история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ермак и Строгановы

Как на дрожжах поднялся и разбогател при Грозном торговый дом Аники Строганова. Царь пожаловал ему право разрабатывать соляные богатства в Пермском крае, а затем принял в "государеву светлость опричнину" и выдал жалованную грамоту на неосвоенные земли по Чусовой.

Освоив земли в Приуралье, Строгановы устремили взор в сторонy Сибири. Им удалось проникнуть в Зауралье и основать там слободу. Отсюда они рассчитывали продвинуться на Тобол и Иртыш. Но Кучум уничтожил строгановский форпост в Сибири и в 1573 г. послал лучшего своего военачальника Маметкула в Пермь для нападения на владения Строгановых.

В качестве опричных слуг Строгановы наняли к себе на службу 1000 казаков с огненным боем. Они не сомневались, что Кучум не сможет противостоять им и испросили у Ивана IV жалованную грамоту на земли по Тоболу, Иртышу и Оби. Но после сожжения Москвы татарами войско Строгановых было использовано для обороны на западе.

Вскоре страна пережила великое разорение. Соляные промыслы Строгановых пришли в упадок. В лучшие времена на Каме дымились топки 27 варниц. Теперь половина из них бездействовала.

Строгановы беззастенчиво угнетали и грабили местное мансийское население. В конце концов манси восстали и пожгли строгановские слободки. Затем на Чусовую пришел пелымский князь. Его воины довершили дело. Военные действия привели к полной остановке соляных промыслов. Строгановым грозило разорение. Царь не желал считаться с их трудностями и приказал взыскать с них экстренные поборы на войну.

Строгановы слали в Москву отчаянные письма, прося разрешения набрать казаков в свои городки. Но власти позволили им набрать "охочих людей" лишь в своем уезде. Владелец чусовской вотчины Максим Строганов больше всех страдал от нападений из-за Урала. Попав в безвыходное положение, он ослушался царского приказа и послал за казаками на Волгу. Летописи с полным основанием утверждали, что Ермак отправился в поход "по присылке Максима Строганова".

Придет время и Строгановы начнут доказывать, что их предки предоставили Ермаку "запасы многие", пушечки и скорострельные пищали, а кроме того, отпустили с ним своих ратных людей из пермских городков - "предобрых воинов триста человек", "литвы и немец и татар и русских".

Ранние и более достоверные источники начисто опровергают эти наивные вымыслы. Один осведомленный летописец отметил, что, будучи на Чусовой, Ермак "взя с собою тутошних людей 60 человек". Тем дело и ограничилось.

Возникает вопрос, почему Строгановы, много лет готовившиеся к занятию Сибири, в решающий момент фактически отстранились от участия в сибирской экспедиции? Либо они абсолютно не верили в успех экспедиции, либо какие-то внешние обстоятельства помешали им участвовать в давно задуманном предприятии.

Строгановы много лет вели торговлю в Зауралье и имели точные представления о силах и ресурсах "царства" Кучума. Они знали, что у Кучума было несколько тысяч воинов, Могли ли пять сотен казаков одолеть их?

Строгановские суда бороздили уральские реки, и их люди прекрасно знали режим этих водных путей. В дни осеннего паводка вода в горных реках и ручьях после сильных дождей поднималась и горные перевалы становились доступными для переволоки. В сентябре Ермак мог перевалить за Урал, но если бы он там замешкался до окончания паводков, его казаки не смогли бы перетащить свои суда через перевалы обратно.

На легких речных ладьях казаки могли вести летучую войну с татарами и даже захватить внезапным набегом их столицу. Но затем Кашлык неизбежно стал бы для них ловушкой. Глубокие снега и льды отрезали бы отряду путь к отступлению. Выдержать же длительную воину с многотысячной татарской армией несколько казачьих сотен едва ли могли.

Строгановы представляли себе трудности затеянного предприятия гораздо лучше, чем пришлые казаки. Иван IV писал, что Ермака за Урал послали Строгановы. Если так, то их отказ подкрепить казаков своими воинскими силами и артиллерией говорит не в их пользу. Купцы не ждали успеха и готовы были послать казаков на верную гибель ради сохранения своих соляных доходов.

Фрагменты из "архива" Ермака дают основание и для другого предположения. Прибыв в Москву, гонцы Ермака подробно обрисовали обстоятельства, приведшие их в Сибирь. Покинув Яик, отряд казаков прибыл на Каму и Чусовую. Когда нагрянули татары царевича Алея, Ермак не дал им разорить Чусовские городки. Отбитый на Чусовой Алей ушел к Соли Камской и учинил там дикий погром. "И с тех мест, - утверждали гонцы, - учели оне, Ермак с товарыщи, мыслить и збираться как бы им дойти до Сибирской земли и (до) того царя Кучюма".

Если верить казакам, решение о походе в Сибирь они приняли не на Яике и Волге, а в Пермском крае. Бои на Чусовой позволили Ермаку оценить боеспособность сибирской рати. Прошло немного времени, и Татары объявились в Соли Камской к северу от строгановских городков. Возникла ситуация, на редкость благоприятная для наступления на Сибирское ханство. Ермак имел реальную возможность добраться до столицы Кучума раньше, чем туда вернутся войска Алея. Расчет казаков оказался безошибочным. Татары напали на Чердынь, и увязли в боях. Тем временем Ермак стремительным маршем прошел к Кашлыку. У Кучума не было сил для обороны своей столицы.

Перспектива разгрома Сибирского ханства прельщала Строгановых, но они не могли игнорировать опасность, непосредственно угрожавшую им. В случае ухода Ермака ничто не мешало Алею опустошить владения Строгановых на обратном пути к уральским перевалам. Страшась этого, солепромышленники не решились отпустить с Ермаком стрельцов и пушкарей, служивших в их городках. Пока татары грозили владениям Строгановых с востока, Строгановы имели все основания подталкивать Ермака к наступлению в Сибирь. Но когда Алей оказался в тылу у Строгановых в Соли Камской, положение в корне переменилось. Купцы старались удержать у себя казаков как можно дольше, чтобы отбиться от татар.

В ноябре 1582 г. Иван IV сделал выговор Строгановым за то, чTO ОНИ призвали в свою вотчину казаков - "воров" - волжских атаманов, которые "преж того ссорили нас с Нагайскою ордою, послов нагайских на Волге на перевозах побивали и ордобазарцов грабили и побивали, и нашим людем (читай: Пелепелицыну. - Р. С.) многие грабежи и убытки чинили" Жалоба Пелепелицына, повторенная в царской грамоте, имела в виду вполне определенных лиц. Не Ермак грабил Пелепелицына на волжских перевозах, а Иван Кольцо, Никита Паи и Савва Волдыря. Их-то Пелепелицын и назвал казаками-ворами в доносе царю.

Опальная грамота 1582 г. опровергает разом два мифа, связанных с сибирской экспедицией. Первый миф - о грабежах Ермака на Волге и захвате им царской казны. За подобные проступки казаков вешали без лишних слов. Однако царь Иван IV и не думал вешать "воров" из отряда Ермака. Напротив того, местные власти получили приказ разместить казаков Ермака в государевых крепостях Чердыни и Соли Камской и использовать их для обороны края.

Содержание второго мифа, родившегося в официальных сферах в Москве, сводилось к тому, что покорение Сибири осуществили государевы служилые люди по прямому указу царя. Грамота 1582 г. опровергает эту ложь. Иван IV велел Строгановым под страхом "большой опалы" вернуть Ермака из похода в Сибирь и использовать его силы для "оберегания пермских мест". Россия не закончила войны со Швецией. На юге ее границы постоянно нарушали крымцы и ногайцы. В Нижнем Поволжье поднялись на восстание малые народы. В таком положении Иван Грозный не желал приобрести лишнего противника в лице сибирского хана. Его указ, однако, прибыл в строгановские вотчины с большим запозданием и не мог оказать влияния на судьбы сибирской экспедиции.

В то время как царь писал свою знаменитую грамоту, Ермак уже нанес Кучуму сокрушительное поражение и занял его столицу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'