история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

4

Машины легко идут прямо по целине, поднимая тучи серо-желтой пыли. Я беспрестанно оглядываюсь по сторонам, но не вижу ничего, кроме волнистой поверхности безбрежных песков.

Солнце жжет тело и душу. Быстро ехать невозможно: обдает тугим горячим воздухом, словно из доменной печи. Семенидо не выдерживает, тянется к фляге. Но, взглянув на меня, только поправляет ее и облизывает потрескавшиеся губы. Мне тоже страшно хочется пить.

- Вода-а! - раздается неожиданный, как выстрел, крик.

Мы выехали на холм и, к великой радости, увидели перед собой обширное озеро. До этого я много слышал о миражах в пустыне. Но воду видели все, видели и что есть духу кричали: "Вода-а! Вода-а!" От радости я боялся поверить своим глазам. Но я верил сотням людей, видевшим перед собой воду. А она голубела и плескалась прямо перед нами, от нее несло свежестью и прохладой. Нет, эта чудесная водная гладь не мираж! К озеру быстро направились несколько автомашин. Мы с нетерпением ждали их. Вот когда сможем наконец вдоволь напиться, восстановить возимые запасы, залить машины. Многие авансом опустошали свои фляги. Но что это? Автомобили достигли берега и... раздвоились. Верхняя часть поплыла по волнам, хотя колеса продолжали двигаться по песку. Потом вдруг нижняя часть машин вынырнула из воды, "прилипла" к кузовам, и они, как в сказке, помчались по водной глади. Пустыня Гоби преподнесла нам один из своих сюрпризов.

С тяжелой душой двинулись мы дальше. И снова пески, бескрайние сыпучие пески. А ведь где-то здесь должны быть позиции зенитно-артиллерийского полка.

- Стой! - говорю шоферу и выхожу, чтобы сориентироваться.

Пока рассматриваю карту, передо мной вырастает подполковник Шматков.

- Товарищ командующий, - докладывает он, - полк занял очередной рубеж и готов выполнить возложенные на него задачи.

Я с удивлением смотрю на командира зенитного полка:

- Где ваши орудия?

- Да вот же они, - вытягивает руку подполковник. - Здесь дивизион. Остальные - севернее и южнее.

Только теперь замечаю, что в полукилометре за песчаными холмами что-то вырисовывается. Подъезжаем, к дивизиону и, сопровождаемые Шматковым, обходим позицию.

Орудия накрыты маскировочными сетями, поэтому мы их и не заметили. Рядом возятся потные, запыленные бойцы.

- Технику укрыли хорошо, - говорю командиру полка, - об орудиях заботитесь. А вот людей забываете. Пусть приведут себя в порядок, плотно поедят.

- Недавно развернулись, товарищ командующий, - пытается оправдаться Шматков. - Не успели...

- Как недавно? Действия начали в два ночи?

- Так точно. А этого рубежа достигли в двенадцать дня. И трудно сказать, кто на ком больше ехал: люди на машинах или наоборот... Двигатели "съели" по две-три заправки горючего, вода из радиаторов выпарилась.

Я уже слышал, с каким надрывом работают моторы. И все-таки сообщение командира полка навело на невеселые размышления. 60 километров в день - не тот темп, который нам нужен. Где гарантия, что наперерез не выдвигаются дэвановская группировка с юго-запада, 3-я танковая дивизия японцев из Калгана или крупные силы из провинции Жэхэ.

Через каждые два-три часа вызываю по радио командиров соединений. Уточняю обстановку. Связь с нашей группировкой, действующей на калганском направлении, надежная: мы выделили ей мощную радиостанцию. Бесперебойно отвечали и мехгруппа, находившаяся в первом эшелоне, и зенитные части. Но временами терялась связь с генералом Коркуцем и командирами монгольских кавдивизий.

Полковник Зак нервничает, то и дело понукает радистов. А что они могут сделать? Я в свою очередь нажимаю на Зака, давая понять, что отсутствие связи может создать больше трудностей, чем сам противник.

Полковник молчит. Он, конечно, мог бы напомнить, как много сделано в подготовительный период операции. В монгольских дивизиях проведены учебно-тренировочные сборы радистов, с ними отработана необходимая документация, тщательно проверена техника. Но монгольские радисты подготовлены практически несколько слабее, а их рации маломощны. Словом, полковник Зак мог бы оправдаться, а молчал. Это мне понравилось. Я знал его мало, и, несмотря на неблагоприятные обстоятельства первой встречи, он произвел на меня хорошее впечатление. Мне нравятся люди, которые выполняют свое дело тихо, скромно, без показухи.

Вот и опять мы не можем вызвать Дорожинского. Начальник связи подходит ко мне:

- Товарищ командующий, разрешите использовать хотя бы один эскадрон двести восемьдесят второго от дельного дивизиона связи.

Это, конечно, выход. Но в каком состоянии сам дивизион? Начальник связи фронта генерал-полковник А. И. Леонов (ныне Маршал войск связи), сообщая о придании нашей Группе специального дивизиона, предупредил, что дивизион только еще готовится. Вот это "готовится" и беспокоило меня сейчас. Тем не менее я приказал Заку:

- Сообщите командиру дивизиона, чтобы немедленно прибыл хотя бы один взвод.

Через некоторое время нас догнали несколько мощных радиостанций на машинах, обслуживаемых квалифицированным персоналом.

- Теперь, товарищ командующий, мы сможем выделить монгольским дивизиям по одной станции большой мощности, - доложил сияющий полковник Зак.

- Очень хорошо. Действуйте.


К вечеру начали прибывать офицеры оперативной группы, разосланные в соединения. Доклады их, как обычно, кратки. Главные силы наступают организованно. Мехгруппа из советских соединений, составляющая острие клина, продвинулась на 70 километров. За нею идет кавдивизия Коркуца. Наступающие уступом вправо монгольские кавалерийские дивизии полковника Цэдэндаши и генерала Доржпалама достигли района Цаган-Ула и Алан-Сумэ, а левофланговые соединения полковников Одсурэна и Доржа, поддерживаемые танковым полком майора Дагвадоржа, тоже продвинулись километров на 60.

Части калганского направления наступали вдоль границы по пересеченной местности и достигли района озер лишь поздно вечером. Монгольская мотобригада с девятнадцати часов втянулась в бой за опорный пункт в Цаган-Обо-Сумэ.

Когда уже совсем стемнело, приехал Ю. Цеденбал. Потом это вошло в правило - мы встречались каждый вечер, чтобы поделиться впечатлениями, посоветоваться, обсудить некоторые важные вопросы.

Обычно оживленный, жизнерадостный, на этот раз он выглядел озабоченным.

- Сказываются настроения, укоренившиеся в период мирного обучения войск, - произнес генерал, здороваясь. - Слишком медленно поворачиваются тылы.

Он рассказал, что в 8-й кавдивизии плохо работали органы снабжения. Вода поступала в части с большим опозданием и в ничтожно малом количестве. Появились затруднения с горюче-смазочными материалами, питанием. Ю. Цеденбал навел там порядок и серьезно предупредил людей, ответственных за боевое обеспечение. Но не исключено, что аналогичное положение создалось и в других соединениях. Посоветовавшись, мы тут же вызвали нескольких Офицеров штаба и политуправления Группы, проинструктировали их и направили в дивизии для проверки работы тылов и организации помощи на местах.

Офицеры разъехались, но озабоченность не покидала Цеденбала. Я поинтересовался, что его беспокоит.

- Взаимоотношения с местными жителями, - ответил генерал. - Мы знаем, что значительная часть маньчжурского народа, в том числе и многие состоятельные люди, не поддерживает агрессивной политики японской военщины и своего реакционного правительства. Однако далеко не все население правильно понимает цели и задачи наших войск. Некоторые попались на удочку враждебной пропаганды. Иные просто выжидают. Поведение советских и монгольских воинов должно быть исключительно корректным. В этом залог наших добрых взаимоотношений с народом Маньчжурии.

Ю. Цеденбал считал необходимым усилить воспитательную работу с бойцами и разъяснительную - среди населения. Я горячо поддержал эту мысль, и мы тут же сформулировали основные пункты, регулирующие отношения военнослужащих с местными жителями.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Мертвый город Хара-Хото

В ходе экспедиции в Гималаи ученые обнаружили уникальные каменные фигуры неизвестного происхождения

В Ираке найден двухтысячелетний затерянный город

Недокументированную историю Древнего Рима предложили изучать с помощью свинца

Канал Карла Великого

Французские археологи раскопали «Маленькие Помпеи»

Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'