НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Первые научные труды по классической археологии

Одним из первых, кто понял научное значение вещественных памятников прошлого, был французский ученый, уроженец Прованса, Клод Пейреск (1580-1637). Он не делал различия между "большим" и "малым" искусством и с одинаковым рвением изучал как классические статуи и архитектуру древней Греции, так и произведения местных мастеров древнего Прованса. Он первым указал на важность всестороннего изучения вещей, на важное значение точного обмера памятников архитектуры и точных копий скульптурных произведений в их гипсовых слепках.

В то же время были предприняты первые попытки систематизировать весь накопленный археологический материал. Прежде всего это удалось сделать в области эпиграфики. В 1603 г. гейдельбергский профессор Грутер издал огромный сборник, содержащий до 12 тыс. надписей, главным образом латинских. Сборник имел такой колоссальный успех, что даже поэты писали панегирики и оды в честь его составителя. Опубликование этих сокровищ прошлого, лежавших до тех пор под спудом, привлекло внимание широкого круга общества, и ученые разных специальностей начали разыскивать по всей Европе древние надписи, обогащая науку новыми открытиями.

Увлечение эпиграфикой и вообще классическими древностями захватило и Англию. Там археология обрела себе покровителей в лице короля Карла I и его приближенных. По поручению графа Томаса Арунделя, собравшего обширную коллекцию античных мраморных статуй, голландский ученый антиквар Франциск Юний составил "Каталог художника", в который включил еще рассуждение "О живописи древних". В этом труде впервые были собраны и подвергнуты критическому анализу свидетельства древних писателей об искусстве.

В середине XVII в. во Франции возродилась идея Помпония Лэта, создавшего первую Академию антиквариев. В целях коллективного и организованного собирания и изучения памятников прошлого были основаны Академия надписей, а также Академия архитектуры и Академия живописи и скульптуры. Эти учреждения, особенно Академия надписей, объединяли разрозненных до тех пор отдельных исследователей и любителей старины, организовывали археологические экспедиции и вели работы по изучению и систематизации накопленного материала.

В 1733 г. примеру Франции последовала Англия: в Лондоне было организовано Общество дилетантов, поставившее перед собой те же цели и задачи. Подобные общества и академии в течение XVIII в. были организованы почти во всех странах Европы.

Инициатором антикварного дела в России был Петр I. Со свойственной ему административной решительностью он двумя указами, изданными в 1718 г., повелел собирать находимые в земле или воде... "старые надписи, старое оружие, посуду и все, что зело старо и необыкновенно... где найдутся такие - всему делать чертежи, как что найдут". К чести Петра надо сказать, что в его указах отражены самые передовые идеи того времени в области археологии - именно требование собирать не только произведения искусства, а все, что "зело старо", и "всему делать чертежи". Все находки должны были поступать в Кунсткамеру.

В исполнение петровских указов в Сибири было раскопано несколько десятков курганов, содержавших массу бронзовых и золотых вещей. Были ли составлены чертежи вскрытых курганов, не известно.

В 1719 г. вышел в свет десятитомный (in folio) труд бенедиктинца Монфокона (1655-1741), в котором он попытался объединить весь накопившийся, но разрозненный антикварный материал путем воспроизведения античных памятников и обобщить результаты исследований антикваров различных стран. О своевременности и необходимости такого обобщающего труда свидетельствует то обстоятельство, что 1800 экземпляров издания Монфокона разошлись в течение двух месяцев - случай в XVIII в. беспрецедентный.

Несколько позднее, в середине XVIII в., французский ученый антиквар граф Кэлюс издал семитомный труд "Собрание египетских, этрусских, греческих и римских древностей, в котором впервые была сделана попытка классифицировать древние вещи, преимущественно мелкие - геммы, монеты и т. п., по их материалу, по художественным формам и по содержанию.

Что касается преподавания археологических знаний, то в этой области приоритет принадлежит Германии. Там курсы лекций по греческим и римским древностям читались в университетах, начиная с первой половины XVIII в.

Так постепенно наводился относительный научный порядок в изучении уже накопленного археологического материала. Но все это еще не сделало археологию наукой в современном значении. Археология понималась ее творцами пока только как наука о вещах. Вещи, причем исключительно произведения искусства, систематизировались, классифицировались, описывались и даже анализировались - и с точки зрения формы, и с точки зрения содержания, но только как вещи сами по себе, вне связи их с историей. Вещественные памятники не рассматривались как исторические источники для познания человеческого прошлого. Те робкие попытки внесения в археологию историзма, которые делали некоторые исследователи, например Франциск Юний или профессора германских университетов, не шли дальше изучения истории тех же вещей самих по себе.

Значительно дальше в отношении историзма и приближения археологии к ее современному значению пошел французский ученый аббат Бартелеми. Он находился в постоянной переписке и личном общении с графом Кэлюсом, долго прожил в Италии, где изучал древности, и к концу жизни (1788) закончил свой замечательный труд "Путешествие юного Анахарсиса в Грецию", в котором на основании археологических данных нарисовал общую картину древнегреческой жизни. Хотя работа Бартелеми написана с крайних идеалистических позиций, значение ее велико, так как он впервые использовал вещественные памятники для познания не самих вещей и их истории, а для познания истории общества, создавшего эти вещи. А именно это и делает археологию исторической наукой.

Значительные успехи на пути превращения археологии в науку в XVIII в. были достигнуты только в области систематизации и изучения уже добытого и накопленного материала. Что же касается отыскания этого материала, т. е. археологических раскопок, то они производились самым варварским образом, и в этой области не наблюдается почти никакого прогресса до начала XIX в. За редкими исключениями раскопки продолжали оставаться откапыванием ценных вещей для коллекции.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь