история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Заключение

В буржуазной исторической и экономической литературе Австралию часто называют государством гармоничных классовых отношений, "идеального" развития капитализма. Но почти двухсотлетняя история пятого континента - с начала европейской колонизации и до наших дней - свидетельствует о том, что капиталистическое общество в "счастливой Австралии" то же, что и в старых буржуазных странах. Да иначе и быть не может. Австралия, развивавшаяся как переселенческая колония, имела все черты, свойственные "белым колониям". Эмигранты с Британских островов воспроизводили в Австралии классовую структуру метрополии.

Австралийский капитализм развивался с помощью буржуазии метрополии, заинтересованной в создании своего "филиала" для производства тех видов товаров, которые были нужны английской промышленности. Именно это и определило развитие в Австралии в первую очередь овцеводства и горнодобывающей промышленности. В то же время буржуазия метрополии сдерживала развитие обрабатывающей промышленности, стремясь сохранить австралийский рынок для экспорта своей продукции [54; 60].

Отсутствие каких-либо элементов феодализма, широкая поддержка буржуазии Великобритании способствовали тому, что австралийский капитализм быстро набирал силу. Поскольку экономическое "освоение" пятого континента началось, в сущности, со второй половины XIX в., австралийский капитализм рано перешел в империалистическую стадию. Несмотря на то что Австралия сохраняла политическую и экономическую зависимость от метрополии, с начала XX в. у нее появились свои "локальные" интересы. Тем не менее "кровные" связи Англии с Австралией оставались незыблемыми. Это происходило потому, что английская буржуазия шла навстречу интересам австралийской буржуазии, а последняя нуждалась в поддержке метрополии. В первой половине XX в. значительно расширился поток английского капитала в Австралию, но это обстоятельство не беспокоило австралийскую буржуазию. Сращивание английского капитала с "национальным" создавало базу для создания крупных австралийско-английских монополистических объединений, способствовавших укреплению позиций австралийской буржуазии как на континенте, так и за его пределами.

Объединение Австралии в федерацию и получение статуса доминиона в самом начале нынешнего столетия давало в руки австралийской буржуазии необходимые средства для защиты своих интересов в случае необходимости.

До конца 30-х годов XX в. Австралия не была заинтересована в политической и экономической самостоятельности. Несмотря на Вестминстерский статус 1931 г., ведение внешних дел австралийское правительство целиком предоставляло Великобритании; в вопросах обороны оно также полностью полагалось на британскую мощь. Экономически пятый континент продолжал оставаться аграрно-сырьевым придатком метрополии. Почти все товары, экспортировавшиеся Австралией, а в основном это было сырье, направлялись в Англию. До образования федерации туда поступало около 70% всего австралийского экспорта. Хотя в дальнейшем его размер уменьшился, но все равно до второй мировой войны Англия поглощала половину товаров, вывозившихся из Австралии. Доля Англии в австралийском импорте составляла 40-50%.

Вторая мировая война привела к серьезнейшим изменениям как внутриполитической ситуации в Австралии, так и ее международного положения.

В годы войны проявилась полная неспособность Великобритании защитить Австралию, а угроза непосредственного вражеского вторжения на пятый континент впервые в истории Австралии стала вполне реальной. Традиционные экономические связи с метрополией были в значительной степени прерваны, и австралийская буржуазия начала форсировать развитие металлургии и машиностроения, а также и других отраслей обрабатывающей промышленности, что привело к значительному расширению австралийской промышленности в целом, укреплению австралийского капитала и ослаблению позиций иностранного, прежде всего английского, капитала в экономике страны.

В то же время австралийское правительство резко изменило внешнеполитический курс, пойдя на максимальное сближение с Соединенными Штатами Америки. Надо сказать, что США, спекулируя на своей роли защитника Австралии от японской агрессии, уже в ходе войны добились значительного расширения возможностей для деятельности американских монополий на пятом континенте.

На заключительном этапе войны со всей определенностью проявились устремления австралийского "локального" империализма. Австралия стала претендовать на особую роль в южной части Тихого океана, заявила о своей сугубой заинтересованности в островных территориях Океании.

В послевоенное время тенденции, наметившиеся во внутренней и внешней политике Австралии, получили свое дальнейшее развитие. Доля обрабатывающей промышленности в общей стоимости продукции, составлявшая в начале 50-х годов 52%, поднялась к концу 60-х годов до 70%. За тот же период доля сельского хозяйства снизилась с 40 до 20%.

Интенсивные геологические изыскания на Австралийском материке начавшиеся в 50-х годах, привели к открытию богатейших месторождений полезных ископаемых. Австралия заняла первое место в мире по разведанным запасам бокситов и урана, второе место - по запасам свинца, третье - по запасам железа и цинка. Это привело к стремительному росту горнодобывающей промышленности. За 1965-1975 гг. стоимость продукции горнодобывающей промышленности увеличилась в 7 раз - с 542 млн. до 3,5 млрд. австрал. долл.

Еще более высокими темпами развивались непроизводственные отрасли австралийской экономики (строительство, электроэнергетика, транспорт, финансы, торговля, сфера обслуживания). Если в 1950/51 г. валовой национальный продукт страны составлял 6,2 млрд. австрал. долл., то в 1960/61 г. - 13,1 млрд., а в 1970/71 г. - 24,7 млрд. австрал. долл. К середине 70-х годов стоимость валового национального продукта Австралии достигла 50 млрд. австрал. долл. Изменилась и его структура. Если в начале 50-х годов сельское хозяйство, добывающая и обрабатывающая промышленность и непроизводственные отрасли составляли соответственно 31; 2; 23; 37%, то в середине 70-х годов - 7; 3; 25; 65% валового национального продукта страны.

Сельское хозяйство в послевоенное время развивалось очень интенсивно, и, несмотря на уменьшение доли сельскохозяйственной продукции в общеавстралийском выпуске продукции, в абсолютных цифрах она значительно выросла.

Расширились экспортные возможности страны. Существенно изменилась структура австралийского экспорта: доля продукции обрабатывающей промышленности в общем экспорте поднялась с начала 60-х годов до второй половины 70-х годов с 10 до 25%, а доля продукции горнодобывающей промышленности за тот же период увеличилась с 7 до 30%. Доля же сельскохозяйственных продуктов в австралийском экспорте хоть и снизилась, но остается еще очень высокой, во второй половине 70-х годов она составляла 45%.

Произошли крупные изменения географии внешней торговли Австралии. Доля Великобритании как в австралийском экспорте, так и в импорте резко сократилась. В 1976/77 г. на долю Великобритании приходилось лишь 4,5% экспорта и 10,9% импорта Австралии. Главным покупателем австралийских товаров стала Япония; в 1976/77 г. в эту страну направлялось 34% австралийского экспорта. Она же наряду с США ввозит в Австралию наибольшее количество своих товаров. В 1976/77 г. на долю Японии и США приходилось по 21% австралийского импорта. Значительно расширились торговые отношения Австралии со странами Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока. Таким образом, в последние 30 лет центр тяжести внешней торговли Австралии переместился в Тихоокеанский бассейн.

В послевоенные годы произошли существенные изменения как в размерах, так и в структуре инвестиций в Австралии. Пятый континент стал весьма привлекательным объектом для иностранных капиталовложений. Это объяснялось и громадными экономическими возможностями страны-материка, и так называемой политической стабильностью.

За 15 лет (1948-1962) в страну поступило 3 млрд. долл. частных иностранных капиталовложений, а в следующее десятилетие их объем увеличился в 3 раза и превысил 9 млрд. долл. Английский капитал хотя и сохранил сильные позиции в австралийской экономике, но был значительно потеснен в первую очередь американским, а также японским и западноевропейским капиталом.

Если в довоенные годы американские инвестиции в ограниченных размерах поступали лишь в некоторые отрасли австралийской обрабатывающей промышленности, то после второй мировой войны под контроль американского капитала попал ряд ее ключевых отраслей; достаточно сильные позиции занял он в горнодобывающей промышленности, торговле и банковском деле.

Со второй половины 60-х годов расширилось проникновение в Австралию японского капитала. По общему объему он пока еще очень сильно отстает от английского и американского, но в сырьевых отраслях, а также в отдельных отраслях обрабатывающей промышленности его положение достаточно крепко.

Страны - члены ЕЭС (без Англии) являются третьим по размерам вложенных капиталов (после США и Англии) иностранным инвеститором в австралийскую экономику. За послевоенные годы общий размер инвестиций из этих стран достиг 2 млрд. долл.

После второй мировой войны Австралия стала местом острой конкурентной борьбы гигантских международных монополий, глубоко проникающих в экономику страны. В начале 70-х годов доля иностранной собственности в активах частных компаний составляла в среднем 36%. При этом чем крупнее компания, тем значительнее в ней доля иностранного капитала. Так, в 1972 г. из 299 крупнейших компаний, действовавших в Австралии, 47% находилось под иностранным контролем [49, с. 49-50]. Иностранные инвеститоры вкладывали капитал также в сельское хозяйство, торговлю, финансы, приобретали земельные участки в сельских районах и городах.

Глубокое проникновение иностранного капитала в австралийскую экономику дает возможность международным монополиям влиять не только на экономическое, но и на политическое развитие страны. Тем не менее австралийская буржуазия держит рычаги руководства экономикой страны в своих руках. В послевоенное время развитие экономики страны финансируется в основном из внутренних источников. При строительстве многих крупных объектов в области энергетики, транспорта, мелиорации и др. широко используются государственно-монополистические методы. Австралийский капитал составляет 85-90% всех инвестиций в экономику страны.

Привлечение иностранного капитала наряду с очевидными отрицательными последствиями имеет для австралийской буржуазии и свои выгоды: ускоряется развитие добывающей промышленности, передовых отраслей обрабатывающей промышленности, внедряются новая техника, технология, новейшие методы управления. Но интенсивное проникновение иностранного капитала, результатом которого стала передача ряда отраслей австралийской промышленности под контроль международных монополий, в 6070-х годах вызвала недовольство широких кругов австралийской буржуазии.

Лейбористское правительство, пришедшее к власти в 1972 г., вынуждено было принять меры по ограничению иностранного капитала. Правительство либерально-аграрной коалиции, сменившее его в 1975 г., по сути дела, продолжило политику своего предшественника. Это свидетельствует о намерении австралийского капитализма играть самостоятельную роль как внутри собственного государства, так и в мировых экономических отношениях.

Следует ожидать, что международные монополии и в дальнейшем будут стремиться расширять свое участие в экономической жизни пятого континента, особенно в разработке его сырьевых богатств, ибо империалистический мир рассматривает Австралию как одну из своих богатейших кладовых. Австралийская буржуазия, не преграждая путь иностранному капиталу, вместе с тем, видимо, усилит контроль над ним, попытается использовать его с наибольшей для себя выгодой, сталкивая друг с другом различные группы иностранных инвеститоров.

Не менее значительные изменения произошли и во внешней политике Австралии. Сближение с США, начавшееся в годы войны, продолжалось и в послевоенное время. В 50-60-х годах Австралия активно участвовала в военно-политических блоках, создаваемых США в азиатско-тихоокеанском регионе, в военных авантюрах американского империализма, охотно брала на себя роль "ассистента" США по части подавления национально-освободительных движений.

Однако Австралию нельзя рассматривать только как американского сателлита. Поддерживая внешнеполитический курс США, австралийское правительство преследовало свои империалистические цели. Главным направлением ее политики в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке в 50-60-х годах была борьба всеми средствами, включая военные, с угрозой распространения "азиатского коммунизма". Но уже тогда существовало и другое направление австралийской внешней политики: укрепление позиций в этом важном для Австралии районе земного шара. В 50-60-е годы Австралия значительно расширила свои экономические, торговые и культурные связи со странами азиатско-тихоокеанского региона, стала оказывать развивающимся странам Азии экономическую и техническую помощь. В 70-е годы, когда началась разрядка международной напряженности, это направление стало решающим в австралийской внешней политике в Азии. Особое значение австралийское правительство придает отношениям со странами, входящими в АСЕАН.

Отношения Австралии с США и Японией в 70-е годы характеризовались заметной противоречивостью. Австралийское правительство в стратегическом плане по-прежнему ориентируется на Соединенные Штаты Америки. Американское правительство, в свою очередь, придает пятому континенту большое значение в своих военно-стратегических планах в азиатско-тихоокеанском регионе. Из года в год расширяющиеся торгово-экономические связи Австралии с Японией были закреплены в договоре о дружбе и сотрудничестве, подписанном в 1976 г. Австралия наряду с Японией проявляет большую активность в разработке идеи "тихоокеанского сообщества".

В то же время в 70-е годы происходили острые столкновения австралийской буржуазии с американской и японской в торгово-экономических сферах; обнаружились расхождения по ряду вопросов политических и экономических отношений с азиатскими и тихоокеанскими странами. С ростом экономических возможностей австралийского империализма эти противоречия неизбежно будут возрастать.

Потеряв в середине 70-х годов ряд территорий в Тихом океане, Австралия ни в коей мере не утратила интереса к Океании. Более того, ее стремление прочно утвердиться в этом районе стало еще сильнее. Австралийское правительство, используя широкий арсенал средств неоколониализма, увеличило в 70-х годах свое политическое и экономическое влияние в океанийском мире. Учитывая стратегическое положение Океании и ее быстро растущее экономическое значение, вызванное стремительным развертыванием работ по использованию ресурсов океана, можно предположить, что Тихоокеанский бассейн останется одним из важнейших объектов австралийской внешней политики и в дальнейшем.

В 70-е годы заметно обострилась внутриполитическая обстановка в Австралии. Австралийская экономика, тесно связанная с мировой капиталистической системой, испытала на себе удары кризиса, охватившего мир капитала. Австралийское правительство оказалось бессильным остановить рост инфляции и безработицы. Трудящиеся массы страны усилили борьбу за свои права.

Австралия никогда не была страной классового мира. Капиталистическое производство, занявшее господствующее положение и в промышленности, и в сельском хозяйстве, привело к тому, что Австралия заняла одно из первых мест в мире по степени пролетаризации населения [60, с. 4]. Рабочее движение, развернувшееся в Австралии со второй половины прошлого столетия, отличалось высокой степенью организованности. Еще в 80-х годах XIX в. австралийский пролетариат добился восьмичасового рабочего дня и зарплаты в 8 шилл. в день, т. е. того, что британские тред-юнионы в то время выдвигали лишь в качестве лозунга борьбы.

Несмотря на широкое распространение реформизма и оппортунизма в австралийском рабочем движении, в трудное время, в годы экономических депрессий и мировых войн, оно показало боевитость и решительность.

70-е годы нашего столетия можно в Австралии назвать "бурными". В эти годы страна видела широкие антивоенные выступления, мощную стачечную борьбу, включая двухмиллионную забастовку 1976 г., невиданный накал предвыборных боев, общенациональную кампанию за демократизацию образования, гневные выступления против вопиющего нарушения австралийской реакцией законодательных норм, выразившегося в отстранении от власти лейбористского правительства, многочисленные общеавстралийские движения, направленные против попыток правительства М. Фрейзера "заставить трудящихся расплачиваться за кризис" Г9 с. 80].

Выход из тисков кризиса может быть найден лишь на пути создания "широчайшего союза трудящихся, борющихся за повышение жизненного уровня, в защиту демократических прав, за экономическую обеспеченность... ограничение власти местных монополий и многонациональных корпораций" [9, с. 81].

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'