история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава III. Австралия в годы второй мировой войны

В январе 1940 г. первые подразделения австралийских войск покинули родные берега. Они направлялись туда, откуда Австралийский экспедиционный корпус в период первой мировой войны начинал свои боевые операции, - на Ближний Восток.

Когда караван судов с австралийскими солдатами был еще в водах Австралии, двигаясь от Сиднея к Фримантлу, и находившиеся на судах люди сами толком не знали, куда посылает их командование, германское радио уже оповестило мир о том, что подразделения австралийской армии находятся на пути в Суэц.

12 февраля 1940 г. корабли достигли Исмаилии, где высадившихся на берег австралийских солдат приветствовал А. Идеи, занимавший в то время пост британского министра по делам доминионов, а также главнокомандующий британскими вооруженными силами на Ближнем Востоке генерал А. Уейвелл. Австралийские части были направлены в район Газы, где находились уже два батальона британских войск.

В это время летчики австралийского военно-воздушного флота прибыли в Англию и были переданы в распоряжение британского авиационного командования. В дальнейшем они приняли участие в знаменитой воздушной "битве за Англию".

Задачей австралийского военно-морского флота было совместное с британским флотом конвоирование транспортных судов и проведение боевых операций в районе Средиземного моря.

Поначалу казалось, что австралийской армии суждено повторить опыт своего участия в войне 1914-1918 гг., осуществляя боевые операции на ближневосточных и европейских фронтах.

В январе-феврале 1941 г. австралийские войска участвовали в боях с итальянцами на территории Киренаики. 7 февраля 1941 г. англо-австралийские войска вошли в ее столицу - Бенгази. Но на следующий день, 8 февраля, греческое правительство обратилось за военной помощью к Великобритании, и последняя приняла решение послать туда экспедиционный корпус, части которого успешно действовали против итальянцев в Киренаике.

12 февраля У. Черчилль послал телеграмму генералу Уейвеллу, в которой поздравил его с победой в Киренаике. "Ваша главная задача теперь, - писал он, - помочь Греции и Турции... Вы должны поэтому обеспечить себе безопасность в Бенгази и сконцентрировать все наличные силы в дельте Нила для приготовления к переброске в Европу... Нам необходимо любой ценой удержать Крит и захватить все греческие острова, которые должны быть использованы в качестве баз для военно-воздушных сил" [94, т. 3, с. 58-59].

Когда британское правительство обсуждало просьбу правительства Греции, в Лондон прибыл Р. Мензис. Он согласился на участие австралийских войск в боях в Греции, но все-таки запросил мнение своего кабинета. Члены австралийского военного кабинета ответили, что у них нет другого выхода, кроме как одобрить это решение британского правительства, но они надеются, что эта операция будет тщательно подготовлена, а главное, заранее будут обдуманы все вопросы, связанные с немедленной эвакуацией экспедиционного корпуса в случае необходимости.

Предусмотрительность австралийского кабинета оказалась пророческой. 7 марта экспедиционный корпус, насчитывавший более 57 тыс. солдат, высадился в Пирее. Но никакой помощи Греции он оказать не смог. Германские войска, вторгшиеся в Грецию в апреле, еще до конца месяца захватили Афины и вынудили экспедиционный корпус к беспорядочному бегству, при котором англо-австралийские войска потеряли пленными 15 тыс. солдат, а также оставили врагу все тяжелое вооружение.

Это поражение вызвало известную натянутость в отношениях между британским и австралийским правительствами. Последнее было недовольно тем, что его, по сути дела, постфактум поставили в известность о готовящейся операции с использованием австралийских войск. Германо-японская пропаганда старалась максимально использовать этот факт, она, например, даже утверждала, что Австралия прекратит дальнейшее участие в войне. Поэтому австралийское правительство вынуждено было публично заявить о неизменности союза Австралии с Великобританией, но в то же время подчеркнуть, что всякое участие австралийских войск в новых операциях должно происходить только после консультаций с правительством Австралии.

Часть эвакуированных из Греции англо-австралийских войск была размещена на острове Крит, оборону которого поручили новозеландскому генералу Фрейбергу. 20 мая германские войска атаковали Крит с воздуха. Выброшенным десантным частям удалось захватить аэродромы, а к концу месяца и всю территорию острова, вынудив союзные войска к новой эвакуации.

Горечь от этого нового поражения англосаксов была несколько сглажена успешным вторжением 8 июня на территорию Сирии и последующим захватом ее. В этой операции наряду с британскими, индийскими и французскими войсками принимали участие и австралийские подразделения.

Но главные сражения развернулись опять на североафриканском берегу. Германское командование, встревоженное разгромом своих союзников - итальянцев, с февраля 1941 г. начало посылать войска в Ливию, и уже в марте генерал Э. Роммель был готов к ведению боевых операций. Использовав то обстоятельство, что часть англо-австралийских войск была направлена в Грецию, Роммель начал наступление и в начале апреля захватил Бенгази, а 11 апреля, преследуя британские войска, подошел к Тобруку. Здесь кроме английских войск находились 4 австралийские пехотные бригады. Положение их было критическим.

В июне командующий австралийскими войсками генерал Блеми обратился к Мензису с просьбой разрешить ему вывести австралийские части из Тобрука ввиду крайне тяжелой обстановки и направить их в Сирию, сконцентрировав таким образом все австралийские войска в одном месте. Австралийское правительство согласилось с просьбой Блеми и поставило об этом в известность британское правительство. Последнее было крайне недовольно таким оборотом дела, но настойчивость австралийского правительства привела к тому, что Черчилль вынужден был согласиться на вывод австралийских войск. В августе одна из австралийских бригад была заменена польскими войсками, а в сентябре - октябре и остальные подразделения австралийских войск уступили свои позиции в Тобруке прибывшей туда 70-й британской дивизии. Надо сказать, что уже в следующем месяце британские части начали успешное контрнаступление в районе Тобрука.

В последний месяц 1941 г. военная обстановка на тихоокеанском театре военных действий резко изменилась. В войну вступила Япония, неожиданно 7 декабря атаковав американский флот в Перл-Харборе.

Война впервые в истории Австралии подошла к берегам пятого континента. Англия не могла прийти на помощь, ибо сама, по существу, находилась накануне вторжения на ее территорию могущественного врага.

Это вызвало обострение и без того сложной внутриполитической обстановки в Австралии. Лейбористская партия не выразила сразу же своего отношения к решению правительства участвовать в мировой войне потому, что ее очередная 15-я Всеавстралийская конференция состоялась за 4 месяца до вступления Австралии в войну, а созвать новую конференцию немедленно после этого события было невозможно. Правда, в решениях АЛП было записано: "Конференция представителей труда всей Австралии, учитывая угрожающую международную обстановку, заявляет о своей верности принципам демократии и необходимости защиты наших свободных институтов от всех форм нападения и требует, чтобы мы способствовали сохранению Австралии как составной части Британского содружества наций, отстаивали политику полной национальной и экономической безопасности, защищали весь наш народ во всех штатах от агрессии любого рода" [125, с. 116].

Наконец в июне 1940 г. в Мельбурне была созвана чрезвычайная Всеавстралийская конференция АЛП, на которой обсуждалось отношение лейбористов к войне. После двухдневных дебатов была принята декларация следующего содержания:

"Учитывая угрожающую международную обстановку и опасность для Австралийского Союза, империи, союзников, конференция Австралийской лейбористской партии заявляет, что ее политикой являются:

1) полное и нерасторжимое единство с союзниками в войне;

2) контроль федерального правительства над всеми внутренними ресурсами Австралии (которые включают все производственные и финансовые организации) в целях использования их для национальных нужд, срочной и эффективной защиты Австралии и ведения войны;

3) обеспечение максимума усилий, направленных на то, чтобы все неработающие трудоспособные люди были заняты на производстве;

4) усиление военных и других отраслей на плановой основе для обеспечения наивысшей эффективности и наиболее экономичного использования ресурсов, имеющихся в нашем распоряжении;

5) национальное военное обучение на основе существующего Акта об обороне... Осуществление необходимых мер для укрепления дивизий Австралийских имперских сил, расширение участия в европейских операциях, определяемого в зависимости от обстоятельств и с учетом первостепенной необходимости защиты самой Австралии" [125, с. 117-118].

Одновременно лейбористское руководство недвусмысленно заявило о желании войти в федеральное правительство. По предложению Кэртина была принята резолюция, в которой говорилось, что "необходимо создать национальный военный кабинет, включающий представителей лейбористской партии, который бы давал правительству рекомендации, касающиеся ведения войны и подготовки к послевоенной реконструкции" [125, с. 119].

Следует отметить, что до этого Кэртин неоднократно публично высказывался против создания коалиционного правительства. Так, в одном из выступлений в парламенте в 1939 г. Кэртин заявил: "Если что-нибудь может быть хуже, чем правительство двух партий (Объединенной австралийской партии и Аграрной партии. - К. М.), то это правительство трех партий. Никогда нельзя будет принять никаких решений..." [125, с. 119].

На федеральных выборах, состоявшихся в сентябре 1940 г., лейбористы несколько расширили свое представительство в парламенте и почувствовали себя увереннее. В то же время они видели, что в правящей коалиции все более усиливаются расхождения во взглядах. Мензиса критиковали не только члены Аграрной партии, но и члены руководимой им Объединенной австралийской партии. Эта критика особенно усиливалась в периоды выездов Мензиса в Англию, когда исполнять обязанности премьер-министра оставался его заместитель, лидер аграриев А. Федден.

Правительство Мензиса, воспользовавшись военной обстановкой, приняло ряд законов, грубо попиравших политические и экономические права рабочего класса, чем восстановило против себя широкие массы австралийских трудящихся. В июне 1940 г. австралийское правительство объявило Коммунистическую партию Австралии "незаконной ассоциацией". На помещения организаций партии, ее издательства и книжные магазины были совершены полицейские налеты. Проводились обыски на квартирах членов партии, конфисковывались их личные библиотеки, причем наряду с произведениями классиков марксизма-ленинизма изымались книги Шекспира, Мильтона, Бёрнса, Гёте, Шелли и Лоусона [90, с. 155-156]. Начались аресты коммунистов.

Правительство Мензиса оказалось неспособным понять характер мировой войны после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз в июне 1941 г. Даже буржуазная пресса выражала недовольство косностью Мензиса. Так, в июне 1941 г. "Сидней морнинг геральд" в передовой статье писала, что Мензис не может больше находиться на посту, "который требует от человека принятия быстрых решений, распределения ответственности и стремительных импровизаций" [167, с. 120].

Наконец понял это и сам Мензис. 28 августа 1941 г., выступая на заседании правительства, он заявил о своей отставке с поста премьер-министра. "Откровенная дискуссия с коллегами по кабинету показала, - заявил Мензис, - что, хотя они и выражают мне личную симпатию, многие из них чувствуют, что я непопулярен у большой части прессы и народа и эта непопулярность мешает эффективной работе правительства, позволяет расти сопротивлению его действиям и что имеющееся расхождение во взглядах внутри самих правящих партий не будет существовать при другом лидере" [167, с. 121].

Отставка Мензиса была принята, и на следующий день, 29 августа, во главе австралийского правительства стал А. Федден. Но власть его оказалась недолгой. По саркастическому выражению лейбористов, "Федден правил 40 дней и 40 ночей".

7 октября 1941 г. к управлению страной пришло лейбористское правительство во главе с Д. Кэртином.

Положение нового правительства осложнялось тем, что лейбористы были в меньшинстве в обеих палатах парламента. Тем не менее оно продержалось у власти до новых федеральных выборов, состоявшихся 21 августа 1943 г., в результате которых лейбористская партия получила уже подавляющее большинство мест и в палате представителей, и в сенате. Первые месяцы работы правительства Кэртина совпали с наиболее драматическим для Австралии периодом войны. Япония, вступившая в войну, одерживала одну победу за другой. В короткий срок она захватила Гонконг, Манилу, Рабаул. 15 февраля 1942 г. пал казавшийся неприступным Сингапур.

Австралийские войска несли тяжелые потери. В Сингапуре японцы захватили в плен 15 тыс. австралийских солдат. Незадолго до этого, 3 февраля, японцы пленили австралийский гарнизон на острове Амбоина (Молуккские острова). В конце февраля японцы захватили в плен свыше 1 тыс. австралийских солдат на острове Тимор, а в марте - около 3 тыс. на Яве.

Корреспондент британской газеты "Тайме" на тихоокеанском театре войны Д. Моррисон справедливо отмечал: "В течение шести месяцев Япония захватила богатейшую колониальную область в мире и обеспечила себе неограниченный доступ к источникам снабжения теми видами сырья, отсутствие которых составляло главную слабость ее экономики" [153, с. 58].

Грозный и неумолимый враг подходил к берегам Австралии. Впервые за всю свою историю Австралия на себе почувствовала страшное дыхание войны. 19 февраля 1942 г. японцы бомбардировали Дарвин. Становилось очевидным, что Австралия была крайне плохо подготовлена к обороне. Правда, за время, прошедшее с начала войны, ее военно-экономический потенциал несколько увеличился. Так, производство чугуна и стали, составлявшее в 1939 г. 1105 тыс. и 1170 тыс. т, увеличилось в 1941 г. соответственно до 1476 тыс. и 1647 тыс. т. Кульминационной точки, однако, производство чугуна и стали достигло в 1942 г. (1558 тыс. и 1700 тыс. т). Все последующие годы войны показали постоянное снижение производства чугуна и стали, составившее в 1945 г. 1118 тыс. и 1357 тыс. т. Этот процесс, кстати сказать, продолжался и в первые послевоенные годы. Лишь в 1953 г. был превышен уровень 1942 г. по производству чугуна и стали [128, с. 195-198]. Аналогичный процесс происходил и в угольной промышленности, где лишь в 1942 г. удалось близко подойти к необходимому для австралийской экономики уровню добычи угля - 15 млн. т (было добыто 14 950 тыс. т). Затем добыча угля неуклонно снижалась [173, с. 53].

Было построено 35 новых военных предприятий и переоборудованы для военных нужд еще 77 предприятий. Непосредственно в военный промышленности было занято к началу третьего года войны 50 тыс. рабочих и около 150 тыс. человек работало на предприятиях, связанных с военной промышленностью [124, с. 560].

Однако этого было совершенно недостаточно. В стране не было проведено серьезной мобилизации сил и средств для создания эффективной обороны. Ко времени вступления в войну Японии в Австралии насчитывалось 2780 тыс. мужчин в возрасте от 14 лет и старше. Из них находилось в армии и работало в военной промышленности лишь 554 тыс. человек, или 20%. Женщин в возрасте от 14 лет и старше было в то время 2755 тыс., из них в армии находилось 3,6 тыс. человек, в военной промышленности и связанных с нею отраслях работало 71,2 тыс. человек. Всего, таким образом, непосредственно в обороне страны участвовало 74,8 тыс. женщин, или немногим более 2% общей их численности [188, с. 491].

Ассигнования на военные нужды хотя и выросли за этот период, но не шли ни в какое сравнение с военными расходами Великобритании (имеются в виду, естественно, не абсолютные цифры, а их процентное отношение к общенациональным расходам). Так, военные расходы Австралии, составлявшие в 1939/40 г. 50 млн. ф. ст., достигли 150 млн. ф. ст. в 1940/41 г. и 308 млн. ф. ст. в 1941/42 г., т. е. соответственно 4,9, 15,3 и 24% к общенациональным расходам. В Англии же военные расходы в 1939 г. составили 15%, в 1940 г. - 43, в 1941 г. - 52% к общенациональным расходам [88, с. 489]. "В целом австралийцы экономически не страдали в первые два года войны, написано в австралийской официальной истории второй мировой войны, - и для многих из них она означала существенный рост жизненного уровня" [88, с. 501]. Действительно, расходы на личное потребление в первые годы войны изменились незначительно. Если в 1939/40 г. они составляли 696 млн. ф. ст., то в 1941/42 г. - 787 млн. ф. ст., а в процентном выражении к общенациональным расходам - соответственно 67,9 и 61,3 [88, с. 489].

Что касается австралийских вооруженных сил, то во время нападения Японии на Перл-Харбор они в основном находились за много тысяч километров от родных берегов, на Арабском Востоке. К началу декабря 1941 г. Австралийские имперские силы насчитывали всего 151 240 человек, из которых в военных действиях против Германии и Италии участвовало 120 569 человек [124, с. 559].

В этих условиях австралийское правительство было вынуждено обратиться к Соединенным Штатам с откровенной просьбой о спасении, которая была выражена в весьма эмоциональной форме в конце декабря 1941 г. премьер-министром Кэртином. "Не колеблясь, - говорил он в обращении к австралийскому народу, - я ясно заявляю, что Австралия смотрит на Америку без каких-либо угрызений совести относительно наших традиционных связей с Соединенным Королевством. Мы знаем проблемы, которые встали перед Соединенным Королевством. Мы знаем о постоянном страхе вторжения. Мы осознаем опасность, связанную с рассредоточением сил. Но мы также знаем, что Австралия может выйти из войны, а Британия в состоянии еще держаться. Поэтому мы заявляем, что Австралия не уйдет и мы мобилизуем всю нашу энергию, чтобы осуществить план, краеугольным камнем которого станут Соединенные Штаты и который даст нашей стране уверенность в том, что она в состоянии продержаться до тех пор, пока ход войны не изменится в нашу пользу" (цит. по [79, с. 558-559]).

Одновременно с этим австралийское правительство обратилось к правительству Великобритании с просьбой разрешить ему вернуть австралийские дивизии на родину. Черчилль дал на это согласие, и австралийские части при первой же возможности погрузились на суда и отбыли в Австралию. Но когда они еще находились в пути, 20 февраля 1942 г. Черчилль попросил австралийское правительство одну из эвакуированных дивизий направить в Бирму, где успешные действия японских войск поставили англичан в крайне тяжелое положение. Но Кэртин категорически отказался это сделать, подчеркнув в своем ответе, что австралийское правительство обязано "прежде всего спасти Австралию не только ради нее самой, но и для того, чтобы сохранить ее как базу для развития войны против Японии" (цит. по [167, с. 124]).

Американцы быстро откликнулись на обращение Кэртина. На территории Австралии был размещен штаб главнокомандующего американскими силами в юго-западной части Тихого океана генерала Д. Макартура. Американский флот вошел в австралийские воды.

Японцы продолжали наступать. Японская армия в течение нескольких недель овладела целым рядом океанических территорий. В январе 1942 г. японские войска вторглись на Новую Гвинею.

Хотя Австралия уже почти два с половиной года находилась в состоянии войны, подвластные ей территории на острове Новая Гвинея оставались фактически беззащитными. В Рабауле на острове Новая Британия был размещен батальон пехоты с двумя зенитными пушками и двумя орудиями береговой обороны. За день до вступления Японии в войну, в декабре 1941 г., в Порт-Морсби прибыл батальон милиции, а в начале января 1942 г. - еще два батальона. Таким образом, подмандатную территорию защищало несколько сот солдат, сосредоточенных в районе Рабаула, и 12 солдат под командованием одного офицера на острове Манус. Конечно, они не могли оказать серьезного сопротивления японцам.

Япония наносила удары крупными силами. Так, в районе Ра-баула высадилось 5 тыс. солдат, которых поддерживали корабли военно-морского флота и авиация. 23 января 1942 г. был захвачен Рабаул, а вскоре вся подмандатная территория была оккупирована японцами.

3 февраля японцы впервые бомбили Порт-Морсби. Семьи европейцев были эвакуированы из Папуа. 14 февраля 1942 г. власть в колонии перешла в руки военного командования во главе с генерал-майором Б. Моррисом. Л. Муррей, который после смерти своего знаменитого дяди Д. Муррея в 1940 г. занял пост администратора Папуа, уехал в Австралию.

Японцы в июле 1942 г. вторглись в Папуа. За этим последовала битва в районе Кокода, откуда японцы намеревались нанести удар по Порт-Морсби. Завязались кровопролитные бои. Японским войскам удалось подойти к Порт-Морсби на расстояние 32 миль. Но вскоре они были остановлены, а затем начали отступать. Дело в том, что к этому времени общая военная обстановка в южной части Тихого океана изменилась. 6 мая 1942 г. в крупном морском сражении в районе Большого Барьерного рифа военные корабли США нанесли японскому флоту тяжелое поражение.

Это, конечно, несколько охладило наступательный пыл японской армии, но она продолжала отчаянно сражаться. Японцы находились в Папуа до конца января 1943 г. К этому времени австралийские войска потеряли 1,5 тыс. человек; 2,5 тыс. солдат и офицеров были ранены и 36,5 тыс. тяжело больны. 30 января 1943 г. японские войска, оккупировавшие Папуа, в Санананде потерпели окончательное поражение. На Новой Гвинее высадились американские войска. Но до прекращения боевых операций было еще далеко. Упорные и кровопролитные сражения на Новой Гвинее и на сопредельных с нею островах продолжались до августа 1945 г., т. е. до подписания Японией акта о безоговорочной капитуляции.

Следует отметить, что Соединенные Штаты Америки, используя зависимость от них в этот тяжелый период войны всех государств - членов Британского содружества наций, стремились укрепить в этих странах свои экономические позиции, расшатать, максимально ослабить, а при возможности совсем уничтожить систему преференций, чтобы расчистить дорогу для своих товаров и капиталов.

Уже в преамбулу Атлантической хартии 1941 г. по настоянию Соединенных Штатов Америки был внесен пункт, в котором указывалось, что подписавшие ее державы будут стремиться к тому, чтобы все государства, великие или малые, победители или побежденные, получили возможность на одинаковых условиях торговать и получать сырье, необходимое для их экономического процветания. Эта идея получила дальнейшее развитие в договоре о взаимной помощи против агрессии, заключенном между США и Великобританией 23 февраля 1941 г. В ст. 7 документа опять подчеркивалось, что в целях развития торгово-экономических отношений между всеми странами необходимо уничтожить все формы дискриминационных правил в мировой торговле, тарифов и других торговых барьеров.

Тяжелые обстоятельства военного времени вынуждали Великобританию идти на включение подобных пунктов в договоры с США. У. Черчилль, выступая в палате общин 21 апреля 1944 г., заявил: "В феврале. 1942 г., когда Соединенные Штаты были нашим ближайшим союзником, я не соглашался со статьей 7 договора о взаимной помощи, пока не получил от президента ясное заверение, что это не заставит нас упразднить имперские преференции, так же как американское правительство - отменить их высокие протекционные тарифы" [28, 1944, т. 399, с. 580].

Об этом же подробно говорил австралийский премьер-министр Дж. Чифли в палате представителей 26 февраля 1948 г. Он рассказал об обстоятельствах заключения с США договора о взаимной помощи, включавшего в себя ст. 7, так напугавшую австралийских бизнесменов, о причинах, побудивших британское правительство подписать этот договор, а австралийское правительство - присоединиться к нему. Чифли напомнил парламентариям об обстановке того времени. "Несомненно, - отметил Чифли, - Черчилль был вынужден принять эту статью". Хотя он "знал, что Соединенные Штаты всегда были недовольны имперскими преференциями... Австралия находилась в самом отчаянном положении и вынуждена была присоединиться к действиям, предпринятым Соединенными Штатами и Соединенным Королевством. В то время Соединенное Королевство не могло помочь нам, потому что физически не в состоянии было это сделать, и только помощь Соединенных Штатов солдатами, самолетами, военными материалами спасла Австралию от вражеского вторжения... Австралийское правительство" полностью понимало положение Британии, и вследствие этого, а также вследствие наших договорных обязательств, я бы сказал - моральных обязательств, мы согласились с положениями статьи 7" [28, 1948, т. 196, с. 253-256].

Ссылаясь на договоры и соглашения военного времени Соединенные Штаты Америки в послевоенное время пытались сломить систему преференций, добиться снижения тарифов, в частности, в торговле с Австралией. Но теперь уже члены Британского содружества наций стояли твердо. "Австралийская делегация в Женеве, - заявил, например, в октябре 1947 г. австралийский министр по делам послевоенной реконструкции Д. Дедман, - отвергла все попытки Соединенных Штатов добиться сокращения тарифов и преференций" (цит. по [98, с. 14]).

Развертывание боевых операций потребовало от Австралии больших усилий и жертв. Военные ассигнования увеличились в 1942/43 г. до 537 млн. ф. ст. [88, с. 488]. Требовались все новые и новые контингенты войск. Опять, как и в дни первой мировой войны, перед австралийцами встал вопрос о введении воинской повинности с использованием мобилизованных солдат в боевых операциях за пределами австралийской территории. Д. Кэртин заявил, что успех обороны Австралии зависит от изгнания японцев с Тимора и Молуккских островов, а также из Папуа и Новой Гвинеи. В начале 1943 г. он внес на рассмотрение парламента законопроект о возможности использования армейских соединений в операциях в юго-западной части Тихого океана, ограниченной на западе 110-м меридианом восточной долготы, на севере - линией экватора, на востоке - 159-м меридианом восточной долготы.

Д. Кэртин не случайно так ограничил границы района предполагаемого использования австралийских войск. Помня опыт первой мировой войны, он опасался недовольства австралийской общественности, боялся подорвать шансы своей партии на предстоявших в том же, 1943 г. федеральных выборах. Однако настроения австралийцев в то время были не такими, как в период войны 1914-1918 гг. Теперь враг угрожал непосредственно их родине; совершенно иным был сам характер войны.

Оппозиция, учитывая это обстоятельство, начала выступать за расширение границ возможного использования мобилизованных солдат вне территории Австралии. Дебаты затянулись до августа 1943 г., когда произошли выборы в федеральный парламент. Как уже отмечалось, лейбористы добились на них большого успеха я нанесли Объединенной австралийской партии такое поражение, от которого она уже никогда не оправилась. В конце 1944 г. Мензис реорганизовал ее, и она возобновила свою деятельность уже как Либеральная партия.

Война на Тихом океане теперь складывалась явно в пользу союзников. За битвами в Коралловом море и островах Мидуэй последовало сражение на Соломоновых островах, длившееся с августа 1942 по февраль 1943 г. и закончившееся также поражением японской армии.

С ноября 1942 г. американо-австралийские войска начали операцию по захвату острова Новая Гвинея. Тяжелые, кровопролитные бои затянулись до 1944 г. Новая Гвинея и прилегающие к ней острова были очищены от японских войск. Война уходила на север. В январе 1945 г. американские войска вместе с австралийскими частями были уже на Филиппинах и Молуккских островах. Захватив Марианские острова и Гуам, американцы начали регулярные бомбардировки Японии. К концу июня 1945 г. японцы были полностью вытеснены с Окинавы. Последним крупным сражением на Тихом океане, в котором приняли участие австралийские войска, был захват порта Баликпапан на острове Борнео (Калимантан).

Война на Тихом океане вступила в завершающую стадию в начале августа 1945 г., когда Советская Армия начала боевые операции против Японии, молниеносно разгромив сильнейшую группировку японских войск - Квантунскую армию. Япония капитулировала. 2 сентября в Токийском заливе на борту американского корабля "Миссури" был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Участие во второй мировой войне потребовало от Австралии больших усилий, чем в период первой мировой войны 1914-1918 гг. Так, в 1939-1945 гг. в австралийскую армию, флот и авиацию вступило (цифры даются округленно) 728 тыс. человек против 417 тыс. в период 1914-1918 гг. Из них за пределами страны находилось 558 тыс., а в период первой мировой войны - 337 тыс. человек. Правда, потери австралийской армии во второй мировой войне были значительно меньшими, чем в первой мировой войне. Если общее число убитых и умерших от ран и болезней (в боях и не боевой обстановке) в 1939-1945 гг. составило 25 тыс., то в 1914-1918 гг. - 60 тыс. Число раненых было соответственно 23 тыс. и 155 тыс., в том числе отравленных газами 16,5 тыс. человек. Но число пленных в 1939-1945 гг. было почти в шесть раз больше, чем в 1914-1918 гг., причем в войне против Германии было захвачено в плен 8 тыс., а против Японии - 14 тыс. австралийцев [140, с. 633-636].

В Австралии в последние три года войны шло интенсивно наращивание военно-экономического потенциала. Число рабочих, занятых в военном производстве, удвоилось по сравнению с концом первого военного трехлетия. Быстро развивались станкостроение, самолетостроение, судостроение. На фронтах второй мировой войны сражалось почти 560 тыс. солдат, и австралийская военная промышленность удовлетворяла их нужды.

Под давлением прогрессивных сил страны правительство Кэртина было вынуждено снять запрет на деятельность компартии. Вышедшая из подполья Коммунистическая партия Австралии имела в своих рядах больше членов, чем до запрещения, и продолжала быстро расти. В конце 1943 г. она насчитывала 20 тыс. человек [64, с. 120].

Растущая мощь страны, а также укрепление политических позиций АЛП (в 1943 г. лейбористы не только сформировали федеральное правительство, опиравшееся на большинство в обеих палатах парламента, но и находились у власти во всех штатах, кроме Южной Австралии) придали уверенность лейбористским лидерам, которые начали открыто высказываться за пересмотр положения Австралии внутри Британского содружества наций и общей направленности австралийской внешнеполитической линии.

В декабре 1943 г., выступая на Всеавстралийской конференции лейбористской партии, Кэртин сказал, что мир в ближайшие годы не станет таким, каким он был перед войной. Австралия должна иметь свободу действий. В силу своего географического положения Австралия - тихоокеанская держава, подчеркнул он. Поэтому наряду с участием в решении общемировых проблем во вновь созданной всемирной организации типа Лиги Наций Австралия должна теснее сотрудничать с державами, имеющими интересы на Тихом океане, и прежде всего с Новой Зеландией.

Курс на политическую самостоятельность Австралии проявился в начале 1944 г., когда в Канберре 21 января было заключено австралийско-новозеландское соглашение, которое предусматривало "полный обмен информацией о взглядах обоих правительств и фактах, имеющихся в их распоряжении, относительно дел, представляющих общий интерес", и создание постоянного секретариата "для осуществления непрерывного сотрудничества" [167, с. 130]. Несмотря на то что соглашение было подписано в разгар военных действий, акцент в нем делался на проблемах послевоенного устройства стран Тихого океана.

В соглашении декларировалось намерение обоих доминионов тесно сотрудничать в решении политических проблем бассейна Тихого океана, подчеркивалась необходимость создания оборонительной зоны, охватывающей цепь островов к северу и северо-востоку от Австралии до Западного Самоа и островов Кука. Ядром этой зоны должны были стать Австралия и Новая Зеландия.

Опасаясь за судьбу своих владений в Тихом океане, Австралия и Новая Зеландия записали в ст. 16 соглашения: оба правительства считают общепринятым принципом в международной практике, что сооружение и использование во время войны какой-либо державой морских, сухопутных или военно-воздушных баз на территориях, находящихся под суверенитетом или контролем другой державы, сами по себе не являются основанием для территориальных претензий, для установления суверенитета или контроля над этими территориями после прекращения военных действий. В то же время оба доминиона подчеркивали, что использование вражеских тихоокеанских территорий является "жизненно важным" для обеих стран и потому передача кому-либо суверенных прав на эти территории будет действительной "только с их согласия".

В соглашении указывалось, что Австралия и Новая Зеландия намерены создать специальную международную организацию стран бассейна Тихого океана, приглашая все заинтересованные державы принять в ней участие. Пока же доминионы договорились о создании аппарата из представителей обеих стран для сотрудничества во всех вопросах, касавшихся Тихоокеанского бассейна.

Международная организация экономического характера была создана уже после окончания войны, 6 февраля 1947 г. Австралия, Новая Зеландия, Англия, Франция, США и Голландия подписали соглашение о создании Южнотихоокеанской комиссии.

Следует сказать, что официальная реакция в США на австралийско-новозеландское соглашение, и особенно на его ст. 16, была довольно сдержанной. Государственный секретарь К. Хелл лишь подчеркнул, что "было бы желательно договориться об условиях общей международной системы безопасности до того, как: пытаться решать проблемы региональной безопасности" [195, с. 318]. Американские военные деятели и конгрессмены высказывались более откровенно, рассматривая это соглашение как попытку вытеснить США из южной части Тихого океана [195, с. 317].

Великобритания же, увидев в соглашении тенденцию к отходу Австралии и Новой Зеландии от тесного сотрудничества с США, отнеслась к нему благожелательно. Но в дальнейшем эти призрачные антиамериканские настроения в Австралии не получили развития.

Австралия и Новая Зеландия в период войны вели согласованную политику в отношении создания всемирной организации, призванной заменить Лигу Наций. На Веллингтонской конференции: была выработана совместная платформа, одобренная австралийским правительством 10 ноября 1944 г. и ставшая основой позиции Австралии на Сан-Францисской конференции 1945 г.

На конференции в Сан-Франциско, принявшей Устав Организации Объединенных Наций, австралийская делегация и ее глава Г. Эватт действовали очень активно, стремясь продемонстрировать перед всем миром свою политическую самостоятельность. Особенно энергично Эватт выступал против четкого проведения в Уставе ООН принципа единогласия "великих держав" при решении вопросов в Совете Безопасности, взяв на себя роль защитника интересов "второстепенных держав".

Лейбористское правительство продержалось у власти до - 1949 г. 5 июля 1945 г. умер Д. Кэртин и премьер-министром Австралии был назначен Д. Чифли, занимавший до этого пост министра финансов. Он же стал лидером лейбористской партии. Но политика австралийского правительства от этого не изменилась.. Стремление к политической самостоятельности продолжало усиливаться.

В конце войны Австралия имела уже сеть своих дипломатических представительств за границей. К образованным в 1940 г. дипломатическим представительствам в США, Японии, Канаде и Новой Каледонии добавились миссии на Тиморе, в Малайе, Китае, Нидерландах, СССР, Индии и Новой Зеландии. В середине нынешнего века Австралия имела свои дипломатические представительства уже в 24 странах. Численный состав министерства иностранных дел возрос с 28 человек (из них 3-за границей) в 1939 г. до 393 человек (из них 118 -за границей) в 1952 г. [93, с. 118].

Министр иностранных дел Г. Эватт в первые годы существования ООН поражал дипломатический мир своей необычайно активной деятельностью. Вспоминая об этом, П. Хэзлак в статье "Австралия и создание Организации Объединенных Наций" не без иронии назвал его "первым и последним удачливым политиканом" [211, т. 15, ч. 3, с. 176].

В первые годы после войны лейбористское правительство во внешнеполитической области проводило откровенно реакционный курс. Оно оказывало поддержку британским колонизаторам в их борьбе с национально-освободительным движением в Малайе, неоднократно выступало с предложениями о создании "антикоммунистического блока" в Юго-Восточной Азии, с резкими нападками на Советский Союз.

Подобный внешнеполитический курс отражал характер внутренней политики лейбористского правительства Чифли. Придя к власти в июле 1945 г., Чифли объявил о проведении экономических реформ, которые должны были заключаться в национализации ключевых отраслей экономики. Но практически эта программа осталась на бумаге. В экономике страны назревали кризисные явления, росла стоимость жизни, безработица. В парламенте был принят ряд антирабочих законов.

Классовые противоречия в стране обострились. Росло стачечное движение. В 1945 г. бастовало 316 тыс. человек, в 1946 г. - 349 тыс., в 1947 г. - 327 тыс. В 1949 г. произошел ряд крупных забастовок в различных отраслях экономики страны. Лейбористская партия теряла доверие избирателей. На всеобщих выборах в декабре 1949 г. лейбористская партия потерпела поражение. К власти в стране пришла либерально-аграрная коалиция. Новое федеральное правительство возглавил Р. Мензис. Лейбористы перешли на положение оппозиционной партии.

В течение войны управление Папуа и Новой Гвинеей находилось в руках австралийского военного командования. Осуществлялось оно через два специально созданных учреждения: Папуасский административный орган и Новогвинейский административный совет. Во главе первого стоял лейтенант С. Эллиот-Смит, во главе второго - капитан Г. Таунсенд. В апреле 1942 г. эти учреждения были объединены в одно - Австралийско-новогвинейский административный орган (АНГАУ). Его власть сначала распространялась лишь на Папуа, а после изгнания японцев с острова - и на Новую Гвинею.

Аппарат АНГАУ по своей численности во много раз превышал гражданские администрации Папуа и Новой Гвинеи, существовавшие в довоенное время. Если последние имели в своем распоряжении 430 человек, то в АНГАУ к концу 1944 г. работало более 2 тыс. служащих. Деятельность АНГАУ была направлена главным образом на помощь войскам, ведущим боевые операции (транспортировка грузов стратегического назначения, строительство взлетно-посадочных полос и дорог, обеспечение войск проводниками, организация службы безопасности); на осуществление функций гражданского управления. В период ожесточенных боев с японскими войсками АНГАУ экономикой почти не занимался. По мере ослабления японского давления Австралийско-новогвинейский административный орган стал уделять большее внимание развитию местного производства в Папуа и Новой Гвинее.

Война оказала заметное влияние на жизнь населения этих территорий. Правда, жители глубинных районов, по сути дела, о войне вообще ничего не знали. Но в местах, где проходили боевые операции, островитяне воочию увидели страшное, разрушительное действие современной войны. Уничтожались деревни, гибли люди, домашний скот и птица забирались для снабжения армии. Около 5 тыс. коренных жителей Папуа и Новой Гвинеи были мобилизованы в армию и мужественно сражались бок о бок с австралийскими и американскими солдатами. Местное население Папуа и Новой Гвинеи самоотверженно помогало австралийско-американским войскам: аборигены были проводниками и носильщиками, они доставляли раненых в госпитали, совершая порой многокилометровые переходы. Этих добровольных санитаров в войсках союзников называли тогда "курчавыми ангелами".

Война стала для коренных жителей Папуа и Новой Гвинеи и своеобразной школой. Работая и сражаясь вместе со светлокожими пришельцами, они поняли, что последние по-разному относятся к ним. Если со стороны европейских плантаторов и колониальных чиновников аборигены видели лишь презрение и жестокость, то с австралийскими и американскими солдатами у них устанавливались дружеские отношения. Коренные жители Папуа и Новой Гвинеи увидели современные машины, военные базы с огромными складами военных материалов, одежды и пищи. Многие жители деревень втайне надеялись, что все это будет оставлено на острове. Так в сознание аборигенов входил неведомый, чужой, но уже сильно заинтересовавший их мир, благами которого они хотели пользоваться.

Если в ходе войны коренные жители Папуа и Новой Гвинеи открыли для себя новый мир, то и мир, в свою очередь, в сущности, тогда только узнал об этих территориях. На протяжении нескольких лет мировая пресса сообщала никому доселе не ведомые названия новогвинейских городов и деревень, тысячи семей в Австралии и США получали оттуда солдатские письма. Для многих из них эти труднопроизносимые названия запомнились навсегда как места гибели сыновей, отцов, братьев.

По мере сокращения боевых действий жизнь в Папуа и Новой Гвинее входила в обычную колею. Возвращались обратно плантаторы и владельцы приисков. АНГАУ предпринимал меры для возобновления производства, для снабжения европейских колонистов местной рабочей силой. В мае 1943 г. было создано бюро по контролю за производством, председателем которого стал глава военной администрации. В течение первого года работы бюро в частное владение было передано 29 плантаций копры и 22 каучуковые плантации. Производство каучука превысило уровень 1940 г. К середине 1944 г. на плантациях работало 40 тыс. коренных жителей. В октябре 1945 г. АНГАУ прекратил свою деятельность, была восстановлена гражданская администрация.

Следует сказать, что в ходе войны колониальные устремления австралийского правительства не только не ослабли, но, напротив, усилились. В 1941 г. были образованы самостоятельное федеральное ведомство по колониальным делам - министерство внешних территорий, а также исследовательский директорат, подчинявшийся премьер-министру и главнокомандующему австралийской армией. В задачу директората входила разработка планов послевоенного управления Папуа и Новой Гвинеей.

Лейбористское правительство, находившееся в период войны у власти, предпринимало все меры для сохранения подвластных территорий, но в то же время старалось показать, что руководствуется альтруистской "заботой о благе и развитии туземных народов". Поэтому, представляя в июне 1945 г. на рассмотрение австралийского парламента законопроект об управлении Папуа и Новой Гвинеи, министр внешних территорий Э. Уорд говорил: "Нынешнее правительство считает, что территориям до японского вторжения уделялось недостаточно внимания, недостаточно выделялось средств для их развития... Прогресс может быть достигнут только предоставлением средств для лучшей организации здравоохранения и образования, а также большим участием туземцев в развитии благосостояния их страны и косвенно в управлении ею". Неотложной задачей австралийского правительства, продолжал Э. Уорд, является восстановление хозяйств в районах, подвергшихся большим разрушениям в годы войны, и оказание им широкой экономической помощи "с целью подъема уровня благосостояния туземцев" [138, с. 192].

Актом, принятым парламентом, устанавливалась единая администрация для Папуа и Новой Гвинеи, которые теперь получили новое официальное название - Территория Папуа Новая Гвинея. Административным центром объединенной территории стал Порт-Морсби, администратором был назначен профессор Квинслендского университета Д. Муррей (однофамилец Д. Муррея, являвшегося главой австралийской администрации в Папуа с 1907 по 1940 г.),

Таким образом, австралийское правительство распорядилось судьбой Папуа и Новой Гвинеи еще до того, как вопрос о послевоенном статусе колоний и зависимых территорий был решен в мировом масштабе.

После окончания второй мировой войны мандатная система управления зависимыми территориями была ликвидирована. По соглашению с ООН от 13 декабря 1946 г. Австралия получила Новую Гвинею "под опеку".

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'