НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 34. Франция в XVI - первой половине XVII в. (Плешкова С.Л.)

Франция вступала в XVI век завершив свое территориальное объединение. С присоединением к королевскому домену герцогства Бургундия и графств Прованс и Бретань французское государство в основном приобрело географические контуры, существовавшие в течение всего XVI - первой половины XVII в. По территории и численности населения (ок. 15 млн.) Франция не знала себе равных в Западной Европе. Объединение страны создало благоприятные условия для ее дальнейшего экономического развития и политической консолидации.

Экономическое развитие в XVI в. Аграрный строй. К началу XVI в. большинство населения Франции состояло из лично свободных мелких землевладельцев. Наиболее распространенным видом крестьянского держания была цензива. Держатель цензивы - цензитарий имел довольно широкие владельческие права: продажи, дарения и завещания. Цензива способствовала стабильности положения французской деревни к началу XVI в. Крестьянин был заинтересован в производительности своего труда, от этого зависела продуктивность его хозяйства. Наряду с лично свободными цензитариями в некоторых северных и восточных землях Франции еще оставались зависимые крестьяне (сервы, менмортабли). Рост хозяйственной самостоятельности крестьян, их связь с рынком обусловливали имущественное и социальное расслоение в деревне. Так создавались условия, необходимые для возникновения капиталистических отношений. В то же время процесс этот тормозился прежде всего монополией земельной собственности дворян, политическим господством феодалов и сословным строем общества.

Во Франции одним из главных "рычагов" первоначального накопления являлась налоговая система. В XVI в. на первое место среди крестьянских платежей выступали государственные налоги. В условиях налогового гнета оплата цензивы вместе с растущими расходами цензитария на улучшение сельскохозяйственного производства влекла за собой рост задолженности крестьян. Крестьяне были вынуждены прибегать к займам у ростовщика либо продавать свои земельные владения. Ростовщики ссужали деньги под залог земли (ипотека), начисляя ежегодные проценты по займам. Ипотека могла устанавливаться на различный срок и даже наследственно. Крестьянин становился владельцем заложенной и перезаложенной земли. Кроме того, крестьянские земли скупались преимущественно горожанами и главным образом для раздачи в аренду на 5-10 лет тем же крестьянам.

В зависимости от исходных условий, при которых бывший землевладелец превращался в арендатора своей земли, выделялись простые арендаторы и испольщики. Простая аренда была преимущественно натуральной. Испольная аренда, при которой капитал для ведения хозяйства доставлялся как землевладельцем, так и арендатором и полученный продукт делился в определенных пропорциях, являлась переходной формой к капиталистической аренде. Оба вида аренды были распространены одинаково.

Разорение крестьянства посредством налогов являлось специфическим проявлением процесса экспроприации в отличие от прямого насильственного сгона с земель английских крестьян и характеризовало своеобразие процесса первоначального накопления во Франции. Разорение меняло положение крестьянина, превращая его в арендатора либо в бродягу или наемного рабочего.

Законодательные акты о бродягах и нищих появились во Франции в начале 40-х годов XVI в. В 1547 г. Генрих II (1547-1559) вынужден был признать бесполезность принимаемых со времен Франциска I (1515-1547) мер против бродяжничества. Во второй половине XVI в. на смену эдиктам о благотворительности пришло "кровавое законодательство", начало которому было положено Муленским ордонансом 1566 г., предписывавшим жестокое наказание за бродяжничество.

Но развитие аграрных отношений во Франции в XVI в. не привело к массовой экспроприации крестьянства. Процесс первоначального накопления носил здесь половинчатый характер, новые формы эксплуатации сочетались со старыми. Тем не менее начавшаяся экспроприация, несмотря на замедленные темпы, порождала кадры трудящихся главным образом для рассеянных мануфактур.

Промышленность и торговля. XVI век был временем активного насаждения монархией цехового ремесла. Условием для этой акции французских монархов являлось распространение внекорпоративного, или так называемого свободного, ремесла. Процеховая политика французских королей, начатая Людовиком XI, стимулировалась фискальными и политическими интересами короны и способствовала количественному росту ремесленных корпораций. Вместе с тем цеховые статуты XVI в. являлись свидетельством глубокого разложения корпоративного ремесла. Это проявлялось в превращении подмастерьев и учеников в постоянных наемных рабочих, в замыкании цехов. Цех как автономная профессиональная организация утрачивал присущие ему черты. Цеховая политика монархии способствовала активизации этого процесса. Однако процесс разложения цехового ремесла шел во Франции медленно. Путь превращения цехового мастера в капиталиста не был типичным. Мануфактуристы в XVI в. формировались не столько из цеховых мастеров, сколько из купцов и ростовщиков. Кроме того, цеховая монополия в городе препятствовала образованию крупного производства. Торгово-ростовщический капитал активнее проникал в деревню. Купцы и ростовщики выступали раздатчиками сырья и скупщиками готовой продукции. Складывалась система раздачи, ставшая ступенью к рассеянной мануфактуре.

Новые формы организации производства распространялись прежде всего в текстильном, кожевенном, типографском производстве, в горном деле. Сукноделие было развито во многих провинциях: в Пуату и Оверни, Руэрге, Лангедоке и Дофинэ. Французские сукна экспортировались на Левант и в Испанию, ими в основном удовлетворялись потребности внутреннего рынка. По производству холстов и полотен, которым занимались в деревнях Шампани, Иль-де-Франса, Пикардии, Нормандии, Бретани, Божоле, Оверни и Дофинэ, Франция в XVI в. занимала первое место в Европе. В начале XVI в. новым и активно развивающимся делом стало книгопечатание. Оно привлекало большие капиталы, а его организация, требующая широкого разделения труда и объединения работников в одном помещении, явила собой централизованную мануфактуру.

Территориальное объединение Франции и покровительственная политика монархии содействовали развитию торговли и складыванию внутреннего рынка. За период с 1489 по 1515 г. королевскими эдиктами было санкционировано открытие и восстановление около 400 ярмарок и рынков.

В сравнении с соседними европейскими государствами участие Франции в заморских экспедициях в эпоху великих географических открытий было весьма скромным. Французские мореплаватели неоднократно достигали берегов Южной и Северной Америки, совершали плавания вокруг Африки, доходили до Мадагаскара (1529) и даже до Суматры (1530) и Китая (1531). Французское купечество на Атлантическом побережье принимало участие в борьбе с Испанией и Португалией. Видную роль в ней играл Жан Анго из Дьеппа, который при поддержке Франциска I организовывал экспедиции в Америку, Африку и Азию, походы рыболовецких судов и пиратские рейды против испанских и португальских судов. Французские корсары и пираты, как и английские, захватывали испанские корабли с грузом драгоценностей из Америки и португальские с грузами пряностей из Азии. По инициативе Ж. Анго предпринимались поиски западного пути в Индию вокруг Северной Америки. В 1524 г. был открыт Ньюфаундленд (французы называли его Новая Галлия или Новая Франция) и присоединен к Франции, но ненадолго. В 1568 г. остров был объявлен английским. В 1534 г. французским моряком Жаном Картье, отправившимся за море по поручению Франциска I, была открыта Канада, колонизация которой началась, по существу, только в XVII в.

В XVI в. Франция не приобрела монопольных рынков сбыта для возникавших мануфактур, не было непосредственного притока в страну сокровищ, награбленных за океаном. Однако Франция снабжала чужие колонии, прежде всего испанские. Через Испанию в Америку отправлялись французские шерстяные ткани, холсты и полотна. К середине XVI в. французский экспорт в Америку стал главной составной частью внешней торговли страны.

Возрастал интерес к традиционной левантийской торговле, в которой французское купечество издавна соперничало с итальянскими торговцами. Стремление к овладению восточносредиземноморскими рынками объяснялось желанием возместить отсутствие заокеанских рынков. Торговые интересы в бассейне Средиземного моря в известной мере подтолкнули Францию к Итальянским войнам (1494-1559 гг.; см. гл. 32) и к заключению соглашений с Османской империей ("Турецкие капитуляции"; см. гл. 38). Договор с султаном предоставил французам привилегии в торговле с Османской империей. Французские купцы везли на восток шерстяные ткани, холст, полотно и возвращались с грузами пряностей, хлопка и сухофруктов. В средиземноморской торговле складывался крупный денежный капитал. Внешняя торговля наряду с финансовыми операциями (ссудами, займами, откупами) являлась важнейшим источником накопления денежных капиталов.

Социальный строй. Особенности развития французской деревни, мало связанной с внешним рынком, обусловили положение феодалов. Пользуясь доходами со своих доменов и цензами, взимаемыми с зависимого крестьянства, они не стремились к расширению своих хозяйств и связывали свои доходы более всего со службой при дворе короля или крупных сеньоров, сулившей им расположение, пенсии, участие в военных походах. Формирование абсолютной, неограниченной монархии и утверждение единовластия короля привело к нарушению прежней системы вассальных связей, которая сложилась еще в период генезиса феодализма и характеризовалась разделением почти равных прав между феодалами, включая короля ("вассал моего вассала - не мой вассал"). С абсолютизмом утверждалась централизованная система вассалитета, которая определялась близостью к королю.

Заботы по содержанию дворянства брал на себя король. Помимо милостыней и пенсий важным источником содержания дворян являлась служба в армии.

Дворянство составляло опору королевской власти: в сильной власти короля была гарантия привилегированного положения этого класса-сословия. В особенностях положения французского дворянства, в характере монархии, социальную опору которой оно составляло, следует искать основные причины бесчисленных войн внутри и за пределами Франции, приходившихся на конец XV - середину XVII в.

Французское дворянство не было ни стабильной, ни замкнутой социальной группой. На протяжении XVI века приходило в упадок рыцарство. В господствующий класс вливалось новое дворянство буржуазного происхождения. Оно формировалось из богатых и влиятельных городских верхов - патрициата и именитого купечества.

Дворянское звание приобреталось скупкой дворянской земли и должностью определенного ранга в государственном бюрократическом аппарате. В отличие от родовитого дворянства - "дворянства шпаги", обладавшего привилегиями службы в армии и налоговым иммунитетом, - новое дворянство не имело подобных привилегий. В сравнении с представителями господствующего класса Англии, активно включившимися в торгово-предпринимательскую деятельность, французское новое дворянство в XVI в. крайне мало приобщалось к такой деятельности, довольствуясь доходами с земли и добиваясь освобождения от налогов. Особое место в среде нового дворянства занимало "дворянство мантии". Тяга представителей третьего сословия к приобретению должностей в государственном аппарате была традиционной для Франции и стимулировалась политическими и фискальными интересами короны. Продажа государственных должностей сделалась важным источником доходов казны. Став с XV в. наследственными, государственные должности являлись выгодным помещением капитала, проценты по которому доставляли не столько скромные жалованья чиновников, сколько доходы, связанные с отправлением должностей.

По мере роста государственного бюрократического аппарата в условиях формирования абсолютной монархии умножалась численность "людей мантии". Вместе с тем углублялась разница в положении между различными слоями прежде однородного чиновничества. Расслоение привело к появлению богатого и политически могущественного высшего слоя, который отделялся от породившей его социальной среды и сближался с дворянством. Высшее чиновничество вкладывало капиталы в землю, приобретая дворянские владения, а с ними дворянские титулы, и таким образом становилось "дворянством мантии". Среднее и мелкое чиновничество сохраняло свои связи с выдвинувшей его социальной средой. Его интересы были близки интересам представителей городского сословия.

"Дворянство мантии", занимая должности в высшем судебном органе - парламенте - ив Счетных палатах, стояло на страже феодального государства. В XVI - первой половине XVII в. прогрессивная роль "дворянства мантии" определялась его участием в укреплении абсолютизма, отвечавшего интересам социально-экономического и политического развития Франции.

Таким образом, шел процесс пополнения французского дворянства и вместе с тем сокращения торгово-предпринимательских слоев города, потенциальные возможности которых могли быть использованы в сфере промышленного производства или сельского хозяйства.

Наряду с новым дворянством активизировали свою деятельность представители финансового капитала. "Финансисты" не всегда вкладывали деньги в землю, мало заботясь о дворянских титулах. Они наживали свои капиталы на откупах по взиманию налогов и на внутренних государственных займах, нередко выступая кредиторами коронованных особ. Использование податной системы государства в условиях абсолютизма являлось неиссякаемым источником роста состояний финансистов. В XVI в. начинается формирование торгово-промышленной буржуазии. Показателем этого процесса являлась деятельность купцов - раздатчиков сырья и скупщиков готовой продукции, организаторов рассеянной мануфактуры, богатых цеховых мастеров, пытавшихся расширить свое производство вопреки цеховым регламентам. Одновременно с этим шло пополнение городских низов за счет разорившихся ремесленников: мелких цеховых мастеров, подмастерьев и учеников, низведенных до положения наемных рабочих, слуг, нищих, бродяг. Между этими группами плебса не было четких граней. Их отличительной чертой была большая подвижность. Они постоянно бродили по стране в поисках работы и лучших условий существования.

Складывание абсолютизма во Франции. Формирование абсолютной монархии началось в середине XV в. (см. т. 1, гл.9). Важной вехой в развитии абсолютизма стала эпоха Франциска I. С окончанием объединения Франции и утверждением абсолютной власти короля центр тяжести политической жизни переместился в круг королевских приближенных - узкий, или частный, совет короля, в котором заседали некоторые принцы крови и крупные сеньоры и несколько второстепенных чинов - докладчиков и секретарей. В совете рассматривались те дела, которые было угодно разбирать лично королю при участии приглашенных им людей. Помимо частного совета по воле короля начал свою деятельность "деловой совет", в котором заседали 4-5 человек. Король являлся источником законодательной власти и не нуждался в мотивировке своих решений: его указы и распоряжения сопровождались фразой: "Ибо такова наша воля". При Франциске I перестают созываться ассамблеи Генеральных штатов и делаются попытки уменьшить политическое влияние парламента. С этой целью вводится в практику перенесение дел из парламента в Большой совет короля, состоявший из близких ему советников, экспертов-юристов и их секретарей. Появление так называемой сохранной казны и зависящих от нее учреждений знаменовало централизацию сбора налогов и отчетности. Налоговая политика абсолютизма характеризовалась мобилизацией всех источников доходов и постоянным ростом прямых и косвенных налогов.

Тенденции к централизации были заметны и в местном управлении. Представители старой администрации (бальи, сенешалы, прево и губернаторы), вольности и автономия муниципальных учреждений постепенно оттесняются на второй план новыми учреждениями, более послушными приказаниям, идущим из центра. Губернаторы дублируются лейтенантами, назначенными королем из близких и полностью зависящих от короны людей. В их ведении находились отряды постоянных войск и наемников, гарнизоны крепостей, склады армейского оружия и амуниции. К концу XVI в. в провинциях появились новые агенты центральной власти - интенданты. Так складывался бюрократический аппарат, ставший главной отличительной чертой французской абсолютной монархии. Бюрократия сыграла важную позитивную роль в укреплении абсолютизма, в противостоянии власти монарха сепаратизму феодальной знати и городов. Одним из важных средств укрепления абсолютизма являлась постоянная армия, которой распоряжался король. Ее значительную часть составляли наемники: швейцарцы и немецкие ландскнехты.

Вместе с тем в XVI в. формирование абсолютизма еще не было закончено: сохранялись традиции феодального сепаратизма и муниципальных свобод. На местах основная опасность исходила от титулованной знати. Отпрыски владетельных домов и родственники царствовавшей династии, которые представительствовали в королевском совете, занимали губернаторские посты в провинциях и командовали армией и флотом, поддерживали политическое единство Франции в той мере, в какой это единство отвечало их интересам, т. е. позволяло использовать фискальный аппарат для получения жалований, пенсий и подарков. Влияние знати поддерживалось, в свою очередь, связями, которые она сохранила с разорявшимся мелким и средним дворянством провинций, искавшим покровительства и денег. Это дворянство группировалось вокруг французских грандов, составляя их клиентелу.

Галликанская церковь. Автономия галликанской церкви, полученная французским духовенством по Буржской Прагматической санкции 1438 г. и слагавшаяся из прав на выборы прелатов на вакантные высшие церковные должности, на суд и на согласование с папой аннат* в римскую курию, вступала в противоречие с централизацией власти.

*(Аннаты - денежный сбор в пользу римской курии, который взимался с представителей духовенства, вступавших в должности епископов, аббатов и др.)

В 1516 г. Буржская Прагматическая санкция была отменена. Между Франциском I и папой Львом X был заключен Болонский конкордат, по которому король получал право назначать прелатов на высшие вакантные церковные должности с последующим их утверждением святым престолом; папа восстанавливался в правах на получение аннат без согласования с французским духовенством. Таким образом, право инвеституры было поделено между светской и духовной властями. Галликанская церковь, утрачивая самоуправление, подчинялась монархии, и к ее доходам было допущено папство. Назначение на высшие церковные должности превращалось в королевское пожалование. Подчинение галликанской церкви монархии благоприятствовало использованию ее доходов как короной, так и частью титулованной знати, которая в качестве креатуры монарха монополизировала высшие церковные должности.

Возможность использования церковных богатств, не порывая при этом с Римом, оказала влияние на позицию, занятую французскими монархами в Реформации.

Реформация. В 20-е годы XVI в. во Франции начали распространяться реформационные идеи. В идейной подготовке Реформации важную роль сыграло гуманистическое движение. Центром распространения гуманистических знаний с 1530 г. сделалась Коллегия королевских лекторов (College de France) в Париже. Под влиянием гуманизма во Франции задолго до Реформации распространялись идеи реформы церкви. Магистр свободных искусств Лефевр д'Этапль (1450/55-1536/37), сторонник очищения церкви, еще в 1512 г. (за пять лет до выступления Лютера) сформулировал два основополагающих принципа будущей Реформации - оправдание верой и понимание Священного писания как единственного источника религиозной истины.

Французское реформационное движение делится на три периода. Первый период (20-е - начало 30-х годов XVI в.) был связан с умеренным распространением лютеранства (преимущественно в городах). К 20-м годам XVI в. относится первое выступление богословского факультета Парижского университета - Сорбонны- против ереси. В 1521 г. были осуждены Лефевр д'Этапль и его единомышленники. Реформационные идеи являлись формой социального протеста для большинства ремесленников, эксплуатируемых цеховыми мастерами.

Французский король, не видя в этом движении большой опасности, пока занимал позицию веротерпимости.

Второй период (1534-1559) характеризовался решительным выступлением сторонников новой веры, ростом числа еретиков и постепенным расширением социальной базы Реформации за счет низшего духовенства. В 1534 г. афиши, составленные приверженцами Реформации, были расклеены даже в королевском дворце. Это выступление, оцененное Франциском I как неслыханная дерзость, побудило короля отказаться от политики веротерпимости и принять серьезные меры. В 1535 г. было сожжено 35 еретиков и около 300 заключено в тюрьму. В 1536 г. вышло первое издание "Наставления в христианской вере" Кальвина (см. гл.29), и кальвинизм стал вытеснять лютеранство. Успехи нового реформационного учения и его воинствующий характер заставили Генриха II в 1547 г. учредить "Огненную палату" для суда над еретиками. Основную массу осужденных составляли черное духовенство и ремесленники. Преследования лишь усилили тягу сторонников кальвинизма к организационному объединению. В 1559 г. в Париже собрался первый синод кальвинистских церквей Франции, на котором были представлены двенадцать кальвинистских общин, в том числе Парижа, Орлеана и Руана.

С 1560 г. Реформация вступила в новую стадию, которая характеризовалась значительным расширением движения за счет примкнувшего к нему дворянства. Это внесло существенное изменение в характер Реформации. Монарх вновь занял позицию веротерпимости и, более того, склонял папу к умеренной, в духе гусизма, реформе церкви: он хотел предоставить мирянам право причащаться под обоими видами, отменить обет безбрачия для духовенства и ввести национальный языков богослужении. Такая реформа не ущемила бы материальные интересы монархии, однако могла умалить авторитет папы, и римская церковь не дала согласие на преобразования. С 1560 г. начались гражданские, или религиозные (гугенотские), войны, составившие третий, самый длительный период Реформации.

Реформационное движение было неоднородно в социальном отношении. В нем можно выделить два основных направления - буржуазное и дворянское.

Буржуазное направление в Реформации. В сравнении с дворянским буржуазное направление в Реформации имело более ранние и более прочные корни. Уже в первые десятилетия XVI в. реформационные идеи, близкие к лютеранству, стали формой выражения социального протеста для части городского населения, страдавшего от эксплуатации и непосильных налогов. Реформационные идеи усваивались главным образом подмастерьями и наемными рабочими. Обособившиеся в замкнутую привилегированную группу цеховые мастера в основном держались королевской веры - католицизма.

В 40-е годы XVI в. в торгово-промышленных слоях города нашел питательную среду кальвинизм. Кальвинистские идеи отвечали интересам складывающейся буржуазии и использовались преуспевающими представителями торгово-промышленной части города. При этом следует подчеркнуть политическую сторону использования кальвинизма. Молодая буржуазия тяготилась абсолютной властью монарха: цеховой политикой, налогообложением, подчинением государственной системе управления вместо городской. В XVI в. она еще защищала свои локальные интересы. В стремлении устранить препятствия для своей деятельности буржуазия под знаменем кальвинизма выступала против абсолютизма за сохранение муниципальных привилегий. Подобная позиция толкала буржуазию на объединение с сепаратистски настроенной частью феодальной аристократии и дворянства. В большинстве случаев этот союз был не очень прочным, инициатива в нем находилась в руках дворянства, что в значительной степени повлияло на исход Реформации.

Особенности социально-политического развития Франции обусловили распространение кальвинизма преимущественно в южных и юго-западных городах страны, хотя сторонники нового реформационного учения были и в городах других областей Франции. В юго-западных городах провинций Они, Перигор, Керси и в Лангедоке сосредоточивалось около 2/3 всех протестантов Франции. К тому же города Ларошель, Бордо, Монтобан, Тулуза, Монпелье и Ним являлись крупными торгово-промышленными центрами, социально-экономическое развитие которых способствовало обострению борьбы между городской верхушкой и торгово-предпринимательской частью городов. Внутригородская борьба оправдывала вмешательство королевской власти и ликвидацию режима коммунального управления. Так, в Ларошели правление торгово-промышленной олигархии (купцов, арматоров, домовладельцев, землевладельцев), вызвавшее внутригородскую борьбу уже в 1535 г., привело к вмешательству Франциска I и к отмене коммунального управления, место которого заняла постоянная мэрия.

В северных, западных и центральных провинциях Франции одной из причин распространения кальвинизма была налоговая политика абсолютной монархии. Особое место в городском реформационном движении занимал плебс. Активность городских низов наиболее отчетливо проявилась в иконоборческом движении: в разгроме и грабеже церквей, монастырей в районах Ларошели, в Пуату, Бретани и Западной Нормандии. Городские низы являлись непременными, иногда главными участниками волнений в городах Юго-Западной Франции. Их выступления осложняли борьбу, обнажая социально-экономическую подоплеку Реформации. Но это самое разрушительное движение не выдвинуло ни собственных руководителей, ни программ. Оно не было самостоятельным. Что касается крестьянства, то оно в основном оставалось верным католицизму. Во французской деревне реформационные идеи имели незначительное распространение, и главным образом в Юго-Западной Франции.

Дворянское направление. Ядром антиабсолютистской оппозиции в целом стала часть феодальной аристократии при дворе и в провинции. Олору ее составляли представители рядового дворянства, еще сохранившие зависимость от аристократии. Новая централизованная система вассальных связей, которую утверждал абсолютизм, нарушала прежний характер вассалитета, ослабляя власть знати в отношениях между королем и провинциальным дворянством, настраивая аристократию на поиски средств укрепления своего изменившегося положения. Средство для укрепления своих связей с провинциальным дворянством титулованная знать увидела в кальвинизме. В 1560 г. на ассамблее Генеральных штатов часть дворянства высказалась за право сеньора на выбор религии для себя и своих подданных.

Особенностью этой антиабсолютистской оппозиции являлись разрозненные выступления дворянства, разделенного на два соперничавших в борьбе за власть лагеря. Кальвинистский лагерь локализовался преимущественно в юго-западных и южных областях Франции. Аристократия и дворянство юга видели в кальвинистской Реформации средство к улучшению своего экономического положения за счет секуляризации церковных владений. Приверженцы этого феодально-аристократического лагеря назывались гугенотами (от западношвейцарского eidguenots). Их вождями были представители боковой линии царствующей династии - король Наварры Антуан Бурбон (после 1562 г. - его сын Генрих Наваррский, будущий король Генрих IV) и принц Конде. Гугенотскому дворянству противостояло дворянство католического лагеря, базировавшегося в старинном домене короля - северо-восточных и центральных провинциях. Входя в Королевский совет и пользуясь преимуществом при назначении на церковные должности и потому не будучи заинтересованным в секуляризации церковных земель, это дворянство считало себя защитником престола и католической веры. Но оно тяготилось опекой монарха, ревниво относилось к успехам нового дворянства при дворе и стремилось воспрепятствовать централизаторской политике короны. Вождями этого лагеря были герцог Франсуа Гиз, главнокомандующий королевской армией, и его брат кардинал Лотарингский Карл Гиз. Однако непреодолимой грани между этими двумя лагерями не существовало. В ходе движения многие дворяне не раз меняли свое вероисповедание, что свидетельствовало о том, что конфессиональная принадлежность была у них не убеждением, а вопросом тактики ведения политической борьбы.

Интересы дворян-гугенотов нашли отражение в памфлетах так называемых монархомахов (тираноборцев), в которых прокламировалось право подданных на Свержение и даже убийство монархов, забывших свой долг и превратившихся в тиранов. Из кальвинистского вероучения было взято определение тирановластия, которое позволило монархомахам обосновать право на свержение тирана, презревшего волю бога и нарушившего древние привилегии и вольности народа. При этом под "народом" монархомахи понимали феодальную аристократию. Политическим идеалом монархомахов являлась ограниченная монархия. Автор известного трактата "Франко-Галлия", представитель "дворянства мантии" Франсуа Отман (1524-1590), пытался исторически обосновать притязания гугенотской феодальной аристократии на политическую власть, апеллируя к далекому прошлому, когда знать принимала участие в выборах монарха. Вместе с тем как представители привилегированного сословия монархомахи защищали свои классовые интересы перед лицом народных восстаний, солидаризируясь в этом с дворянами-католиками. "Берегитесь господства черни или крайностей демократии, которая стремится к уничтожению дворян", - подчеркивалось в одном из памфлетов. Однако в дворянском направлении в Реформации прослеживалась и другая линия, представленная, в частности, убежденными кальвинистами - адмиралом Гаспаром де Колиньи и видным военачальником, ближайшим сподвижником Колиньи Франсуа де Лану. Беспокоясь о судьбе страны, Колиньи и де Лану связывали будущее Франции не только с активностью внешней политики: с войной против Испании, с поддержкой освободительного движения в Нидерландах, с колонизацией Америки, - но и с созидательной деятельностью дворянства на государственной службе и на хозяйственном поприще.

Особое место в дворянском направлении занимало духовенство, проявившее себя довольно активно уже во второй период реформационного движения. Судебные протоколы "Огненной палаты" Генриха II свидетельствовали о распространении протестантских идей главным образом среди низшего, разночинного по происхождению духовенства. Своеобразное положение галликанской церкви под патронатом монархии, ослабившее влияние папства, отнюдь не устранило противоречия в среде французского духовенства. Напротив, вмешательство монархии в дела галликанской церкви и подчинение последней государству вносили немало осложнений в положение клира, углубляя противоречия между князьями церкви - крупнейшими феодальными владыками - и мелкими сельскими и городскими священниками, близкими к народным массам. Церковная политика монархии разделила духовенство на сторонников и противников королевской политики. Церковная оппозиция монархии сближалась с папством. Среди тех, кто поддерживал монарха, не было единства в оценке степени зависимости галликанской церкви от государства. Вследствие этого сословная программа духовенства в Реформации не могла быть единой, и потому духовенство не представляло самостоятельного направления в реформационном движении. Папская ориентация части епископства была близка сепаратистской оппозиции феодальной аристократии, тогда как реформационные идеи части низшего духовенства объединяли ее с антифеодальными движениями городских низов, а также с частью кальвинистски настроенной буржуазии.

Предпосылки гражданских войн. Противоречия между двумя группировками феодально-аристократической оппозиции, конфессионально разделенной, нашли воплощение в Амбуазском заговоре (1560), ставшем прелюдией гражданских войн. Заговор составила партия Бурбонов, во главе ее стоял принц Конде, В период правления юного Франциска II (1559-1560), воспользовавшись малолетством короля, Конде намеревался отстранить от власти Гизов, созвать Генеральные штаты и обеспечить права Бурбонов и свободу протестантизма. Опору заговора составляло главным образом кальвинистски настроенное дворянство юга. Заговор был раскрыт, многие мятежные дворяне казнены, Антуан Бурбон и Конде арестованы. Только неожиданная смерть короля спасла главарей от казни.

С вступлением на престол юного Карла IX (1560-1574) правление перешло к его матери - регентше Екатерине Медичи, которая поделила власть с Антуаном Бурбоном. Однако борьба при дворе не прекратилась, наоборот, она приняла ожесточенные формы, сливаясь с начавшимися в стране волнениями. Открытые вооруженные столкновения между гугенотами и католиками были вызваны акцией герцога Гиза против гугенотов, собравшихся в Шампани в местечке Васси в 1562 г. Убийство нескольких гугенотов и ранение около 100 участников собрания всколыхнули всю Францию, положив начало открытой вооруженной борьбе.

Причины событий 1560 и 1562 гг. следует искать в обстановке, сложившейся во Франции вскоре после окончания походов в Италию. Напряженность, оппозиционные настроения, связанные с укреплением абсолютизма, не проявлялись особенно резко, пока шли войны: дворянство в значительной степени кормилось ими, "беспокойные" социальные элементы поглощались военным наемничеством, горожане и крестьяне надеялись на облегчение положения после войн. Мир в Като-Камбрези (1559), который подвел итоги бесплодным для Франции Итальянским войнам, обнажил всю сложность экономической и внутриполитической обстановки в государстве.

К середине XVI в. стали ощутимее последствия "революции цен" и тяжесть налогового гнета. Усиление эксплуатации трудящихся в этих условиях вызывало с их стороны протест, который принимал все более острые формы. Одной из форм протеста было обращение в кальвинизм и даже анабаптизм, получившее распространение среди городского плебса и части крестьянства.

В то же время стала сказываться реакция на политику абсолютизма в среде господствующего класса. Прекращение итальянских войн поставило французское дворянство перед необходимостью искать новую сферу активности, новые пожалования, пенсии, должности, обнажив особенности положения второго сословия и характер политического строя Франции. Острое недовольство обнаруживалось в кругах провинциальной знати и дворянства, которые еще не расстались с мечтой о возврате своей привилегии вести себя независимо по отношению к королю. Эти настроения находили отклик и среди придворной аристократии, недовольной ростом власти бюрократии, и "выскочек" из "людей мантии".

Первый период гражданских войн (1560-1572). Период после инцидента в Васси и до 1572 г. не отличался особым ожесточением. В 1570 г. в Сен-Жермене был заключен мир, по которому кальвинистское богослужение допускалось повсюду, кальвинистам разрешалось занимать государственные должности. В качестве гарантии исполнения условий мира им были предоставлены в полное владение четыре города-крепости Монтобан, Коньяк, Ларошель и Лашарите. Однако гугеноты недолго праздновали победу: 24 августа 1572 г. в день святого Варфоломея началось новое наступление на кальвинистов. Для этого была использована свадьба Генриха Наваррского с сестрой Карла IX Маргаритой Валуа. К свадьбе в Париж съехались гугенотская аристократия и представители рядового дворянства из южных провинций. С санкции Карла IX Гизы приступили к осуществлению задуманной акции: в ту же августовскую ночь началось избиение застигнутых врасплох гугенотов. Колиньи был убит одним из первых. Генрих Наваррский и принц Конде спаслись, перейдя в католичество. В Париже только к полудню 24 августа было убито 2 тыс. гугенотов: дворян, купцов, ремесленников и даже иностранцев - немцев и фламандцев. Резня продолжалась несколько дней и перекинулась в провинции.

Второй период (1572-1576). События в Париже вызвали восстание гугенотского дворянства на юге Франции. К дворянству присоединилась торгово-промышленная буржуазия юго-западных и южных городов. Объединение двух реформационных направлений имело результатом создание в 1575 г. гугенотской конфедерации, включавшей земли от Дофинэ и Лангедока до Сентонжа, настоящего "государства в государстве", со своей армией, системой налогов и самоуправлением. Союзу городских общин соответствовала кальвинистская демократически-федеративная церковная организация. В то же время гугенотская конфедерация была воплощением дворянского политического идеала - ограниченной штатами и знатью монархии. Инициатива дворян, оказавшихся в роли ведущих, слабость и неуверенность городской буржуазии, ряды которой поредели в результате эмиграции, вызванной событиями 1572 г., обеспечили преимущество в управлении конфедерацией дворянству и аристократии во главе с принцем Конде. Помимо королевской санкции на образование гугенотской конфедерации протестантам была предоставлена свобода вероисповедания (кроме Парижа и территории королевского двора), дано право судиться в своих палатах, учрежденных в некоторых королевских судах, предоставлены восемь крепостей, кроме полученных ранее, и право иметь свою армию.

Начались массовые конфискации церковного имущества. Интересы гугенотов в известной мере были удовлетворены. Однако не был положен конец войнам.

Третий период (1576-1598). После 1575 г. острее обнажились политические интересы другого лагеря феодально-аристократической оппозиции, представленного католическим дворянством северных и центральных провинций, вдохновителями выступлений которого являлись Гизы. Провокаторы массовых убийств гугенотов, Гизы посягали на овладение государственной властью, открыто переходя на путь антидинастической борьбы. Для этой борьбы Гизам нужна была организация, аналогичная гугенотской конфедерации. Такой организацией стала Католическая лига, возникшая в 1576 г. Принадлежность к Лиге была объявлена обязательной для всех католиков. Члены ее должны были повиноваться главе Лиги - герцогу Генриху Гизу, претенденту на престол Франции.

Цели, которые ставило себе руководство Лиги, были близки к тем, которые осуществляли гугеноты на юге Франции: восстановление провинций и штатов в их древних правах.

Католическая лига объединила в своих рядах феодальную аристократию, дворянство и формирующуюся буржуазию северных и центральных провинций Франции. Однако этот союз, внешне противостоящий гугенотской конфедерации, а по существу, долженствующий служить политическим интересам Гизов в их династической борьбе, был непрочным. Несовпадение политических и экономических интересов рядового дворянства, буржуазии и феодальной аристократии ослабляло Лигу, сделало возможным использование этого союза королем Генрихом III (1574-1589) в интересах укрепления монархии: он объявил себя главой Лиги и отменил эдикт о свободе вероисповедания.

Позиция Генриха III вызвала протест со стороны гугенотов, поспешивших создать в Ларошели кальвинистскую унию, которую возглавил Генрих Наваррский. Кальвинистскую унию поддержали шведский и датский короли, английская королева и немецкие князья. Появление унии спровоцировало новую войну между католиками и гугенотами, завершившуюся восстановлением эдикта о свободе вероисповедания.

Результаты войны побудили католиков к укреплению Католической лиги. В 1584 г. Лига заключила тайный договор с Филиппом II, королем Испании, в целях защиты католической религии и полного истребления ереси как во Франции, так и в Нидерландах. В 1585 г. папа Сикст V объявил об отлучении Генриха Наваррского, единственного законного претендента на французский престол. Борьба религиозно-политических партий грозила Франции потерей национального суверенитета. К этому времени стали явственнее ощущаться негативные последствия гражданских войн. Осложнение экономического положения повлекло выступления ремесленников, мелких торговцев, городского плебса. Начались крестьянские волнения. На этом этапе им было суждено сыграть решающую роль в окончании гражданских войн и в сохранении Францией суверенитета.

Парижская лига 1585 г. В 1585 г. в Париже тайными совещаниями и учреждением "Комитета 16-ти" начала свою деятельность Парижская лига, которая объединяла ремесленников, торговцев и плебс. Вождями лиги стали выходцы из буржуазии, адвокаты, прокуроры и нотариусы. Далекая от политических интересов феодальной аристократии, она тем не менее выражала социальный протест против абсолютизма, воплощением которого был Генрих III. Антиправительственная направленность Парижской лиги и Католической лиги, несмотря на различие социальных интересов, объединила эти силы, представляя угрозу монарху.

Позиция Генриха III в отношении лигеров была однозначной: обезглавить и разогнать оба объединения. Убийство Гизов по приказу короля вызвало в Париже бурю возмущения. Лига сделалась центром антикоролевского движения. Создавшееся Положение вынуждало Генриха III к союзу с главой гугенотской унии - Генрихом Наваррским.

Реальность угрозы, которую представляло новое соотношение сил для феодально-аристократической части лигеров, заставила их сделать решительные шаги. Первым таким шагом явилось спровоцированное убийство Генриха III (1589). Затем лигеры попытались дискредитировать единственного законного наследника престола Генриха Наваррского за его связь с гугенотами. В этом им большую помощь оказали папские буллы об отлучении принца-еретика. В 1592 г. папа, обещая лигерам поддержку, возлагал на них ответственность за избрание королем католика. Не преминув воспользоваться событиями, Филипп II в 1591 г. ввел в Париж из Нидерландов испанский гарнизон.

Предательская антифранцузская позиция феодально-аристократической части лигеров, грозившая иностранной интервенцией, способствовала расколу оппозиции, отходу от нее ремесленников, торговцев, плебса и даже части дворянства. В начале 90-х годов во многих городах вспыхнули восстания. Пришло в движение крестьянство. В 1594 г. крестьянское восстание "кроканов" охватило обширную территорию на юго-западе страны. Подъем народных движений заставил консолидироваться дворянство и зажиточную часть буржуазии вокруг королевской власти. В 1593 г. Генрих Наваррский принял католичество и в 1594 г. Париж открыл перед ним ворота. Генрих Чаваррский стал королем Франции под именем Генриха IV (1589-1610), положив начало правлению династии Бурбонов. Предопределив судьбу французской Реформации, гражданские войны вскрыли все особенности этого движения: антиреформационную позицию монархии, антиабсолютистский характер выступлений феодально-аристократического лагеря, использовавшего кальвинизм в сепаратистских интересах; слабость формирующейся буржуазии, выразившуюся в том, что представители поднимающегося класса защищали средневековые муниципальные привилегии и дали увлечь себя дворянству; силу народных масс, выступления которых оказали наибольшее влияние на ход событий в самый решающий момент гражданских войн.

Нантский эдикт 1598 г. Умный и осторожный политик Генрих IV начал с примирения враждующих сторон. Его политика компромисса была продиктована трезвой оценкой социально-политической ситуации в стране. В 1598 г. был заключен мир с Испанией и издан Нантский эдикт, который объявил отныне католичество официальной государственной религией и в то же время сохранил за гугенотами право вероисповедания (кроме Парижа). Католическое духовенство получило прежние права и имущество. Кальвинистам разрешалось занимать государственные должности наравне с католиками. Кроме того, гугеноты получили право созывать политические собрания, организованные по образцу Генеральных штатов, и иметь при королевском дворе своих представителей для сношений с королем; в качестве гарантии исполнения эдикта им было отдано около 200 крепостей, главными из которых были Ларошель, Сомюр и Монтобан. Эти права представляли собой "королевскую милость" - они жаловались на определенный срок, по истечении которого подлежали продлению или отмене.

Генрих IV и укрепление абсолютизма. Воцарение Генриха IV означало победу центростремительных сил. К началу XVII в. процесс превращения феодальных княжеств в провинции централизованного государства был завершен и Франция вступила в новую фазу политической эволюции, которая характеризовалась попыткой монархии создать единообразное во всех его частях государство. Процесс унификации экономики и административно-судебно-финансовой системы, требовавший ликвидации вольностей и привилегий отдельных частей государства, был сложным и длительным. Генриху IV удалось преодолеть разруху, вызванную войнами. Были приняты меры по упорядочению государственных финансов. Проводник налоговой политики Генриха IV первый министр Сюлли ограничил произвол откупщиков и "финансистов" и облегчил бремя прямых налогов на крестьянство, желая поставить сельское хозяйство в такие условия, при которых оно могло бы давать дворянам и государству большой доход. При Генрихе IV укрепилось положение буржуазии, представлявшей значительную силу, с которой приходилось считаться монарху. Росту и укреплению буржуазии способствовала покровительственная политика короля в торговле и в промышленности (повышение пошлин на ввозимые товары, торговые договоры, учреждение заморских компаний и т.д., льготное налогообложение), результатом чего явилось развитие и расширение рассеянных мануфактур, а также возникновение централизованных мануфактур в горном деле, артиллерийском производстве, полотняной, шелкопрядильной, ковроткацкой и стекольной промышленности. Появились привилегированные королевские мануфактуры по производству шелка, полотна, золотой пряжи, фаянсовых изделий. Некоторые из мануфактур насчитывали 700-800 рабочих. Росло политическое сознание буржуазии. Торгово-промышленная буржуазия резко отделила себя в политическом плане от знати и родовитого дворянства. Программа муниципальных вольностей, которая поддерживалась ею в годы гражданских войн, не выдержала испытаний. Горький опыт войн убедил буржуазию в необходимости поддержки абсолютизма.

Позиция господствующего класса в отношении абсолютизма не была однозначной. Феодальная аристократия, заинтересованная в сохранении своего влияния в государстве, поддерживала политическое единство в той мере, в какой оно отвечало ее интересам, продолжая оставаться главным противником единовластия монарха. При Генрихе IV влиянию аристократии был нанесен ощутимый удар: она была отстранена от участия в Королевском совете и руководства внешней политикой. Потеря политического влияния в центре увеличивала зависимость аристократии от королевской милости и поставила знать перед угрозой умаления ее власти в провинциях, где она имела губернаторские места. Стремясь ограничить власть губернаторов, Генрих IV направлял в провинции генеральных наместников из числа преданных людей для отправления финансовых и судебных дел, оставляя знати функции командования местными военными силами. В результате аристократия находилась в постоянном недовольстве. Стремление вернуть утраченное влияние в центральном управлении побуждало знать к выступлениям против монарха, не прекращавшимся в течение всего правления Генриха IV. Аристократия была инициатором гражданских войн, разразившихся после смерти Генриха IV.

Социальной опорой абсолютной монархии являлось родовитое среднее дворянство, положение которого претерпевало серьезные изменения. В связи с "революцией цен" из-за сокращения реальных доходов, получаемых с крестьянских земель, провинциальное дворянство несло большие потери. Кроме того, заполнение государственного бюрократического аппарата чиновниками буржуазного происхождения, которые занимали самые доходные должности в суде и финансово-административном управлении, лишало дворян и этого богатого источника доходов. Поощрение Генрихом IV хозяйственной деятельности дворян желаемых результатов не принесло. Служба в армии по-прежнему оставалась его главным занятием, что определяло величину расходов казны на содержание армии и характер внешней политики монархии. Больших успехов добилось новое дворянство, активно применявшее в своих владениях новые методы хозяйствования. В 1600 г. при непосредственном поощрении Генриха IV был опубликован агротехнический трактат представителя нового дворянства О. де Серра, в котором рекомендовались лучшие методы ведения хозяйства, в частности подчеркивалась необходимость сочетания простой и испольной аренды.

Возросло политическое влияние "дворянства мантии", занимавшего важные должности в центральном и провинциальном аппаратах: в Королевском совете, парламентах, счетных палатах, в городских муниципалитетах. "Дворянство мантии" входило в состав дипломатического корпуса, ему же принадлежали важнейшие доходные церковные и придворные должности. Высшее чиновничество сближалось с феодальной аристократией. Если в XVI в., в период своего возвышения, оно образовало четвертое сословие, то в XVII в. оно ставило себя выше всех прочих сословий.

Углубление внутри- и межсословных противоречий позволило Генриху IV укрепить свою единоличную власть. Французский король отказался от созыва Генеральных штатов, предпочитая узкие советы назначаемых им лиц (нотаблей). При Генрихе IV отчетливее проявлялась специфическая черта французской абсолютной монархии - исключительная роль бюрократического аппарата.

Политика Генриха IV вызвала сопротивление со стороны сил, враждебных абсолютизму. В 1610 г. Генрих IV был убит рукой фанатика - католика Равальяка.

Генеральные штаты 1614 г. и абсолютная монархия при Людовике XIII (1610-1643). Со смертью Генриха IV оживилась феодальная аристократия, которая, используя слабость королевской власти при малолетнем Людовике XIII, стремилась возвратить утраченные позиции. Под давлением знати в 1614 г. были созваны Генеральные штаты. Аристократия рассчитывала на поддержку сословий, однако не учла глубоких изменений прежде всего в третьем сословии: возросшую роль чиновничества, особенно провинциального, а также рост влияния формирующейся торгово-промышленной буржуазии. Программа представителей третьего сословия свидетельствовала о его разрыве с феодальной знатью и о поддержке абсолютной монархии. Позицию, склонную к отступлению от знати, заняло родовитое дворянство. Генеральные штаты 1614 г. продемонстрировали размежевание социальных сил между двумя лагерями - правительством и феодальной аристократией - и оказали огромную поддержку абсолютизму в борьбе со знатью.

Начавшиеся в том же 1614 году гражданские войны (1614- 1629) свидетельствовали о том, что феодальная аристократия не сложила оружие. Однако ее сопротивление было безуспешным.

С начала 30-х годов XVII в. политика монархии характеризовалась решительными действиями против титулованной знати и против автономии гугенотской республики. Проводником и инициатором политики государственной власти стал первый министр Людовика XIII кардинал Ришелье (1586-1642). С именем Армана Жана дю Плесси, кардинала и герцога Ришелье, связано начало триумфа абсолютизма. В лице Ришелье французская корона обрела не только выдающегося государственного деятеля, но и одного из видных теоретиков абсолютной монархии. Отпрыск провинциальной дворянской семьи, он стал еще при Генрихе IV епископом города Люсона в Пуату и принял участие в ассамблее Генеральных штатов 1614 г. как один из депутатов от духовенства. В 1616 г. он сделался членом, а затем и председателем совета при регентше Марии Медичи, испытал опалу, но уже в 1624 г. вошел в Королевский совет, став затем первым министром королевства.

Характеризуя время своего прихода к власти, Ришелье напишет в своем "Политическом завещании": "Когда Вы, Ваше величество, решили одновременно и предоставить мне доступ в Ваши советы, и оказать мне великое доверие в управлении Вашими делами, я поистине могу сказать, что гугеноты делили власть и государство с Вами, что вельможи вели себя так, как будто они не были Вашими подданными, а наиболее могущественные губернаторы провинций чувствовали себя в своих должностях настоящими государями. Моей первой целью было величие короля, моей второй целью было могущество королевства". Первый министр Людовика XIII всю свою деятельность направил на осуществление этой программы. Главными ее вехами стало наступление на политические права гугенотов: ликвидация гугенотского государства, лишение власти непокорных губернаторов и укрепление института генеральных наместников-интендантов.

Военные действия против гугенотов длились с 1621 по 1629 г. В 1628 г. был осажден оплот гугенотов морской порт Ларошель. Падение Ларошели и утрата городами привилегии самоуправления ослабили сопротивление гугенотов, в 1629 г. они капитулировали. "Эдикт милости" (1629) подтвердил основной текст Нантского эдикта, касавшийся права свободного исповедания кальвинизма. Все статьи, которые относились к политическим правам гугенотов, были отменены. Гугеноты лишились своих крепостей и права держать свои гарнизоны. Ришелье занялся укреплением государственного аппарата абсолютной монархии. Наиболее значительным его мероприятием в этой области стало окончательное утверждение института интендантов. На местах политике короля мешали губернаторы и провинциальные штаты. Выступая в качестве представителей как королевской, так и местной власти, губернаторы становились фактически самостоятельными правителями. Местные сословно-представительные учреждения практически оставались действующими на одной трети территории Франции. Ришелье пытался сломать эти учреждения. Инструментом королевской власти выступали интенданты. Возникновение этого института относится к XVI в., когда практиковалась отправка в командировки секретарей Большого совета (интендантов). Они являлись полномочными представителями королевской власти на местах. Со второй половины XVI в. эти отъезды приняли регулярный характер. Сначала миссия интенданта имела временный характер, затем постепенно она делается постоянной. В руках интендантов сосредоточиваются все нити провинциальной администрации. За пределами их компетенции остается только армия.

Ришелье не везде отменял должность губернаторов, но там, где он оставлял этих должностных лиц, вводились интенданты, с тем чтобы губернаторские функции были чисто почетными. Вся экономическая, финансовая и социальная политика была сосредоточена в руках интендантов, как правило, выходцев из третьего сословия. В этом заключался весь смысл политики Ришелье: наряду с губернаторами, которые являлись крупными землевладельцами, ставить скромных чиновников, без титула, без земельных владений, которые участвовали во всех делах, незаметно отбирая у губернаторов их власть и сосредоточивая в своих руках все нити управления. Однако окончательное превращение интендантов в основу провинциальной администрации произошло позже, при Людовике XIV.

Стремясь сосредоточить все рычаги государственного управления в руках монарха, Ришелье отнял у судебных палат (парламентов) право отказа от регистрации королевских актов, прибегнув также к насильственному выкупу наследственных должностей у неугодных членов парламентов.

Все это позволило Ришелье осуществить главную цель - создание централизованного аппарата государственной власти, что прямо отвечало его политической доктрине, основывавшейся на принципе божественности абсолютной власти монарха.

Интересам абсолютизма отвечала и экономическая политика Ришелье. Первый министр форсирует экономическое развитие государства. С 1629 по 1642 г. во Франции были образованы 22 торговые компании. К этому времени относится начало французской колониальной политики. Сам Ришелье был главным участником торговой компании "Новая Франция". Тогда же французская корона вступила на путь заключения торговых договоров, в первую очередь с Ганзейским союзом и Англией.

Во внешней политике Ришелье последовательно отстаивал национальные интересы Франции. Начиная с 1635 г. Франция под его руководством активно участвовала в Тридцатилетней войне (см. гл. 38). Вестфальский мир 1648 г. способствовал обретению Францией наряду со Швецией ведущей роли в международных отношениях в Западной Европе. Но 1648 год для Франции не был концом войны. Испания отказалась подписать мир с французским монархом. Франко-испанская война продолжалась до 1659 г. и закончилась победой Франции, получившей по Пиренейскому миру Руссильон и провинцию Артуа. Таким образом был решен давний пограничный спор между Францией и Испанией.

Народные восстания первой половины XVII в. Успехи французского абсолютизма были достигнуты ценой чрезвычайного роста налогов. Ответом на это был подъем крестьянско-плебейских восстаний. В период с 1624 по 1642 г. можно отметить три волны больших крестьянских восстаний, не считая постоянных местных вспышек и выступлений плебейских масс в городах. В 1624 г. происходило крестьянское восстание в Керси, в 1636-1637 гг. - во многих юго-западных провинциях, в 1639 г. - большое восстание "босоногих" в Нормандии.

Восстание в Керси в 1624 г. было направлено главным образом против соляного налога ("габели"). Крестьяне намеревались захватить город Кагор, но были разбиты отрядами местных дворян.

Восстания 1636-1639 гг. были связаны не только с налоговым гнетом, но и с огромными тяготами, которые ложились на население городов и сел по содержанию расквартированных войск, участию в военных поставках в период вступления Франции в Тридцатилетнюю войну.

В восстании "босоногих" в Нижней Нормандии (1639) приняли участие до 20 тыс. человек. Армия восставших называла себя "армией страдания". В основном это была беднота городов и деревень, хотя среди восставших и даже руководителей движения были и буржуа. На некоторое время вся Нижняя Нормандия оказалась в руках восставших. Правительство вынуждено было отозвать с театра военных действий значительные отряды для подавления восстания.

Культура Франции в XVI в. В XVI столетии культура Возрождения во Франции была отмечена, как и в других странах Европы, решительными победами светской гуманистической мысли над средневековым аскетическим мировоззрением и схоластикой. Расцвет культуры Возрождения во Франции XVI в. имел свои глубоко национальные корни. Главную роль в формировании французской национальной культуры сыграл язык, которым стал язык Северной Франции, объединивший складывавшуюся нацию. Этому процессу способствовала и политика абсолютизма: северофранцузский язык стал обязательным в законодательстве и судопроизводстве как центра, так и провинций. Однако процесс утверждения единого языка был сложным и медленным, тормозился сохранением различных диалектов северофранцузского языка и распространением на значительной территории провансальского наречия.

В XVI в. во Франции получают распространение идеи гуманизма, в первой половине века - в значительной мере под влиянием Италии. Это сказалось в широком интересе к филологии, древним языкам, особенно греческому. Начало утверждения гуманизма во Франции связано с деятельностью греков Георгия Гермонима и Иоанна Ласкариса, выходцев из Италии правоведа Караччоло, филологов Скалигера и Бальби, писателя Луиджи Аламани и др. Идеи итальянских гуманистов конца XV в. оказали определенное влияние на мировоззрение Лефевра д'Этапля, известного богослова, математика и филолога, применившего критический текстологический метод к изучению религиозных книг. Многие годы потратил Лефевр на перевод Библии на французский язык (она была напечатана в 1530 г.), что вызвало резкое недовольство католической церкви.

Появившиеся еще в конце XV в. типографии печатали не только французскую литературу, но и сочинения древних авторов: Цицерона, Салюстия, Валерия Максима, - а также итальянских гуманистов, в том числе Лоренцо Баллы. Большую роль в распространении трудов античных авторов и гуманистов играла типография Этьена Доле в Лионе. Ученый филолог и типограф, автор "Комментариев к латинскому языку", лирических стихов и философских размышлений, Этьен Доле выступал в защиту свободной творческой мысли. Деятельность Э. Доле и его единомышленников превратила Лион в центр ренессансного свободомыслия. Э. Доле восстановил против себя теологов богословского факультета Сорбонны. С санкции церкви он был сожжен в 1546 г. как еретик.

В 1530 г. в Париже была основана гуманистическая школа - Коллеж де Франс, у истоков создания которой стоял известный французский гуманист Гийом Бюде (1467-1540). Новое учебное заведение, созданное в противовес Сорбонне, располагало кафедрами древних языков, философии, математики и медицины, став ассоциацией ученых, распространявших гуманистические знания. На кафедрах Коллеж де Франс преподавали многие гуманисты.

Гийом Бюде мечтал о создании гуманистической светской школы. Большое значение он придавал филологии, рассматривая ее в ренессансном духе как путь к познанию античной культуры для совершенствования и духовного раскрепощения личности.

Современниками Г. Бюде и Э. Доле, защитниками национального языка и свободомыслия были Клеман Маро и Бонавантюр Деперье. К. Маро (1496-1544) -крупнейшая фигура во французской поэзии первой половины XVI в. Поэт-гуманист, автор лирических стихотворений, посланий-рассуждений, стихотворных новелл и басен, К. Маро был борцом за свободу совести, защитником прав человеческой личности. Значительную роль в развитии свободомыслия во Франции сыграл Б. Деперье, зачинатель французской новеллистики. Его "Новые забавы" и "Кимвал мира" представляли жизнерадостное свободомыслие передовой гуманистической интеллигенции, противостоявшей правоверной религиозности. Огромный вклад в развитие французского языка внесла "Плеяда", объединявшая французских поэтов во главе с Жаокином Дюбелле (1522-1560) и Пьером Ронсаром (1524-1585). "Плеяда" самоопределилась как единая национальная поэтическая школа. Забота о французской литературе отличала деятельность этого объединения с первых его шагов. Это отразилось и в защите французского языка как полноправного языка литературы. В 1549 г. "Плеяда" опубликовала манифест "Защита и возвеличивание французского языка", который отразил национальные устремления французского Возрождения. Дюбелле призывал создать свою национальную поэзию, которая не уступала бы по своим литературным достоинствам поэзии античности.

С приходом "Плеяды" появился новый тип литератора, менее зависимый от вкусов титулованных заказчиков. Дюбелле и Ронсар отражали интересы широкого слоя французской интеллигенции, воспитанной на гуманистической культуре европейского Возрождения.

В поэзии Ронсара отразилось характерное для эпохи восторженное отношение ко всем проявлениям человеческого бытия, а также к природе. Для Ронсара природа имела эстетическую и философскую значимость, она не только источник вдохновения, но и наставница в жизни, мерило прекрасного. Природа в одах Ронсара неотделима от человека. Творчество поэтов "Плеяды" во французской литературе породило пейзажную лирику.

Однако в тяжелые для Франции годы гражданских войн перо поэта-лирика Ронсара обращается к политическим и философским сюжетам. Ронсар выступает как основоположник традиции политической поэзии, проникнутой духом патриотизма. Основная черта его "Рассуждений" - это осознание себя как части нации, как ответственного за судьбу страны. Историческая заслуга "Плеяды" состояла в глубоком раскрытии мыслей, чувств, переживаний своего современника - человека сложной и противоречивой эпохи, завершающего этапа французского Возрождения. Литература французского Возрождения впитала в себя лучшие образцы и традиции устного народного творчества. В этой связи особенно показательна фигура сатирика и поборника новой науки Франсуа Рабле (1494-1553). Его роман "Гаргантюа и Пантагрюэль" - произведение глубоко народное по своей идейной направленности и по форме. Под пером Рабле родилась новая проза - роман нового времени. В этом национальное и общеевропейское значение творчества великого сатирика. Рабле ведет свое повествование в духе французских сказаний о веселых гигантах, приближенных легендарного короля Артура, и таким образом создает реалистическую обобщенную картину современного ему французского общества, подвергая осмеянию средневековый уклад жизни. В романе провозглашается важнейший манифест французского гуманизма: свобода разума и гимн наукам. Рабле призывает беспрестанно совершенствоваться, в программу гуманистического воспитания он включает изучение филологических дисциплин, истории, естествознания, астрономии. У гуманиста царит подлинный культ знаний, науки. С особой силой Рабле обрушивается на католическую церковь и монашество, выступая против схоластической науки, противопоставляя ей пафос научного познания мира и овладения его богатствами на благо человека.

Вторая половина XVI в. была особым периодом в культуре Франции. Своеобразие этого времени определялось сложной общественной обстановкой гражданских войн. Передовым людям Франции приходилось мобилизовывать все свои духовные ресурсы для того, чтобы, не поддавшись всеобщему ожесточению и смятению, попытаться осуществить необходимую переоценку ценностей, разобраться в себе и своем окружении. Современниками гражданских войн были Мишель де Монтень (1533-1592) и Жан Воден (1530-1596), творчество которых было неотъемлемой частью культуры Возрождения. Свойственные этой культуре гуманизм, реалистические тенденции Монтень и Воден развивали в условиях, когда само существование Франции было поставлено под угрозу. В этой обстановке были задуманы Монтенем "Опыты". Он начал их писать вскоре после событий Варфоломеевской ночи. Замысел Монтеня был оригинален - познать самого себя ("Содержание моей книги - я сам"). Идеал автора - это суровое представление о добродетели, которая позволяет человеку преодолевать невзгоды, превозмочь страдания и подавить чувство страха перед смертью. Стоицизм Монтеня отличался жизнеутверждающим характером, он укреплял в человеке веру в себя и в свое будущее. В "Опытах" формируется философский скептицизм Монтеня, увенчанный знаменитой формулой: "Что я знаю?" Его скептицизм направлен против схоластики и подчинения авторитетам, против веры в чудеса и любые проявления невежества, в защиту свободной мысли. "Я люблю и почитаю науку, равно и тех, кто ею владеет. И когда наукой пользуются как должно, это самое благородное и могучее из приобретений рода человеческого. Нет стремления более естественного, чем стремление к знанию". Высший критерий для человека - его разум. Мировоззрение Монтеня рационалистично. Этические взгляды пронизаны светским духом. Гуманист проникается доверием к "естественной" природе человека. Он видит в ней мудрую и добрую наставницу людей. Человек должен не чинить над ней насилие, а считаться с ее побуждениями, подвергая их, однако, контролю разума. Этический идеал Монтеня - благо отдельной человеческой личности с ее духовными устремлениями, представлениями о добре и справедливости.

Тесно связаны с традициями гуманистической мысли педагогические воззрения Монтеня. Он стремится сокрушить схоластические методы воспитания, не оставляя в своей программе места религиозному фактору. Выступая против книжного воспитания, М. де Монтень ратует за воспитание, использующее опыт, живые примеры, которые развивают у ребенка инициативу и находчивость, за всестороннее развитие личности, формирующее людей здоровых духом и телом, обладающих высокими интеллектуальными запросами и вместе с тем скромных и нравственно порядочных. Касаясь социальных проблем, Монтень отстаивает мысль о врожденном равенстве людей. Он доказывает, что людей следует ценить только в зависимости от их личных достоинств и заслуг перед обществом. Большую симпатию гуманист выражал простым труженикам: "Обратим свой взор к земле, на бедных людей, постоянно склоненных над своей работой, не ведающих ни Аристотеля, ни Катона; вот откуда сама природа каждодневно черпает примеры твердости и терпимости, более чистые и более четкие, чем те, которые мы так любознательно изучаем в школе".

В творчестве Ж. Бодена большое место заняли политические проблемы. В "Шести книгах о государстве" и "Методе изучения истории" Боден выступал защитником наследственной монархии, вскрывая национальные традиции монархического устройства во Франции. Особого внимания заслуживают попытки Бодена дать научное обоснование проблеме происхождения народов. Учение гуманиста о спонтанности, стихийности и общности происхождения народов являлось завоеванием французской гуманистической мысли XVI в. в борьбе с архаическими представлениями. Боден проводит идею об исключительном влиянии географической среды, климата на формирование характера человека, его способностей.

Реформация оставила свой след в культуре Франции. Французские кальвинисты достигли высокого мастерства в жанре политической литературы: их политические и судебные речи, проповеди и диспуты стали важным элементом в формировании политической и религиозной идеологии. Особым направлением в литературе стала гугенотская поэзия, одной из значительных фигур здесь был Агриппа д'Обинье. Трагические поэмы, сонеты и "Мемуары" А. д'Обинье проникнуты духом безысходности. С особым пристрастием автор изображает политический кризис, вырождение правящей королевской династии, защищая традиции ограниченной сословной монархии.

В конце XVI в. зародилось новое литературное течение, провозвестниками которого являлись Франсуа Малерб (1555-1628) и его группа. Кружок Малерба сохранил традиции "Плеяды" в создании национальной французской литературы.

В области изобразительного искусства идеи и технические приемы Возрождения нашли воплощение в творчестве выдающегося портретиста Ф. Клуэ (1516/20-1572) и художников его круга, а также величайших скульпторов Жана Гужона (1510- 1568) и Жермена Пилона (1535-1590).

Несмотря на то что Ж. Гужон разделял религиозные и нравственные идеи Реформации, он не был склонен принять аскетический идеал кальвинизма. Его произведения выдержаны в светском духе. Образы Гужона близки поэтическим идеалам Ронсара.

Ж. Пилон являлся последним большим художником французского Возрождения. Он известен как мастер надгробных портретов, в частности гробницы Генриха II и Екатерины Медичи. Суровый реализм творчества Ж. Пилона был отражением кровавых событий религиозных войн.

Культура Франции в первой половине XVII в. В первой половине XVlI в. интеллигенцией Франции были восприняты гуманистические идеи. Творчество представителей науки, искусства и литературы характеризовали эмпиризм и реалистическое изображение действительности, национальное сознание и идеи сильной централизованной власти.

Этот период был связан с деятельностью философа и ученого, основателя современной математики и новатора в физике Рене Декарта (1596-1650) (см. гл. 39), замечательного драматурга Пьера Корнеля (1606-1684), великих художников Жана Калло (1592-1635), Никола Пуссена (1594-1665) и Луи Ленэна (1598-1648).

Выдающийся драматург Пьер Корнель, названный Пушкиным "истинным гением трагедии", создал монументальную патриотическую трагедию "Сид". В этом произведении, сюжет которого был заимствован из драмы испанского драматурга XVI в. Гильена де Кастро, получили воплощение в героических идеализированных образах политические идеи абсолютизма - единство нации, укрепление власти монарха, приоритет гражданского долга и обязанностей перед частными интересами и личными страстями. Трагедия имела большой успех, хотя была осуждена Французской академией. П. Корнеля призывали быть последовательным проводником политики Ришелье. Однако великий драматург оставался верным идеям свободомыслия и реализма, изображая жестокую борьбу за власть, игру политических интересов, монархов-тиранов.

Жан Калло - один из основоположников реалистического направления во французском искусстве XVII в. Его творчество отличается смелостью и меткостью наблюдений, интересом к жизни улицы и общественных низов. В лучших своих офортах он с большой яркостью воссоздает хорошо знакомые ему типы крестьян, горожан, солдат, нищих, провинциальных дворян. Исключительной силой и правдивостью образов выделяются его работы, посвященные бедствиям войны. В них он выразил протест против войны, разорившей его родину.

С 1631 г. во Франции стала выходить первая газета "Gazette de France". В 1635 г. была основана Французская академия. Деятельность академии и газета сыграли немалую роль в формировании сознания образованных кругов. Велико было участие Ришелье в организации академии и газеты. Первый министр короля стремился использовать и то, и другое в интересах монархии. Но отнюдь не с помощью Ришелье, а, напротив, вопреки идейному гнету абсолютизма достигла своей вершины французская мысль середины XVII в.

Годы правления Ришелье были периодом жестокого стеснения свободомыслия. Абсолютизм стремился укрепить свои идейные позиции. Вопросы идеологии находились в сфере особого внимания правительства. Покровительствуя писателям и поэтам, которые подчинялись официальным требованиям, Ришелье становился беспощадным к независимым. Свидетельство тому судьба Декарта, вынужденного эмигрировать в Голландию, и осуждение пьесы Корнеля "Сид".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь