история







разделы




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2 Официальные документы об административном управлении в государстве Великих Сельджуков

История изучения административного управления

Изучение системы административного управления при Сельджукидах на современном этапе развития исторической науки немыслимо без комплексного исследования сведений документальных и нарративных источников Х-ХIII вв., а также тщательного анализа ряда социальных и политических институтов и терминов досельджукского, а по мере возможности и доисламского, периода.

В настоящее время мы не располагаем специальными исследованиями, посвященными структуре управления ближневосточных государств в доисламское время*. Нет разработок такого плана и по раннему периоду истории Халифата и возникших на его территории в более позднее время государственных образований.

* (Доисламская, т.е. сасанидская, социальная терминология изучена А. Кристенсеном. В некоторой степени она позволяет выяснить преемственность тех или иных социальных институтов. Об этом см. /140, с. 2-5/. Работа А. Г. Периханян "Сасанидский судебник", изданная в 1973 г. в Ереване, также полезна для определения взаимосвязи старых и новых форм общественного устройства.)

И хотя ряд исследователей, работающих над сельджукской тематикой, уделяли и уделяют в своих трудах определенное внимание вопросам административного управления, однако специальных работ, посвященных данной проблеме, до настоящего времени подготовлено недостаточно.

В. В. Бартольд, конкретно не занимаясь вопросами государственного строя, в отдельных своих работах по мере необходимости дает развернутую характеристику некоторых арабских, персидских и тюркских терминов, а также политических институтов, имеющих отношение к структуре управления и канцелярского делопроизводства в средневековых государствах Востока /61, с. 350-361; 62, с. 285-292/. В. А. Гордлевский в гл. ХIII своей монографии, посвященной Сельджукидам Малой Азии, описывает - в основном на материалах Ибн Биби и их переработке, предпринятой автором ХV в. Языджи-оглу Али, - систему государственного управления /80, с. 137-147/. Некоторые вопросы, отражающие административную систему при Сельджукидах, содержатся в исследованиях и переводах памятников, подготовленных Б. Н .Заходером /12, с. 313-353/. Характеристике института атабеков, а также сельджукской военной организации посвящены специальные работы Р. А. Гусейнова /83, с. 181-186; 84, с. 136-138/. Ряд исследований В. М. Бейлиса, построенных на материале сборника рассказов, писем и стихов, принадлежащих перу государственного чиновника Мас‛уда ибн Намдара, иллюстрирует некоторые особенности внутренней жизни города Байлакана в Арране и функции отдельных городских чиновников в конце XI в. /66, с. 17-31; 6, с. 16-62/.

Специальные работы, в которых в качестве отдельной, самостоятельной темы наряду с целым кругом других вопросов была поставлена задача изучения государственного устройства и различных социальных и политических институтов на Ближнем и Среднем Востоке в Х-ХIII вв., появились сравнительно недавно. В первую очередь это несколько разделов монографии С. Г. Агаджанова /53, с. 144, 232-238/, а также вторая глава его книги /54, с. 60-97/, в которых показаны различные аспекты политического строя государства Сельджукидов в Хорасане и Туркмении. Наряду с различными историческими источниками автор привлекал документы коллекции "Атабат ал-катаба".

Изучению социально-экономических отношений в рамках средневекового города Средней Азии посвящена седьмая глава коллективного труда, при написании ряда разделов которой О. Г. Большаков обращался к документам, составленным Мунтаджаб ад-Дином /67, с. 326-347/. В некоторых исследованиях Г. Г. Берадзе рассматривается целый комплекс вопросов, характеризующих институт городских раисов в Иране в Х-ХII вв. /68; 69, с. 62-71/. При определении статуса городского начальника Г. Г. Берадзе пользовался материалами официальных указов, изданных канцелярией последнего Великого Сельджукида. Пятая глава книги З. М. Буниятова "Государство атабеков Азербайджана" посвящена вопросам административного управления при атабеке Шамс ад-Дине Илдегизе и его потомках /76, с. 142-187/ и в специальном разделе "Государства хорезмшахов Ануштегинидов" этого же автора описывается структура государственного строя в империи последних хорезмшахов /77, с. 93-101/.

Одной из первых работ историков-востоковедов, основанных на документах "Атабат ал-катаба", является специальная статья Лэмбтон об административном управлении Сельджукского государства в империи султана Санджара /143, с. 376-388/. Статья главным образом посвящена анализу части административной терминологии, содержащейся в документах сборника. Если давать научную оценку этой работы, то нам представляется, что наряду с безусловно положительными ее качествами в ней наблюдаются и некоторые недостатки. Так, административная терминология в статье недостаточно четко связывается со структурой государственного управления. Не всегда учитываются особенности традиции, а также влияние административных систем предыдущих государственных образований. Часть материала "Атабат ал-катаба", содержащего ценную информацию относительно статуса средних и мелких чиновников, не привлекла внимания автора статьи. Вместе с тем следует признать, что эта публикация является определенным научным вкладом в исследование восточной социальной терминологии.

Органам государственного управления при Великих Сельджукидах и хорезмшахах Ануштегинидах посвящена монография Хорста, при подготовке которой наряду с другими, в том числе неизданными, документальными источниками он пользовался указами "Атабат ал-катаба". В этой интересной работе встречаются положения, которые не всегда подтверждаются материалом источников и не вполне соответствуют конкретным социальным и политическим условиям ХII-ХIII вв. Одним из примеров может послужить утверждение Хорста о наличии при дворе (подразумевается верховного правителя) некоего "придворного собрания", которое в документах обозначается термином "маджлис" /140, с. 17-18/. Что касается данного термина, в том числе в таких сочетаниях, как маджлис-и а‛ла, маджлис-и худайегани, маджлис-и ма, то, исходя из его содержания и назначения, он соответствовал понятиям типа "Присутствие", "высочайшее Присутствие" /115, с. 157/.

В опубликованной Г. Г. Берадзе рецензии на эту книгу наряду с положительной оценкой некоторых ее положений автор останавливается и на спорных вопросах, высказывает ряд критических замечаний. Берадзе, в частности, считает, что, широко используя документальный материал, Хорст не уделяет должного внимания нарративным источникам XI-ХIII в. Известные возражения, по мнению рецензента, вызывают трактовки таких терминов, как "раис", шихне, мухтасиб /71, с. 119/.

Ряд достаточно интересных вопросов, касающихся административного устройства ближневосточных государств ХI-ХIV вв., поднимаются в работах К. Каэна, Е. Аштора-Страуса, Г.-Э. фон Грюнебаума, К. Клауснер, Д. Сурделя, Дж. Ласнера (соответственно /134; 128; 139; 141; 155; 150/).

Изучение сюжетов социального, экономического, политического, этнического, военного, культурного и идеологического характера, связанного с сельджукским движением, представляет интерес как для европейских специалистов, так, в частности, и для историков арабских стран, Ирана и Турции, территории которых, за некоторым исключением, продолжительное время входили в состав Сельджукского государства и на себе испытали все стороны положительного и отрицательного влияния сельджукского господства.

Целый раздел специальной статьи Р. А. Гусейнова, посвященной сельджукской тематике и ее месту в современной историографии, касается работ турецких историков; в нем дана всесторонняя и достаточно исчерпывающая характеристика этих трудов /85, с. 208-222/.

Историки арабских стран и Ирана, работы которых написаны не только на традиционном уровне, но в известной мере и на уровне европейской науки, сравнительно малоизвестны нашему читателю. Следует отметить, что в некоторых трудах этих авторов исследуются некоторые вопросы административного управления в сельджукских султанатах. Эти ученые (как и турецкие историки) имеют возможность пользоваться рукописными (неизданными) источниками, которые фактически остаются недоступными для других исследователей. Поэтому ниже мы более подробно остановимся на анализе соответствующих исследований.

За последние годы в ряде арабских стран и в Иране проделана большая работа по подбору, систематизации и публикации письменных памятников на арабском и персидском языках из фонда государственных (в том числе зарубежных) хранилищ и частных коллекций. Эта нужная работа в значительной степени расширила основу для более глубокого изучения средневековой истории стран Восточного халифата. Определенная часть изданных нарративных и документальных источников, а также памятников литературы дополняет имеющийся фонд материалов по сельджукской тематике. Наряду с публикацией памятников письменности учеными арабских стран и Ирана написаны работы, в которых освещается история народов Передней Азии в эпоху средневековья, в том числе в период сельджукского господства.

Труды арабских и иранских ученых касаются главным образом различных сторон политической и культурной жизни народов этих стран.

Одной из первых книг, где описывается история Сельджукского государства в рамках средневековой истории Ирана, является книга Аббаса Икбала "История Ирана со времени появления ислама до монгольского завоевания" /167/.

В 1959 г. была издана монография того же автора "Везират в период правления Великих Сельджукидов" /168/. В основу ее положен большой фактический материал, который наряду с историческими трудами и документальными источниками представлен также удачной подборкой литературных сочинений, и в первую очередь стихотворных произведений знаменитых персидских и арабских поэтов XI-ХII вв., писавших свои панегирики сельджукским султанам, везирам и эмирам. Первые разделы книги Аббаса Икбала содержат предельно сжатое описание государственного строя и характеристики отдельных терминов, касающихся административного аппарата Сельджукской державы.

Основная часть этой работы посвящена жизнеописанию, государственной деятельности, личным качествам и достоинствам всех везиров, возглавлявших правительства Великих Сельджукидов, от султана Тогрул-бека до султана Санджара, а также крупных государственных чиновников. Собрав, сопоставив и проанализировав большой стихотворный материал из диванов знаменитых придворных поэтов, а также данные исторических источников, ученый реконструировал и дополнил биографии большинства сельджукских везиров, уточнил ряд дат и фактов, по-новому трактующих отдельные события и реалии периода, дал свою оценку деятельности каждого главы правительства как во внутренней, так и во внешней политике.

Одна из основных задач автора, которую он ставил перед собой в этой книге, заключалась в достаточно детальном освещении роли каждого везира и наиболее крупных государственных сановников в управлении Сельджукской империей, в благоустройстве городов, строительстве дорог, мостов, больниц, медресе и других объектов, а также позиции и практической деятельности того или иного везира в приобщении тюрков-сельджуков, и в первую очередь самих султанов, к иранским, главным образом политическим, культурным традициям. Большое внимание автор уделяет роли и значению дома везира Низам ал-Мулка, личность которого не лишена известной идеализации.

Отношение Икбала к самим сельджукским султанам в целом сдержанное. Вместе с тем он не упускает возможности подчеркнуть отрицательные качества, характеризующие отдельных Сельджукидов как недальновидных, нерешительных, лишенных политической зрелости и самостоятельности правителей. Именно в этом автор видит причину, породившую политическую нестабильность в Иракском султанате, что способствовало возвышению института атабеков, а затем и появлению ряда государств атабеков в различных областях Ирана и сопредельных стран. Анализируя данные, содержащиеся в исторических хрониках, и главным образом в сочинениях известных поэтов ХII в. (о литературной службе при средневековых иранских дворах см. /78, с. 140-192/), Икбал обвиняет в невежестве и жестокости сельджукских султанов, в частности Санджара; известен эпизод, когда, без всяких на то оснований султан тяжело ранил стрелой главного придворного поэта, выдающегося литератора своего времени - Муиззи Нишапури /168, с. 234-242/.

В работе Носратоллаха Машкути "От Сельджукидов до Сефевидов", опубликованной в 1964 г. в Тегеране /174/, первый раздел посвящен исключительно политическим вопросам истории Сельджукского государства. Автор описывает завоевательные походы султанов Тогрул-бека и Алп-Арслана. Особенно подробно он останавливается на битве при Манцикерте (1071), в которой Византия потерпела поражение и со временем утратила контроль над Восточной Анатолией. Автор называет это событие явлением исключительной важности для исламского мира.

В 1971 г. преподаватель Тебризского университета Мехди Агаси опубликовал "Историю города Хой" /157/, в которой представлена и сельджукская эпоха. В этой книге автор стремится показать роль и значение небольшого города Азербайджана в экономической жизни страны и в снабжении сельджукских воинских частей различными видами ремесленного и сельскохозяйственного производства. Мехди Агаси называет Хой основной военной базой сельджукской армии, которая использовалась для ведения боевых действий против Византии и значительно усилившегося к этому времени грузинского государства.

Профессор Тегеранского университета Мухаммад Джавад Машкур подготовил объемную монографию "Историю Тебриза". Первый том книги, в котором отражена история этого крупного ремесленного, сельскохозяйственного и культурного центра средневекового Востока о древнейших времен до конца IX в.х. (ХVI в.), издан в 1973 г. /175/. Периоду сельджукского господства в Тебризе здесь отводится специальная глава. После обзора источников автор перечисляет различные виды ремесленной и сельскохозяйственной продукции, которой славился город и его округа в ХI-ХII вв., приводит данные о наличии в городе нескольких рынков, густонаселенных кварталов, ханака, мечетей, медресе и больниц. Тебриз, по словам Машкура, как и многие другие крупные города Ближнего Востока, в сельджукское время достиг наивысшего расцвета. Здесь говорится о широкой практике раздачи сельджукскими правителями земельных наделов икта воинам и командному составу армии. Однако автор не высказывает собственного отношения к этой земельной и экономической политике властей.

В книге большое внимание уделяется разбору политических проблем и таких вопросов, как борьба крупных феодалов за овладение городом и использование летовок (йайлак) и зимовок (кишлак) в окрестностях Тебриза и других соседних городов, а также правление марагинских эмиров из рода Ахмадили. Автор подробно останавливается на событиях, связанных с Манцикертской битвой, с походом грузинских войск в Восточное Закавказье и их столкновением с отрядами сельджукских эмиров. Мухаммад Джавад Машкур много говорит о битве при Манцикерте, называя ее важнейшей победой, одержанной султанами за всю историю сельджукского господства, и добавляет, что после этого события восстановилось спокойствие на западе империи сельджуков, которое длилось до конца правления султана Малик-шаха.

Автор подробно пишет об образовании, просвещении, строительстве, развитии ремесел и торговли, особенно отмечает подъем науки и культуры, выразившийся в появлении целой плеяды знаменитых ученых и литераторов.

Отдельные, частные вопросы истории Ирана XI-ХII вв., не имеющие прямого отношения к теме нашей работы, встречаются в ряде общих трудов иранских ученых /172/.

В числе первых исследований по сельджукской тематике, опубликованных в арабских странах, назовем два издания: Хамди Хафиза Ахмада "Мусульманский Восток накануне монгольского завоевания" (Каир, 1958) /161/ и Ахмада Мухаммеда Хилми "Халифат и государство в эпоху Аббасидов" (Каир, 1959) /160/. В этих работах рассматривается политическая история Восточного халифата в период правления Сельджукидов, подробно описывается борьба между Аббасидами и Сельджукидами (Иракского султаната) за власть в государстве.

Этой темы касается также другой египетский историк - Абд ал-Мун‛им Хасанайн. В своей работе "Сельджукиды Ирана и Ирака" (Каир, 1959) /169/ он осветил различные вопросы городской жизни, в том числе административное управление, систему образования, архитектуру, городской жизни.

В 1965 г. вышла книга иракского ученого Амина Хусайна "История Ирака в эпоху Сельджукидов" /162/. В ней содержатся разделы о внутреннем положении халифата Аббасидов, господства в нем Сельджукидов, о походах султанов в соседние страны, о структурах административного управления, о науке и культуре при Сельджукидах; названы причины упадка и крушения Сельджукской державы (рец. на эту книгу см. /89/).

Автор говорит о полном и бесконтрольном господстве тюркских эмиров в Халифате накануне сельджукского нашествия, о поразивших внутренние устои и царивших в государстве взяточничестве, коррупции и разложении, в значительной степени приведших к ослаблению власти халифа, утрате Халифатом большой части своих владений и ускоривших завоевание страны новыми тюркскими пришельцами. Амин Хусейн полагает, что причиной военной мощи сельджуков и их успехов были единство, решительность и сплоченность этого воинственного кочевого племени. По словам автора, соседство в Туркестане с другими, более сильными племенами и народами, угрожавшими сельджукам войнами и уничтожением, способствовало выдвижению из их среды сильных и энергичных вождей и превращению сельджуков в грозную силу. Здесь совсем не принимаются в расчет такие факты исторической действительности, как конкретная социальная и политическая обстановка, сложившаяся в государстве Газневидов, глубокий кризис, в котором находилась держава Буидов, и ожесточенная борьба, развернувшаяся между Багдадом и Каиром за идеологическое и политическое лидерство в мусульманском мире.

Вместе с тем автор подробно останавливается на политических и религиозных мотивах, лежащих в основе отношений между халифами и султанами, показывает их взаимозависимость. Он говорит, что подчинение султанов халифам было исключительно формальным и что, не имея собственного влияния, сельджуки использовали авторитет халифов в своих целях.

Описывая внутреннее положение Сельджукского государства, Амин Хусейн пишет о частых междоусобных войнах, которые велись сельджукскими маликами и эмирами за обладание верховной властью. К числу важнейших военных успехов Сельджукидов автор относит победу над Византией в 1071 г. Согласно его утверждению, захватнические войны развязывались сельджуками из-за недостатка пастбищ и плодородных земель, их стремления к господству над другими землями. Осуждая узурпацию власти в Халифате сельджукскими султанами, автор одновременно положительно оценивает ярко выраженный панисламизм их политики: завоевание соседних областей, а также битва при Манцикерте отворили сельджукским правителям двери в Малую Азию и приостановили влияние византийской культуры в этом регионе /162, с. 252/.

Специальный раздел книги посвящен описанию государственного аппарата, определению функций различных диванов.

Автор затрагивает и систему икта, которая, по его мнению, в начальный период сельджукского господства сыграла достаточно положительную роль, но вскоре явилась главным фактором раздробленности, а позднее и причиной гибели государства.

Амин Хусейн с удовлетворением говорит о начавшемся одновременно с кризисом в Сельджукском государстве укреплении власти халифов, что якобы способствовало стабилизации положения в стране /162, с. 162/.

В книге много места отведено вопросам науки, культуры, просвещения, расцвету архитектуры и ремесел. Автор подчеркивает особую роль, которую играли медресе, различные научные и литературные меджлисы известных ученых, литераторов и факихов, приводит перечень богатейших библиотек Халифата.

Положительно оценивая вклад Сельджукидов в процессе укрепления устоев "мира ислама", развития и распространения восточной культуры, автор в то же время показывает негативные стороны их господства, многочисленные войны, междоусобицы и религиозную вражду, приведшие в конечном счете к гибели этого мощного государства.

Книга содержит 40 приложений.

Монография Амина Хусейна является одной из основных работ, опубликованных по сельджукской тематике на Арабском Востоке.

Египетский историк Ибрахим Али Тархан в своей книге "Феодальный строй на Среднем Востоке в средние века" (Каир, 1968) /165/ рассматривает комплекс вопросов, связанных в основном с политической историей стран Передней Азии в период сельджукского господства, и освещает некоторые проблемы социально-экономического характера. Он стремится показать "особенности" феодализма на Востоке и его отличия от так называемого европейского феодализма. В работе говорится о видах и размерах налогов, формах земельной собственности, положении крестьян. Автор много внимания уделяет государственному устройству Халифата при Сельджукидах и отмечает его влияние на структуру управления в государствах Айюбидов и мамлюков. Затрагивается вопрос о положении крестьянства, он утверждает: "...несмотря на то что иктадары имели право только на налог, взимаемый с их земельного надела, тем не менее в отношении раийатов допускалось насилие, над ними чинился произвол, и их положение равнялось положению униженных рабов" /165, с. 13/.

Эта монография - первая работа арабского автора, в которой сделана попытка осветить социально-экономическую историю восточного средневековья, однако в ней наблюдаются переходы к политической истории. К одному из недостатков работы следует отнести нагромождение материала.

В 1972 г. в Бейруте была опубликована книга Саида Абд ал-Фаттаха Ашура "История взаимоотношений между Востоком и Западом в средние века" /166/. Автор подробно останавливается на таком крупном историческом событии XI в., как битва при Манцикерте, после которой, по его словам, наметилось систематическое проникновение тюрков-сельджуков в пределы восточной части Малой Азии и образование на ее территории сельджукских эмиратов. Саид Абд ал-Фаттах Ашур считает, что в то же время битва при Манцикерте вызвала военную реакцию Западной Европы, которая проявилась в целом ряде крестовых походов и привела к возникновению нескольких европейских княжеств на Ближнем Востоке.

Этих сюжетов также касается Рашид ал-Джамили в своей работе "Государство атабеков Мосула после Имад ад-Дина Занги" (Бейрут, 1970) /159/.

Подытоживая обзор сельджукской тематики в современной арабской и иранской историографии, можно констатировать, что историки этих стран проявляют большой интерес к истории Сельджукского государства.

В последнее время в ряде арабских стран, а также в Иране появились переводы работ западноевропейских и советских востоковедов, сопровождаемые вводными статьями, а порой и комментариями местных историков. Несмотря на определенные положительные результаты в исследованиях этих ученых (особенно издателях литературных памятников), необходимо остановиться на некоторых общих недостатках.

В этих работах, как правило, почти не затрагиваются важнейшие вопросы экономического характера. Проблемы же политической истории рассматриваются без учета конкретных социальных условий. Арабские и иранские историки крайне недостаточно пользуются данными археологии, эпиграфики и нумизматики, привлекают далеко не весь комплекс исторических источников, отражающих историю стран Передней Азии Х-ХIII вв. Речь идет, в частности, об отношении арабских исследователей к историческим источникам на персидском языке. В этой связи можно указать на работу Амина Хусейна, который при разборе системы государственного управления во времена Сельджукидов в специальном разделе своей книги, полностью полагаясь на арабские нарративные сочинения, крайне недостаточно использовал документальные источники сельджукского периода.

Надо сказать, что, хотя работы арабских и иранских авторов в целом носят описательный характер, в них уже ставятся задачи по изучению политического строя и структуры государственного аппарата, аграрных отношений, истории искусства, культурного наследия.

С целью более глубокого изучения системы административного управления, равно как для исследования других актуальных проблем социальной и экономической истории стран Ближнего и Среднего Востока, важнейшими источниками являются официальные документы. Для более точной реконструкции административного устройства Сельджукского государства материалы нарративных источников, как отмечают специалисты, крайне недостаточны /143, с. 365/. Однако использование этих двух групп исторических источников, применение к ним современных методов источниковедческого исследования могут дать весьма положительные результаты.

В разработке данной темы трудности в первую очередь связаны с характерной для средневекового Востока многочисленностью должностей, и особенно с тем, когда одно и то же лицо занимает более одной должности. В таких случаях материалы письменных источников не всегда позволяют четко разграничить служебные обязанности, которые подлежат выполнению тем или другим чиновником. Поэтому в процессе работы документальный материал подвергался тщательному анализу, сверялся не только с повествовательными источниками, но и с литературными сочинениями соответствующего периода.

Существованием в наше время сборников формуляров и писем мы обязаны зародившейся на Востоке в средние века своеобразной традиции - собирать, переписывать и изучать образцы высокого стиля известных дабиров и мунши, литературное наследие которых послужило не одному поколению катибов средством для постижения особенностей канцелярского искусства и восхождения по лестнице служебной карьеры. На Среднем Востоке собрания официальных документов и посланий на персидском языке появляются в период правления сельджукских султанов. И хотя грамоты и официальные письма изучаемых в настоящей работе сборников не являются документами в подлинном смысле этого слова из-за отсутствия в них печатей, росписей и других элементов канцелярской атрибуции, они содержат богатейший материал по административному устройству государства Сельджукидов /140, с. 7/.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'