НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

ГЛАВА II. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ В ПЕРИОД УКРЕПЛЕНИЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА И УСТАНОВЛЕНИЯ САМОДЕРЖАВИЯ В РОССИИ (КОНЕЦ XV - НАЧАЛО XVII в.)

Образование национальных централизованных государств в эпоху феодализма явилось закономерным процессом, вызванным определенными социально-экономическими и политическими условиями. Развитие в XV в. в Западной Европе общественного разделения труда привело к дальнейшему росту ремесленного производства, центрами которого становятся города. Их неземледельческое население нуждалось в привозных сельскохозяйственных продуктах, а сельское население - в продуктах ремесла. Общественное разделение труда усиливало экономические связи между городом и деревней, между отдельными городами, областями, феодальными княжествами.

Рост торгово-денежных отношений ломал феодальное натуральное хозяйство, вызывал заинтересованность феодалов в получении избыточного продукта с зависимого населения, толкал их на увеличение феодальной эксплуатации, что обостряло классовую борьбу.

Бесконечные феодальные раздоры периода феодальной раздробленности приносили вред развитию торговли и ремесла.

Все эти причины приводят к образованию национальных централизованных государств, которые в те времена могли сложиться только в монархической форме. Только сильная королевская власть с централизованным государственным бюрократическим аппаратом могла преодолеть сопротивление независимых крупных феодалов, подавить всякое проявление недовольства эксплуатируемых масс.

В самом феодальном классе к этому времени появилась большая новая общественная группа - служилое дворянство, составлявшее значительную часть королевского войска. В отличие от крупных феодалов, владевших землями, населенными зависимым крестьянством наследственно, для служилого дворянства это владение носило условный характер: король давал земли на время службы.

В борьбе с крупными феодалами королевская власть опиралась на эти элементы, заинтересованные в создании централизованного государства,- дворянство и города, так как для них королевская власть была "представительницей образующейся нации в противоположность раздроблению на бунтующие вассальные государства" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. XVI, ч. I, стр. 445.).

В основе объединения русских земель в единое национальное государство лежали те же социально-экономические и политические условия. Но были здесь и свои особенности. Создание централизованного государства здесь опередило процесс окончательного складывания единого всероссийского рынка и образования нации. Объединение русских земель вокруг Москвы и формирование Русского централизованного государства было ускорено борьбой русского народа с внешней опасностью. Ф. Энгельс отмечал, что на востоке Европы "покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига и окончательно было закреплено Иваном III" (Там же, стр. 450.)

Для осуществления этих внешнеполитических задач потребовалась сильная и многочисленная армия с соответствующими ей учреждениями.

Кроме того, в условиях возраставшей феодальной эксплуатации и обострения классовой борьбы феодалы, особенно служилое дворянство, были не способны собственными силами подавлять сопротивление эксплуатируемого большинства, - потребовалось усиление суда и полиции, создание и укрепление соответствующих им карательных учреждений в центре и на местах.

Образование Русского национального централизованного государства завершилось к концу XV в.; на XVI в. падает дальнейшее его укрепление, выразившееся прежде всего в возрастании роли и значения носителя верховной власти, изменившего свой титул великого князя на царя в январе 1547 г., установившего, опираясь на поместное служилое дворянство, со второй половины XVI в. самодержавную форму правления. В это же время сложился и государственный аппарат.

Главнейшими помощниками великого князя, а затем и царя являлись крупные феодалы - бояре, владельцы крупнейших вотчин, способные выставлять в случае войны собственные вооруженные силы. Выражением их относительной политической самостоятельности в централизованном государстве был феодальный иммунитет.

Великий князь московский и цари "всея Руси" разделяли свою власть с этой боярской аристократией в высшем органе централизованного государства - Боярской думе ("Боярская дума" - чисто литературное наименование органа, который в русском государстве назывался просто "дума" или "бояре" ("царь и бояре") М. Дьяконов, Очерки общественного и государственного строя древней России, изд. 4, М.-Л., 1926, стр. 353.).

В состав этого органа, кроме бояр московского князя, входили бывшие удельные князья и их бояре. С первой половины XVI в. в составе Боярской думы появились и менее знатные феодалы - окольничие, а также представители поместного служилого дворянства - думные дворяне ("дети боярские, которые в думе живут") и верхов служилой бюрократии - думные дьяки; последние вели думское делопроизводство.

Поскольку князь (царь) разделял свою власть и с крупнейшими феодалами страны, постольку функции Боярской думы были неотделимы от его прерогатив. Боярская дума разрешала важнейшие государственные дела. Ею были утверждены Судебники 1497 г. и 1550 г. Статья 98 Судебника 1550 г. считала приговор Боярской думы необходимым элементом законодательства: "а которые будут дела новые, и в сем судебнике не написаны, и как те дела с государства доклада и со всех бояр приговор вершаться".

Боярская дума была законодательным органом. Вместе с великим князем, а затем и царем она утверждала различные "уставы" и "уроки", утверждала новые налоги и т. д. В большинстве законов XVI в. есть такая формулировка: "уложил царь со своими бояры".

Боярская дума была органом высшего управления страной. Она осуществляла обшее руководство приказами, надзирала за местным управлением, принимала решения по вопросам организации армии, земельным делам. В период отъезда или болезни великого князя или царя (например, Ивана IV) Боярская дума осуществляла управление государством самостоятельно. Разрешала Боярская дума и важнейшие внешнеполитические дела.

Заседания Боярской думы происходили в Кремле: в Грановитой палате, иногда в личной половине дворца (Передней, Столовой или Золотой палатах), реже вне дворца (например, в опричном дворце Ивана IV в Москве или Александровской слободе). В XVI в. Боярская дума собиралась три раза в неделю. Ее заседания происходили нередко довольно бурно. Бояре часто возражали самому великому князю или царю. И он был вынужден выслушивать их "высокоумничание".

Укрепляя свою власть, московские великие князья и цари XVI в. (Василий III, Иван IV, Борис Годунов) стремились ослабить роль и значение этой боярской аристократии.

С середины XVI в. из Боярской думы выделилась так называемая "комната", "ближняя дума" - более узкий состав верных царю людей, с которыми он решает важнейшие тайные, экстренные и придворные дела. С мнениями, внушенными этой "ближней думой", царь выступал на заседаниях Боярской думы.

В 1547 - 1560 гг., в правление Ивана IV, при молодом царе действовал неофициальный совет в составе поместного дворянина, царского "ложничего", А. Адашева, священника Благовещенского собора А, Сильвестра, князя Д. Курлятева, князя А. Курбского и некоторых других лиц. Эта "Избранная рада", как впоследствии назвал ее Курбский, провела ряд важнейших реформ (судебную, военную, земскую и т. д.), определяла основное направление внутренней и внешней политики и на некоторое время оттеснила Боярскую думу от разрешения важнейших вопросов законодательства и управления.

Деятельность опричнины в оба его периода (1565 - 1572, 1873 - 1884 гг.) была направлена не только к подрыву экономической мощи боярства, но и к физическому истреблению представителей наиболее строптивых феодальных фамилий. Их место в Боярской думе заняли родственники царя, менее знатные окольничие, думные дворяне, думные дьяки.

В первый период опричнины существовало две боярские думы - в опричнине и земщине, а также особые опричные приказы.

После смерти Ивана IV роль Боярской думы опять возросла.

Особенно возрастает значение Боярской думы в отдельные периоды иностранной интервенции и крестьянской войны в начале XVII в.

С появлением новых слоев в среде господствующего класса (и прежде всего поместного дворянства: дворян и детей боярских) тесно связано и возникновение земских соборов - эпизодически созываемых совещаний для обсуждения, а часто и разрешения важнейших вопросов внутренней и внешней политики. Кроме Боярской думы и верхушки духовенства ("освященный собор"), земские соборы включали и представителей поместного дворянства и посадских верхов.

Представляя более широкие, чем Боярская дума, слои господствующих верхов, земские соборы в своих решениях поддерживали московских царей. В противоположность ограничивавшей единодержавие царя Боярской думе, земские соборы служили орудием укрепления самодержавия. Существование земских соборов, как и Боярской думы, означало известную слабость не только носителя верховной власти - царя, но и государственного аппарата централизованного государства, в силу чего верховная власть вынуждена была прибегать к прямой и непосредственной помощи феодального класса и верхов посада.

Земский собор. С карт. худ. С. В. Иванова.
Земский собор. С карт. худ. С. В. Иванова.

Появление земских соборов относится к середине XVI в., хотя есть известие о наличии неполного собора еще в 1471 г., накануне похода московских войск на Новгород.

Отрывочны и туманны известия о знаменитом "соборе примирения" в феврале 1549 г., на котором запуганный народным движением Иван IV обещал уничтожить "хищения и неправды", призывая господствующие верхи, под угрозой опал и казней простить взаимные обиды и сплотиться. Постановлением этого собора "дети боярские" изымались из подсудности наместников-бояр и получили право обращаться к суду самого государя. Это постановление и было закреплено в статье 64 Судебника 1550 г.

Более подробными дошли до нас известия о Земском соборе, собранном во время Ливонской войны в 1566 г. Создание коалиции Ливонского ордена с Польшей, Швецией и Данией, первые неудачи войны и предложение Польшей невыгодного мира вызвали потребность в созыве Земского собора. Сохранившаяся приговорная грамота собора дает возможность подсчитать его состав: собор состоял из Боярской думы (29 человек), духовенства (32 человека), дворян (196 человек), дьяков и приказных (33 человека), московских гостей и купцов (53 человека), помещиков пограничной полосы (торопецких и луцких) и смолян, переведенных на жительство в Москву; обе последние группировки были приглашены на собор как знатоки местности, служившей театром военных действий. Таким образом, из 374 участников собора приходилось 205 дворян, 75 гостей московских купцов и смолян.

Исследовавший этот Земский собор В. О. Ключевский доказал, что он представлял собой совещание правительства с приглашенными им командирами, чиновниками государственного аппарата и прочими должностными лицами (В. О. Ключевский, Опыты и исследования, П., 1918, стр. 380, 412, 413.).

Крайне скудны сведения о соборе 1584 г. На Земский собор 1598 г. собралось 417 человек: Боярская дума (42), духовенство во главе с патриархом (82), стольники (45), дьяки (10), дворяне и посадские (201). На этом соборе присутствовал новый элемент - "из городов выбор". По предложению патриарха, собравшиеся "обрали... на царство" Бориса Годунова.

В годы польско-шведской интервенции и народных волнений в начале XVII в. земские соборы носили характер часто узких по составу, наспех собранных заседаний, выдававших свои решения за мнение "всей земли".

Наиболее многолюдным из всех земских соборов был собор, собравшийся в январе 1613 г., после изгнания польских интервентов из Москвы, для "обирания государьского". На нем присутствовало до 700 человек. Это был единственный Земский собор, на котором присутствовали представители стрельцов, казаков и даже черносошных крестьян (В призывной грамоте на избирательный собор 1613 г. на Белоозеро велено было выбирать "из ыгуменов, и из протопопов, и из посадских, и из уездных людей, и из дворцовых сел, и из черных волостей десять человек" (С. Б. Веселовский, Новые акты Смутного времени, М., 1911, № 82). ). На соборе развернулась борьба различных группировок, предлагающих кандидатуры В. Голицына, Д. Трубецкого, Д. М. Пожарского, И. Воротынского и даже В. Шуйского.

Победила группировка, поддержавшая кандидатуру Михаила Романова, сына тушинского патриарха Филарета, связанного родственными узами с бывшей династией Рюриковичей (Михаил был внуком Никиты Романовича, сестра которого Анастасия была первой женой Ивана IV.). 16-летний малограмотный Михаил Романов импонировал некоторым боярам. Один из них - Ф. Шереметев выразил эту мысль в частном письме в таких словах: "Выберем-де Мишу Романова, он еще молод и разумом еще не дошел... и будет поваден" (А. Барсуков, Род Шереметевых, кн. 2, Спб., 1882, стр. 311.). Большинство собора 7 февраля высказалось за Михаила Романова.

Рост территории Московского княжества, усложнение внутри- и внешнеполитических задач государства потребовали увеличения числа исполнителей указов и распоряжений великого князя. Старая небольшая группа введенных и путных бояр уже не смогла со всем этим справляться.

В таких условиях осуществление функции государства поручалось отдельным боярам, а также особым неродовитым, но грамотным чиновникам - дьякам. Постепенно эти нерегулярные поручения ("приказы") получили постоянный характер. Первоначально в XV в. несложность функций государства позволяла осуществлять эти поручения без вспомогательного аппарата. Но с усложнением задач государства лицам, возглавлявшим приказ, давались "для письма" чиновники помельче - подьячие. Таким путем "приказ" из временного поручения какому-нибудь должностному лицу (боярину, дьяку) приобрел значение государственного учреждения с определенными функциями, штатом чиновников, бюджетом и бумажным делопроизводством. В дальнейшем эти государственные учреждения усложнялись - в их ведении находилось осуществление разнородных по характеру задач, увеличился штат, появились структурные части, возросло делопроизводство.

Объединение русских земель вокруг Москвы, борьба Русского государства с татарами, турками, Ливонским орденом, польскими и литовскими феодалами требовали постоянного усовершенствования вооруженных сил.

Ряд первых центральных государственных учреждений Русского национального государства имеет военное назначение. К этой группе относятся Разрядный и Поместный приказы, а также Оружейная палата. Во второй половине XVI в. появились другие приказы этой группы: Стрелецкий, Пушкарский, Каменных дел, Оружейный, Бронный, Аптекарский.

Разрядный приказ возник при дьяке "с разрядом" ("Разряд" - войсковая роспись ратных людей с обозначением занимаемых ими должностей.) (или "разрядном дьяке"), о существовании которого есть намеки еще в росписи воевод новгородского похода 1478 г. Сам приказ возник позднее. В одной из разрядных книг сообщается о том, что в лето 7039 (1531) "князь великий наложил опалу свою на князя Ивана Воротынскова... и велел их с Тулы дьяку Афанасию Курицыну привести к Москве в Разряд" (П. Ф. Лихачев, Разрядные дьяки, Спб., 1888, стр. 119.).

Разрядный приказ ведал личным составом армии Русского государства: заведовал их комплектованием, учетом, денежными и поместными окладами. На особых смотрах, проводимых Разрядным приказом для дворян и детей дворянских, определялась способность их к воинской службе. Каждого нового служилого человека ("новика") на смотре "верстали" на военную службу, т. е. определяли размер его земельного или денежного жалованья. Первоначально существовало до 25 "статей" этого "верстания"; к концу XVI в. их число было сведено до шести. Для определения в "статью" учитывалось "отечество" (происхождение), опыт предыдущей службы и т. д. Верстание по первой статье давало служилому человеку 350 четей земли (Четь (четверть) - примерно 1/2 десятины.) и 12 рублей жалованья в год. Самая низшая статья давала 100 четей земли и 5 рублей в год.

Служилые люди были обязаны выходить на смотры и войну "конны, людны и оружны", т. е. выставлять вооруженных слуг или холопов, вначале "по силе", а со времени издания Уложения о службе 1555 г. - "со ста четвертей добрые угожей земли человек на коне и в доспесе в полном, а в дальний поход с дву конь". Смотря по службе, приказ увеличивал или уменьшал оклад, повышал или понижал их в чине. За неисправную службу или отсутствие ("нетство") приказ мог не только понизить, но и отобрать данные за службу "в оклад" земли.

Разрядный приказ тщательно вел книги всем служилым людям в государстве с обозначением их поместного и денежного жалованья. Эти списки дворянам и детям боярским, составлявшиеся при "разборе", "верстании" и "раздаче" им жалованья, назывались "десятнями".

Разрядный приказ давал распоряжения относительно похода и содержания войска. Он же заведовал постройкой крепостей, пограничными городами, включая их население и земли; ведал приказ и пограничной службой.

Кроме военных функций, Разряд имел и чисто административные функции по личному составу государственного аппарата. Он назначал наместников и волостелей, воевод, послов, судей приказов, осуществлял суд над чиновниками, не оправдавшими доверия, разбирал местнические дела. Уже во второй половине XVI в. Разрядный приказ приобрел значение важнейшего приказа Русского государства. В конце XVI в. ему были окончательно подчинены сохранившиеся еще от феодальной раздробленности областные разряды (Новгородский, Смоленский, Рязанский), которые приобрели в дальнейшем характер военно-окружных управлений.

С деятельностью Разрядного приказа связан и другой важнейший приказ этой группы - Поместный, возникновение которого также связано с ростом значения служилого дворянства. Если Разрядный приказ устанавливал поместный "оклад" (земельное жалованье за службу), то наделение ("дача в оклад") осуществлял Поместный приказ. До образования этого приказа и то и другое производил Разрядный приказ.

Поместный приказ вырос из должности поместного дьяка, упоминаемого еще в конце XV в. А само учреждение при этом дьяке сложилось позднее, и образование его было связано, по-видимому, с поместной реформой 1555 г.; в этом же году впервые упоминается и поместная изба. В 1577 г. впервые встречается упоминание Поместного приказа.

Поместный приказ заведовал государственными землями, раздаваемыми в поместья. Обычно всякий, кто определялся на службу, подавал в Разрядный приказ челобитную с просьбой выделить ему земельное поместье. В Разряде наводили справки о том, что этот человек числился на службе, и за ним еще нет земель, и посылали в Поместный приказ отписку или указ об отмежевании ему определенного количества земель. Пожалование официально проводилось от лица царя и Боярской думы. Царская резолюция, записанная думным дьяком; или списки на верстание (десятый) были основанием для выдачи жалованной грамоты, выдаваемой помещику, и дальнейшего наделения землей.

В приказе велись книги с обозначением размеров всех поместий. Эти книги назывались даточными.

Приказ посылал писцов, дозорщиков, межевщиков и других чиновников для составления различных учетных документов: писцовых, переписных, окладных, дозорных, приправочных, межевых и тому подобных книг.

Поместный приказ рассматривал споры по поземельным делам служилых людей, собирая подати с земель, находившихся в его владениях.

Примерно с середины XVI в. появилась новая, менее привилегированная, категория служилых людей по "прибору", получавших за свою службу не земельное, а денежное, а иногда и натуральное (хлебное) жалованье. Это были стрельцы-пехотинцы, вооруженные огнестрельным оружием и проживавшие в городах особыми слободами. С появлением стрельцов связано создание Стрелецкого приказа, впервые упоминаемого с 1571 г. Этот приказ заведовал стрельцами в административном, военном и служебном отношениях.

Еще в конце XV в. возникла Оружейная палата - арсенал Русского государства, ведавший изготовлением и хранением оружия. С 1511 г. известна должность оружничего, возглавлявшего эту палату. Руководство изготовлением ручного холодного и огнестрельного оружия (мушкеты, сабли, копья и пр.), а также предохранительного снаряжения (брони, шлемы, панцири и др.) осуществлял известный с 1573 г. Бронный приказ.

Развитие артиллерии в Русском государстве в Ливонскую войну привело к образованию Пушкарского приказа (известен с 1577 г.), который был главным артиллерийским управлением Русского государства. Он ведал производством "наряда" - пушек, а также снарядов и пороха. В заведовании приказа находились различные предприятия: Пушечный двор с кузницами на реке Неглинной, пороховые заводы ("мельницы") на реке Яузе, колесная слобода на реке Шелони.

Приказу были подчинены мастеровые, работавшие на этих предприятиях: пушечные литейщики, пороховщики, кузнецы, а также обслуживавший артиллерию персонал (пушкари, воротники, затинщики).

Приказ каменных дел был учрежден приблизительно в конце 1583 - начале 1584 г, и заведовал "записными" каменщиками, кирпичниками и другими ремесленниками строительного дела, проживавшими отдельными слободами в городах. В его ведении находились каменоломни и кирпичные сараи. Приказ руководил постройкой укреплений в Москве (строительство Белого города в 1537 г., перестройка Китай-города в 1595 г.) и Смоленска, а в первой трети XVII в. - Вязьмы, Можайска и Коломны. Заведовал приказ постройкой и ремонтом некоторых гражданских зданий, а также церквей и монастырей.

Значительную группу приказов Русского государства составляли так называемые дворцовые приказы, заведовавшие отдельными отраслями великокняжеского, а затем и царского хозяйства.

Так как вопросы дворцового хозяйства не подлежали рассмотрению в Боярской думе, то у великих князей рано появилась потребность в создании специального аппарата дворцового управления.

Одним из самых древних приказов Русского государства был Казенный приказ, который был не только дворцовым, но и общегосударственным учреждением. Первое упоминание о Казенном дворе относится к 1493 г. (один из опальных князей - Андрей Васильевич Большой сидел в "тюрьме на Казенном дворе" (ПСРЛ, т. VIII, стр. 227; Н. П. Лихачев, Разрядные дьяки XVI в., Спб., 1888, стр. 39.)), но следы существования этого учреждения встречаются гораздо раньше (в 50 - 60-е годы XI в.). Само наименование "Казенный приказ" впервые встречается в 1512 г.

Уже со второй половины XV в. казначей осуществлял общегосударственные задачи. На Казенном дворе находился и печатник-хранитель "большой государственной печати", прилагаемой к важнейшим общегосударственным документам (и прежде всего документам дипломатического характера).

Еще в первой половине XVI в. в помощь казначею по отдельным государственным функциям появились соответствующие дьяки: ямской, посольский, поместный. Первоначально они подчинялись казначею, и их делопроизводство велось на Казенном дворе, но с течением времени они обособляются на своих "дворах" или в приказах как начальники соответствующих самостоятельных государственных учреждений. Но даже после образования самостоятельных Посольского, Поместного, Ямского и Холопьего приказов казначей продолжал сохранять огромное значение в общегосударственных делах, особенно в вопросах внешней политики.

Гораздо меньшее общегосударственное значение имели другие дворцовые приказы, возникшие из соответствующих "путей" периода феодальной раздробленности. Уже с 1501 г. встречается первое упоминание о Дворцовой избе, которая лишь с 1572 г. именуется Приказом большого дворца. Его возглавлял дворецкий и двое дьяков. Этот приказ заведовал великокняжеским хозяйством, обслуживающим персоналом двора, управлял дворцовыми землями и дворцовыми крестьянами.

В конце XV или начале XVI в. сложился и Конюшенный приказ, ведавший царской конюшней, конюшенными слободами великого князя.

Упоминаются в XVI в. Ловчий и Сокольничий приказы: во главе их нередко стоял один боярин. Со второй половины XVI в. известен Постельничий приказ, заведовавший великокняжеской (царской) спальней.

Все лица, возглавлявшие дворцовые приказы (дворецкий, конюший, ловчий, сокольничий, постельничий), были боярами.

С образованием Русского централизованного государства возросли и его международные связи. Это повлекло за собой появление особой должности посольского дьяка еще в 1486 г. По-прежнему все важнейшие решения по вопросам внешней политики царь принимал "поговоря с братьею и бояры", т. е. местом общего руководства внешней политикой была Боярская дума. Переговоры с послами вела всегда специальная думская комиссия из бояр и посольского дьяка, который вскоре стал думным дьяком. Посольский дьяк выступал посредником между Боярской думой и послами. Он вел дипломатическую переписку и присутствовал на заседаниях Боярской думы. Для переписки первоначально использовался канцелярский аппарат Казенного двора, где происходили заседания думской комиссии и посольского дьяка с послами.

Впервые посольская изба упоминается в 1549 г., впоследствии она именуется как Посольский приказ. В XVI в. в нем находились подьячие, переводчики (для письменного перевода) и толмачи (для устного перевода).

Еще в период феодальной раздробленности на некоторых дорогах, на расстоянии в 30 - 40 верст друг от друга, учреждались "ямы" - пункты, куда окрестное население было обязано поставлять определенное количество лошадей, подвод, корм; оно же и осуществляло ямскую гоньбу. Каждым "ямом" заведовал ямщик, при котором был особый ямской двор.

С образованием централизованного государства значение ямской службы возросло: по дорогам Русского государства, идущим от Новгорода, Смоленска, с юга от "яма" к "яму", ехали ко двору великого князя, а затем и царя московского, иностранные послы, из Москвы по этим же дорогам передвигались великокняжеские и царские воеводы и чиновники.

Уже в 1490 г. упоминается ямской дьяк Тимофей Маклоков. Первоначально при ямских дьяках не было специального учреждения и они, как и некоторые другие дьяки, заведовавшие отдельными отраслями управления, пользовались сложившимся давно канцелярским аппаратом Казенного приказа. В 1550 г. впервые упоминается Ямская изба, а с 1574 г. - Ямской приказ.

В тесной связи с возросшими задачами Русского государства, увеличением войска, усложнением государственного управления находилось и учреждение финансовых приказов. В середине XVII в. был введен ряд общегосударственных налогов, преимущественно военного назначения: на городовое, засечное и ямчужное (пороховое) дело. Сбор этих налогов был поручен созданному примерно в 1533 - 1534 гг. чисто финансовому Приказу большого прихода. Кроме прямых налогов, впоследствии приказ заведовал сбором таможенных пошлин, а иногда и ямских денег.

С ликвидацией наместников по земской реформе 1555 - 1556 гг. платимый тяглым населением в их пользу налог - "кормовой оброк" - поступал в пользу государства. В связи с этим прием его еще до земской реформы в Москве от земских старост и целовальников поручался первоначально по совместительству дьякам уже существовавших приказов: эти дьяки назывались "кормленными". По мере возрастания налоговых поступлений и усложнения задач Казенного приказа, посольской, поместной "изб", взимание "кормленного" оброка в 60 - 70-х годах обособляется в особые приходные кассы - "избы", называемые четями (четвертями). С 70 - 90-х годов XVI в. чети являлись самостоятельными финансовыми приказами с более постоянной подведомственной им территорией, которая подчинялась им не только в финансовом, но и в административно-судебном отношении.

Деньги, собранные четвертными приказами, выдавались служилым людям в форме жалованья раз в четыре года; этим и объясняется, по-видимому, название самих приказов - "четверти".

Недовольство широких народных масс усилением феодального гнета, возрастание значения в государстве поместного служилого дворянства повлекли создание группы судебно-полицейских приказов - Разбойного, Земского, Холопьего, Судных.

Со времени введения повсеместно губных учреждений Судебником 1550 г. возникла необходимость в постоянном центральном государственном учреждении, осуществлявшем руководство губными органами и надзор за их деятельностью. В 1555 г. была составлена Уставная книга Разбойного приказа. К этому времени и относится создание самостоятельного Разбойного приказа, поскольку лишь в 60-х годах упоминаются первые "разбойные дьяки".

Разбойный приказ утверждал в должности губных старост, целовальников и дьяков во всем государстве, утверждал приговоры губных органов, являлся второй инстанцией для рассмотрения разбойных и тайных дел для территории всего государства, кроме Москвы и Московского уезда.

Разбойные и татиные дела по Москве и Московскому уезду ведались Земским приказом. Первое упоминание о нем относится к 1564 г., хотя, по-видимому, этот приказ возник раньше Разбойного и существовал уже в первой половине XVI в.; "земский дьяк" впервые упоминается еще в 1500 г.

Земский приказ в Москве осуществлял полицейские функции: наблюдал за безопасностью и порядком, вел борьбу с корчемством и пожарами, за содержание в чистоте улиц. По ночам для безопасности от воров улицы Москвы загораживались "решетками" или рогатинами из бревен, положенных поперек улиц. Дежурившие около них "решеточные сторожа" задерживали поздних прохожих; эти сторожа находились в подчинении Земского приказа. Этому же приказу подчинялись и "объезжие головы", в задачу которых входило в определенное позднее время, в целях противопожарной охраны, "ездить да огни гасить"; в обязанность их входило и выявление корчемства. За общим порядком в городе наблюдали низшие полицейские чины Земского приказа - ярыжки. Трупы убитых в Москве за каждую ночь складывались перед зданием Земского приказа, здание которого находилось не в Кремле, а на Красной площади. В конце XVI в. на Моховой был построен второй Земский двор (новый). Функции между ними распределялись, по-видимому, чисто территориально. Это разделение было вызвано ростом территории Москвы и усложнением полицейских задач в столице государства.

С усилением феодального гнета к середине XVI в. связано появление особого Приказа холопьего суда (Холопьего приказа), ведавшего делами о поступлении в холопство, судом о кабальном холопстве и т. п.

В связи с ограничением крестьянских переходов от одного феодала к другому ("заповедные годы") с 80-х годов XVI в. и введением срока сыска беглых ("урочных лет" в 1597 г.) приказ стал принимать челобитные от бояр и служилых людей о беглых холопах, ведет подписку о розыске беглых с местными властями (воеводами).

В тесной связи с реформами 50-х годов XVI в. находилось создание группы судных (судебных) приказов в 90-х годах: Московского (1598), Владимирского (1593), Дмитровского (1595), Казанского (1591). Каждый из этих приказов заведовал судом служилых людей определенной территории государства, неподсудных местным властям еще по указу 1549 г.

Своз крестьян. С карт. худ. К. В. Лебедева.
Своз крестьян. С карт. худ. К. В. Лебедева.

Судебная обособленность дворян и детей боярских в особых судебных приказах являлась одним из проявлений возросшего значения помещиков и поместного землевладения в Русском государстве. В 1550 г. был учрежден особый Челобитенный приказ во главе с виднейшим деятелем "избранной рады" А. Ф. Адашевым. В этот приказ поступали все челобитные на имя царя; здесь выяснялась их обоснованность. Часть жалоб поступала на рассмотрение царя, а другая передавалась в соответствующие учреждения. Приказ принимал апелляционные жалобы на решения должностных лиц и государственных учреждений.

С возросшим значением Русского государства связана и церковная реформа: учреждение в Москве вместо должности митрополита должности патриарха всея Руси.

После учреждения патриаршества в 1589 г. высшим органом по делам церкви оставался "освещенный собор" - съезд высшего духовенства (с присутствием и патриархов из Константинополя, Александрии, Антиохии), выбиравший пожизненно патриарха "всея Руси" - главу всей церковной иерархии.

При патриархе в конце XVI в. существовал особый "двор", где были свои должностные лица: казначей, бояре, стольники, дети боярские, дьяки. Через этот аппарат патриарх осуществлял общее руководство церковными делами и имуществом государства. За соблюдением догматов церкви духовенством и населением надзирала особая тиунская изба, созданная при "дворе" патриарха к концу XVI в.

Кроме приказов, ведавших отдельными отраслями управления централизованного государства или отдельными категориями служилых и прочих людей, в Русском государстве XVI в. существовали и областные приказы.

С присоединением Казанского и Астраханского ханств для управления всего Среднего и Нижнего Поволжья в административном, военном, финансовом и судебном отношении был учрежден Казанский приказ; в ведение его с 90-х годов попала и Сибирь. Впервые казанский дворецкий (Данила Романович Юрьев) упоминается уже в 1553 г. О самом учреждении Казанской избы первое упоминание встречается в 1565 г., название Казанский приказ впервые употребляется в 1570 г.

С образованием централизованного государства местное управление стало изменяться. Вводится, прежде всего, регламентация наместнического управления. Особенно наглядно это выступает в Белоозерской уставной грамоте, данной Иваном III населению Белоозерского княжества в 1488 г., вскоре после присоединения его к Русскому государству. Первые статьи ее определяют количество "корма", взымаемого с каждой "сохи" (Соха - окладная единица. В XV в. имела характер учетной единицы средств производства. "3 обжи - соха, а обжа - один человек на одной лошади ореть, а хто на 3-х лошадях и сам третей едеть, ино то соха". Так характеризует соху 70-х годов XV в. летопись (ПСРЛ, т. XXV, стр. 319 - 320.)), и даже перевод его на деньги на рождество: "полоть мяса, два алтына, за десятеро хлебов десять денег, за бочку овса десять денег, за воз сена два алтына"; на петров день "за баран восемь денег, за десятеро хлебов десять денег. А тиунам корм; рождественский и петровский вполы наместничя корму". Полагался определенный корм и доводчикам. А если учесть, что Бе-лоозерский наместник имел двух тиунов и 10 доводчиков (двух в городе и восемь в станах), то этот даже регламентированный "корм" наместнику и его должностным лицам выглядел все-таки весьма значительным и тяжелым для населения.

Одна из статей этой грамоты запрещала наместнику собирать сборы самому; для этого белоозерцы выбирают особых сотских.

Грамота регламентировала и деятельность наместничьего штата.

По примеру белоозерской грамоты с конца XV - начала XVI в. наместникам и волостелям выдаются особые "доходные списки", подробно регламентирующие размеры кормов.

Сроки "кормлений" с конца XV - начала XVI в. сокращались до одного - трех лет, что явилось также формой ограничения кормленщиков. Назначенный на кормление наместник или волостель за это время пополнял свои "животы" (имущество) и с восстановлением "достатка" возвращался в столицу исполнять бездоходные поручения великого князя, ожидая новой кормовой очереди.

Ограничение власти кормленщиков - наместников и волостелей - являлось составной частью мероприятий, проводимых великокняжеской властью в целях укрепления централизованного государства. Эти мероприятия не только совпадали с пожеланиями поместного дворянства, но находили поддержку и сочувствие черносошного крестьянства. И те и другие были заинтересованы в улучшении, прежде всего суда и того звена государственного управления, в котором корыстолюбие кормленщиков проявлялось особенно остро. По Белоозерской уставной грамоте наместник и его тиуны судят вместе с сотскими и "добрыми" людьми из населения ("Памятники русского права", вып. 3, Госюриздат, М., 1955, стр. 170 - 171, 158 - 160, 173.). В Судебнике 1497 г. этот порядок сделан был обязательной общегосударственной нормой ("А без дворского, и без старосты, и без лутчих людей суда наместником и волостелем не судити" (ст. 38). (Там же, стр. 352.) Дворский - приказчик дворцовой волости.)

Военные нужды и укрепление обороноспособности государства сделали во второй половине XV в. "городовое дело", т. е. заботы о строительстве и укреплении городов, важнейшей и повсеместной обязанностью населения.

В связи с этим появились особые должностные лица местного управления - городовые приказчики, оттеснившие наместников-кормленщиков вначале от военно-административного, а затем от ряда отраслей земельного, финансового и даже судебного управления.

В начале XVI в. институт городовых приказчиков (так стали чаще называться бывшие городчики и городничие) становится распространенным звеном местного управления. Основным назначением городовых приказчиков было военно-административное дело: заведование строительством и укреплением городов, строительство мостов и дорог ("мостовое и ямское дело"), производство "зелья" (пороха), хранение боеприпасов, оружия, продовольствия, сбор народного ополчения и т. п.

Назначаемые великим князем из поместного служилого дворянства, городовые приказчики не зависели ни от наместника, ни от Боярской думы. Они подчинялись непосредственно великому князю по ведомству казначея, а затем Разрядному приказу.

Со второй четверти XVI в. функции городовых приказчиков значительно расширились. Им был поручен надзор за великокняжеским земельным фондом в городах и уездах, за описанием земель, раскладку и сбор ряда общегосударственных (ямских денег посошного корма и др.), надзор за косвенными налогами (таможенными и мытными сборами). Городовые приказчики в начале XVI в. получили право ковать "в железо" и сажать в тюрьму наиболее упорных неплательщиков государственных налогов.

Все чаще и чаще городовые приказчики принимали участие в наместничьем суде как по уголовным, так и гражданским делам.

Институт городовых приказчиков был первым дворянским органом местного управления Русского централизованного государства.

Конец XV - первая половина XVI в. были временем значительной ломки социально-экономических отношений в Русском государстве меняются формы феодальной земельной собственности (боярское вотчинное землевладение теснится поместным), господствующий класс феодалов стремится ликвидировать свободные крестьянские земли и усилить крепостную зависимость крестьян.

Классовая борьба в этих условиях приобрела значительную остроту, разнообразилась в формах от участия в ересях и побегах до индивидуальных террористических актов (поджоги имущества феодалов и их убийства) и групповых выступлений.

Кормленщики не были заинтересованы в борьбе с "лихими людьми". Рост преступности был для них даже выгоден, если учитывать их заинтересованность в получении лишних доходов от суда.

Вначале правительство пыталось усилить карательные меры против "лихих людей" с помощью введения в состав суда наместников, выборных от населения. С 20-х годов из Москвы в уезды для борьбы с "лихими людьми" посылались особые "обыщики" и приставы, но они отягощали население, чиня "всякие убытки" и "волокиту великую" населению. Все эти полумеры слабо помогали в борьбе с "лихими людьми". В конце 30-х годов народное движение принимает угрожающий характер. В 1539 - 1541 гг. правительство по просьбе населения ряда мест (по-видимому, главным образом поместного дворянства и верхушки посада) выдавало им так называемые "губные грамоты", в которых устанавливается порядок организации и деятельность новых, "губных" органов.

Первые губные грамоты получило население Белоозерского и Каргопольского уездов 23 октября 1539 г. По этим грамотам преследование (ловля и казнь) "лихих людей" в каждом уголовно-полицейском округе - "губе" - возлагалось на выборных "голов", которые в грамотах с 1541 г. назывались "губными старостами". "Головы", или "губные старосты", выбирались местными феодалами и духовенством из детей боярских по 3 - 4 на волость; в помощь им в каждой волости крестьяне и посадские люди выбирали 5 - 6 старост, десятских и "лучших людей", т. е. представителей крестьянской и посадской верхушки. В ведение этих дворянских губных органов Белоозерская и Каргопольская губные грамоты и передавали изъятые из подсудности наместников разбойные дела: "ведомых разбойников", тех людей, "кто у себя разбойников держит"... и, наконец, "к кому разбойники приезжают и разбойную рухлядь привозят"; в последующих грамотах в ведение губных органов попадают и "ведомые тати".

В середине 40-х годов губные старосты получают такое же широкое распространение, как и городовые приказчики.

С 1555 г. губные органы вводились повсеместно. В каждом губном округе (волости, а впоследствии уезде) из дворян или детей боярских выбирался (сначала бессрочно, а затем ежегодно) губной староста. Для утверждения в должности избранный являлся в Разбойный приказ, где получал и соответствующий наказ. Аппарат губного старосты из старост, десятских и "лучших людей" вскоре был заменен несколькими "целовальниками", избираемыми из крестьянской и посадской верхушки и утверждаемыми на месте "целования креста" с обещанием верной службы. При каждом губном старосте во второй половине XVI в. появилось учреждение - губная изба, делопроизводство в которой вел губной дьяк.

Уже в XVI в. губные органы появились даже в вотчинах привилегированных землевладельцев (например, землях Троице-Сергиевского монастыря).

Компетенция губных старост значительно расширилась. Кроме разбойных дел, в их ведение попали дела о татях, убийствах вообще, заведование тюрьмами.

Губные старосты были другим дворянским институтом, который вслед за городовыми приказчиками подорвал кормленщиков, подготовил их упразднение.

Этого требовало и поместное дворянство, заинтересованное в увеличении государственных средств и ликвидации произвола кормленщиков - бояр.

В феврале 1551 г. крестьяне Плесской волости Владимирского уезда получили уставную земскую грамоту, согласно которой они могли сами с помощью выбранных ими "излюбленных голов" и целовальников собирать дважды в году (на покров и пасху) оброк - "кормленый окуп" и дважды отвозить его в Москву; должность наместника для них упразднялась. Грамота подробно перечисляла все эти поборы с населения, поступавшие теперь в ведение государства.

В 1552 г. была дана и другая земская уставная грамота - населению Важского уезда.

Повсеместно земская реформа была проведена в государстве лишь в 1555 - 1556 гг. С этого времени в уездах и волостях, где еще отсутствовало помещичье землевладение, крестьяне черносошных и дворцовых земель, а также посадские люди в городах получили право выбирать из своей среды излюбленных голов (старост), а также "лучших людей" (целовальников или земских судей); делопроизводство каждого земского старосты и целовальников вел выборный земский дьяк. Округом каждого земского старосты чаще всего была волость или город (При каждом земском старосте было от двух до 10 целовальников.)

В осуществлении своих функций земский староста и целовальники чаще всего опирались на существовавшие и ранее выборные должности крестьянской общины - сотских, пятидесятских, десятских.

Все должностные лица "земского самоуправления" выбирались на неопределенный срок, и население их могло "переменить"; впоследствии вводятся ежегодные выборы.

В ведении земских органов находилось осуществление сбора подати - "окупа", а также судебные функции (гражданских и второстепенных уголовных дел; крупными уголовными делами ведали губные органы) среди черносошных крестьян и посадских людей.

В центральных уездах с развитым феодальным землевладением, где население было уже несвободным, земские органы нередко отсутствовали и все управление осуществлялось городовыми приказчиками и губными старостами, в ведении которых находились административно-полицейские и финансовые функции.

Кроме этих местных органов управления, в XVI в. существовали и другие местные органы - таможенные и кабацкие выборные головы и целовальники, осуществлявшие сбор косвенных налогов. При них находились соответствующие дворы (таможенные и кружечные) и избы (таможенные и кабацкие).

В судопроизводстве XV - XVI вв. продолжал господствовать обвинительный процесс. Судебник 1497 г. считал доказательствами правоты: собственное признание обвиняемого, показание свидетелей ("послухов"), поединок между истцом и ответчиком или между виновным и пострадавшим ("поле") (К концу XVI в. "поле" почти перестало применяться.), присяга ("крестное целование"), письменные документы.

После суда оправданной стороне выдавалась правая грамота - копия с решения суда с печатью и подписью дьяка.

Способом исполнения судебных решений по гражданским делам нередко считался "правеж" - ежедневное битье прутьями.

 Московский застенок XVI в. С карт. худ. А. М. Васнецова.
Московский застенок XVI в. С карт. худ. А. М. Васнецова.

Если правеж не приносил результата, то ответчик выдавался "головой" истцу.

В отношении более крупных уголовных дел (татьба, разбой, душегубство, ябедничество) появился новый вид судебного процесса - розыск. Он применялся в отношении так называемых "ведомых лихих людей". Главными доказательствами розыска являлись: "повальный обыск" - допрос местных жителей, а также пытка с целью "признания" обвиняемым своей вины.

Если обычные уголовные дела завершались такими наказаниями, как "торговая казнь" (битье кнутом), осуществляемая обычно на "торгу" (торговой площади), или денежными взысканиями, то в отношении "заведомо лихих людей" Судебник 1497 г. предусматривал смертную казнь. Ею карали не только за татьбу, разбой, душегубство и ябедничество, но и воров-рецидивистов, за противоправительственную деятельность и некоторые иные категории уголовных преступлений.

Наиболее распространенным видом пытки была дыба. Обвиняемому завязывали руки сзади веревкой, перебрасывали ее через блок, укрепленный на потолке, и тянули эту веревку, выворачивая руки из плеч. Широко применялись и иные виды пыток (раскаленным железом, тисками и т. д.).

К категории "ведомых лихих людей" судебная практика того времени могла подвести любое острое проявление классового недовольства, будь то покушение на феодальное имущество или убийство своего господина ("государский убийца").

В условиях резкого усиления феодальной эксплуатации в XVI в. розыск позволял более успешно осуществлять классовую расправу.

Имущественные наказания, игравшие важную роль в суде периода феодальной раздробленности, отодвигались на задний план. Суд становился средством устрашения грубого и жестокого проявления воли господствующего класса. Наиболее широкое применение розыск получил уже в XVII веке.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь