история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

В красном Весьегонске

Полная ликвидация всех дел корпуса затянулась до 22 апреля 1918 года. На следующий день после их завершения Тодорский выехал из Кременца в Советскую Россию. С большим трудом выбрался он из оккупированной немцами Украины и 9 мая прибыл в Весьегонск, где ему был выдан увольнительный билет: "Предъявитель сего билета солдат-гражданин (бывший капитан) 5-го Сибирского армейского корпуса Тодорский Александр Иванович уволен от службы..."

Почти четыре года не был Александр на родине. За время его отсутствия жизнь города и уезда неузнаваемо изменилась. Десятилетиями наиболее характерными чертами в хозяйственной и умственной жизни Весьегонска являлись, по словам не раз бывавшего здесь великого русского сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина, застойность и самое обыкновенное оцепенение мысли1. Иногда казалось, вспоминал о дореволюционном Весьегонске Тодорский, что забыт этот край всем миром, предоставлен сам себе и до скончания века будут в нем лениво нежиться поме, щики, а поселяне хлебать пустые щи и не разгибая спины, без ропота и стона, работать на тунеядцев2. Октябрьская революция пробудила весьегонцев от вековой спячки, внесла свежую струю в сонное существование небольшого уездного городка, приютившегося среди лесов и болот на песчаных берегах реки Мологи. 28 января 1918 года в Весьегонске была установлена Советская власть3. Предстояла коренная ломка всего буржуазно-помещичьего уклада.

1 (См.: Салтыков-Щедрин М. Е. Избранные сочинения. М.; Л., 1949, с. 427.)

2 (См.: Тодорский А. Год - с винтовкой и плугом. М., 1958, с. 7.)

3 (См.: Чернобаев А. А. Борьба за установление и упрочение Советской власти в Весьегонском уезде Тверской губернии (1917-1918 гг.). - В сб.: Ежегодник Государственного Исторического музея. М., 1970, с. 48-50.)

Тодорский активно включился в обновление родного края. Вскоре после приезда в Весьегонск он явился в уездный исполком, по-военному представился председателю уика, большевику, бывшему солдату Григорию Терентьевичу Степанову и сказал, что хочет быть полезным местным советским организациям. В заявлении, представленном в уисполком, Тодорский писал: "Считая, что сейчас особенно необходима тесная связь Советов со своими избирателями, смущаемыми со всех сторон врагами революции, предлагаю исполнительному комитету приступить к изданию газеты, из которой население уезда видело бы всю тяжелую работу Советской власти и принимаемые последней меры по налаживанию мирной жизни".

Исполком 5-го Сибирского армейского корпуса. В центре сидит А. И. Тодорский. Декабрь 1917 года
Исполком 5-го Сибирского армейского корпуса. В центре сидит А. И. Тодорский. Декабрь 1917 года

Степанов вынес предложение Тодорского на обсуждение исполкома. Комиссары тоже считали, что газета необходима. Но можно ли доверить ее издание молодому человеку, бывшему офицеру, к тому же сыну священника? Единодушно высказанное мнение было таково: "Если этот выходец из буржуазной среды пришел к нам с нечистыми намерениями, мы всегда успеем его расстрелять. Испробуем его на самой неотложной для нас работе, дозарезу нужной сейчас и городу и деревне"4.

4 (Тодорский А. С путевкой Ленина. - В кн.: Ленин в нашей жизни. М., 1965, с. 27.)

Так Тодорский стал редактором "Известий Весьегонского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов". 2 июня вышел первый номер этой газеты. Прошло совсем немного времени, и весьегонские большевики убедились в беспредельной преданности Тодорского Советской власти, идеям Октября. Узнали они и о прошлой его революционной деятельности на фронте, в большевистском полковом комитете и на ответственном посту командира корпуса. Стало ясно, что приход Тодорского в уездный исполком не случаен, он уже давно сделал свой выбор в острой классовой войне, полыхавшей в стране. И нет ничего удивительного в том, что всего через месяц после возвращения на родину, И июня 1918 года, Тодорский при поручительстве Г. Т. Степанова и заведующего уездным отделом народного образования А. П. Серова (отца художника В. А. Серова, автора картины "Ходоки у В. И. Ленина") был принят в члены Весьегонской организации РКП (б).

Поражает огромная работоспособность молодого коммуниста. Чуть ли не ежедневно выступал он на митингах и собраниях, обучал военному делу членов партии, выезжал в села и деревни, где помогал созданию партячеек и комбедов, занимался учетом и распределением хлеба, участвовал в борьбе с кулаками. Однако главной заботой Тодорского было издание газеты "Известия Весьегонского Совета" и начавшей выходить 9 августа газеты "Красный Весьегонск", органа уездной большевистской организации. Оперативно переоборудовали типографию, истратив на это всего 500 рублей. В условиях острой нехватки специалистов, бумаги, краски от редактора требовались недюжинные организаторские способности, чтобы подготовить и выпустить до конца 1918 года 41 номер этих газет. Нередко редактор был и метранпажем, и наборщиком, и корректором.

Разъяснение трудящимся молодой Советской Республики внешней и внутренней политики большевистской партии и Советского правительства, вовлечение рабочих и крестьян в строительство новой жизни было важнейшей задачей дня. Работа в газете, являющейся, по словам В. И. Ленина, не только коллективным пропагандистом и коллективным агитатором, но также и коллективным организатором, помогла раскрыться публицистическому таланту А. И. Тодорского.

Его страстные статьи призывали весьегонцев к решительной борьбе с контрреволюцией, вселяли в их сердца ненависть к белогвардейцам и интервентам, веру в торжество дела революции. Лучшие его работы являются блестящим образцом партийной публицистики первых лет Советской власти. Вот, например, статья "1433 с волости". В ней говорилось: "По полученным из Сибири сведениям, самарские газеты от 17 ноября сообщают, что английский консул в Сибири в официальной беседе с городским головой города Никольска Уссурийского заявил, что "для оздоровления России необходимо перевешать 20 процентов российских граждан". Разберем сейчас, сколько "голов" приходится на долю Весьегонского уезда в случае, если "союзники" закабалят Советскую Pocсию". Элементарный подсчет показывает, продолжал Тодорский, что в таком случае из каждой волости нашего уезда будет повешено 1433 товарища. Можем ли мы допустить это? Конечно, нет! Статья заканчивалась выражением уверенности в том, что "союзники", и английский консул в их числе, сядут в такую же лужу, как Вильгельм германский, Карл австрийский, Фердинанд болгарский, что около этой лужи стоят наготове скоропадские, Деникины и Красновы5.

5 (См.: Известия Весьегонского Совета, 1918, 25 ноября, № 24.)

Рабочие и крестьяне Весьегонского края с интересом читали выпускавшиеся для них газеты. По праву гордилась ими уездная партийная организация. В 1919 году хорошим боевым печатным органом назвала "Красный Весьегонск" центральная "Правда"6. Особое волнение вызывают номера газет тех лет сегодня. Стоит попристальнее вглядеться в их строчки, вчитаться в них - и охватывает такое чувство, будто тугой и свежий ветер революции вдруг ударил в лицо, и начинаешь различать шум голосов, лязг оружия, всю неповторимую атмосферу того тревожного и прекрасного времени.

6 (См.: Правда, 1919, 10 мая, № 99.)

Летом 1918 года политическая обстановка в уезде была крайне напряженной. Контр-революция, как и по всей стране, организовывала бесчисленные покушения на Советскую власть. В начале июня в исполком стали поступать письма бедняков, в которых они сообщали, что кулаки захватывают в свои руки волостные Советы, не дают хлеба голодающим. "Теперь нет законов и нам ничего не будет, - нагло заявляли сельские мироеды. - Что захотим, то и сделаем. Околейте с голоду, а хлеба не дадим". В Чамеровской волости кулаки создали вооруженные банды и открыто выступили против Весьегонского Совета. Они вынудили отступить революционный отряд, занимавшийся учетом кулацкого хлеба, захватили в плен и посадили в арестантскую бывшего волостного правления красноармейца и четырех крестьян-бедняков. В Макаровской волости бандиты разгромили коммуну "Рассвет", убили ее председателя большевика В. Г. Тептякова, жестоко избили многих коммунаров.

Положение было настолько тревожным, что уездный исполком обратился за помощью в Тверь и Ярославль7. Совместными усилиями революционные отряды, направленные в Чамеровскую волость из Весьегонска, Твери и Рыбинска, ликвидировали кулацкий мятеж. Не удалось уйти от возмездия и макаровским бандитам: их главарь был схвачен, а отряд разгромлен.

7 (Государственный архив Калининской области (в дальнейшем - ГАКО), ф. 219, on. 1, д. 2, л. 20.)

20 июня исполком созвал 3-й уездный съезд Советов. На него прибыло 119 делегатов, среди них только 30 коммунистов. Под влиянием кулацкой агитации многие делегаты явились на съезд с твердым намерением изгнать большевиков из уездного исполкома. Степанов, Серов, Тодорский и другие весьегонские коммунисты знали об этих настроениях и решили переубедить делегатов, доказать ошибочность их взглядов.

Перед съездом отчитались все члены исполкома. Делегаты, вначале недоверчиво посмеивавшиеся, прослушав доклады, изменили свое отношение. Вместо пьяниц, воров и опричников, какими рисовали им представителей уездных властей контрреволюционеры, делегаты увидели таких же, как они, рабочих и крестьян, проявляющих кровную заботу об их же интересах. В результате съезд выразил членам исполкома полное доверие и благодарность за работу, потребовал принимать еще более решительные меры против врагов Советской власти. Тодорский, избранный на съезде членом уика, позднее писал: "Время заседаний 3-го съезда Советов можно считать историческим в жизни местной рабоче-крестьянской власти, так как с этого момента произошел перелом в пользу Советов у трудового народа Весьегонского края, а контрреволюции была нанесена такая серьезная рана, что после этого она стала с каждым днем хиреть и таять, как старая дева, потерявшая последнюю надежду на замужество"8. После съезда исполком продолжил упорную работу по укреплению Советской власти в уезде.

8 (Тодорский А. Год - с винтовкой и плугом, с. 30.)

Вскоре обстоятельства заставили весьегонских большевиков вновь взяться за оружие. 7 июля уисполком получил две телеграммы из Москвы, в которых сообщалось об антисоветском мятеже левых эсеров. Исполком осудил контрреволюционные действия левоэсеровских мятежников и твердо заявил, что "будет выполнять только распоряжения и действовать по указанию Совнаркома, возглавляемого тов. Лениным"9.

9 (Там же, с. 32.)

Волна антисоветских выступлений прокатилась по ряду городов. Вспыхнули восстания белогвардейцев в Рыбинске и Ярославле. Весьегонский уик тут же утвердил военную коллегию по борьбе с контрреволюцией* в составе членов исполкома Голубкова, Долгирева, Тодорского и Чистякова. Отряд Красной Армии во главе с Тодорским и Голубковым немедленно выехал на помощь Рыбинскому Совету. Там весьегонские красноармейцы поступили в распоряжение местного военного комиссара. По его приказу они несли дозорную и караульную службу у пороховых погребов и на окраине Рыбинска. Белогвардейцы стремились заручиться поддержкой размещенных здесь военнопленных австрийцев, чехов и словаков, Тодорский и другие большевики развернули среди военнопленных широкую агитационную работу, что парализовало усилия контрреволюционеров раздуть пламя восстания. Через несколько дней с разрешения военного комиссара весьегонский отряд покинул Рыбинск.

* (В середине июля 1918 года военная коллегия была преобразована в Весьегонскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и дезертирством. Председателем ее президиума был назначен А. И. Тодорский.)

После левоэсеровского мятежа весьегонские большевики усилили в городе и уезде партийную работу. 15 июля на общегородском партийном собрании Тодорский был избран председателем временного комитета, в задачу которого входило проведение перерегистрации коммунистов. Организация очищалась от людей случайных, примазавшихся, идейно не стойких. После тщательного отбора партийная организация составила 50 человек. 4 августа состоялось первое собрание нового состава, избравшее уездный комитет РКП (б). Тодорский стал заведующим агитационным отделом укома партии. Тогда же он сообщал в Тверской губком РКП (б): "В отношении Весьегонска прошу не беспокоиться, в прошлом у нас имелись упущения, работники разошлись по канцеляриям, но сейчас все будет исправлено, и старый Весьегонск будет красным Весьегонском"10.

10 (Партийный архив Калининского обкома КПСС (в дальнейшем - ПАКО), ф. 1, on. 1, д. 26, л. 23, 28, 31.)

Особое внимание уделял уездный комитет партии созданию комбедов и деревенских партячеек, очищению сельских и волостных Советов от кулаков, приобщению крестьян к коллективному труду. Партийные ячейки организуются в Любегощской, Макаровской, Чамеровской и других волостях. Агитационный отдел укома РКП (б) мобилизовал коммунистов для разъяснения населению политики партии. Так, 12 августа Тодорский вместе с председателем уика Степановым присутствовали на собрании Любегощской волостной парторганизации, которое проходило в деревне Федорково. По требованию партячейки уисполком распустил контрреволюционный волостной исполком. Вновь избранный комитет возглавил смелый и решительный большевик И. И. Царев. Он же был председателем волостного комитета партии11.

11 (См.: Хохлов В. Весьегонский комиссар. Калинин, 1963, с. 22.)

С болью и гневом откликнулся Тодорский на трагические события 30 августа 1918 года. Он писал: "Недавно убили Володарского... Сейчас подло убили Урицкого. Двумя пулями хотели убить мозг Республики, вождя пролетариата тов. Ленина"12. В ответ на белый террор в Весьегонске были арестованы все правые эсеры; от буржуазии, бывших офицеров взяты заложники; по волостям разосланы отряды, которые заставили раскошелиться кулаков (только в одной Мартыновской волости с богатеев было взыскано более 140 тысяч рублей), отобрано несколько сот винтовок и револьверов.

12 (Известия Весьегонского Совета, 1918, 6 сентября, № 16.)

Контрреволюция отступает. Наиболее ярые антисоветские элементы бегут из уезда. Этот момент, время жаркой атаки бедноты и полного разгрома вражьего стана, отмечал Тодорский, мы считаем последним вздохом старого, помещичьего Весьегонска и рождением нового, коммунистического, красного Весьегонска13.

13 (См.: Тодорский А. Год - с винтовкой и плугом, с. 43.)

Революционную твердость иесьегонских коммунистов не раз ставили в пример другим партийные и советские руководители губернии. 22 сентября 1918 года газета "Известия Тверского губисполкома" писала: "Берите пример с красного Весьегонска. С каждым днем оживляется деятельность как Весьегонской уездной организации коммунистов, так и партийных ячеек по волостям и деревням. Как грибы после дождя, растут везде комитеты бедноты, преодолевается сопротивление кулаков, организуется твердая революционная власть, ведется агитация в массах, население снабжается коммунистической литературой".

Удостоверение А. И. Тодорского - делегата V Московской областной партконференции. 1918 год
Удостоверение А. И. Тодорского - делегата V Московской областной партконференции. 1918 год

24 сентября в Весьегонске состоялась уездная партийная конференция. Выступал на ней и Тодорский. Он доложил о решениях V Московской областной конференции РКП (б), на которой представлял весьегонских большевиков, поделился впечатлениями о ярких выступлениях на ней Я. М. Свердлова, А. Д. Цюрупы, Е. М. Ярославского. Своими первоочередными задачами весьегонская уездная партконференция определила беспощадную борьбу с контрреволюцией, наблюдение за исполнением распоряжений Советской власти, пополнение и укрепление рядов Красной Армии, организацию партийных ячеек в деревне.

Одновременно с решением этих задач весьегонские коммунисты развернули активную хозяйственную деятельность. Уисполком установил контроль над частной торговлей, заготовкой и приемкой сырья на местных предприятиях. Купцов обязали представлять в Совет сведения о товарах и ценах на них. Крупную продажу можно было производить только по удостоверениям, выданным исполкомом. В случае отказа купцов работать на условиях, предложенных им Советской властью, их товары конфисковывались. Для буржуазии вводилась трудовая повинность. Обосновывая действия весьегонских большевиков, Тодорский на страницах редактируемой им газеты подчеркивал: "Всех врагов не перебьешь и в тюрьмы не засадишь. Надо заставить их работать для нашего дела. В этом и будет наша победа"14.

14 (Известия Весьегонского Совета, 1918, 6 октября, № 19.)

Член уездного исполкома, комиссар промышленности, торговли, труда и обложения И. Е. Мокин предложил привлечь к восстановлению и строительству новых предприятий местных капиталистов15. В исполком были вызваны молодые энергичные промышленники Е. Е. Ефремов, А. К. Логинов и Н. М. Козлов. По воспоминаниям Мокина, им было сказано: "Будете работать или снова обложим. Работать будете под контролем". Купцы поняли, что имеют дело с настоящими хозяевами, взявшими власть в твердые руки, и энергично приступили к исполнению распоряжений исполкома. Совет помог промышленникам приобрести оборудование, и дело пошло16.

15 (ГАКО, ф. 219, on. 1, д. 1, л. 68.)

16 (См.: Исторический архив, 1958, № 4, с. 9.)

К 1 июля 1918 года в Весьегонске был пущен лесопильный завод. 3 февраля 1919 года начал работать завод по выделке хромовой кожи. Средства на постройку обоих предприятий предоставило Весьегонское торгово-промышленное товарищество, утвержденное уисполкомом и находившееся под его контролем. Так большевики заставили капиталистов взяться за работу, но уже не ради их личных выгод, а на пользу рабоче-крестьянской власти. Оборудование двух советских заводов "несоветскими" руками, писал Тодорский, служит хорошим примером того, как надо бороться с классом нам враждебным. "Это еще полдела, если мы ударим эксплуататоров по рукам, обезвредим их или доконаем. Дело успешно будет выполнено тогда, когда мы заставим их работать и делом, выполненным их руками, поможем улучшить новую жизнь и укрепить Советскую власть"17.

17 (Тодорский А. Год - с винтовкой и плугом, с. 55.)

Привлечение весьегонскими большевиками местных капиталистов к строительству новых предприятий свидетельствует о том, что они одними из первых по-ленински разрешили вопрос об использовании буржуазных специалистов в интересах социализма.

Еще задолго до революции в Весьегонске неоднократно поднимался вопрос о про. ведении железной дороги, котооая связала бы глухой лесной уезд с Москвой, Петроградом, другими важнейшими пунктами страны. Однако дальше разговоров местные власти не пошли. Мечту весьегонцев осуществили большевики. В 1918 году началось строительство железной дороги на участке Овинище - Суда протяженностью 110 верст. Вблизи города, за деревней Дели, рабочие приступили к устройству железнодорожного моста через реку Мологу. Рядом, на открытом привольном месте, построили станцию. "Недалеко то время, - сообщал читателям Александр Тодорский, - когда с шумом и грохотом, разбрасывая миллиарды искр, уверенно и легко заходит по Весьегонскому краю могучий советский паровоз, замелькают пассажирские и товарные вагоны и воздух огласится звонким гулом рвущегося на простор пара"18.

18 (Там же, с. 48.)

Благодаря усилиям исполкома в городе создавалась телефонная сеть. Телефон - в весьегонском захолустье! Был установлен коммутатор фирмы Эриксон, рассчитанный на 60 номеров. К нему подключили городские учреждения. Стремясь к тому, чтобы сократить различия между городом и деревней, предусмотрели организацию телефонной связи между Весьегонском и всеми волостями уезда. Этот смелый по тому времени проект, потребовавший приобретения специальной аппаратуры и 1500 пудов проволоки, в 1919 году был осуществлен.

Для оказания помощи бедняцким хозяйствам, общего подъема производительных сил в уезде исполком оборудовал станками и инструментами мастерские по ремонту сельскохозяйственных орудий, закупил в Москве арматуру для электростанции, организовал два строительно-дорожных отряда, приступивших к капитальному ремонту и переустройству дорог и искусственных сооружений (мостов, дамб, плотин). Отдел снабжения уика установил контроль над кассой мелкого кредита и при ее участии наладил получение и распределение предметов первой необходимости. С помощью комбедов, волостных учетных комиссий и заградительных отрядов был произведен учет хлеба нового урожая, преодолен продовольственный кризис.

Члены Весьегонского уездного исполкома. Сидит четвертый слева председатель исполкома Г. Т. Степанов. В центре стоит А. И. Тодорский. 1918 год
Члены Весьегонского уездного исполкома. Сидит четвертый слева председатель исполкома Г. Т. Степанов. В центре стоит А. И. Тодорский. 1918 год

Одной из важнейших своих задач весьегонские большевики считали развитие народного образования, просвещение рабочих и крестьян. Советская власть стремилась к тому, писал Тодорский, "чтобы всеми мерами просветить народ, вывести его из векового умственного оцепенения, влить в деревню живительные струи знания"19. В уезде вводится обязательное начальное обучение, открывается семь двухклассных и три высших начальных училища. Под школы отводятся конфискованные помещичьи и кулацкие имения. Ученики из бедняцких семей бесплатно получают обувь, учебники и учебные пособия. Для школьников оборудованы показательные токарно-слесарные и столярно-слесарные мастерские. Принимаются меры к улучшению материального положения учителей, повышению их педагогического мастерства. На все эти нужды было получено из Москвы и Твери свыше 800 тысяч рублей и израсходовано из местного бюджета 200 тысяч рублей.

19 (Там же, с. 61.)

В селах и деревнях уезда развернулась широкая культурно-просветительная работа. Создавались школы и курсы по ликвидации неграмотности среди взрослых, открывались Народные дома, крестьянские университеты, клубы, кружки, библиотеки-читальни. Деревня стала интересоваться литературой, театром, музыкой, сельскохозяйственными знаниями. Удовлетворяя запросы трудящихся, весьегонская типография, по существу заново оборудованная уездным исполкомом, за один 1918 год напечатала около 100 тысяч экземпляров различных книг и брошюр. Среди них "Пауки и мухи" К. Либкнехта, "О сером" М. Горького, "Куй железо, пока горячо" Д. Бедного и др.

Новую жизнь большевики строили в условиях яростного сопротивления контрреволюции. Однако Советская власть, защищаясь, отбивая одно выступление врагов за другим, продолжала мирное социалистическое строительство. По образному выражению Тодорского, в первый год пролетарской диктатуры рабоче-крестьянская власть, не выпуская из рук винтовки, в крайнем случае перенося ее за плечо, провела неизгладимые борозды на весьегонской ниве.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'