история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

2

Военные операции на монгольской границе летом 1939 года, известные в истории как бой у Халхин-Гола, были развязаны японским командованием с целью срезать тамцак-булакский выступ. И это не случайно. Выступ не только сковывал японские войска; он являлся выгодным естественным плацдармом, нацеленным против центральных районов Маньчжурии.

Потерпев неудачу, японская военщина решила обезопасить себя с этой стороны. Тогда и были созданы мощные укрепленные районы. Восточнее тамцак-булакского выступа - Халун-Аршанский; севернее, в районе города Хайлар, - Хайларский; северо-западнее - Чжалайнор-Маньчжурский.

Прорвать глубоко эшелонированную оборону 30-й и 4-й японских армий, а также войск императора Пу-и, опиравшихся на эти укрепрайоны, и предстояло главным силам Забайкальского фронта.

И вот 9 августа главная ударная группировка фронта в составе трех армий нанесла удар с тамцак-булакского выступа на Чанчунь, где дислоцировался штаб Квантунской армии. Наступление оказалось столь стремительным и неожиданным для врага, что соединения 6-й гвардейской танковой армии генерал-полковника А. Г. Кравченко уже в первый день достигли предгорий Большого Хингана.

До нас доходили слухи об ожесточенных боях за Халун-Аршанский укрепленный район. Часть сил правофланговой 39-й армии генерал-лейтенанта И. И. Людникова атаковала его с фронта, другая часть совершила глубокий обходный маневр и вышла к отрогам Большого Хингана. Полки 107-й японской пехотной дивизии отчаянно сопротивлялись.

На левом фланге ударной группировки фронта 36-я армия под командованием генерал-лейтенанта А. А. Лучинского прорвала Чжалайнор-Маньчжурский укрепрайон, а затем ударила одновременно с севера и запада по Хайларскому укрепрайону и овладела им.

На всех операционных направлениях войска Забайкальского фронта развили высокие темпы наступления. Под их ударами рушилась тщательно подготовленная оборона. 30-я, 44-я полевые и 4-я отдельная японские армии стали терять связь и взаимодействие; в войсках противника нарастала паника.

Успешно развертывалось и наступление 1-го и 2-го советских Дальневосточных фронтов. В штабе Квантунской армии быстро поняли, что битва за Маньчжурию проигрывается, и решили отвести войска на линию железных дорог Тумынь - Чанчунь и Чанчунь - Дайрен, чтобы попытаться там организовать сопротивление советским армиям и не допустить их прорыва на Ляодунский и Корейский полуострова. Главнокомандующий Квантунской армией генерал Ямада приказал отступать в глубь Маньчжурии. Для более эффективного управления войска императора Маньчжоу-Го. подчинили японскому командованию. Генерал Ямада готовился дать нам генеральное сражение в глубине Маньчжурии. Однако это была утопия.

Успехи советских войск вызвали панику не только в среде военного командования, но и у правительства Японии. Чтобы решить вопрос о капитуляции, немедленно собрался высший военный совет страны. Премьер-министр Судзуки предложил не упорствовать перед фактом неизбежного поражения. "Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны"*, - заявил он 9 августа.

* (Иноуэ Киёси, Оконоги Синдзабуро, Судзуки Сёси. История современной Японии. Сокращенный перевод с японского. М., Издательство иностранной литературы, 1955; стр. 264. )

Вечером того же дня в работе высшего военного совета принял участие император Хирохито. Ночь прошла в ожесточенных спорах, и только к утру правительство решило наконец принять условия Потсдамской декларации. Правда, оно еще пыталось выторговать сохранение императору суверенных прав.

Все эти факты лишний раз подтверждают, что вступление Советского Союза в войну против Японии явилось решающим историческим фактором, определившим окончательную победу союзников, и что варварская бомбардировка Хиросимы и Нагасаки вовсе не вызывалась военной необходимостью.

Но вернемся к событиям, последовавшим за заседанием высшего военного совета. Несмотря на то что император принял капитуляцию и об этом сообщили печать и радио, вооруженные силы Японии не получили приказ о прекращении боевых действий. Объяснялось это довольно просто: правящие круги страны готовы были на все, даже на оккупацию своей территории американскими войсками, лишь бы не допустить вторжения советских армий.

Эта позиция Японии определилась не в один день. Еще в феврале 1945 года бывший тогда премьер-министром принц Коноэ* считал необходимым капитулировать перед США и Англией во избежание "коммунистической революции".

* (Коноэ, Фумимаро (1891-1945)-реакционный деятель, один из главных японских военных преступников. После, разгрома империалистической Японии и ее капитуляции покончил жизнь само убийством. (Прим. ред).)

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'