история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПЕРЕДНЯЯ АЗИЯ ДО XVI ВЕКА


После 55-летнего царствования Хаммурапи, правило пять его потомков еще 150 лет. О деяниях их известно мало. Сын Хаммурапи, Самсуилуна (2080—43) заботился, подобно отцу, о каналах и занимался храмозданием и постройками в Вавилоне; от него и его преемников сохранилось собрание указов, несколько надписей (между прочим сумерийских) и список пo-годных дат с обозначением событий. Указы и письма менее интересный разнообразны, чем дошедшие от Хаммурапи; они вращаются в сфере финансовой и фискальной, изредка судебной (апелляция к царскому суду после недовольства ведением дела) практики. Из хроник этого времени, находящихся в Британском музее, видно, что политическое положение было крайне неустойчиво. Смерть великого царя повлекла за собою смуты и нашествия. Римсин опять выходит на сцену и даже овладевает вновь Исином, Ларсой, Эрехом и Уром, где появляются документы с его именем. Самсуилуна победил его в 11-м году своего царствования в Ларсе, где, кажется, сжег его во дворце; в следующую кампанию он велел разрушить стены Ура и Эреха. Однако, и это не восстановило его положения. В следующем году, по словам хроники, возмутились все области, было усмирено восстание «иноземных областей», отпавших от вавилонского царя, а в 14-м году подавлен большой мятеж в Аккаде, т. е. в Северной Вавилонии, причем был разрушен Сиппар; восстановление города, его «соперничавших с небом стен» и храма упоминается под 15—18-м годами, и этому событию посвящена особая сумерийская надпись. В другой такой же надписи Самсуилуна говорит об усмирении 26 узурпаторов. Однако, на юге, в «Приморской стране» поднимаются новые враги, в лице новой «Приморской династии», повидимому, сумерийского происхождения, кажется, с центром в Исине. Самсуилуна долго и безуспешно воевал с основателем этой соперничающей династии Илумаилу; не имел полной удачи и его преемник Абешу. Таким образом, сумерийская реакция отторгла весь юг с Ниппуром и Ларсой, до Исина, от Вавилона. Показались новые враги и на востоке, и на севере. Под 9-м годом Самсуилуны говорится о нашествии касситов; при последнем царе династии, Самсудитане, по известию хроники, явились в страну. Аккада хетты. Вавилон был настолько ослаблен, что не мог устоять против этого нашествия. Аморейская династия Вавилона кончилась. Снова появляются городские царства. Нам известна, например, династия в Эрехе из царей Сингашида, Сингамиля и Анаама. От первого из них дошла вотивная надпись, в которой он, после повествования о построении храмов и молитвы об обилии, сообщает тариф на главные предметы торговли. Анаам восстановил стены Эреха, основанные, по его словам, героем Тильгамешем. Итак, Сеннаар опять оказался в состоянии раздробления, и Вавилон потерял политическое значение, сохранив культурное и религиозное.

В истории Вавилонии теперь впервые упоминается имя хеттов. Язык этого народа принадлежал, кажется, согласно данным Богазкеойского архива, к группе западных индо-европейских языков. Народ сам себя называл иначе, и хеттами он назывался по имени той области, которую он завоевал. Здесь, в хеттской стране, в центре Малой Азии, этот европейский народ появился в конце III тысячелетия. Он покорил туземцев, но последние сумели сохранить свою этническую физиономию. До нас дошли из; Богазкеойского архива тексты, написанные на их языке, называемом исследователями протохеттским.

На ряду с туземцами, индо-европейские «хетты» завоевали и ассирийские колонии в Каппадокии, документы которых из Кесарии (совр. Кюль-тепе) были впервые обследованы В. С. Голеншцевым. Вместе с индо-европейскими хеттами начинают напирать с востока (?) и арийцы, распространившие вместе с собою лошадь и проникшие в виде отдельных дружин даже в Сирию. [Индо-европейские] хетты идут также на юг и появляются в Месопотамии, Вавилонии и Сирии.

Последняя теперь была окончательно заселена семитами, одноплеменными царями первой вавилонской династии, которые именовали себя царями страны Амурру (сумерийское Марту); связь свою с Вавилоном поддерживали и жители этой страны Амурру. На Среднем Евфрате, у устья Хабура, нам известно царство Хана, со столицей Тирка, близ нынешнего Телль-Ишар, представлявшее в культурном отношении подобие вавилонской области. Найденные здесь три клинописных документа от царей Ишарлима, Аммибаля и Хаммурабиха доказывают господство вавилонского письма, датировок по событиям царствований, влияние права и т. п. По палеографическим соображениям, они относятся ко времени первой вавилонской династии; возможно полагать, что Хаммурабих тожественен с великим царем Вавилонии, может быть, подчинившим себе Хана. И здесь упоминаются каналы, им открытые. Главным божеством был Дагон, которого чтили и цари Исина. Ко времени Хаммурапи, к Уру и Харрану библия относит Авраама, родоначальника евреев, и Лота, родоначальника родственных им моавитян и аммонитян, а хананеи-финикйяне говорили Геродоту о своем появлении «с Эритрейского моря» за 23 века до него, т. е. в XXVIII веке. Такая ранняя дата возможна — очевидно, они были передовой дружиной аморейского переселения, осевшей на самом море. Финикияне никогда не составляли цельного государства. В последующее время они называли свою страну Ханааном, а себя сидонянами, может быть, по имени города или его бога, бывшего религиозным средоточием в древнейшее время. Островные города Тир (Цор — скала) и Сидон и горный Библ (Гебель—гора) и др. были отдельными городскими царствами. Финикияне, придя в Сирию, подверглись влиянию соседних культурных государств. С одной стороны, Египет отзывался на брожение племен за своей азиатской границей: египетские фараоны посылали свои полки усмирять беспокойные племена Синая и Палестины и даже снаряжали морские экспедиции. С другой стороны, и Вавилония, начиная с Лугальзаггиси и Саргона, прочно установила на «Западе», вплоть до Средиземного моря, господство своей культуры. Таким образом, уже на заре своей истории, Сирия оказалась между двумя культурными и политическими влияниями. Ее раздробленность делала ее неспособной к самостоятельной жизни. Войдя в состав больших империй Сеннаара, для которых она была необходима, как открывшая доступ к Средиземному морю и гаваням, «страна Амурру» стала к ним в более тесные культурные отношения, чем к Египту, тем более, что ее сближало племенное родство, а в конце III тысячелетия ее представители даже добились вавилонского престола. Конечно, степень влияния культуры Сеннаара здесь была иная, чем в Эламе, Ассирии или у лулубеев, куда целиком была пересажена религия и государственность Сеннаара. И в Сирии мы находим такие же городские царства, как в долине Евфрата. Библейский Мельхиседек, «царь Салимский и священник бога вышнего (Элиуна)», как бы напоминает исака; он подобен многочисленным князьям-первосвященникам; Ширпурлы, Ура и т. п. То же самое можно сказать и об Истарвасуре (?), часть клинописного архива которого нашел в Тааннаке Зеллин. Современные раскопки в Палестине обнаружили несколько остатков хананейских владений — это крепости на горах или искусственных насыпях, например, в Тезере, Тааннаке, Мегиддо, Иерихоне, с хорошо построенными стенами и водопроводами. Найденные здесь вещи красноречиво указывают на встречу влияний — здесь и вавилонские цилиндры, и египетские скарабеи (между прочим, на цилиндрах, очевидно местного изделия, иногда рядом с клинописью, египетские иероглифы-символы). Подтвердили эти находки и наши представления о древней ханаанской религии. Религия семитов была племенной и развилась в пустыне. Божества были первоначально менторами, отцами своего народа, его владыками, затем царями; отсюда их имена «Ваалы», «Мелеки» (Молохи). Ваал, собственно «господин», был Ваалом какого-либо племени или места, он мыслился в. теснейшем единении со своими почитателями, ревниво относился к почитанию богов других племен. Семиты плохо различали мир животных, растений и неорганическое от органического, что отразилось и на их языке, различающем только два рода имен и не знающем среднего; для них вся природа была живая, что, в связи с их слабой способностью к пластике, обусловило представление о богах менее всего в человеческой форме. Так называемый фетишизм особенно отличал их культ до позднейшего времени — божества представлялись обитающими в священных источниках, водах, оживляющих оазис в пустыне, под деревьями, в скалах, горах, камнях, разнообразящих вид пустыни или отмеченных какими-либо знамениями. У священных вод или деревьев были оракулы; молились и приносили жертвы на высотах. Антропоморфизм был явлением заносным, главным образом, из Египта. Культ в Ханаане нередко был жесток и требовал крови детей, невинности женщин и добровольного изувечивания от мужчин. В Гезере найдена «высота» с 11 фетишами — столбами (так называемые массебы), идущими по прямой линии с севера на юг, и подножием самого главного — 12-го. Во многих местах найдены безобразные фетиши и идолы. В Мегиддо нашли в фундаменте стены сосуд с останками ребенка, очевидно жертвы, принесенной при закладке. Подобные же страшные находки были сделаны в Иерихоне и Гезере. В последнем, кроме того, обнаружены доказательства перехода к большей мягкости в культе — замена человеческих жертв серебряными фигурками и другими символическими приношениями. Вообще, при всей безотрадности древней ханаанской религии, и в ней несомненно был свой прогресс, хотя он и не шел по тому пути, какой мы видели в вавилонской религии. Представление о родстве божества с их народом, об отеческом его отношении удержалось и тогда, когда на место племен пустыни появились городские царства с богами владыками и царями; близость божества особенно выражалась в собственных именах, указывающих на высоту представлений о божестве и на отношение к нему человека. Разбирая собственные имена уже древнейшей эпохи, Гоммель говорит о появлении Авраама, составившего из этих высоких элементов фундамент новой великой религии. Может быть, и Мельхиседек, общения с которым не гнушается этот «отец верующих», также относится к этой группе явлений. Во всяком случае, при безотрадности ханаанской официальной религии, предполагать существование более высоких течений возможно лишь при допущении в ней религиозной реформы.

Движение хеттского народа не могло найти себе отпора в разъединенных городских царствах Сирии. Хетты, а за ними даже и арийцы, проникли далеко, и уже история Авраама говорит о хеттских поселениях в Палестине. Но удержать Вавилон им не удалось — завоевание было мимолетным, и здесь они встретили отпор не сод стороны семитов, а от новых претендентов на владение метрополией культуры.

После Самсудитаны и хеттского погрома, в Вавилонии осталась туземная «Приморская династия» в лице Гулкишара (около 1800). Но объединить страну ей не удалось. Уже под 9-м годом Самсуилуны упоминается о нашествии войска Кашшу, т. е. горного племени касситов, невидимому, подвергшегося арийскому влиянию, насколько это можно заключить по собственным именам, в состав которых входят такие имена богов, как Шуриаш (бог солнца, индийск. Суриа, греческое ο' Ηλως, Бугаш («Бог»), Шумалия, Марутташ и др. Теперь им были открыты двери, и на вавилонском престоле оказывается новая иноземная династия. Сведений о ходе завоевания мы совсем не имеем. В поздней копии надписи первый царь-кассит Гандаш (около половины XVIII в.) именуется «царем четырех стран, царем Сумира и Аккада, царем Вавилона». Приморская династия уступила не без борьбы. Последний царь ее, Эагамиль, повел против касситов и Элама войну, но был разбит и прогнан. Касситы затем сами перешли в наступление и покорили «Приморскую страну». Последняя, однако, потом опять вышла из повиновения, и подчинение ее потребовало упорной борьбы. Касситское завоевание, кажется, не сопровождалось большими опустошениями — пришельцы скоро подчинились вавилонской культуре, хотя продолжали носить несемитские имена, большею частью производные от своих богов, сопоставленных с вавилонскими: Шипак (например, царь Мелишипак) = Мардуку, Харбе = Энлилю, Шуриаш = Шамашу, Марруташ = Нинурта, Шумалиа (горная богиня) и др. Самое имя Вавилонии у них большею частью заменялось «Кардуниаш» — вероятно, по имени укрепленного пункта («кар») «владыки земли» («дун-иаш»), т. е. Энлиля, которому и Ниппуру касситы оказывали большое почтение. Они выступали и законодателями: в одном документе упоминается год, «когда царь Каштилиаш установил право». Титуловать себя касситские цари продолжают, между прочим царями четырех стран, т. е. владеющими областями за пределами Сеннаара, несмотря на то, что Элам был самостоятельным, а запад оставался вполне потерянным и не входит в титулатуру касситских царей. Но хеттов удалось оттеснить, и даже подчинить себе (временно?) Месопотамию. Это видно из единственной дошедшей до нас от этого времени крупной надписи (переписанной для библиотеки Ассурбанипала) царя Агума II, или Агумкакрима (около 1650), который начертал ее по случаю торжества возвращения в Вавилон похищенной оттуда статуи Мардука. Он говорит, после обычного вступления: «я — царь страны Кашшу и Аккада, царь обширной страны Вавилона... царь Падана и Альвана, царь неразумных гутиев, царь, управляющий четырьмя странами света, любимец великих богов. Когда Мардук, владыка Эсагилы и Вавилона, был упрошен великими богами к возвращению в Вавилон, он обратил к Вавилону свой лик... Я же размыслил и взвесил, и обратил свое лицо, чтобы доставить Мардука в Вавилон, и поспешил к Мардуку, возлюбившему мое царство, на помощь. Я вопросил бога Шамаша чрез жертвенного агнца и послал в далекую страну Хани, и они обняли руки Мардука и Зарпанит. Мардука и Зарпанит, возлюбивших мое царство, я вернул назад в Вавилон. В доме Шамаша, в родном помещении, я поставил их»... Дальше идет описание реставраций храмов и украшений в честь возвращенных божеств. Надпись имеет важное значение, указывая, что неприятели некогда овладели Вавилоном и даже унесли его палладий. Возвращение его было восстановлением политического существования. Но кто были эти неприятели? Страна Хани тожественна с упомянутой древней Хана и Ханигальбатом, областью государства Митанни. Вероятно, боги попали в эту страну во время погрома аморейской династии, и возвращению их предшествовала победоносная война касситов и признание верховенства последних. Действительно, до нас дошло несколько документов из Хани, датированных по касситским царям. С другой стороны, в документах кассйтской эпохи часто встречаются имена, очевидно, митаннийского образования. Если Хани находилась в Ханигальбате и Митанни, то, очевидно, в нашествии хеттов участвовала и Митанни. Эта передовая рать хеттского вторжения в описываемую эпоху завладела самой северной областью вавилонской культуры — Харраном и Месопотамией, а потом и Ниневией. Последнее нам известно случайно; возможно предположить, что завоевания шли дальше на юг и отторгли от Вавилона Сирию. Митаннийские имена находят в документах из Дрехема; в Самарре, на Среднем Тигре, найдена бронзовая дощечка с надписью о построении храма Нергалу Арисеном, царем Уркиша и Намара. Имя Арисена считают митаннийским и заключают о распространенности «митаннийского» племени к востоку от Тигра уже в средине III тысячелетия. Митанни сделалась великой державой, сносившейся с Египтом на равных правах.

К этому же времени относится начало четвертой великой державы, впоследствии заменившей Митанни — Ассирии. Она получила имя от города Ассура (собственно - Ашур), бывшего уже во 2-й половине III тысячелетия резиденцией исаков, из которых Ушпиа впервые основал храм своему богу, а Кикиа выстроил городские стены. На основании этих имен заключают о «митаннийском» происхождении основателей. Древнейшие слои в Ассуре обнаружили скульптуры сумерийского характера, напоминающие и по работе, и по типу, и по одежде найденные в Теллохе и Бисмайе. Храм носил сумерийское имя Э-харсаг-куркура — «Дом горы земель» и имел зиккурат. Ближайшие преемники этих исаков распространили свою власть на соседние области и присоединили два священных города богини Истар — Арбелы и Ниневию. (В половине XXI в. (XXIII в.?) исак Илусума дерзнул выступить против основателя аморейской династии Сумуабу, может быть, в борьбе за Вавилон. Повидимому, 4 война была неудачна, так как в последующее время мы видим Ассирию вассалом Вавилона. Хаммурапи в одном из своих писем упоминает о своем гарнизоне в Ассирии, а во введении к кодексу говорит, что он «вернул в Ассур его милостивого Ламассу (хранителя)» и «в Ниневии, в храме Эмишмиш, дал воссиять имени Иннины». Однако, ослабление Вавилона делало эту зависимость нечувствительной. Ассирийские исаки Самсиадады I (начало XX в.) и II, Ишмидаган (XIX в.) и др. строили и реставрировали храмы, ассирийская колонизация распространялась на Месопотамию и Каппадокию. Но движение племен прервало это развитие, и Ассирия на некоторое время была оттеснена Митанни.

После Агума II у нас о Вавилоне нет сведений до-самого XV века. Отсутствуют даже деловые документы. Очевидно, был застой и упадок. Касситские цари были слабы, находясь между своими единоплеменниками и вавилонянами, делая и тем и другим уступки. Военная касситская аристократия то и дело свергает царей, феодализация развивается до крайних размеров; значительная часть кудурру дошла именно от касситского (более позднего) времени. Само собою разумеется, что о какой-либо политической гегемонии в Азии нечего было и думать. Наиболее крупной державой теперь оказывается Митанни. Египет в это время находился под иноплеменным владычеством «гиксосов». Кажется, что последние находились в связи с Митанни, и таким образом Сирия, Малая Азия и Египет оказались исторически связанными под гегемонией родственных племен. Какое обширное поле для этнографических смешений и культурных взаимодействий!

Источники: King, The letters and inscriptions of Hammurabi; здесь изданы и переведены письма, надписи и хроники и его преемников. King, Chronicles concerning early Babyl. Kings. Pоebel, Eine sumerische Inschrift Samsuilunas. Oriental. Literaturzeit., 1915. Gautier, Archives d'une famille de Dilbat au temps de la premiere dyn. de Babylon. Memoires de l'Institut du Caire, 1908. Может быть, Римсин, боровшийся с Самсуилуной, был лишь узурпатором, присвоившим себе популярное имя великого противника Хаммурапи. Ср. Ungnad, Zeitschr. Deutsch. Моrgenl. Ges. 74, 1920, стр. 227 cл. Против аморейской теории Clay (The empire of the Amorites) уже начинают раздаваться голоса и понятие «Amurru» пытаются снова пересмотреть. См. пока: Landsberger, Amurru в Zeitschr. f. Assyr. XXXI, стр. 236 cл. Golenischeff, Les tablettes -cappadociennes. Спб., 1891. Delitzsch, Beitrage zur Entzifferung der Kappad. Keilschrifttafeln. Abh. d. Sachs. Gesell. XVI. О хеттах см. соответствующую главу. Соntenau, Trente tablettes cappadociennes, 1919. Его же, Tablettes cappadociennes du Musee du Louvre, Paris, 1920. Издание Британского музея, Cuneiform Texts from Cappodocian Tablets in the British Museum. T. I, London, 1921. В. К. Шилeйко, Документы из Гюль-Тепе, ИРАИМК I, стран. 350 сл. Интересно отметить, что имеются указания о находках подобных же «каппадокийских» таблеток в нижнем слое Богазкеоя, ср. Fоrrer, Sitzungsber. Preus. Akad. Wiss., 1919, стр. 1029 и Кing, Hittite Texts in the cuneiform character. London, 1920, табл. 50, № 102, 9. Соntenau, Les Semites en Cappadoce au XXIII'e siecleB Journ. As. XI сер., том XV, 261 и XVIII, 295 и в других томах; Jul. Lewу, Studien zu d. altassyrischen Texten a. Kappadokien, Berlin, 1922. Его же, Geschichte Assyriens u. Kleinasiens im 3 и 2 Jahrtaus v. Ch. B oriental. Literaturzeit. 1923, стр. 533. Его же статьи в последних томах Zeitschr. f. Assyr. Там же статья Landsberger'a. По религии семитов. Robertson Smith, Lectures on thе Religion of the Semites, 1889. Немецкий перевод Sttibe 1899. Lagrange, Etudes sur les tteligions Semitiques. Par., 1903. Вaetgen, Beitrage zur semitischen Religionsgeschichte. Baxidissin, Studien zur semitischen Religionsgeschichte. Wellhausen, Reste arabischen Heidentums 1887. A. A. Олесницкий, Мегалитические памятники св. земли. Сборник Пал. о-ва в. 41 (1895). О хананеянах: Vincent, Canaan. P., 1907 (результаты раскопок). Ноmmel Altisraelitische Ueberlieferung. Meinhold, 1 Mose, 14. Giessen, 1911. Опровергает историчеcкий xapaктep повествования и высказывается за его позднее, книжное происхождение и тенденциозный характер. [Р. Кarge, Rephaim, Die vorgeschichtliche Kultur Palastinas u. Phoniziens. Paderborn, 1917]. О финикиянах статьи Винклера в Altorientalische Forschungen и в III т. Weltgeschichte Гельмольта. [Sethe в большом исследовании, в сборнике, посвященном Ноmmel'ю (Mit. Vorderas. Ges., 1916), доказал окончательно, что «fnh» Древне-египетских надписей Обозначает имя определенного азиатского народа и соответствует греческому φοινιχες. О раскопках в Финикии, давших богатейшие результаты и достигших слоев, соответствующих Тинисской эпохе Египта, печатаются предварительные отчеты в Comptes Rendus de l'Acad. des Inscr. et B. L. и в журнале Syria]. О касситах. Delitzsch, Die Spache der Kossaer; 1834. gtrесk, Kardunias. Zeitschr. f. Assyriologie, XXI. Husing в ряде статей в Orientaijst. Literaturzeit. высказывается за «каспийское» происхождение касситских имен. [Pinсhes, The Language of Kassites в Journ. Roy. As. Soc. 1917, стр. 101 cл. Fr. Steinmetzer, Ueber d. Grundbesitz in Babylonien zur Kassitenzeit. в серии D. Alte Orient, Leipzig, 1919. Eго жe, Babylonische Kudurru, Paderborn, 1922]. Древнейшая история Ассирии сделалась более известной благодаря раскопкам в Ассуре немецкого Orientgesellschaft, в Mitteilungen которого (особенно в №№ 21 и 54) дается много материала по этому вопросу. См. еще статьи Ungnad'a в Oriental. Literaturzeitunf, 1910, стр. 150 и 204; в Beitrage zur Assyriologie VI. [Господство дин. Ура над Ассирией доказывается надписью, изданной Mit. Deutsch. Or. Ges. 54, 16. О древнейших архитектурных памятниках Ассура см. W. Andrae, D. archaischen Ischtar-Tempel in Assur, Leipzig, 1922. Надпись Арисена издана Thureau-Dangin, Rev, d'Assyr. 1921, стр. 1 сл. [О Митанни, которых Ungnad сопоставляет с субарейцами и считает древнейшим населением Передней Азии, ср. интересную его работу Volkerwanderungen (из серии Kulturfragen), Breslau, 1923].


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Hh.ru производственный календарь башкортостан.









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'