история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

3

Боевые действия конно-механизированных войск отличаются высокой подвижностью, маневренностью, скоротечностью, быстрой сменой обстановки. Чаще всего соединения наступают изолированно друг от друга, по самостоятельным направлениям, без локтевой связи; По опыту операций на западе я знал, как трудно в таких условиях обеспечить четкое, бесперебойное управление, и поэтому стремился по возможности усовершенствовать его, шире использовать и метод личного общения.

С началом наступления приходилось обычно выезжать в главную, ударную группировку, захватив с собой несколько энергичных, отлично подготовленных офицеров, прибывших со мной с запада. Когда средства связи не обеспечивали надежного управления, они могли на конях, мотоциклах, на танках, самолетах, а то и просто по-пластунски добраться до нужного командира и передать распоряжение.

Еще в Москве я попросил разрешения взять на восток майоров Е. Л. Семенидо и Д. В. Васильева, капитана Б. К. Чуланского и некоторых других офицеров из штаба 1-й Конно-механизированной группы. Эти инициативные, никогда не теряющиеся люди были просто незаменимы в оперативной группе.

Помню, как-то во время боев в Венгрии, выполняя мое распоряжение, капитан Чуланский не побоялся взять на себя серьезную ответственность. В сложной обстановке он возглавил группу бойцов и ворвался с ними в село Бихория, где наши воины захватили немецкие пушки. Повернув их против врага, они способствовали успеху советских частей.

Вот и теперь, как только главные силы советских и монгольских войск перешли государственную границу, я с небольшой оперативной группой тронулся в путь. Со мной были офицер оперативного отдела, начальник разведки Чернозубенко, начальник связи полковник Зак, радист, постоянные спутники - Семенидо, Чуланский, Васильев и небольшое подразделение охраны. Наши "виллисы" и штабная машина с телеграфным кроссом и радиостанцией, обогнав части генерала Коркуца, настигли первый эшелон.

По мере углубления в пустыню мы все больше убеждались, что топографические карты далеко не соответствуют местности. На них, например, были обозначены полевые дороги, а в действительности их здесь никогда не существовало. Через пустыню пролегли только караванные пути - две параллельные тропы, выбитые копытами верблюдов. Большинство путей было проложено еще в XVII веке, когда в Маньчжурию пришли первые караваны русских землепроходцев и купцов.

В первый же день мы не на шутку разуверились в картах. И когда оказалось, что город Долоннор стоит именно там, где обозначен, многие искренне удивлялись.

- Значит, и Жэхэ может оказаться на своем месте, - шутили у нас в штабе.

Около полудня подъехали к скоплению автомашин. Представившийся нам молодой лейтенант Лобачев доложил, что его саперная команда расчищает колодец.

Я подошел к работающим. Обвязанный веревкой солдат, опустившись в колодец, наполнял ведра разжиженным грунтом. Ведра быстро поднимали на поверхность, а содержимое выливали на землю. Вокруг растекались потоки грязи.

- Зачем выбрасываете воду? - спрашиваю Лобачева.

- Какую воду? - удивился тот. - Эта грязь никуда не годится.

- А вы пропустите ее через песочный фильтр и получите воду. Для заливки радиаторов она пригодна наверняка. А при хорошем фильтре подойдет даже для питья.

Лейтенант тут же приказал продырявить дно в двух ведрах. В эти своеобразные "сита" насыпали песок, а на него вывалили вынутую из колодца жижу. Жидкость, процеженная через первое ведро с песком, пропустили через второе "сито". Из него потекла чистая вода. Оказалось, что ее можно и пить.

Этот способ, усовершенствованный в дальнейшем, широко использовали в частях.

Однако уже в первый день наступления мы не смогли удовлетворить потребность в воде даже по очень урезанным нормам. Для оборудования новых колодцев не было строительных материалов. Правда, кое-что мы везли с собой, но этих запасов хватило лишь для ремонта имеющихся водоисточников. В результате войска оказались на голодной норме.

Многое теперь зависело от того, успеют ли высланные вперед отряды захватить родники и колодцы юго-западнее Нарто-Сумэ. Если противник отравит воду, наше положение может оказаться трагическим.

Движимый этой заботой, я отправился дальше, решив по пути проверить, как развернулся зенитно-артиллерийский полк, который должен прикрыть с воздуха первый эшелон Группы на очередном рубеже. Меня серьезно беспокоило небо Маньчжурии: солнечные дни создавали условия для действий вражеской авиации.

Мы знали о довольно густой сети аэродромов и взлетных площадок в полосе нашего наступления и в прилегающих к ней районах. В одном только Калгане находилось три аэродрома, а всего на нашем направлении их насчитывалось несколько десятков. Естественно поэтому было ожидать серьезных действий воздушного противника. Правда, мы тоже имели два прекрасных советских зенитно-артиллерийских полка, истребительные авиационные части и авиационную дивизию МНР. Кроме того, в случае необходимости в интересах Группы могла быть использована истребительная авиация 12-й воздушной армии Маршала авиации С. А. Худякова (у нас находился его представитель с радиостанцией).

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'