратство. На контрабандистских судах перевозили оружие, а когда обнаруживалось, что береговая оборона в каком-либо месте ослабла, то плохо вооруженные посты подвергались нападению. Так контрабандисты силой нарушали изоляцию страны.

В первой половине XIV века в Японии разгорелась гражданская война. Японские военачальники и солдаты, понесшие поражение, нанимались матросами, входили в соглашение с купцами и, пользуясь военными стычками, не прекращавшимися в период заката династии Юань, вместе с ними грабили берега Китая.

Будучи не в силах сладить с пиратством, китайский император Хун У издал в конце 1371 года указ, запрещавший частным лицам выходить в море. Порт в Нинбо был закрыт, а береговая оборона - усилена.

В конце XIV века произошло объединение Японии.

Возобновление торговых отношений с Китаем не привело к прекращению нападений на его берега. Подобные случаи даже участились. В период расцвета морского разбоя японские пираты добирались до самого Малайского полуострова и островов Ост-Индии.

Хотя японцы открыто занимались пиратством, династия Мин стремилась по возможности поддерживать нормальные торговые отношения со своим соседом.

В середине XVI века Япония значительно развила свою торговлю. Японские феодалы добивались права вести торговлю с Китаем - весьма выгодным для них рынком сбыта. В 1523 году управляющий имениями японского владыки Асикага Удзи - Сакава Удзи направил с этой целью в Китай своего уполномоченного Сун Су-цина, а принц Оути Удзи - некоего Цзун Шэ. Оба посланца прибыли в Нинбо с намерением добиться для своих доверителей привилегии на торговлю с Китаем. Евнух, ведавший управлением морской торговли, принял взятку от Сун Су-цина, и право торговать досталось последнему. Тогда другой уполномоченный - Цзун Шэ разграбил Нинбо.

Китайские сановники склонили императора Цзя Туаня ликвидировать управление морской торговли и закрыть границу. Этот шаг принес экономике Китая больше вреда, чем пользы. Он не способствовал ликвидации пиратства, а лишь подорвал основы китайского ремесла и торговли. После закрытия морских границ Китая вновь широко развилась контрабанда. Китайские купцы, занимавшиеся нелегальной торговлей, и землевладельцы, заинтересованные в вывозе сельскохозяйственных продуктов, вступили в непосредственный контакт с японскими купцами и пиратами. Влиятельные лица, высокопоставленные чиновники и родовая знать, защищая свои частные интересы, покровительствовали нелегальной торговле, косвенно способствуя развитию пиратства. В этих условиях местные власти оказывались совершенно бессильны. Неудивительно, что Чу Ван, начальник обороны провинции Фуцзянь, прямо заявил: "Легче защититься от нападений иноземных пиратов на прибрежные районы, чем от отечественных".

Китайские спекулянты нередко брали у японских купцов товары в кредит, не оплачивая их впоследствии. Чтобы взыскать причитающиеся им суммы, Пострадавшие призывали на помощь японских пиратов.

В 1547 году Чу Ван получил приказ обследовать положение в провинции Чжэцзян. В это же время сто кораблей японских пиратов напали на Нинбо и Тайчжоу. Чу Ван узнал, что владельцами пиратских кораблей являются китайские магнаты, и довел это до сведения императорского двора. Он запретил китайцам под страхом смерти общаться с японскими купцами и выходить в море. Однако когда Чу Ван арестовал нескольких спекулянтов, пойманных с поличным, крупные землевладельцы при посредничестве императорского ревизора провинции Фуцзянь пожаловались центральным властям на самоуправство Чу Вана, самовольно приговорившего людей к смертной казни. Чу Вана понизил в должности, и в 4 550 году он покончил жизнь самоубийством. После него никто уже не отваживался официально запрещать морскую торговлю. Приморские укрепления уничтожили, стала открыто развиваться контрабанда. Японские пираты, не встречая сопротивления, совершенно безнаказанно грабили берега Китая.

В 1553 году кучка предателей спровоцировала вторжение нескольких сот японских военных кораблей, которые напали на провинции Чжэцзян и Цзянсу. Вторгшись в глубь страны, японцы грабили китайские города и деревни, истребляя население. Этим воспользовались китайские пираты и разбойники, которые, облачившись в японские одежды, стали, в свою очередь, грабить население. Как потом выяснилось, только тридцать процентов разбойников были японцами.

Пиратская деятельность японцев была ликвидирована в 1565 году.

В первом двадцатилетии XVI века португальцы захватили в свои руки торговлю на Индийском океане. В 1516 году корабль итальянца Раффаэле Перестрелло, служившего в португальском военно-морском флоте, подошел к берегам Китая. Вскоре прибыл в Кантон посол Португалии. С тех пор европейцы все чаще стали прибывать в Китай. За купцами и миссионерами пришли и европейские пираты. Вскоре на китайских морях они отняли пальму первенства у японских разбойников, которых превзошли своей жестокостью и беспощадностью. Португальцы всеми силами грабили и истребляли население юго-восточных берегов Китая.

Вслед за португальцами в Китае появились испанцы, голландцы и англичане, которые также грабили, убивали и насиловали местное население.

Наиболее видным китайским пиратом, несомненно, был Коксинга, второй представитель длинной династии морских разбойников. В его семье ремесло пирата переходило от отца к сыну, из одного поколения в другое, что не было, впрочем, единичным явлением.

Отец Коксинги - Лин Чэн Ци, малоимущий поденщик, которого нужда вынудила наняться на работу в португальской колонии Макао, заработал там вскоре достаточную сумму, чтобы оплатить проезд в Японию, куда он отправился с целью повидать своего дядю. Там Лин Чэн Ци женился на японке по имени Тагава. От этого брака и родился в 1623 году наш герой.

Покинув Японию, Чэн приобрел на заработанные им деньги и приданое жены небольшую пиратскую флотилию, которая вскоре разрослась до такой степени, что практически контролировала всю морскую торговлю у юго-восточного побережья Китая. Пиратская флотилия Чэна грабила не только прибрежные селения и китайские джонки, но даже крупные торговые суда голландской Ост-Индской компании.

За несколько лет до этих событий Китай был завоеван маньчжурами. Династия Мин продолжала вести борьбу с захватчиками в Южном Китае. Именно тогда китайский император пошел на отчаянный шаг, предложив Чэну пост адмирала китайского флота, с тем чтобы его пиратская флотилия приняла участие в борьбе с маньчжурами. Чэну удалось оказать сопротивление противнику. Однако за услугу он потребовал, чтобы император усыновил его сына и пожаловал ему княжеский титул. Требования пирата были сочтены чрезмерными. Этим воспользовались маньчжуры. Они пригласили Чэна в Пекин, предложив ему титул императора Южного Китая. Но когда Чэн в 1640 году прибыл в город, его заточили в тюрьму, подвергли пыткам и казнили.

После смерти Чэна во главе пиратской флотилии стал его сын Коксинга. Желая отомстить маньчжурам за смерть отца, он добровольно присоединился к Минам. В течение двадцати лет он грабил побережье Китая. Тогда маньчжурские власти прибегли к тактике "выжженной земли". Не только с побережья, но и с материка они выселили все население, приказав жителям сжечь и уничтожить свои жилища. Лишенный добычи, Коксинга решил обрушиться на старых врагов отца - голландцев, которые в это время начали колонизировать Формозу (Тайвань).

В мае 1661 года во главе флота, состоявшего из шестисот кораблей, Коксинга напал на голландцев, оборонявших форт Зеланд. После десятимесячной осады истощенный голландский гарнизон капитулировал. Контроль над всей Формозой практически перешел в руки Коксинги. Однако недолго довелось ему пожинать плоды одержанной победы. Год спустя Коксинга умер, а во главе пиратской организации стал его сын Чэн Цин.

Победа Коксинги оказала косвенное влияние на дальнейшую судьбу Формозы. Изгнание голландцев прервало процесс колонизации, облегчив в дальнейшем связь острова с китайским материком.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь