НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Комиссары

В том, что наш полк хорошо показал себя в действующей армии, что ребята выросли в настоящих солдат, несомненно, немалая заслуга нашего полкового комиссара, как мы всегда называли его между собой, а официально - заместителя командира полка по политической части Петра Павловича Киричка.

Помню его: высокий, сероглазый, светловолосый. Все сидело на нем очень ладно. Гимнастерка обязательно подтянута в рукавах, без единой складки. Портупею, ремень, пистолет, фуражку - всю офицерскую амуницию Киричек носил так красиво, будто родился в ней. Скакать на коне и исполнять полностью весь набор номеров вольтижировки Петр Павлович мог, как всего лишь несколько человек в полку. Говорили: это потому, что Киричек из кубанских казаков. Но родился и вырос Петр Павлович в Иркутске, в семье служащего и был призван не то в тридцать восьмом, не то в тридцать девятом в армию. Окончил кавалерийское училище. И стал кадровым военным.

Киричек обладал разносторонними способностями. Он, например, умел говорить, как прирожденный оратор: логично, четко, умно, с неожиданными заходами и поворотами. Услышав его, уже нельзя было не дослушать речь до конца. Он вел тебя за собой, учил, убеждал, спорил, доказывал, шутил. Мне казалось, да и не только мне, с его логикой не согласиться невозможно. В такие минуты его большие серые глаза буквально горели. Выразительные жесты, а он жестикулировал довольно щедро, работали на главную мысль.

Петра Павловича уважали все: строевики, технари, штабисты, дежурная служба, интенданты. С ним очень считался "сам", командир полка. Без его совета в части не решался ни один существенный вопрос. Молодежь очень любила своего комиссара, его задушевные беседы, умение угадать, что у тебя на душе, помочь в трудную минуту.

В порядке отступления хочется сказать, что, когда через много лет я встретил Петра Павловича, уже ушедшего из армии и работавшего заместителем начальника крупного строительного треста в Сибири, и рассказал ему откровенно все это, он искренне удивился.

- Да не могло этого быть,- смущенно повторял Киричек.- Тебе показалось...

И еще. Он умел смотреть вперед сам и незаметно прививал это качество и нам. Петр Павлович воспитал в нашем полку группу отличных политработников. Один из них - замполит первого дивизиона Василий Гаврилович Добудько работал после войны заведующим отделом Иркутского обкома комсомола, затем первым секретарем Качугского и Заларинского райкомов партии. Я уже писал о наших парторге и комсоргах. Десятки других способных людей заметил и выдвинул Киричек, заставил их поверить в свои силы. Это был комиссар по натуре, призванию, зову души. Правда, при нас в армии официально уже не было этого гордого революционного звания, но суть и вся работа замполитов осталась той же, прежней.

На память приходят замечательные строки стихов известного советского поэта Михаила Матусовского:

 Хоть седеют давно виски,
 Для меня вы еще не стары,
 Замполиты, политруки,
 А по-прежнему - комиссары, 
 Ваше слово на той войне,
 К сердцу путь самый главный выбрав,
 Шло с гранатами наравне,
 Со снарядами всех калибров. 

Об институте комиссаров довелось много думать и размышлять. И всегда на первом месте у меня был наш полковой комиссар Киричек. Считал, таких, как он, немного. Но недавно познакомился с комиссарами нового поколения, сегодняшней армии, точнее, одной из погранчастей и мнение свое изменил.

...Так получилось, что мой сын Александр очень захотел стать пограничником. И не просто пограничником, а политработником этого рода войск. С немалым трудом сдал экзамен в голицинское высшее пограничное училище политсостава и окончил его. Теперь служит на Чукотке заместителем начальника погранзаставы по политической части.

В небольшую бухту, где находится застава Саши, самолет прилетел из Анадыря утром. Здесь не выйдешь тотчас из салона. Вначале пограничники тщательно проверяют твои документы. Но вот я уже в политотделе, в штабе пограничного отряда. И скажу, очень приятно было мне услышать от его начальника Геннадия Андреевича слова о Саше:

- Стоящий офицер. И буквально на глазах растущий. Заставу вместе с начальником вывели в отличные.

Я прожил на заставе почти неделю. Ходил с нарядами на посты, ездил в дальние боевые дозоры, обедал с солдатами в их столовой, присутствовал на тактических, профессиональных и политических занятиях, на разводах и инструктажах. Просто разговаривал с солдатами, сержантами, прапорщиками и офицерами. Довелось быть и свидетелем двух боезых тревог.

Эта бухта как бы восточные ворота Арктики. Граница здесь с Соединенными Штатами Америки. Далекая. Морская. В бухте мягкая (по арктическим понятиям) зима и прохладное короткое лето, затяжные осень и весна. Летом полярный длинный день, зимой - полярная ночь. Зимой к тому же неистовые ветры, полярная пурга. Нет деревьев - мхи, лишайники да низенькая трава. Одним словом, тундра.

Здесь впервые в жизни видел с вертолета огромное стадо, голов в 50, китов. Да, смотрятся киты как настоящие корабли с веером чаек над ними и фонтанами воды, то и дело выбрасываемой вверх. Белых медведей не посчастливилось встречать, но, говорят, есть. Видел моржей, множество красной рыбы, стеной идущей на нерест. В тундре водятся песцы, волки, олени, лисы, росомахи.

Чукотка - родина большого советского писателя Юрия Рытхэу. Фотографии его вместе со своим тезкой Юрием Сенкевичем на самой крайней чукотской заставе - Ратманова мне показал в первый же день Саша. Чтут здесь Рытхэу.

А за проливом - Аляска. Самый большой штат США. Крупные площади под тундрой и южнее - под лесами. Многоводные реки и множество озер, безлесные острова, вулканы.

Миссия наших погранвойск - пресекать всяческие нарушения советской государственной границы. Наши пограничники, как, впрочем, и в других районах страны, постоянно на боевом посту, постоянно в боевой готовности.

Особая ответственность за охрану государственных границ СССР возлагается на начальников погранзастав и их заместителей. Офицеры, к примеру, обязаны лично ставить все боевые приказы всем солдатам и сержантам, вступающим в наряд по охране государственной границы. А поскольку наряды меняются через относительно небольшие отрезки времени, значит, необходимо быть начеку практически круглые сутки безо всяких выходных. Плюс к тому паспортные проверки команды и пассажиров приходящих в бухту судов и прилетающих самолетов. Плюс обычные воинские занятия. Плюс... Другими словами, служба на границе нелегкая.

...В Москве семь вечера, а здесь четыре утра следующего дня. Я проснулся. Гляжу в окно. Бухта заполнена судами. Светло. Стучат двигатели катера - в нем пограничный наряд. Размеренно бьет прибой. Днем я снова летал по прибрежной полосе Тихого океана на вертолете. Где-то там, пилот показал мне на юго- восток, Япония. Та самая, с армией которой сорок лет назад, как и тысячам моих сверстников, пришлось воевать... В той стороне, где океан сливается с горизонтом, иногда проползают синие точки - суда рыбаков.

Разговариваю обстоятельно с первым секретарем райкома КПСС Александром Михайловичем Серединым. Он очень высокого мнения о пограничниках. Особо останавливается на политработниках.

- Постоянно помогают нам. Во всем. Читают лекции, организуют агитбригады. Начальник политического отдела Леонид Николаевич - член нашего районного комитета партии, активный участник многих мероприятий партийной организации. Вместе занимаемся работой по разъяснению Закона о Государственной границе СССР оленеводам, рыбакам, промысловикам. Повседневную помощь от пограничников ощущаем.

"Честь заставы - твоя честь"-под таким девизом ведется здесь вся политико-воспитательная работа. На пограничной заставе познакомился еще с одним замполитом, другом и тезкой Саши, Курочкиным. Посмотрел, как он разговаривает с солдатами, проводит занятия, инструктирует наряды. С душой делает все эти, казалось бы, такие уж обыденные дела.

А потом полетел на заставу Ратманова.

Думается, что очень немного на земле таких примечательных мест, как остров Ратманова. Посмотришь с него на юго-восток, увидишь Тихий океан, на северо-запад - Северный Ледовитый. Остров - самая восточная территория Советского Союза.

На остров Ратманова прилетели в полдень. Зеленый вертолет, похожий на огромную стрекозу, прорезал стелющиеся облака и приземлился.

Остров Ратманова. Крутые скалы, внизу бьющийся о них океан. На берегу примостилась пограничная застава Ратманова - самая восточная в СССР. Надпись у входа в погранзаставу: "Охрана Государственной границы СССР является важнейшей неотъемлемой частью защиты социалистического Отечества. Государственная граница СССР неприкосновенна. Любые попытки нарушить ее решительно пресекаются". (Из Закона Союза Советских Социалистических Республик "О Государственной границе СССР".)

Хозяева острова - пограничники. Они построили здесь заставу и жилые дома, электростанцию, склады и баню, установили боевые посты и неусыпно день и ночь охраняют государственную границу.

Сурово и коварно северное море. То же можно сказать о тундре. Скалы, потоки ледяной воды, льющиеся с гор, пурга в почти сплошную полярную ночь - такова лишь малая часть характеристики природы крайней Чукотки. И работать в подобных условиях может лишь сильный, опытный и отважный человек. О людях в зеленых фуражках говорят - они именно такие.

- Отметьте,- было одним из первых слов заместителя начальника заставы по политчасти Андрея Рощинского,- что наш боевой коллектив молодежный. И командирам, и подчиненным не больше двадцати трех лет. Лишь двум по двадцать четыре...

- Обратите внимание,- добавил начальник заставы Андрей Папин,- на то, как солдаты и сержанты изучили боевую технику,- с закрытыми глазами в считанные минуты они могут собрать и разобрать автомат, пулемет, узлы двигателей...

Вместо одних суток мне пришлось пробыть на острове Ратманова трое. И, как ни странно, я благодарен дурной погоде, подзадержавшей вертолеты. Настолько интересной, насыщенной оказалась жизнь на этом маленьком участке советской земли.

Знакомство мое с пограничниками началось сразу же после прилета. В сопровождении Андрея Папина и Андрея Рощинского - двух выпускников того же голицинского высшего училища, что окончил Саша, мы обошли помещения заставы - оружейную, связи, дежурные, бытовую комнату, спальню. Потом остановились у столба с указателями: "Москва - 6480 км, Северный Полюс - 2890 км, Анадырь - 720 км, Владивосток - 4240 км, Петропавловск-Камчатский - 2124 км, Аляска США - 4 км 160 м, до ЧССР - 8640 км".

Мы стояли втроем на скале - месте одного из пограничных нарядов. Перед нами совсем близко виднелась территория Аляски.

Капюшон зеленой с камуфляжем куртки, которую надел по совету пограничников, почему- то не держался у меня на голове, под порывами ветра сползал назад. Между тем у моих спутников - старшего лейтенанта Андрея Папина и капитана Сергея Журавлева подобный капюшон казался прямо влитым в воротник. "Вот что значит уметь носить военную форму",- подумал я...

Итак, на указателе написано "до ЧССР - 8640 км".

Но почему же ЧССР? Дело в том, что уже десять лет пограничники самой восточной в Советском Союзе заставы - Ратманова поддерживают тесные дружеские контакты с самой западной пограничной заставой Чехословацкой Социалистической Республики.

Интернациональное воспитание воинов - одна из самых главных обязанностей сегодняшних армейских замполитов - комиссаров.

Впервые пограничные заставы Ратманова и в ЧССР обменялись письмами в 1974 году. В них предлагалось установить между двумя пограничными подразделениями непосредственные братские контакты. С тех пор обмен опытом охраны границ двух стран стал традицией. Письма, которые идут из Ратманова в Чехословакию и из нее в Ратманов, там и здесь обсуждаются на собраниях всего личного состава. Братья по оружию обмениваются дружескими посланиями, рассказывают друг другу о повседневных делах, сообщают о ходе боевой и политической подготовки пограничников, о жизни и быте воинов двух социалистических государств на самой восточной и самой западной пограничных заставах стран социалистического содружества.

Возьмем некоторые из писем. "В деловых связях коллективов наших застав,- писали недавно советские пограничники,- мы видим залог дальнейшего укрепления дружбы молодежи двух социалистических стран, стараемся сделать все для того, чтобы эти отношения благотворно развивались и укреплялись".

Пограничники братской чехословацкой пограничной заставы отвечали: "Друзья, шлем свое послание вам, братьям по оружию. Мы соревновались за звание отличной заставы и добились своей цели. Запевалами соревнования являются члены КПЧ, члены комсомола. Успехи в строительстве социализма невозможно себе представить вне связи с Советским Союзом. Мы хорошо это понимаем".

Много общего есть у ратмановцев и их друзей. У них один общий злобный враг-империализм, НАТО, наиболее агрессивные его круги, прежде всего США. В США и в ФРГ в последние годы усилились военные приготовления. Становятся более частыми провокации на границах.

Очень похожи друг на друга воины двух застав. И в Советском Союзе и в Чехословакии государственный рубеж охраняют люди, имеющие, как правило, среднее образование, подготовленные к выполнению своей ответственной миссии физически и духовно. Здесь и там налицо заметная прослойка коммунистов, на обеих заставах большинство личного состава - комсомольцы и члены Социалистического Союза молодежи ЧССР. У советских и чехословацких пограничников в их нелегком ратном труде много помощников. Это органы советской и народной власти, рабочие, крестьяне, лесники, комсомольцы и пионеры. В каждом приграничном населенном пункте на Чукотке есть добровольные дружины по охране государственной границы. В свою очередь пограничники активно помогают совхозам и колхозам в решении хозяйственных задач, приходят на помощь в критических погодных ситуациях.

Дружеские связи развиваются по многим направлениям. За успехи в охране государственной границы братская застава награждена значком "Отличник погранвойск I степени". Чехословацкие воины прислали советским друзьям альбомы, рассказывающие о своей повседневной службе. Рассматриваю их. Заставу посетил Генеральный секретарь ЦК КПЧ, Президент ЧССР Густав Гусак. Это большое событие зафиксировано на фотографиях. Приезжали на заставу представители Советской Армии. Тоже фотоснимки, отражающие эту встречу. А вот торжественное построение, собрание пограничников. Его повестка дня: "Все за дружбу с заставой Ратманова". Еще одно фото - часовые на постах.

В гостях у наших друзей побывала делегация пограничников с Ратманова. Это событие также отражено серией фотографий.

Да, расстояние дружбе не помеха. Дальневосточники знают своих чехословацких коллег и друзей по фамилиям и именам. Среди них начальник заставы Мирослав Коутный, его заместитель Роман Крал, сержанты, солдаты. Известно даже, что кличка овчарки на чехословацкой заставе - Лола.

Совсем недавно снова пришло письмо с заставы. "С гордостью мы читали о ваших успехах, дорогие друзья с самой восточной заставы стран социалистического содружества,- пишется в нем.- Не отстаем и мы, пограничники самой западной заставы. В шестой раз завоевали почетное звание отличной пограничной роты. Важнейшим источником революционного оптимизма было и остается для нас тесное интернациональное сотрудничество и братство по оружию. В этом мы видим гарантию того, что авантюристические, агрессивные и милитаристские планы американских империалистов будут сорваны".

Офицеры, прапорщики, сержанты и рядовые заставы Ратманова сейчас готовят ответ своим друзьям. Мыслями о нем поделились со мной два Андрея - Папин и Рощинский, два Вячеслава - прапорщик Попов и ефрейтор Блинков, сержант Алексей Втюрин, рядовые Николай Бубников, Сергей Черепанов и др.

Их предложения сводятся к следующему: надо рассказать товарищам по оружию о том, как растут прямо на глазах молодые парни, как становятся настоящими воинами солдаты нынешнего призыва. Хорошо бы написать, как на партийном и комсомольском собраниях обсуждались вопросы усиления воспитательной работы. Непременно надо упомянуть о том, как мы противодействуем идеологическим диверсиям противника. Стоит, пожалуй, рассказать о повседневных солдатских заботах, например, поделиться умением обращаться с дизельными двигателями. Ратмановцы научились собирать двигатели за два часа. А почему не рассказать, как рядовой Сергей Сыркин умело и проворно распиливает на плиты слежавшийся снег, как виртуозно спускает он эти плиты со скалы на кухню. Работа, скажем прямо, нелегкая, особенно при стирке и в банный день. И еще, что запомнилось всем,- встреча Нового года. Самым первым в СССР Дедом Морозом был тогда сержант Владимир Нефедов. Первым потому, что Новый год пришел на заставу на десять часов раньше, чем в Москву.

Обсуждая последнее письмо друзей из ЧССР, ратмановцы полностью согласились с их предложением еще более повысить качество и эффективность охраны государственных границ, постоянно улучшать политическую и профессиональную подготовку и профессиональное мастерство пограничников.

Да, рассказать друг другу есть о чем. Уже пять лет советские пограничные заставы соревнуются за право называться именем Алексея Махалина. Героическая эпопея лейтенанта Махалина известна в СССР каждому пограничнику. Мы уже упоминали о ней. Горстка защитников советских государственных рубежей приняла под командованием Алексея Махалина 29 июля 1938 года у озера Хасан неравный бой с японскими агрессорами на сопке Безымянной. Махалину в то время исполнилось 30 лет и он был уже опытным офицером. По его команде бойцы подпустили во много раз превосходящего их противника вплотную и открыли огонь. Японцев было более ста, наших пограничников 11. Но умело расставленные Махалиным пулеметчики и снайперы остановили врага, а когда советских воинов окружили, раненый Алексей Махалин поднял их в атаку. Он героически погиб, но подоспела поддержка, и японские агрессоры вынуждены были отступить. Все 11 советских солдат были награждены тогда орденом Ленина, а Махалин посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Заставе на сопке Безымянной присвоили его имя.

Когда в конце семидесятых годов среди советских пограничников развернулось махалинское движение, к ним на пограничную заставу приехал сын Алексея Махалина Олег и внук Алексей.

Соревнование по примеру махалинцев охватывает весь спектр боевой и политической подготовки. Главный критерий соревнования сводится к следующему: это отличные результаты выполнения служебных и учебных задач, планов боевой и политической подготовки и в конечном итоге высокий уровень боевой готовности частей, в том числе степень владения оружием и боевой техникой, крепкая воинская дисциплина, всесторонняя физическая закалка. Иными словами, способность каждого воина, подразделения, части успешно выполнить поставленные задачи по охране границы.

Душой этого соревнования, организаторами и запевалами его стали политработники. Именно они добились того, что на каждом занятии господствует дух состязательности. Они организуют и проводят конкурсы на лучшего специалиста, лучший боевой расчет и экипаж, смотры-конкурсы на лучшую базу, городок, казарму.

И еще одна важная обязанность есть у сегодняшних комиссаров - анализ наказов и пожеланий, которые присылают в своих письмах воинам Дальнего Востока родные и близкие.

Идем с Андреем Рощинским в ленинскую комнату. Там на фотоснимке изображена церемония читки таких писем. В ней принимает участие весь личный состав. А письма в самом деле трогательные. Вот некоторые из них: "Желаем ратных успехов в службе. Пусть сыновья служат честно...", "Я как мать желаю своему сыну добросовестно служить, быть внимательным. Желаю всем светлых дней и спокойных ночей. Берегите мир", "Надеемся, что нам не придется краснеть за нашего сына, не будет стыдно за его службу", "При виде воинов в зеленых фуражках мною овладевает внутреннее волнение. Я смотрю на них с доброй завистью и гордостью".

Новая, а впрочем, не такая уж новая, и раньше все это делалось, обязанность политработника - собирать, беречь и прививать молодым боевые традиции части, воспитывать чувство гордости за них у всего личного состава.

Богаты боевые традиции пограничного отряда, сформированного в тяжелом 1941 году. Солдаты его боролись с вражескими десантами под Калинином, Невелем, в Ростове-на-Дону, Геленджике, Кенигсберге, Гродеково, а в 1945 году - под Чаньчунем. После войны отряд был переброшен на Дальний Восток, а позже - на Чукотку.

Воспитание людей в классовом духе - сложный процесс. И на помощь нынешнему политработнику приходят и те же художественные произведения, которыми зачитывались мы, и новые.

Бессрочна служба, например, у книг "Как закалялась сталь", "Повесть о настоящем человеке", "Овод" и многих других. Целый ряд отличных кинофильмов стоят в этом же строю.

Так случилось, что во время командировки мне довелось почитать записи "для себя" одного офицера-пограничника и как бы принять участие в его планах и делах. Не буду называть фамилию автора. Скажу только, что таких среди людей в зеленых фуражках много. Начиналась записная книжка словами Н. Островского: "Только вперед, только на линию огня, только через трудности к победе, и только к победе, никуда иначе. Вот девиз молодежи нашей страны". Дальше шло сугубо личное: "Сколько еще нервных клеток положу я на эти лыжи. Устал". "Но сегодня легче, чем вчера, а завтра будет легче, чем сегодня". Где-то между записями мероприятий: "Опасность вечно на пороге, не каждый час, а каждый миг". И еще одна: "Ничто так не истощает и не разрушает человека, как преждевременное физическое бездействие".

- Ратманова - передовая застава,- ответил на мой вопрос начальник пограничного отряда на Чукотке Геннадий Андреевич.

- Именно она выступила у нас инициатором соревнования в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне. Но ничем не хуже ее и другие наши заставы.

Эти заставы соревнуются за право называться отличным боевым коллективом. Многие добились этого права.

Да, на Чукотке несут солдатскую службу образованные, физически и духовно развитые люди. Они свято выполняют свой долг перед Родиной.

Прошел еще один день. Правда, летом в здешних местах трудно определить, когда он заканчивается. Солнце-то ведь не заходит за горизонт. Сменяются наряды, дежурные, а небо остается светлым. И все-таки "вечером" в кабинете начальника заставы идет проработка плана на завтра. Все мероприятия всесторонне и обстоятельно обсуждаются и обговариваются. Главная тема разговора о том, что завтра на заставу придет корабль. Он привезет грузы - стройматериалы, продукты, оборудование. Предстоит общий аврал. Все пойдут на разгрузку. Руководить работами будет замполит.

А море не утихает. Кружатся и кричат неистово тысячи птиц над головой. Рядом - птичьи базары. Туман поднимается вверх - и устанавливается хорошая видимость.

В ленинской комнате бойцы пишут письма домой. Замполит делает обзор последних известий. Все собираются у стенда "Чукотка - тревожный меридиан". Идет разговор о нарушениях государственной границы, пресеченных за последнее время. А мне вспоминаются стихи Сергея Смирнова, которые слышал сегодня от солдат:

 Над Чукоткой в полярном тумане пролива
 Флаг Советов горит на скале горделиво.
 Над Аляской, на острове серого цвета,
 Флаг чужой, полосатый - Америка это.
 Между флагами двух полушарий граница,
 А над ней ледяное молчанье хранится.
 Здесь рождается утро и с первого шага
 Направляется в сторону нашего флага!
 А под небом Америки все еще длится
 День вчерашний, который бредет до границы. 

...Я улетал с острова Ратманова при ясной солнечной погоде. Синело тихое, как в Гурзуфе, море. Провожали меня прекрасные люди, и по-иному уже выглядела сама Арктика. Я узнал, что здешние места - это не только жестокий полярный мороз и долгие ночи со сполохами северного сияния. Здесь бывает так же тепло, как в Москве. Тундра в долинах между гор сверкает тогда изумрудной зеленью, местами походит на ковер из розовых и желтых цветов, а с ними соседствуют целые природные плантации северной витаминной ягоды шикши и самых обычных, похожих на подмосковные грибов.

Последний взгляд со скалы в сторону Аляски. Там, как огромный пасхальный кулич, поднимается остров Крузенштерна - территория США. Вершина его белая, туманная. Внизу примостился поселок Елек. До него 4 километра 160 метров. Временами ветер доносил оттуда лай собак. Экскаватор брал грунт, змеилась его стрела. У поселка стояло судно типа "Нокс", вероятно разведывательное...

Над нашей погранзаставой алел Государственный флаг СССР.

И подумалось мне тогда, да и теперь я постоянно мысленно возвращаюсь к этому: сыны наши, молодое поколение, вступившее в полную силу сегодня, ничем не хуже нас, тогдашних, в 1945 году. Не хуже, а во многих отношениях, пожалуй, лучше. И в воспитание их такими большой вклад вносят политработники - сегодняшние комиссары.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь