история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. Волынская земля

Обширная Волынская земля занимала окраинное положение на западе Русской земли. Впрочем, границы этой земли, показанные в атласе Замысловского, очень условны и непонятны, если изучать историю Волынской земли отдельно от соседней Галицкой. Собственно Волынь представляла собой богатый обособленный край, сложившийся с отдалённых времён. Своё название Волынская земля получила от древнего города Волынь, местоположение которого указывают в 20 км от современного Владимира Волынского, заменившего собой этот старый племенной центр. Древняя Волынь, или Велынь, принадлежала к числу тех славянских городов, происхождение которых теряется в самых отдалённых веках. Уже Ходаковский, а вслед за ним другие историки указывали, что на месте Волыни теперь сохранился обширный вал с особым городком «Словенским» и множеством могил внутри его (А. М. Андрияшев, Очерк истории Волынской земли до конца ,XIV столетия, Киев 1887, стр. 58). Описание Волынского городища даёт В. Б. Антонович: «На полуострове, омываемом извилиною Буга, урочище, называемое Старго-род». Здесь находится «городище неправильно круглой формы; от него простирается более низкий вал, окружавший посад, в 3/4 версты от полуострова вал в 11/2 версты длиною. По предположению, это, может быть, древний город Волынь» (В. Б. Антонович, Археологическая карта Волынской губернии («Труды XI Археологического съезда в Киеве», 1899, стр. 65)). Город Волынь, по ранним Известиям, действительно стоял на берегу Буга. Войска Святополка Окаянного и Ярослава Мудрого стояли у Волыни «оба пол рекы Буга», т. е. по обеим сторонам Буга.

Если верить Длугошу, то город Волынь существовал ещё в XI в. Польский историк сообщает об осаде Волыни (Wolyn) польскими войсками, называя её cast-rum, т. е. крепостью или городом, и рассказывая о сдаче Волыни на условиях уплаты откупа. Впрочем, показания Длугоша опровергаются его же словами, что тремя важнейшими замками Владимирской земли в это время были Волынь, Владимир и Холм (Wolyn, Wlodimir et Chelm), тогда как известно, что Холм был основан в XIII в (К. Бестужев-Рюмин, О составе русских летописей до конца XIV в., приложение: «Русские известия Длугоша до 1368 г.», стр. 128-130 (в дальнейшем - Длугош)).

Центр Волынской земли город Владимир расположен при впадении реки Смочи в реку Луг, на правом берегу Луга, среди болот. Город получил своё название по имени строителя - Владимира Святославича, следовательно, возник в конце X или начале XI в., во всяком случае не позднее 1015 г. Первым его князем был Борис Владимирович, получивший эту область при жизни отца («Посла и потом отець и на область Владимир, юже ему дасть» (Д. И. Абрамович, Жития Бориса и Глеба, стр. 6)).

Основание нового города поблизости от древней Волыни, видимо, было связано со стремлением Владимира подорвать власть местных волынских князей или старшин прежнего племенного центра. Выбор места для нового города определялся стратегическим положением. Значение города было обусловлено его близостью к реке Западный Буг, но в отличие от Волыни он стоял не на самом Буге, а в 20 км от него. При впадении Луга в Буг находилось поселение, известное теперь под названием Устилуга (т. е. Устье Луга), где сохранилось городище. Здесь надо искать владимирскую пристань на Западном Буге. Отметим тут же, что выбор места для города очень сходен с тем, какой тот же Владимир Святославич сделал для Переяславля, построенного, как мы видели, в некотором отдалении от Днепра, на небольшой реке Трубеже, при впадении которой в Днепр также находился городок с названием Устье.

Нельзя, впрочем, пройти мимо распространённого в нашей литературе представления об ещё более раннем возникновении Владимира. Это мнение держится на известии древней венгерской хроники нотария короля Белы. В хронике сообщается, что венгры вышли из Киева в сопровождении русских и «прибыли в город Лодомер». Князь Лодомера принял венгров с почётом, дал им в заложники двух своих сыновей и богатые подарки ( Перевод этого места ив хроники нотария Белы см. у Н. М. Карамзина («История государства Российского», СПБ, первое издание, стр. 392, примечание 302)). Но название «Лодомер» (Lodomer) -это испорченная венгерская передача русского названия Владимир. Упоминание о Галиции ведёт нас также к позднему времени, когда от города Галича и вся окружающая область получила своё прозвание. Нотарий Белы, писавший во второй половине XIII в. (С. Horv?th, A. Kardos, A. Endr?di, Histoire de la litt?rature hongroise, Budapest, Paris), когда венгерские феодалы пытались овладеть Галицкой землёй, старался доказать, что Владимир и Галич якобы давно зависели от Венгрии.

Владимир с самого начала своего существования стал стольным городом особого княжения, хотя волынской династии князей, наподобие черниговской, не устанавливается, может быть и по случайным обстоятельствам. Довольно рано возникает владимирская епископия. Среди епископов Владимира знаем Иосафа и Василия «от Святые горы», монастыря в окрестностях Владимира. Об этом монастыре упоминается в Печерском патерике в рассказе, относящемся ко времени Изяслава Ярославича (1054-1076 гг.) (Ипат. лет., стр. 494; «Печерский патерик», стр. 32).

Черты большого города явственно выступают в письменных свидетельствах о былой истории Владимира. Это был прежде всего хорошо укреплённый город, с деревянной стеною и башнями (вежами). На владимирских стенах во время осады города был убит князь Мстислав Святополкович через «скважину» (бойницу) в досках забора («заборола»), устраиваемого для защиты бойцов, стоявших на стене. Известны названия Двух ворот в стенах Владимира - Гридшины и Киевские, расположенные у Луга (Ипат. лет., стр. 178, 334), Название «Гридшины» ведёт своё происхождение от гридей - княжеских дружинников.

А. Андрияшев считает, что Владимир Волынский в своё время отличался необыкновенно обширными размерами. Основываясь на инвентаре церкви в селе Зимно, находящейся в 5 км от города, он включает это село в предместье древнего Владимира, как и село Когильно в 7 км от города. Далее Андрияшев отмечает, что «древнейшая церковь, выстроенная, по преданию, Владимиром Св., находится теперь за версту от города, в дер. Федо-ровцы, а естественно, что главная церковь в городе должна была находиться в его центре». Но эти выводы представляются в достаточной мере поспешными, так как основаны на позднейших свидетельствах. К тому же сам Андрияшев говорит, что в Зимно находился ранее княжеский загородный дворец и сохранились две древние церкви. Здесь же, на берегу реки Луга, имеется треугольное городище. Всё это признаки существования здесь княжеского или боярского замка (А. М. Андрияшев, Очерк истории Волынской земли до конца XIV столетия, стр. 55-57; В. Б. Антонович, Археологическая карта Волынской губернии, стр. 63).

Предания о прежнем величии городов так распространены, что на них нельзя основывать выводы о действительной территории городов в прошлом. Но есть иные, более верные показатели прежнего значения Владимира Волынского. Во Владимире и в его округе сохранились каменные здания, восходящие по своей архитектуре к киевским временам. Величественным памятником архитектуры был Успенский собор, построенный при князе Изяславе Мстиславиче. По Никоновской летописи, в 1160 г. «князь Мстислав Изяславич расписал святую церковь во Владимире Волынском и украсил ее дивно святыми и дорогими иконами и вещами многими чюдными и священными сосудами златыми и серебряными, с жемчугом и с каменьем дорогим» (ПСРЛ, т. IX, стр. 229). Предание и называет собор Мстиславским. Этот собор по ширине был равен церкви св. Софии в Киеве, а по длине превосходил её. Под храмом обнаружены шесть великокняжеских и две епископские гробницы, остатки фресок и г. д (Сообщения проф. Прахова на VIII Археологическом съезде в Москве в 1890 г).

В 1 км от города, близ деревни Фёдор овцы, сохранились остатки фундаментов, известных под названием «старая катедра». Это остатки собора Успения. О впечатлении, которое Владимир Волынский производил на иноземцев, читаем в рассказе о походе венгров в 1231 г. Когда венгерский король подошёл к Владимиру, он подивился на него и сказал: «Такого города я не видел и в Немецких странах». На укреплениях стояли воины (оружники), блестели щиты и оружие, подобно солнцу. Из дальнейшего рассказа летописи выясняется, что воевода Мирослав, командовавший городским гарнизоном, сидел во Владимире с большим количеством людей («с великими вои») (Ипат. лет., стр. 510).

О больших размерах укреплений во Владимире узнаём из другого свидетельства, относящегося уже к 1261 г. Татарский полководец Бурундай требовал уничтожения городских стен Владимира, как, впрочем, и ряда других городов. Василько Романович вынужден был на это согласиться, и «так как невозможно было вскоре разбросать город из-за его размеров («величества») , повелел зажечь его» (Там же, стр. 562). Из этого известия видно, что стены Владимира сделаны были из дерева; их можно было разбросать и зажечь.

Большой материал для истории Владимира дают археологические изыскания. Владимирский замок, «город», находился при слиянии Смочи с Лугом. Защитой для него служили обширные болота, окружавшие его почти с трёх сторон. Размеры первоначальной крепости, видимо, были незначительны. Вскоре вокруг неё вырос большой город. О его границах можно судить по валам, на которых должны были стоять деревянные стены и башни, известные нам по летописи. Общий контур сохранившихся валов напоминает неправильный полукруг. Но город XI-XIII вв. уже не вмещался в их пределы. К северу от валов, в непосредственной близости к ним, стояли Пятницкая и Никольская церкви, в предместье «Запятниче». «Заречье», расположенное к югу от реки Луга, было укреплено валом с южной стороны.

В разных частях города находят фундаменты старинных зданий. Фундаменты трёхабсидной церкви найдены были в урочище «Стара катедра». Это название указывает на существование здесь местопребывания первоначальных епископов Владимира, их прежней, или старой, «кафедры». В урочище Белые берега («Бiлi берега») открыты были остатки фундаментов, в урочище Ильин-шина виднеются грубые и глубокие фундаменты какой-то неизвестной постройки и т. д. В разных концах города найдены такие же остатки 20 фундаментов.

Во Владимире дважды были найдены скелеты воинов, похороненных в панцырях и шлемах. В 1923 г. в районе Владимира обнаружили людской костяк в панцыре и шлеме, тут же лежали меч и перстень. При устройстве дороги в село Зимно нашли костяк в панцыре и шлеме. Очень интересны также многочисленные находки во Владимире медных крестов, в том числе энколпионов, серебряных гривен, образков и т. д.

Подобные находки указывают на значение Владимира как одного из центров ремесленного производства металлических изделий, в том числе медных крестов, образков, оружия и т. д. О развитии строительного дела во Владимире свидетельствуют находки кирпичей со знаками трезубца. На урочище «Запятниче» ещё в недавнее время жили гончары. О существовании во Владимире старинной еврейской колонии говорят найденные плиты со староеврейскими надписями, надгробные еврейские плиты у Городельской улицы относятся уже к XIV столетию ( «Матерiали до археологi? Володимирського повiту» («Записки Наукового товариства iмени Шевченка», т. CLIV, Львiв 1937, стр. 183-214)).

Владимир был крупным торговым центром, связанным с Германией, Балканским полуостровом, Крымом. В рассказе о смерти владимирского князя Василька Владимировича, правда относительно позднем (1288 г.), умершего князя оплакивали «немци, сурожци и евреи» (Ипат. лет., стр. 605. О торговле Владимира Волынского см. В. Т. Пашуто, Очерки по истории Галицко-Волынской Руси, стр. 166-176).

В политической жизни города большое участие принимали горожане. Владимирское вече уже в конце XI столетия заставило князя Давыда подчиниться своим решениям. Участниками вече были «горожане», «люди». Непосредственно с ними вели переговоры князья Василько и Володарь, говоря, что они пришли не на город, а на своих врагов (на Туряка, Лазаря и Василя). «Горожане же, слышав это, созвонили вече. И сказали Давыду людье на вече: «Выдай этих мужей, мы не бьемся за них, а за тебя можем биться, а за тех не бьемся; если же нет, то отворим город, и промышляй сам о себе». И была неволя их выдать». Туряк с товарищами бежали из города (Туряк в Киев, а Лазарь и Василь в Турийск). «И слышали люди, что они в Турийске, и кликнули люди на Давыда: «Выдай, кого требуют у тебя; если нет, то сдадимся»». Князь вынужден был выдать Лазаря и Василя, повешенных на заре и расстрелянных воинами Василька, ослеплённого раньше по их наущению (Ипат. лет., стр. 175).

В конце XIII столетия владимирские горожане, видимо, имели уже своё управление. Догадку такого рода сделал Грушевский, ссылаясь на летописный рассказ 1288 г. и грамоту владимирских горожан в Штральзунд 1324 г. Завещание владимирского князя Владимира Ва-сильковича было прочитано в соборной церкви, «во епи-скопьи», куда он созвал «бояры володимерьския брата своего и местиче русци и немце». «Местич» - это позднейшее название горожанина на Украине. Следовательно, совещание во Владимире было прототипом земского собора или генеральных штатов с участием духовенства (епископа), феодалов (бояр) и горожан - «местичей», как русских, так и немецких, осевших в это время в городе. Особые отношения Владимира Васильковича к горожанам подчёркиваются летописью в рассказе об его похоронах: «горожане же от мала до велика, мужи и жены и дети, с плачем великим проводили своего господина». Особо отмечается печаль «лепших» мужей владимирских: «хорошо было бы нам, господин, с тобою умереть, сделавшему толикую свободу, как и дед твой Роман освободил от всех обид» (Там же, стр. 596, 604-605).

В этих словах заключается прямой намёк на существование особых городских пожалований, в первую очередь «лепшим» мужам Владимира - богатейшим горожанам, верхушке купеческого и ремесленного населения. Они получили «свободу» - право, возможность действовать по своей воле. В таких же выражениях говорят летописи о привилегиях Великого Новгорода: «Новгород выложиша вси князи в свободу: кде им любо, ту же собе князя поимають». «Обида» - ущерб, оскорбление. Слово это так часто употребляется в связи с торговыми делами, судебными исками и пр., что не требует пояснений (Новгород. лет., стр. 43; см. также под 1229 г.: «И вда свободу смьрдом на 5 лет даний не платити» (стр. 68); см. И. И. Срезневский, Материалы, т. II, вып. 2, стр. 502-506). Упомянутая раньше грамота 1324 г. уже была написана от имени городских магистратов и всех горожан Владимира («consules et universitas civitatis Ladimiriensis») к консулам и горожанам Штральзунда (М. Грушевский, Исторiя Укра?ни-Руси, т. И, стр. 376-377). Приведённая выше ссылка владимирских горожан на князя Романа Мстиславича ведёт нас по крайней мере к концу XII - началу XIII в. Начало привилегий владимирских горожан относится к этому времени.

Владимир Волынский был одним из крупнейших центров древнерусской образованности. Замечательный рассказ об ослеплении Василька был написан очевидцем события или человеком, слышавшим о нём от очевидцев во время пребывания во Владимире («мне ту сущю в Володимере») (Ипат. лет., стр. 173). В библиотеке Владимира Васильковича конца XIII в. хранились многие церковные книги, в том числе пролог на 12 месяцев. Пролог - это книга, содержавшая краткие жития святых и поучения на каждый месяц в году. Она была рассчитана на домашнее чтение. Сохранилась Кормчая книга или Номоканон (собрание церковных и гражданских законов и правил), написанная в 1286 г. «боголюбивым князем Владимиром сыном Васильковым» и его княгинею Ольгою Романовной. Это остаток того большого литературного богатства, которым некогда обладал Владимир Волынский.

Наибольшее количество городов Волынской области находилось по верховьям Стыри и Горыни. Важнейшими из них были Луцк, Бужск, Пересопница, Дорогобуж, Белз.

Луцк, или Луческ, расположен на возвышенном месте при слиянии Стыри с её маленьким притоком Глущцем. Название своё он, видимо, получил от крутой луки, которую здесь образует Стырь, охватывающая город с трёх сторон. Впрочем,. известно племя лучан, упоминаемое уже Константином Багрянородным в X в. В таком случае Луцк был племенным центром, как и город Волынь.

Длугош уверяет, что первоначальный замок в Луцке был построен Владимиром Святославичем, но впервые Луцк упоминается в 1085 г. по случаю бегства Ярополка Изяславича в Польшу. В это время он был уже хорошо укреплённым городом, где Ярополк рискнул оставить свою семью под охраной дружины. Древний Детинец Луцка стоял, по всей видимости, там, где теперь находится Высший замок, или замок Любарта, на возвышенном месте. Это делало из Луцка хорошо укреплённый пункт, впрочем мало приспособленный для долгой осады вследствие недостатка питьевой воды (Ипат. лет., стр. 144, 272-273. В 1149 г. войска, осаждавшие Луцк, не давали защитникам воды «почерети за 3 неделе»).

В XII столетии Луцк стал стольным городом особых князей. Довольно частые упоминания о Луцке в XII- XIII вв., а также указания на фундаменты древних церквей в его окрестностях говорят, что этот город был довольно крупным пунктом в киевское время. В каменной церкви Ивана Богослова, по описанию XVI в., находились «тела умерших (змерлых) господарей християнских, великих князей руских и гробы их».

В событиях, описанных летописью под 1227 г., ясно выступает перед нами политическая роль, которую играли в судьбах своего города лучане. Они сопротивляются Даниилу Романовичу («затворишася лучане»), а позже передаются на его сторону («предашася лучане») (Ипат. лет., стр. 501).

Почти на границе с Галицкой землёй стоял Бужск, или Божьск. Своё название город получил от Западного Буга, в верховьях которого он стоит. Летописец называет его Божском. Впервые Бужск назван под 1097 г. Но это не значит, что город возник в это время, так как название Бужск тесно связано с племенным прозвищем бужан, впоследствии волынян («зане седоша по Бугу, после же велыняне») («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 177, 13). Между тем древность племени волынян засвидетельствована арабскими источниками, которые приписывают им первоначальное объединение славян. Предание о том, что бужане позже назвались волынянами, отражает какое-то древнее припоминание, может быть имеющее большую ценность, чем это можно первоначально предполагать. Писатель VI в. Иордан рассказывает о победе готского короля Винитара над антским вождём Божем, который был распят вместе с 70 старейшинами. Славянское имя Божа давно уже привлекало к себе внимание историков, по своему же корню оно совпадает с племенным названием бужан (впоследствии волынян), в стране которых надо искать первые государственные объединения среди восточных славян. Замечательно, что Бужск иногда назывался Бозком.

Однако история Бужска в XI-XIII вв. гораздо менее замечательна, чем его возможное прошлое. Город был яблоком раздора между галицкими и владимирскими князьями, ибо находился на границе их владений (Ипат. лет., стр. 487, 313). Во второй половине XII в. в нём сидят порой отдельные князья, но это всё-таки второстепенный центр, каким он и остаётся в течение всего киевского времени.

Пересопница впервые упоминается под 1149 г. Название своё город получил, повидимому, от земляного укрепления - «переспа» («И пришедше сташа у переспы» под Новгородом Северским (Ипат. лет., стр. 270, 235)). Город был хорошо укреплён («бе утвержден город»), в нём сидели особые князья из числа младших членов княжеских родов. Пересопница имела значение передового замка Волынской земли; в этом смысле она и упоминается в летописях. По мнению Антоновича, древний город прежде находился на реке Струбел; здесь было большое городище, обнесённое рвом и громадным валом («переспа») до 10 м высоты с наружной стороны (Ипат. лет., стр. 281, 284. «Труды XI Археологического съезда в Киеве», стр. 54, 153).

Значительно больше сведений имеем о Дорогобуже, впервые упоминаемом под 1084 г., когда он был отдан в княжение Давыду Игоревичу («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 135). Дорогобуж, впрочем, возник значительно раньше и упоминается в Правде Ярославичей. В ней говорится, что за убийство старого (старшего) конюха при стаде надо платить 80 гривен виры, «его же убили дорогобудыш». Штраф на дорогобужцев был установлен Изяславом Ярославичем (умер в 1078 г.), по моему предположению, в связи с киевским восстанием 1068 г., для подавления которого Изяслав с войском шёл из Польши (М. Н. Тихомиров, Исследование о Русской Правде, стр. 46. Ипат. лет., стр. 285). Название Дорогобуж было распространено на Руси, где известен другой город Дорогобуж - в Смоленской земле.

На довольно крупное значение Дорогобужа в конце XI в. указывает то обстоятельство, что он был дан Давыду Игоревичу взамен Владимира Волынского. В 1150 г. «дорогобужьци» встретили крестным ходом Изяслава Мстиславича, шедшего со вспомогательным венгерским отрядом. Слова Изяслава Мстиславича, обращённые к дорогобужцам, - «вы есте людие деда моего и отца моего» - говорят о том, что под дорогобужцами понимаются летописью в первую очередь горожане (А. Андрияшев, Очерк истории Волынской земли, стр. 76).

По словам Андрияшева, Детинец Дорогобужа стоял на самом возвышенном месте города; с севера и запада он примыкал к речке и пруду, а с остальных сторон его окружали вал и рвы. Город был расположен на восток от Детинца на низменности и занимал всё пространство до нынешней деревни Подоляне, около которой и теперь видны остатки рвов и валов. Название «Подоляне» можно сопоставить со словом «Подол», как нередко называлась ремесленная часть городов Киевской Руси, но для этого следовало бы более подробно изучить топографию Дорогобужа.

Одним из ранних городов Волынской земли был Червень, по названию которого одно время именовались и другие русские города на западной окраине. О взятии Червеня, ранее захваченного поляками, летопись сообщает под 981 г («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 58). Название города - славянское; червень обозначал тёмнокрасную ткань, а червец - пурпур или багряную краску; в переносном смысле это могло обозначать красивый город или город, стоявший в красивой местности. Местонахождение древнего Червеня было не вполне ясно. Раскопки польских археологов доказали, что древний Червень находился на месте городища у современного Чермно, на реке Гучве, притоке Западного Буга. Городок был создан примерно в начале X в. Материал, найденный на городище, указывает на то, что Червень принадлежал к числу древнерусских городов. В этом же районе находились и другие русские городки и деревни с характерными названиями Переспа, Майдан Переспа и Вакеево ( Aleksander Qieyszlor, Polskie badania na Grodach Czerwie?skicli w latach 1952 i 1953 («Kwartalnik Institutu Polsko Radzieckiego» № 1 (6), Warszawa 1954, стр. 149-150)).

Название деревни «Вакеево» совпадает с именем некоего Вакея, по имени которого во Владимире Волынском был известен двор Вакеев конца XI в. Близость деревни Вакеева к Владимиру позволяет видеть в этой деревне одно из древнейших сельских поселений.

В середине XII в. Червень был укреплённым городом (Ипат. лет., стр. 334, 483), игравшим немалую роль в столкновении русских с поляками.

В непосредственной близости к Червеню находился Белз. В летописях Белз впервые упоминается в 1030 г.: «Ярослав взял Белз». Об этом событии говорится в непосредственной связи с сообщением о походе Ярослава в Польшу и взятии Червенских городов. Повидимому, уже в это время Белз был относительно крупным городом. Позже Белз указывается в числе значительных Волынских городов в связи с княжеской междоусобной борьбой 1188 г. В это время он был княжеской резиденцией, правда, одного из младших волынских князей. Такое же значение Белз сохранял в начале XIII в. (Там же, стр. 105, 446, 487), хотя известия о нём крайне отрывочны.

Понятие о древнем Белзе XI-XIII вв. дают остатки его укреплений. Город стоял на берегах реки Солокии, впадающей в Западный Буг. Эта река двумя своими рукавами образует небольшой остров в виде неправильного четырёхугольника с общей поверхностью приблизительно в 38 тыс. кв. м. С трёх сторон городок был окружён валом, а с южной стороны, где вала нет, защищён крутым Спуском. По валу, надо предполагать, Шла деревянная стена, окружавшая город и продолжавшаяся там, где не было вала.

Внутри городок разделён был поперечным валом, отделявшим, видимо, Детинец от предградья, или окольного города. При земляных работах на территории городища находили пряслица из белого и красного шифера, стеклянные бусы, черепки и пр., относящиеся к временам Волынского княжества. В XVI в. в Белзе ещё жило больше украинцев, чем поляков («Записки Наукового товариства iмени Шевченка», т. CLIV, Львiв 1937, стр. 15-31).

K числу волынских городов я отношу также Пинск и Берестье, хотя и можно говорить о Пинской и Берестейской землях как особых районах.

Известия о Пинске крайне скудны и отрывочны. Впервые Пинск упоминается в 1097 г. в качестве крепкого города, выдержавшего семинедельную осаду («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 171). Название своё город получил от реки Пины: он стоит при впадении реки Струмень в Пину. Местоположение Пинска очень выгодное: к нему как бы сходятся многочисленные реки, образующие Припять. В летописи Пинск упоминается обычно наряду с Туровом и Берестьем. Во второй половине XIII в. становятся известны «пинские князья» (Ипат. лет., стр. 543), - видимо, мелкие феодалы. В целом же письменные известия о Пинске так отрывочны, что не могут дать представления об этом городе.

Ещё дальше к западу находилось Берестье - позднейший Брест-Литовск. Название города - славянское (берестье-берёзовая кора). Своё значение он получил благодаря расположению на Западном Буге, там, где в него впадает река Мухавец. Берестье было связано этой рекой с системой Припяти. Город упоминается уже в 1019 г. в связи с бегством Святополка Окаянного в Польшу и рисуется как последний русский пункт перед Польской землёй. Опираясь на Берестье, Ярослав Ярополчич в 1101 г. воевал со Святополком Изяславичем («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 98, 182). B начале XIII в. «приехали берестьяне» к польскому )князю Лешку и просили на княжение детей Романа Мстиславича. По их просьбе польский князь Лешко (Лестько) Белый отпустил к берестьянам малолетнего Романа - «да владееть ими». В 1229 г. берестьяне снова вели самостоятельную политику во время княжеских усобиц и потерпели полный разгром от Владимира Ростиславича (Ипат. лет., стр. 482, 503).

Порубежное положение города приводило к тому, что Берестье нередко попадало в зависимость от соседней Польши. О походе на Берестье, совершённом в 1182 г. польскими войсками, сообщает Татищев (В. Н. Татищев, История российская, кн третья, М. 1774, стр. 247). В результате этого похода Берестье было разорено.

История Берестья и его земли до сих пор ещё не разработана и ждёт новых исследований.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гербалайф для похудения: обзор коктейля.








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'