НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 32. Италия в XVI - первой половине XVII в. (Брагина Л.М.)

Итальянские войны 1494-1559 гг. Политически раздробленные, но экономически богатые итальянские земли начали привлекать взоры французского дворянства еще до окончания Столетней войны. Карл VII, а позже и Карл VIII поддерживали вынашиваемые воинственным рыцарством планы грабительских походов на Апеннинский полуостров - ведь они открыли бы возможность не только для обогащения дворянства, но могли бы резко ослабить торговых соперников французского купечества в Восточном Средиземноморье. "Юридическим основанием" этих планов служило "Анжуйское наследство" - Неаполитанское королевство, принадлежавшее со второй половины XIII в. Анжуйской династии, а в 1442 г. перешедшее к Арагонскому дому. Вторжение войск Карла VIII на территорию Италии в 1494 г. под предлогом возвращения французской короне "Анжуйского наследства" (после смерти в 1494 г. короля Неаполя трон оказался свободным) положило начало длительным войнам (более 65 лет), которые вспыхивали в разных частях Европы, но главным театром военных действий был Апеннинский полуостров (см. гл. 38). Итальянские войны можно разделить на два крупных периода: 1494-1513 гг. (походы Карла VIII и Людовика XII) и 1515-1559 гг. (войны Франциска I и Генриха II с императором Карлом V Габсбургом и испанским королем Филиппом II).

Продвижение французских войск осенью и зимой 1494/95 г. на юг к Неаполитанскому королевству повсеместно сопровождалось грабежами и разбоем. В феврале 1495 г. Неаполь был взят - местное население приветствовало французов, видя в них освободителей от испанского гнета.

Одной из главных причин успешного похода Карла VIII была традиционная политическая вражда итальянских государств, не захотевших сплотиться для отпора французам. Однако уже через несколько месяцев беззастенчиво грабительская политика Карла VIII (многие земли и замки были розданы французским дворянам) вызвала всеобщее возмущение. Весной 1495 г. Венеция, Милан и папа в союзе с германским императором и Испанией образовали "Святую лигу", провозгласившую своей целью изгнание интервентов с Апеннинского полуострова. Осенью того же года после кровопролитного сражения с войском "Святой лиги" Карл VIII покинул Италию, сохранив ряд гарнизонов.

После ухода французов началась перегруппировка политических сил на полуострове: обострение внутренних конфликтов приводило к изменению внешнеполитической ориентации отдельных итальянских государств. Так, враждовавшая с Миланом Венеция стала искать союза с Францией; к ней тяготела и Флоренция, надеясь с ее помощью противостоять притязаниям папы в Тоскане и усмирить Пизу, восставшую против флорентийского господства. В этой благоприятной для Франции обстановке ее новый король Людовик XII предпринял осенью 1499 г. поход в Италию. Успех сопутствовал французам: был взят Милан, а затем и вся Ломбардия оказалась в их руках.

В борьбе с Миланом Франции оказали поддержку Венеция и папа Александр VI Борджа, намеревавшийся с помощью французов создать государство для своего сына Чезаре - расчетливого вероломного политика, захватившего почти всю Романью. В этой ситуации Людовик XII делает новые шаги для расширения своего господства в Италии. В 1500 г. он заключает соглашение с Испанией о разделе Неаполитанского королевства. Оказавшись в изоляции, оно было завоевано к весне 1502 г. частью испанскими, а частью французскими войсками, хотя население активно сопротивлялось захватчикам. В условиях, когда на полуострове стали господствовать две крупные державы, итальянские государства, стремясь создать равновесие между Францией и Испанией, лавировали, переходили из одного лагеря в другой, объединялись в различные лиги. Все более активную роль в итальянской политике начали играть Венеция и папство. Венеция расширила свои владения в Ломбардии и приобрела города Апулии - Бриндизи, Трани и Отранто, утвердилась в Романье после падения там власти Чезаре Борджа. Все это вызвало резкое недовольство многих итальянских государств. Этим воспользовался папа Юлий II, создав в 1504 г. антивенецианскую коалицию (в 1508 г. она оформилась как Камбрейская лига), в которую вошли также Франция, Испания и империя. В 1509 г. Венеция потерпела поражение от войск Камбрейской лиги, в результате она утратила многие города в Северной Италии, хотя некоторые из них (особенно Падуя) упорно сопротивлялись иноземным захватчикам, беспощадно грабившим население. Венеция была вынуждена пойти на соглашение с папой и Испанией, отказавшись от притязаний на Романью и территории в Южной Италии. Вскоре папа заключил союз с Венецией для борьбы с французскими и имперскими войсками, удерживавшими Ломбардию. В 1511 г. под лозунгом "изгнания варваров" он объединил ряд североитальянских городов в "Святейшую лигу", куда вошла и Испания. В жестоком сражении под Равенной в апреле 1512 г. войска Лиги, главную силу которых составляли испанцы, потерпели поражение от французов. Однако Людовик XII не сумел закрепить победу и после перехода на сторону Лиги его союзника - германского императора - вынужден был оставить Милан и крепости в Ломбардии. Папа Юлий II разрешил испано-швейцарским войскам в награду за успехи занять Флоренцию, сохранявшую нейтралитет, и взять с нее контрибуцию. Флоренция, дабы избежать разграбления, согласилась в марте 1513 г. на сдачу и уплату контрибуции, а также на восстановление власти Медичи, на чем особенно настаивал папа. Первый период Итальянских войн закончился провалом захватнической политики Франции, но на Апеннинском полуострове возросло влияние Испании. Итальянские государства по-прежнему избегали прочного союза для отпора всем иноземным завоевателям. В недолгие годы затишья зрела новая угроза со стороны Франции.

Венеция, видя усиление союза нового папы - Льва X - с Испанией, заключила в 1513 г. договор с Францией. В сентябре 1515 г. в битве при Мариньяно франко-венецианские войска во главе с королем Франциском I одержали внушительную победу над швейцарцами. Франция вновь утвердилась в Милане, а Венеция вернула владения в Северной Италии, утраченные во время войны с Камбрейской лигой. Апеннинский полуостров оказался поделенным на четыре сферы влияния: на севере господствовали Венеция и Франция, в Средней Италии - папство, юг был под властью Испании. Положение начало резко меняться в 1519 г., когда испанский король Карл I стал германским императором Карлом V. Соперничество Франции и империи усилилось: для Франциска I важно было владеть Миланом - стратегическим центром Северной Италии, открывавшим путь в центральные районы полуострова, а император поставил целью изгнать французов из Италии и установить там свою власть.

Весной 1521 г. Франциск I начал военные действия против войск Карла V; они продолжались с переменным успехом до февраля 1525 г., когда в битве при Павии французы потерпели жестокое поражение и король попал в плен. Измотанные войной, стороны прекратили борьбу. В то же время Венеция выступила с инициативой объединения итальянских государств, ослабленных постоянными военными действиями и бесчинствами иноземных захватчиков, с целью изгнания испанцев. Крупнейшие итальянские государства - Венеция, Папская область, Генуя, Флоренция, Милан пошли на союз с Францией, создав в 1526 г. Коньякскую лигу. Однако раздоры среди членов лиги, нерешительность ее военных операций в Ломбардии привели к потере Милана весной 1527 г. Это позволило объединенному испано-имперскому войску двинуться на Рим. Не получая жалованья, оно превращалось в бандитские отряды, грабившие все на пути. 6 мая 1527 г. Рим был захвачен, четыре тысячи горожан изрублены, дома разграблены, многие церкви и античные памятники разрушены. Среди наемников, участвовавших в разграблении Рима (Sacco di Roma), было немало протестантов, с религиозным фанатизмом обрушившихся на цитадель католицизма.

Это страшное бедствие побудило Франциска I активизировать военные действия против Карла V. К лету 1528 г. ему удалось отвоевать значительную часть Неаполитанского королевства. Успех, однако, не был закреплен, поскольку во французской армии началась эпидемия чумы. Франциск I вынужден был заключить в августе 1529 г. мир в Камбрэ, по которому Карл V получил титул короля Италии (он был коронован папой в 1530 г.) и владение Неаполитанским королевством. В последующие тридцать лет, вплоть до мира в Като-Камбрези, заключенного в 1559 г., Италия продолжала оставаться ареной соперничества между империей и Францией, а местные правители были лишь пассивными фигурами в их игре. Мир в Като-Камбрези закрепил прямое господство или влияние Испании на значительной части Апеннинского полуострова. Итальянским государствам, так и не сумевшим сплотиться, более чем полувековые войны принесли опустошение обширных территорий, огромные материальные убытки, бедствия и страдания населению.

Политическая карта Италии в XVI - первой половине XVII в. В позднее средневековье Италия продолжала оставаться раздробленной. В ней шел процесс укрупнения государственных образований, ускоренный иноземным вторжением. После окончания Итальянских войн более половины территории страны оказалось под властью Испании, что стало дополнительным тормозом для объединения государств Апеннинского полуострова. Испании принадлежали Миланское герцогство, Неаполитанское королевство, включавшее острова Сицилию и Сардинию, небольшие владения в Тоскане (на побережье Тирренского моря). Из крупных государств самостоятельность сохранили Савойе кое герцогство (оно включало Савойю, Пьемонт и Ниццу), Генуэзская республика с владениями в северной части Лигурийского побережья и островом Корсика, Венецианская республика с владениями на восточном побережье Адриатического моря и в Ломбардии, герцогство Тосканское с центром во Флоренции, Папская область. Формально независимыми были и многие небольшие государства: герцогства Парма и Пьяченца, Модена, Мантуя, Феррара, Урбино, маркграфство Монферрат, республики Лукка и Сан Марино.

В крупных государствах Италии в XVI - первой половине XVII в. проводилась политика централизации, имевшая особенно заметные успехи в Савойе ком и Тосканском герцогствах. Региональная консолидация могла стать шагом на пути к единству Италии. Однако этот процесс развивался чрезвычайно медленно и нашел завершение лишь в XIX в.

Экономическое развитие Италии в XVI - первой половине XVII в. Характерная для XIV - XV вв. неравномерность темпов и уровня экономического развития государств и целых регионов Апеннинского полуострова сохранялась и в позднее средневековье, хотя шел процесс перемещения центров торгово-финансовой и промышленной активности из одних областей в другие. Период XVI - первой половины XVII в. отмечен в итальянской экономике расширением внутренних связей. Однако создание единого товарного рынка тормозилось не только политической раздробленностью страны, но и преобладающей ориентацией торговли и промышленности на внешние рынки, соперничеством на них крупных государств.

Хотя открытие новых торговых путей, связывающих Европу с Азией, Африкой и Америкой, и уменьшило значение средиземноморской торговли, Италия по-прежнему играла в ней важную роль. Кроме того, через Испанию и Португалию, связи с которыми укрепились в результате Итальянских войн, она получила доступ к новым рынкам мировой торговли.

Ведущие отрасли итальянской экономики, преимущественно текстильное производство, испытывали немалые трудности в связи с возраставшей конкуренцией со стороны французских, немецких и английских шерстоткацких центров. Привозные сукна теснили флорентийские (производство последних зависело от иностранного сырья, приток которого сократился), бумазейная промышленность Ломбардии и Пьемонта имела сильных конкурентов в лице южнонемецких городов. На промышленном развитии Италии неблагоприятно сказывался и усилившийся в период Итальянских войн отток капиталов в землевладение и кредитные операции. Правда, из торговли капиталы полностью не изымались даже наиболее крупными банкирами, генуэзскими и флорентийскими. Деятельность итальянских торгово-банковских компаний с особым размахом развернулась в XVI в. за пределами страны.

В период Итальянских войн экономика страны вынуждена была приспосабливаться к новым условиям: несмотря на трудности, вызванные разрухой и нарушениями традиционных торговых связей, она не исчерпала возможностей дальнейшего развития и уже во второй половине XVI в. наметился рост производства в отдельных отраслях. Этому способствовал не только мир, наступивший на итальянской земле после договора 1559 г., но и изменения в положении стран-конкурентов: во Франции начались гражданские войны, в Нидерландах - революция и борьба за независимость от Испании. Во второй половине XVI в. ширилось сукнодельческое производство в Пьемонте, Бергамо, Венеции. Показательны данные о резком возрастании темпов развития сукноделия в Венеции: в 1521 г. здесь вырабатывалось всего 3500 кусков сукна в год, в 1569 г. - уже 26 500, а в 1602 г. - около 29 000. Суконное производство расширялось и в традиционном его центре - Флоренции. Только за два десятилетия (с 1553 по 1572 г.) выработка сукон местными компаниями увеличилась вдвое, хотя вместо дорогих тонких шерстяных тканей стали больше производить дешевых грубошерстных.

Еще более быстрыми темпами росло шелковое производство в Генуе, Венеции, Милане, Павии, Комо, Мантуе, Болонье, Флоренции. Модные шелковые ткани вывозились в Англию, Францию, Германию, Польшу, Венгрию. Шелкоделие работало преимущественно на местном сырье, что было одной из важных причин процветания этой отрасли. Главным поставщиком шелка-сырца стало Неаполитанское королевство. Успехам шелковой промышленности - дорогие парчовые ткани имели теперь гораздо больший спрос на внешних рынках, чем традиционные сорта итальянских сукон, - во многом способствовали технические усовершенствования и изобретения. Среди последних важную роль сыграло применение гидравлических шелкопрядилен. По свидетельству Мишеля Монтеня, наблюдавшего в 1581 г. работу флорентийских шелкопрядильщиц, одна женщина с помощью гидравлического приспособления управлялась с 500 веретенами.

Успехи текстильного производства не привели, однако, к коренным изменениям в этой ведущей отрасли итальянской экономики. Зародившиеся здесь еще в XIV в. раннекапиталистические отношения не получили качественно нового развития. Господствовала рассеянная мануфактура, подчиненная купеческому капиталу. Организаторами производства по-прежнему выступали компании, действовавшие в рамках цехов - суконщиков, шелкоткачей и других, - которые сохраняли систему жесткой регламентации и настаивали на соблюдении традиционной технологии, ставили преграды свободному предпринимательству. Как и в предшествующую эпоху, непосредственными производителями были зависимые от цеха и компаний мастера-ремесленники, владевшие мастерскими и необходимыми орудиями производства, а также наемные рабочие, лишенные всякой собственности и получавшие от компаний крайне низкую заработную плату.

Все это способствовало тому, что период экономического подъема Италии оказался сравнительно недолгим: уже в первой четверти XVII в. он сменяется застоем, а в середине века начинается упадок. Так, в Милане производство сукон с начала XVII в. до конца 30-х годов сократилось в 5 раз, а число сукнодельческих мастерских - с 70 до 15; к 1682 г. их осталось всего 5. Аналогичной была картина спада в текстильной промышленности Венеции и Флоренции. Венецианское сукноделие сократилось за первую половину XVII в. в 3 раза. Упадок переживало и шелковое производство Венеции: за этот же период оно сократилось в 5 раз. Во Флоренции за первые два десятилетия XVII в. выработка сукон уменьшилась в 2 раза. В некоторых отраслях промышленности, например в бумазейной и металлообрабатывающей, спад наступил уже в конце XVI в.

От оживления во второй половине XVI в. до постепенного замирания и застоя в середине XVII в. - таков путь развития не только промышленности, но также торговли и банковского дела в Италии. В XVI в. Венеция, Генуя, Флоренция были еще крупнейшими центрами международной торговли и финансовых операций. Ведущие итальянские государства имели активный баланс в торговле с Испанией, Англией, Францией. Несмотря на натиск турок, Венеция сумела сохранить свои позиции в средиземноморской торговле. Ее монополию на вывоз пряностей из стран Ближнего Востока и продажу их в Европе не смогла нарушить конкурировавшая с ней Португалия. Если Венеция прилагала огромные усилия, чтобы удержать традиционные связи с Востоком, то Генуя обращала взоры на Запад, вce активнее включаясь в торговлю с Испанией и Португалией. В середине XVI в. более половины генуэзского импорта шло из Испании. Расширялась торговля Генуи с Англией, Нидерландами, Германией. С западными странами были связаны и крупные денежные операции генуэзских банкиров: объединенные в мощный банк Сан Джорджо, они завоевали ведущие позиции на международных финансовых ярмарках. Влияние генуэзцев простиралось не только на Европу, но и на страны Леванта, Африку, Америку. Флоренция развивала торговлю как с Западом, так и с Востоком: ее купцы достигали берегов Южной Америки, привозили зерно из Данцига (Гданьска) и Московского государства. Принадлежавший ей приморский порт Ливорно превратился к концу XVI в. в крупный международный порт.

Однако в первой половине XVII в. положение в итальянской торговле меняется: преобладающим становится вывоз полуфабрикатов, сырья, сельскохозяйственной продукции, а не готовых изделий, как прежде. На морских путях господствовавшие ранее генуэзские и венецианские корабли вытесняются английскими и голландскими. Итальянская промышленность все более ориентируется на локальные внутренние рынки, относительная узость которых не позволяла ей сохранять высокий уровень. Да и среди товаров были в основном предметы роскоши, дорогие ткани, не находившие спроса у широкого покупателя.

Постепенный спад итальянской экономики к середине XVII в. был обусловлен рядом причин внутреннего и внешнего характера. Это прежде всего неспособность промышленности перейти, к более развитым формам капиталистического предпринимательства. Сказалось сохранение цеховой системы, медленное проникновение капитала в деревню с ее более дешевой рабочей силой, политическая раздробленность и слабая местная протекционистская политика, наконец, отток капиталов в землевладение, откупную и кредитную систему. Тяжелым ударом для итальянской промышленности и банковского дела оказался финансовый крах Испании и сокращение импорта в Италию испанской шерсти. Росту итальянской текстильной промышленности препятствовали все возраставшие в первой половине XVII в. трудности сбыта, поскольку усилилась конкуренция со стороны английских и голландских сукон, французских шелковых тканей. Промышленность Англии, Голландии, Франции получала большую поддержку государства в этих странах, проводивших политику протекционизма. Одна из главных внутренних причин экономического упадка Италии коренилась в особенностях организации и развития сельского хозяйства, связанных с наступлением феодальной реакции в деревне.

Сельское хозяйство Италии в XVI-первой половине XVII в. В аграрной сфере экономики Италии в XVI в., особенно во второй половине столетия, были достигнуты значительные успехи. Увеличивались пахотные земли за счет расчистки пустошей, в Тоскане, и Ломбардии широко проводились мелиоративные и ирригационные работы, повсюду вводились новые зерновые и кормовые культуры. Быстро завоевала ведущие позиции впервые введенная в этот период кукуруза, расширились посевы риса, конопли, посадки цитрусовых культур и сахарного тростника. Большое внимание уделялось разведению тутового дерева, необходимого для получения шелка-сырца. В Ломбардии на территории Венецианской республики активно внедрялись прогрессивные методы земледелия. Были успехи и в животноводстве: вводилось стойловое содержание скота, в Южной Италии в связи с увеличением в стране спроса на местную шерсть бурно развивалось овцеводство. Укрепились характерные и для предшествующих столетий связи сельского хозяйства с городским рынком.

Прогресс в сельском хозяйстве, как и в промышленной сфере, сменился наметившимся уже в первые десятилетия XVII в. застоем, а позже - упадком. К середине XVII в. многие освоенные земли пришли в запустение, пашни нередко превращались в пастбища, росли охотничьи заповедники, ухудшался севооборот. Процесс стагнации особенно широко затронул Южную Италию.

Причины регресса в сельском хозяйстве, характерного для многих областей Италии (исключение составляла Ломбардия), коренились в производственных отношениях, сложившихся в деревне, где господствовали феодальные формы землевладения и землепользования. Капиталистические отношения крайне слабо проникали в аграрную сферу экономики - хозяйство фермерского типа начало складываться лишь в животноводстве Ломбардии. Широкое распространение городского землевладения, все увеличивавшийся в XVI - первой половине XVII в. рост капиталовложений горожан в земельную собственность не привели к коренным изменениям в системе землепользования и внедрению более прогрессивных, капиталистических методов эксплуатации крестьянства. Господствовавшая в Тоскане и некоторых других районах испольщина - полу капиталистическая-полуфеодальная форма арендных отношений - не эволюционировала в аренду капиталистическую, наоборот, в ней возобладали феодальные черты. Как правило, в испольную аренду предоставлялся хозяйственный комплекс (подере), на котором семья арендатора занималась землепашеством, виноградарством, огородничеством, животноводством, а порой и другими видами сельских работ. Земельные собственники чем дальше, тем больше отстранялись от хозяйственных забот, зафиксированных в арендном договоре, перекладывая их на плечи испольщиков, которые вынуждены были сами заниматься покупкой инвентаря, семян, скота и неизбежно оказывались в постоянной финансовой задолженности, едва сводили концы с концами. Лишенные права покинуть арендованный участок до выплаты всего долга, они попадали в положение прикрепленных к земле крестьян, к тому же обремененных дополнительными феодальными платежами и обязанностями в пользу землевладельцев: подношения натурой к праздникам, баналитетные платы, некоторые виды барщины (обработка сельскохозяйственных продуктов собственника земли, мелиоративные, дорожные, строительные работы и т.д.). К середине XVII в. испольщина превратилась в наиболее тяжелую форму феодальной зависимости крестьянства.

Некоторые возможности для развития производительных сил в сельском хозяйстве открывались при другой форме арендных отношений, распространенной в северных и центральных районах Италии, - краткосрочной издольной аренде мелких участков монокультурного типа (или пашня, или виноградник, или оливковая роща и т. д.). Однако и здесь перспективу прогрессивного развития сняли явления феодальной реакции. Сыграло роль и то обстоятельство, что многие земли, подлежавшие ранее юрисдикции городских и сельских коммун, в XVI - первой половине XVII в. были переданы правителями итальянских государств в качестве феодов крупным землевладельцам. Новые сеньоры использовали полученную судебно-административную власть для узаконения реставрируемых земельными собственниками различных феодальных повинностей крестьян, в том числе связанных с их личной зависимостью. Усиление нажима на крестьянство, чрезмерная эксплуатация основной массы арендаторов, лишавшая их заинтересованности в повышении производительности труда, вели к массовому обнищанию сельского населения и экономическому упадку деревни. Разорение, бродяжничество, разбой - неизбежное следствие феодальной реакции - стали повсеместным явлением в Италии в первой половине XVII в.

Социально-политическая структура итальянских государств в XVI - первой половине XVII в. Окончание опустошительных Итальянских войн, характерное для мирных лет оживление промышленности и сельского хозяйства способствовали демографическому росту в итальянских землях: если в начале XVI в. их население насчитывало 10 млн. человек, то к концу столетия оно увеличилось до 13 млн. Наметившийся в первой половине XVII в. упадок экономики сопровождался и сокращением численности народонаселения - к концу века оно не превышало 11 млн. человек. Подавляющую часть населения - в среднем по Италии свыше 80% - в XVI в. по-прежнему составляли жители сельской местности. В то же время наметилась устойчивая тенденция роста численности городов: в течение столетия доля горожан от общей массы жителей увеличилась с 11 до 16%, а в густонаселенных северных районах она превысила 20%. К концу XVI в. крупнейшими городами Италии были Венеция (150 тыс. жителей) и Рим (110 тыс.).

В позднесредневековом обществе Италии не сложилась в отличие от других европейских стран юридически четко оформленная сословная структура, хотя привилегированное положение господствующего феодального класса закреплялось в законодательстве отдельных ее государств. В Италии границы между дворянством и патрициатом, высшим и средним слоем пополанства, городским плебсом и крестьянством были размытыми и изменение социального статуса легко осуществлялось через приобретение земельной собственности, титулов, званий, должностей и т. д. Открытость и мобильность итальянского общества, где продвижение по социальной лестнице зависело главным образом от уровня состоятельности, отразились прежде всего на составе господствующего класса. В XVI в. и особенно в первой половине XVII в. происходили численный рост феодальной знати и сокращение рядов среднего и мелкого дворянства. Феодальная знать пополнялась представителями патрициата, покупавшими землю, титулы и звания, торгово-финансовой верхушкой пополанства и ее раннебуржуазными элементами. Продажу титулов и званий широко практиковали правители итальянских государств и испанские наместники. Так, в Неаполитанском королевстве во второй половине XVI в. титулы князя, герцога, маркиза, графа, барона свободно продавались по определенной таксе. Ряды итальянской знати ширились и за счет приобретавшего землю и звания испанского дворянства, осевшего в стране. К середине XVII в. вырос удельный вес духовенства, в первую очередь крупного и среднего (для низших слоев церковнослужителей, наоборот, характерна тенденция к обнищанию), за счет расширения земельных владений: в XVII в. церкви принадлежало от 1/3 до 2/3 всех земель.

В монархических государствах Италии титулованная знать и высшее духовенство получали в управление земли, приобретая таким образом судебную и административную власть на местах, несли дипломатическую службу, составляли окружение правителя. Внешний облик этого социального слоя отличала подчеркнутая роскошь во всем - в пышном убранстве интерьеров многочисленных палаццо и загородных вилл, в одежде из дорогих шелковых тканей, украшенных кружевами, золотым и серебряным шитьем, драгоценными камнями, в толпах слуг, сопровождавших выезд господ, в щедром меценатстве. Если еще в начале XVI в. не считалось зазорным для знатного дворянина заниматься торговлей и банковским делом, то по мере усиления в экономическом статусе знати роли землевладения приобретали первостепенное значение традиционные "рыцарские обязанности", а все прочие виды деятельности, кроме государственной службы и интеллектуального труда, считались "низменными", унижающими достоинство князя, герцога, графа, барона. Этой психологией проникалась и стремившаяся слиться с титулованной знатью городская верхушка. Патрициат, разбогатевшие выходцы из пополанской среды, нажившие капитал на торгово-предпринимательской и финансовой деятельности капиталистического характера, занимали ведущие должности в государственном управлении, имели значительные земельные владения и стремились к приобретению титулов. Но стремление к одворяниванию не смогло поколебать традиционную связь городской верхушки с торгово-промышленной и финансовой деятельностью, особенно в таких крупных экономических центрах, как Флоренция, Венеция, Генуя, Милан.

В позднесредневековой Италии средние слои пополанства представляли собой пеструю (социально) профессионально разнородную массу горожан - это были торговцы и финансисты, буржуа-мануфактуристы и ремесленные мастера, интеллигенция (юристы, медики, преподаватели школ и университетов, литераторы, художники, архитекторы и др.). Нередко помимо основной деятельности они занимались ростовщичеством и финансовыми спекуляциями, стремились получить откупа и выгодные должности в государственном аппарате. Тенденция к обогащению путем получения непроизводительных доходов усилилась в первой половине XVII в. в связи с начавшимся экономическим упадком. Этот пестрый социальный слой переживал процесс все углублявшейся имущественной дифференциации, размывался "сверху" и "снизу" - наиболее состоятельные могли подняться до уровня патрициата и феодальной знати ("одворянивание" затронуло и эту среду), нищавшие пополняли ряды плебса.

Плебс, "мелкий люд" - внецеховые ремесленники, подмастерья, наемные рабочие, деклассированные элементы - составлял основную массу городского населения, был лишен сколько-нибудь значительной собственности и политических прав. Этот слой общества испытывал двойной гнет: от работодателей, перед которыми он не был защищен отражающим его интересы трудовым законодательством, и от государства, обременявшего его все возрастающими косвенными налогами.

Подавляющее большинство населения Италии в XVI - первой половине XVII в. - крестьянство, неоднородное по социальному и имущественному статусу. В отдельных районах сохранились прослойки свободных крестьян - собственников земли и лично зависимых колонов и сервов, но типичной фигурой деревенского труженика был арендатор - испольщик, издольщик, - а также чиншевик. Все более многочисленным становился слой наемных рабочих- батраков и поденщиков. Характерной чертой эволюции итальянского крестьянства в позднее средневековье стала пауперизация, охватившая широкие массы. Положение трудящихся в принадлежавших Испании Неаполитанском королевстве и Миланском герцогстве было особенно тяжелым: помимо феодальной эксплуатации и больших налогов здесь процветал произвол иноземных чиновников и местной знати. Резкий контраст между богатством верхушки итальянского общества и нищетой трудового люда четко обозначился в конце XVI в. и продолжал углубляться в первой половине XVII в. Особенно разительным этот контраст был в Южной Италии.

Политическая структура итальянских государств была неоднородной. Лишь немногие из них сохранили республиканский строй - в Венеции, Генуе, Лукке, Сиене правила патрицианская элита. Папская область представляла собой теократическое государство во главе с папой. Подавляющая же часть итальянских государств была монархиями, тяготевшими к абсолютистским формам, где высшая административная и военная власть находилась в руках герцога или маркиза, опиравшихся на придворную знать и чиновничество. В Неаполитанском королевстве и Миланском герцогстве реальные правительственные функции были переданы испанским чиновникам (в Неаполе - во главе с вице-королем), но верховная власть принадлежала заседавшему в Мадриде Высшему совету по делам Италии.

Наиболее традиционным, сохранявшим многие средневековые институты, был государственный строй республик. В Венеции Большой совет, Сенат и другие высшие магистратуры по-прежнему избирались из патрицианских семей. Устойчивость власти в Венецианской республике поражала современников: многие мыслители XVI в. видели в ней идеал политического устройства, считали ее главным оплотом "итальянской свободы".

В Генуе олигархические принципы организации республики были закреплены конституцией 1528 г.: политическую власть монополизировали занесенные в "Книгу города" богатейшие семейства знати и финансистов ("старые" нобили). Граждане, не вошедшие в этот список, к управлению республикой не допускались. В 30-40-е годы XVI в. развернулась борьба между "старыми" и "новыми" нобилями, вылившаяся в серию заговоров (заговор Фрегозо в 1536 г., Фиески в 1547 г. и др.). В 1575 г. в городе вспыхнуло восстание народных масс, которым воспользовались "новые" нобили для расширения своего представительства в магистратурах. Хотя их завоевания были закреплены конституцией 1576 г., полностью оттеснить "старых" нобилей от управления республикой им не удалось. Что же касается пополаров - основной массы граждан, принявших участие в восстании, - то доступа в высшие органы власти они не получили. Новая конституция закрепила олигархический характер Генуэзской республики.

Наиболее крупными монархиями были герцогства Савойское и Тосканское. Последнее образовалось в 1559 г. в результате объединения под нажимом Медичи Флорентийской и Сиенской республик; с 1569 г. оно именовалось Великое герцогство Тосканское. При герцогах из рода Медичи традиционные для Флоренции и Сиены выборные магистратуры сохранялись, но постепенно лишались реальной власти - она перешла к герцогу, главе администрации и армии, и его окружению. Наиболее видные посты в герцогстве занимали представители титулованной знати, а управление на местах находилось в руках чиновничества. Пышный двор, где во всем старались подражать Мадриду и Парижу, быстро возраставшие армия и бюрократический аппарат требовали огромных средств. Источником пополнения казны были налоги, преимущественно косвенные (габеллы, взимавшиеся при продаже соли, зерна, оливкового масла и других продуктов), займы, порча монеты.

Для тосканских герцогов и других правителей итальянских государств было характерно стремление к централизации власти. Этому способствовала не только борьба с феодальной вольницей (менее успешной она была в Папской области), но и политика меркантилизма, когда увеличивались ввозные и уменьшались вывозные пошлины, поддерживался стабильный курс монеты и т. п. К концу XVI в. ясно обозначился процесс консолидации не только крупных, но и мелких государств, однако экономическое развитие в первой половине XVII в. пошло на спад-препятствием стали все возраставшие налоги, система откупов, всевозможные правительственные монополии. Эти негативные явления в меньшей степени затронули Савойское герцогство: из отсталой области оно превратилось к началу XVII в. в одно из наиболее развитых итальянских государств.

Социальная и классовая борьба. Иноземное господство и усиление налогового гнета, запустение многих территорий и экономические трудности, феодальная реакция и бесчинства чужеземных чиновников - все это было постоянным фактором итальянской действительности XVI - первой половины XVII в., вызывавшим социальное напряжение и обострение классовой борьбы в государствах Апеннинского полуострова. Повсеместной стала такая своеобразная форма социального протеста, как "бригантаджо" (от итал. brigante - разбойник). Бежавшие из городов разорившиеся ремесленники и мелкие торговцы, бедный люд из сельской местности - задавленные нуждой крестьяне-арендаторы собирались в отряды, которые с оружием в руках выступали против притеснявшей народ социальной верхушки. Они оказывали сопротивление сборщикам налогов, грабили богатых испанцев и местную знать, выступали в защиту бедняков. Особый размах действия "разбойничьих" отрядов приобрели в Папской области и Неаполитанском королевстве во второй половине XVI в. в неурожайные, голодные годы. Нередко они присоединялись к поднимавшим голодный бунт горожанам, сражались с испанскими войсками - главной опорой властей. В районах, находившихся под контролем "разбойников", отменялись налоги, активизировалась борьба против феодалов. "Разбойникам" придавали силы симпатии и поддержка народных масс. Их ряды стали быстро расти в 80-90-е годы, отмеченные небывалым голодом. Социальный состав "разбойничьих" отрядов не был однородным - в них попадали помимо крестьян не только выходцы из средних слоев пополанства, но и мелкие феодалы, что создавало почву для втягивания "разбойников" в междоусобную борьбу знати.

Стихийные формы протеста были характерны и для многих городских восстаний XVI - первой половины XVII в., непосредственными причинами которых были рост цен на продукты питания, увеличение косвенных налогов, произвол иноземных чиновников. Наиболее крупные городские восстания отличались большей организованностью, тщательной подготовкой, выработкой программных требований. Примером может служить волна народных восстаний в Генуе. В 1506 г. в период оккупации города французами здесь вспыхнуло восстание городской бедноты, доведенной до отчаяния голодом и нищетой. Борьбу генуэзских низов с нобилями и французами поддержали крестьяне окрестных деревень. Восставшим даже удалось избрать дожем своего вожака - красильщика Паоло да Нови. Однако в 1507 г. восстание было подавлено французскими войсками во главе с королем Людовиком XII, выступившим в союзе с местной знатью. В 1528 г. в Генуе вновь поднялись городские низы, недовольные политикой правительства "старых" нобилей. К ним примкнули зажиточные слои горожан и "новые" нобили, воспользовавшиеся восстанием в своих целях - принятая конституция частично открыла им доступ к власти. Однако социальное напряжение в городе не снижалось и в последующие годы Геную лихорадило от частых заговоров. В заговор Фиески 1547 г. были вовлечены ремесленники, плебс, окрестные крестьяне, возмущенные политикой правительства. Но и на этот раз плоды народной борьбы достались городской верхушке - "новые" нобили получили половину мест в магистратурах. Почва для социальных волнений сохранялась и во второй половине XVI в. Сильный взрыв недовольства широких масс горожан произошел в 1575 г. На этот раз борьба народа носила более организованный характер: пополары выдвинули свою социально-экономическую программу, которая в течение нескольких месяцев тщательно обсуждалась на сходах, в церквах, в домах вожаков. Была продумана и военная сторона восстания - снабжение оружием, подготовка боевых отрядов и т. д. Для руководства восстанием пополары избрали "комитет шести". Восстание началось 7 мая 1575 г., но вскоре было парализовано арестом вождей. Сказалась социальная неоднородность восставших и поддержка правительства частью городской верхушки, напуганной размахом движения и стремившейся к расширению своей власти. Пополары потерпели поражение.

Крупные антифеодальные крестьянские волнения происходили во Фриуле, владении Венецианской республики. Три года (с 1509 по 1511 г.) здесь шла крестьянская война, многие поместья феодалов были разгромлены. Венецианским властям с трудом удалось подавить волнения крестьян, но в 1524-1525 гг. они вспыхнули вновь под влиянием событий Крестьянской войны в Германии (во Фриуле действовали проповедники - сторонники Мюнцера). Расправа с восставшими крестьянами была чрезвычайно жестокой.

Во второй период Итальянских войн, когда грабежи иноземных войск и активное вмешательство в итальянские дела Франции и империи особенно тяжело отражались на положении широких слоев населения, народные движения охватили многие города и сельские районы. Во Флоренции доведенный до отчаяния налогами и бесправием народ поднял весной 1527 г. восстание, свергнувшее власть Медичи. Республиканские порядки были восстановлены, но правительство не спешило удовлетворить требования народа; нобили стали искать поддержки у папы и императора. Весной 1529 г. под давлением народных масс гонфалоньером был избран выходец из среднего слоя пополанства Франческо Кардуччи. Он отстранил от власти нобилей и способствовал избранию в государственные органы мелких ремесленников и торговцев. Весной 1530 г. имперские войска осадили Флоренцию, намереваясь восстановить власть Медичи. Оборону города возглавили патриотически настроенные граждане во главе с воином и купцом Франческо Ферруччи. Сплотившись вокруг демократического правительства, народные массы, несмотря на голод, героически защищали город. Ферручи разработал смелый план ликвидации осады, намереваясь атаковать неприятеля с двух сторон. Однако в результате предательства командующего флорентийским войском кондотьера Бальони отряд Ферруччи был разгромлен на подступах к Флоренции и 12 августа 1530 г. город был вынужден сдаться. Власть Медичи была восстановлена, республиканские порядки уничтожены.

Большого накала достигла классовая борьба в Лукке, где в 1531-1532 гг. вооруженное восстание подняла беднота (наемные рабочие шелковых мануфактур, мелкие ремесленники), выдвинувшая экономические требования - сохранение прежнего уровня заработной платы, расширение производственной самостоятельности и ряд других. Восставшие захватили власть в городе и удерживали ее в течение нескольких месяцев. Для подавления восстания патрициату Лукки пришлось использовать наемные войска. В 1546 г. в Лукке был раскрыт крупный заговор во главе с предводителем городского ополчения Бурламакки, ставивший целью освобождение тосканских городов от власти Медичи и создание единого государства в Северной и Средней Италии.

В Неаполитанском королевстве народные движения были направлены против испанского господства и произвола местной знати. В 1547 г. в Неаполе народ восстал против введения инквизиционного суда на испанский манер. К восставшим пришли на помощь "разбойники". Испанские войска жестоко подавили восстание, но инквизиция не была введена. В 60-70-е годы в Неаполе один за другим вспыхивали голодные бунты. Волнения достигли высокого накала в 1585 г.; возмущенные спекуляцией и вывозом хлеба за границу горожане поднялись на борьбу. К ним примкнули крестьяне окрестных сел. Им удалось захватить власть в городе. Восстание, главной силой которого был плебс, потерпело поражение, но вице-король Неаполя издал указ, ограничивающий вывоз хлеба из королевства.

В первой половине XVII в. в Южной Италии не утихали народные движения, вызванные голодом, порчей монеты, введением новых габелл. В 1599 г. в Калабрии готовился заговор - его возглавил монах Кампанелла - с целью свержения испанского ига и создания свободного государства, основанного на социальной справедливости. Заговорщики использовали недовольство самых разных слоев населения - от плебейских масс до части знати. Из-за предательства заговор был раскрыт, а Кампанелла арестован. В тюрьме он написал "Город Солнца", где в утопической форме воплотились его представления об идеальном общественном строе с принципами общности имущества, равенства и справедливости.

Годами накапливавшееся недовольство народных масс тяжелым экономическим положением, которое усугублялось испанским игом, вылилось в крупные восстания 1647 г. в Неаполе и Палермо. Городские низы Палермо свергли власть испанского вице-короля и провозгласили республику. Восстанием была охвачена большая часть Сицилии, крестьяне стали громить поместья феодалов; как и горожане, они требовали отмены налогов и смещения "дурных правителей". Вице-король обещал пойти на уступки. Напуганная размахом восстания городская верхушка, сплотившись с феодалами, разгромила народное движение.

Летом 1647 г. в Неаполе вспыхнуло восстание, во главе которого стал рыбак Мазаньелло. Восставшие расправлялись со сборщиками налогов, уничтожали податные документы, выпустили из тюрем заключенных, взяли в осаду крепость, где укрылись вице-король и знать. Движение перекинулось на сельские районы, антифеодальная борьба крестьян приняла небывалый размах (уничтожали налоговые описи, земельные договоры, громили поместья). Организованное вице-королем убийство Мазаньелло привело к руководству восстанием зажиточную верхушку города, заботившуюся лишь о расширении своих политических прав. Однако народные массы продолжали борьбу. 22 октября в Неаполе была провозглашена республика, новое правительство объявило об отмене налогов, отстранило от власти испанских чиновников. Испания пообещала отменить все габеллы и, воспользовавшись колебаниями правящей верхушки, сумела перейти в наступление и восстановить свою власть. В апреле 1648 г. восстание было потоплено в крови.

Причинами поражения народных движений в Италии в позднее средневековье были, как правило, слабая организованность восстаний и отсутствие последовательной поддержки со стороны буржуазных элементов, еще не сформировавшихся в самостоятельную социальную прослойку и тяготевших к феодальной знати, особенно в период накала народной борьбы. Разобщенность итальянских государств мешала сломить иноземное иго. И все же в этот период складывается новый фактор социальной и классовой борьбы - крестьянско-плебейская оппозиция, еще не всегда достаточно сплоченная, но ставшая грозной силой, серьезно пугавшей господствующие классы.

Реформация и контрреформация в Италии. Предреформационное движение началось в Италии в последние десятилетия XV в., оно было связано с именем Джироламо Савонаролы (см. т. 1, гл. 12, § 2). Идеи морального очищения общества, религиозного обновления и реформы церкви в первые десятилетия XVI в. стали одной из характерных черт умонастроений самых разных слоев. В них находили отражение и классовые чаяния простого народа, и недовольство церковной политикой (особенно деятельностью папства, постоянно вмешивавшегося в своих корыстных целях в дела итальянских государств), нараставшее в аристократических и придворных кругах, в купеческой среде и даже у части клира. В народе (в частности, среди крестьян) были сильны традиции средневековых ересей вальденсов и альбигойцев. Притягательными для простого народа стали идеи анабаптистов и антитринитариев, получившие широкое распространение в Италии в первые десятилетия XVI в. Особенно крупные масштабы реформационные выступления приняли в Южной Италии, где они носили четко выраженный антипапский и антииспанский характер. Неаполь стал одним из главных центров Реформации. В 30-е годы здесь развернулась деятельность кружка Хуана де Вальдеса, осмысливавшего с гуманистических позиций основы христианской веры и, подобно другим реформаторам, развивавшего тезис о необходимости отмены церковной иерархии. Популяризацией идей Вальдеса в народе занялся известный проповедник Бернардино Окино, разделявший также многие антицерковные позиции Меланхтона.

Очаги реформационного движения возникли в Лукке и Флоренции, Венеции и Ферраре, ряде других городов. С одной стороны, к протестантским доктринам - лютеранству, кальвинизму, цвинглианству, учению Меланхтона, - а также к сложившейся на итальянской почве "философской ереси" проявляли интерес образованные круги итальянского общества, включая представителей гуманистической интеллигенции. Отсюда одна из особенностей Реформации в Италии, проявлявшаяся в тесном переплетении религиозных и философских идей и заметном влиянии гуманизма на реформационные теории. С другой стороны, идеи Реформации находили многочисленных приверженцев в среде мелких ремесленников и торговцев, городской бедноты. Здесь были и свои проповедники, создавались секты, а религиозные идеи получали социальную интерпретацию. Не всегда эти два течения сливались в единое русло реформационного движения. Теоретическое осмысление реформационных учений, характерное для кружков, включавших представителей аристократии, клира, купеческой верхушки, интеллигенции, не имело четкой практической ориентации и было очень пестрым в идейном отношении. Раздробленность сил Реформации, не вылившейся в Италии в крупное социальное движение, облегчила победу церкви, перешедшей в активное наступление после Тридентского собора.

Контрреформация, развернувшаяся в Италии во второй половине XVI в., задушила не только Реформацию, но и светскую культуру Возрождения. Действовавший с 1559 г. "индекс запрещенных книг" наложил запрет на многие выдающиеся произведения ренессансной литературы ("Декамерон" Боккаччо, сочинения Баллы, Макиавелли, Аретино и др.). Мощным орудием контрреформации стал Орден иезуитов. Введенные в 1542 г. суды инквизиции по испанскому образцу отличались изощренной жестокостью. На кострах инквизиции гибли не только проповедники народных ересей и сторонники протестантизма, но и борцы за светское свободомыслие, среди них - крупнейшие мыслители позднего средневековья Джордано Бруно и Джулио Чезаре Ванини. Многие гуманисты и реформаторы вынуждены были эмигрировать в Швейцарию и другие европейские страны.

В конце XVI - первых десятилетиях XVII в. в Италии сложилась удушливая атмосфера католической реакции, когда преследовалось любое проявление свободомыслия, а слежка и доносы в инквизицию стали нормой повседневной жизни. Религиозное католическое благочестие почиталось высшей добродетелью. Но и в этой крайне неблагоприятной для развития культуры и науки обстановке Италия выдвинула ярких и смелых мыслителей - Бруно, Галилея, Кампанеллу.

Культура Италии в XVI - первой половине XVII в. Как и в предшествующий период, в культуре Италии сосуществовали пласты народной, ренессансной и церковной культуры. Ренессанс переживает стадию наивысшего взлета в первой четверти XVI в. (так называемое Высокое Возрождение) и постепенного угасания к концу столетия, хотя его традиции заметны и в первой половине XVII в. В 30-40-е годы XVI в. в искусстве и литературе складывается придворно-аристократическая линия маньеризма. Во второй половине XVI в. наряду с Ренессансом и маньеризмом активно воздействует на общество церковная культура, набирающая вес в условиях католической реакции. В первой половине XVII в. придворно-аристократическая культура и церковная сближаются в рамках стилистически единой культуры барокко.

Для культуры Возрождения XVI век был не только важнейшим эволюционным этапом от высочайшего творческого подъема к гибели в конце столетия, но и временем развития вширь. Ренессанс пускает прочные корни уже в начале века в большинстве итальянских государств. Множатся центры культуры Возрождения - Флоренция, Венеция, Милан, Феррара, Мантуя, Урбино, Рим, Неаполь; ширятся и сферы самой культуры - не только гуманитарные знания, литература и искусство, но и натурфилософия, естественные науки, музыка, театр. В рамках светских, рационалистических традиций Возрождения в XVI в. бурно развивалась натурфилософия и естествознание - математика, механика, астрономия, медицина, ботаника, физиология. В науке итальянский язык постепенно теснит латынь. Особенно прочные позиции итальянский язык завоевывает в литературе - поэзии, прозе, драматургии. Начало его формирования восходит еще к XIV в., к творчеству Данте, Петрарки, Боккаччо, писавших на тосканском (флорентийском) диалекте, который в XVI в. обретает лидерство среди множества местных диалектов Италии, становясь общенациональным языком. Важной стороной деятельности созданной во Флоренции в 1582 г. Академии делла Круска было составление первого большого словаря итальянского языка (он вышел в свет в 1612 г.). Развитие ренессансной культуры стимулировало книгопечатание (в Италии оно началось в 70-80-е годы XV в.), быстро возраставшее в масштабах в первой половине XVI в. Размахом издательского дела особенно прославилась Венеция; деятельность типографии Альда Мануция, издававшей сочинения античных авторов и гуманистическую литературу, приобрела европейскую известность.

Во второй половине XVI в. культура Возрождения постепенно угасала, зажатая в тиски контрреформации и католической реакции, в общей атмосфере нетерпимости и гонений на светскость, рационализм, свободомыслие.

Гуманизм. Социально-политическая мысль. Гуманистическое учение о человеке, его земном предназначении, месте в природе и обществе в XVI в. переживает новую фазу развития, обогащаясь достижениями не только в сфере гуманитарных знаний, но и в области естествознания и натурфилософии. Направления, сложившиеся в гуманизме XV в. и особенно четко выявившиеся в этике, в XVI в. трансформируются и синтезируются, входят своими основополагающими принципами в единую систему ренессансного мировоззрения. Гражданский гуманизм оказывает заметное влияние на политическую и социально-утопическую мысль XVI в., а также на региональную и обще итальянскую историографию.

Политическая мысль Высокого Возрождения связана с именами двух выдающихся писателей - Макиавелли и Гвиччардини. Флорентиец Никколо Макиавелли (1469-1527) в молодости служил в должности секретаря одной из канцелярий Синьории. После реставрации во Флоренции власти Медичи он был отстранен от государственной деятельности и в 1513-1520 гг. находился в изгнании. К этому периоду относится создание наиболее значительных его произведений - "Государь", "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия", "История Флоренции", снискавших ему европейскую славу. Макиавелли выдвинул идею "сильного государя", способного решить задачу создания единого централизованного государства в Италии. Для достижения этой цели он считал допустимыми любые средства, лишь бы они служили благу отечества. Макиавелли признавал одну мораль - с позиций общегосударственных интересов; на его этике сказалось влияние гражданского гуманизма с принципами патриотизма и общественного долга. Макиавелли увидел в народе творца истории, правда, в понятие "народ" он включал не всех трудящихся, а средние слои горожан и крестьянство. Народу он противопоставлял, с одной стороны, знать с ее децентрализаторскими и олигархическими устремлениями, с другой - плебс, не способный, по его мнению, быть прочной опорой политики, направленной на удовлетворение интересов всего общества. В "Истории Флоренции" Макиавелли связывал гражданские свободы с активностью народа, а многие беды республики считал следствием своекорыстных политических поползновений знати. Отводя главную роль в историческом процессе народу, он подчеркивал и роль сильной личности. Творцом "нового принципата" - государства, не похожего ни на существовавшие в Европе абсолютистские государства, ни на региональные итальянские монархии, может стать, по его убеждению, лишь подлинный герой, яркая личность, наделенная умом и волей, способностью трезво оценивать реальную действительность и принимать правильное решение. Эти качества необходимо развивать не только "новому государю", но каждому человеку, полагал он, чтобы успешно противоборствовать Фортуне.

Одной из ярких сторон мировоззрения Макиавелли был последовательный антиклерикализм. Главное зло Италии, на протяжении многих столетий лишенной государственного единства, он видел в притязаниях главы католической церкви на светскую власть. Церковь, в его представлении, есть реакционная сила еще и потому, что поддерживает в народе суеверия и предрассудки. В комедии "Мандрагора" - остро сатирическом произведении в духе традиций Боккаччо - Макиавелли вывел образ монаха как носителя торжествующей глупости, лицемерия, зла.

Раздробленность Италии, ее бедствия в период Итальянских войн остро переживал и Франческо Гвиччардини (1483-1540), тоже флорентиец, политический мыслитель и историк. В "Истории Италии" - первом историографическом труде такого рода, в "Истории Флоренции", в посланиях итальянским государям Гвиччардини, многие годы проведший на дипломатической службе, настойчиво развивал идею о необходимости сплочения всех сил страны для отпора внешним врагам. Как и Макиавелли, он связывал многие беды Италии с децентрализаторской политикой папства, проявлял тонкую наблюдательность в анализе политической обстановки, давал разумные советы итальянским государям, правда, они далеко не всегда им следовали и часто проигрывали в дипломатии и военном деле. В "Заметках о делах политических и гражданских" - сочинении этического характера - Гвиччардини развивал некоторые гуманистические идеи, придавал им практическую направленность, формулировал моральные максимы с учетом своего времени. Самым ценным в человеке он признавал знания, трезвость ума, умение в любом деле извлекать для себя выгоду. Реализм, рационализм и индивидуализм - главные черты его этики.

Эпоха Высокого Возрождения стала новым этапом в развитии не только общественно-политической мысли, но и литературы. Творчество гуманистов, по-прежнему занимавшихся преимущественно гуманитарными дисциплинами, приобретает более совершенную художественную форму, а ренессансная литература этой и более поздней поры оказывается одним из главных проводников гуманистических идей. Яркий пример - "Придворный" Бальдассаре Кастильоне (1478-1529). Выходец из старинного феодального рода, Кастильоне многие годы провел при дворе правителя Мантуи и Урбино. В "Придворном" Кастильоне не только отразил нравы двора урбинского герцога, но, что важнее, синтезировал достижения гуманистической мысли, особенно этико-эстетических учений. У Кастильоне идеал человека воплощает придворный, преданный своему князю и в то же время сохраняющий достоинство и независимость. Он аристократичен в образе жизни и манере поведения, но лишен чувства элитарности. Придворный должен обладать прекрасной внешностью и благородной душой - Кастильоне объединяет эти свойства в понятие "грация" и считает, что они могут быть выработаны воспитанием, образованием, упражнениями. Его придворный отличается соразмерностью и гармонией в суждениях, манерах, облике, тонким вкусом. Идеал утопичен, и это сознавал сам Кастильоне, отмечая, что при дворах царят "зависть и злоумие, дурные нравы и всевозможные пороки". Как и многие гуманисты, Кастильоне верил в возможность перевоспитания человека на началах добра и справедливости в опоре на светскую ренессансную этику.

Важным направлением в развитии ренессансного мировоззрения стала социально-утопическая мысль, получившая яркое выражение в сочинениях Антонио Бручоли, Антона Франческо Дони, Ортензио Ландо и ряда других писателей. Их отличает резко критическое отношение к существующим общественным порядкам, стремление понять причины социальных язв и военно-политических поражений Италии. Дони ставит под сомнение справедливость общественного строя, основанного на частной собственности, и выдвигает проекты идеального общества, где господствуют коллективная собственность и обязательный труд. Утописты XVI в. ратуют за разумную организацию жизни людей, воплощающую гуманистические принципы, важнейшие из которых - образование и нравственное совершенствование (см. гл. 39).

Идеи равенства и общности имущества нашли наиболее последовательную разработку в "Городе Солнца" Томмазо Кампанеллы (1568-1639), проведшего 27 лет в застенках папской тюрьмы. В городе Солнца, напоминающем итальянские города-республики по своей географии, нет частной собственности, все имущество граждан обобществлено, труд обязателен для всех. Образование и воспитание подрастающего поколения призваны выявить способности каждого и направить его в ту сферу деятельности, где он сможет наиболее полно раскрыть их и принести пользу обществу. Жизнь соляриев организована на рациональных началах, руководят ею наиболее мудрые и знающие; у всех граждан есть возможность для гармонического духовного и физического развития.

Литература. Высокое Возрождение - эпоха расцвета ренессансной литературы Италии, отмеченного крупнейшими именами - Саннадзаро, Кастильоне, Ариосто, Бембо. Лудовико Ариосто (1474-1533) - автор комедий "Чернокнижник", "Сводня" и других, ставившихся при дворе герцогов д'Эстэ, и прославившей его поэмы "Неистовый Орландо". В занимательных приключениях героев поэмы Ариосто стремится воспеть духовно свободного, благородного человека Возрождения, органически вписанного в красоту окружающего его мира природы. Воплощение гуманистического идеала - рыцарь Орландо (Роланд), беззаветно сражающийся за справедливость. В полных драматизма любовных линиях поэмы (Анджелика и Руджеро, Брадаманта и Ринальдо) высвечиваются благородство, высокие нравственные качества героев. Поэма Ариосто носит светский характер, в ней славится радость земной жизни, полнота чувств и наслаждений и пародируется идея загробного рая.

"Аркадия" Саннадзаро, написанная в 1502 г., ввела в ренессансную литературу пасторальный жанр. В поэме дано идеализированное представление о гармонии человека и природы. Продолжателем традиций реалистической новеллы Боккаччо был Маттео Банделло (ок. 1485-1561). В его новеллах отразилась не только предшествующая итальянская литература, но и полная трагизма действительность эпохи Итальянских войн. Банделло привлекала игра человеческих страстей, к примеру тема Ромео и Джульетты, заимствованная у него позже Шекспиром. Крупным новеллистом был и автор "Орбекки" Чинцио. Его сто новелл носят более морализирующий характер, чем у Банделло. Героев Чинцио отличают благородство и возвышенные чувства. Сюжеты некоторых его новелл также использовал в своих драмах Шекспир ("Отелло", "Мера за меру"). Большой популярностью пользовались "Беседы о любви" Аньоло Фиренцуолы, где рассуждения о двух Венерах, земной и небесной, характерные для многочисленных трактатов о любви той поры, сочетаются с описанием чувственной любви героев новелл.

Одно из выдающихся произведений мемуарной литературы XVI в. - "Жизнеописание" Бенвенуто Челлини, написанное в 60-е годы. Книга Челлини повествует о его бурной, исполненной драматических событий жизни, подчиненной главной цели - свободному творчеству. Ремесленник, ставший знаменитым ювелиром и скульптором, Челлини с большим эмоциональным накалом описывает свои творческие муки и победы; особенно выразителен его рассказ об отливке статуи "Персей". В "Жизнеописании" Челлини выпукло обрисована могучая личность, воплотившая черты ренессансного идеала человека.

Ренессансная поэзия XVI в. отмечена яркими именами - Берни, Фоленго, Бембо, Микеланджело, Тассо. Большую популярность приобрел пародийно-сатирический жанр. Теофило Фоленго (1496-1544) -автор обширной поэмы "Макарония" - остро высмеивал нравы своего времени, религиозные воззрения эпохи борьбы католицизма с протестантизмом. В поэме "Бальдус" он пародировал поэзию петраркистов - посредственных подражателей Петрарки, развенчивал идеальный мир рыцарских романов. Франческо Берни (ок. 1497-1535) создал особый пародийный жанр - "бернеско". В своих сонетах он подвергал осмеянию клир, придворную аристократию, литераторов, возвышенным стилем писал о предметах повседневного обихода.

Самой крупной фигурой в литературе XVI в. был Торквато Тассо (1544-1595), придворный поэт Феррары, автор эпической поэмы "Освобожденный Иерусалим" (1580). В основе поэмы - исторические события, связанные с осадой и взятием Иерусалима крестоносцами, а на ее композиции сказалось влияние "Илиады" Гомера. В идейной направленности сочинения Тассо отразился кризис гуманистического мировоззрения в условиях католической реакции. Борьбу добра и зла здесь олицетворяют воюющие отряды христиан и сарацин. Доминантой звучит идея христианского долга. Человек не предстает в поэме свободным и могущественным в своих земных свершениях, но всецело подчинен силе божественного промысла. Отходя от ренессансного понимания человека, Тассо в то же время остается верен традициям Возрождения, раскрывая богатство человеческих чувств, проявляющихся в любви героев поэмы, рыцарей Ринальдо и Танкреда, к сарацинским девушкам. Царящий в христианском войске дух аскетизма противопоставляется чувственной любви этих героев.

Театр, музыка. В XVI в. в итальянской драматургии на новой основе возрождаются жанры трагедии и комедии. Первыми трагедиями были "Розамунда" Джованни Ручеллаи и "Софонисба" Джанджорджо Триссино, созданные в 1515 г. Сюжет первой построен на рассказанной Павлом Диаконом легенде о любви ланго-бардского короля Альбоина к королеве Розамунде. Трагедия изобилует сценами ужаса. "Софонисба" более "спокойна" и в большей мере подражает греческим трагедиям. В отличие от первых трагедий "Орбекка" Джиральди Чинцио и "Гораций" Пьетро Аретино, представленные в 40-е годы, были более совершенны композиционно и психологически правдивее.

На развитие ренессансной комедии сильное влияние оказали римские комедиографы Плавт и Теренций. Уже одна из первых комедий - "Каландро" кардинала Биббины, поставленная в 1513 г., имела шумный успех. Заимствования из Плавта сочетались в ней с наблюдениями над действительностью, здесь откровенно воспевалась чувственная любовь. Мотивы крестьянской жизни послужили сюжетной основой для комедии "Билора" Анджело Беолько, по прозвищу Рудзанте. Эта и другие его "крестьянские" комедии проникнуты народным юмором, порой в них слышится и социальный протест. Во второй половине XVI в. десятки комедий вышли из-под пера Джованни Мария Чекки и Джамбаттиста Делла Порта. В комедиях последнего наряду с реалистической основой заметны маньеристические тенденции. Линию сатирической комедии, начатую "Мандрагорой" Макиавелли, в этот период продолжил "Подсвечник" Джордано Бруно.

В драматургии второй половины XVI в. все чаще отдается предпочтение другим жанрам - пасторали и мелодраме, связанным с придворным театром, а также народной комедии дель арте. Из пастушеских драм особенно прославились "Аминта" Торквато Тассо (1573) и "Верный пастух" Джован Баттиста Гварини (1590). Новый вид театрального искусства - комедия дель арте - возник в середине XVI в. и быстро набирал силу, приобретя широкую популярность в первой половине XVII в. В комедии дель арте автора заменили актеры-импровизаторы, представляющие традиционные, восходящие к средневековому фарсу, типы-маски: Арлекин, Пульчинелла, Коломбина, Панталоне, Бригелла. Острословие, народный юмор, меткие характеристики представителей самых разных слоев общества - характерная черта комедии дель арте.

В начале XVII в. в Италии возникают первые оперы - положенные на музыку комедии Оттавио Ручеллаи "Эвридика" (композитор Пери) и "Ариадна" знаменитого Клаудио Монтеверди. Выдающийся успех выпал на долю оперы "Орфей" Монтеверди (текст Ручеллаи), поставленной в 1607 г. Монтеверди стал центральной фигурой в музыкальной жизни Италии первых десятилетий XVII в., его главная заслуга - в создании нового, экспрессивного стиля, в усилении драматизма в музыке. Рождение оперы было важным шагом в развитии музыкального стиля, переворотом в средствах выразительности, подготовленным развитием ренессансной музыки в XVI в. Крупнейшим композитором второй половины XVI в. был Палестрина, капельмейстер в соборе св. Петра в Риме. Выдающийся мастер полифонии, праздничного хорового пения а капелла, он обновил мадригал, придал новые формы церковному пению. Обширнейшее творческое наследие Палестрины включает более ста месс, несколько сотен мотетов и мадригалов.

В светских вокальных жанрах этой эпохи сложилось два направления: одно - близкое к народной песне, и другое - связанное с полифонической традицией, с мадригалом. В создании ренессансного мадригала большую роль сыграл Пьетро Бембо. Карло Джезуальдо драматизировал мадригал, превратив его в вокальную пьесу с инструментальным сопровождением.

Изобразительное искусство. Архитектура. Искусство Высокого Возрождения, достигшее вершин в творчестве Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело, было отмечено чертами обобщенности и героической мощи образов, уравновешенностью частей и целого, гармонией противоречивых начал. Основоположником Высокого Возрождения стал Леонардо да Винчи (1452-1519) - гениальный художник и ученый, инженер и мыслитель (см. также гл. 39). Он был подлинным новатором во многих областях знания и теории живописи. Леонардо выступил против умозрительного знания, утверждая, что всякая теория должна основываться на опыте. В духе гуманистической традиции он развивал идею о том, что знание - не только великая способность человека, но и жизненная потребность, определяющая его отношение к окружающему миру. Созидательные способности человека Леонардо считал безграничными, возвышающими его над самой природой. Наивысшее проявление творчества он видел в деятельности художника, научно постигающего мир и воспроизводящего его на полотне. Ученый и художник, Леонардо всегда подчеркивал близость живописи и науки.

Теория живописи Леонардо, его учение о перспективе, о пропорциях и строении человеческого тела основаны во многом на его собственных научных наблюдениях и опыте. В живописи Леонардо воплотился гуманистический идеал человека, духовно и физически совершенного, исполненного жизненных сил. В его величавых, психологически глубоких образах сочетаются индивидуальные и типические черты. Монументальная картина "Мадонна в скалах" отмечена единством многофигурной композиции, пластической и смысловой выразительностью жестов, игрой светотени. Знаменитая фреска "Тайная вечеря" отличается духовным богатством образов персонажей, психологической напряженностью, четкой компоновкой фигур, выявляющей драматизм ситуации. Одна из вершин творчества Леонардо - портрет Моны Лизы, воплотивший возвышенный, благородный, спокойно-уравновешенный образ, наделенный красотой и душевным богатством.

Творчество Рафаэля (1483-1520) стало своеобразным итогом предшествующего развития ренессансного искусства. Для него характерно стремление к синтезу, художественной обобщенности. В картинах, фресках, графике Рафаэля, отмеченных благородной простотой и гармонией, сочетанием реального и идеального, отразилось чувство красоты и радости земного бытия. Он довел до совершенства мастерство композиции, соразмерности целого и каждой его части.

В многочисленных изображениях мадонны, исполненных лиризма, тонкой одухотворенности, изящества, Рафаэль утверждает гармонию мира и человека. Психологически сложный и величественный образ Марии - заступницы человечества - нашел воплощение в одной из его поздних работ - "Сикстинской Мадонне". В созданных Рафаэлем портретах современников индивидуальные характеристики сочетаются с представлениями об идеальном человеке Возрождения (особенно выразителен портрет Бальдассаре Кастильоне). Его прославленные фрески Станцы делла Сеньятура в Ватикане ("Диспут", "Афинская школа", "Парнас", "Мудрость, умеренность и сила") демонстрируют композиционное совершенство, четкий ритм фигур, равновесие пространства и тела. В них с особой силой воплотился свойственный Рафаэлю пафос жизнеутверждения, радостного чувства свободы и духовной мощи человека. Фрески положили начало героическому стилю Возрождения.

В культуре Высокого и Позднего Возрождения исключительное место занимает Микеланджело Буонарроти (1475-1564), внесший огромный вклад в развитие живописи, скульптуры, архитектуры. Ренессанс ный идеал человека приобретает в его искусстве возвышенно-героические, титанические черты. Произведениям Микеланджело свойственны яркая эмоциональность образов, драматизм конфликтов, осознание безграничности свободы человека и его способности к борьбе с враждебными ему силами. Неразрешимость этого противоборства создает атмосферу трагизма, характерную для многих его работ, особенно позднего периода творчества.

В ранних произведениях Микеланджело (статуя Давида, фрески Сикстинской капеллы в Ватикане) воплощены сильные характеры, исполненные духовной мощи и эмоционального напряжения. Фигуры фресок достигают поразительной пластической ясности " выразительности; весь цикл служит восславлению творческой энергии человека. В более поздних работах ("Моисей", статуи рабов, ансамбль капеллы Медичи во Флоренции) нарастают трагические ноты, внутренняя гармония человека оказывается разрушенной, его силы скованы. Трагизм приобретает мощное звучание в фреске "Страшный суд" на алтарной стене Сикстинской капеллы, где человек предстает обреченным в конфликте с враждебными силами и возникает ощущение грядущей мировой катастрофы. В позднем творчестве Микеланджело отразился начавшийся кризис идеалов Возрождения.

В XVI в. наряду с Флоренцией и Римом ведущим художественным центром Италии становится Венеция. Венецианская школа живописи достигла яркого расцвета в творчестве выдающихся художников - Джорджоне и Тициана. Джорджоне (ок. 1477- 1510) утверждал идею единства человека и природы, создал гармонизированные, поэтически-созерцательные образы (картины "Гроза", "Три философа", "Сельский концерт", "Спящая Венера" и ряд других). Тициан (1476/77 или 1480-1576) обогатил многие жанры станковой живописи - портретный, пейзажный, мифологический. Он был реформатором живописного искусства, придававшим важное значение цветовой лепке формы, стал непревзойденным мастером колорита. Весь творческий путь Тициана отмечен верностью принципам ренессансного реализма, с годами нараставшего в его произведениях, и гуманистическому идеалу человека. Его ранние работы ("Денарий кесаря", "Любовь земная и небесная", "Юноша с перчаткой") праздничны по колориту, воплощенные в них образы жизненно полнокровны, возвышенно-благородны. В 40-е годы ярко раскрылось дарование Тициана-портретиста (портреты Пьетро Аретино, папы Павла III с наследниками, императора Карла V и многие другие). Его портретные характеристики психологически глубоки и правдивы. В поздних работах ("Даная", "Венера с зеркалом"), являющих вершину колористического мастерства Тициана, в полной мере отразилось свойственное художнику чувство красоты жизни.

Традиции венецианской школы живописи получили дальнейшее развитие в творчестве выдающихся художников Позднего Возрождения - Веронезе и Тинторетто. Веронезе тяготел к монументальной живописи с темами празднеств, пышных пиршеств, торжеств, в которых раскрывался образ жизни венецианского патрициата. В монументальных полотнах Тинторетто с массовыми драматическими сценами нашел воплощение образ народа, страдающего и борющегося. Демократизмом проникнут цикл его картин в Скуола ди Сан Рокко в Венеции.

Наряду с ренессансным искусством в XVI в. существовало направление маньеризма (оно сложилось в придворно-аристократической среде в 20-40-е годы), для которого характерна изысканная утонченность образов, грациозность форм, произвольность пропорций и цвета. Наиболее видными представителями живописи маньеризма были Понтормо, Пармиджанино, Бронзино, в скульптуре - Челлини и Амманати.

В борьбе с эстетикой маньеризма на рубеже XVI и XVII вв. сформировалось новое направление - барокко, в рамках которого наметилось два течения, характерных для первой половины XVII в. Одно - академическое, тяготевшее к созданию идеализированных образов и декоративности (братья Карраччи, Г. Рени), другое - демократическое, представленное Караваджо и его последователями. Последнее направление склонно к героизации образов людей

из народа и монументализации быта. В скульптуре барокко выдающимся было монументально-декоративное искусство Бернини, исполненное фантазии, ярких эффектов.

В ренессансной архитектуре XVI в. сложился общеитальянский стиль, своеобразие которого - в монументальности, синтезе пластических искусств, гармонии образов. В развитие этого стиля внесли свой вклад Леонардо да Винчи, Браманте, Рафаэль, Джулио Романо, Микеланджело, Палладио. В ренессансном стиле построены многие частные палаццо и виллы, храмы (как правило, центральнокупольные), общественные здания. Для ордерной системы этого стиля типичны сильно выступающие пилястры, полуколонны. В творчестве Палладио ордер стал главным архитектурным принципом, достигшим классической выразительности в многочисленных виллах, органически вписанных в окружающий ландшафт.

Барокко привнесло в архитектуру грандиозность, пышную декоративность, вычурную пластическую обработку; ордерная система стала лишь средством, подчеркивающим ритм и пластику.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь