история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Мы сделали все, что было в наших силах"

25 октября 1917 года рабочие и солдаты Петрограда свергли диктатуру буржуазии. В тот же день В. И. Ленин провозгласил: "Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась... Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная, третья русская революция должна в своем конечном итоге привести к победе социализма"1.

1 (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 2.)

В эти октябрьские дни Тодорский командовал 1-м батальоном 85-го Сибирского стрелкового полка, куда он был временно прикомандирован после выхода из госпиталя. Александр с радостью встретил известие о свержении буржуазного Временного правительства. Он добивается возвращения в родной 24-й Сибирский полк, где вскоре собрание полкового и ротных комитетов единогласно избирает его полковым комиссаром.

Контрреволюционное командование при содействии меньшевиков и эсеров стремилось остановить развитие революции на фронте. Резко осудил Октябрьское восстание соглашательский исполком 5-го Сибирского корпуса2. В частях корпуса с грифом "к исполнению" распространяется резолюция Всероссийского казачьего фронтового съезда с призывом оказать поддержку Временному правительству в борьбе против большевиков3. При штабе 11-й армии создается "комитет спасения"4. Помощник комиссара армии меньшевик Чекотило выступил с требованием создания "однородной демократической власти"5. Штаб Юго-Западного фронта стремился не только перехватить инициативу в борьбе за солдатские массы, но и оказать помощь контрреволюции в столицах.

2 (См.: Окопные думы, 1917, 5 ноября, № 1.)

3 (ЦГВИА, ф. 2284, on. 1, д. 486, л. 259.)

4 (См.: Минц И. И. История Великого Октября. М., 1973, т. 3, с. 392.)

5 (ЦГВИА, ф. 2284, on. 1, д. 486, л. 263.)

Однако солдаты отказывались подчиняться реакционному командованию. Революционные события на фронте неудержимо развивались. 5 ноября съезд делегатов частей 5-го Сибирского корпуса принял большевистские резолюции по всем основным вопросам и избрал временный ВРК. Из тюрьмы в Почаеве были освобождены стрелки, арестованные летом 1917 года за "военно-политические проступки". Огромный сдвиг влево в настроениях солдат вызвали ленинские декреты о мире и о земле, постановление об отмене смертной казни на фронте, о которых радиограммой сообщил в корпус из Петрограда делегат Кудрявцев.

12 ноября под давлением солдат сложили свои полномочия меньшевистско-эсеровский корпусной комитет и выделенный из его состава исполком. Вновь избранный корпусной комитет возглавил солдат 199-го Кронштадтского полка, делегат II Всероссийского съезда Советов большевик А. К. Илюшин. С этого дня, вспоминал Тодорский, корпус бесповоротно встал на платформу Советской власти. В резолюции по текущему моменту корпусной комитет заявил, что "источником власти в стране может быть только Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, только такую власть комитет поддерживает своим авторитетом и всей имеющейся в его распоряжении силой". Корпусной комитет приветствовал ВЦИК и Совнарком во главе с Лениным.

Саша Тодорский в кругу товарищей. 1910 год
Саша Тодорский в кругу товарищей. 1910 год

23 ноября съезд всех комитетов корпуса принял постановление о выборности командного состава. Выполняя это решение, ВРК корпуса издает приказ: "...Генерал-лейтенанту Турбину сдать командование корпусом капитану 24-го Сибирского стрелкового полка Тодорскому, а последнему вступить в исполнение должности командира корпуса"6. Вечером 26 ноября Тодорский приступил к исполнению новых обязанностей.

6 (Военно-революционные комитеты действующей армии. 25 октября 1917 г. - март 1918 г.: Сб. документов. М., 1977, с. 394.)

Главную роль в назначении, а затем и в избрании* 23-летнего капитана командиром революционного корпуса, насчитывающего десятки тысяч человек, сыграла близость Тодорского к солдатским массам. Позднее он отмечал, что в ноябре 1917 года был известен корпусному военно-революционному комитету лишь в скромной должности комиссара полка, однако его хорошо знали и любили солдаты. Это имело решающее значение "при назначении меня командиром корпуса, что было принято мною не как приятный сюрприз, а как новый тяжелый крест, который надо пронести известное время для облегчения ноши других".

* (4 декабря 1917 года съезд всех комитетов 5-го Сибирского армейского корпуса единогласно избрал А. И. Тодорского командиром корпуса.)

На новом посту у Тодорского с первых же дней установились деловые товарищеские отношения с корпусным бюро РСДРП (б). Большую помощь оказывал ему посланец ЦК партии А. К. Илюшин. После избрания Илюшина комиссаром 11-й армии, а затем комиссаром по демобилизации Юго-Западного фронта Тодорский работал в тесном контакте с комиссарами корпуса солдатами Федором Варягиным, Петром Зуевым и Федором Владимировым. Под их влиянием он твердо и навсегда встал на большевистскую платформу. Правда, в то время Тодорский не оформил еще свою принадлежность к партии*, однако, по существу, уже тогда был коммунистом. В сентябре 1918 года, отвечая на шестой вопрос анкеты ("С какого времени в партии?"), составленной для делегатов V Московской областной конференции РКП (б), Тодорский записал: "С декабря 1917 года, а до этого времени сочувствовал"7. Позднее в аттестации на командира бригады Красной Армии А. И. Тодорского, подписанной начальником 20-й стрелковой дивизии М. Д. Великановым, говорилось: "Коммунист, партийная карточка выдана подивом-39 с 11 июня 1918 г., № 30, ранее работал без билета"8.

* (Датой вступления А. И. Тодорского в партию считается 11 июня 1918 года, когда он был принят в члены Весьегонской организации РКП (б) и получил партийный билет.)

7 (ЦПА ИМЛ, ф. 60, оn. 1, д. 13, л. 184.)

8 (Центральный государственный архив Советской Армии (в дальнейшем - ЦГАСА), ф. 1284, on. 1, д. 660, л. 40.)

В одном из донесений комкора-5 Тодорского командующему 11-й армией подчеркивалось, что в корпусе имеются партийные организации большевиков, меньшевиков и эсеров. "Преобладающее большинство граждан корпуса на стороне социал-демократов-большевиков"9. В ноябре 1917 года корпусное бюро РСДРП (б) выпустило несколько номеров газеты "Победа". В дальнейшем большевистскую программу проводила газета "Окопные думы" - орган исполкома 5-го Сибирского корпуса.

9 (Октябрьская революция и армия. 25 октября 1917 г. - март 1918 г.: Сборник документов. М., 1973, с. 341.)

Корпусное бюро большевиков добилось повсеместного отстранения от командных должностей реакционных генералов и офицеров. Во всех частях было проведено выборное начало. Командиры работали под контролем соответствующих комитетов и комиссаров. Приказами по корпусу Тодорский объявил подписанные В. И. Лениным декреты Совнаркома "Об уравнении всех военнослужащих в правах" и "О выборном начале и об организации власти в армии". Эти декреты обобщали и развивали принципы демократизации армии, выдвинутые солдатской массой. Все чины и звания, все ордена были отменены. Отныне, - провозглашало Советское правительство, армия Российской республики состоит из свободных и равных друг другу граждан, носящих почетное звание солдат революционной армии10.

10 (См.: Декреты Советской власти. М., 1957, т. 1, с. 243.)

Демократизация армии явилась важной составной частью социалистической революции. До создания вооруженных сил государства диктатуры пролетариата большевистская партия получила возможность использовать демократизированную армию для поддержания линии фронта против австро-германских войск. Наиболее сознательные солдаты приняли активное участие в подавлении первых антисоветских выступлений.

Солдаты 24-го Сибирского стрелкового полка в окопах. 1915 год
Солдаты 24-го Сибирского стрелкового полка в окопах. 1915 год

Вопросом жизни и смерти для Советской власти было завоевание мира, немедленное окончание империалистической войны. Стремясь сломить сопротивление контрреволюционного командования, противодействовавшего заключению перемирия, Совнарком 9 ноября по радио обратился к революционной армии: "Солдаты! Дело мира в ваших руках. Вы не дадите контрреволюционным генералам сорвать великое дело мира... Пусть полки, стоящие на позициях, выбирают тотчас уполномоченных для формального вступления в переговоры о перемирии с неприятелем"11.

11 (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 82.)

Ленинский призыв нашел горячий отклик у окопников. В ответ на радиограмму СНК большевистский военно-революционный комитет 11-й армии отдал приказ о прекращении боевых действий и направлении к противнику парламентеров. 24 ноября смолкли пушки на участке, занимаемом 5-м Сибирским корпусом. С этого дня, докладывал Тодорский командарму, никаких боевых действий не было, между русскими и австро-германскими солдатами шло самое широкое братание.

2 декабря делегация Советского прави-тельства подписала в Брест-Литовске договор о всеобщем перемирии на русско-германском фронте. Это была огромная победа большевистской партии. Молодая Республика Советов показывала всем народам революционный путь выхода из кровавой бойни. В одном из воззваний, опубликованных в газете "Победа", - органе большевиков 5-го Сибирского корпуса, говорилось: "Свободный русский народ, в лице Народных Комиссаров, дает мир всему миру"12.

12 (Победа, 1917, 28 ноября, № 2.)

Уставшие от войны солдаты неудержимо рвались домой, к мирной жизни. В армии нарастал процесс стихийной демобилизации. Чтобы придать ей организованный характер, Совнарком приступил к планомерной демобилизации войск. В 5-м Сибирском корпусе, как и в других частях Юго-Западного фронта, была создана демобилизационная комиссия. Она работала в тесном контакте с корпусным исполкомом и комкором. С 26 ноября по 10 января личный состав корпуса сократился с 60 до 22 тысяч человек, к началу февраля 1918 года - до 5-6 тысяч.

Дезорганизация и разложение старой армии ярче всего проявились в самовольном уходе нестойких частей с боевых позиций. Тодорский, большевистский ВРК и исполком 5-го Сибирского корпуса приложили немало усилий, чтобы удержать окопников на фронте. До сведения солдат был доведен приказ советского верховного главнокомандующего прапорщика Н. В. Крыленко о начале мирных переговоров в Брест-Литовске. В нем отмечалось, что еще немного и долгожданный мир заменит ужасы войны. "Этот мир дала русскому народу революция 25 октября. Этот мир принес народу Совет Народных Комиссаров. Правительство Советов рабочих и солдатских депутатов сдержало свое слово. Оно вправе теперь ждать от вас, товарищи солдаты, исполнения своего революционного долга до конца. Как ни тяжело стоять на фронте, как ни бесконечно страшно хочется каждому скорее вернуться домой, фронт должен быть един и грозен в эти последние тяжелые дни. Ни один солдат не должен уйти с фронта до заключения мира"13. 5-й Сибирский корпус выполнил свой долг перед Родиной и революцией: не оставил боевых позиций.

13 (ЦГВИА, ф. 2284, on. 1, д. 635, л. 7.)

Между тем силы корпуса катастрофически таяли. Огромным бедствием была хо-зяйственная разруха. Полностью прекратилось снабжение воинских частей боеприпасами, продовольствием, фуражом, финансовыми средствами. Позднее Тодорский писал, что за все время командования корпусом вопрос о снабжении был для него одним из наиболее волнующих. Благодаря запасам продовольствия в корпусном интендантском складе и постепенной демобилизации солдат скудный паек наличному составу был обеспечен. Значительно хуже обстояло дело с фуражом для лошадей: из тыла фураж не подвозился, денег на его покупку не было. Начался падеж лошадей, что лишало корпус тягловой силы и еще больше усиливало разруху.

Серьезную опасность представляло расхищение несознательными солдатами военного имущества. Нередко его распределяли среди уходящих в запас или продавали местному населению. Командование и выборные организации корпуса решительно выступили против дележа общенародного достояния. В воззвании корпусного военно-революционного комитета разъяснялось, что разделение между солдатами казенного имущества недопустимо, призывать к этому могут лищь враги революции. В современных условиях государство "не может обойтись без защиты его вооруженной силой, будет ли это постоянная армия или же организованная милиция. Окончится война, и Родина наша вновь должна будет заботиться о создании запасов вооружения, и вот тогда-то пригодилось бы все то, что теперь так легкомысленно расхищается и сбывается за бесценок".

По плану, разработанному штабом корпуса, артиллерийское, инженерное и интендантское имущество свозится в тыл, ближе к железнодорожным станциям, организуется его надежная охрана. В одном из последних приказов по корпусу Тодорский с гордостью отмечал, что, несмотря на полное истощение конского состава и другие трудности, все военное имущество было вывезено с неприятельской территории и сосредоточено в корпусных складах.

Тяжелые испытания выпали на долю частей Юго-Западного фронта. Завоевания Октября пришлось отстаивать в ожесточенной борьбе с контрреволюцией. Воспользовавшись удаленностью фронта от главных пролетарских центров страны, сложной политической обстановкой, хозяйственной разрухой, реакционная верхушка армии, меньшевики и эсеры перешли в яростное наступление. Враждебную позицию по отношению к Советской России заняла Центральная рада - буржуазно-националистическое правительство, созданное на Украине после февральской революции. Прикрываясь демагогическими лозунгами о единстве и бесклассовости украинской нации, Центральная рада пыталась установить на Украине господство местной буржуазии и помещиков. С ее ведома проводились налеты на революционные воинские части, разоружение их, аресты большевистских деятелей ВРК, блокирование революционных войск с тыла. Бешеную агитацию вели агенты рады среди солдат-украинцев, добиваясь выделения их в формирования "самостийников".

Здесь находилась ставка штаба 5-го Сибирского армейского корпуса. Восточная Галиция, 1917 год
Здесь находилась ставка штаба 5-го Сибирского армейского корпуса. Восточная Галиция, 1917 год

Контрреволюционные действия Центральной рады встречали растущий отпор в армии. В 5-м Сибирском корпусе, сообщал Тодорский командующему 11-й армией, наибольшее оживление среди солдат-украинцев было в октябре - начале ноября 1917 года. Однако, когда стало известно, что рада выступила против Советского правительства, украинское движение в корпусе быстро пошло на убыль. Окопники расценили лозунг о разделении войск по национальному признаку как подвох и желание сорвать дело мира. Они недоумевали: зачем национальная рознь, когда мир и земля нужны и украинцам и русским, когда только совместными усилиями можно одолеть буржуазию? 11 декабря 4-й корпусной съезд украинцев осудил Центральную раду и заявил о непризнании ее власти14. На I Всеукраинском съезде Советов, состоявшемся в эти же дни в Харькове, делегаты солдатских комитетов 5-го Сибирского корпуса голосовали за провозглашение Украины Советской республикой15.

14 (См.: Октябрьская революция и армия, с. 342.)

15 (См.: Голуб П. А. Солдатские массы Юго-Западного фронта в борьбе за власть Советов. Киев, 1958, с. 226.)

После захвата войсками Центральной рады штаба Юго-Западного фронта и ареста членов ВРК 11-й армии регулярная связь корпуса с советским командованием была нарушена. 12 января 1918 года Тодорский доносил командарму, что корпус "представляет из себя самостоятельную частицу Российской Советской Республики со своими законами и хозяйством. Территория этой частицы по фронту занимает 25 верст, а в глубину имеет верст 30-35".

Корпус находился в отчаянном положении. Часть его имущества была реквизирована украинскими буржуазными националистами. В ответ на требование корпусного съезда о предоставлении эшелонов для отправки на Западный фронт представитель Украинской рады в 11-й армии заявил: "Великороссы могут по желанию оставить территорию Украинской республики, сдав оружие украинцам". Коварное предложение было отвергнуто. Тодорский ответил, что корпус оружие не сдаст, оно должно быть привезено в Советскую. Россию.

Командующий 11-й армией Б. И. Бабин высоко оценил стойкость 5-го Сибирского корпуса. В дни великой разрухи, писал он Тодорскому, когда Центральная рада повела братоубийственную войну против Советского правительства, командный состав и исполком сохранили корпус от развала и гибели. "Стойте же до конца. Я напрягу все усилия, чтобы дать вам эшелоны для ухода домой с оружием в руках..."16

16 (ЦГВИА, ф. 2284, on. 1, д. 635, л. 25.)

В конце января - начале февраля 1918 года положение советских войск на Украине резко ухудшилось. После того как Центральная рада заключила предательский "мирный" договор с австро-германским блоком, 5-й Сибирский корпус оставил галицийские позиции и сосредоточился в районе города Кременец. Завершался процесс демобилизации личного состава корпуса. Многие части были расформированы, батальоны и даже полки сводились в роты.

В полдень 18 февраля австро-германские войска, нарушив перемирие с Советской Республикой, начали наступление по всему Восточному фронту. Главный удар наносился на Украине. Противнику, поддерживаемому националистическими формированиями Центральной рады, противостояли малочисленные отряды молодой Красной Армии и Красной гвардии, а также части старой русской армии, боеспособность которых, по определению В. И. Ленина, представляла "нулевую величину"17. В короткий срок немецкие, австрийские и петлюровские полки заняли почти всю Украину. 1 марта интервенты установили в Киеве власть Центральной рады. Вскоре она была заменена правительством прямого ставленника германского империализма гетмана Скоропадского.

17 (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 409.)

Накануне вступления в Кременец 92-й германской дивизии Тодорский издает приказу "Корпус, входя в состав армии Российской Республики, находящейся в войне с Германией, не может все же воспрепятствовать передвижению германских сил, утратив свою былую боеспособность ввиду полной демобилизации личного состава и сдачи главнейших боевых средств на склады". В создавшейся обстановке всему личному составу частей, управлений и учреждений корпуса предписывалось оставаться на своих местах, временно прекратив текущую работу. Все дела предлагалось спрятать, секретную переписку - уничтожить. Командир корпуса доводил до сведения солдат, что "корпусной комитет в полном составе и комиссар корпуса, дабы избежать захвата неприятелем их в плен, выбыли из района корпуса в Великороссию, так что с сегодняшнего дня все приказы и распоряжения будут отдаваться только за подписями моей, начальника штаба и адъютантов".

Русские воинские части, оказавшиеся на оккупированной территории, по существу, были в плену у немцев. После заключения Брестского мира управления и учреждения корпуса получили возможность возобновить хозяйственную деятельность. Однако вскоре корпусные склады были реквизированы немецкими властями. Украинское командование распорядилось сдать все оставшееся имущество кременецкому воинскому начальнику. В этих условиях дальнейшее существование корпуса стало невозможно, и Тодорский принимает решение о немедленной ликвидации всех его дел.

В приказе по корпусу от 18 марта 1918 года отмечалось, что три последних месяца были временем самых тяжелых невзгод и непредвиденных случайностей. Корпус почти не имел связи с высшими организациями и штабами, не подвозилось продовольствие и фураж, не было денег. В такой обстановке продолжать работу стоило нечеловеческих усилий. Тем не менее, благодаря горячей и великой любви к Родине всех работников, не опустивших бессильно руки, корпус выполнил свой долг перед революцией. В конце приказа, подписанного Тодорским, говорилось: "Ныне мы проводим вместе последние дни. Будем же стойки в постигшем нас горе. Память о 5-м Сибирском армейском корпусе не может умереть в России, а работа ваша, товарищи и друзья, не забудется ею. Мы сделали все, что было в наших силах, и мы не получим ни от кого никакого упрека".

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'