история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГЛАВА III. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ МОНАРХИИ С БОЯРСКОЙ ДУМОЙ И БОЯРСКОЙ АРИСТОКРАТИЕЙ

В экономическом строе Русского государства в XVII в. произошли серьезные изменения. Польско-шведская интервенция и большие социальные потрясения в начале века отразились на хозяйственной жизни страны. Лишь к середине века Русскому государству удалось ликвидировать последствия разорения хозяйства.

Для экономического развития России в XVII в. характерны процессы дальнейшего расширения феодального землевладения (за счет сокращения черносошных земель), роста товарно-денежных отношений, появления мануфактурного производства с применением крепостного труда и как следствие всего - усиление внутриэкономических связей. Характеризуя этот новый период русской истории (примерно с XVII в.), В. И. Ленин отмечал как особенность развития России в это время фактическое слияние всех областей, земель и княжеств в единое целое, что "вызывалось усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 1, стр. 137).

Приспособление феодального хозяйства к рыночным отношениям вызывало рост феодальной эксплуатации. Чтобы преодолеть классовое сопротивление феодально зависимого крестьянства, необходимо было усилить внеэкономическое принуждение, а это можно было сделать только с помощью сильного государственного аппарата.

Борьба правительственных группировок за власть в начале XVII в. ослабила аппарат государства в подавлении сопротивления народных масс. Опыт "смуты" начала XVII в. подсказал господствующему классу, что только сильная самодержавная власть монарха с бюрократической государственной машиной способна обеспечить имущественную и личную безопасность феодалов, сохранить их вотчины, поместья и привилегии, обеспечить окончательное закрепощение крестьян.

Установив в 1613 г. новую правящую династию Романовых, вотчинники-бояре и помещики-дворяне в последующие десятилетия, в правления царей Михаила Федоровича (1613 - 1645) и Алексея Михайловича (1845 - 1876), предпринимают усилия к восстановлению и дальнейшему укреплению всей государственной системы. В XVII в. в Русском государстве окончательно установилась самодержавная власть "государя всея Руси". Одновременно с ростом власти царя усилился и усложнился государственный аппарат, который принял характер бюрократического строя. Это нашло выражение в существовании одновременно до 50 центральных учреждений - "приказов" различной величины и значения - от общегосударственных ведомств со сложной структурой и большим числом должностных лиц (Посольский, Разрядный, Поместный) до карликовых учреждений со скромными функциями и составом (Панихидный приказ). Усложнилось и местное управление.

Государственный аппарат обслуживала значительная прослойка служилого чиновничества. Несмотря на внутреннюю консолидацию страны, в политическом строе Русского государства XVII в. сохранились еще пережитки феодальной раздробленности. Одним из них было местничество, выражающееся в наследственном праве определенных боярских фамилий на то или иное "место" в иерархии служилых чинов на гражданской и военной службе, а также в быту. Местничество являлось своеобразной формой приспособления феодальной иерархии времен политической раздробленности к условиям централизованного государства. Уже с середины XVI в. принимались меры к его ограничению. В XVII в. местничество оказалось препятствием на пути укрепления самодержавной монархии. Изменения внутри господствующего класса (возросшее значение поместного дворянства) позволили правительству в 1681 г. упразднить местничество как явление "враждотворное и братоненавистное".

Основной особенностью государственного строя России в XVII в. В. И. Ленин считал самодержавную монархию "с боярской Думой и боярской аристократией" (В. И. Ленин, Сочинения, т. 15, стр. 308.). Действительно, несмотря на возросшее к началу XVII в. значение поместного дворянства, боярство сохраняло свое экономическое и политическое могущество. Боярская дума по-прежнему являлась важнейшим органом государства, разделявшим вместе с царем прерогативы верховной власти. Это был орган боярской аристократии; с 1594 по 1682 г. в Боярской думе заседали представители 60 боярских фамилий страны.

Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате. С карт. худ. А. Я. Рябушкина.
Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате. С карт. худ. А. Я. Рябушкина.

Состав Боярской думы за век возрос более чем в два раза. Если в правление Бориса Годунова в начале века насчитывалось 30 думных членов, то в правление Федора Алексеевича их уже было за 167. Особенно заметно возрастало число окольничих, думных дворян и дьяков. Боярская дума представляла собой собрание представителей старинных боярских фамилий и выслужившихся приказных дельцов.

Как и в XVI в., дела возбуждались в думе указом царя, докладом из приказа или челобитными. Иногда для предварительной разработки и подготовки вопроса создавалась думская комиссия. Так, Уложение 1649 г. в течение двух с половиной месяцев готовила думская комиссия во главе с князем Н. И. Одоевским. На обсуждение очень важных государственных вопросов приглашались представители высшего духовенства.

Совместная деятельность царя и думы находила выражение в стереотипной формулировке думского приговора: "Царь (или великий государь) указал, и бояре приговорили"; со второй половины века чаще встречалась и другая формулировка, подчеркивавшая возраставшую власть царя: "По указу великого государя бояре приговорили".

Заседания Боярской думы в XVII в. проходили, как правило, ежедневно в личной половине дворца (передней, золотой, столовой палатах или "в комнате", т. е. кабинете царя), реже вне дворца (Коломенском, Измайлове и т. д.). Бояре съезжались "в первом часу после выхода солнца" и заседали до 5 - 6 часов вечера, иногда заседания происходили с 1 часа дня до 11 часов ночи.

Внешнюю картину заседания Боярской думы в середине XVII в. весьма красочно описал в своем сочинении "О России в царствование Алексея Михайловича" бежавший в Швецию подьячий Посольского приказа Григорий Котошихин: "И как царю случится сидеть с теми боярами и думными людьми в думе о иноземских и о своих государственных делах, и в то время бояре и окольничие и думные дворяне садятся по чинам от царя поодаль на лавках: бояре под боярами, кто кого породою ниже, а не тем, кто выше и преж чину; окольничие иод боярами против того ж, под окольничими, думные дворяне по тому ж, по породе своей, а не по службе; а думные дьяки стоят, а иным временем царь велят им сидеть; и о чем случится мыслити, мыслят с царем, яко обыщай и инде государствах. А случится царю мысль свою о чем объявити, и он им объявлял, приказывает, чтобы они, бояре и думные люди, помысля, тому делу дали способ: и кто из тех бояр побольше и разумнее, или кто из меньших, и они мысль свою способу объявляют; а иные бояре брады свои уставя, ничего не отвещают, потому что царь жалует многих в бояре не по разуму их, но по великой породе, и многие из них грамоте не ученые" (Г. Котошихин, О России в царствование Алексея Михайловича, гл. II, Спб., 1906, стр. 27.).

Таким образом, в заседании Боярской думы различались следующие основные этапы: 1) размещение членов; 2) сообщение царем повестки дня и предложение "помысля тому делу дать способ"; 3) прения и 4) решение.

Характерной особенностью XVII в. явилась более тесная связь личного состава Боярской думы с приказной системой. Многие члены думы, по совместительству, выполняли обязанности начальников (судей) приказов, воевод, находились на дипломатической службе.

На заседаниях Боярской думы утверждались решения приказов (статейные списки). Дума была высшей служебной инстанцией государства. Для рассмотрения спорных дел, поступающих из приказов, в 1681 г. при Боярской думе было учреждено постоянное судебное отделение - Расправная палата, представлявшая собой целую судебную коллегию (9 бояр, окольничих и думных дворян и 12 думных дьяков), во главе с князем Н. И. Одоевским. Расправная палата просуществовала до 1694 г.

Заседания Боярской думы являлись нередко ареной местнических споров, протекавших иногда в думе довольно бурно. В 1620 г. "неважный" дворянин И. Чихачев, служивший при царе в рындах (пажах), затеял местнический спор против князя А. Г. Шаховского. В Боярскую думу, куда его призвали для разбора, он явился, притворясь больным, на костылях. За бесчестье князя Шаховского дума приговорила И. Чихачева к наказанию кнутом. Возмущение боярской аристократии распалило страсти. "Долго ждать, бояре", - воскликнул думный дьяк Томило Луговский и, выхватив у Чихачева один костыль, принялся бить его по спине и по ногам. Не сдержался и царский дядя боярин И. Н. Романов; он схватил другой костыль Чихачева и присоединился к дьяку. Оба приговаривали: "Не поделом бил челом, знай свое место".

В местнических спорах Боярская дума чаще всего выносила решение о выдаче головой лица менее знатного, посягнувшего тягаться со знатным человеком. Сам обряд "выдачи головой" заключался в том, что после решения Боярской думы указ о "выдаче головой" оформлялся в Разрядном приказе, а затем виновный в сопровождении чиновника этого приказа (дворянина, дьяка или даже подьячего) с указом о выдаче препровождался к выигравшему местнический спор; тот встречал их на крыльце, благодарил за милость; в это время выдаваемый должен был виниться, даже стоять на коленях. Князь Д: М. Пожарский был "выдан головой" царскому родственнику Б. М. Салтыкову; другой его местнический спор с князем Волконским (1627 г.) закончился высылкой Д. М. Пожарского воеводой в Новгород ("Дворцовый разряд", кн. I, стр. 435 - 6, 123, 1377 Обряд "выдачи головой" надолго пережил местничество; последний известный случай его состоялся в 1767 г. (ПСЗ, т. 18, № 12881).).

Боярская дума просуществовала весь XVII в., хотя ее значение в последнее десятилетие века сильно упало.

В первые годы правления царя Михаила Романовича в условиях общей разрухи и тяжелого финансового положения после интервенции и социальных потрясений правительство особенно нуждалось в непосредственной опоре на основные группировки, господствующего класса. Земские соборы заседали почти непрерывно: 1613 - по конец 1615, начале 1616 - 1619, 1620 - 1622 гг. На этих соборах основными вопросами были: изыскание финансовых средств для пополнения государственной казны и внешнеполитические дела. Кроме увеличения прямых налогов, с согласия земских соборов правительство в 1613 - 1619 гг. семь раз собирало чрезвычайные сборы - определенный процент (20, 10, 5) с имущества торговых людей (так называемые "пятинные деньги").

На этих и последующих соборах XVII в. поместное дворянство и посадские верхи были представлены гораздо шире, а их голоса раздавались увереннее. Все это было результатом тех сдвигов, которые произошли внутри господствующего класса в результате опричнины, а также интервенции и крестьянской войны в начале XVII в.

С 20-х годов XVII в. государственная власть несколько окрепла, и земские соборы стали собираться реже. Соборы 30-х годов также связаны с вопросами внешней политики: в 1632 - 1634 гг. войной с Польшей, в 1636-1637 гг. - с Турцией; на этих соборах также принимались решения о дополнительных налогах на ведение войны.

На весьма многолюдном соборе 1642 г. члены Боярской думы, вернее духовенства, а также представители провинциальных дворян, стрелецких голов и торговых людей занимались изысканием средств помощи казакам, захватившим в устье Дона мощную крепость крымского хана Азов. Разрешение вопроса "за Азов с турским и крымским царем, разрывать ли и Азов у донских атаманов и казаков принимать ли" - зашло в тупик. После длительных пререканий сословных групп, входящих в состав собора, было вынесено решение отказать казакам в помощи. На этом же соборе представители поместного дворянства и городов подали челобитные, выражая свои сословные притязания.

Одним из важнейших земских соборов был собор 1648--1649 гг., собравшийся в условиях ожесточенной классовой борьбы в стране (городские восстания летом 1648 г. в Москве и других городах). На соборе были поданы челобитные от дворян с требованием усиления феодальной зависимости крестьян (сыска их без урочных лет); посадские в своих челобитных выражали желание уничтожить белые (т. е. не обложенные налогами и сборами) слободы, жаловались на непорядки в управлении и суде.

Специальная комиссия Боярской думы во главе с боярином князем Н. И. Оболенским (В ее состав входили также князь С. В. Прозоровский, окольничий князь Ф. Ф. Волконский и дьяки Г. Левонтьев и Ф. Грибоедов.) в короткий срок подготовила проект Соборного уложения - кодекса законов самодержавной монархии XVII в., в котором были учтены пожелания помещиков и посадской верхушки.

В течение четырех месяцев проект обсуждался членами Земского собора и был окончательно утвержден 29 января 1649 г. (Сложную задачу размножения "Соборного уложения" с невиданным для того времени тиражом (2000 экз.) осуществил Московский печатный двор - единственная государственная типография Русского государства XVII в. (Печатный двор был подведомствен специальному Приказу книгопечатного дела, учрежденному еще в 1553 г.)).

Восстание городских низов во Пскове в 1650 г. заставило правительство срочно созвать Земский собор.

Земский собор. С карт. худ. А. Ф. Максимова.
Земский собор. С карт. худ. А. Ф. Максимова.

Земские соборы 1651 и 1653 гг. были связаны с разрешением вопроса о войне с Польшей; на соборе 1653 г. был положительно решен вопрос о воссоединении Украины с Россией.

Все последующие земские соборы были неполными и являлись фактически совещаниями царя с представителями определенных сословий. Земские соборы способствовали укреплению самодержавной власти царя и государственного аппарата. Созывая Земский собор, правительство возлагало надежды на получение от его членов информации о положении на местах, на моральную поддержку с их стороны различных внешнеполитических, финансовых и прочих мероприятий правительства.

Дворяне-помещики и посадские видели в земских соборах место, где можно было быстрее, минуя приказную волокиту, разрешить свои нужды.

Какова была техника созыва земских соборов? Инициатива созыва собора принадлежала правительству, которое рассылало по воеводам особые призывные грамоты с предложением выбирать депутатов на очередной Земский собор. В этих же грамотах назывался и известный критерий облика депутата ("добрых", "разумных", "постоятельных", "добрых и смышленых, кому твои государевы и земские дела за обычай"). Воеводы доводили эти призывные грамоты до населения, посылали извещения дворянам и посадским.

Избиратели (дворяне и посадские) выбирали депутатов (выборных), составляли протокол, скрепленный подписями ("выбор за руками"). Этот протокол вместе с воеводской отпиской выборные сами везли в столицу на собор. Кроме того, избиратели, по-видимому, снабжали выборных какими-то устными или письменными наказами.

Земский собор собирался чаще всего в одной из кремлевских палат (Грановитой, Столовой и др.). Открывал собор дьяк или сам царь. Дьяк зачитывал "письмо" - повестку дня собора (например, на соборе в 1642 г.); ответ на них давался по "отдельным статьям" каждым сословием. На Земском соборе 1649 г. бояре и духовенство нередко заседали отдельно от остальных депутатов.

Земские соборы становились нередко ареной борьбы группировок господствующего класса, отдельных сословий. Особенно характерен в этом отношении Земский собор 1642 г., на котором каждая сословная группа, не желая нести военную или материальную тяжесть новой войны с Турцией и Крымом, ссылалась на других, которые якобы могли оказать более существенную помощь. Впрочем, между помещиками и верхами посада на ряде земских соборов первой половины века установилась своеобразная солидарность ("единачество") на почве общего недовольства несовершенством законодательства и государственного аппарата, засилия бояр.

Продолжительность земских соборов была различной. От нескольких часов (1645) и дней (1642) до нескольких месяцев (1648 - 1649) и даже лет (1613 - 1615, 1615 - 1619, 1620 - 1622).

Решения Земского собора оформлялись в соборный акт - протокол за печатями царя, патриарха, высших чинов и кресто-целованием чинов пониже. Собор завершался обычно парадным обедом.

Падение роли земских соборов тесно связано с глубокими социально-экономическими сдвигами, произошедшими в Русском государстве к середине XVII в.

Восстановление экономики страны и дальнейшее развитие феодального хозяйства позволили укрепить государственный строй России с самодержавной монархией и бюрократическим аппаратом приказов и воевод. Правительство уже не нуждалось в моральной поддержке "всей земли" своих внутри- и внешнеполитических начинаний. Удовлетворенное в своих требованиях окончательного закрепощения крестьян, поместное дворянство охладело к земским соборам. С 60-х годов земские соборы переродились в более узкие по составу сословные совещания.

XVII в. являлся временем расцвета приказной системы управления.

Первенствующее значение в государстве, как и прежде, играли военно-административные приказы, число которых возросло. Личным составом служилых людей Русского государства ведал по-прежнему Разрядный приказ, имевший в XVII в. довольно сложную структуру. Приказ подразделялся на пять территориальных столов (Московский, Владимирский, Новгородский, Севский, Белгородский) и три стола специального назначения: поместного, денежного и приказного.

Из территориальных столов важнейшим считался Московский. Он ведал личным составом приказов и воеводами. Стол разделялся на ряд повытий, из которых каждый заведовал определенными городами (например, одно из повытий ведало до 30 замосковными городами, другое - 8 украинными, третье - 11 рязанскими и т. д.; всего в столе было 7 повытий). Московский стол ведал укреплениями и сторожами пограничной линии государства, разбирал местнические дела. Здесь же велись записные книги денежного жалованья служилых людей, стрельцов и ратных людей полков иноземного строя.

Все остальные территориальные столы вели учет рядового состава армии в пределах определенного территориального военного округа ("разряда").

Наделением служилых людей землями ведал поместный стол. Связь Разряда с другими приказами осуществлял приказный стол; этот же стол судил всех военнослужилых людей и особенно приказных.

В тесной связи с Разрядным приказом находился Поместный приказ, который, как и в XVI в., ведал учетом поместного земельного фонда и раздачей земель служилым' людям в "оклад".

Возрастание роли и значения помещиков-дворян в армии и гражданском государственном аппарате, рост размеров поместного землевладения, постепенное сближение поместного и вотчинного землевладения в XVII в. делало Поместный приказ одним из важнейших приказов государства.

Усиление крепостного гнета вызывало возрастание побегов феодально зависимых крестьян. Приказ вел активную борьбу с этими побегами, посылая на места с широкими полномочиями специальных сыщиков. В период подавления крестьянской войны под руководством Степана Разина приказ посылал сыщиков даже на территорию, подведомственную другим приказам. После ликвидации Монастырского приказа духовные феодалы настояли на том, чтобы суд над монастырскими людьми и крестьянами был передан Поместному приказу.

Значительно расширилась деятельность Поместного приказа в начале XVIII в., когда приказ был привлечен к сбору даточных, к набору людей на постройки, сбору денег вместо даточных. Приказу был поручен даже надзор за торговлей солью на территории всего государства.

В течение XVII в. территория, подведомственная приказу, возрастает вдвое. Если в 1626 - 1627 гг., по далеко не полным данным, приказу были подведомственны 49 городов (уездов), то в конце XVII - начале XVIII в. в его ведении находилось уже 95 городов (уездов).

Расширение задач приказа усложнило его организационное устройство. Приказ возглавлял судья, при котором был товарищ из думных дворян и несколько (от 2 до 10) дьяков. В совокупности они составляли общее присутствие приказа - судейский стол, разбиравший главным образом судебные дела.

Исполнительный аппарат приказа подразделялся на несколько территориальных столов: Московский, Рязанский, Псковский, Владимирский, Ярославский. В 1682 - 1683 гг. в связи с расширением деятельности приказа (массовой раздачи земель в вотчины, раздач поместий и вотчин за счет неосвоенных южных земель - "дикого поля") появились новые столы: вотчинной записи (т. е. регистрация), диких поль и приказной (последний вел запись указов, рассылку различных бумаг, осуществлял чисто секретарскую деятельность). В начале XVII в. появились новые столы: по набору работных людей, рекрутный, соляной. Соответственно возрастало и число подьячих приказа. Если в 1626 - 1627 гг. в приказе было 102 подьячих, то в 1677 - 1678 гг. их было уже 442 человека. На всем протяжении XVII в. Поместный приказ был приказом с самым большим личным составом подьячих.

В XVII в. возросло число стрельцов, которые принимали активное участие не только в охране границ государства и войнах, но использовались для караульной, полицейской служб и борьбы с пожарами. Наряды стрельцов несли караулы в Кремле и на московских улицах. Только в одной Москве в середине XVII в. находилось до 20 стрелецких полков, по 800 - 1000 человек в каждом полку. Стрельцы проживали особыми слободами и занимались в промежутках между службой ремеслом, мелкой торговлей. Каждый полк имел свою канцелярию - стрелецкую избу. Возглавлявшие стрелецкие полки полковники были не только командирами, но и судьями для стрельцов.

Все дела по службе, содержанию, управлению и суду стрельцов осуществлял Стрелецкий приказ. Ему же была подведомственна и часть казаков.

Средства на содержание стрельцов (стрелецкие сборы) собирали с более чем 100 городов и уездов Приказы большого дворца и казны, а также четверти. В 1679 г. к Стрелецкому приказу была подчинена Костромская четверть, которой в административном, судебном и финансовом отношении были подведомственны 21 город (Ярославль, Муром, Алексин, Елатьма и т. д.).

С 1681 г. этому приказу были переданы средства, поступающие в Ямской приказ.

После стрелецкого мятежа 1697 - 1698 гг. Петр I ликвидировал стрелецкие войска и компетенция Стрелецкого приказа значительно сократилась (он ведал некоторыми полками иноземного строя). 23 июня 1701 г. Стрелецкий приказ был преобразован в Приказ земских дел. Он наследовал функции упраздненного еще 3 ноября 1699 г. Земского приказа по полицейскому правлению Москвой.

Службой и жалованьем наиболее привилегированной части казаков, находящихся на военной службе Русского государства, ведали в 1617 - 1636 гг. Казачий, а после его ликвидации ряд других приказов (Челобитный, Разряд).

Появление полков иноземного строя вызывало учреждение и специальных приказов по заведованию различными родами войск нового строя. Наиболее важным из этих приказов был Рейтарский приказ (1649 - 1701), который ведал рейтарскими полками во всех отношениях: их комплектованием, снабжением, обучением и судом.

В последние десятилетия XVII в. Рейтарский и Иноземный приказы имели всегда одного начальника и одних дьяков.

Недостатки дворянской конницы и стрельцов толкали на формирование уже с 30-х годов (со времени подготовки русско-польской войны 1632 - 1634 гг.) полков нового (иноземного) строя. Рядовой состав этих солдатских, драгунских и рейтарских полков формировался из насильственно набираемых даточных людей от тяглого (крестьянского и посадского) населения, а также добровольцев - "охочих" людей из вольного населения. Вместо даточных, набираемых с определенного числа дворов, можно было платить определенный сбор на содержание этих полков. Этим занимались существовавшие почти одновременно Приказы сбора даточных людей (1631 - 1654) и сбора ратных людей (1637 - 1654).

Возросшее производство вооружения осуществлялось предприятиями и мастерами, подведомственными Пушкарскому приказу, Оружейной палате и созданному в 1647 г. Ствольному приказу.

Чрезвычайными мерами по укреплению южных границ Русского государства и строительству городов руководил Приказ городового дела (1638 - 1644).

Очень близок был к военной организации Русского государства Аптекарский приказ, основанный еще в конце XVI в. Первоначально он являлся чисто придворным учреждением, обслуживавшим царя, царскую фамилию и близких ко двору лиц. В XVII в. приказ превратился в государственный центр медицинского дела. Он организовал военно-медицинскую службу в Русском государстве. Подведомственные ему аптеки проводили продажу лекарств. Приказ боролся со знахарством.

В организации лечебного дела деятельность приказа была ограничена узкими группировками господствующего класса: царской семьей, боярами, верхами духовной и гражданской бюрократии, военнослужилыми людьми, иностранцами. Для простого народа лекари и медикаменты были недоступны.

Аппарат Посольского приказа в XVII в. значительно возрос. В приказе появились структурные части - повытья, возглавляемые старшими подьячими: три повытья ведали сношениями с Западной Европой, а два - с Азией. В составе приказа числились переводчики (для устного), золотописцы (для росписи дипломатических грамот). Посольский персонал имел несколько степеней: великие послы, легкие послы (посланники), гонцы, посланцы.

Компетенция Посольского приказа значительно возрастает. Он заведовал не только дипломатическими сношениями с иностранными государствами, но и торговлей с иностранцами, приезжими иностранцами вообще, кроме тех, которые определялись на службу в Русском государстве (ими заведовал возникший еще в конце XVI или начале XVII в. Иноземный приказ), донскими казаками, татарами, помещенными на русских землях (в Москве, Касимове, Ярославле и других городах); приказ являлся судом для иностранцев с русскими, управлял некоторыми городами, доход с которых поступал на нужды приказа (Каси мовым, Романовым и др.), Гранатным двором, железоделательным заводом Марселиса, корабельной верфью в Дединове на Оке, Немецкой слободой (до 1666 г., когда она была передана в Разряд), даже некоторыми монастырями по их челобитьям (Воскресенским, Симоновым, Киево-Печерской лаврой и др.), почтой с иностранными государствами через Курляндию и Польшу; с конца XVIII в. приказ заведовал вотчинами и солеварнями Строгановых. Во второй половине XVII в. во главе приказа становятся ближние бояре - А. Л. Ордин-Нащокин, А. О. Матвеев, В. В. Голицын, проводившие более самостоятельную от Боярской думы политику.

С 60 - 70-х годов Посольский приказ объединял ряд приказов; ему были подчинены: Новгородская, Галицкая и Владимирская четверти, Малороссийский, Смоленский, Литовский, Великороссийский, Печатный и Полоняничный (Заведовал выкупом русских воинов, попавших в плен.)приказы.

В XVII в. Ямской приказ сохранял значение одного из важнейших приказов государства. Ямщики определялись теперь на жалованье государства как особая сословная группа служилых людей: за их содержание население платило особый налог. Во главе каждого яма с начала XVII в. стоял назначенный приказам ямской приказчик, а ямской слободой управлял староста.

Обострение классовой борьбы в XVII в. вызвало значительное расширение аппарата группы судебно-полицейских приказов.

В Московском приказе XVI в. С карт. худ. К. В. Лебедева.
В Московском приказе XVI в. С карт. худ. К. В. Лебедева.

Общее руководство полицейской расправой по разбойным, татебным и приводным делам принадлежало Разбойному приказу, во главе которого стояла целая следственно-служебная коллегия из боярина (окольничего), дворянина (стольника) и двух дьяков. Приказ имел разветвленную сеть местных органов - губных старост и губных изб, осуществлял надзор за устройством тюрем во всем государстве. В чрезвычайных случаях приказ посылал наделыциков и сыщиков из центра.

Полицейское управление, а также разбойные и татиные дела по Москве осуществлял Земский приказ; он ведал вопросами городского благоустройства и борьбы с пожарами. На протяжении всего века Земский приказ проводил переписи дворов и церквей. В конце XVII в. Земский приказ был объединен со Стрелецким.

Из четырех территориальных судных приказов, созданных в конце XVI в., Дмитровский и Рязанский вскоре исчезли. Продолжали действовать Московский и Владимирский судные приказы, которые являлись привилегированными судами для представителей всех групп господствующего класса феодалов о "всяких делах бояре, окольничие, думные и ближние люди, и стольники и стряпчие, и дворяне и всякие помещики и вотчинники". Указом 3 ноября 1699 г. оба эти приказа были соединены в один под названием "Судный".

Юридическое оформление индивидуального закрепощения крестьян, регистрацию дворовых всех вотчинников и помещиков, всякого рода кабал и крепостей осуществлял Холопий приказ. Здесь писались кабальные на холопов, оформлялись на них "крепости", рассматривались тяжбы бояр и служилых людей из-за холопов. В этот приказ вотчинники и помещики подавали заявления ("явки") о беглых, о которых приказ вел обширную переписку с воеводами. Обращались в приказ и холопы - с челобитными с отысканием свободы от холопства.

Приказная и воеводская волокита порождала поток челобитных на имя царя, подаваемых ему в походах, на праздники и пр. После их разбора царем и Боярской думой давался указ, который после подписывался думным дьяком. После этого челобитная отсылалась в Челобитный приказ. Подьячие этого приказа на площади вслух зачитывали решения и отдавали их челобитчикам, а те направлялись в соответствующий приказ, где дело по царскому указу и разрешалось.

Уложение 1649 г. отменило порядок прямой подачи челобитных царю, что сократило функции приказа и повело к его фактическому упразднению: указом 9 февраля 1685 г. Челобитный приказ был присоединен к Владимирскому судному.

Челобитные недовольных решениями Поместного и Холопьего приказов вотчинников и помещиков из Челобитного приказа передавались в специально созданный в 1619 г. Приказ сыскных дел (В XVII в. существовало несколько "сыскных" приказов разного назначения: в 1662 г. существовал Сыскной приказ для суда над виновниками московского городского восстания; в 80-х годах Сыскным приказом называли "Разбойный приказ".), который являлся главным образом судом по земельным и холопьим делам.

В 1625 г. из Приказа сыскных дел выделился Приказ приказных дел - орган особых поручений в области управления, финансов и т. д.

Рядовые провинциальные служилые люди были недовольны засилием думных чинов и высшей приказной бюрократии в первые годы правления царя Михаила Федоровича. В одной из грамот тех лет отмечалось, что "иные многие люди бьют челом на бояр и всяких чинов людей в насильстве и в обидах, чтоб их пожаловать, велети от сильных оборонить". Идя навстречу пожеланиям этой части господствующего класса, правительство создало в том же 1619 г. Приказ, "что на сильных бьют челом".

Численный рост вооруженных сил, государственного аппарата и активная внешняя политика требовали огромных денежных средств. Все это вызвало увеличение размеров прямых и косвенных налогов, введение новых налогов, разного рода чрезвычайных податей и сборов. С возрастанием значения финансовой функции Русского государства усложнилась и система финансовых приказов.

Сбор государственных прямых налогов в отдельных местностях осуществляли Четвертные приказы, которые с начала XVII в. носят территориальные названия: Новгородская (1601), Галицкая (1606), Устюжская (1611), Владимирская (1629), Костромская (1629) четверти.

Четвертные приказы XVII в. были не только финансовыми, но и территориальными приказами. Они ведали населением городов и уездов, управлением и судом. Новгородской четверти были подведомственны 65 городов, Галицкой и Устюжской четвертям - по 22 города, Владимирской четверти - 26 городов, Костромской - 21 город. Если территория Новгородской четверти представляла собой более или менее сплошной массив бывших новгородских земель, то города других четвертей были разбросаны по всему государству. В Галицкой четверти наряду с северными городами Галичем и Белоозером находились расположенные в междуречье: Оки и Волги - Шуя и на юге государства - Белев. Впрочем, особенно в первой половине XVII в., города часто меняют свою подчиненность тому или иному приказу.

В 1680 г. Владимирская, Галицкая и Новгородская четверти были объединены в ведение одного боярина, а со следующего года подчинены Посольскому приказу.

Еще в 1597 г. для заведования кабацким делом и кабацкими сборами на территории всего государства была учреждена Новая четверть (Приказ новой четверти).

В торговле спиртными напитками в Русском государстве чередовались то поручение казенной торговли водкой выборным лицам (кабацким головам и целовальникам), то отдача продажи водки на откуп (с предварительной уплатой откупщиком в приказ определенной суммы). Приказ новой четверти ведал выбором кабацких голов и целовальников, отдачей кабаков на откуп, уплачивал деньги поставщикам водки в московские кабаки и кружечные дворы, боролся с корчемством и торговлей табака; в Приказ новой четверти поступали кабацкие сборы со всего государства (Уложение 1649 г. устанавливало порядок сдачи водочной торговли на откуп; в 1651 г. была введена система поручения торговли выборным лицам, в 1663 г. опять восстановлены откупа, а в 1681 г. они были вновь упразднены до начала XVIII в. ).

Большие доходы в государстве приносили таможенные сборы. В Русском государстве XVII в. насчитывалось до 20 только внутренних таможенных пошлин. Выезжал торговец из города и с него брали выездные деньги, а в городских воротах - воротные за проезд по дороге с него брали проезжие, а по мосту - мостовые; при выезде в город с него брали выездные деньги, а когда торговец располагался для торговли на торговой площади, с него брали амбарные, избные, с места, со скамьи, шалашные, полавочные и другие сборы.

Таможенными сборами государства ведал в XVII в. Приказ большого прихода. Он же сдавал на откуп бани, лавки, гостиные дворы и погреба, взимал плату с клеймения товаров, с мер - "чем всякие товары и питья меряют". В отдельные периоды этому приказу передавались даже ямские сборы.

В отличие от всех других финансовых приказов, Приказ большого прихода был чисто финансовым приказом, не управлявшим никакой территорией. В 1680 г. этот приказ был упразднен и его дела были переданы в Приказ большой казны.

В начале XVII в. возник Приказ большой казны, ведавший сборами прямых налогов с городского населения, занятого торговлей и ремеслами. В отношении к этому населению приказ выполнял административные и финансовые функции. Приказ руководил выборами специальных сборщиков оброчных денег среди торговых людей и ремесленников; в него поступали и сами сборы. Кроме того, в ведении приказа находилось и монетное дело. На подведомственном приказу Денежном дворе под надзором дворянина или дьяка мастера чеканили монету. Приказ выпускал монету в обращение, преследовал ее подделку.

С 1680 г. этот приказ стал ведать таможенными и частично кабацкими сборами. Приказ этот существовал до 1718 г.

Для сбора различных чрезвычайных налогов, главным образом на содержание администрации, на всем протяжении XVII в. создавались специальные приказы: по решению земского собора 1616 - 1618 гг. - Приказ сбора пятинных и запросных денег, действовавший с 1618 по 1637 г., а затем передавший свои полномочия чисто военному Приказу сбору ратных людей. В годы войны за Украину Приказ сбора ратных людей в 1659 г. был преобразован в Приказ денежного сбора, которому был поручен сбор особого чрезвычайного налога (десятой деньги); этот приказ просуществовал до 1680 г. В 60-х годах существовал Приказ денежной раздачи.

Иногда на содержание армии производились натуральные сборы продовольствия. С 1655 по 1683 г. существовал особый Хлебный приказ, а в 1672 - 1697 гг. - Приказ сбора стрелецкого хлеба.

Огромные расхищения государственных средств, производимые чиновниками приказов, побудили правительство установить некоторые робкие формы государственного контроля. В 1656 г. был учрежден особый Счетный приказ. Нерегулярно, каждый раз по специальному указу, дьяки и подьячие всех приказов должны были являться в этот приказ с приходными и расходными книгами для проверки правильности и законности финансовых операций приказов. Кроме того, этот приказ до 70-х годов (когда возник особый Доимочный приказ) производил сбор недоимок и остатков за прошлые годы. Приказ существовал до 1701 г.

Лишь условно к группе финансовых приказов можно причислить Печатный приказ. Грамоты, или "памяти" (напоминания), посылаемые из приказов по царскому указу воеводам, челобитным, подаваемые в приказы людьми разных классов, жалованные грамоты, удостоверявшие получение служилыми людьми или монастырями поместий или вотчин, вводные грамоты, утверждавшие в праве наследства, заемные, закладные, исковые и другие документы учреждений и частных лиц не имели юридической силы без государевой печати. Для этого каждый документ предъявлялся в созданный еще в конце XVI в. Печатный приказ, существовавший до 1722 г. Начальник его, думный дьяк-печатник, у которого печать висела на шее, прикладывал ее к документам. Со всех предъявленных в приказ документов здесь взимались печатные пошлины.

Расширение территории государства вызвало образование группы территориальных приказов.

Первые десятилетия века были временем быстрой колонизации Сибири; к середине века русские землепроходцы достигли Тихого океана. В 1637 г. управление Сибирью, находившееся доселе в ведении Казанского приказа, обособилось в ведомстве особого Сибирского приказа, который ведал Сибирью во всех отношениях, назначал и смещал сибирских воевод, дьяков и других служилых людей, ему подчинялись размещенные по сибирским городам стрельцы и другие ратные люди; приказ заведовал сбором ясака с нерусских народов, денег, хлеба и соли с русского населения, размещением ссыльных и надзором за ними.

Активная внешняя политика 50 - 70-х годов вызвала образование ряда территориальных приказов по управлению присоединенных земель. Временно оккупированные русскими войсками земли Литвы и Прибалтики управлялись территориальными Приказами княжества Литовского (1656 - 1667), Лифляндских дел (1660 - 1666). Присоединенные к России смоленские земли управлялись Приказом княжества Смоленского (Смоленским приказом), созданным в 1673 г. и подчиненным в 1680 г. Посольскому приказу.

Воссоединенная с Россией Украина получила в составе Русского государства автономное управление. Сношение с Украиной осуществлял созданный в 1662 г. Малороссийский приказ; ему же подчинялись московские воеводы и русские отряды на Украине. В 1687 г. Малороссийский приказ был подчинен Посольскому приказу, находясь в его составе до начала XVIII в.

Города, в которых были расположены некоторые русские полки (Сумской, Ахтырский, Харьковский, Острожский), в финансовом отношении попали в ведомство приказа Великой России (или Великороссийского), учрежденного в 1687 г. и существовавшего до начала. XVIII в.

В XVII В. существовала значительная группа дворцовых приказов, из которых наибольшее значение имел Приказ большого дворца, ведавший обширными, разбросанными по территории всего государства, землями. В 60 - 80-х годах в ведении этого приказа числилось 20 городов, множество сел и деревень, некоторые московские слободы (Басманная, Котельническая, Таганская и др.), с различными категориями подведомственного населения: царскими дворовыми людьми, дворцовыми крестьянами и ремесленниками; приказ управлял ими, собирал с них налоги, судил их (последнее осуществлял в 1626 г. подведомственный Приказу большого дворца Дворцовый судный приказ).

Собранные припасы поступали в царский дворец, а деньги расходовались на покупку всего необходимого для дворца, содержание дворцовых служителей, дворцовые постройки и царскую благотворительность. Приказом управляла целая бюрократическая коллегия во главе с боярином-дворецким; окольничий, два думных и два-три обычных дьяка.

При приказе сложилась система "дворов", заведовавшая снабжением царского дворца всем необходимым: Кормовой, Хлебенный, Житенный, Сытенный. Продолжали существовать и некоторые другие ранее известные приказы: всю первую половину века существовали Ловчий и Сокольничий приказы, весь век - Постельничий и Казенный; в связи с развитием приказного аппарата последний постепенно теряет свое общегосударственное значение, превращаясь в личную казну царя, хранилище золотых и серебряных изделий, драгоценных материй и т. п.

В XVII в. возникли некоторые новые дворцовые приказы. В период правления Бориса Годунова возник Приказ золотых и серебряных дел, ведавший мастерами золотого и серебряного дела, изготовлявшими предметы царской утвари. Царская мастерская (с 1627 г.) и Царицына мастерская (с 1656 г.) палаты заведовали изготовлением и хранением одежды членов царской фамилии; обе палаты имели своих ремесленников, которые изготовляли эту одежду (в частности, в ведении царицыной мастерской палаты находилась Кадашевская слобода в Москве).

Существовали некоторые более мелкие приказы, в том числе учрежденный в 1663 г. Панихидный приказ, который заведовал организацией церковных служб по умершим царям и членам их семей. В дни поминок каждого из них приказ рассылал указы по церквам и монастырям.

Крупнейшим феодалом в XVII в. была церковь. Патриарху, монастырям и церквам принадлежали огромные земли, населенные крепостными крестьянами. Опираясь на эти земельные богатства, патриархи притязали на независимость, и даже превосходство своей власти над светской властью.

Особенно возросло значение патриарха при Филарете - отце царя Михаила Романова, который возвратился из польской ссылки в 1619 г. и оставался на посту патриарха до своей смерти в 1633 г. Филарет добился для себя титула "великого государя", а для укрепления своей власти и политического значения церкви провел в 1620 - 1626 гг. реформу по централизации церковного управления. Им был учрежден ряд патриарших приказов: Дворцовый, Казенный, Разрядный (Судный). Функции этих приказов были близки к функциям соответствующих государственных приказов. Они заведовали патриаршими имуществами, землями, казной, крестьянами и служилыми людьми. Патриарший разряд осуществлял судебные дела по преступлениям против веры, незаконным бракам населения всего государства.

В патриарших приказах сложилась особая служебная иерархия: были свои бояре, окольничие, дворяне, дьяки и подьячие.

Патриарху были подведомственны чины церковной иерархии: четыре митрополита (Новгородский, Казанский, Ростовский и Крутицкий), архиепископы и епископы, заведовавшие 13 епархиями (духовными округами).

В церковном управлении и суде в первую половину века не было единообразия. Патриарху были подсудны лишь часть монастырей (ставропегиальные (Монастыри центрального подчинения.) и лавры) и их вотчин; другая часть монастырей была подсудна Приказу большого дворца, третья - епархиальным властям, четвертая - привилегированным монастырям, пятая - общим судам. В финансовом отношении многие церковные и монастырские земли зависели от Приказа большого дворца; этот же приказ осуществлял контроль над церковными имуществами и финансовым состоянием монастырей.

Энергичный и умный Патриарх Никон (1652 - 1666) потребовал от царя "послушатися во всем, яко начальнику и пастырю и отцу краснейшему". Продолжая реформы по укреплению значения церкви, Никон в 1653 - 1656 гг. провел сверку церковных книг с греческими оригиналами и внес в них соответствующие исправления. Противники этой реформы церковной обрядности - раскольники - стали жестоко преследоваться.

Выражая взгляд, что "священство царства поболе есть", Никон сравнивал свою власть с солнцем, а власть царя - с луной. Стремление Никона подчинить государство церкви и его высокомерие привели к разрыву с царем в 1664 г. Созванный в 1666 г. церковный собор с участием приехавших в Москву греческих патриархов осудил взгляды Никона и лишил его патриаршего сана. Его преемники на патриаршем посту (Иоасаф, Питирим, Исаким, Адриан) уже не притязали на свое превосходство над светской властью царя. С падением Никона феодальная церковная организация была подчинена и поставлена на службу самодержавного государства.

На протяжении всего XVII в. помещики и вотчинники продолжали борьбу с духовными феодалами за обладание землями и крестьянами. В челобитных, подаваемых царю, дворяне и дети боярские особенно выступали против судебных привилегий монастырей и подведомственных им лиц. Стремясь к укреплению своего единовластия, царь Алексей Михайлович встал на сторону светских землевладельцев. По Уложению 1649 г. был учрежден Монастырский приказ - гражданское учреждение, во главе которого стояли думный дворянин или окольничий и два дьяка. Суду этого приказа были подчинены все монастыри и духовные лица, а также их крепостные. Епархиальные власти подлежали суду не только Монастырского приказа, но и приказов вообще. Мелкие иски епархиальных чиновников и крестьян подлежали суду воевод.

Уложение сделало исключение лишь для патриарха и его владений. По-прежнему суд над ними производили патриарх и патриаршие приказные люди, на приговор которых было разрешено, однако, подавать апелляционные жалобы царю и Боярской думе.

Монастырский приказ был в действительности не только "суд во всяких истцовых исках" на духовных лиц и их крестьян, как это определялось Уложением. Реальные права этого приказа были гораздо шире. Он имел широкие административные функции: определял и отрешал от места настоятелей, келарей, казначеев монастырей, выбирал священников и дьячков, отменял и перерешал решения епископов. В 1650 г. приказ разослал воеводам чисто полицейское предписание о наказании лиц, не соблюдавших церковных обрядов, посылкою их в монастырь на покаяние. От Приказа большой казны Монастырский приказ наследовал финансовые функции по сбору с монастырских и церковных земель чрезвычайных денег, хлеба, даточных, мастеровых, по контролю за монастырскими и церковными средствами.

Учреждение Монастырского приказа было встречено духовными лицами враждебно. Одно из обвинений, предъявленных Никону на соборе 1666 г., заключалось в том, что Никон "бранил" Монастырский приказ ("Акты Археографической экспедиции", IV, № 115, III, № 217.).

Оппозиция церковников Монастырскому приказу была настолько велика, что церковный собор, осудивший патриарха Никона, отверг и этот приказ. Он вынес решение о ненормальности суда светских лиц над духовенством. Царю и Боярской думе пришлось уступить. В 1667 г. последовал указ, по которому Монастырскому приказу, другим приказам и воеводам было запрещено производить суд над духовенством; не только гражданские, но и уголовные дела над духовенством отныне рассматривались духовными лицами. Для осуществления этого суда был учрежден особый Патриарший духовный приказ, а при каждом епархиальном архиерее - особый приказ. За Монастырским приказом остались лишь финансовые функции (сборы с церковных вотчин, финансовый контроль за имуществом, доходами и расходами монастырей). В 1677 г. последовал указ, упразднивший этот приказ с передачей его финансовых и финансово-контрольных функций в Приказ большого дворца.

Самодержавие второй половины XVII в. Соборное уложение 1649 г., закрепившее социально-экономические сдвиги Русского государства, к середине века отразило и возросшую власть самодержавного монарха. II и III главы Уложения устанавливали жестокую кару за преступления, направленные против личности царя, его чести, здоровья, за преступления, совершаемые на территории царского двора. Все эти преступления отождествлялись с впервые вводимом в право Русского государства понятием государственного преступления. Смертная казнь устанавливалась за голый умысел ("злое умышление") против жизни и здоровья царя, а также за обнаружение умысла, направленного против царя и государства (восстание, измена, заговор и т. п.).

Процесс бюрократизации государственного аппарата превращал Боярскую думу из органа боярской аристократии в орган приказной бюрократии (судей приказов, воевод, дьяков); все это не могло не ослаблять самостоятельность Боярской думы.

В практике законодательной деятельности Русского государства со второй половины века появилось понятие "именной указ", т. е. законодательный акт, данный только царем, без какого-либо участия Боярской думы. Все именные указы этого времени носили характер еще сравнительно второстепенных актов верховного управления и суда: служебных назначений, указов воеводам утверждения наказаний или отмены их и т. п., в то время как боярские приговоры были наиболее важными законодательными актами, связанными с феодальным землевладением, крепостным правом, основами финансовой политики и прочими важнейшими сторонами деятельности государства. Основные законодательные акты этого времени проходили еще через Боярскую думу.

Особенно возрастало число боярских приговоров после различных социальных потрясений (городское восстание в Москве 1662 г., крестьянская война под руководством Степана Разина).

Таким образом, несмотря на внешнюю устойчивость положения Боярской думы, в системе аппарата Русского государства во второй половине XVII в. идет процесс возрастания личной власти самодержавного монарха, особенно в области верховного управления.

Сам характер заседаний Боярской думы изменился. Члены ее не рисковали теперь проявлять какое-либо "высокоумничанье".

С 50 - 60-х годов установилась практика личных докладов царю начальниками важнейших приказов. Так, в 1669 г. по понедельникам царю докладывали начальники Разрядного и Посольского приказов, по вторникам - Большой казны и Большого прихода, по средам - Казанского и Поместного и т. п.

Свидетельством возросшей личной власти царя к середине XVII в. явилось создание Приказа тайных дел.

Еще в первые годы правления царь Алексей Михайлович имел при себе нескольких подьячих из Приказа большого дворца для личной переписки. Этот штат в конце 1654 или в начале 1655 г. получил определенную организацию Приказа тайных дел - личной канцелярии царя, органа, позволявшего царю в разрешении важнейших государственных вопросов обходиться без Боярской думы. Именно на это назначение Приказа тайных дел и указывал Котошихин, отмечавший, что этот приказ устроен при царе "для того, чтобы его царская мысль и дела исполнялися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали" (Г. Котошихин, Названное сочинение, гл. VII, стр. 1.).

Первоначально Приказом заведовал тайный дьяк, при котором находилось 6 - 7 подьячих. К концу существования приказа во главе его уже стояла целая дьячья коллегия (из тайного дьяка и дьяков Челобитенного и Стрелецкого приказов): число подьячих возросло до 15. Основной функцией Приказа тайных дел был контроль за деятельностью приказов. Этот контроль мог носить явный характер и проявляться в затребовании в этот приказ для "ведома" (контроля) различных дел, сведений, отчетности из других приказов, в проверке приказного делопроизводства при непосредственном участии самого царя. Тайный контроль заключался в посылке подьячих приказа с секретным наказом о контроле некоторых послов, которые "много чинят не к чести своего государя", или воевод, допускавших "много неправд... над ратными людьми".

Известной формой контроля за государственным аппаратом, как приказами, так и воеводами, было рассмотрение Приказом тайных дел челобитных, поданных лично царю. После рассмотрения дела по челобитной в Приказе тайных дел тайный дьяк докладывал о нем царю. По царскому указу дело, минуя Боярскую думу, разрешалось сразу же в Приказе тайных дел или передавалось для исполнения в один из приказов.

Приказ тайных дел рассматривал чрезвычайные политические дела различной важности, начиная с дел о лицах, связанных с опальным патриархом Никоном и некоторыми вожаками раскола (Аввакум) и кончая делом холопа боярина Бориса Морозова, некоего Сумарокова, который, стреляя с чердака боярского двора по галкам, сидевшим на трубе Чудова монастыря, случайно попал пулей в государевы хоромы.

В московской приказной избе. С карт. худ. С. В. Иванова.
В московской приказной избе. С карт. худ. С. В. Иванова.

Деятельное участие принимал Приказ тайных дел в деле с вождем крестьянского восстания Степана Разина и его сподвижников. Приказ следил за ходом розыска по этому делу. Сам царь составил список вопросов к Разину, в приказ запрашивали различные материалы этого процесса: расспросные и пыточные речи, очные ставки.

Приказ осуществлял и другие функции самого разнообразного характера: вел личную переписку царя, заведовал некоторыми полками иноземного строя, царской благотворительностью, сыском руд (медной в Олонецком уезде, серебряной - на реке Мезени), руководил деятельностью Записного приказа (Записной приказ учрежден в 1657 г. для "записывания степеней и граней царственных", т. е. продолжения Степенной книги.), Аптекарского, Гранатного и Потешного дворов, ведал некоторыми, не вошедшими в состав дворцовых земель, царскими имениями (Измайловым, Черкизовым, Котельниками, Люберцами и др.), постройками в селе Семеновском, ремонтом церкви в селе Коломенском, промышленными заведениями царя, некоторыми его торговыми операциями (персидским торгом), был личной кассой Царя.

Тайный приказ помещался во дворце. Царь часто присутствовал в приказе, имел здесь свой стол с особым письменным прибором, принимал участие в составлении бумаг приказа, требовал отчетов, слушал доклады, сам рассматривал дела и т. д. Приказ тайных дел нередко требовал из других приказов не только дела, но и деньги. Возглавлявшие приказ тайные дьяки (Дементий Башмаков, Федор Михайлов, Данила Полянский) пользовались большим влиянием в государственных делах. Приказ был упразднен в 1676 г., после смерти Алексея Михайловича.

Приказная система Русского государства. XVII в. является веком расцвета и падения приказной системы управления. На протяжении века существовало до 80 центральных бюрократических учреждений - приказов разного значения, функций и величины.

Каждый приказ возглавлялся начальником - "судьей"; иногда возглавлявшее приказ лицо носило специальное наименование (казначей, печатник, дворецкий, оружничий и т. п.). Судьи приказов в XVII в. назначались чаще всего из членов Боярской думы: бояр, окольничих, думных дворян, думных дьяков. Некоторые из них управляли сразу несколькими приказами. Знаменитый любимец царя Алексея Михайловича первых лет его правления боярин Б. И. Морозов был "судьей" сразу пяти приказов: Стрелецкого, Большой казны, Новой четверти, Иноземского и Аптекарского приказов; после потери значения Б. Морозова (с 1648 г.) эти приказы наследовал царский тесть боярин И. Д. Милославский. Известный дипломат А. Л. Ордин-Нащокин был начальником не только Посольского приказа, но также Малороссийского и трех четвертей (Новгородской, Владимирской и Галицкой).

С созданием приказов в Русском государстве появилось обширное бумажное делопроизводство. В процессе практической деятельности приказов сложились формуляры определенных видов документов, порядок их оформления и движения как внутри каждого приказа, так и между приказами. Это приказное делопроизводство требовало известных канцелярских навыков и опыта, которых часто не имел начальник приказа. Поэтому в помощники судьям - "товарищи" в приказы назначались дьяки. Число дьяков в каждом приказе зависело от размеров и значения: во многих приказах было по дьяку, в Посольском - до трех, Разрядном - до шести, а в Поместном - до 15; в некоторых приказах (Посольском, Разрядном, Поместном, Четвертных, Тайном) один из дьяков был думным. Судьи некоторых приказов (чаще всего финансовых, где существовала особая бухгалтерская документация) назначались из дьяков. Дьяки комплектовались из рядового дворянства, иногда из духовного звания и даже крупного купечества ("гостей"). Общее число дьяков в приказах Русского государства к концу века достигало 178. Крючкотворцы и специалисты формального приказного делопроизводства, дьяки, были фактическими вершителями дел в приказах: вместе с судьями они обсуждали дела и выносили приговоры; когда требовался "доклад" царю, он вырабатывался под руководством дьяка, который присутствовал при самом "докладе", со слов царя делал на "докладе" помету (резолюцию), которая ложилась в основу царского указа. За свою службу дьяки "верстались" поместными и денежными окладами от 600 четвертей земли и 60 руб. до 1000 четвертей и 240 руб.

Дьякам в приказах подчинялись подьячие - канцелярские служители из дворян и детей приказных людей. Начинающий подьячий служил несколько лет "неверстанно", без жалованья, на одни лишь "приношения" просителей. Затем его "верстали" небольшим денежным окладом (от 1 до 5 руб. в год), через несколько лет подьячий переходил в "среднюю статью" и получал больший оклад, затем он мог выслужиться в "старые подьячие" с окладом до 60 - 65 руб. и даже поместный оклад. Перед "старым подьячим" могла открываться дорога и к дьячьей должности.

Подьячих в приказах было гораздо больше, чем дьяков: от нескольких человек (Аптекарский, Печатный приказы) до не скольких десятков (Посольский, Разбойный) и до нескольких сотен (Поместный). Старшие подьячие вместе с дьяками руководили составлением документов; средние составляли тексты документов, наводили справки в архиве приказа; младшие осуществляли техническую работу по переписке ("перебелке") документов. Кроме того, в штате приказов были рассыльные, сторожа и другие лица. Крупные приказы подразделялись на столы, а столы - на повытья. В Разрядном приказе было 9 столов, в Поместном тоже 9 столов; столы Поместного приказа делились на 40 повытий (по нескольку в каждом столе). Столы возглавлялись дьяками, повытья - старшими подьячими. Некоторые приказы делились только на повытья. Столы носили названия по роду деятельности (например, в Разрядном приказе - денежный, приказный, поместный) и по территориям (там же Московский, Владимирский и пр.); повытья назывались по подведомственным территориям и фамилиям старших подьячих.

Характерной особенностью почти каждого приказа было то, что он наряду со своей основной задачей управлял определенной территорией государства; доходы с этой территории поступали в данный приказ; население этой территории судилось в своем приказе, т. е. для этой территории приказ являлся административным, финансовым и судебным органом. За исключением некоторых территориальных приказов (Казанского, Сибирского, Смоленского и др.) приказы не имели сплошной подведомственной территории: их города, уезды, волости и села были чаще всего разбросаны по всему государству.

В определении характера управления в приказах среди историков не было единомыслия: одни считали его коллегиальным, другие - единоличным. В действительности же в приказах существовал особый, приказный, характер управления, заключавшийся в том, что спорные дела судьи рассматривали вместе с "товарищами" "заодин", а дела, не носящие спорный характер, судья и дьяки рассматривали каждый в отдельности. Характерной особенностью приказного делопроизводства была крайняя централизация управления: в приказах разрешались многие не только важные, но и сравнительно второстепенные дела.

Большинство приказов помещалось в Кремле.

Для ряда приказов между Архангельским собором и Спасскими воротами в царствование Бориса Годунова было построено двухэтажное здание. Каждый приказ занимал здесь по нескольку (две-три) комнат: одна из них предназначалась для дьяков, другая - подьячих, третья - "казенка" - использовалась для хранения денег и документов , а иногда как кабинет судьи приказа. Просители толпились в прихожей или на улице.

В каждой комнате со сводчатыми потолками, глиняными или изразцовыми печами и небольшими слюдяными окошками стояли столы и лавки; на полках, в сундуках, ящиках, шкафах размещались документы.

В необыкновенной тесноте по 12 и более часов в сутки, нередко даже по праздничным дням, при тусклом свете сальных свечей скрипели здесь гусиными перьями приказные подьячие, переписывая бумаги. Обычно текст документа писался на узкой бумажной ленте, а оборотная сторона использовалась для разного рода заметок: адресов, подписей ("рукоприкладств"), резолюций ("помет"). Несколько таких документов - "столбцов" - оформлялось в "дело" - "столп", путем склеивания листов друг с другом в длинную ленту: к нижнему концу челобитной подклеивалась запись показаний челобитчика, к низу этого документа - объяснения, далее - справки, решения по делу, указная грамота. Дело иногда передавалось в другое учреждение, где дополнялось новыми документами. Получалась длинная лента - "столп". На месте склейки - "сставах" - стояла подпись дьяка или подьячего "с приписью" (исполняющего обязанность дьяка) по слову или слогу на каждой сставе, что затрудняло изъятие документа из дела или его фальсификацию. Нередко, когда дело оканчивалось, то к данному "столпу" подклеивались столбцы других дел, - "столп" становился уже сборником дел. Поэтому "столпы" нередко достигали десятки и сотни метров. "Столп", содержавший Соборное уложение 1649 г., достигал длины 309 метров! Реже в приказной практике применялись тетради и книги.

"Столбцы" и "столпы" свертывались в форму свитка, исписанной стороной внутрь, и в таком виде хранились. Грандиозные московские пожары не щадили и документов приказов. Во время пожара 3 мая 1626 г. сгорели многие кремлевские здания; сильно пострадало и здание приказов, в котором "во многих приказах многие государевы дела и многая государева казна погорела"; впрочем, приказные документы гибли также и от "палат-ныя сырости" и от падких на клей грызунов.

Некоторые приказы имели свои "черные палаты", "тюремные избы", где помещались арестанты. В Константино-Еленинской башне Кремля была устроена "пыточная" с "застенком" - здесь велись расследования по делам Разбойного и Земского приказов. В Китай-городе, близ Варварских ворот, находился Тюремный двор, большая тюрьма с несколькими отделениями - "избами" (Холопьей, Разбойной, Опальной, Женской); здесь содержалось до 1000 заключенных.

Старое здание приказов к 70-м годам обветшало и разрушилось и вместо него в 1680 г. было построено новое, двухэтажное, гораздо большее здание, где поместилось только семь крупных приказов: Посольский, Разрядный, Большой казны и др.

Ивановская площадь перед зданием приказов в Кремле была оживленным местом. Здесь теснились толпы просителей; перед зданием приказов стояли на "правеж" неисправные должники и просчитавшиеся головы и целовальники, чинилась "торговая казнь" (наказание плетьми); здесь же оглашались царские указы, при зачтении которых среди общего шума приходилось "кричать во всю Ивановскую".

В находившейся у колокольни Ивана Великого "площадной избе" особые площадные подьячие с кувшинами чернил у пояса и гусиными перьями за ушами оформляли частные сделки, а также давали юридические консультации растерявшимся от приказной волокиты и непривычного столичного шума просителям. В конце XVII в. такие же площадные избы - нотариальные конторы того времени - появились при некоторых приказах.

Приказная система с ее бюрократизмом, бумажным делопроизводством и бесконтрольностью порождала приказную волокиту, злоупотребления и взяточничество.

Взяточничество и пристрастность классового суда того времени хорошо отображены в некоторых сатирических повестях XVII века - "О Шемякиной суде", "О Ерше Ершовиче". Народ запечатлел приказный строй десятками поговорок и пословиц: "Тяжбу завел - стал гол как сокол", "Всяк подьячий любит калач горячий", "У приказного за рубль ничего не купишь", "Богатому идти в суд - трын-трава, а бедному - долой голова" и т. п.

Приказные дьяки и подьячие не ограничивались поборами с челобитчиков и просителей, а поднимали руку нередко на государственную казну. В 1669 г. правительство вынуждено было издать указ, предписывавший подьячим "его государевой казны себе отнюдь не имати и не брать и из приказов взаймы не давать". Площадной подьячий С карт. худ. К. В. Лебедева.

Надзор за этим возлагался на дьяков, которые в случае недосмотра "от него великого государя быти в опале, а подьячим в жестоком наказании без всякие пощады" (ПСЗ, т. I, № 454.).

Площадной подъячий. С карт. худ. К.В. Лебедева.
Площадной подъячий. С карт. худ. К.В. Лебедева.

К концу века приказная система пришла в упадок; ее место заменила более прогрессивная система управления - коллегиальная.

Местное управление. Основным звеном местного управления XVII в. был воевода. Эта должность существовала со второй половины XVI в. лишь в некоторых пограничных городах, где была необходимость нести более твердую военную и гражданскую власть.

Крестьянская война и польско-шведская интервенция в начале XVII в. потребовали создания этой твердой власти повсеместно. В одной разрядной росписи этого времени отмечалось, что "при царе Федоре Ивановиче и при царе Борисе... по Ростри-гин приход... воевод не было, а были судья и губные старосты и городовые приказчики". По росписи городов и уездов 1614 г. видно, что в 103 городах с уездами были уже воеводы, а в 1616 г.- 138, в 1625 г. - 146.

Претенденты на место воеводы - бояре, дворяне и дети боярские подавали на имя царя челобитную, в которой просили назначить на воеводство, чтобы "покормиться", но официально воевода за свою службу получал, помимо вотчин, и поместные денежные оклады жалованья. Воевода обычно назначался Разрядным приказом, утверждался царем и Боярской думой и подчинялся тому приказу, в ведении которого находились соответствующий город с уездом.

Срок службы воеводы простирался обычно один-три года. В Шуе с 1613 по 1689 г., за 79 лет, сменилось 52 воеводы, а в Якутске за 1645 - 1652 - пять воевод.

В больших городах было несколько воевод (в Астрахани - три-четыре, Пскове - два-три); один из воевод (назначенный из бояр) был главный, другие считались его товарищами; они назначались из окольничих, стольников и дворян. В небольших городах был один воевода. В слободах и волостях воевода осуществлял свою власть с помощью особых должностных лиц - приказчиков.

Воевода имел приказную, или съезжую избу, в которой производились все дела по управлению городом и уездом; она возглавлялась дьяком. Здесь хранились государевы грамоты, приходные и расходные книги и росписи разных податей и сборов и сами сборы (государева казна). В крупных городах приказные избы разделялись на столы; столы состояли в ведении подьячих. Число подьячих в съезжих избах могло быть различным. В 1647 г. в Ладоге был всего один подьячий, в Старой Руссе - три, Вятке - 13, в Новгороде - 25 подьячих. Кроме подьячих, в приказной избе были приставы, или наделыцики, рассылыцики и сторожа, которые приводили в исполнение приказания воеводы. В особом ящике хранилась государева печать; воевода имел и свою печать. Из отрывочных описаний можно восстановить и внешний облик приказной (съезжей) избы.

Устройство съезжей избы видно из воеводской отписки по поводу пожара Новгородской съезжей избы в 1635 г.: "Прибежали к съезжей избе из передней и из средней избы и из задней старой комнатки государевы всякие дела разных столов велели носити тотчас вон, и что государь, в передней и в середней избе и в задней старой комнатке твоих государевых дел разрядных и посольских и четвертных и поместных и ямских и губных было прошлых лет и нынешнего года выносили... а когда твои государевы посольские и разрядные и иные дела и свои государевы указные грамоты и прежние наказы и немецкие ссылочные письма и столпы прошлых лет и нынешнего года и росписные списки были в задней избе, которая сперва загорелася, и из той, государь, избы нельзя было вынести ничего, что та изба загорелася изнутри, а в избу огонь не пустил. А потому, государь, в той избе те дела были, что посольской и разрядной стол был в той избе. А пушечный, государь, двор и зеленую казну и дворцовую избу и иные дворы, которые близки съезжей избы, уберегли" (Д. Я. Самоквасов, Архивный материал. Новооткрытые документы поместно-вотчинных учреждений Московского государства XV - XVII вв т. I, M., 1905, стр. 42.). Это описание дает представление о внешнем облике съезжей избы, имевшей переднюю, среднюю и заднюю комнаты и ряд столов и окруженную другими правительственными "дворами" и "избами".

При смене одного воеводы другим старый воевода сдавал новому все дела и казенное имущество по описям и книгам (сдаточным описям или росписным спискам); один экземпляр описи посылался в тот приказ, в котором ведался город с уездом.

Направляясь на воеводство, воевода получал из приказа наказ, определявший круг его деятельности.

Воевода управлял вверенной ему территорией. Он осуществлял охрану феодальной собственности, боролся с укрывательством беглых, с нарушением казенного интереса (кормчества), со всякими нарушениями порядка вообще (бой, пожар, мор), ведал городовым и дорожным делом, надзирал за судом губных и земских старост. Административно-полицейский надзор воеводы простирался и на личную жизнь местного населения. В крупных городах полицейский надзор за населением, укреплениями и караулами осуществлял подчиненный воеводе городничий (бывший городовой приказчик).

Широкими были финансовые функции воеводы. Составляемые в этом случае писцовые книги заключали описание земель по количеству и качеству, доходность земель (урожайность), повинности и пользу землевладельца - феодала. Где за основу исчисления брались дворы (в городах), в писцовые книги заносились сведения и о них.

В первые годы после окончания польско-шведской интервенции из Москвы для определения платежеспособности населения посылались дозорщики, составлявшие особые дозорные книги.

Воеводы были обязаны оказывать этим финансовым агентам из центра всяческое содействие, выдавать им нужные для "сошного письма" документы из съезжей избы. Сборы налогов осуществляли выборные лица: прямых - старосты и целовальники, косвенных (таможенных и кабацких сборов) - головы и целовальники. Воеводы осуществляли надзор и финансовый контроль за деятельностью этих выборных властей. В съезжую избу свозились все собранные деньги.

Очень широкими были военно-административные функции воеводы. Он верстал на службу служилых людей - дворян и детей боярских, вел их списки с указанием имения, жалованья, исправности службы каждого, делал им периодические смотры и отправлял их на службу по первому требованию Разрядного приказа. Ведал воевода и местными служилыми людьми "по прибору": стрельцами, пушкарями и т. п.

На ответственности воеводы были все городские учреждения, крепостные пушки, различные военные и казенные съестные припасы, которые он принимал и сдавал по описи.

На окраинах государства воевода заведовал и пограничным делом: он высылал разъездные "станицы" и "сторожи" в степи, устраивал "засеки", острожки и засечные крепости.

В силу этих сложных функций в разной степени подчинения воеводы находился ряд должностных лиц: осадный голова (комендант крепости), засечные, острожные, стрелецкие, казачьи пушкарские, объезжие (Объезжие головы надзирали за противопожарными мерами в городе; острожные головы - начальники внутренних учреждений.), житничьи и ямские головы.

Все многочисленные функции воевод в наказах выражались неопределенно и мало конкретно: "как приложе", смотря по "тамошнему делу", "как бог вразумит", что давало всегда широкий простор для произвола воевод, отождествлявших управление с ограблением народных масс. Кормление было упразднено, но в действительности оно процветало.

С. М. Соловьев на основании изучения большого числа архивных документов нарисовал в своей "Истории России с древнейших времен "юмористическую, но правдивую сценку неподдельной радости дворянина XVII в., который узнал, что его челобитная наконец-то уважена и он назначен на воеводство: "Рад дворянин собираться в город на воеводство - и честь большая и корм сытый. Радуется жена: ей тоже дадут приносы; радуются дети и племянники: после батюшки и матушки, дядюшки и тетушки, земский староста на праздниках зайдет и к ним с поклоном; радуется вся дворня - ключники, подклетные - будут сыты; прыгают малые ребята и их не забудут; пуще прежнего, от радости несет вздорные речи юродивый, живущий во дворе: ему тоже будут подачки. Все поднимается, едет на верную добычу" (С. М. Соловьев, История России с древнейших времен, изд. "Общественная польза", кн. 3, т. XIII, стр. 699.).

Воеводы никогда не довольствовались добровольными приношениями. На протяжении всего XVII в. из городов, уездов и волостей Русского государства в столицу поступали слезные челобитные населения на поборы и лихоимство воевод. Само правительство в первые десятилетия века вынуждено было рассылать грамоты "о недаче впредь кормов воеводам, посланным и гонцам", но все это было безрезультатно. На Земском соборе 1642 г. осмелевшее купечество прямо заявило правительству, что "в городах всякие люди обнищали и оскудали до конца от твоих государевых воевод" ("Акты, относящиеся к истории земских соборов", М., 1909, стр. 55.). Не помогла и частая смена воевод. В 1662 г. шуяне жаловались на воеводу И. Трегубова за то, что он "чинит тесноту и наготу большую" ради "своей бездельной корысти", а в 1665 г. они же в челобитной уже на другого воеводу, Баркова, писали, что и этот воевода "посадским людям чинит тесноту и наготу большую и напрасные продажи и убытки; бьет нас, сирот твоих, посадских людей, без сыску и без вины, и сажает в тюрьму для своей корысти, и выимая из тюрьмы, бьет батогами до полусмерти без дела и без вины" (ААЭ, т. IV, № 215; доп. к. АИ, т. VIII, №56.). Иногда приказ отвечал на подобную челобитную посылкой для следствия подьячего, воеводу сменяли, назначали другого, который действовал так же, как и его предшественник.

Особенно большим произволом отличались воеводы Сибири. Почти каждая смена сибирских воевод заканчивалась следствием (сыском) о их злоупотреблениях, с привлечением в качестве соучастников других должностных лиц: дьяков, подьячих и т. п.

В XVII в. продолжали существовать обе формы "самоуправления" - губная и земская. Губными делами (т. е. уголовным судом) в каждом округе - губе - ведал губной староста, его помощниками были губные целовальники. Все судопроизводство и делопроизводство по губным делам проводилось в губной избе, где находился губной дьяк и подьячие. В ведении губных старост находились тюрьмы с тюремными служителями (целовальниками, сторожами), палачи, а также выборные от населения - сотские десятские.

У воеводы. С карт. худ. А. Ф. Максимова.
У воеводы. С карт. худ. А. Ф. Максимова.

Губного старосту свободное население округа выбирало из дворян или детей боярских; целовальники выбирались из черносошных крестьян или посадских. Круг деятельности губных органов в XVII в. значительно возрос. Кроме разбойных, татиных дел и душегубства, в их ведение попали фактически все уголовныe дела: поджоги, насилия, сыск беглых и т. п.

Хотя статья 3-я гл. XXI Уложения 1649 г. и подчеркивала самостоятельность губных дел от воевод, которым "таких дел ничем не ведать", в действительности губные старосты находились вначале под надзором, а затем и в подчинении воевод. Еше в начале XVII в. шуяне жаловались царю, что воевода "в губные дела вступаетца", то впоследствии воевода сделался прямым начальником губного суда, а губной староста - его помощником (ПСЗ, т. 1, № 441.).

Неудовлетворенность состоянием уголовного суда, злоупотребления самих губных старост толкали правительство на раз личные реформы. В 1669 г. губные старосты были подчинены назначаемым правительством губных сыщикам; губные и тюремные целовальники отменялись, а вместо первых назначались губные дьячки, а вторых - стрельцы и наемные сторожа. В 1679 г. были упразднены и губные сыщики и губные старосты, а уголовный суд на местах был передан воеводам; в 1684 г. правительство восстановило губных старост.

В течение всего века существовали и земские органы "самоуправления"- земские старосты (Иногда они назывались земскими судьями.) и целовальники, избираемые черносошными крестьянами и посадскими людьми на сходах в городах, станах, волостях и погостах. Эти органы ведали раскладкой податей между населением, надзирали за тем, чтобы тяглецы не уклонялись от несения тягла. Осуществляли земские органы и некоторые полицейские функции, следили за сохранением спокойствия, за соблюдением таможенных сборов и т. п. Делопроизводство по земским делам велось в особой земской избе, где хранились окладные земские книги.

В полицейском отношении земские органы были полностью подчинены воеводам. В финансовом отношении, хотя и безуспешно, правительство пыталось отстранить воевод от влияния на земские органы. В наказах воеводам часто запрещалось "денежные сборы и в мирские дела вступаться и воли у них в их мирском окладе и в иных делах отымати" (АИ, т. V, № 16; из наказа Чердынскому воеводе в 1677 г.).

Кроме губных и земских органов, существовали и другие выборные органы. В каждом уезде находилось несколько таможен, возглавляемых таможенными целовальниками; таможни уездов подчинялись таможенному голове, при котором существовала особая таможенная изба. Кружечные дворы и кабаки возглавлялись соответствующими головами и целовальниками. Кроме того, были ларечные старосты, житейные и мельничные целовальники и другие выборные лица, которые выбирались главным образом из посадского населения под надзором воевод. Воевода наблюдал за их деятельностью, принимал их отчеты и деньги.

Иногда таможенные и кабацкие сборы правительство сдавало на откуп.

Служба выборными головами и целовальниками при таможенных кабацких и иных сборах воспринималась населением как тягчайшая повинность, так как всякие недосдачи воеводы и приказы "доправляли" с самих голов и целовальников. В челобитных на самоуправство воевод часто фигурировали выборные лица - жертвы воеводского произвола. Воевода Барков, на которого жаловались шуяне в 1665 г., избил "до полусмерти" ларечного целовальника Селиванова и голову кружецкого двора Карпова. Доставалось от воеводы и его приставов и другим выборным лицам. В 1633 г. в Подосиновскую волость, Усольского уезда, явился пристав со стрельцами и арестовал земского старосту (судью) волости и несколько крестьян за невыплату податей, а затем ежедневно ставил их на правеж. Все это вызвало настоящее восстание населения, которое явилось в стан (центр) волости "с ослопы и того земского судью Гаврилу Момотова с товарищи с правежа и колодников, которые колоде сидели... отбили всем миром... и увели с собою сильно" (М. Богословский, Земское самоуправление на Русском Севере, М., 1909, стр. 204 - 205.).

Значительно расширилась в XVII в. сфера деятельности суда, который превратился в одно из главнейших звеньев карательной политики государства, отличавшейся большой жестокостью. В качестве меры наказания часто применялась смертная казнь; по "Соборному уложению" 1649 г. ею наказывались преступники в 60 случаях. Кроме простых форм смертной казни (отсечение головы, повешение и утопление), существовали формы квалифицированной смертной казни, сопряженные с особенно жестокими мучениями наказуемого (сожжение, закапывание живым, заливание горла расплавленным металлом, четвертование и колесование). Жестокими были и другие наказания: осужденным отсекались носы, уши, руки, выкалывались глаза и т. п., они избивались кнутом, батогами и палками, заключались (фактически нередко замуровывались) в тюрьмы - в те времена сырые, тесные, холодные помещения без окон. Для сравнительно маловажных преступлений (корчемничество, курение табака, утайка казны подьячими и т. п.) применялась и ссылка в Сибирь.

Имущественные наказания (денежные штрафы и конфискация) были оттеснены на задний план; они чаще всего сопутствовали одному из названных выше наказаний.

Смертная казнь и телесные наказания в XVII в. проводились публично. Уголовное законодательство того времени преследовало одну цель - запугать народные массы, лишить их воли к сопротивлению возраставшей эксплуатации и закрепощению.

Значительным новшеством судебной практики XVII в. явилась категория государственных преступлений, жестоко караемых смертной казнью. "Извет" (донос) "о государевом деле" всемерно поощрялся правительством еще в первые десятилетия века, даже если это были просто "непригожие" слова про царя или членов его семьи.

Уложение 1649 г. сделало "извет в государевом деле" обязанностью каждого, "кто сведав, или услыша на царское величество в каких люядех скоп и заговор, или иной какой злой умысел"; за недонесение устанавливалась смертная казнь "без вся-кия пощады" (Гл. II, стр. 18.). Само понятие "государева дела" во второй половине века сильно расширилось и стало означать всякое событие и дело, затрагивающее государственный интерес. В 1660 г. "сказал за собой князя Мышецкого человек государево слово - взята де у него в Сибирском приказе многая государева казна, а расписки не дано". В 1695 г. "закричал мужик караул и сказал за собой государево слово... что он, сделав крылья, станет летать, как журавль" (И. Я. Гурлянд, Приказ великого государя тайных дел, Ярославль, 1902, стр. 305. Записки русских людей, современников Петра Великого, Спб., 1844. Записки И. А. Желябужского, стр. 21.).

В отношении основных уголовных преступлений того времени (государственных преступлений, разбоя, "воровства", татьбы (Понятие "воровство" в XVII в. было необыкновенно широким и включало фактически все виды уголовных преступлений: разбой, грабеж, кража, мошенничество, обман, плутовство, подлог и т. п.; разбой означал преступление, совершенное группой лиц, татьба - кражу.)) широко применялся розыскной процесс, отличавшийся необыкновенной жестокостью. В отношении обвиняемого обязательно применялась пытка, но решающее значение "Уложение" придавало не признанию обвиняемого, а его оговору и "облихованию" (обвинению) в повальном обыске. Пытка применялась и в отношении тех, кто оговаривал. Если после трехкратной пытки доносчик отказывался от оговора, то этот оговор не считался действительным. Впрочем, в делах о государственном преступлении основную роль в показаниях играл сам "изветчик" и его свидетели, с которыми обвиняемому устраивали очную ставку (ставили "с очей на очи"). К концу века роль повального обыска пала и в рассмотрении других уголовных дел возросла роль свидетельских показаний.

Усложнился и гражданский процесс. Он начинался с того, что заинтересованное лицо подавало челобитную с изложением сущности иска. В доказательствах большое значение придавалось присяге, показаниям свидетелей, "общей ссылке" (т. е. когда обе стороны ссылались на одного и того же свидетеля), обыску, письменным документам, а в мелких исках и жребию.

Во время рассмотрения дела судья давал слово то одной, то другой стороне. Показания сторон записывались в судный список (протокол). При вынесении приговора судьи могли выносить решения окончательно или обращаться с "докладом" в высшую инстанцию (приказ, Боярскую думу, ее Расправную палату, к царю). Выигравшему выдавалась правая грамота. Если ответчик не мог сразу возвратить вещи или деньги истцу, то стрельцы хватали его и ставили у приказа или съезжей избы с утра и отпускали только вечером. Особый чиновник - праветчик - стоял возле должника и бил его палкой (батогом) по икрам ног. Перед Разрядным приказом ежедневно более 10 праветчиков, разделив между собой виновных, ставили их в ряд и били по очереди батогами. Из окна за этой экзекуцией наблюдал судья или дьяк"

Одна из статей "Уложения" устанавливала, что за каждые 100 руб. иска должник стоит на правеже месяц (Гл. X, стр. 261.). После отбытия срока правежа имущество должника, подлежало продаже для уплаты долга.

Существовавшие ранее особенности управления отдельными частями Русского государства почти совершенно исчезли. Отличия в управлении в XVII в. зависели только от социального состава населения. Так, например, в местностях с преобладанием феодально зависимого (крепостного) населения (царские, патриаршие, монастырские и владельческие) совершенно отсутствовали земские органы самоуправления; в царских волостях вместо воевод и его агентов управляли особые приказчики и т. п.

Некоторое исключение составляла воссоединенная с Россией в 1654 г. Украина. Составляя часть Русского государства, она пользовалась известной автономией, т. е. имела особое управление, войско, суд, налоговую систему, таможенные границы и т. п. Общее управление Украиной осуществляли некоторые центральные учреждения. Первоначально это был Посольский приказ, где украинскими ("малороссийскими") делами заведовало особое повытье, а с 1663 г.- Малороссийский приказ.

Во главе Украины находился гетман, который выбирался на казачьей раде и утверждался царским правительством. Гетман осуществлял на Украине верховное управление и суд. Большое влияние на политику гетмана оказывала так называемая старшинская рада - совещательный орган, состоявший из казацкой верхушки (генеральной старшины). В состав этой рады входили важнейшие должностные лица Украины: генеральный судья, генеральный писарь (глава гетманской канцелярии), генеральный обозный (глава артиллерии), войсковой подскарбий (глава финансов), два генеральных есаула (помощники гетмана по военным делам), генеральный хорунжий (хранитель военного знамени), генеральный бунчужный (хранитель гетманского бунчука).

В территориальном отношении Украина делилась на 17 "полков" (Чигиринский, Черкасский, Каневский и т. д.) - на каждой территории "полка" размещался казачий полк во главе с выборным или назначенным гетманом полковником, который управлял населением "полка" с помощью полковой казачьей старшины (писаря, обозного, есаула/хорунжего и т. п.). Полк делился на сотни, во главе с сотником, избираемым населением сотни или назначаемым гетманом.

В полковых и сотенных городах население избирало городовых атаманов. Вся казачья администрация Украины избиралась из представителей казачьей старшины и богатого казачества.

В городах, где преобладало казачье торгово-ремесленное население, существовало средневековое купеческое "самоуправление" в виде магистратов и ратуш; во главе их стояли бурмистры, а в состав входили райцы (советники). Крестьяне в селах выбирали войтов (старшин) и лавников (присяжных заседателей).

Особенности управления Украиной были вызваны специфической формой ее присоединения к Русскому государству (воссоединение).

Существовавшая в Русском государстве в XVII в. самодержавная монархия с Боярской думой, приказами и воеводами к концу века не соответствовала социально-экономическому строю страны.

Острая классовая борьба закрепощенного крестьянства, задачи внешней политики, развитие мануфактурной промышленности, внутренней и внешней торговли требовали неограниченной самодержавной власти, более стройной и гибкой системы бюрократического аппарата государства в центре и на местах.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

литье пластмасс на заказ по доступной цене









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'