история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Буржуазная филателия

Однако самозванные хранители традиций упорно не желали считаться с фактами. Сначала подобное упорство казалось несколько странным, но вскоре всем стало совершенно очевидно, что у них были для этого серьезные основания чисто субъективного свойства. Консервативная сила традиций была использована для прикрытия очень узких, личных интересов. Якобы защищая незыблемость принципов классической филателии, они на самом деле отстаивали "незыблемое право" буржуазной филателии на "малый бизнес".

Классическая филателия в капиталистических странах всегда была теснейшим образом связана с торговлей марками. Об этом свидетельствует даже специфическая терминология, определяющая степень этой связи. Ею запросто пользуются авторы этой книжки. Термином "филателист-профессионал" определяется попросту торговец марками, а термином "филателист-любитель" - коллекционер, для которого торговля марками пока еще не стала профессией и как бы остается в заманчивой перспективе. Даже такие широко известные коллекционеры, как Ж. Моэнс в Бельгии, Э. Пэмбертон и Ф. Мельвиль в Англии, много сделавшие для развития методики исследовательской работы и положившие основание широкому распространению филателистической печати, не смогли преодолеть соблазна. Двое первых закончили свои дни в качестве владельцев видных торговых филателистических фирм, а Ф. Мельвиль, потерпев банкротство, вынужден был вернуться к филателистической журналистике.

Принципы, положенные буржуазной филателией в основу хронологического метода коллекционирования, как нельзя лучше отвечают духу торгашества. Их суть состоит в том, чтобы собрать и поместить в альбом все почтовые марки и их разновидности, поименованные в каталоге. Издание каталогов находится в руках крупнейших монополий. Цены на марки, коль они изъяты из обращения и целиком превратились в коллекционный материал и, следовательно, в филателистический товар, также устанавливаются ими.

Проявляя завидную оперативность, монополии переиздают свои каталоги ежегодно. И это делается неспроста. Каждый год на многие марки устанавливаются новые, повышенные цены. А, кроме того, каждое новое издание каталога "обогащается" результатами "научных" исследований, которые имеют одну цель - ввести в филателистический оборот новые "редкости". Так как подлинные редкости обнаруживаются далеко не каждый год, к тому же в единичных экземплярах и не могут иметь существенного значения для "большого бизнеса", то каталожные "редкости" сплошь и рядом состоят из всякого рода "вновь открытых" разновидностей. Вдруг появляется старая марка с перевернутой или сдвинутой надпечаткой, с перфорацией, делящей ее пополам, и так далее в том же духе. Как "возникают" подобные разновидности, было довольно забавно рассказано в главе о Феррари.

Весьма поучительный пример дает нам и современная филателистическая печать Запада. В 1962 г. ее облетело сообщение о том, что крупная английская торговая филателистическая фирма Гиббонса "случайно обнаружила" целый лист (240 штук) английских почтовых марок достоинством в половину пенни с двойной зубцовкой. Видимо, лист был дважды пропущен через перфоровальную машину, в результате чего каждая марка разделена перфорацией на четыре части. Известно, что государственные почтовые марки в Англии изготовляются частной полиграфической фирмой. Одно это делает "случайность" происхождения листа весьма сомнительной, а его "единственность" - проблематичной. В противном случае фирма предпочла бы не скрытую рекламу через мелкие заметки в филателистической прессе, а просто поставила бы свой уникальный лист на ближайший международный аукцион.

Искусственные разновидности на Западе нередко изготовляются даже в единственном экземпляре. Подобный случай, носящий явно провокационный характер, имел место на Всемирной филателистической выставке "Прага - 1962", проводившейся под патронатом ФИП. В коллекции одного западного филателиста занимала подчеркнуто видное место в качестве "уникальной редкости" советская почтовая марка с портретом В. И. Ленина, прорезанная перфорацией в разных направлениях. Всякий, мало-мальски знакомый с полиграфическим производством, знает, что сама технология перфорации не допускает появления подобного брака. Даже если бы невероятное "чудо" свершилось, в наших условиях оно не вышло бы из стен типографии. Очевидно, что "уникальная редкость" была специально сфабрикована за рубежом, и ее появление относится к числу мелких подлостей буржуазной филателии, о которых мы будем иметь случай рассказать подробно.

К сожалению, провокация не получила должного отпора. Руководители ФИП, патроната выставки, предпочли "не заметить" возмутительного случая. Произошло же это только потому, что у нас до сих пор нет национальной организации филателистов и наша страна не представлена в руководящих органах ФИП так же, как не была представлена и в руководящих органах данной выставки.

Однако вернемся к каталогу. Раз марка появилась в нем, она должна немедленно занять свое место и в альбоме филателиста. С выходом нового издания начинается погоня за вновь испеченными "раритетами". Они быстро исчезают с рынка, зато в изобилии появляются у более или менее крупных "филателистов-любителей". Умело поднимая цену на дутые раритеты, они охотно обменивают их на действительно редкие марки у неискушенных коллекционеров. Даже авторы этой книги не находят в подобных действиях ничего предосудительного. Наоборот, они только посмеиваются над простаками, которые отдавали "голубого Маврикия" за рядовое "солнце" Монтевидео лишь потому, что изображения "Маврикия" вообще не было в их альбоме, а место, отведенное под "солнце", оказалось незанятым...

Тематическое коллекционирование в корне подрывало налаженный годами крупный и мелкий бизнес. Раритеты - дутые и настоящие - для его сторонников потеряли всякий интерес. Внимание коллекционеров сосредоточилось на сравнительно новых марках, большинство которых еще находилось в обращении. Их свободно можно было купить на почте по номинальной стоимости. Изменился и сам подход к марке как коллекционному материалу. Теперь в ней ценился прежде всего сюжет рисунка - отвечает или не отвечает он избранной теме? Коллекционер оставался один на один с почтовым ведомством своей страны, а широкое распространение заграничного обмена почтовыми марками сильно сокращало потребность в торговых посредниках.

Торговцы марками (профессиональные и потенциальные) всполошились. Теперь их атаки были направлены не столько против нового способа коллекционирования, сколько против его материала - коммеморативных марок. На сцене появилось давно забытое, порядком истрепанное знамя буржуазной филателии, когда-то провозгласившей себя "вне политики". Коммеморативные марки торжественно отлучались от "аполитичной" филателии на том основании, что они якобы носят пропагандистский, следовательно, политический характер. И дело, конечно, было не в том, что стандартная марка с портретом короля является "аполитичной" и "непропагандистской", а памятная марка, посвященная какой-то годовщине его правления, - "политической" и "пропагандистской". Это - сущие пустяки по сравнению с настоящей причиной.

Яростная кампания против коммеморативной марки, упорное нежелание признать ее почтовой, имела двоякую цель. С одной стороны, ею двигало стремление во что бы то ни стало сохранить за собой ускользающее влияние на широкие массы филателистов с тем, чтобы и дальше на свой лад формировать их вкусы, сбывая устаревший коллекционный материал по высоким монопольным ценам. С другой стороны, - желание своевременно принять "охранительные меры" против советской почтовой марки, коммеморативной по своему существу и в этом качестве завоевывавшей все более широкую популярность у коллекционеров Запада.

На первых порах монополиям удавалось сравнительно легко замалчивать советские почтовые марки. Отсутствие преемственности с русской почтовой маркой, значительный исторический период (1917-1921 гг.), богатый по материалу, но совершенно не разработанный филателистически, делали ее неинтересной для коллекционеров старой школы. С появлением тематического коллекционирования все резко изменилось. На первый план выступил более яркий, чем на Западе тех лет, рисунок советской коммеморативной марки, близкий по теме новому, демократическому и массовому коллекционеру. За короткий срок советский коммеморатив стал широко популярным и наиболее желанным. Советская тематика быстро завоевала серьезное значение в новой отрасли коллекционирования. И мнимая аполитичность буржуазной филателии оказалась тем, чем она есть на самом деле, - оружием идеологической борьбы.

После второй мировой войны спор разгорелся с новой силой. И так как ФИП упорно уклонялась от открытого признания тематического коллекционирования, возникла новая международная организация - ФИПКО (Federation Internationale de Philatelie Constructive), целью которой стало активное содействие развитию новых форм коллекционирования. На международных выставках впервые появились тематические коллекции почтовых марок. Наиболее массовый вид филателии, наконец, твердо стал на ноги, заявив о себе, как о новой, вполне самостоятельной отрасли филателии.

Перед лицом фактов признала новое движение и ФИП. Однако разработанный ею "регламент тематической коллекции" свидетельствует, что признание оказалось вынужденным. Он требует включения в тематическую коллекцию массы надуманных разновидностей (явно в угоду монополиям!) и обусловливает ее показ на международной выставке многими казуистическими правилами. Словом, как замечает польский журнал "Filatelista", если точно следовать этому "регламенту", то тематическую коллекцию "Птицы" собрать, пожалуй, труднее, чем полную хронологическую коллекцию "Марки Польской республики".

Вскоре стала усложнять свои требования к тематическим коллекциям и ФИПКО. И только явно выраженное массовое недовольство коллекционеров вынудило федерацию в 1963 г. на своем XIII конгрессе создать специальную комиссию для разработки нового регламента тематической коллекции. Сколько времени уйдет на его разработку и будет ли новый регламент отвечать требованиям массы филателистов - это еще вопрос.

Упорство ФИП, а теперь - постепенная сдача позиций, торжественно провозглашенных ФИПКО при ее основании, объясняются довольно просто. Когда стало невозможно дальше игнорировать прямые требования демократических масс организованных коллекционеров, международные федерации были вынуждены признать их на словах с тем, чтобы не утратить своего влияния. На деле же они не оставляют попыток по-настоящему овладеть новым движением для того, чтобы направить тематику коллекционирования по нужному и выгодному им идеологическому руслу.

Прежде всего речь идет о "нейтральной" тематике под обветшалым флагом "аполитичности" филателии. Борьба за влияние развернулась путем массового создания нужного коллекционного материала. За короткий срок в почтовом обращении капиталистических стран появилось огромное количество даже не коммеморативных, а просто художественных марок, исполненных со всем возможным полиграфическим блеском: около двух тысяч марок с изображением всякого рода пернатых, свыше тысячи зверей, столько же паровозов и тепловозов, несчетное количество спортивных марок и роскошно изданные серии с репродукциями классических произведений живописи в основном на библейские сюжеты.

Жизнь показала, что не за такую тематику шла борьба! На международных выставках появились тематические коллекции филателистов капиталистических стран, посвященные жизни и революционной деятельности В. И. Ленина, строительству коммунизма в СССР, победе социалистических отношений в странах народной демократии, борьбе с колониализмом. В 1962 г. на международной филателистической выставке "Ленин и его идеи", организованной в Польше, один из главных призов был присужден коллекционеру из Западной Германии. Самую высокую оценку коллекций, представленных женщинами на Всемирной филателистической выставке "Прага - 1962", получила тематическая коллекция "Женщины стран социализма". Мы уже не говорим, какой огромной популярностью у филателистов всего мира сейчас пользуются темы "Борьба за мир" и "Освоение космоса", которые почти целиком строятся на почтовых марках СССР и социалистических стран.

Что могли противопоставить этим благородным темам буржуазная филателия и торговые монополии? Мелкую, порой смешную подлость, за которой последовал грандиозный скандал!

Одна из крупных американских фирм, как говорится, "на полном серьезе" начала шумную рекламу почтовых марок с изображением вифлеемской звезды в качестве материала для тематических коллекций, посвященных... освоению космоса! Еще дальше пошла западногерманская фирма, получившая заказ на изготовление почтовых марок для молодой африканской республики Того. Явно злоупотребляя доверием заказчика, она подсунула в серию, посвященную 65-летию почтовой марки этого отдаленного уголка земного шара, два таких сюжета: воспроизведение немецких колониальных марок с надпечаткой "Togo" и изображение корабля немецких колонизаторов у берегов Западной Африки. В перечень мелких подлостей мы имеем полное право включить и "уникальную редкость", провокационное значение которой уже было выяснено несколько выше.

Мелкие идеологические диверсии в буржуазном мире возникают постоянно то тут, то там. Но их затмила грандиозная пропагандистская шумиха, поднятая вокруг новых почтовых марок типа "Европа". По мнению ее организаторов, именно они были призваны стать тем громоотводом, при помощи которого можно было отвести "опасное направление", наметившееся в тематическом коллекционировании, в русло добропорядочной буржуазной филателии.

Марки типа "Европа" выпускались почтовыми ведомствами капиталистических стран под демагогическим лозунгом "европейского единства". Спешно сдав в архив хваленый принцип "аполитичности" филателии, монополии и филателистическая печать стали взахлеб расхваливать их и олицетворяемую ими "возвышенную идею".

Рекламно-пропагандистская машина работала во всю. Год за годом в западных странах выпускались марки одинакового рисунка с обязательным словом "Европа", написанным крупными буквами. В 1962 г., видимо, ради разнообразия, на марках этого типа появилось изображение летящего голубя, составленное из девятнадцати миниатюрных голубков - по числу стран, принимавших участие в кампании.

И надо признать, что коллекционеры клюнули на пропагандистскую приманку. Новые марки пользовались спросом. Тематические коллекции "Объединенная Европа" на все лады расхваливались не только специальной прессой. Но здесь уже явно запахло жареным, и пропаганда уступила место чистогану.

Внезапно стали исчезать из обращения выпуски модных марок целых стран. За несколько дней марки, которые можно было еще вчера купить на почте по копеечной цене, превращались в дорогостоящие "редкости". Буржуазная филателистическая печать, принадлежащая монополиям, а чаще так или иначе негласно связанная с ними, подливала масло в огонь. Дезориентируя коллекционеров, она умело направляла их возмущение против почтовых ведомств, осуществлявших выпуск марок типа "Европа". Монополии, вроде, оставались в стороне.

Впрочем, здесь печать была недалека от истины. Истории буржуазной филателии известны многочисленные сделки почтовых ведомств капиталистических стран с монополиями, служившие для искусственного вздутия цен на марки отдельных выпусков. Какой была механика большого бизнеса в данном случае, покажет будущее. Пока ясно одно: монополии, почувствовав спрос на марки типа "Европа", начали скупать, как говорится, "на корню" их выпуски, осуществляемые малыми странами - Португалией, Люксембургом, Исландией, Грецией, Турцией и другими, - в надежде сбыть их по бешеным ценам, когда вызванный рекламой ажиотаж достигнет кульминации.

Пропагандистская шумиха закончилась заурядной аферой, которая вызвала всеевропейский скандал. Результаты оказались прямо противоположны замыслам. Скандал оттолкнул демократические массы филателистов от искусственно созданной в пропагандистских целях темы "европейского единства". Вместо вожделенных прибылей, рекламно-пропагандистская шумиха принесла сплошные убытки. Широко задуманная идеологическая диверсия потерпела полный провал. Подводя итоги, буржуазная филателия приходит к совсем неутешительным для нее выводам: тематическое коллекционирование стало самым распространенным в мире методом, а на первый план в нем выделились почтовые марки СССР и других социалистических стран типа "космос".

В интересах полной ясности необходимо оговориться и подчеркнуть одно немаловажное обстоятельство. Кое-кто сгоряча ставит знак равенства между буржуазной и классической филателией. Это совсем неверно и даже вредно. Сам по себе классический принцип хронологического коллекционирования так же хорош, как и тематический. Порочен не принцип, а то, во что его превратила торгашеская буржуазная филателия.

Оскудение буржуазной филателии наиболее ярко проявилось в борьбе против коммеморативной марки и порожденного ею тематического коллекционирования. Монополии увидели в них угрозу не только своим прибылям, но и своим идеологическим интересам. В защите "большого бизнеса" они умело использовали консерватизм филателистов старой школы и их традиционную приверженность к "малому бизнесу". Потерпев сокрушительное поражение и убедившись в том, что тематическое коллекционирование прочно стало на ноги и приобрело массу сторонников в демократических слоях капиталистического общества, монополии легко покинули своих временных союзников. Они круто изменили тактику и теперь пытаются по-своему овладеть новым движением так же, как давно и безраздельно владеют классическим направлением филателии. Гангстерские методы этой борьбы, как в зеркале, отразились в грязной истории с почтовыми марками типа "Европа".

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'