НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

1800

672. Г. Нельсону

Prague. Ce 1/12 janvier 1800 
                                                 Mon cher Baron et frère!

Si jamais souvenir m'est précieux, c'est bien celui d'un amiral du premier mérite, comme Vous. En considérant Votre portrait, j'ai effectivement trouvé de la ressemblance entre nous deux; on pourra donc dire que les beaux esprits se rencontrent et que nos idées se sont croisées. C'est une distinction de plus pour moi dont je suis bien charmé, mais plus encore de Vous ressembler également du côté de Votre caractère.

Il n'y a pas de récompense, mon cher Amiral, dont Vos mérites éminents ne Vous rendent pas digne et à laquelle Votre frère et ami ne prend la part la plus vive. Jaloux de conserver ce titre ainsi que Votre amitié qui porte l'empreinte de la sincérité, je Vous prie de vouloir continuer à me donner de Vos nouvelles et de croire à la plus parfaite réciprocité de mes sentiments pour Vous, avec lesquels je suis à jamais Votre affectionné frère et sincère ami. Victoire, gloire, prospérité pour la nouvelle année!

          Prince Alexandre Italiiski Comte Suworow-Rymnikski 

P. S. Je Vous croyais de Malte en Egypte pour y écraser le reste des surnaturels athées de notre temps par les Arabes! Palerme n'est pas Cythère. Le magnanime Souverain est pour nous. Au reste, illustre frère, que ne donnés-Vous pas au monde pour Iris des Aboukirs. Bon an! Bon siècle!

           P[rince] A. It. 
 Прага. 1/12 января 1800 
                                                    Мой дорогой Барон и брат!

Ежели чья память мне дорога, так это память толико славного Адмирала, как Вы1. Глядя на портрет Ваш, уверился я и впрямь в некотором меж нами сходстве. Можно, следовательно, сказать, что великие умы сходятся и что наши мысли совпали. Я от того вдвойне счастлив, а еще пуще от того, что и характером с Вами сходен. Нет награды, которой Вы, любезный Адмирал, не были бы достойны за свои блестящие заслуги и которой Вам бы не желал живейшим образом Ваш брат и друг. Дорожа сохранением этого звания, равно как и Вашей искренней дружбы, прошу Вас не отказать и впредь сообщать мне о себе и верить, что и я питаю к Вам те же чувства, что и Вы ко мне, и остаюсь навсегда Вашим любящим братом и сердечным другом. Побед, славы, процветания Вам в Новом Году!

          Князь Александр Италийский Граф Суворов-Рымникский. 

P. S. Полагал я, что из Мальты Вы отправились в Египет, дабы с помощью арабов уничтожить там остатки нынешних чудовищ-безбожников. Палермо не Кифера2. Великодушный Государь за нас. Впрочем, славный мой брат, чего в мире не дали бы Вы за абукирскую радугу!3 С Новым Годом! С новым веком!

        Князь А. Ит 
         (франц.). 

1 (Ежели чья память мне дорога, так это память толико славного Адмирала, как Вы. - Ответ на письмо Нельсона от 10/21 ноября. "В Европе нет человека, который любил бы Вас, как я, - писал адмирал. - Все восхищаются Вашими великими и блистательными подвигами. Это делает и Нельсон. Но он Вас любит за Ваше презрение к богатству... Я знаю, что мои заслуги не могут равняться с Вашими... Нынешний день сделал меня самым гордым человеком в Европе. Некто, видевший Вас в продолжении нескольких лет, сказал мне, что нет двух людей, которые бы наружностию своею и манерами так походили друг на друга, как мы. Мы непременно друг другу родня, и я Вас убедительно прошу никогда не лишать меня дорогого наименования любящего Вас брата и искреннего друга..." (РА, 1872, № 3, стб. 747- 750).

Возможно, что Нельсон искренне восторгался С., к которому он не питал такой ревности, как к Ушакову. Но, скорее всего, неаполитанский двор, напуганный выходом России из коалиции, пытался через Нельсона повлиять на русского полководца.)

2 (Палермо не Кифера. - Вся приписка сделана рукой С. Кифера - остров, на котором царил культ богини любви Афродиты. Неприкрытая ирония по адресу Нельсона, который разрывался между Мальтой, блокированной его кораблями, и Палермо, где находилась жена английского посланника леди Гамильтон.)

3 (...чего в мире не дали бы Вы за абукирскую радугу! - Для человека, посвятившего себя военному делу, говорит С., самые высокие награды - это победы, которые венчает слава.)

673. Ф. В. Ростопчину

Г. Прага. Генваря 10-го дня 1800 
                                          Милостивый Государь мой Граф Федор Васильич!

Всемилостивейшим Императором увенчанные наши италианцы радуютца, цюриховцы плачут1, я утешаюсь приближением часа пасть пред освященнейшие стопы Всемилостивейшего Монарха.

К[нязья] Горч[аков]ы2, Долг[оруко]в3 на сих днях едут к своему месту, тож тяжело раненный Чубаров4, как Бог пособит. Вся публика тужит; мы здесь плавали в меде и млеке. Обнимаю Вас!

С совершенным почтением

        Милостивый Государь мой
        Вашего Сиятельства
        покорнейший слуга
                   К[нязь] А. Италийский Г[раф] Суворов-Рымникский 

1 (...наши италианцы радуютца, цюриховцы плачут... - В письме от 29 декабря Ростопчин сообщил о пересылке С. грамот, писем и пакетов от императора Павла I генералам и офицерам, проделавшим с С. Итальянский и Швейцарский походы. Эти знаки высочайшей милости (за редким исключением) не коснулись командного состава корпуса Корсакова.)

2 (К[нязья] Горч[аков]ы... - Племянники С. Князь Андрей Иванович с отличием проделал Итальянский и Швейцарский походы. Князь Алексей Иванович был в корпусе Корсакова. Указом от 16 декабря братья отзывались в Военную коллегию членами.)

3 (Долгоруков Владимир Петрович (1773-1817), князь - в 1799 г. генерал-майор. Служил у С. в польской кампании 1794 г. Участник Персидского похода. Прибыл в корпус Корсакова накануне Цюрихского сражения. Назначенный членом Военной коллегии, Долгоруков вскоре был уволен из армии. Впоследствии участвовал в войне 1805 г. с Наполеоном и в кампании 1807 г. против турок. Его сын, князь П. В. Долгоруков, - известный писатель-эмигрант, знаток генеалогии русских дворянских фамилий.)

4 (..тож тяжело раненный Чубарое... - Генерал-майор Чубаров был тяжело ранен в ногу в сражении при Нови. Был назначен членом Военной коллегии, но, кажется, вскоре покинул службу (см. о нем прим. 2 к письму 600).)

674. Ф. В. Ростопчину

Прага. Генваря 14-го дня 1800 
                                        Милостивый Государь мой Граф Федор Васильич!

Юдициум у Минто лутче Бельгарда1 как он в одной сфере отечественник: 13 мил[лионо]в фу[нто]в ст[ерлинго]в в прошлый год2 не дают жалости к российским, коих надо питать честию и подлинною славою. Мильграф - космополит и уехал3; Минто здесь открыт, согласовался прежде без мер для Швейцарии и чисто хотя Австрию удержать для своих корыстей... Но верно шел на 100 0004, чему и верить бы, естли б дальняя переписка с Лондоном не мешала и Питт игрою времени Тугутом кривым, но в протчем простым, обольщен быть не мог. Я в моей природной сфере, как христианин, жалею христианнейшего Величества в семестре5. Надежда на Всемогущего! Ст[епан] Ал[ексеевич] достойнейший к сему провидению. Теперь собственное. Я не воображал себе, чтоб Графиня Катерина Петровна Вам подарила уже разсудительных Графа и Графиню6; сим я равный друг, а ее как будто бы вчера почитал. Будьте тверды для Великого Императора; влияйте то Колычеву. Спаситель наш Вам да пособит. Моя душа с Вами. С совершенным почтением

       Милостивый Государь мой
       Вашего Сиятельства
       покорнейший слуга 
                К[нязъ] А. Италийский Г[раф] Суворов-Рымникский 

1 (Юдициум у Минто лутче Бельгарда... - Т. е. Минто рассуждает лучше Бельгарда. Минто Жильбер Элио (1751-1814), лорд. В 1799-1800 гг. английский посланник в Вене. Фукс свидетельствует, что Минто и Бельгард "приехали в Прагу... уговаривать возвращавшегося уже с армиею в Россию Суворова о начатии новых военных действий... Он, согласно с полученными от двора своего предписаниями, от того уклонился, но продиктовал следующую на французском языке заметку: "Если еще раз начинать войну с Францией, то надобно вести ее хорошо. Если поведут ее худо, то это будет смертельный яд. Тысяча раз лучше ее не предпринимать по-прежнему. Всякий, вникнувший в дух революции, был бы преступником, если бы о сем умолчал. Первая большая война с Францией будет и последнею"" (Фукс Анекдоты, с. 4-5).)

2 (...13 мил[лионо]в фу[нто]в сг[ерлинго]в в прошлый год... - Сумма военных расходов Англии, выплачивавшей денежные субсидии участникам коалиции и их союзникам, в том числе и России.)

3 (Мильграф - космополит и уехал... - Мильграф (Мюльграв) Фипс Генри (1755-1831), лорд, английский поверенный в делах при главном штабе союзных армий, в 1799 г. находился при корпусе Корсакова. "Космополит" - в данном контексте человек, болеющий за судьбы мира. Еще в конце августа Мюльграв при личной встрече с С. уверил его, что армия эрцгерцога Карла не покинет Швейцарии до очищения ее от противника, ссылаясь при этом на заверения лондонского кабинета. На деле все оказалось иначе.)

4 (Но верно шел на 100 000... - Количество войск, которое Англия была готова субсидировать в новой кампании.)

5 (...жалею христианнейшего Величества в семестре. - Может быть, намек на обещание, которое С. дал проездом в Италию жившему в Митаве под покровительством России королю-эмигранту Людовику XVIII, - увидеть его через полгода в Париже.)

6 (Я не воображал себе, чтоб Графиня Катерина Петровна Вам подарила уже разсудительных Графа и Графиню... - Дети Ростопчина - Наталья и Сергей (1794-1836). В те же дни С. в другом письме Ростопчину просит поцеловать "любезную графиню и сынка Вашего за его разсказы обо мне своей сестрице". Очевидно, Ростопчин писал о том, как его маленький сын рассказывает сестре о подвигах С.)

675. А. П. Брежинскому

Прага в Богемии. 17 генваря 1800 года  

                                                               И в холодном краю света
                                                               Есть к наукам пылкий жар!
                                                               Благодарность для поэта
                                                               Вместо лавров будет в дар. 
                                                               Пусть в отечестве любезном
                                                               Он Гомером прослывет,
                                                               Будет гражданин полезной,
                                                               В дружбе с лирой да живет.
 
         К[нязъ] Александр Италийский Г[раф] Суворов-Рымникский 

676. Принцу Л. Ж. Конде

                                                    Monseigneur 

Je m'empresse de faire à Votre Altesse Serénissime mes remerciments de Son obligeante lettre du 11/22 janv[ier] ainsi que de Lui donner les renseignemens qu'Elle désira par rapport à l'échange de nos prisonniers détenus en France. Leur sort me tient vivement à coeur, et m'a engagé à faire déjà bien des démarches, quoique restées jusqu'à présent infructueuses, seront sûrement répétés encore de ma part.

Pour ce qui regarde les payemens arriérés dûs au régiment de Titow, j'ai abandonné ce soin au Général de jour de Miloradowitch, qui a remplacé auprès de moi le Lieut [enant]-Général P[rin]ce de Gortchakow depuis son départ, pour que ce Régi[ment] soit contenté le plutôt possible.

A l'heure qu'il est V[otre] A[ltesse] sera certainement déjà au fait des ordres suprêmes de S[a] M[ajesté] Imp[éria]le concernant le retour de Son Armée en Russie déjà depuis quelques jours en mouvement.

Daignez, mon Prince, agréer les sentimens de haute considération avec lesquels j'ai l'honneur d'être

       Monseigneur 
       de V[otre] A[ltesse] S[erénissime]
       le très humble et très obéissant serviteur
                P[rince] Alexandre Italiski Com[fe] Souvorow-Rymnikski 
 Czeslav. Ce 19/30 janv[ie]r 1800 
                                       Ваше Высочество! 

Спешу поблагодарить Вашу Светлость за любезное письмо Ваше от 11/22 января1, а также сообщить Вам сведения, кои желательно Вам получить по поводу размена наших пленных, содержащихся во Франции. Их судьба живо меня волнует, и предпринял я уже немало попыток по сему поводу, кои по сей день оставались без успеха, но всенепременно будут мной повторены2.

Что же до уплаты всего должного полку Титова3, препоручил я сие дежурному генералу Милорадовичу4, коий заменил при мне отбывшего Генерал-Лейтенанта Княза Горчакова, дабы полк сей удовлетворить как можно скорее.

В данное время Вашему Высочеству, вероятно, уже известны Высочайшие приказы Его Императорского Величества, относящиеся до возвращения в Россию Его армии, которая вот уже несколько дней находится в походе.

Благоволите, Принц, принять уверения в великом почтении, с которым я имею честь быть

       Ваше Высочество 
       Вашей Светлости
       нижайшим и покорнейшим слугой
                Князь Александр Италийский Граф Суворов-Рымникский
 Неслав. 19/30 января 1800         (франц.). 

1 (Спешу поблагодарить Вашу Светлость за любезное письмо Ваше от 11/22 января... - В своем письме принц Конде просил за своих офицеров, попавших в плен в бою при Констанце. С., сообщая Колычеву о своем обращении к императору Францу относительно размена пленных, заметил, что он не выделял особо офицеров и солдат из корпуса Конде, "как сущих в российском войске".)

2 (Что же до уплаты всего должного полку Титова... - Титов 2-й Василий Петрович (?- 1822) -в 1799 г. генерал-майор, шеф 5-го егерского полка в корпусе Корсакова. Речь идет о суммах, отпущенных на содержание его полка.)

3 (...препоручил я сие дежурному генералу Милорадовичу, коий заменил при мне от бывшего Генерал-Лейтенанта Князя Горчакова... - Наличие дежурного генерала в штабе С., которому император Павел I при расставании в Петербурге предоставил полную свободу, сказав: "Воюй, как умеешь!", послужило поводом для строгого запроса 20 марта 1800 г. "Господин Генералиссимус князь Италийский граф Суворов-Рымникский, - говорилось в рескрипте. - Дошло до сведения моего, что во время командования вами войсками Моими за границею имели вы при себе генерала, коего называли дежурным, вопреки всех Моих установлений и Высочайшего устава. Той удивляясь оному, повелеваю вам уведомить меня, что вас побудило сие сделать" (Петрушевский, т. 3, с. 351). В рассматриваемое время переписка царя с С. носила самый предупредительный характер. Ростопчин сообщал 3 января, что император "апробовал" (т. е. одобрил) проект статуи "Российского генералиссимуса" и что "место статуи будет против главной фасады Михайловского дворца, и сей монумент достойный и признательности Великого Государя и великих безпримерных дел Его героя" (Милютин, т. 3, с. 526-527).)

4 (В данное время Вашему Высочеству, вероятно, уже известны Высочайшие приказы Его Императорского Величества, относящиеся до возвращения в Россию Его армии... - Переговоры между Петербургом, Лондоном и Веной закончились безрезультатно. С. получил рескрипт Павла I от 27 декабря 1799 г., в котором говорилось: "...обстоятельства требуют возвращения армии в свои границы, ибо виды венские те же, а во Франции перемена, которой оборота, терпеливо и не изнуряя себя, ожидать должно. Идите домой непременно. Вам доброжелательный друг Павел" (СД, т. 4, с. 439).)

677. Ф. В. Ростопчину

Генваря 20 дня 1800 года. Грудам 
                                                 Милостивый Государь мой
                                                   Граф Федор Васильич!

В Праге меня очень любили1. На одном из праздников Гало2 и Белегард говорю я: "Играли Неаполем, мстили Пиамонту, теперь от скуки играют Россиею...". Шутка эта оправдалась Штакельберхом3, посетившим меня в Коллине. Его всеподданнейшее донесение о Швейцарии чисто: Австрии надобно закрыть Тироль отторжением лутчего лоскута ее. Держава сия в Италии, поворотя свои земли, имея область Венеции, приобрела Пиамонт и Романию. Война ей там как ничего не стоит; войски к победам приучены, на что русские? Их гонят царапать в Швейцарию. Даже, что по примеру Италии, впредь Нидерланды. Чего ж лутче для продолжения войны! могшей уже верно кончиться. Английское намерение это больше докажет. Один прошлой год от галлионов имеют 6 миллионов4 и от Типо-Саиба5 7 [миллионов] фун[тов] ст[ерлинго]в. Господа морей - им должно их утвердить на десятки лет изнурением воюющих держав, паче Франции6, и хотя бы тогда дать ей паки Короля! Вот система Лондона и Вены... Уже распашно российских гнали во Францию. Мудрый монарх их возвращает времянно домой7, и великий Император - Государь судьбы. Прочее Вы знаете - Минто не писал, Викгам не бывал, Вена молчит, Белегард гуляет, Туг[ут] боится Королевы неаполитанской8. Се мгновенные воображения, полные вероятия. Обнимаю Вас! и пребуду с совершенным почтением

        Милостивый Государь мой
        Вашего Сиятельства
        покорнейший слуга
                  К[нязь] А. Италийский Г[раф] Суворов-Рымникский 

1 (В Праге меня очень любили. - Жители Чехии и ее столицы оказывали радушный прием русским войскам и С. "Санкт-Петербургские ведомости" сообщали в номере от 20 января 1800 г.: "Из Праги от 27 декабря. Когда в последнее воскресенье Князь Италийский Граф Суворов-Рымникский показался в театре, то все зрители закричали: "Виват, герой Суворов!" Князь отблагодарил им за то поклоном и провозгласил: "Виват, Император Франц". Вчера помянутый же Князь дал великолепный бал здешнему дворянству и другим почетным особам".)

2 (Гало - Сент-Галло Маурицио Мастрилли (1753-1833), маркиз, позже герцог. Неаполитанский государственный деятель и дипломат. В 1799 г. отправился в Петербург с секретной миссией. План Галло состоял в том, чтобы, опираясь на поддержку России, вытеснить австрийцев из Италии и провести объединение страны под эгидой неаполитанского короля. Раскрыв Павлу I истинные цели политики Тугута в Италии, Галло предложил, чтобы Россия созвала в Петербурге конференцию для решения итальянского вопроса. Австрийской дипломатии удалось дезавуировать Галло, который, покидая русскую столицу, сказал о политике Вены: "Этот двор приведет к европейскому разгрому". В декабре 1799 - январе 1800 г. Галло вел в Праге беседы с С., пытаясь предотвратить выход России из коалиции.)

3 (Штакельберг Густав Оттонович (1766-1850), граф, сын известного русского дипломата. В 1799 г. посланник в Берлине. После соединения всех русских войск в Швейцарии должен был возглавить дипломатическую часть у С. Выезжал в Колин для встречи с С. Сообщал ему о переговорах с Берлином и о нежелании Тугута пойти на компромисс. Впоследствии действительный тайный советник.)

4 (Один прошлый год от галлионов имеют 6 миллионов... - Рифма: галлионы (галлы) - французы, миллионы - деньги, истраченные на войну с ними Англией.)

5 (...и от Типо-Саиба 7[миллионов] фун[тов] ст[ерлинго]в. - Типу Султан (1750-1799), правитель княжества Майсур, национальный герой Индии. Вел длительную борьбу с колониальной агрессией англичан. В ходе 4-й англо-майсурской войны Типу Султан 23 апреля (4 мая) 1799 г. погиб, защищая столицу княжества Серингапатам. Город был взят штурмом и подвергнут страшному разгрому.)

6 (Господа морей - им должно их утвердить на десятки лет изнурением воюющих держав, паче Франции... - Точная оценка политики Англии, стремившейся к господству на морях и захвату мировой торговли в свои руки.)

7 (Мудрый монарх их возвращает времянно домой... - Павел I рескриптом от 9 января еще раз подтвердил повеление возвращаться домой, не без иронии заметив С.: "Признанные вами недостатки в войсках Наших по частям артиллерийской, квартирмейстерской и провиантской и большая превосходность австрийцев во всех оных частях противу нас заставляют Меня более держаться намерения возвратить Свои войска домой и оставить австрийцев одних пользоваться преимуществами, которые им дает совершенность их в военном искусстве..." (Милютин, т. 3, с. 632-633). Об отзыве С. см. прим. 5 к письму 669.)

8 (Туг[ут] боится Королевы неаполитанской. - Королева Каролина Мария (1752- 1814) была родной теткой императора Франца и матерью его жены. Колычев предлагал воспользоваться ее влиянием на императора, чтобы добиться отставки Тугута, но последний сумел разгадать этот замысел и помешал его исполнению. Властолюбивая королева после гибели на эшафоте своей сестры - французской королевы Марии Антуанетты стала во главе партии войны, а ее интимная дружба с леди Гамильтон поставила политику неаполитанского королевства в зависимость от Лондона.)

678. Ф. В. Ростопчину

Генваря 27-го дня 1800 года. Нейтичан 
                                                         Милостивый Государь мой
                                                           Граф Федор Васильич!

Я возвратился с места, где скончался Лаудон1; пролил на нем слезы, жребий смертных.

Мудрое изречение в Высочайшем рескрипте от 9 генваря2... Одна Венецианская область почти стоит Нидерландов. Старое дома. Сочтите обширную Романию, военный Пиамонт; не сильнее ли новостранно атейской Франции? изнуренной способами едва не на половину последней италианской кампанией. Тако продолжить - по настоящему виду не порадуется ли изгибами простого Тугута потомство его, превозвысившее тонкости Кауница3. Что ж скажет всегда хитровозражающий Поцдам? Фридрих II оторвал лутчую часть Шлезии чрез ябеду наших древних союзников4, ныне Берлин малосильнее Вены. Великий Император норда5 - правитель судьбы.

Любезные герои "готдемы" воюют для корыстей; они как вечно целы на их природных островах. Конде - для Лаванде... Я ему внушил, чтоб он берегся Куберона6. Свята будет Всевысочайшая воля!

Коль велики высочайшие милости Всемилосерднейшего Монарха К[нязю] Алексею, Ставракову и мне7, последнему рабу... Божеское дело - дополнить их. Румянцев - мой друг и новгородский сосед8. Чин и по бедности его - сотенку душ.

Горчаковы поехали. Я их всеподданнейше желал задержать, ссылаясь на высочайшую волю притчин винтерквартир до 1-го марта9. К[нязь] Алексей мой воспитанник, лутчий россиянин в вере, верности и разсудке; юный К[нязь] Андрей уже на черте, чтоб ему не уступить; в Долгоруком будет путь, будучи еще чужд большей практики; колченогий Чубаров хороший генерал.

Да не соблазнюсь к Вам моим французским письмом; я российский: Трефорт его писал и ответ10... Разумно! Я не переменил sapienti sat11. Вы верите, что мне утешно. Слава Великому Монарху!12

1 (Я возвратился с места, где скончался Ааудон... - Лаудон скончался и был похоронен в г. Нейтичен (Нови-Йичин), расположенном на пути из Праги в Краков. С. посетил гробницу знаменитого полководца, будучи тяжело больным. Читая длинную эпитафию Лаудону, С. завещал Фуксу сделать на своей гробнице надпись: "Здесь лежит Суворов". "Не помнишь ли, - обратясь ко мне, спросил, - какой памятник был воздвигнут Еврипиду?" К счастью, читал я о том недавно и начал: "Царь Македонский Архелай воздвигнул Еврипиду памятник с надписью: "Никогда память твоя, Еврипид, не угаснет". Но блистательнейший кенотав в Афинах был сей: "Вся Греция - памятник Еврипиду. Земля Македонская покрывает токмо его кости". Он произнес: "Спасибо тебе, что ты помнишь. Еврипид был в мире один, и памятник ему - единственный" (Фукс. Анекдоты, с. 7-8). Этот рассказ подтверждается письмом Прохора Дубасова, написанным вскоре после смерти С. "Покорно прошу выполнить, - напоминает Дубасов Д. И. Хвостову, - над телом положить мрамор, на нем накладные медные вызолоченные литеры: "Здесь лежит Суворов" (ГПБ, ф. 755, т. 11, л. 97).)

2 (Мудрое изречение в Высочайшем рескрипте от 9 генваря... - См. прим. 7, к письму 677.)

3 (...не порадуется ли изгибами простого Тугута потомство его, превозвысившее тонкости Кауница. - Кауниц Венцель Антон (1711-1794) в течение 40 с лишним лет руководил австрийской внешней политикой, занимая пост канцлера. Считался мастером тонких Дипломатических комбинаций, стремился не допустить усиления Пруссии - главной соперницы Австрии. За свою деятельность был возведен в княжеское достоинство и именовался князем Кауниц-Ритберг. Не рассчитывает ли Тугут, наследовавший Кауницу, говорит С., тоже получить княжеский титул, полагая, что его простая и грубая тактика дала Австрии больше, чем все тонкости Кауница (выше перечисляются приобретения Австрии последних лет, которые значительно превышают ее потери в Нидерландах).)

4 (Что ж скажет всегда хитровозражающий Поцдам? Фридрих II оторвал лутчую часть Шлезии чрез ябеди наших древних союзников, ныне Берлин малосильнее Вены. Пруссия (Потсдам) в ходе переговоров с Англией и Россией склонялась принять участие в войне против Франции, но настаивала на ограничении притязаний Австрии. В войне за Австрийское наследство (1741-1748) - первом крупном конфликте между Пруссией и Австрией - король Фридрих II захватил принадлежавшую Австрии Силезию, воспользовавшись претензиями на наследство ("ябедой") саксонского курфюрста Августа III.)

5 (Великий Император норда... - Павел I.)

6 (Любезные герои "готдемы" воюют для корыстей; они как вечно целы на их природных островах. Конде - для Лаванде... Я ему внушил, чтоб он берегся Куберона. - В новом плане войны с Францией англичане придавали большое значение десанту в Вандее. Корпус Конде, перешедший на английскую службу, предназначался для высадки. Десант не состоялся. О Кубероне см. прим. 5 к письму 668.)

7 (Коль велики высочайшие милости Всемилосерднейшего Монарха К[нязю] Алексею, Ставракову и мне... - Павел I разрешил принять ордена от австрийского императора и баварского курфюрста.)

8 (Румянцев - мой друг и новгородский сосед. - Румянцев Петр Петрович (1755-?) - майор, адъютант С, проделавший Итальянский и Швейцарский походы. За отличия был награжден двумя орденами и получил деревню.)

9 (Горчаковы поехали. Я их всеподданнейше желал задержать, ссылаясь на Высочайшую волю притчин винтерквартир до 1-го марта. - Несмотря на кажущееся согласие с переменчивыми решениями Павла I, С. был против выхода России из коалиции. "Получив повеление возвращаться с войсками из Германии в отечество, - свидетельствует Фукс, - он воскликнул с негодованием: "Я бил французов, но не добил. Париж - мой пункт. Беда Европе!"" (Фукс. Собр. соч., с. 88). С. прямо говорит в черновике письма Ростопчину (от 1 января) о причинах, побуждавших его удержать Горчаковых и других боевых генералов у себя: "Жаль, ежели дело будет; там они больше праздны, здесь они хорошие генералы" (ГБ СССР, ф. 201, карт. 48, ед. хран. 11).)

10 (Трефорт его писал в ответ... - О каком французском письме С. идет речь, неясно. Трефорт (Трефурт) Леонтий Федорович (?- после 1827) - дипломатический чиновник при С, надворный советник. Участник Итальянского и Швейцарского походов. Был награжден орденом Анны 2-й степени и чином коллежского советника. Со слов Трефурта записана сцена свидания с Корсаковым в Линдау: "Ожидая его в свою квартиру, маститый полководец вышел в приемную команату, где стояло несколько генералов, офицеров и гражданских чиновников. Он был в каком-то тревожном состоянии и беспрестанно поправлял на себе одежду... Вошел Корсаков с рапортом в руке, бледный и, по-видимому, сконфуженный. Ему неприятен был прием при всех; он желал и надеялся быть принятым один в кабинете. Суворов приветствовал Корсакова легким поклоном и, [не] принимая от него рапорт, стоял минуты две, зажмурив глаза. Вдруг он будто пробудился от сна и сказал громко: "Александр Михайлович! Что мы? Треббия, Тидона, Нови - сестры... а Цюрих?" С этим последним словом он приподнялся на цыпочки, несколько закинул голову назад и, как выразился Трефурт, "сделал прегорькую гримасу". Повторив это еще раз, он спросил случившийся в комнате офицерский эспантон, и, делая им приемы, сказал Корсакову: "Александр Михайлович! Как вы отдали честь Массене? Так, эдак, вот этак? Да вы отдали ему честь не по-русски, помилуй Бог, не по-русски..."" (PC, 1876, т. 15, с. 215).)

11 (Мудрому довольно (лат.).)

12 (Слава Великому Монарху! - Бросается в глаза разница в тоне писем Павла I и С. Император явно ухаживает за генералиссимусом. "Естьли слог ответа не соответствует слогу письма, - замечает Павел в ответ на поздравление С. с Новым годом, - причиной тому разность и состояние дарований" (Милютин, т. 3, с. 640). Письма же С. поражают какой-то вычурностью, неестественностью. Похоже, что их составление, за исключением сугубо деловых, возложено на Фукса. Разразившийся в марте 1800 г. конфликт, как видно, зреет в декабре - январе.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь