история







разделы




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Шихне

В исторической литературе существует несколько точек зрения относительно статуса шихне на средневековом мусульманском востоке. Некоторые исследователи считают, что шихне выполнял функции военного наместника, начальника гарнизона и уполномоченного по управлению городом*.

* (Об этом, например, см. /53, с. 232/. Несколько по-иному функции шихне трактует Лэмбтон /146, с. 244/. См. также /103, с. 295, примеч. 6/.)

Описывая политические события 30-х годов XI в. и взаимоотношения между газневидским правителем Мас‛удом ибн Махмудом и сельджуками, поселившимися в Хорасане, ал-Бундари упоминает шихне Туса и Нишапура, которым газневидское правительство поручило вытеснить кочевников и их стада за пределы области /16, с. 6/. Шихне Туса Абу-л-Харис Арслан, военачальник султана Махмуда, назван также вали Туса и Хорасана /II, с. 174, примеч. 14, с. 176, примеч. 19/. Сельджукским шихне в Багдаде был известный эмир султана Алп-Арслана, находившийся в свое время на службе у Буидов, - Са‛д ад-Даула Гаухар Аин, который постоянно сопровождал Сельджукида во всех его походах вплоть до гибели султана у крепости Барзан (вблизи Мерва). По сообщению Мухаммада ар-Раванди, во время нападения коменданта крепости Юсуфа Хорезми на Алп-Арслана шихне Багдада загородил султана своим телом и был тяжело ранен /20, с. 121/. После убийства Алп-Арслана Малик-шах отправил С‛ад ад-Даула обратно в Багдад в качестве шихне, где, видимо, он обладал административной властью /II, с. 194-195/.

Афзал ад-Дин Кирмани в своем сочинении "Бадай‛-и ал-азман фи вакай‛и кирман" ("Лучшие времена в истории Кирмана") отмечает, что когда сельджукский правитель Кирмана малик Кавурд ибн Дауд захватил Оман, он оставил управление полуостровом за его старым правителем (вали) Шахрийаром и приставил к нему своего шихне. Далее автор подчеркивает, что шихне из Кирмана постоянно направлялись в Оман, и эта практика продолжалась до конца правления Арслан-шаха /32, с. 9-10/.

Любопытным представляется тот факт, что смотритель царских умывальников (ташт-дар) при дворе султана Малик-шаха Ануш-Тегин Гарджа носил титул шихне Хорезма. Это обстоятельство, констатирует Ата-Малик Джувайни, было вызвано тем, что для покрытия расходов этой части придворного хозяйства (т.е. ташт-хане) служили налоги, поступавшие из Хорезма /22, т. 2, с. 2/. В. В. Бартольд отмечает, что, согласно материалам первоисточников, Ануш-Тегин фактически не управлял этой областью; своего сына Кутб ад-Дина Мухаммада (ставшего при султане Санджаре правителем Хорезма и получившего титул хорезмшаха) он воспитывал в Мерве /62, с. 387/.

Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави в жизнеописании последнего хорезмшаха Джалал ад-Дина называет некоего Кули-хана - шихне Хорасана, который вызвал на себя гнев султана Ала ад-Дина Мухаммада из-за неудачной осады крепости Герата. Спасаясь бегством, он отказался от своей власти и владений в Нишапуре /15, с. 187/.

Разбирая историю Сельджукидов Рума в период монгольского нашествия, В. А. Гордлевский подчеркивает, что султан Гийас ад-Дин Кайхусрау II, смирившись с положением вассала, попросил, чтобы монголы поставили над ним в Малой Азии шихне /80, с. 39/.

Все это говорит о том, что институт шихне имел широкое распространение в странах Ближнего и Среднего Востока в XI-ХIII вв. Шихне являлся представителем центрального правительства, уполномоченным обеспечивать безопасность в городе, его округе и целой провинции в интересах государства. Вместе с тем в материалах нарративных исторических источников мы не находим сколько-нибудь четкого объяснения характера власти и функций носителя должности шихне.

Среди документов "Атабат ал-катаба" содержится три султанских указа, изданных при назначении на должность шихне в города и области империи Санджара. Во всех трех случаях кандидатами на этот пост являются представители высшего военного командования - сипахсалары (или исфахсалары) тюркского происхождения.

В грамоте, по которой пост шихне Джувайна передается одному из видных сельджукских эмиров, говорится следующее: "Уже несколько лет как должность шихне Джувайна передана в благословенный диван славной хатун, дорогой сестры Тадж ад-Дунйа ва-д-Дин Hyp Билгя... поручена ее наибам и доверенным людям... И должность шихне утверждена и пожалована диваном Тадж ад-Дунйа ва-д-Дин... сипахсалару Сайф ад-Дину Юрюн-Кущу... который является одним из достойных /наших/ рабов, наделен превосходными качествами и... /отличается/ исправностью службы. До нашего слуха донесли, что раийаты того округа (нахийат) благодарны Сайф ад-Дину; он милостиво с ними обращается и стремится облегчить их /положение, обеспечить/ их безопасность. За это мы его похвалили, и был издан вновь указ (мисал), дабы Сайф ад-Дин приобрел уверенность при исполнении этой должности (шугл), как следует выполнял бы свои обязанности, старался бы в оказании уважения и почтения /представителям/ занятых родов (ахл-и буйуатат), имамам, улемам, благочестивым людям, кади и набожным мужам того округа - родины и обиталища этих сословий, благодаря молитве которых /мы обрели/ огромное счастье и благословение /Господа/..." /44, с. 61/.

Этот фрагмент, часть повествовательного раздела грамоты, свидетельствует о том, что кандидатура на пост шихне, вероятно, рекомендована представителями правящей династии, в том числе сельджукскими хатун, которые пользовались большим влиянием в государстве, имели в своем распоряжении многочисленную прислугу, штат чиновников (нувваб ва му‛тамидан), воинские подразделения и собственный диван. Из документа становится ясно, что Сайф ад-Дин назначается на должность шихне Джувайна не первый раз ("был издан вновь указ"). И хотя сипахсалар является как бы представителем дивана хатун, он, разумеется, находится на положении слуги (банде) султана и его должность утверждается официальным письменным распоряжением верховного правителя.

Поводом для повторного назначения Сайф ад-Дина шихне якобы служит информация, поступавшая в верховный диван, о добросовестном выполнении им своих служебных обязанностей и его справедливом отношении к раийатам. Нет никакого сомнения в том, что слова о справедливости и добром отношении шихне к подданным султана не что иное, как своеобразная формула, применявшаяся при подготовке документа о назначении государственного чиновника, служившая доказательством предоставления ему определенных гарантий со стороны правительства, показателем его доброй репутации в качестве представителя власти.

Вместе с тем шихне предупреждается о необходимости соблюдения интересов представителей знатных родов, имамов, улемов, кади, благочестивых людей и бережном к ним отношении. Он обязан советоваться с ними по любым вопросам, касающимся его должности, а также связанным с поимкой, наказанием и изгнанием ‛аййаров*, бродяг, воров и всякого рода злоумышленников (мута ‛аддийан), смутьянов (мутамарридан), бунтарей (ахл-и фитна). Шихне, кроме того, должен строго наказывать всех, кто оказывает им помощь и содействие и укрывает от закона. Видимо, между шихне и кади существовала тесная связь.

* (О них см. ниже, гл. 4.)

Сайф ад-Дину предписывается оберегать податное население "от злого умысла и убытка /со стороны/ проезжих чиновников, воинов и путников". Шихне должен внимательно проверить всех подчиняющихся ему служащих и уволить тех, которые превышали свои полномочия. В указе настоятельно рекомендуется Сайф ад-Дину назначить ответственным за диван-и шихнеги некоего Сикат ад-Дина, который ранее был его наибом /44, с. 61/.

В указе о назначении на пост "правителя и шихне Балха" Абу-л-Фатха Ахмада ибн Ала ад-Дина, внука Имад ад-Дина Кумаджа (которому удалось выкрасть султана Санджара из огузского плена /177, с. 151/), его наибу, отвечающему за вопросы, касающиеся должности шихне, предлагается взимать плату за совершенные преступления в соответствии с виной и материальным достатком преступников, укрощать и подавлять возмутителей и бунтовщиков, считать наказание воров и разбойников обязательным предписанием шариата и важнейшим условием мусульманского закона. Шихне должен изгнать злоумышленников и мятежников с мест их пребывания и укрытий и направить в ту местность, которая является источником бунта и разбоя, доверенных надзирателей (рукаба), и то, что станет им известно, они сообщали бы наибам провинциального дивана (диван-и айалат). Шихне не должен проявлять беспечность, снисходительность и небрежность при наказании злодеев, грабителей и разбойников и обязан вершить над ними шариатский суд. При разбирательствах он должен обращаться за советом к имамам, муфтиям и улемам /44, с. 79/.

В "Атабат ал-катаба" содержится два султанских указа о назначении шихне над туркменами, кочевавшими в пределах Гургана, Дехистана, Мангышлака, Шахристана, и оседлым населением этих областей. В документах кочевники обозначены термином бадави, а оседлые - хазари. О первых говорится, что это достойнейшие из раийатов, что они обитают в степи и, поскольку находятся вдали от населенных пунктов, сведения об их делах поздно доходят до двора (даргах).

В грамоте, согласно которой Шамс ал-Миллат Инандж Билгя Улуг Джандар-бек получает пост шихне над туркменами, сообщается, что занятия кочевников обеспечивают довольствие, способствуют увеличению благ и росту процветания всех людей - и знатных (хасс) и черни (‛амм). И так как исфахсалдар Шамс ал-Миллат в руководстве войском и обращении с раийатами наделен незаурядными способностями и воспитан "под тенью нашего" (т.е. султанского) покровительства, отмечается в документе, то он должен уничтожить насильников, назначить добросовестных наибов, своевременно требовать подати и налоги, причитающиеся шихне, не уклоняться от статей предыдущего постановления по сбору налогов, не устанавливать новых правил, выделить каждому предводителю (салар) вместе с его людьми и жилищами пастбища и водопои и следить, чтобы они не допускали насилия и жестокости по отношению друг к другу /44, с. 81-82/.

Назначая исфахансалара Джамал ад-Дина на должность шихне Дехистана, власти выделяют ему икта в окрестностях Гургана. В документе подчеркивается, что, получая пост шихне, Джамал ад-Дин также наделяется полномочиями наиба правителя вилайата. В одном из исторических источников отмечается, что, когда эмир Сайф ад-Дин Сювар прибыл в Халеб на службу к атабеку Имад ад-Дину, тот оказал ему милость и в качестве икта передал ему должность шихне Халеба и его округи /15а, с. 45/.

Предписания Джамал ад-Дину в некоторой степени перекликаются с инструкциями, содержащимися в процитированном выше указе о назначении правителя и шихне Балха. Очевидно, в Сельджукском государстве существовала практика, согласно которой заместитель вали одновременно выполнял обязанности шихне.

Анализ "Атабат ал-катаба" дает основания считать, что термин "шихне", как и некоторые другие административные термины, употребляется в сборнике документов для обозначения должностных лиц, выполнявших свои служебные обязанности на разных уровнях исполнительной власти. Судя по материалам султанских указов, основная функция шихне заключалась в обеспечении спокойствия в городах и провинциях Сельджукской державы, шихне отвечали также за безопасность на дорогах, горных проходах и морских переправах.

Используя воинские подразделения, шихне "наводили порядок" в населенных пунктах и сельской местности. Как отмечает С. Г. Агаджанов, "феодальный институт шихне прежде всего являлся орудием для подавления и удержания в повиновении трудовых масс" /53, с. 235/. Призванные следить за безопасностью и спокойствием, шихне в целях личного обогащения порой превышали власть, занимались вымогательством, доходили до открытого разбоя. В исторических и литературных сочинениях XI-ХII вв. сохранились многочисленные и убедительные свидетельства злоупотреблений служебным положением, взяточничества и неприкрытого насилия со стороны этих блюстителей порядка.

Ярким примером могут служить обличительные стихи поэта ХII в. Низами Гянджеви, в которых он рассказывает о старой одинокой женщине, которую государственные чиновники довели до отчаянного состояния и которая обратилась за правосудием непосредственно к султану Санджару /48, с. 26/. Говоря о масштабах беззакония и произвола со стороны представителей официальных властей в середине ХII в., ал-Бундари подчеркивает, что Багдадом правили жестокие шихне и претензии, которые они предъявляли дивану халифата (ад-диван ал-‛азиз), не выдвигались даже приближенными халифа /16, с. 234/.

Вероятно, в ХIV-ХХ вв. некоторые функции шихне в странах Среднего Востока выполняли даруга, затем калантар, а позднее фармандар.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'