НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава первая. Расстановка сил к весне и лету 1942 г.

Перспективы борьбы

В канун второго года Великой Отечественной войны положение Советского Союза оставалось тяжелым. Огромны были его материальные и людские потери, обширны захваченные врагом территории. Однако стратегия «молниеносной» войны фашистской Германии против СССР потерпела крах. В грандиозном вооруженном противоборстве на подступах к Москве войска Красной Армии разгромили главную группировку вермахта и отбросили ее от советской столицы.

Битва под Москвой не решила еще окончательно исхода борьбы в пользу СССР, но она стала началом коренного перелома в ходе Отечественной и второй мировой войн.

Масштабы мирового конфликта продолжали расти. 7 декабря 1941 г. Япония напала на флот США в Пёрл-Харборе и на британские владения в Тихом океане. Англия и США объявили войну Японии, через несколько дней после этого Германия и Италия объявили войну Соединенным Штатам. Вступление США во вторую мировую войну произошло в условиях, когда главные силы фашистской Германии были скованы напряженной борьбой на Восточном фронте, а Япония продолжала держать миллионную армию у дальневосточных границ СССР.

Победы Красной Армии на фронте в зимнюю кампанию 1941/42 г. и трудовые подвиги советского народа в тылу упрочили военно-политическое положение СССР по сравнению с первыми месяцами войны. Возросший в результате одержанных побед международный авторитет Советского Союза способствовал развертыванию сил антигитлеровской коалиции и усилению борьбы порабощенных народов против фашизма. В это время происходит дальнейшее развитие союзнических отношений СССР с США и Англией, что отвечало интересам их народов, а также чаяниям всех свободолюбивых народов мира.

Антигитлеровская коалиция, ее политическая, военная и экономическая роль в борьбе с фашистским блоком была важнейшим историческим фактором второй мировой войны. СССР, США и Англия по своему людскому потенциалу превосходили главные агрессивные державы в два раза, что видно из следующих цифр (по данным на 1940 г., в млн.) (См.: Население мира: Справочник. М., 1965. С. 17, 23, 27, 40.):


* (Данные на 1939 г.)

** (К началу войны население Британской империи, включая метрополию, насчитывало 535 млн человек (см.: Британская империя. М., 1943. С. 5).)

Военно-экономический потенциал стран антифашистской коалиции также превосходил соответствующий потенциал блока фашистских государств. Военное производство СССР, США и Англии уже в 1941 г. значительно превышало военное производство Германии и Японии (История второй мировой войны, 1939-1945. М., 1975. Т. 5. С. 12.). В денежном выражении оно составляло соответственно 19,5 и 8,0 млрд. долл. (Промышленность Германии в период войны 1939-1945 гг. М., 1956. С. 123.)

Флоты США и Англии при участии десятков французских военных кораблей вели вооруженную борьбу против стран фашистского блока на океанских и морских театрах войны. Она развертывалась в Атлантике и на Тпхом океане, в Средиземном море. Германские подводные лодки активно действовали на обширных коммуникациях, включая прибрежные зоны США (в Карибском море и Мексиканском заливе), и на подходах к Британским островам. Эта борьба носила интенсивный характер и влекла за собой существенные потери, особенно в тоннаже торговых флотов.

Однако исход второй мировой войны решался не на океанских и морских театрах войны. Победа над главным участником фашистского блока - гитлеровской Германией - могла быть завоевана только на Европейском континенте.

В январе 1942 г. в Вашингтоне была принята декларация 26 государств, в том числе СССР, США, Англии и Китая. В ней торжественно заявлялось, что подписавшие ее государства направят все свои ресурсы на борьбу против стран фашистского блока и не будут заключать сепаратного мира с врагами (Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М., 1944. Т. 1. С. 170-171.). Дипломатическими документами, скрепившими антигитлеровскую коалицию, явились советско-английский договор «О союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны» от 26 мая 1942 г., а также советско-американское соглашение «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии» от 11 июня 1942 г. (История внешней политики СССР, 1917-1980. М., Т. 1. С. 428.)

В Лондоне и Вашингтоне во время их посещений народным комиссаром иностранных дел СССР была достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 г. В переговорах по этому вопросу принимали участие не только дипломаты, но и военные представители, в том числе начальники военных штабов. В коммюнике указывалось, что «были обсуждены также вопросы дальнейшего улучшения отправок самолетов, танков и других военных материалов из Великобритании в Советский Союз. Обе стороны были рады отметить единство взглядов по всем указанным вопросам» (Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. С. 247.). Аналогичный текст приводился и в советско-американском коммюнике (Там же. С. 248.).

Вопрос об открытии второго фронта в Европе ставился Советским правительством и раньше. В личном послании И. В. Сталина главе английского правительства У. Черчиллю от 18 июля 1941 г. говорилось, что «военное положение Советского Союза, равно как и Великобритании, было бы значительно улучшено, если бы был создан фронт против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика)» (Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. 2-е изд. М., 1976. Т. 1. С. 11.). Однако это предложение не было принято английским правительством. 3 сентября 1941 г. в связи с дальнейшим ухудшением положения на советско-германском фронте И. В. Сталин вновь поставил вопрос о втором фронте в послании У. Черчиллю (Там же. С. 19.). Предложение Советского правительства и на этот раз не было принято (Там же. С. 20.).

Развитие событий в 1942 г. лишь подтвердило, что внутри антигитлеровской коалиции не все ее участники одинаково выполняли свой долг по отношению к мобилизации и использованию национальных сил для разгрома общего врага. Вся тяжесть борьбы против фашистской Германии и ее сателлитов попрежнему лежала на Советском Союзе. В 1942 г., как и во второй половине 1941 г., вопрос о совместных военных действиях союзников имел первостепенное значение. Главные страны антигитлеровской коалиции - СССР, США и Англия - обладали военно-экономическими ресурсами, которые создавали благоприятные предпосылки для сокращения сроков разгрома гитлеровской Германии и ее сообщников. Открытие в 1942 г. второго фронта в Европе вооруженными силами США и Англии и широкого их наступления против Германии с запада явилось бы самым эффективным и верным средством достижения этой цели. Народные массы в США и Англии продолжали требовать открытия второго фронта, чтобы быстрее окончить войну. Однако реакционные круги этих держав делали ставку на затягивание войны.

В высших правительственных и военных сферах США и Англии понимали, какое решающее значение имела борьба на советско-германском фронте для судеб всей второй мировой войны. Разрабатывая планы военных действий, руководящие деятели США и Англии базировались в первую очередь на анализе обстановки на Восточном фронте, однако исходили лишь из своих интересов. Летом 1942 г. английская разведка сообщала: «Положение на Восточном фронте таково, что можно ожидать любого исхода, и поэтому трудно сказать, какой из противников потерпит поражение» (Мэтлофф М., Снелл Э. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941-1942 гг. М., 1955. С. 276.). В июне на происходившем в Вашингтоне совещании американских и английских начальников штабов было решено, что и английские и американские планы следует поставить в зависимость от исхода летних операций на советско-германском фронте. «Сумеют ли русские удержать фронт - в этом главное. От решения этого главного вопроса зависят наши планы на остающийся период 1942 г.»,- заявили англичане на первом же совместном заседании штаба в Вашингтоне (Там же. С. 276.).

Когда летом 1942 г. правительства США и Англии торжественно обязались открыть второй фронт в Европе в 1942 г., то они, как стало ясно в дальнейшем, не собирались в действительности этого делать в обусловленные сроки. Американские авторы М. Мэтлофф и Э. Снелл в уже цитировавшейся нами работе пишут: «Но еще более важным, с точки зрения военного министерства, было то, что в протоколе содержалось твердое обязательство открыть второй фронт в 1942 г.». Как отмечают указанные авторы, президент даже опубликовал коммюнике, «в котором содержалось следующее заявление: «Во время переговоров было достигнуто полное понимание неотложных задач открытия второго фронта в Европе в 1942 г.» По мнению Маршалла, это заявление было слишком «смелым». Оно действительно было слишком смелым» (Там же. С. 270.). Оказывается, как пишут те же авторы, Рузвельт сообщил потом Маршаллу и Кингу, а затем и Черчиллю, что сделанное им в процессе переговоров заявление об открытии второго фронта в 1942 г, «имело целью лишь обнадежить Советское правительство» (Там же. С. 271.). Что касается английского правительства, то оно потратило немало времени для разработки различных вариантов плана высадки десанта во Франции - «Болеро», «Раундап», «Следжхэммер». Определен был и срок высадки войск союзников в Европе - 15 сентября 1942 г. Не хватало лишь одного: действительного намерения это сделать. «Независимо от того, намеревался ли Рузвельт пойти на такой риск, не оставалось никаких сомнений, что английское правительство не собирается открывать второй фронт в 1942 г.» (Там же. С. 272.)

Но, может быть, в 1942 г., как и в конце 1941 г., отсутствовали реальные предпосылки для проведения нашими союзниками крупных операций на важнейших театрах войны в Европе и Азии? Такая версия получила широкое распространение в западной литературе, посвященной истории второй мировой войны. Так, Д. Эйзенхауэр в своих мемуарах писал: «Уже одни только производственные ограничения исключали какую-либо возможность крупного вторжения в 1942 году или в начале 1943 года. Действительно, вскоре стало ясно, что пока все американское и английское производство практически не будет переключено на обеспечение вторжения в Европу, эта операция не может состояться раньше начала 1944 года» (Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу: Военные мемуары. М., 1980. С. 88.). Эта версия игнорировала реальные факты истории (Самсонов А. М. Крах фашистской агрессии. 1939-1945. М., 1980. С. 200-207, 253-257.).

Вооруженные силы Великобритании и США в ходе войны быстро возрастали. Черчилль в своих мемуарах отмечал, что к сентябрю 1941 г. на Британских островах было свыше 2 млн. солдат (не считая личного состава частей местной обороны, охватывающих 1,5 млн. человек). Кроме того, в военно-воздушных силах находилось 750 тыс. человек, во флоте-500 тыс. (Churchill W. S. The Second World War. M., 1955. Vol. 3. P. 765.) К концу 1942 г. вооруженные силы Великобритании насчитывали свыше 4 млн. человек, из них в сухопутной армии - почти 2600 тыс., в авиации - 961 тыс., в военно-морском флоте - около 525 тыс. (Эрман Дж. Большая стратегия. Август 1943-апрель 1944. М., 1958. С. 74.) Американская армия к началу вступления США в войну имела 1700 тыс. человек, а через год - 5400 тыс. (Мэтлофф М. От Касабланки до «Овер-лорда». М., 1964. С. 449; см. также: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М., 1960. Т. 3. С. 469.) В 1942 г. общая численность вооруженных сил США достигала 7 млн. человек (Лан В. И. США в военные и послевоенные годы. М., 1978. С. 4.). Все эти войска были оснащены современной боевой техникой. Англия и США - две великие морские державы - располагали огромным морским флотом, способным обеспечить переброску крупных контингентов войск с Британских островов на Европейский континент.

Советский народ, находясь в сложной и трудной военной обстановке, вправе был ожидать, что США и Англия выполнят свой союзнический долг и откроют второй фронт в 1942 г.

Ход событий показал, что в этом вопросе, как и в ряде других, американское и английское правительства проводили политику, отражающую влияние определенных монополистических кругов западных держав, которые преследовали свои особые цели в войне с Германией. Правящие круги США и Англии не были заинтересованы в быстром и полном разгроме гитлеровской Германии и ликвидации фашизма в соответствии с освободительными задачами борьбы народов. Делая ставку на затягивание войны, они полагали, что таким путем будет не только подорвана мощь Германии, что повлечет устранение ее как их конкурента на мировом рынке, но и окажется достигнутой другая цель - ослабление СССР, его обескровливание в результате изнурительной войны, а следовательно, и установление его зависимости от Соединенных Штатов Америки и Великобритании после войны.

Второй фронт в Европе в 1942 г. открыт не был. Вместо боевых действий на Европейском континенте союзники предпочли развернуть операции в Северной Африке, на второстепенном участке второй мировой войны, где находились лишь незначительные силы немецких и итальянских фашистских войск.

Что касается поставок из США и Англии в Советский Союз, то они имели положительное значение и являлись реальным выражением сотрудничества и помощи. Недооценивать это было бы неправильно. Однако объем этих поставок и сроки, в которые они проводились, далеко не полностью отвечали обязательствам союзников. Даже в январе и феврале 1942 г., когда произошло небольшое увеличение поставок в СССР из США, количество грузов составляло менее половины того, что предусматривалось соглашением (Мэтлофф М., Снелл Э. Указ. соч. С 239.). «Рузвельт пытался приостановить использование не по назначению военных материалов, выделенных Советскому Союзу, и предостерегал, что дефицит в них должен быть покрыт к 1 апреля 1942 г. Однако практически это не выполнялось» (Там же.). Все это происходило в то время, когда объем американской военной продукции непрерывно возрастал и в первом полугодии 1942 г. превысил объем военной продукции за весь 1941 г. (Правда. 1942. 13 апр.) Производство самолетов в США к августу 1942 г. превысило производство самолетов в Германии, Италии и Японии вместе взятых. Англия к концу этого же года по производству самолетов обогнала Германию, а по производству танков почти догнала ее (Мировое хозяйство и мировая политика. 1942. № 8. С. 29.).

Несмотря на то что Красная Армия в это время больше всего нуждалась из всех видов вооружения в самолетах, доставка их союзниками была крайне незначительна. Военный министр США Стимсон заявил: «Все просьбы об отправке самолетов в районы, не имеющие существенного значения для наших собственных планов, должны быть отвергнуты. Прошло то время, когда мы могли дарить самолеты - дарить из чувства сентиментальности или из благих намерений. Возможно, что скоро наступит время, когда нам придется решать: не лучше ли для спасения России ввести в дело наши собственные военно-воздушные силы, чем передавать самолеты военно-воздушным силам России» (Мэтлофф М., Снелл Э. Указ. соч. . С. 241.). Вопрос о «спасении» Советского Союза перед правящими кругами США никем не ставился и ставиться не мог, но важные проблемы совместной борьбы с фашистской агрессией решались участниками антигитлеровской коалиции далеко не одинаково. Под влиянием реакционных, наиболее враждебных Советскому государству элементов среди правящих кругов США и Англии правительства этих стран в самое трудное для СССР время недостаточно выполняли свои союзнические обязательства.

Даже те военные грузы, которые выделялись для СССР, зачастую надолго задерживались в портах в ожидании отправки к советским берегам. Весной 1942 г. германские самолеты, базировавшиеся на аэродромах Северной Норвегии, подводные лодки и надводные корабли активизировали свои действия против транспортных конвоев (Конвой - караван грузовых судов под охраной военных кораблей.), направляющихся с грузами в советские северные порты. США и Англия, располагавшие вполне достаточными силами и средствами для обеспечения следования арктических караванов судов, не организовали должного отпора врагу. Президент США Рузвельт, согласившись с предложением Черчилля о сокращении числа конвоев в СССР, писал ему 3 мая 1942 г.: «Предполагаю настаивать перед русскими, чтобы они сократили свои требования до абсолютно необходимого» (Churchill W. S. Op. cit. M., 1955. Vol. 4. P. 232.).

Заручившись этой поддержкой, Черчилль 19 мая 1942 г., сообщая И. В. Сталину об отплытии очередного конвоя, закончил телеграмму следующими словами: «Если счастье не будет сопутствовать нам и конвой потерпит весьма большие потери, то единственное, что мы можем сделать,- это задержать дальнейшую отправку конвоев до тех пор, пока мы не будем располагать большим морским пространством, когда лед отступит в июле к северу» (Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т. 1. С. 46.).

Потери во время следования караванов были, но большая часть судов с грузами достигала места назначения. Советское правительство, а также общественное мнение американского и английского народов не могли мириться с дальнейшим сокращением и тем более с полным прекращением поставок.

В этой обстановке произошли события, истинный смысл которых до сих пор остается до конца не раскрытым.

27 июня 1942 г. из Исландии был отправлен конвой «PQ-17» с назначением в советский порт Архангельск. В состав конвоя входили 34 торговых судна, которые эскортировались шестью эсминцами, двумя кораблями ПВО, двумя подводными лодками и 11 мелкими кораблями. Силы непосредственной поддержки состояли из двух английских и двух американских крейсеров с тремя эсминцами. Девять английских и две советские подводные лодки были сосредоточены вдоль северного побережья Норвегии. Наконец, основные силы прикрытия, крейсировавшие западнее, включали два линкора, один авианосец, три крейсера и флотилию эсминцев (См.: Churchill W. S. Op. cit. Vol. 4. P. 234; см. также: Руге Ф. Война на море, 1939-1945. М., 1957. С. 275.). В пути, когда над караваном нависла угроза нападения противника, из Лондона последовал приказ-радиограмма: «Отряду крейсеров отступить на запад с большой скоростью», а конвою «рассредоточиться и идти к русским портам» (Churchill W. S. Op. cit. Vol. 4. P. 235.). Этот приказ был отдан английским адмиралтейством 4 июля 1942 г. Контр-адмирал Гамильтон, командовавший крейсерами, приказал и эсминцам покинуть конвой.

Дальше последовало то, что неминуемо должно было произойти в создавшейся обстановке: германские самолеты и подводные лодки беспрепятственно охотились за торговыми судами, брошенными боевыми кораблями, и 23 из них были потоплены.

Гибель большей части конвоя «PQ-17» послужила поводом для английского правительства, чтобы приостановить поставки в СССР. В телеграмме, которую Черчилль по согласованию с Рузвельтом отправил И. В. Сталину, говорилось о прекращении поставок военных материалов по северному пути. В ней же впервые упоминалось о намерении союзников открыть второй фронт не в 1942 г., а в 1943 г. Это заявление было сделано в то время, когда на советско-германском фронте началась Сталинградская битва, требовавшая величайшего напряжения сил и огромных жертв от героически сражавшихся войск Красной Армии.

В своем ответе Черчиллю И. В. Сталин 23 июля 1942 г. писал:

«Получил Ваше послание от 18 июля.

Из послания видно, что, во-первых, Правительство Великобритании отказывается продолжать снабжение Советского Союза военными материалами по северному пути и, во-вторых, несмотря на известное согласованное Англо-Советское коммюнике о принятии неотложных мер по организации второго фронта в 1942 году, Правительство Великобритании откладывает это дело на 1943 год.

Наши военно-морские специалисты считают доводы английских морских специалистов о необходимости прекращения подвоза военных материалов в северные порты СССР несостоятельными. Они убеждены, что при доброй воле и готовности выполнить взятые на себя обязательства подвоз мог бы осуществляться регулярно с большими потерями для немцев. Приказ Английского Адмиралтейства 17-му конвою покинуть транспорты и вернуться в Англию, а транспортным судам рассыпаться и добираться в одиночку до советских портов без эскорта наши специалисты считают непонятным и необъяснимым. Я, конечно, не считаю, что регулярный подвоз в северные советские порты возможен без риска и потерь. Но в обстановке войны ни одно большое дело не может быть осуществлено без риска и потерь. Вам, конечно, известно, что Советский Союз несет несравненно более серьезные потери. Во всяком случае, я никак не мог предположить, что Правительство Великобритании откажет нам в подвозе военных материалов именно теперь, когда Советский Союз особенно нуждается в подвозе военных материалов, в момент серьезного напряжения на советско-германском фронте. Понятно, что подвоз через персидские порты ни в какой мере не окупит той потери, которая будет иметь место при отказе от подвоза северным путем.

Что касается второго вопроса, а именно вопроса об организации второго фронта в Европе, то я боюсь, что этот вопрос начинает принимать несерьезный характер. Исходя из создавшегося положения на советско-германском фронте, я должен заявить самым категорическим образом, что Советское Правительство не может примириться с откладыванием организации второго фронта в Европе на 1943 год.

Надеюсь, что Вы не будете в обиде на то, что я счел нужным откровенно и честно высказать свое мнение и мнение моих коллег по вопросам, затронутым в Вашем послании.

И. Сталин» (Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т. 1. С. 54.)

Таким образом, при решении конкретных проблем борьбы против гитлеровской Германии на пути эффективного объединения усилий союзников возникали значительные трудности. Наличие враждебных СССР сил в США и Англии ослабляло борьбу против фашистских агрессоров и отодвигало на длительный срок достижение победы. Но даже в этих условиях боевое содружество стран антигитлеровской коалиции имело большое положительное значение. И не только потому, что, несмотря на всю противоречивость, а зачастую и неискренность в отношениях с СССР, правительства США и Англии все же подчиняли свою политику целям войны против гитлеровской Германии. Большое значение имело то, что американский и английский народы, как и народы оккупированных фашистами стран, пристально следили за героической борьбой Красной Армии и на деле стремились оказывать СССР всемерную помощь.

Советский Союз, принявший на себя главную тяжесть вооруженной борьбы против гитлеровской Германии, вместе с тем был и самым последовательным организатором и вдохновителем народов, выступавших против фашистских агрессоров. Все это привело к тому, что СССР стал решающей силой антигитлеровской коалиции народов и государств.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь