история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава третья. В большой излучине Дона и на подступах к Волге

Сталинград - прифронтовой город

За годы Советской власти Сталинград превратился в один из крупнейших промышленных центров страны. Накануне войны в нем насчитывалось свыше 445 тыс. жителей и имелось 126 промышленных предприятий, в том числе 29 предприятий союзного и два республиканского значения. Сталинградский тракторный завод - первенец социалистической индустрии - дал стране свыше 50% имевшихся тогда в СССР тракторов (300 тыс.). Завод «Красный Октябрь» производил ежегодно 775,8 тыс. т стали и 584,3 тыс. т проката. Крупными предприятиями были завод «Баррикады», судоверфь, Сталгрэс. В Сталинграде и области трудилось более 325 тыс. рабочих и служащих. Здесь было 125 школ, ряд высших учебных заведений, театры, картинная галерея, спортивные сооружения и пр.

Сталинград являлся крупным транспортным узлом с магистралями в Среднюю Азию и на Урал. Особое значение имела пролегающая здесь коммуникация, связывающая центральные районы СССР с Кавказом, по которой проходила транспортировка бакинской нефти. В условиях войны Сталинград приобрел исключительно большое стратегическое значение.

Когда в середине июля 1942 г. передовые части крупных вражеских сил вышли в большую излучину Дона, то войска Юго-Западного фронта, ослабленные в предыдущих тяжелых боях, не в состоянии были своими силами остановить дальнейшее продвижение гитлеровцев. Возникла реальная угроза прорыва противника в район Сталинграда.

Советское Верховное Главнокомандование правильно оценивая важность сталинградского направления, в первой половине июля приняло меры к усилению действовавших на этом направлении войск. На дальние подступы к Сталинграду, на рубеж Дона, выдвигались и развертывались в 500-километровой полосе от Павловска до Верхне-Курмоярской резервные армии.

4 июля 1942 г. Ставка в директиве на имя А. М. Василевского (через начальника штаба Брянского фронта) и командующего 5-й резервной армией (С 10 июля резервные армии были переименованы: 5-я в 63-ю, 7-я в 62-ю и 1-я в 64-ю армии. См.: ЦАМО СССР. Ф. 48-А. Он. 1640. Д. 179. Л. 483.)приказала: «Незамедлительно выдвинуть главные силы армии на восточный берег р. Дон с задачей прочно оборонять восточный берег р. Дон и ни в коем случае не допустить переправы противника через р. Дон.

Исполнение донести» (Там же. Ф. 132-А. Он. 2642. Д. 32. Л. 116.).

11 июля в 00 час. 20 мин. на имя командующего 62-й армией генерала В. Я. Колпакчи также была передана директива Ставки с требованием немедленно выдвинуть стрелковые дивизии армии, расположенные в районе Сталинграда, и занять ими рубеж обороны на подступах к городу.

12 июля на базе полевого управления и войск Юго-Западного фронта был создан Сталинградский фронт, объединивший резервные 63, 62-ю и 64-ю армии, а также отошедшую за Дон 21-ю армию и 8-ю воздушную армию Юго-Западного фронта (21-я армия с конца июня 1942 г. вела оборонительные бои с наступающими войсками противника на направлении: Белгород, Новый Оскол, Лиски. В этих боях она понесла большие потери, к 7 июля отошла за р. Дон и в составе 63-й, 76-й и 124-й стрелковых дивизий сосредоточилась в районе Бутурлиновка. См.: ЦАМО СССР. Ф. 375. Он. 311278. Д. 1.). Командующим Сталинградским фронтом был назначен Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, членом Военного совета фронта - Н. С. Хрущев, начальником штаба - генерал-лейтенант П. И. Бодин. С 23 июля в командование фронтом вступил генерал-лейтенант В. Н. Гордов, а начальником штаба фронта стал генерал-майор Д. Н. Никишев.

Перед вновь созданным фронтом была поставлена задача остановить противника, не допустить его выхода к Волге. Поскольку гитлеровцы уже развертывали наступление в большой излучине Дона, войска Сталинградского фронта должны были прочно оборонять рубеж по р. Дон: от Павловска до Клетской и далее на юг, от Клетской на Суровикино, Суворовский, Верхне-Курмоярскую.

Ставка Верховного Главнокомандования, внимательно наблюдая за развитием событий, продолжала наращивать силы фронта. Во второй половине июля в него были включены разрозненные войска 28, 38-й и 57-й армий, отошедшие с юго-западного направления, а также Волжская военная флотилия (Волжская военная флотилия была сформирована в октябре 1941 г. на базе Учебного отряда, созданного в июле того же года. Пополненная военными кораблями, флотилия 24 июля 1942 г. была передана в подчинение командующему Сталинградским фронтом.). 38-я армия заняла оборону на левом берегу Дона, между 63-й и 62-й армиями, 28-я армия, отойдя за Дон, сосредоточилась юго-западнее Кругловский. 28, 38-я и 57-я армии в районе Сталинграда должны были получить пополнение.

В полосу Сталинградского фронта отходили и также включались в его состав подвижные соединения. Переправились через Дон и сосредоточились остатками своих сил к северу и югу от Калача, за 63-й армией, 22-й и 23-й танковые и 3-й гвардейский кавалерийский корпуса. Части 13-го танкового корпуса сосредоточились северо-восточнее Суровикино, в полосе обороны 62-й армии.

Как уже отмечалось, вражеское командование передало 4-ю танковую армию в состав группы армий «А» и к середине июля ее соединения вышли к Дону на рубеже Цимлянская - Константиновская. Кроме того, не сомневаясь в том, что Сталинград будет быстро взят, противник передал ряд соединений 6-й армии армиям, действующим на других направлениях, или вывел их в резерв. Таким образом, с 1 по 16 июля состав 6-й армии сократился до 14 дивизий.

Соотношение сил противоборствующих сторон на сталинградском направлении по-прежнему складывалось в пользу врага. В наступавших соединениях 6-й армии имелось около 270 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и минометов, 500 танков. С воздуха эти силы поддерживались 1200 самолетами 4-го воздушнего флота. К 16-17 июля советские войска на сталинградском направлении реально могли противостоять врагу лишь силами 63-й и 62-й армий, в которых имелось 12 дивизий: около 160 тыс. человек личного состава, 2200 орудий и минометов, до 400 танков. В составе 8-й воздушной армии было всего 454 самолета (Из 38 стрелковых дивизий Сталинградского фронта только 18 дивизий были укомплектованными, а 14 являлись небоеспособными, имея от 300 до 1000 человек, 6 дивизий насчитывали от 2,5 тыс. до 4 тыс. человек.).

Противник превосходил советские войска по численности людей в 1.7 раза, по артиллерии и танкам в 1,3 раза, по авиации более чем в 2 раза. Напряженность обстановки на сталинградском направлении обусловливалась не только превосходством противника в силах и средствах. Его войска наступали, прочно владея инициативой действий, обладая боевым опытом - 6-я армия являлась одной из лучших в гитлеровских сухопутных войсках, ее солдаты были воодушевлены новыми успехами на Восточном фронте.

Подавляющее господство в воздухе немецкой авиации вызывало у гитлеровских войск чувство безнаказанности. Иное положение было в противостоящих противнику войсках Сталинградского фронта. Соединения и части резервных армий, выдвигавшиеся из глубины, спешно занимали оборону на слабо или совсем не подготовленных для этого рубежах, сразу же попадая под удары вражеской авиации и передовых частей наземных войск противника. Как правило, личный состав резервных армий не имел боевого опыта. Оснащенность войск противотанковой и зенитной артиллерией была весьма низкой, и немецкая авиация почти беспрепятственно поражала места сосредоточения советских войск, нанося им большой урон и изнуряя постоянной угрозой все новых ударов с воздуха: «На отдельных участках передвижение войск и подвоз грузов к переднему краю в дневное время из-за сильного воздействия вражеской авиации буквально были парализованы. Отсутствие лесов и укрытий затрудняло маскировку войск» (Великая победа на Волге. М., 1965. С. 29.).

Обстановка на сталинградском направлении в середине июля была трудной и сложной. На соседнем, кавказском направлении события также развивались неблагоприятно для советских войск, что создавало общее крайне опасное для Советского Союза положение на всем южном участке борьбы. «Оборонительным действиям наших войск Генштаб и Ставка стремились придать характер стратегической обороны, чтобы тем самым сорвать новое «генеральное» наступление гитлеровской армии» (Василевский А. М. Дело всей жизни. 2-е изд., доп. М., 1975. С. 229.).

Командование и штаб Сталинградского фронта, еще не располагая полностью выделенными в его состав войсками, должны были решительными и срочными действиями обеспечить срыв планов врага.

Ставка Верховного Главнокомандования требовала от командования фронтом безусловного выполнения войсками боевой задачи. Необходимо было не допустить рассечения противником стратегической обороны, удержать Сталинград и Волгу, обеспечить непрерывную связь Центра с южными районами страны. Вместе с тем от исхода борьбы на Сталинградском фронте зависело обеспечение фланга и тыла центральной группировки советских войск, прикрывавшей Москву и весь Центральный промышленный район страны.

Борьба на сталинградском направлении с самого начала приобрела огромное военное и политическое значение.

К июлю 1942 г. Сталинград окончательно стал прифронтовым городом. 23 октября 1941 г. был создан Сталинградский городской комитет обороны в составе А. С. Чуянова (председатель), И. Ф. Зименкова, А. И. Воронина, Г. М. Кобызева (комендант города). В зону деятельности комитета входили все районы Сталинградской области, расположенные на левой стороне рек Медведицы и Дона и по Волге до границ с Астраханским округом. Комитет проводил значительную работу по организации строительства оборонительных рубежей, выпуску военной продукции на предприятиях города, подготовке боевых резервов для армии, обеспечению общественного порядка, организации МПВО и осуществлял другие мероприятия по обороне г. Сталинграда (Партархив Волгоградского обкома КПСС, ф. 171, оп. 1).

Городской комитет обороны Сталинграда (А. И. Воронин, А. С. Чуянов (председатель), И. Ф. Зименков)
Городской комитет обороны Сталинграда (А. И. Воронин, А. С. Чуянов (председатель), И. Ф. Зименков)

В течение зимы 1941/42 г. налеты проводили лишь одиночные самолеты. Первый массированный налет вражеской авиации на Сталинград, продолжавшийся 3 часа 23 мин., был совершен в ночь с 22 на 23 апреля 1942 г. В налете участвовало около 50 самолетов. Только на Тракторо-заводский район противник сбросил в эту ночь около 1500 зажигательных и 15 фугасных бомб. В районе возникло 19 очагов пожара. Боец МПВО медсестра Л. И. Костина, спасая больницу, где находилось 300 больных, сбрасывала с крыши зажигательные бомбы.

С приближением лета воздушные налеты врага участились. В начале они проводились на подступах к Сталинграду, в районах области, где развертывались бои, и на коммуникациях советских войск. Однако опасность непосредственно для Сталинграда быстро возрастала. 4 июля 1942 г. Городской комитет обороны принял решение «О мерах усиления противопожарной обороны г. Сталинграда», обязав начальника МПВО Д. М. Пигалева (председателя горсовета депутатов трудящихся) в декадный срок: «а) привести в полную боевую готовность все имеющиеся противопожарные звенья групп самозащиты жилых домов, учреждений и предприятий и комсомольско-молодежные взводы и участковые команды МПВО, полностью их укомплектовать и оснастить положенным по табелю имуществом... в) установить непрерывное несение пожарной постовой службы в жилых, общественных и производственных зданиях...» (Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. 171. Оп. 1. Д. 1. Т. 1. Л. 144.).

Принимались также другие дополнительные меры по усилению средств местной противовоздушной обороны. Совершенствовались линии телефонной и радиосвязи для зенитной артиллерии и прожекторных станций Повысилась треоовательность к соблюдению светомаскировки. Все формирования МПВО находились на казарменном положении. Жители голода готовили противопожарное оборудование, строили убежища и щели. В Сталинграде по состоянию на 15 апреля 1942 г. имелось 66 300 погонных метров открытых п закрытых щелей для укрытия населения. В этих щелях могли разместиться 132 тыс. человек. Для газо- и бомбоубежищ предназначалось 237 подвалов на 33 500 человек. Имевшихся в городе укрытий, щелей и подвалов было тем не менее недостаточно. Во многих домах и близ них отсутствовали какие-либо укрытия. Все это заставляло принимать срочные меры для увеличения убежищ.

В июле, когда немецко-фашистские войска вторглись на территорию Сталинградской области, местных партийные и советские организации мобилизовали население на усиление помощи фронту. Сталинградский городской комитет обороны 11 июля принял постановление «О состоянии и мерах укрепления частей народного ополчения». Многие тысячи сталинградцев, ранее вступивших в народное ополчение, давно ушли на фронт и мужественно сражались с оккупантами (В июле 1941 г. в Сталинградской области проходила массовая запись трудящихся в народное ополчение. Тогда же по решению обкома ВКП(б) и исполкома областного Совета депутатов трудящихся происходило формирование Сталинградского корпуса народного ополчения в составе стрелковой дивизии, отдельной танковой части, артиллерийского полка, минометного дивизиона, роты автоматчиков и роты связи. Расположенные в Сталинграде, эти добровольческие формирования имели в августе 1941 г. до 13 тыс. человек. В состав корпуса входила также Донская казачья кавалерийская дивизия, сформированная из донских казаков. В конце 1941 г. эта дивизия была зачислена в состав Красной Армии, получив наименование 15-й Донской кавалерийской казачьей дивизии. Летом 1942 г. дивизия сражалась в Сальских степях, а затем в степях Ставрополыцины. В августе она была преобразована в 11-ю гвардейскую Донскую кавалерийскую дивизию. Танковая часть народного ополчения, сформированная в Тракторозаводском районе Сталинграда к 15 июля 1941 г., в феврале 1942 г. была реорганизована в танковую бригаду. В июле же 1941 г. была сформирована стрелковая дивизия народного ополчения. К осени 80% ее состава ушло добровольцами на фронт, на защиту Москвы. Дивизия стала формироваться заново. Ополченцы проходили военное обучение без отрыва от производства и только во время учебных сборов переводились на казарменное положение. Помимо ополчения, в Сталинграде и области были сформированы 82 истребительных батальона, охватывавших 10 620 человек, в том числе по городу Сталинграду восемь батальонов в составе 1133 человек на 22 апреля 1942 г. Истребительные батальоны, состоявшие в основном из партийного, советского и колхозного актива, вели борьбу с забрасываемыми противником на территорию Сталинградской области шпионами, диверсантами и парашютистами-десантниками, а также несли охрану объектов государственной важности. См.: Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. 171. Оп. 1. Д. 72. Л. 33, 35, 36; Государственный архив Волгоградской области. Ф. Р-773. Оп. 1. Д. 87. Л. 67. 67 об.). Необходимо было укрепить оставшиеся подразделения ополченцев и создать новые формирования. Было решено сформировать танковый батальон народного ополчения в Кировском районе и дополнительно, кроме организованного раньше, два батальона на Тракторном заводе. На военные занятия в частях народного ополчения отводилось 6-8 часов в неделю, после работы но с освобождением в дни занятий от сверхурочных работ на предприятиях. Истребительные батальоны с приближением фронта приведены были в боевую готовность.

Большие работы велись по сооружению на подступах к Сталинграду оборонительных полос - обводов. 13 октября 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял решение о строительстве оборонительных рубежей на подступах к Сталинграду. И в то время, когда немецкие войска развертывали наступление в Донбассе, в Сталинградской области начались работы по возведению оборонительных рубежей. Они велись тогда 5-й саперной армией, 5-м и 19-м управлениями оборонительных работ НКО СССР с привлечением местного городского и сельского населения и строительных организаций области. В этих работах было занято 195 тыс. человек, 516 автомашин, 5075 провод, 478 тракторов. Из местного населения на строительстве обводов работало 102200 человек, в том числе 6200 рабочих, служащих и инженерно-технических работников строисельных организаций города и области. Кроме того, на работах по изготовлению железооетонных конструкций и металлических изделий для coоружения огневых точек было занято 4900 человек. Всего на строительстве оборонительных рубежей и изготовлении изделий для них было занято 107100 человек местного населения города и районов области. За три месяца работы было вынуто 7900 тыс. кубометров земли, построено 6500 огненых точек (дотов, дзотов и пр.), 3300 землянок и много других сооружений: окопов, командных пунктов, эскарпов и т.д. Строительство оборонительных рубежей проходило в напряженной военной обстановке и при неблагоприятных метеорологических условиях осени 1941 г. и зимы 1941/42 г.: были дожди, метели и сильные морозы, доходившие до 38 0 ниже нуля.

В.Н. Гордов
В.Н. Гордов

В январе 1942 г. оборонительные рубежи Сталинградского и Астраханского обводов в соответствии с распоряжением НКО СССР и Генерального штаба Красной Армии были переданы 5-й саперной армией и полевыми строительными управлениями Военному совету Сталинградского военного округа, который постановлением от 28 января передал принятые рубежи под охрану местным органам власти. Построенный инженерными войсками совместно с городским и сельским населением Сталинградской области внешний обвод проходил вдоль р. Иловля, севернее Сталинграда, затем по левому берегу Дона, по р, Мышкова и до Волги в районе Райгорода. Внутренний и средний обводы также были построены, но их готовность не превышала 40-50%.

Состояние оборонительных рубежей весной 1942 г. было крайне неудовлетворительным. Произведенное обследование показало, что оборонительный рубеж и огневые точки, расположенные на левом берегу Дона в Калачевском районе, во время весеннего паводка оказались целиком залитыми водой, в результате чего противотанковый ров повсеместно обвалился и заполнился илом, с огневых точек верхний слой земли был смыт, а бревна, перекрытия во многих случаях унесены водой.

Такая же картина была и в других обследованных районах. Кроме того, целый ряд дзотов и пулеметных точек оказался непригодным к использованию из-за отсутствия пространства обстрела или крайней его ограниченности (до 100 м). Многие амбразуры были сделаны слишком низко или, наоборот, высоко. Большинство сооружений не имели необходимой глубины, а были вытянуты вдоль берегов рек в одну линию. В результате всего этого в документе, направленном 3 мая 1942 г. Сталинградскому городскому комитету обороны, отмечалось:

«1. Оборонительные рубежи и сооружения, расположенные на территории нашей области, в настоящее время требуют капитального ремонта, без чего использовать их в целях обороны и как препятствие для моточастей немецких войск невозможно.

2. Необходимо пересмотреть линии оборонительного рубежа и в ряде районов перенести их, расположив на местности, имеющей превосходство во всех отношениях» (Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. 171. Оп. 1. Д. 106. Л. 72 об., 73.).

Учитывая создавшееся положение, Генеральный штаб Красной Армии дал указание Сталинградскому военному округу восстановить оборонительные рубежи, построенные в зимних условиях и нарушенные весенним паводком. Первоначально для участия в этих работах в районах Сталинградской области было мобилизовано 13 350 человек и 2850 подвод. 13 июня в Сталинградскую область прибыло 24-е управление оборонительного строительства НКО СССР для производства работ по возведению оборонительных сооружений в Серафимовичском и Клетском районах на протяжении 160 км со строительными батальонами в составе около 10 тыс. человек (Там же. Д. 114. Л. 78.).

15 июля 1942 г. Сталинградский обком ВКП(б) по согласованию с Военным советом фронта принял решение о срочном строительстве четвертого оборонительного обвода, который сооружался на окраинах города целиком населением Сталинграда (Там же. Д. 1. Т. 1. Л. 157 об. 158, 158 об.). На строительство городского рубежа ежедневно стали выходить многие тысячи сталинградцев. Так, в Ерманском, Дзержинском и Ворошиловском районах на строительство укреплений было направлено по 10 тыс. человек (Там же. Ф. 71. Оп. 1. Д. 500. Л. 57.). Жители Краснооктябрьского, Тракторозаводского и других районов Сталинграда также активно участвовали в строительстве рубежей. Вся работа, зачастую под ударами вражеской авиации, проводилась населением с большим подъемом. Многие учреждения, работа которых могла быть без ущерба для интересов фронта приостановлена, временно закрывались с оставлением, в них только дежурных, а весь коллектив мобилизовывался на строительство укреплений. Другие учреждения, а также предприятия выделяли с этой целью часть своих работников. В конце июля и первой половине августа на строительство городского обвода выходило свыше 57 тыс. человек (Там же. Ф. 113. Оп. 12. Д. 89. Л. 2.).

Все необходимое для строительства добывалось на месте. По заданиям партийных органов проводилась мобилизация инструмента, инвентаря, стройматериалов, автогужевого транспорта. Рабочие изготовляли на заводах и в мастерских стальные ежи, броневые башни, железобетонные колпаки, сборные доты.

На последнем этапе строительства оборонительных укреплений руководство и контроль за работами были возложены на штаб 57-й армии (с 17 июля 1942 г.). В документе штаба отмечается, что «готовность рубежей по огневой системе к этому времени была 5%» (ЦАМО СССР. Ф. 413. Оп. 71928. Д. 3. Л. 1.). На устранение этого недостатка и были прежде всего обращены усилия штаба 57-й армии. Одновременно с оборонительными работами с 28 июля инженерные части армии приступили к минированию переднего края (Отошедшая к Сталинграду во второй половине июля 57-я армия бывшего Юго-Западного фронта была включена в состав Сталинградского фронта. До получения из резерва войсковых соединений армия своими инженерными частями выполняла оборонительные работы и производила минирование переднего края по Сталинградскому обводу. См.: ЦАМО СССР. Ф. 413. Оп. 71298. Д. 3. Л. 1, 3.). Учитывая, что оборонительные рубежи проходили по открытой и редконаселенной местности, приняты были меры к обеспечению войск водой. «Армейской ротой полевого водоснабжения произведены следующие работы: построено новых колодцев 44 с суточным дебитом воды 754 м3. Очищено и восстановлено 14 колодцев с общим дебитом воды 232 м3 в сутки. Общий дебит воды увеличен с 218 м3 до 986 м3 в сутки. Вода подвергалась анализу и не везде оказывалась пригодной для питья» (Там же. Л. 4.). Инженерными частями 57-й армии были проведены также работы по оперативной и войсковой маскировке на участке Красный Дон - Райгород, а в районах Рынок и Верхняя Ахтуба устроены паромные переправы.

Всего на дальних и ближних подступах к Сталинграду было построено до 2750 км окопов и ходов сообщения, до 1860 км противотанковых рвов и оборудовано до 85 тыс. различных площадок и позиций для огневых средств.

Позднее, когда внимание всего мира было приковано к великой Сталинградской битве, немецкое командование в своих военных сводках сообщало о наличии под Сталинградом мощных укреплений. Эти сообщения не соответствовали действительности, так как оборонительные обводы представляли собой сооружения полевого типа. К тому же инженерное оборудование местности под Сталинградом не было завершено к началу боевых действий на всех четырех обводах, а выбор и подготовка рубежей зачастую не отвечали необходимым требованиям (Подробнее см.: Еременко А. И., Маршал Советского Союза. Сталинградская битва: (Из воспоминаний). Сталинград, 1958. С. 16-17; Он же. Сталинград. М., 1961. С. 67-71; Морозов И. К., гвардии генерал-майор. 57-я и 64-я армии в битве за Сталинград: Рукопись. Архив автора // Волгогр. государственный музей обороны. Инв. № 3089. Папка 74. Л. 7-9. (Далее: ВГМО). Из западногерманских историков относительно правильно оценивает оборонительные сооружения Сталинграда Г. Дёрр. Он, в частности, пишет: «Немецкая пропаганда называла эти полевые позиции «внутренним и внешним крепостным поясом» и вызывала у многих впечатление о Сталинграде как о крепости. Этот термин даже часто применялся к Сталинграду. Это все не соответствовало действительности...» (Дёрр Г. Поход на Сталинград. М., 1957. С. 37).). Вместе с тем, несмотря на незавершенность и другие серьезные недостатки оборонительных обводов под Сталинградом, последние, усовершенствованные уже в ходе боев советскими войсками, несомненно сыграли существенную роль в обороне города.

Возрастала активность вражеской авиацип. В мае 1942 г. служба ПВО города и области зарегистрировала 297 самолето-налетов. На промышленные объекты было сброшено 270 фугасных бомб (Чуянов А. На стремнине века. М., 1976. С. 105.). 14 июля Президиум Верховного Совета СССР принял решение об объявлении в Сталинградской области военного положения.

В ночь с 22 на 23 июля Сталинград вновь подвергся налету вражеской авиации. Прорвавшиеся сквозь заградительный огонь ПВО 18 самолетов противника сбросили на город около 40 фугасных бомб. Основными объектами бомбардировки явились Тракторный завод и его поселок, а также жилые кварталы Дзержинского района. Во время налета был убит 21 и ранено 85 человек, разрушено несколько жилых зданий. Возникшие пожары быстро ликвидировали. В последующие дни воздушные налеты противника систематически повторялись. В разведсводках штаба Сталинградского корпусного района ПВО отмечалось к 8 час. 24 июля 1942 г., что «за истекшие сутки в районе зафиксировано 208 самолетов противника», 25 июля - 343, 26 июля - 312, 27 июля - 332, 28 июля - 337 самолетов противника (Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. 171. Оп. 1. Д. 42. Л. 83-85, 87. 89.).

Во второй половине июля 1942 г. возникли большие трудности со снабжением войск Сталинградского фронта, так как все железнодорожные линии, ведущие к городу, находясь под непрерывным воздействием вражеской авиации, в значительной мере были выведены из строя. Транспортная сеть в этом районе вообще была развита недостаточно и не подготовлена к большим объемам перевозок. Автомобильных дорог с твердым покрытием здесь не существовало (Ковалев И. В. Транспорт в Великой Отечественной войне, 1941-1945. М., 1981. С. 167, 169.). Между тем Ставка продолжала перебрасывать к Сталинграду резервные войска и боевую технику. Необходимо было также обеспечивать доставку нефтепродуктов из Баку в центральные районы страны. «В сложившихся условиях, когда оказалась нарушенной железнодорожная связь Центра с Кавказом, а остававшиеся в строю железнодорожные линии Поволжья работали с огромной перегрузкой, резко возросла роль Волжского водного пути как для снабжения оборонной промышленности городов Поволжья, так и особенно для поддержания надежного сообщения с основным районом нефтедобычи - Баку. Решениями Транспортного комитета при ГКО от 14 и 15 июля 1942 г. и последующими его указаниями на речной транспорт Волги возлагались все возраставшие перевозки грузов для заводов, выпускавших броневую сталь, танки, артиллерийские орудия и другую важнейшую военную продукцию, а также перевозки боеприпасов. В Вольске, Саратове, Камышине и Сталинграде были созданы фронтовые базы снабжения, в Казани, Сызрани и Ульяновске срочно усиливались пункты перевалки воинских грузов с железных дорог на водный транспорт и обратно» (Там же. С. 169-170.).

Однако резко осложнилось и движение по Волжскому водному пути на подходах к Сталинграду, так как фашистское командование стремилось перекрыть волжский фарватер, блокировать подходы к Сталинграду как с верхнего, так и с нижнего течения реки. В мае самолеты противника сбросили на акваторию Волги 212 магнитно-акустических мин (Чуянов А. На стремнине века. С. 105.), с 25 по 31 июля - 231 мину. К концу июля Волга была заминирована на протяжении 400 км - от Камышина до Никольского (Советский речной транспорт в Великой Отечественной войне. М., 1981. С. 174.).

С 25 июля гитлеровская авиация подвергала ожесточенным бомбардировкам волжские суда и порты. Все это вело к большим потерям. Подорвался на мине у Горной Пролейки и затонул пароход «Смоленск», а буксируемая им баржа «Кондома» сгорела от сброшенной на нее с самолета бомбы. Погибло 28 человек. 26 июля жертвами воздушных бомбардировок стали пассажирский пароход «Александр Невский», три буксирных судна, четыре сухогрузные и две нефтеналивные баржи. Всего с 25 июля по 9 августа от бомбардировок и подрыва на минах затонуло 25 самоходных и 42 несамоходных судна. При этом погибло много людей, затонуло значительное количество грузов, разлито 115 тыс. т нефтепродуктов (Ковалев И. В. Указ. соч. С. 178.).

Несмотря на чрезвычайно трудные условия, судоходство на Нижней Волге оставалось весьма интенсивным. «В пути находились десятки судов с грузами и людьми. Только одних нефтепродуктов на 29 июля в пути от Астрахани до Камышина находилось 220 тыс. т» (Советский речной транспорт в Великой Отечественной войне. С. 175.).

По заданию ГКО в Сталинград прибыл народный комиссар речного флота 3. А. Шашков с группой работников Наркомата. Создана была оперативная группа работников Управления Нижне-Волжского речного пароходства НВРП для обеспечения водных перевозок на участке Сталинград - Астрахань и функционирования переправ в районе Сталинграда (ВГМО. Инв. № 7763. Папка 442. Д. 1. Л. 28.).

Несмотря на потери от действий фашистской авиации и от мин, не прекращалось сквозное движение судов и непосредственно в районе Сталинграда. Волжские речники самоотверженно боролись за родной город, оказывая неоценимую помощь сражающимся войскам. С 23 пюля по 23 августа судами НВРП было перевезено 40 тыс. т воинских грузов, не считая народнохозяйственных перевозок (Там же. Л. 61.).

Военный совет Сталинградского фронта 6 августа 1942 г. принял постановление «О мероприятиях по противовоздушному обеспечению судоходства на Волге от Астрахани до Саратова». Из Сталинградского корпусного района ПВО для вооружения речных судов было выделено 9 орудий (37 мм), 58 пулеметов, 311 винтовок. Для прикрытия судов были назначены 16 истребителей, базировавшихся во Владимировке и Дубовке. Постановление обязывало для этой же цели выделить не позже 9 августа орудий - 66, пулеметов - 171, самолетов истребителей - 30 (Там же. Л. 41.).

В условиях, когда ведущие к Сталинграду железнодорожные и водные коммуникации оказались под ударами гитлеровской авиации, особенно важное значение приобрело снабжение войск непосредственно из Сталинграда. ЦК ВКП(б) потребовал от Сталинградского обкома партии обеспечить высокие темпы работы промышленности и укрепить оборону города. Собрание городского партийного актива, состоявшееся 20 июля, поставило перед каждым предприятием конкретные задачи по выполнению этого задания. Работая на заводах и фабриках в тяжелых условиях прифронтовой обстановки, испытывая недостаток сырья и материалов, сталинградцы делали все, чтобы обеспечить потребности фронта. В июле коллектив Тракторного завода (Сталинградский тракторный завод в начале Великой Отечественной войны был преобразован в танковый завод.) перевыполнил программу по выпуску танков, и ему было присуждено переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. Завод «Красный Октябрь» давал броневую сталь для танков п другую важную оборонную продукцию. Завод Наркомата вооружения СССР, награжденный в июне орденом Ленина за успешное выполнение правительственных заданий, продолжал высокими темпами выпускать пушки, минометы, боеприпасы. Тракторный завод с 23 августа до 1 сентября передал для фронта большое число танков, изготовил 24 тягача, 55 дизель-моторов, ремонтировал танки. В сентябре тракторозаводцы продолжали выпускать танки и ремонтировать подбитые в боях. Судоремонтные предприятия строили понтоны для переправ, переоборудовали пассажирские катера в тральщики, судоремонтный завод в Красноармейском районе стал изготовлять бронекатера. Напряженно жил сталинградский порт, обрабатывая на всех своих участках суда с воинскими грузами, обеспечивая выгрузку прибывающих частей, эвакуацию раненых.

В связи с общей военной обстановкой на фронте возникла проблема эвакуации. С 29 июня 1941 г. по март 1942 г. через Сталинградский пункт эвакуирования прошло 441 тыс. человек. Почти половина была направлена в районы области (Чуянов А. На стремнине века. С. 103.). Среди них были и дети, вывезенные из блокированного Ленинграда. Непосредственно из Сталинграда эвакуация к лету 1942 г., по существу, еще не начиналась, если не считать отдельных незначительных мер по разгрузке города. Так, 10 ноября 1941 г. Управлением государственных материальных резервов (УГР) было принято решение о вывозе из Сталинграда некоторых ценных цветных металлов, ферросплавов, сахара, бумаги (Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. 171. Оп. 1. Т. 1. Л. 19 об., 27, 42 и др.).

Летом 1942 г. началась вторая волна эвакуации. Первый секретарь обкома и горкома партии А. С. Чуянов 12 июля записал в своем дневнике: «С фронта приходят тягостные вести. Все чаще в Сталинград прибывают переполненные поезда с эвакуированным населением» (Чуянов А. Сталинградский дневник. Волгоград, 1979. С. 90.). Приближение фронта вызвало необходимость организовать переброску через Волгу прибывающего из угрожаемых районов населения и материальных ценностей. Срочно наводились дополнительные переправы через Дон.

В тыловые районы страны своим ходом двинулся тракторный парк МТС и совхозов задонских районов. Двигались гурты колхозного скота и подводы с семьями и домашним имуществом колхозников. По решению Государственного Комитета Обороны на левый берег Волги эвакуировалось также имущество колхозов, МТС и совхозов Ростовской области и Калмыцкой АССР (ВГМО. Инв. № 7763. Папка 442. Д. 1. Л. 75.). Размеры эвакуации возрастали с каждым днем. В соответствии с указанием Государственного Комитета Обороны бюро Сталинградского обкома ВКП(б) и исполком областного Совета депутатов трудящихся 13 июля 1942 г. приняли постановление об организации переправ на Волге для перегона скота и тракторов в Камышине, Антиповке, Горном Балыклее, Горной Пролейке, Дубовке, Каменном Яре с общей суточной пропускной способностью 30 тыс. голов. На секретарей ряда райкомов партии был возложен контроль за выполнением этого постановления (ЦПА ИМЛ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 1772. Л. 118, 119.).

В последующие дни бюро Сталинградского обкома ВКП(б) приняло еще ряд постановлений по вопросам эвакуации: 16 июля - о передислокации эвакогоспиталей Наркомздрава из города Сталинграда и области и об эвакуации из пределов Сталинградской области всесоюзного пионерского лагеря «Артек», 22 июля рассмотрело и приняло к неуклонному исполнению постановление Государственного Комитета Обороны от 20 июля 1942 г. об отгрузке и вывозе хлеба из Сталинградской области. Необходимо было до 20 августа дополнительно отгрузить 540 тыс. т.- 27 тыс. вагонов хлеба, из них с перевалкой за Волгу 225 тыс. т (Там же. Л. 157.); в тот же день принято постановление о практических мероприятиях по скорейшему сбору и вывозу всего лома цветных металлов с доставкой своим транспортом к железной дороге и пристаням; 23 июля решением бюро обкома ВКП(б) создан штаб по руководству вывозом хлеба с пристанционных и глубинных пунктов Заготзерно (Там же. Л. 158, 167.).

27 июля бюро Сталинградского обкома ВКП(б) и исполком облсовета депутатов трудящихся приняли постановление «Об эвакуации скота, имущества, средств производства колхозов, МТС, совхозов и материальных ценностей государственных, кооперативных и общественных организаций левобережных районов Дона». В этом постановлении говорилось: «В связи с приближением линии фронта и указанием военного командования предложить секретарям РК ВКП(б) и председателям исполкомов райсоветов Кулымженского, Иловлинского, Логовского, Фрунзенского, В.-Курмоярского, Н.-Чирского, Калачевского и Котельниковского районов эвакуировать весь продуктивный скот (коров, весь молодняк крупного рогатого скота и лошадей, свинопоголовье, овец), а из 15 - 20-километровой зоны от левого берега Дона в этих районах эвакуировать средства производства, имущество колхозов, МТС и совхозов, материальные ценности государственных, кооперативных и общественных организаций.

Эвакуировать также скот личного пользования колхозов, рабочих и служащих, который должен быть сдан в гурты колхозов и совхозов» (Там же. Л. 169.). Постановление определило меры по его реализации. Практическое осуществление намеченных мероприятий столкнулось с большими трудностями. Имеющиеся переправы использовались главным образом для перевозки военных частей. На правом берегу Волги скапливалась большая масса скота, машин и тракторов, ожидающих переброски на левый берег. Говоря словами официального документа, для их эвакуации «создалось угрожающее положение» (ВГМО. Инв. № 7763. Папка 442. Д. 1. Л. 7). На 4 августа на правом берегу Волги в районе Дубовки скопилось 50 тыс. голов скота, 18 МТС с машинами и 500 тракторов, в районе Горного Балыклея - 25 тыс. голов скота, 10 МТС с сельскохозяйственными машинами и 350 тракторов, в районе Каменного Яра - 60 тыс. голов скота, 14 МТС с машинами и 400 тракторов, в районе Камышина на подходе было 60 тыс. голов скота. И МТС и 400 тракторов. Учитывая, что в ближайшие дни ожидалось к переправе около 1400 тыс. голов скота (Там же.) и большое число тракторов, а также другой сельскохозяйственной техники, необходимы были неотложные меры к обеспечению переправы имущества колхозов, МТС и совхозов. Секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) А. С. Чуянов и заместитель заведующего Сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б) А. И. Козлов 5 августа 1942 г. писали народному комиссару речного флота Союза ССР 3. А. Шашкову:

«Во избежание массовой гибели скота и для быстрой переправы через Волгу скота и имущества колхозов и совхозов считаем необходимым, чтобы Вы дали указание о немедленной организации переправы с суточной пропускной способностью 90 тыс. голов, в том числе:

Камышин - 7 тыс. голов Старица - 4 тыс. голов

Антиповка - 3 » » Черный Яр - 4 » »

Г. Балыклей - 7 » » Никольское - 10 » »

Г. Пролейка - 7 » » Ветлянка -10 » »

Дубовка - 12 » » Енотаевка - 10 » »

Красный Яр -10 » » Сероглазка - 6 » »

Все эти переправы должны быть использованы только для переправы скота и имущества совхозов, МТС и колхозов и людей, переправляющих этот скот и имущество» (Там же. Л. 75 об.).

Поставленная задача в существенной мере была решена. На переправах через Волгу на участке Астрахань-Камышин в навигацию 1942 г. было перевезено: скота - 1560,6 тыс. голов, в том числе крупного - 338 тыс. голов, повозок - 6,7 тыс. штук, тракторов - 996 (Там же. Д. 2. Л. 9 об.).

Еще более ответственной являлась задача эвакуации в Заволжье гражданского населения. К решению ее в широких масштабах тогда еще не приступили. Принятые в июле меры не полностью соответствовали складывавшейся обстановке. В городе еще оставалось свыше 400 тыс. человек (История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945. М., 1961. Т. 2. С. 437.). Это отрицательно сказалось на обеспечении безопасности той части населения Сталинграда и области, которая без ущерба для обороны города могла быть эвакуирована на восток заблаговременно.

Несмотря на участившиеся воздушные налеты и выход противника на дальние подступы к Сталинграду, его жители не хотели покидать город. Они верили, что Сталинград не будет сдан противнику, и стремились оказать максимальную помощь фронту.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'