НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

От Одиссея к Помпею

Ахилл - увековеченный Гомером герой Троянской войны - был... пиратом! Но в ту эпоху на пиратство смотрели иначе, чем теперь. В "Илиаде" Ахилл признается в том, что занимался пиратством не только без стыда, но, можно даже сказать, с некоторым чувством гордости.

И другой герой Гомера - Одиссей - также похвалялся своими пиратскими "подвигами" Алкиною*.

* (Алкиной - царь сказочного государства феакийцев. - Здесь и далее прим. пер.)

Ветер от стен Илиона* привел нас ко граду киконов**, 
Исамру***; град мы разрушили, жителей всех истребили. 
Жен сохранивши и всяких сокровищ награбивши много, 
Стали добычу делить мы, чтоб каждый мог взять свой участок. 
Я ж настоял, чтоб немедля стопою поспешною в бегство 
Все обратились: но добрый совет мой отвергли безумцы; 
Полные хмеля, они пировали на бреге песчаном, 
Мелкого много скота и быков криворогих зарезав. 
Тою порою киконы, из града бежавшие, многих
Собрали живших соседственно с ними в стране той киконову
Сильных числом, приобвыкших сражаться с коней и не мене 
Смелых, когда им и пешим в сраженье вступить надлежало
Вдруг их явилось так много, как листьев древесных иль ранних
Вешних цветов, и тогда же нам сделалось явно, что злую 
Участь и бедствия многие нам приготовил Кронион****.
Сдвинувшись, начали бой мы вблизи кораблей быстроходных,
Острые копья, обитые медью, бросая, друг в друга. Покуда 
Длилося утро, пока продолжал подыматься священный 
День, мы держались и их отбивали, сильнейших; когда же 
Гелиос***** к позднему часу волов отпряженья склонился, 
В бег обратили киконы осиленных ими ахеян****** 
С каждого я корабля по шести броненосцев******* отважных 
Тут потерял; от судьбы и от смерти ушли остальные. 
Далее поплыли мы в сокрушенье великом о милых 
Мертвых, но радуясь в сердце, что сами спаслися от смерти. 
Я ж не отвел кораблей легкоходных от брега, покуда 
Три раза не был по имени назван из наших несчастных 
Спутников каждый, погибший в бою и оставленный в поле********.

* (Илион - другое название Трои; но имени одного из ее царей - Ила.)

** (Киконы - фракийское племя.)

*** (Исмар - столица киконов во Фракии, славившаяся своим вином.)

**** (Кронион - сын Кроноса - Зевс.)

***** (Гелиос - бог Солнца.)

****** (Ахеяне (ахейцы) - одна из четырех главных ветвей древнегреческого народа. У Гомера - вообще греки. )

******* (Броненосцы - здесь: воины, одетые в броню.)

******** (Одиссея. Песнь девятая // Гомер. Илиада. Одиссея. Пер. с древнегреч. В. А. Жуковского. М., 1967. С. 514-515.)

А вот еще одно описание "подвигов" Одиссея:

Целый месяц провел я с детьми и с женою в семейном 
Доме, великим богатством моим веселясь; напоследок 
Сильно в Египет меня устремило желание; выбрав 
Смелых товарищей, я корабли изготовил; их девять 
Там мы оснастили новых; когда ж в корабли собралися 
Бодрые спутники, целых шесть дней до отплытия все мы 
Там пировали; я много зарезал быков и баранов 
В жертву богам, на роскошное людям моим угощенье; 
Но на седьмой день, покинувши Крит*, мы в открытое море 
Вышли и с быстропутным, пронзительнохладным Бореем** 
Плыли, как будто по стремю, легко; и ничем ни один наш 
Не был корабль поврежден; нас, здоровых, веселых и бодрых, 
По морю мчали они, повинуясь кормилу и ветру. 
Дней через пять мы к водам светлоструйным потока Египта*** 
Прибыли: в лоне потока легкоповоротные наши 
Все корабли утвердив, я велел, чтоб отборные люди 
Там на морском берегу сторожить их остались; другим же
Дал приказание с ближних высот обозреть всю окрестность. 
Вдруг загорелось в них дикое буйство; они, обезумев, 
Грабить поля плодоносные жителей мирных Египта 
Бросились, начали жен похищать и детей малолетних, 
Зверски мужей убивая, - тревога до жителей града 
Скоро достигла, и сильная ранней зарей собралася 
Рать; колесницами, пешими, яркою медью оружий 
Поле кругом закипело; Зевес****, веселящийся громом, 
В жалкое бегство моих обратил, отразить ни единый 
Силы врага не поспел, и отвеюду нас смерть окружила; 
Многих тогда из товарищей медь умертвила, и многих 
Пленных насильственно в град увлекли на печальное
рабство*****.

* (Крит - остров в Средиземном море, центр древнейшей греческой цивилизации.)

** (Борей - северный ветер.)

*** (Поток Египта - река Нил.)

**** (Зевес (Зевс) - царь богов и людей, бог неба, грома и молнии.)

***** (Одиссея: Песнь четырнадцатая // Гомер. Илиада. Одиссея. С. 583-584.)

Однако всех пиратов древности затмил, пожалуй, тиран острова Самос - Поликрат (537-522 гг. до н. э.). Он сумел создать огромный по тем временам флот и безраздельно господствовал на Эгейском море.

Поликрат был чрезвычайно честолюбив, коварен и жесток. С одной стороны, он прослыл покровителем искусств и наук: украсил города великолепными зданиями, привлек к своему двору выдающихся поэтов, архитекторов, художников и врачей. С другой - снискал себе репутацию изверга и разбойника: овладев Самосом с помощью своих братьев, он вскоре убил одного из них - Пантагнота, а другого - Силозона - изгнал, чтобы сосредоточить всю власть в своих руках. Стремясь к умножению богатств, он занимался морским разбоем и облагал крупной данью капитанов кораблей.

Справедливости ради следует отметить, что в эпоху Поликрата подобная практика не была чем-то исключительным, а входила в арсенал применявшихся повсюду средств ведения политики и торговли, одним из составных элементов которого был разбой. Однако тиран Самоса отличался такой алчностью и занимался пиратством в таких крупных масштабах, что некоторые историки в знак признания его "заслуг" считают Поликрата самым прославленным пиратом древности.

В 522 году до н. э. персидский сатрап Оройтес, опасаясь возраставшего могущества Самоса, обманом заманил Поликрата в Магнесию,* а затем распял его.

* (Магнесия - область в восточной части Фессалии в Древней Греции.)

Смерть тирана Самоса привела к усилению морского разбоя в восточной части Средиземного моря. Поликрат был так силен, что многие его соперники долго держались вдали от этого района. Но после его смерти на Эгейском море появились другие разбойники.

Один из властителей Крита бросил весь свой флот на ликвидацию морского разбоя. Подобно Поликрату, он сам одно время занимался пиратством и потому был особенно опасным противником: знал все обычаи и уловки пиратов и, кроме того, располагал могущественным флотом. Он отличался необычайным упорством и был жесток в борьбе.

После многолетних кровавых схваток храбрый властитель Крита стал господином положения, причем его победа была столь полной, что он сумел навязать грекам свою волю, запретив им держать на судне свыше пяти человек команды. Некоторое время это предписание успешно предотвращало возрождение пиратства в греческих водах. Но впоследствии, когда победоносный властитель Крита умер, а военная мощь этого острова ослабла, морской разбой вновь возродился.

При всей своей высокой духовной культуре древние греки были сравнительно бедны и не сумели накопить в стране больших богатств. Полную противоположность им составляли их заморские соседи - финикийцы. Занимаясь сбытом товаров в крупных масштабах, они добились монопольного положения в торговле драгоценными камнями. Финикийские купцы привозили на своих кораблях янтарь из Балтики, олово из Англии, вели товарообмен между Северной Африкой, Испанией и Францией.

Финикийцы были так богаты, что не могли не возбудить зависти у своих менее имущих соседей; наиболее предприимчивые и энергичные среди сынов Эллады занялись поэтому пиратством.

Чем успешнее развивалась торговля у финикийцев, чем больше богатств перевозилось на их кораблях, тем больше усиливался грабеж на Эгейском море. Щедро выплачивая морским разбойникам выкупы и контрибуции, финикийцы косвенно способствовали развитию пиратства в восточной части Средиземного моря: пираты фактически становились их торговыми партнерами, получая процентные отчисления от прибыли. Обладая подлинно купеческим складом ума, финикийцы не стремились к ликвидации морского разбоя, а заботились лишь о том, чтобы еще больше обогатиться.

В эпоху Перикла пираты стали уже столь могущественными, что создавали небольшие государства, с которыми другие страны даже заключали соглашения.

Развитию пиратства в греческих водах благоприятствовали не только географические условия - лабиринт островов и ломаная береговая линия, - но также и уровень тогдашнего мореходного искусства. В древности люди плавали под парусами только днем и только вдоль побережья, стараясь не терять его из виду. С наступлением темноты они укрывались в одном из многочисленных заливов.

Пираты в те времена подстерегали свои жертвы среди скалистых островков Эгейского моря, а также в заливах Пелопоннеса, чтобы ночью неожиданно напасть на них. Подобно средневековым викингам*, они грабили города на побережье. Там можно было похитить скот, домашнюю и храмовую утварь, драгоценные украшения, серебряные и золотые изделия, наконец, увести женщин и детей, за которых на средиземноморских невольничьих рынках давали высокие цены; торговцы предпочитали молодых девушек и юношей морякам, изнуренным тяжелым трудом. Успех нападения на торговый корабль всегда зависел от случая, поскольку такой груз, как, например, строительный камень, древесина или дешевая керамика, представлял незначительную ценность. Порой на корабле не оказывалось вообще никакого товара.

* (Викинги - древпескандипавские морские воины-пираты.)

В древности средиземноморские пираты совершали свои нападения по раз навсегда заведенному порядку. Сперва их ладьи исподтишка под покровом ночи заходили с обмотанными веслами в порт, затем в течение нескольких часов вели тщательную разведку, после чего неожиданно нападали на свою жертву и возвращались на корабли. Несколько часов напряженной гребли - и каждый разбойник, участвовавший в операции, становился богачом.

Еще и сейчас, спустя несколько тысяч лет, на территории Греции встречаются остатки необычных строений. Это высокие защитные башни, сооруженные на возвышенностях в глубине материка. Здесь жители островов искали убежища от нападения пиратов. Из этих башен подавались также дымовые сигналы, взывавшие к соседям о помощи.

Со временем греки обрели ценных союзников. Когда после третьей Пунической войны некогда могущественный Карфаген был разрушен, отличные финикийские мореходы стали заниматься пиратством вместе со своими бывшими эллинскими соперниками. Язва пиратства распространилась тогда на весь бассейн Средиземного моря - от Геллеспонта* до Геркулесовых столпов**.

* (Геллеспонт - древнегреческое название Дарданелльского пролива.)

** (Геркулесовы столпы (столбы) - название двух скал на берегах Европы и Африки у Гибралтарского пролива, будто бы воздвигнутые Геркулесом; по античным представлениям - границы обитаемого мира.)

Пираты осаждали города, разоряли острова, заставляли жителей выплачивать им дань. Захваченных жителей отпускали за высокий выкуп или продавали в рабство. Дерзость пиратов доходила до такой степени, что они отважились напасть даже на Остию*. Высаживаясь на берег, пираты грабили на дорогах. Однажды почти у самых ворот Рима они поймали двух преторов вместе с сопровождавшими их ликторами**. Путешествовать по морю стало небезопасно. Торговые операции римлян стали менее прибыльны. В Италии росла дороговизна. Население начало осуждать сенат, обвиняя его в неспособности бороться с пиратством.

* (Остия - крупнейший порт Древнего Рима на Адриатическом море.)

** (Претор - высший судебный чиновник в Древнем Риме; ликтор - служитель в Древнем Риме, обычно сопровождавший должностных лиц.)

Сенат вынужден был предпринять несколько экспедиций против пиратов, которые, однако, не увенчались успехом. Дело дошло до того, что в I веке до н. э. пираты подвергли Рим подлинной морской блокаде.

Столь необычная ситуация возникла по той причине, что римляне в отличие от греков и финикийцев еще не достигли к тому времени столь высокого уровня в искусстве мореплавания, как их противники. Морскую торговлю римляне оставляли в руках чужеземцев, вербуемых среди покоренных народов, поскольку италийцы не имели морских традиций. Рим не мог создать в короткое время мощного флота. К тому же его раздирали в тот период глубокие внутренние противоречия: он растрачивал силы в гражданской войне, которая велась между сторонниками Мария и Суллы.* Морские разбойники искусно использовали эту слабость Римской республики. Блокада приняла устрашающие масштабы. Всего лишь треть зерна, импортировавшегося из Египта, достигала Рима, вся же остальная его часть попадала в руки пиратов. Призрак голода витал над жителями гордой столицы.

* (Марий, Гай (156-86 гг. до н. э.) - римский полководец и политический деятель; Сулла, Луций Корнелий (138-78 гг. до н. э.) - полководец и государственный деятель Древнего Рима, представитель наиболее реакционной части крупных землевладельцев (оптиматов).)

Главными центрами пиратства в то время были Киликия, Памфилия и Исаурия*. Грозным врагом Римского государства была Киликия, находившаяся под опекой понтийского царя Митридата**.

* (Киликия, Памфилия и Исаурия - древние области Малой Азии.)

** (Понтийское царство - рабовладельческое государство в северо-восточной части Малой Азии, возникшее в IV веке до н. э. Вся территория бывшего Понтийского царства была включена в состав Римской империи.)

Постепенно отдельные грабежи перешли в регулярную войну, так как Митридат предоставлял морским разбойникам убежище в своих портах и даже корабли для более успешной борьбы с Римом.

Перед лицом смертельной опасности Рим прекратил наконец все внутренние распри и приступил к энергичной борьбе с пиратством.

По предложению народного трибуна Авла Габиния в 67 году до н. э. разгром пиратов был поручен Помпею*. Он взял на себя руководство войсками на всем Средиземноморье, включая пятидесятимильную прибрежную полосу, и получил право беспрепятственно распоряжаться государственными средствами. Стратегические планы, разработанные главнокомандующим, не должны были ограничиваться никакими юридическими формальностями.

* (Помпой, Гней (106-48 гг. до н. э.) - римский полководец и политический деятель.)

Помпей располагал флотом, насчитывавшим пятьсот кораблей, и 120-тысячной армией. Он отдавал себе, однако, отчет в том, что его соотечественники не овладели искусством мореплавания, но в то же время был уверен в превосходных качествах сухопутного римского войска. Поэтому Помпей решил позаимствовать искусство опытных мореходов у покоренных римлянами народов, которых в то время было немало. У Помпея оказался большой выбор, и он укомплектовал команды кораблей иноземными моряками, не давая им, однако, в руки оружия. В то же время Помпей обязал их обучать римских воинов, на которых должна была пасть вся тяжесть борьбы.

Расчеты Помпея оправдались. Сочетание опытных мореходов с лучшими воинами того времени создало неодолимую и мобильную силу на Средиземном море.

Столь же успешным оказался и тактический план Помпея. Будучи отличным стратегом, он понимал, что на ликвидацию отдельных пиратских гнезд, рассеянных по всему Средиземному морю, ушли бы десятки лет, тогда как ему на выполнение этой огромной задачи было предоставлено всего лишь три года. Помпей решил атаковать все крупнейшие пиратские центры одновременно. С этой целью он разделил западный район Средиземного моря на тридцать округов и выделил для каждого из них командира, предоставив в его распоряжение несколько кораблей.

Так Помпей одновременно нанес удары по побережью Испании, Франции, Африки, Сицилии и Сардинии. Расправу с наиболее мощным гнездом пиратов на Эгейском море и у побережья Малой Азии он отложил на более позднее время. Помпей лично руководил операциями у побережья Африки, доверив командование другими подразделениями своим подчиненным.

Успехи морской кампании Помпея превзошли самые смелые ожидания. Менее чем за сорок дней пиратство на всей территории от Мессинского пролива до самых Геркулесовых столпов было ликвидировано.

Сразу же после изгнания пиратов из западной части Средиземного моря Помпей перебросил свой флот в восточную его часть, чтобы не дать противнику ни малейшей передышки. Охваченные ужасом, пираты ретировались с просторов открытого моря, прячась в лабиринте островков и длинных, узких заливов, у выходов из которых воздвигли укрепления. Наконец-то морские пути стали свободными для кораблей, перевозивших зерно, и изголодавшиеся жители Рима были обеспечены продовольствием.

Тем временем до Помпея дошли слухи, что пираты впали в панику и в их рядах началось разложение. Он решил воспользоваться этим и нанести пиратам завершающий удар. В то же время Помпей оказался достаточно предусмотрительным и заранее обещал помилование тем, кто сдастся без борьбы.

Результаты этого шага не заставили себя долго ждать. Римские легионы встретили сопротивление только в Киликии. С изумлением и страхом наблюдал Митридат, этот заклятый враг Рима, как его подопечные терпят одно поражение за другим и пиратские галеры попадают в руки противника.

Вместо трех лет Помпей справился со средиземноморскими пиратами всего за три месяца. Плоды этой победы для римлян были ошеломляющими. В плен взяли двадцать тысяч пиратов, десять тысяч разбойников погибло в сражениях. Эти цифры наглядно свидетельствуют о том, как могущественны были пираты. Все их верфи вместе с кораблями были уничтожены, порты сосредоточения захвачены. Четыреста отличных галер попали в руки победоносных римлян, вдвое больше было потоплено или сожжено.

После этой победы Помпей обосновался в Киликии. Стремясь укрепить свою власть, он провел чрезвычайно интересный эксперимент: амнистировал многих пиратов и поселил их на континенте, вдали от морских берегов, преимущественно в разоренной Киликии и в Ахайе*, предоставив им тем самым возможность вернуться к честному образу жизни.

* (Ахайя - в древности название северной области Пелопоннеса.)

Хотя через десять-пятнадцать лет пираты возобновили кое-где свою деятельность, они уже не обрели более прежнего могущества.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь