история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 33. Англия в XVI - начале XVII в. (Сапрыкинг Ю.М.)

Развитие промышленности. Англия XVI в. отличалась от других стран Европы тем, что разложение феодальных отношений и зарождение капиталистического производства происходили в ней более интенсивно, и не только в городе, но и в деревне.

Экономическому развитию Англии XVI в. способствовало то обстоятельство, что в результате великих географических открытий она оказалась в центре новых мировых торговых путей. Однако решающее значение имели явления, происходившие во внутренней жизни Англии. Ликвидация барщинной системы хозяйства и освобождение крестьян от личной зависимости создали благоприятные условия для развития мелкотоварного крестьянского хозяйства и его разложения как важного фактора процесса образования капиталистического уклада в стране, а также для перехода формирующегося нового дворянства к буржуазным методам ведения хозяйства. Успехам развития капитализма в деревне и городе способствовало и то, что первоначальное накопление происходило в Англии гораздо интенсивнее, чем в других странах. Экспроприация крестьянства, составлявшая основу этого процесса, совершалась здесь в классической форме. Колониальный грабеж соседней Ирландии был другим рычагом первоначального накопления в Англии.

В XVI в. главной отраслью английской промышленности стало сукноделие, и ему прежде всего обязана Англия ростом своего богатства с этого времени. Крупные суконные предприятия, утверждал один памфлетист начала XVII в., "являются источником жизни и краеугольным камнем для всей торговли и промышленности королевства". К середине XVI в. ежегодный вывоз сукна составлял 81,6% английского экспорта. Сукно вывозили во многие страны Европы и Азии.

Сукноделие получило широкое распространение главным образом на юго-западе и на востоке Англии, в особенности в деревнях и местечках, где не было цехового режима, стеснявшего своей регламентацией производство и ограничивавшего конкуренцию. Кроме того, повышение спроса на английские сукна как в самой Англии, так и в других странах стимулировало проникновение в производство сукна накопленных в торговле и в других отраслях капиталов и переход от мелкого производства к крупному, к мануфактуре. Этому переходу способствовали и успехи в XVI в. английского овцеводства, и наличие дешевой рабочей силы, созданной процессом имущественного расслоения крестьянства и огораживаниями. В XVI в. рассеянная мануфактура стала широко распространенной формой крупного производства в шерстяной промышленности, хотя было немало и крупных централизованных суконных мануфактур, объединявших несколько сотен рабочих. Производились шерстяные ткани разных сортов - тонкие сукна (Западная Англия), грубые (Северо-Западная Англия), камвольные (т. е. изготовленные из чесаной пряжи) и другие сорта шерстяных тканей (Восточная Англия).

Во второй половине XVI в. в Манчестере и других городах Ланкашира возникла и стала быстро развиваться новая отрасль текстильной промышленности - хлопчатобумажное производство. Сырье для него - хлопок-сырец и хлопковую пряжу - поставляли английские купцы, главным образом из стран Леванта.

Изделия из шелка, полотна, кожи и кожевенные товары производились в Нориче и Колчестере; чулки и кружева - в графстве Ноттингемшир; замки, ножи и другие скобяные товары - в Бирмингеме и Шеффилде; стекло и мыло - в Лондоне и Бристоле. В этих отраслях производства тоже стали появляться мануфактуры. В XVI в. возникло сахароварение - сахар даже стали вывозить в Нидерланды и Германию, а сахар-сырец импортировался английскими купцами из Марокко.

На полуострове Корнуолл добывали медь, свинец и олово; эти металлы наряду с шерстью были важной статьей английского экспорта. Добыча их возросла с 1550 по 1650 г. в 6-8 раз. Увеличилась и добыча железной руды. Выплавка чугуна и железа развивалась главным образом в Сассексе, Глостершире и Южном Уэльсе, богатых залежами руды и лесом и являющихся старинными центрами металлургии страны. Применялись доменные печи. Больших успехов достигло производство артиллерийского вооружения - новых пушек и ядер, которые стали вывозиться в другие страны Европы, в Марокко и Османскую империю. Удлиненные и меньшего калибра стволы этих пушек в отличие от прежних были отлиты из чугуна, что значительно повысило их боевые качества. Больше изготовлялось и пороха. Но техника производства железа в Англии XVI в. была примитивной, каменный уголь в металлургии почти не применялся. Поэтому железо было низкосортным, а производилось его гораздо меньше, чем требовалось, и его ввозили преимущественно из Швеции.

Каменный уголь еще с XIV в. применялся в Англии главным образом для отопления жилищ, но в XVI в. его стали использовать в производстве, что стимулировало увеличение его добычи. Центром этой добычи стал город Ньюкасл (в графстве Нортумберленд), откуда уголь перевозили морем в Лондон и другие города, а также за границу. С 1540 по 1640 г. его добыча возросла в Англии в 8 раз.

На судоходных реках и во многих портах Английского побережья строилось много судов различных типов, широко применялось разделение труда. Жители побережья занимались ловлей сельди и китобойным промыслом; центром добычи сельди был Ярмут (Восточная Англия).

В развитии производства в Англии немаловажную роль сыграли опытные мастера, эмигрировавшие из Нидерландов, Франции и Южной Германии. Несмотря на значительные успехи мануфактуры, в Англии XVI в. по-прежнему преобладало мелкое ремесленное производство, в том числе и в сукноделии, сохранялся цеховой строй ремесла. Многие старые города приходили в упадок вследствие конкуренции мануфактур, развивавшихся в деревнях и местечках. Но быстро росли Лондон и другие новые города, образовавшиеся в XVI в. из центров сельской промышленности.

Начало аграрного переворота в деревне. Успехи сукноделия и рост спроса на английскую шерсть сначала в соседней Фландрии, а потом и в самой Англии вызвали значительные изменения в английской деревне. Повысились цены на шерсть и овцеводство в Англии стало выгоднее земледелия, поэтому многие лорды с конца XV в. стали превращать земли своих поместий в пастбища. Они не только захватывали общинные угодья, но и сгоняли своих крестьян-держателей с их наделов, снося при этом крестьянские дома и целые деревни, а захваченные земли обычно огораживали частоколами, канавами, живой изгородью, сдавали их в аренду крупным фермерам-скотоводам за высокую ренту, а иногда и сами разводили на этих землях большие стада овец или превращали их в парки для охоты. Этот процесс насильственной экспроприации крестьянства получил название огораживания.

Нередко и зажиточные крестьяне, чтобы освободиться от стеснительных порядков общинного землепользования, мешавших им повысить доходность своего хозяйства, также стали огораживать общинные пастбища и свои наделы. Это нарушало общинные порядки землепользования и разоряло односельчан. Число людей, лишенных средств существования, увеличил и роспуск Генрихом VII (1485-1509) военных дружин крупных феодалов. Важную роль в процессе экспроприации крестьянства сыграла также церковная реформация, проведенная при Генрихе VIII (1509- 1547). До трети земель в средневековой Англии находилось в собственности церкви. С реформацией в Англии были упразднены все монастыри, а их земли и имущество конфискованы короной. Эти земли были частью розданы королевским фаворитам в качестве подарков, частью проданы дворянам, фермерам, различным спекулянтам и богатым горожанам. Новые владельцы, чтобы увеличить доход, стали повышать ренты, а также интенсивно огораживать земли, сгоняя крестьян, державших эти земли по обычаю и пользовавшихся наследственными правами на свои наделы. После ликвидации монастырей лишилась источника существования также и большая часть монахов.

Во второй половине XVI в. с успехами капиталистического уклада и ростом городского населения в Англии увеличился спрос на хлеб, мясо и другие продукты сельского хозяйства. Это также способствовало распространению огораживаний, экспроприации крестьян и созданию крупных ферм. Разоряло крестьян, имевших земельные держания, и повышение рент и других платежей за наделы, осуществляемое многими лендлордами в условиях "революции цен". Таким образом, в Англии появилась масса обезземеленных, лишенных средств к существованию и крова людей, вынужденных продавать свою рабочую силу владельцам мануфактур и крупных ферм за самую низкую заработную плату. Процесс насильственного обезземеливания английских крестьян дворянами был основной чертой аграрного переворота, в ходе которого старое феодальное землевладение в Англии уничтожалось и создавалось новое, буржуазного типа, совершался переход к капиталистической организации сельского хозяйства.

Большую часть экспроприированных у крестьян земель дворяне, как уже указывалось, сдавали в аренду фермерам. Наиболее богатые фермеры переходили к эксплуатации наемного труда сельскохозяйственных рабочих - коттеров - или экспроприированных крестьян и таким образом становились капиталистическими фермерами. "Старое землевладение, лендлордизм, при новой, свободной, чисто капиталистической аренде"* - так характеризовал Ленин буржуазные аграрные порядки, которые складывались в Англии в результате огораживаний и аграрного переворота. В XVI в. из представителей различных социальных групп деревни и города - зажиточных крестьян, мелких и средних дворян, купцов и предпринимателей - уже образовался слой богатых капиталистических фермеров, уплачивающих землевладельцам капиталистическую ренту, более высокую, чем старая фиксированная феодальная рента. Возросло количество сельскохозяйственных рабочих и малоземельных крестьян. Зажиточные хозяева в деревне нередко наделяли бедняков небольшими участками земли на условиях краткосрочной аренды, что, однако, не давало беднякам возможности существовать без продажи своей рабочей силы. Ничтожный земельный надел коттера был для сельских предпринимателей выгодным средством привязать рабочих к своему хозяйству и усилить их эксплуатацию. Изменения в имущественном положении английских крестьян, а также сгон крестьян с земли и захват общинных земель подрывали порядки общинного землевладения и ослабляли сопротивление крестьянской общины натиску дворян-огораживателей; богатые крестьяне, превращавшиеся в фермеров, разлагали общину изнутри.

*(Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 21. С. 383.)

В английской деревне центральных и юго-восточных графс.тв капиталистический уклад развивался быстрее. На эти графства приходилось наибольшее количество огороженных земель, экспроприированных крестьян и разрушенных крестьянских домов.

Кровавое законодательство против экспроприированных. Мануфактурные рабочие. Мануфактурные предприятия и фермерские хозяйства в XVI в. не могли использовать всех согнанных с земли крестьян и в Англии образовалась масса безработных нищих и бродяг. Тюдоры стали издавать жестокие законы против них, которые Маркс назвал "кровавым законодательством против экспроприированных". Генрих VIII разрешил собирать милостыню только старым и не способным к труду нищим, а работоспособных бродяг приказал бичевать и после этого брать с них клятвенное обязательство возвратиться в родные места и "приняться за труд". Если же паупер после первого наказания будет задержан второй раз, его должны были бичевать и, кроме того, отрезать половину уха, а если он будет задержан в третий раз - казнить его как преступника. В 1547 г. король Эдуард VI (1547-1.553) предписал уклоняющегося от работы безработного отдать в рабство тому, кто донесет властям, что тот является бродягой. Хозяин имел право плетьми принуждать паупера-раба ко всякой работе, продать, завещать его по наследству и т. д. Паупера-раба за самовольный уход от хозяина в первый раз осуждали на пожизненное рабство и клеймили его, выжигая на щеке или лбу слово "slave" (раб), за второй побег ставили ему на лице второе клеймо, а в случае побега в третий раз его казнили как государственного преступника.

Эти "кровавые законы" должны были предотвратить опасность восстания экспроприированных, обеспечить приток рабочей силы в промышленность и сельское хозяйство, а также подчинить крестьян и ремесленников - еще недавно самостоятельных мелких хозяев - новому и непривычному для них режиму наемного труда и воспитать из них послушных рабочих, безропотно несущих гнет капиталистической эксплуатации.

"Революция цен" понизила реальную заработную плату рабочих и способствовала обогащению капиталистов и фермеров, а массовая экспроприация крестьян и разложение мелкотоварного производства ремесленников (особенно заметные в сукноделии) в XVI в. вынуждали множество лишенных средств к существованию людей дешево продавать свою рабочую силу. Но заработная плата рабочих снижалась и королевскими законами о наемном труде. Согласно статуту о подмастерьях, изданному в 1563 г. Елизаветой I (1558-1603), всякий в возрасте от 20 до 60 лет, не имеющий определенных занятий, был обязан работать у того хозяина, который пожелает его нанять. До истечения контракта о найме ему запрещалось бросать работу, а продолжительность рабочего дня устанавливалась от зари до зари. Размер заработной платы должны были определять мировые судьи в графствах (т. е. представители интересов нанимателей) в соответствии с временем года и местными ценами на товары. С 70-х годов создавались богадельни, работные и исправительные дома, в которых бедняков и бродяг заставляли трудиться.

Заработная плата мануфактурных рабочих в Англии была очень низкой - несколько пенсов в день, а рабочим деревенских мануфактур, имевшим обычно небольшое крестьянское хозяйство, платили еще меньше. Часть заработной платы выдавалась товарами, что позволяло предпринимателю егще снижать заработную плату своих рабочих. В крупных мануфактурах начинал применяться женский и детский труд. В деревне фермеры повышали цены на продукты своего хозяйства и тем самым перекладывали на трудящихся часть высокой ренты, уплачиваемой ими лендлордам. Все это привело к тому, что реальная заработная плата рабочих в 1600 г. составляла около 47% реальной заработной платы 1500 г.

Развитие торговли. Сдвиги в экономике Англии XVI в. сопровождались ростом внутренней и внешней торговли. Сложился единый национальный рынок. Мануфактуры и увеличение числа наемных рабочих расширили его емкость. До XVI в. торговля Англии с Италией и странами Востока находилась в руках венецианских и генуэзских купцов, а со странами Северной Европы - у немецких купцов, входивших в Ганзейский союз. В XVI в. всю внешнюю торговлю Англии сосредоточили крупные торговые компании английских купцов, получившие ряд привилегий от правительства: Восточная, Московская, Марокканская, Левантийская и Гвинейская компании. В 1600 г. была организована Ост-Индская компания, положившая начало английскому проникновению в Индию. Корона обычно продавала таким компаниям патенты на монопольное право торговли в определенном регионе мира, что избавляло их от конкуренции и позволяло произвольно повышать цены на товары. Быстро росло и английское судоходство.

Внешняя торговля велась торговыми компаниями без посредников и на английских кораблях, превосходивших своими мореходными качествами корабли многих стран. Вывозились изделия английского производства, особенно шерстяные ткани, а ввозилось кроме предметов роскоши сырье, необходимое для промышленности, - хлопок-сырец, сахар, селитра, красители и др. Особенно успешно во второй половине XVI в. английские купцы торговали с Марокко и Османской империей. Они отняли у венецианцев монополию в посреднической торговле на Средиземном море, а в торговле с Левантом заняли господствующее положение, получив от османского султана важные привилегии и оттеснив французских купцов на второй план. Внешняя торговля приносила английским купцам большие барыши. Например, в странах Леванта английское тонкое сукно и олово продавались по ценам, более чем в 2,5 раза превышавшим цены на них в Англии, а хлопок продавался в Англии по цене, превышавшей в 3,5 раза его покупную цену в странах Леванта.

Английские купцы и предприниматели во второй половине XVI в. стали занимать деньги у лондонских ростовщиков, отказавшись от услуг банкиров Антверпена, итальянских и южнонемецких городов, у которых они прежде делали займы. В Лондоне была открыта биржа, началось складывание лондонского Сити - центральной части города, где сосредоточивались банковские конторы и крупные торговые предприятия. Быстро росло экономическое значение Лондона, он превращался в крупнейший порт мира, чему немало способствовал разгром Антверпена испанцами в 1576 г. Возросло также торговое значение Бристоля и Ливерпуля - крупных портов на западном побережье Англии.

Изменения в социальном строе Англии. Аграрный переворот и успехи развития капиталистического уклада в деревне в XVI в. ускорили процесс расслоения английских феодалов на старое и новое дворянство, начавшийся еще в XV в. Старое дворянство не могло приспособиться к зарождающейся буржуазной экономике. Источником его существования по-прежнему оставалась либо феодальная рента, получаемая с держателей земель, либо доход от выгодных должностей при дворе короля и в церкви. "Революция цен" привела к резкому понижению реальной стоимости обычных рент, составлявших главный источник дохода старого дворянства. Кроме того, упразднение монастырей уничтожило богатую и влиятельную группу знати - аббатов и приоров, с которой многие светские аристократы были связаны родственными узами. Феодальное дворянство в Англии XVI в. материально оскудевало. Непомерная расточительность и большие долги, за которые обычно приходилось расплачиваться своей землей, - таковы были черты старого дворянства этого времени. Политические позиции его были в значительной степени подорваны усилением абсолютизма Тюдоров и возвышением новой знати. В этом была причина различных антиабсолютистских заговоров и мятежей, которыми сопровождалось все столетие царствования Тюдоров. К старому дворянству принадлежали не только представители аристократических фамилий, уцелевшие после войны Алой и Белой розы и репрессий Тюдоров, но также и часть аристократии, созданной Тюдорами из своих фаворитов путем земельных пожалований. В массе своей крупное дворянство северных графств оставалось феодальным, но и в остальных графствах далеко не все мелкие и средние дворяне порвали с традиционными формами феодальной земельной собственности.

Вместе с этим многие представители мелкого и среднего дворянства и даже некоторые аристократы, преимущественно в передовых в экономическом отношении графствах, стали быстро превращаться в буржуазных землевладельцев, в так называемое новое дворянство, или джентри. Они энергично экспроприировали и огораживали общинные земли и крестьянские наделы, широко применяли в своих поместьях труд сельских рабочих - коттеров и бедных крестьян - в качестве наемной рабочей силы, переходили к сдаче своих земель в аренду фермерам, вводили агротехнические улучшения для повышения доходности своих поместий, тесно связанных с рынком. Вот как характеризует джентри конца XVI в. один современник: "Джентльмены, которые привыкли воевать, теперь большей частью становятся добрыми земледельцами и так же хорошо стараются предельно улучшить свои земли, как фермеры и крестьяне. Когда поступают в их руки фермы по истечении срока их держания, они обрабатывают их сами или отдают их тем, кто готов уплатить дороже". Это было "новое дворянство буржуазного происхождения и с буржуазными тенденциями" - так охарактеризовал его Энгельс*.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 222.)

В условиях перехода Англии к капиталистическим формам производства в сельском хозяйстве земля становилась объектом выгодного вложения капитала и богатые крестьяне, горожане и чиновники стали охотно приобретать землю. Многие из них таким образом вливались в ряды нового дворянства, усиливая его буржуазные черты. Этому способствовало то, что в Англии в отличие от других стран не было сословной замкнутости дворянства и дворянами становились не только по происхождению, но и по земельному богатству, поэтому всякий, кто приобретал земельную собственность в количестве, достаточном для того, чтобы вести образ жизни дворянина, был обязан получать от короля дворянский титул. Кроме того, в семьях английских дворян поместье и титул обычно наследовал старший сын (по праву майората), а младшие сыновья были вынуждены наживать себе состояние, занимаясь ремеслом, торговлей, мореплаванием или преуспевая на государственной службе и т. п., и часто, разбогатев, они покупали земли и становились джентльменами.

Итак, в XVI в. земельные владения нового дворянства быстро увеличивались за счет захватов общинных угодий и крестьянских участков, покупки монастырских земель (после упразднения монастырей) и поместий разорившихся аристократов. Преуспевающие дворяне нередко занимались и предпринимательством в сфере промышленности и торговли, увеличивая свое состояние. По словам современника, доходы джентри уже в конце XVI в. были в три раза выше, чем доходы пэров (аристократии), епископов и богатых йоменов.

Появление и подъем нового дворянства имели еще одно важное последствие. Заинтересованность в развитии капиталистических форм хозяйства сближала новое дворянство с поднимающимся классом буржуазии. "Земельные владения этого класса представляли на деле не феодальную, а буржуазную собственность. Эти землевладельцы, с одной стороны, поставляли промышленной буржуазии необходимые для существования мануфактур рабочие руки, а с другой стороны, были способны придать сельскому хозяйству направление, соответствующее состоянию промышленности и торговли"*. Так в XVI в. начал складываться союз нарождавшейся буржуазии и нового дворянства, сыгравший важную роль в развитии Англии XVI-XVII вв.

*(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 7. С. 222, 588.)

В условиях аграрного переворота XVI в. и формирования капитализма в деревне усилился процесс имущественного и социального расслоения крестьянства. Как уже отмечалось, некоторые зажиточные крестьяне переходили к аренде земли у дворян и эксплуатации наемного труда, превращаясь таким образом в капиталистических фермеров, в то время как значительная часть крестьян становилась безземельными батраками и малоземельными держателями, полукрестьянами-полупролетариями. К концу XVI в. в Англии уже образовался класс богатых для того времени капиталистических фермеров.

Борьба английского крестьянства за землю. Однако при указанных выше экономических и социальных изменениях в Англии XVI в. господствовал феодальный строй, и капиталистическое производство развивалось лишь как новый уклад. Большая часть земли оставалась феодальной собственностью, и основная масса крестьян находилась на положении феодально зависимых держателей земли у дворян.

В таких условиях вопрос о том, какой класс и каким образом будет уничтожать средневековые аграрные отношения и создавать свободную от феодальных ограничений буржуазную собственность на землю - либо новое дворянство в союзе с буржуазией, либо крестьянство, - решался в острой классовой борьбе. Английские крестьяне активно выступали против феодального гнета и огораживаний. В 1536-1537 гг. в графствах Линкольншир и Йоркшир происходили крупные массовые волнения; основной движущей силой восставших были крестьяне, боровшиеся против огораживаний, повышения рент, разорения сел и реформации церкви.

Летом 1549 г. началось самое значительное после восстания Уота Тайлера крестьянское выступление, охватившее графства Девоншир и Корнуолл (Юго-Западная Англия), а также графства Норфолк и Сеффолк - район интенсивных огораживаний в Восточной Англии. В местечке Уиндом (Норфолк) крестьяне сломали изгороди, возведенные местным лордом, и скоро большая часть графства была охвачена восстанием. К нему присоединилось много пауперов, ремесленников, зажиточных крестьян и даже часть мелких и средних дворян, рассчитывавших использовать восстание в борьбе с земельной аристократией. Во главе восставших встали мелкий дворянин Роберт Кет и его брат Уильям. Роберт Кет повел вооруженные отряды крестьян к столице графства, крупному экономическому центру Восточной Англии городу Норичу, но после того, как городские власти не пустили их в Норич, восставшие расположились лагерем в лесу, недалеко от города, на Маусхолдском холме. Кет превратил лагерь в неприступную крепость, установил строгую дисциплину в своих отрядах. Под вековым дубом он разбирал жалобы крестьян на сеньоров и улаживал споры между членами отрядов. Жители соседних деревень и городов снабжали восставших продовольствием.

В лагере под Норичем была выработана так называемая Маусхолдская программа восставших, переданная правительству в виде петиции. Основные требования этой программы были направлены против крупных землевладельцев: снижение ренты, запрещение превращать фригольд в копигольд, лишение лордов права пользоваться общинными угодьями, уничтожение манориальных судов, ликвидация остатков феодальной зависимости. Примечательно, однако, что в этой программе отсутствовали требования уничтожения дворянской земельной собственности и всех форм поземельной зависимости крестьян, а также передачи им в собственность земельных наделов. Крестьяне просили короля лишь исполнить все статуты Тюдоров против огораживаний, но не запрещать огораживания, произведенные для разведения шафрана - выгодной технической культуры. Это исключение, а также умеренность требований были следствием влияния участвовавших в выработке программы зажиточных крестьян, которые сами начинали огораживать землю с целью повысить доходы своего хозяйства. Несколько других статей выражали интересы мелких дворян.

Разумеется, эта программа не могла удовлетворить беднейшие слои восставших крестьян и городского плебса. Во время событий в Уиндеме было выдвинуто требование установить равенство всех людей в пользовании благами природы. "Мы, - заявляли крестьяне, - снесем изгороди, засыпем канавы и дадим возможность каждому пользоваться общинным пастбищем. Мы желаем свободного, одинакового и равноправного пользования всеми вещами". Некоторые участники восстания предлагали ввести даже общность имущества.

Правительство, стремясь выиграть время, чтобы собрать силы, необходимые для подавления восстания, пообещало удовлетворить часть требований крестьян. Однако восставшие не расходились. Более того, они взяли Норич, и вскоре им удалось разгромить посланный против них отряд правительственных войск. Но их намерения соединиться с восставшими в Девоншире и Корнуолле оказались безуспешными, и осада Ярмута, предпринятая отрядами Кета, тоже окончилась неудачей. После подавления восстания в Юго-Западной Англии в Норфолк против Кета была направлена большая армия, усиленная отрядом немецких и итальянских наемников, а также местным ополчением норфолкских и сеффолкских дворян. Воспользовавшись усилившейся борьбой среди горожан, правительственные войска взяли Норич. В это время и в лагере восставших обострилась борьба между радикальными и умеренными элементами, возглавляемыми Кетом, который даже попытался покинуть лагерь. Но эта попытка была сорвана рядовыми участниками восстания, требовавшими решительных действий.

27 августа 1549 г. произошло сражение, в котором армия крестьян была разгромлена правительственными войсками. Накануне восставшие оставили свой укрепленный лагерь в лесу и приняли сражение в долине, где оказались беззащитными против конницы немецких наемников. Кет бежал с поля сражения еще до его исхода. После разгрома крестьянских отрядов дворяне учинили кровавую расправу над восставшими. Взятые в плен Роберт и Уильям Кет были повешены.

Во второй половине XVI в. крестьянские выступления против огораживаний проходили в ряде других графств. Борьба английских крестьян за землю в XVI в. в целом была прогрессивной борьбой за буржуазно-крестьянский аграрный переворот, за свободное от гнета феодалов крестьянское хозяйство. Это обеспечило бы наиболее быстрое развитие производительных сил в стране и создало бы для народных масс наиболее благоприятные из всех возможных при товарном производстве условия существования. Но эта борьба потерпела поражение, так как выступлению английских крестьян, как и всякому крестьянскому движению, были присущи черты, ослабляющие его: стихийность, недостаточная сознательность, локальный характер выступлений. Кроме того, формировавшаяся буржуазия обычно выступала союзником нового дворянства, а различные в имущественном отношении слои крестьян по-разному относились к борьбе с огораживаниями и к вопросу о земле.

Особенности абсолютизма в Англии. С 1485 по 1603 г. Англией правили короли из династии Тюдоров; они значительно укрепили свою власть, сделав ее, по существу, неограниченной. Генрих VII успешно боролся с крупными феодалами, противниками усиления королевской власти в стране. "Звездная палата", созданная им для наблюдения за исполнением статутов о роспуске вооруженных дружин знати, превратилась в грозный суд короля по делам политической измены, каравший противников королевского абсолютизма. В первой половине XVI в. была усилена власть английского короля над слабо связанными с Лондоном окраинами - Уэльсом, Корнуоллом и северными графствами, для управления которыми были созданы специальные учреждения.

Английскую абсолютную монархию отличало от абсолютистских монархий других стран три особенности.

1. Бюрократический аппарат на местах был слаб. Местное управление, как и при сословной монархии, продолжало сохранять свое значение - оно осуществляло политику короля. Важные должности в графствах и городах занимали главным образом представители джентри и привилегированной верхушки городской буржуазии.

2. Для усиления своей власти Тюдоры использовали также парламент, потому что нижняя палата парламента, состоявшая главным образом из мелких и средних дворян и городской верхушки, поддерживала сильную власть короля, а верхняя палата, в которую входили в основном представители аристократии, получившей от Тюдоров большие земельные пожалования, также была покорной королю.

Эти две особенности английского абсолютизма были следствием того, что в Англии XVI в. силы крупных феодалов - главных противников абсолютной власти короля - были в результате войны Алой и Белой розы и репрессий Тюдоров основательно подорваны, а два новых формирующихся класса - буржуазия и новое дворянство - поддерживали абсолютизм.

3. Еще одной особенностью английского абсолютизма было отсутствие постоянной армии. В силу географического положения своего государства Тюдоры обращали главное внимание на создание сильного военного флота, а армия сохраняла характер старинного ополчения, собираемого и экипируемого за счет свободных подданных короля в соответствии с их имущественным достатком.

Реформация в Англии. Важным средством укрепления абсолютизма при Тюдорах явилась реформа церкви в Англии, которая началась при Генрихе VIII. Поводом к ее проведению послужил отказ папы римского разрешить развод короля Генриха VIII с его первой женой Екатериной Арагонской, родственницей Карла V. В ответ на этот отказ английский парламент в 1534 г. освободил церковь Англии от подчинения Риму и "Актом о супрематии" провозгласил главой церкви короля. В основе Реформации лежало стремление английских дворян и горожан создать национальную протестантскую церковь как орудие абсолютизма, а также завладеть церковными землями и имуществом. Парламентскими актами 1536 и 1539 гг. в Англии были закрыты все монастыри, а их имущество и земли конфискованы королем; в 1545 г. были закрыты все часовни, имуществом которых также завладела корона. Эти конфискации в конечном итоге увеличивали земельные владения дворянства и буржуазии, а также значительно пополнили королевскую казну. Новые собственники церковных земель, чтобы увеличить свои доходы, сгоняли с земли крестьян - прежних ее держателей, огораживали ее и повышали земельную ренту.

Реформация проводилась путем жесточайшего террора. От англичан требовали полного подчинения новой организации церкви. За отрицание ее основных принципов полагалась смертная казнь. Опасаясь роста народной оппозиции по отношению к новой церкви, Генрих VIII запретил самостоятельно читать и толковать Библию мастеровым, поденщикам, земледельцам и слугам, потому что они могли истолковать ее в духе радикальных сектантских учений. Активнейшими деятелями Реформации были Томас Кромвель - канцлер королевства, и Томас Кранмер, занявший после Реформации пост архиепископа Кентерберийского.

При Марии Тюдор (1553-1558), дочери Генриха VIII от первого брака, ярой католичке, вышедшей замуж за наследника Карла V Габсбурга и будущего короля Испании Филиппа II, в Англии восторжествовала католическая реакция. Используя поддержку не довольных абсолютистской политикой дворян, главным образом из экономически отсталых районов Англии, Мария восстановила католичество и стала преследовать деятелей Реформации, за что получила прозвище "Кровавой". Однако Мария не решилась возвратить церкви монастырские земли и имущества, отнятые короной при ее отце и перешедшие в руки светских владельцев. Уже известие о готовящемся браке Марии и Филиппа II в 1554 г. вызвало крупное восстание, начавшееся в Кенте и руководимое выходцем из нового дворянства Томасом Уайаттом. Собрав отряд численностью до 10 тыс. человек, главным образом из кентских крестьян, он двинулся на Лондон с двумя целями: защитить Англию от угрозы ее порабощения испанцами и освободить королеву от ее происпански настроенных советников. Но страх дворян и богатых горожан перед Народным восстанием привел это выступление к поражению, хотя отряд Уайатта подошел к Лондону. Уайатт был казнен. Однако недовольство в Англии союзом с Испанией все более росло. Мария помогала своему мужу деньгами и оружием и начала войну с Францией. Но в 1558 г. французские войска овладели городом Кале, последним владением Англии на континенте.

После смерти Марии английская корона перешла к Елизавете I (1558-1603), дочери Генриха VIII от второго брака, который не был признан папой. При Елизавете абсолютизм еще более укрепился. Она восстановила реформированную церковь, в этом ее поддержало большинство дворян и буржуазии. При ней была составлена окончательная редакция англиканского символа веры (так называемые "39 статей"), которую принял парламент в 1571 г. Англиканизм - умеренное течение в протестантизме. В его символе веры признавался догмат о спасении людей от грехов посредством веры в искупительную жертву Христа и в Священное писание как источник этой веры, но при этом не отвергались и "добрые дела", которые должны совершать верующие в пользу церкви, как проявление этой веры. Признавались два таинства - крещение и причащение. Церковь стала национальной, богослужение велось на английском языке, отвергались власть папы над ней, индульгенции, почитание икон и мощей, уменьшалось число праздников. Вместе с тем в реформированной церкви сохранялась иерархия духовенства, возглавляемая епископами, владевшими своими землями. Духовенство подчинялось только королю как часть его государственного аппарата и было обязано пропагандировать среди мирян идею о полном и беспрекословном их подчинении королю и его должностным лицам и о недопустимости мятежей. По-прежнему взималась десятина, которая стала поступать в пользу короля и превратилась в важный источник его доходов.

Внутренняя политика Тюдоров. Тюдоры выражали интересы своей классовой опоры - феодального дворянства. Особенно ярко это проявилось в их попытках остановить огораживания и сохранить крестьянство как класс феодального общества. Огораживания разрушали феодальную деревню и сокращали доходы короля, обостряли недовольство крестьян и увеличивали число нищих и бродяг в стране, угрожая серьезными социальными потрясениями. Поэтому Тюдоры, используя свое право верховных сеньоров всех земель Англии, издали ряд законов против огораживаний. Парламентским актом от 1489 г. запрещалось при огораживании уничтожать дома и строения и предписывалось восстановить все разрушенное при огораживаниях в усадьбах, имевших не менее 20 акров пахотной земли.

Вместе с этим Тюдоры пытались остановить рост фермерской аренды, или "собирание ферм", как его называли в то время. Парламентским статутом при Генрихе VII об огораживаниях на стратегически важном острове Уайт запрещалось кому-либо иметь более одной фермы с годовым доходом в 10 марок (марка - 2/3 ф. ст.), а при Генрихе VIII по парламентскому статуту 1534 г. во всей Англии запрещалось брать в аренду более двух ферм с их землями и иметь стадо овец более 2 тыс. голов.

В первой половине XVI в. были назначены две комиссии для расследования случаев огораживаний и наказания всех нарушителей этих законов. И во второй половине XVI в. также издавались законы против огораживаний. Но в 1593 г. правительство Елизаветы под давлением кругов, заинтересованных в огораживаниях, отменило запреты, что способствовало их распространению в стране. Однако в 1597-1598 гг. был принят новый акт о поддержании земледелия и земледельцев, в котором указывалось на необходимость прекратить огораживания и превращение пахотных земель в пастбища, а также восстановить разрушенные крестьянские усадьбы. Причем действие этого акта распространялось не на все графства.

Законодательство против огораживаний оказалось безрезультатным. Тюдоры пытались остановить этот процесс, сохраняя феодальную собственность дворян на земли и все их привилегии, что облегчало дворянам экспроприацию крестьян. Дворяне-огораживатели в графствах и приходах не подчинялись актам против огораживаний, срывали работу комиссий по расследованию случаев огораживаний, разными способами скрывали от королевских уполномоченных действительные размеры огораживаний и произведенные ими разрушения, а контроль за исполнением этих актов на местах осуществляли назначенные королем мировые судьи из местных дворян, нередко сами заинтересованные в огораживаниях и даже бывшие их участниками.

Генрих VIII создал специальную палату для сбора платежей, которые все дворяне как его вассалы обязаны были вносить в казну короля в случае отчуждения своих земель, передачи их по наследству, опеки и т. д. Этой мерой Генрих рассчитывал укрепить феодальную структуру землевладения в Англии в условиях интенсивно происходившего в XVI в. перехода земель в руки буржуазных элементов, а также увеличить доходы короны.

Тюдоры поощряли развитие сукноделия в Англии, но в то же время они пытались законодательным путем ограничить рост шерстяных мануфактур и упадок цехового ремесла. Акт 1555 г. о ткачах ограничивал число станков, которые имел право держать суконщик в городе или деревне; в другом акте запрещалось заниматься сукноделием вне города. Елизавета пыталась предотвратить упадок цехового ремесла в городах и ограничить развитие сельских мануфактур. Но это не могло остановить их рост.

В то же время Тюдоры объединили под своей властью всю страну, подавляли выступления мятежной знати, поощряли развитие торговли, предоставляя торговым компаниям ряд льгот, поддерживали колониальную экспансию, судостроение и мореплавание, работорговлю, морское пиратство, издавали свирепые законы против бродяг и нищих, жестоко подавляли народные движения. Они применяли протекционистские меры, чтобы поддержать развитие отечественного производства. При Елизавете корона широко практиковала продажу монополий и патентов на все виды производственной деятельности. Все это обеспечивало абсолютизму Тюдоров поддержку со стороны подымающегося класса буржуазии и его союзника - нового дворянства, которые особенно нуждались в защите своих интересов сильной монархией. Используя эту поддержку, Тюдоры смогли укрепить свою власть и разрешить ряд важнейших задач внешней и внутренней политики.

Политика Тюдоров была противоречивой. С одной стороны, они стремились сохранить незыблемость феодального строя, с другой - оказывали покровительство деятельности буржуазных элементов.

Колониальная экспансия. В XVI в. в непокоренной и раздробленной на самостоятельные владения части Ирландии королевская власть отсутствовала, и это облегчало Тюдорам подчинение острова. Земли Ирландии представлялись английскому дворянству и буржуазии весьма заманчивым объектом грабежа и важным опорным пунктом для утверждения господства Англии на море и в борьбе с Испанией. Поэтому они требовали от Тюдоров превращения всей Ирландии в покорную английскую колонию (в начале XVI в. англичане владели только юго-восточной прибрежной полосой, называемой Пейл). В 80-х годах Елизавете в одном письме напоминалось, что "Ирландия богата гаванями на южном и западном ее побережьях и они являются ближайшими к Америке частями Европы". Опасались и вторжения в Англию через Ирландию, раздираемую междоусобной борьбой ее вождей.

Оба первых Тюдора укрепили свою власть над Пейлом, а ирландский парламент стал созываться лишь с разрешения английского короля и обсуждать только те законы, которые были предварительно обсуждены в Лондоне. В 1541 г. Генрих VIII присвоил себе титул короля Ирландии (еще в XII в. папа римский дал английским королям титул лорда Ирландии). Доходы католической церкви в средневековой Ирландии исчислялись до 110 тыс. ф. ст. в год, в стране было 56 монастырей. Англиканская реформация в Ирландии и секуляризация ее церковных богатств были осуществлены парламентом в Дублине в 1536-1541 гг. Это была важная мера подчинения всего острова Тюдорам, хотя большинство ирландцев осталось католиками и их за это преследовали власти, что нередко использовали Рим и Испания в борьбе с Англией. В графствах Ирландии Тюдоры создали из англичан штат королевских чиновников и военных, а также возвели много крепостей. Особое значение в ограблении Ирландии Тюдорами и ее подчинении феодальной Англии в XVI в. имела политика "сдачи вождями своих владений королю и нового их пожалования им", а также массовые экспроприации земель у ирландцев и заселение их английскими колонистами. Король, нарушая древние права собственности на землю, принуждал лояльных ирландских вождей сдавать ему подвластные им земли, а затем передавал им эти земли как сюзерен вассалам - с выдачей жалованной грамоты и присвоением титула английской феодальной иерархии, а также при условии исполнения ими всех положенных вассалам повинностей.

Во второй половине XVI в. средством ограбления и подчинения Ирландии стали массовые конфискации земель ирландцев и передача их английским колонистам. Обычно земли конфисковывались по обвинению вождей в государственной измене, для этого не гнушались провокаций и использовали религиозную борьбу. Первую массовую конфискацию земель Ирландии парламент в Дублине произвел при Марии Тюдор в 1557 г. Воспользовавшись распрями между ирландскими вождями двух соседних с Пейлом графств - Лейке и Оффали - и лордами Пейла, английские власти объявили действия вождей мятежом и конфисковали земли в обоих графствах. Конфискованные земли были розданы на очень выгодных условиях английским военным и чиновникам, а ирландцам оставили лишь 1/3 земель, причем из числа самых худших. Условия колонизации предписывали каждому английскому колонисту иметь в поместье набор оружия на случай восстания ирландцев, а если это случится, являться со своими держателями защищать свой район.

При Елизавете английские власти в провинции Манстер (Юго-Западная Ирландия) спровоцировали восстание против англичан, которое возглавил граф Десмонд, а после его подавления конфисковали в 1586 г. большую часть земель жителей этой обширной провинции. Их раздали крупными участками (от 4 до 12 тыс. акров) английским колонистам - главным образом знати и фаворитам королевы - с условием заселения англичанами и введения английской системы феодальных отношений. Требования колонизации предписывали: "Каждое поместье колониста должно стать маленьким военным гарнизоном против ирландцев", а браки между ирландцами и англичанами запрещались.

Активная колонизаторская политика Тюдоров усилила борьбу ирландцев за освобождение своей страны от гнета английских захватчиков. В 1594 г. на севере Ирландии, в Ольстере, началось большое народное восстание, во главе которого встали графы Тирон и Тирконель. Восставшие требовали свободы вероисповедания для католиков, назначения чиновников из ирландцев, устранения стеснений, введенных английской короной в торговле. Вожди восставших составили Северную лигу, создали и обучили армию, насчитывавшую до 16 тыс. человек. Эта армия нанесла английским войскам серьезное поражение на реке Блекуотер. Положение англичан было критическим: южные районы Ирландии поддерживали восставших, ожидалась денежная и военная помощь от Испании. Елизавета послала на подавление восстания 22-тысячную армию во главе с графом Эссексом. Но восстание подавить не удалось, и Эссексу пришлось вести с восставшими переговоры о перемирии, за что он был отозван из Ирландии и впал в немилость. Новый наместник Ирландии Маунтджой повел против ирландцев опустошительную войну. Английские войска уничтожали мирное население, сжигали деревни, истребляли посевы. Только в 1603 г. восстание было жестоко подавлено. Новый король Яков I Стюарт конфисковал земли в шести графствах Ольстера; большую их часть он раздал английским и шотландским колонистам с условием ведения хозяйства по английскому образцу.

Конфискация земель в Ирландии и колонизация англичанами не были формой буржуазного аграрного переворота. В Ирландии создавалось крупное землевладение английских колонистов, а ирландцы, насильственно лишенные земли, превращались в мелких арендаторов на очень тяжелых условиях, присущих колониальному грабежу эпохи первоначального накопления. Массовое обезземеливание и грабеж ирландцев явились одним из моментов первоначального накопления капитала в Англии. Многие из экспроприированных ирландских крестьян эмигрировали в Англию и другие страны, пополнив там ряды наемных рабочих.

Вместе с экспансией в Ирландии английские колонизаторы предприняли попытку проникнуть и на Американский материк. Но на их пути стояла Испания с ее колониальными владениями в Америке, усилившаяся в 1581 г. в результате присоединения Португалии со всеми ее колониями. С середины XVI в. борьба Англии с Испанией приняла форму контрабандной торговли с колониями Испании и пиратского грабежа ее портов и судов, перевозивших американское золото и серебро.

Английский мореплаватель, один из пиратов Елизаветы - Френсис Дрейк, пройдя в 1578 г. с небольшой эскадрой через Магелланов пролив, ограбил города по побережью Чили и Перу, где были собраны большие запасы золота для отправки в Европу. Потом Дрейк пересек Тихий океан, побывал на Молуккских островах и, обогнув мыс Доброй Надежды, в 1580 г. вернулся с огромной добычей в Англию, совершив, таким образом, первым из англичан кругосветное путешествие. Вскоре фаворит королевы Уолтер Рэли с ее одобрения захватил часть восточного побережья Северной Америки (севернее Флориды). Это была первая английская колония в Америке, но Англия владела ею недолго. Дрейк после своего возвращения в Плимут был возведен по милости королевы в рыцари и получил ряд земельных пожалований в Англии, а в 1585 г. как ее адмирал совершил военную экспедицию в Вест-Индию, где разграбил и уничтожил ряд испанских колоний и множество судов. В Англию он вернулся с богатой добычей. В 1587 г. он совершил новую военную экспедицию к берегам Пиренейского полуострова, захватить Лиссабон ему не удалось, но он уничтожил часть испанского флота в Кадисе.

Правительство Елизаветы поощряло действия пиратов. В Англии возникли специальные компании для снаряжения пиратских экспедиций против испанцев. Королева и многие представители высшей знати были пайщиками ряда таких компаний. Пиратские экспедиции наносили громадный ущерб Испании, достигавший 3 млн. дукатов в год, и явились одним из источников первоначального накопления капитала в Англии.

В 1562 г. английские корсары начали вывозить из Африки в испанские колонии в Америке негров-рабов, положив начало английской работорговле.

Англо-шотландские отношения. Другой сосед Англии - Шотландия в XVI в. была самостоятельным королевством. В ее горной части господствовали феодально-патриархальные отношения; товарное производство развивалось медленно, городов было мало; жители занимались скотоводством и охотой и жили еще родовыми общинами - кланами. Во главе кланов стояли вожди, которые эксплуатировали крестьян, взимая с них различные поборы, главным образом натурой. Южная Шотландия развивалась быстрее, население ее наряду со скотоводством занималось и земледелием, а товарное производство становилось интенсивнее, чем на севере. Купцы городов Южной Шотландии вели оживленную торговлю с европейскими странами. Особенно быстро складывались и укреплялись связи с экономически развитой Англией; в Южную Шотландию переселялись многие англичане.

Вследствие слабых экономических связей между областями страны процесс политического объединения Шотландии в XVI в. еще не закончился, отсутствовала даже единая денежная система. Крупные феодалы Южной Шотландии и вожди кланов в северной части страны сохраняли свою независимость и часто вели войны между собой. Города Юга были более заинтересованы в отношениях с другими странами, и прежде всего с Англией, чем в объединении с отсталым Севером Шотландии. Экономически слабая, раздираемая внутренней борьбой Шотландия стала объектом захватнических устремлений Англии, а также Франции и Испании. Она была вовлечена в их борьбу, что привело в конечном итоге к потере ею независимости.

Особенно активной в борьбе за Шотландию была Англия. В XVI в. с усилением в Англии абсолютизма Тюдоров их стремление подчинить своей власти слабого соседа весьма возросло. Успехи капиталистического уклада в Англии и развитие ее внешней торговли делают Шотландию выгодным источником сырья, особенно шерсти, и емким рынком для сбыта английских товаров.

Усилия первых Тюдоров оттеснить своих соперников в борьбе за влияние в Шотландии и разорвать традиционный франко-шотландский союз не имели успеха. В своей шотландской политике они использовали два способа - установление династических связей со Стюартами (царствовавшей в Шотландии династией) и вооруженные вторжения на ее территорию и войны с ней. В 1502 г. Генрих VII Тюдор выдал свою дочь Маргариту замуж за шотландского короля Якова IV, и короли даже договорились между собой о мире на вечные времена. Тем не менее это не изменило положения, и Генрих VIII провел несколько войн с Шотландией и выиграл ряд сражений. Но намеченный брачный союз его наследника, будущего английского короля Эдуарда VI, с Марией Стюарт не состоялся. Дворяне Шотландии разделились на сторонников французов и сторонников англичан; они обычно поддерживали тех, кто больше им платил.

В 1542 г. король Шотландии Яков V умер. Шотландская корона перешла к его малолетней дочери, правнучке Генриха VII Тюдора, Марии Стюарт. Ее отправили во Францию, где воспитали католичкой, а Шотландией в качестве регентши стала управлять мать королевы - Мария Гиз, представительница могущественного во Франции рода Гизов. В Шотландию были введены французские войска, которым удалось изгнать английскую армию. В результате страна подпала под власть французской короны, французские войска заняли важнейшие крепости, а высшие должности в государстве оказались в руках французской знати. Особенно укрепились французы в Шотландии после того, как Мария Стюарт стала женой короля Франциска II.

В это время в Шотландии усилилось движение за кальвинистскую реформу церкви. Кальвинизм получил широкое распространение не только среди горожан, но и среди значительной части феодалов (особенно на юге), которые рассчитывали при помощи Реформации завладеть церковными богатствами и использовать пресвитерианский строй новой церкви для усиления своих позиций в борьбе против Стюартов, отдавших страну под власть католической Франции. Был создан союз кальвинистов - Конвенант. Идеологом шотландской Реформации стал Джон Нокс (1514- 1572), бывший священник англиканской церкви, который эмигрировал во время католической реакции из Англии и прожил несколько лет в Женеве среди кальвинистов. Нокс в своих проповедях призывал к свержению королевы-католички и добивался объединения Англии с Шотландией.

Когда в Шотландии вспыхнули народные выступления против католической церкви, кальвинисты начали военные действия против французов. Этим воспользовалась Елизавета Тюдор - она помогала шотландским кальвинистам оружием и деньгами, рассчитывая с их помощью не только подчинить Шотландию, но и избавиться от опасной претендентки на английскую корону в лице своей кузины Марии Стюарт. Папа римский и католические державы связывали свои планы свержения Елизаветы с престола с возведением на ее место Марии Стюарт, которая, по их расчетам, должна была навсегда покончить с Реформацией в Англии. В 1559 г. Мария и ее муж приняли титул английских королей. В ответ на это Елизавета послала свой флот против Шотландии, который помог шотландским кальвинистам одержать победу. В 1560 г. в Эдинбурге был подписан договор, по которому французские войска выводились из Шотландии и власть в стране переходила к совету из 12 представителей аристократии (5 из них назначались парламентом, а 7 - королевой), объявлялась свобода вероисповедания, а Мария Стюарт и ее муж должны были отказаться от своих прав на английскую корону. Шотландский парламент поспешил ввести в стране пресвитерианский строй церкви, а также приступил к секуляризации церковных богатств, раздавая большую их часть аристократии.

Но Мария, находясь во Франции, отказалась признать Эдинбургский договор. Гизы уже готовились к новой интервенции в Шотландию, но этому помешала смерть Франциска II. Марии пришлось возвратиться в свое королевство, где внутренняя борьба разгорелась с новой силой. В Шотландии она вышла замуж за своего двоюродного брата лорда Генриха Дарнлея, родственника Тюдоров. Она приблизила к себе представителей католической знати и преследовала кальвинистов, получала денежную помощь от папы и Гизов и установила тайные связи с католической знатью Англии, готовившей мятеж против Елизаветы. Со своей стороны Елизавета субсидировала борьбу шотландских кальвинистов, возглавляемых графом Мюрреем. В 1567 г. шотландские кальвинисты подняли восстание против Марии, обвинив ее в связях с убийцами ее мужа Дарнлея. Но гугенотские войны не позволили Франции активно вмешаться в борьбу в Шотландии, и Мария, оказавшись в руках восставших, была вынуждена отречься от престола в пользу своего малолетнего сына Якова VI. Она бежала из плена, но это не спасло ее. Войска, посланные ею против восставших, потерпели поражение, и ей пришлось покинуть Шотландию. Елизавета, у которой Мария искала убежища, заключила ее в замок.

Таким образом, в конце 60-х годов XVI в. французское влияние в Шотландии ослабло и у власти оказались проанглийские элементы из кальвинистов, а сама Мария - в плену у Елизаветы. -

Обострение борьбы с Испанией. Поскольку католические силы в Европе являлись орудием испанской политики, Елизавета поддерживала не только шотландских кальвинистов, но и гугенотов во Франции и восставших в Нидерландах.

В 1569 г. в северных графствах Англии вспыхнуло вооруженное восстание, его возглавляли представители феодальной знати, недовольные усилением абсолютизма при Елизавете. Их целью было посадить на трон "законную" королеву Марию Стюарт, освободив ее из заключения, восстановить католичество и подчинить Англию папе. Вожди восстания тайно получали денежную помощь и инструкции от папы и испанского короля, поддерживали связь с Марией Стюарт; намечалась даже высадка в Северной Англии испанских войск из Нидерландов и выступление католической знати Шотландии. Восставшим феодалам северных графств удалось демагогическими лозунгами восстановления "истинной веры" на время скрыть свои классовые и антинациональные цели и повести за собой довольно широкие слои народа, использовав обострение социальной борьбы в северных графствах и направив ее против абсолютистской политики Елизаветы и англиканской Реформации. Восставшие создали значительную армию, которая, овладев важнейшими пунктами на севере, пыталась направиться на юг с целью поднять восстание в остальных графствах.

Но войскам Елизаветы удалось остановить отряды повстанцев. Королева опиралась на дворянство и буржуазию большинства графств Англии, понимавших, что победа мятежников серьезно ослабит королевскую власть в стране, приведет к разгулу феодально-католической реакции и подчинит Англию ее главной сопернице - Испании. В то же время в северных графствах крестьяне и городская беднота, вопреки религиозным лозунгам восстания, начали борьбу против феодалов и богатых горожан. Страх перед антифеодальной борьбой в своем тылу заставил мятежных феодалов распустить многочисленные крестьянские и городские отряды, примкнувшие к их армиям. А Нидерландская революция и войны с османами на Средиземном море предотвратили испанскую интервенцию. При таких обстоятельствах восстание на севере было подавлено правительственными войсками. Многие его главари успели бежать в Шотландию, а затем в Испанию и Рим, откуда они продолжали борьбу против Елизаветы.

В 1570 г. папа Пий V издал буллу о низложении Елизаветы как незаконной королевы, об отлучении ее от церкви как еретички, об освобождении ее подданных от присяги верности и о запрещении повиноваться ей. Испанским агентам удалось организовать ряд заговоров английских католиков с целью провозглашения Марии королевой Англии. Так, участники заговора Бабингтона предполагали убить Елизавету, освободить Марию, поднять восстание католиков в Англии и Ирландии и тем самым помочь высадке в Англии испанских и французских войск, которые должны были захватить Лондон, расправиться со сторонниками Елизаветы, уничтожить ненавистный испанцам английский флот и восстановить католицизм. Участники этого заговора были связаны с папой, Филиппом II, Гизами, Марией Стюарт.

Правительство Елизаветы через своих агентов внимательно следило за подготовкой заговора и оказалось в курсе всей тайной переписки Марии. Заговорщиков удалось схватить и казнить, а Мария как государственная преступница была предана специальному суду, который вынес ей смертный приговор, встреченный в Лондоне всеобщим одобрением. В феврале 1587 г. ее казнили. Елизавета закрепила английское влияние в Шотландии, заключив союз с Яковом VI - он обязался не поддерживать Испанию, не помогать шотландским и ирландским католикам, за что бездетная королева обещала признать его наследником английской короны. В 1603 г. после смерти Елизаветы он стал королем Англии, и Шотландия была присоединена к Англии.

Казнь Марии Стюарт была серьезным поражением католической реакции в Европе, и папа римский особой буллой призвал католиков к войне с Англией. Филипп II снарядил для вторжения в Англию большой флот в 134 корабля - "Непобедимую армаду", - состоявший главным образом из тяжелых кораблей, имевших на борту до 20 тыс. солдат и моряков и до 2500 орудий. Этот флот должен был в Дюнкерке взять на борт испанский отряд в 17 тыс. человек из армии, находившейся в Нидерландах, а затем высадиться в устье Темзы недалеко от Лондона. Испанцы рассчитывали, что их вторжение будет поддержано восстанием английских католиков.

В Англии были созданы сухопутная армия для отпора десанту и защиты Лондона и флот, насчитывавший около 200 боевых и транспортных кораблей. Большую часть этого флота составляли частные купеческие и пиратские суда, присланные различными городами Англии. Френсис Дрейк был первым заместителем главнокомандующего всего английского флота. В отличие от испанского флота английский состоял главным образом из легких, быстроходных кораблей и был вооружен артиллерией. Испанские пушки по своим боевым качествам уступали английским. В соответствии с этим англичане применили такую тактику: избегать генерального морского сражения с испанским флотом, но активно атаковать отдельные его корабли и мелкие соединения на флангах и в тылу. Английские моряки прошли хорошую выучку в торговом и рыболовном флоте и нередко участвовали в пиратских налетах на испанские корабли. Англичанам помогал и голландский флот.

Летом 1588 г. испанский флот вышел из порта Ла-Корунья и через несколько дней достиг английских вод у Плимута, откуда он направился к Дюнкерку. Это было использовано английским флотом. Морские баталии длились две недели. В итоге Армада не смогла дойти до Дюнкерка и соединиться там с испанскими войсками; она была оттеснена в Северное море, потеряв большое количество кораблей. Это заставило командование Армады начать отступление. Но английские корабли и сильный южный ветер не позволили испанцам совершить обратный путь через Ла-Манш, и им пришлось возвращаться вдоль берегов Шотландии и Ирландии. Разразившаяся буря разбросала корабли Армады и завершила ее разгром.

Гибель Армады серьезно подорвала морское могущество Испании, что открывало перед Англией возможность усилить колониальную экспансию. В 1596 г. английские корабли разгромили испанский флот в гавани Кадиса. Флот английской Ост-Индской компании, созданной в 1600 г., достиг "Островов пряностей" (Молуккские острова), а также порта Сурат на западном побережье Индии, положив начало регулярной торговле Англии с Индией.

Обострение социальных противоречий в Англии в конце XVI - начале XVII в. В конце XVI в. в Англии в связи с "революцией цен", экономической политикой абсолютизма и войной с Испанией возросли дороговизна и налоговый гнет, что вызвало резкое недовольство народных масс. Кроме того, ряд графств пострадал от неурожаев и голода, города были переполнены пауперами. Все это привело к тому, что в английских городах и деревнях участились волнения. Летом 1595 г. произошли волнения подмастерьев и городской бедноты Лондона. В 1598 г. выступления против налогового гнета и дороговизны происходили в Линкольншире и Ланкашире, а также в окрестностях Лондона. Среди народных масс, особенно в городе, несмотря на жестокие преследования, стали распространяться идеи о социальном равенстве.

Во второй половине XVI в. в условиях успешного развития капитализма среди буржуазии и нового дворянства стала складываться религиозная оппозиция абсолютизму. Она выступала под знаменем кальвинизма, поскольку эти классы не удовлетворял половинчатый характер королевской Реформации. Английские кальвинисты хотели "очистить" официальную церковь от остатков католицизма, поэтому их называли пуританами (от латинского слова "purus" - чистый). Пуритане стремились освободить церковь от подчинения государству. Умеренные пуритане - так называемые пресвитериане - выдвигали требование установить в Англии кальвинистскую церковь, подчиненную общенациональному церковному синоду. Радикальные пуритане - индепенденты, расхождения которых с пресвитерианами выявились в конце 80-х годов, отвергали принцип единой национальной церкви, считая, что каждая религиозная община должна быть независимой и свободной.

Наряду с требованием церковных реформ пуритане противопоставляли феодальной морали свои идеалы. Они осуждали различные развлечения и требовали, чтобы все люди покорно и активно выполняли свои обязанности в земной жизни, так как только в личном успехе каждый должен видеть свидетельство божественного предопределения его к спасению.

Успехи пуританизма в Англии объясняются не только тем, что его этика и идеал "дешевой церкви" гораздо полнее по сравнению с англиканством соответствовали интересам английской буржуазии и нового дворянства. Выдвинув на первый план непосредственные отношения между богом и человеком, пуритане высоко подняли личную ответственность каждого за свое поведение в обществе. Это позволило им создать в отличие от англиканской церкви более строгую и эффективную систему религиозно-морального воздействия через свои общины на бедных и духовного их подчинения буржуазно-дворянскому меньшинству, что было очень важно для этих классов в обстановке острой социальной борьбы. Основными методами воздействия пуританских проповедников на мирян были проповеди на собраниях общин и обязательное посещение их всеми ее членами, обучение их катехизису, периодический обход всех семей членов общины и активное вмешательство в их личные дела, назидательные беседы с провинившимися, наказания за проступки, налагаемые перед всей общиной, вплоть до изгнания из общины.

В последние годы царствования Елизаветы у буржуазии и нового дворянства стало проявляться недовольство опекой, которую осуществлял абсолютизм над производством и торговлей, стесняя свободу конкуренции и предпринимательской деятельности. В 1601 г. парламент резко протестовал против практики раздачи короной патентов на монопольное производство разных товаров. Этот протест поддерживали народные массы Лондона, и королева была вынуждена запретить продажу монополий. Однако впоследствии это запрещение не соблюдалось. Это были первые признаки назревающего конфликта буржуазных слоев Англии с абсолютизмом.

После смерти Елизаветы в 1603 г. английский престол перешел к новой династии Стюартов. В период царствования Якова I (1603-1625; он же Яков VI, король Шотландии) в Англии складывались экономические, политические и идеологические предпосылки буржуазной революции, усилился кризис абсолютизма, первые симптомы которого проявились уже при Елизавете. Это был пролог английской революции, которая началась в 1640 г*.

*(Проблемы экономического и социально-политического развития Англии в эпоху Стюартов подробно освещаются в курсе истории нового времени. См.: Новая история стран Европы и Америки. Первый период. М., 1986. Гл. I.)

Культура Англии в XVI в. Вместе с развитием капитализма в Англии XVI в., экономическим и территориальным объединением страны продолжался процесс национальной консолидации английского народа. Интенсивно шло слияние местных диалектов в единый общеанглийский язык. Этому способствовали и передвижения экспроприированных крестьян и бедноты в поисках работы. Образование единого централизованного государства содействовало образованию английской нации.

В Англии XVI в. успешно развивалась гуманистическая культура. В начале века центром гуманизма был Оксфордский кружок, в который входили наиболее крупные гуманисты того времени: Линэкр, Гросин, Колет; с ними был связан Эразм Роттердамский, проживавший некоторое время в Англии. Их деятельность была посвящена главным образом изучению античности и древних языков, а также вопросов религии и морали. Но события общественной и государственной жизни Англии в это переломное время выдвигали перед английскими гуманистами ряд острых социально-этических проблем, имевших важное значение для разных слоев английского общества.

Крупнейшим гуманистом первой половины XVI в. был Томас Мор (1478-1535). Он родился в семье лондонского адвоката, получил образование в Оксфордском университете и при Генрихе VIII занимал ряд высоких государственных постов. Будучи лорд-канцлером, он выразил несогласие с королем по поводу Реформации, был обвинен в измене и казнен. Важнейшим произведением Мора была "Золотая книга столь же полезная, как и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии" (1516), которая стала широко известна под названием "Утопия". В этом произведении Мор изобразил свой идеал общественного устройства, осуществленный на фантастическом острове, расположенном где-то на западе в океане. О нем в "Утопии" рассказывал вымышленный Мором путешественник Рафаил Гитлодей, противопоставляя его законы порядкам тюдоровской Англии с ее массовой экспроприацией крестьян посредством огораживаний.

Многие гуманисты того времени возводили в моральную норму свободную и активную индивидуальную деятельность каждой отдельной личности в достижении своего счастья. Но Мор, следуя гуманистическому идеалу о полном удовлетворении потребностей человека и развитии его способностей, пришел к мысли о необходимости для осуществления этого идеала уничтожить частную собственность и классовые различия как источник всех социальных бедствий. Суть счастья, полагал он, состоит в удовольствиях, а частная собственность должна быть уничтожена, потому что "похищать чужие удовольствия, добиваясь своих, несправедливо". Он утверждал: "Где только есть частная собственность, где все меряют на деньги, там вряд ли когда-либо возможно правильное и успешное течение государственных дел". В первой книге "Утопии" Мор ярко показал страдания народных масс Англии от огораживаний. "Заговором богачей" назвал он современные ему государства.

Идеальные социальные порядки на острове Утопия были основаны на общественной собственности, на полном социальном и политическом равенстве, распределении жизненных благ по потребности и всеобщей обязанности трудиться. Все ее жители были обязаны заниматься ремесленным и земледельческим трудом, а основной хозяйственной и общественной организацией была семья, возглавляемая "старейшим". Все продукты, выработанные семьями, сдавались на общественные склады, откуда их получала каждая семья по потребности. Рабочий день длился 6 часов, и все свободное время утопийцы могли посвящать занятиям наукой.

Однако Мор считал справедливым, что в его идеальной Утопии всякую тяжелую работу исполняли рабы. В них обращали преступников в качестве наказания. Историческая ограниченность Мора проявилась и в том, что он не придавал значения техническому прогрессу, переоценивая роль ручного труда.

Политический строй Утопии в отличие от абсолютистской монархии был основан на принципах выборности и старшинства. Остров был союзом 54 городов, для которых все законы и порядки были обязательны, а должностные лица избирались народом. Главой каждого города был его правитель - прицепе, а верховным органом власти на острове был сенат, члены которого избирались утопийцами по три представителя от каждого города сроком на один год. Не переизбирался только правитель города, его должность и звание были пожизненными, если не будет обнаружено его стремление установить тиранию. Важные для общества дела обязательно обсуждались и решались на народных собраниях утопийцев всего острова. Мор явился одним из ранних представителей утопического социализма, его идеи оказали сильное воздействие на передовую общественную мысль Европы.

Во второй половине XVI в. в художественной литературе Англии популярной стала драматургия. В стране было много странствующих трупп актеров, несмотря на то что им угрожали суровые наказания как "бродягам". В Лондоне в конце XVI в. было несколько театральных зданий, не считая частных театров в богатых домах. Крупнейшим из них был театр "Глобус", основанный в 1599 г. на паевых началах. Этот театр был рассчитан на широкого зрителя: окруженный высокой деревянной оградой двор овальной формы служил зрительным залом для простого народа. Вдоль ограды были расположены галереи для зажиточных горожан и ложи для знати, а сцена находилась посередине двора.

Английская драма XVI в. создавалась под сильным влиянием народных вкусов и гуманистических идей. Это нашло наиболее яркое выражение в творчестве Уильяма Шекспира (1564-1616). Отец Шекспира поселился в городе Стратфорд-на-Эйвоне, где занимался торговлей и ремеслом; в этом городе прошли детские и юношеские годы великого драматурга, поэта и мыслителя. Закончив местную школу, он в 1585 г. переехал в Лондон, где стал актером, а затем пайщиком театра "Глобус". Для этого театра он писал пьесы; его драматургическая деятельность продолжалась с 1590 по 1612 г.

Шекспир в своих трагедиях и комедиях с огромной силой выразил мысли и чувства людей своего времени. Его творчество проникнуто высокими гуманистическими идеями уважения к человеку независимо от происхождения, пола, расы, верой в неограниченные способности человека. Герой его трагедии Гамлет говорит: "Что за мастерское создание - человек! Как благороден разумом! Как бесконечен способностью! В обличий и движении - как сходен с божеством! Краса вселенной! Венец всего живущего!" Но в то же время Гамлет видит не только величие и красоту человека, но и торжество зла в обществе, в котором он живет и страдает, и поэтому, по его собственному признанию, среди людей его "не радует ни один". Трагический разлад между идеалом и действительностью Шекспир ярко выразил в своем сонете: "Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж достоинство, что просит подаянья, над простотой глумящуюся ложь, ничтожество в роскошном одеянье. Все мерзостно вокруг".

Шекспира выделяет из среды гуманистов его времени то, что он осуждал антигуманное существо новых нравов, которые утверждались в английском обществе XVI-XVII вв. вместе с успехами капиталистического уклада и выражались в реальной жизни в откровенном хищническом эгоизме, в ничем не сдерживаемом стремлении добиться личного благополучия, хотя бы ценой зла, причиняемого другим. Главными пороками, извращающими отношения между людьми, Шекспир считал корыстолюбие, жажду наживы и власть денег, лицемерие и ложь. В своих знаменитых трагедиях "Гамлет", "Отелло", "Король Лир", "Макбет", "Тимон Афинский", "Юлий Цезарь", "Кориолан" и других, большая часть которых была написана во второй период творчества (1601 - 1608), он изобразил плеяду таких эгоистов, хотя сюжеты этих пьес взяты из жизни разных народов в различные эпохи истории.

Шекспир видел борьбу истинной человечности со своеволием и хищническим эгоизмом в поведении людей. Причины этой борьбы он усматривал в общем порядке природы, согласно которому во всех существах, и прежде всего в человеке, присутствуют противоположные начала и между ними идет постоянная борьба. Конфликт стремлений и желаний человека выражается в гуманной или негуманной линии его поведения в обществе. Шекспир считал, что каждый может и должен своими силами подавить в себе отрицательные наклонности и стремления. Как гуманист, Шекспир верил в победу добра, в интеллектуальную и нравственную силу людей, главный источник которой - разум и добрая воля. Он ярко отразил конфликт идеалов эпохи Возрождения с жестокой действительностью нарождавшегося нового общества, с его этикой индивидуализма.

В цикле пьес - исторических хроник из истории Англии - "Генрих VI", "Ричард III", "Генрих IV", "Генрих V", "Генрих VII" и других Шекспир изобразил процесс консолидации страны под властью сильного монарха, борющегося против мятежных феодалов и внешнего врага, и показал прогрессивность победы королевской власти в этой борьбе. Влияние народа на ход событий, его отношение к историческим деятелям и событиям явственно выступает в пьесах Шекспира.

Крупнейшими драматургами второй половины XVI в. были Кристофер Марло и Бен Джонсон. В этот период роста национального сознания в Англии повысился интерес к прошлому страны. Появляется ряд исторических сочинений в форме хроник, среди которых наибольшую популярность получили "Хроники Англии, Шотландии и Ирландии" Р. Холиншеда. Ими пользовался Шекспир, когда писал свои пьесы-хроники. У. Кемден наряду с историческими сочинениями составил большое политико-экономическое и географическое описание Англии и Ирландии. Р. Хаклюйт, отвечая возросшему в Англии интересу к географическим открытиям и колониальной экспансии, создал труд "Основные плавания, путешествия и торговые экспедиции английской нации".

Во второй половине XVI в. формировались взгляды Фрэнсиса Бэкона (1561 - 1626), происходившего из семьи "новой знати", английского гуманиста и философа. Получив образование в Кембридже, он имел юридическую практику в Лондоне, в 1584 г. стал членом парламента, а при Якове I Стюарте - лордом-хранителем печати, канцлером Англии.

В своих философских работах, главная из которых - "Новый органон" (1620), Бэкон утверждал, что чувства человека являются источником его знаний, наука должна быть "опытной наукой". Он обосновал индуктивный метод рационального познания, основными компонентами которого были: индукция, анализ, сравнение, наблюдение, эксперимент.

Основа этических взглядов Бэкона - индивидуализм. "Человек - мастер своей судьбы", - считал он и советовал индивиду направить свой ум на познание всех вещей с точки зрения собственного счастья. При этом, как гуманист, он утверждал, что для достижения счастья главным являются не деньги, а душевные качества человека - его талант, мужество, скромность, трудолюбие. Но в условиях первоначального накопления капитала и успешного развития капиталистического уклада в Англии он оправдывал обогащение, его пути и средства. Бэкон сформулировал основной постулат индивидуализма так: "Необходимое должно быть доступно всем, но особые блага надлежит распределять с разбором. Остерегайся также разбить оригинал; оригиналом же, согласно писанию, является любовь к самому себе, а любовь к ближнему - лишь слепком". Тем не менее, хотя Бэкон суть счастья людей видел в наслаждении, он не был апологетом буржуазного эгоизма. "Постарайтесь разумно разделить себя между любовью к себе и обществу. Будучи верным себе, не переставай быть справедливым к другим, особенно к твоему государю и родине", - поучал он.

Утопическая повесть "Новая Атлантида", написанная Бэконом в 1613-1614 гг., была издана лишь после его смерти в 1627 г. В ней он убеждал в большом значении научно-технического прогресса для развития общества, производства и улучшения условий жизни людей. В утопическом государстве Бенсалем, находящемся на острове в Тихом океане, члены "Дома Соломона" - академии ученых - успешно ведут исследования природы во всем ее многообразии, и это позволило им достигнуть многого: создать суда, плавающие под водой, подражать полету птиц, узнать "несколько принципов полета", получить новые вещества, виды растений и животных, воздействовать на климат и плодородие почвы. Бэкон считал, что и в Англии должны следовать этому примеру, используя опыт "Дома Соломона", о котором один из его "отцов" в повести говорит: "Целью нашего общества является познание причин и скрытых сил всех вещей и расширение власти человека над природой, покуда все не станет для него возможным".

Но в отличие от Мора Бэкон не предлагал изменить что-либо в социальных отношениях в Бенсалеме. Там были богатые и бедные, слуги и господа, сословные привилегии, каста чиновников, национальное неравенство, т. е. все то, что отсутствовало в идеальном государстве Мора - "Утопии". Это свидетельство разной социальной направленности утопических идеалов Бэкона и Мора.

В своих политических взглядах Бэкон был сторонником абсолютной монархии английского типа - сильный король должен опираться на парламент в своем управлении страной. Свои этические и социально-политические взгляды Бэкон изложил в произведении "Опыты и наставления, нравственные и политические" (1597), получившем широкую известность.

Под влиянием гуманизма излюбленным жанром в английской живописи XVI-XVII вв. стал портрет; в нем реалистические приемы вытеснили прежний схематизм и условность в изображении человека. Этому немало способствовали крупный немецкий художник Ганс Гольбейн Младший, который был одно время придворным художником Генриха VIII и написал ряд портретов в реалистической манере, и голландский портретист Я. Ван Эйк.

В архитектуре было заметно стремление перейти от средневековых форм зодчества к новой архитектуре эпохи Возрождения. В XVI в. появился английский национальный архитектурный стиль - "тюдор".

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'