история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Старый спор

Как раз здесь нас начинает мучить сомнение: все-таки, все ли сказано авторами? Многим известно, например, о старом и ожесточенном споре, что давно ведут филателисты всего мира. О нем в книге нет ни слова, хотя он и присутствует в каждой ее строке. Но присутствует незримо - в позиции авторов.

Есть традиционный, классический способ коллекционирования почтовых марок, освященный более чем вековой историей филателии. В его основе лежит хронология, его евангелием служит каталог. Увлеченно рассказывая только об этом способе, авторы книги с романтической грустью вспоминают о "добрых старых временах", когда считанные экземпляры редчайших марок, таких, как 1-центовая Британская Гвиана и "голубой Маврикий", "молдаванские быки" и не менее знаменитые "хлопковые кипы", еще не были открыты, а вскоре после открытия еще не были наглухо замурованы в сейфах коллекционеров-капиталистов, когда миллионер Феррари еще мог отважиться на составление коллекции почтовых марок всего мира...

Все это так. Минуло почти 125 лет с тех пор, как на лондонском почтамте впервые появился "черный пенни". За эти годы почтовые ведомства всех стран мира выпустили свыше 100 тысяч марок. Одно их перечисление заняло пять увесистых томов каталога "Lipsia". Сейчас никому не под силу собрать их все - с первой до последней - и в хронологическом порядке, по странам и годам выпуска, расположить на бесчисленных листах альбомов. Для такой работы попросту не хватит человеческой жизни! Сторонники классической формы коллекционирования знают это лучше, чем кто-либо, но по традиции продолжают ставить перед собой явно не выполнимую задачу. Непоколебимо стоят на старых позициях и авторы книги, относящиеся к их числу. Правда, жизнь заставляет их порой идти на небольшие уступки...

Разумеется, сейчас нельзя собрать мировую коллекцию, и в главе "Способы коллекционирования" авторы книги вынуждены рекомендовать начинающим коллекционерам ограничиться группой стран, на плохой конец, - одной страной, заранее предупреждая, что даже в этом случае в альбоме обязательно останутся незаполненные места.

А как же иначе? Марка, напечатанная на бумаге, не может быть вечной. Марки дряхлеют, а годы идут и число коллекционеров бурно увеличивается... Не боясь погрешить против истины, мы можем смело предсказать: тем, кто сегодня начал собирать хронологическую коллекцию сравнительно молодых советских марок, придется лишь мечтать о тридцати - сорока марках довоенных выпусков и примерно стольких же послевоенных. Если же сюда прибавить каталогизированные разновидности, то количество безусловно недоступных марок увеличится в несколько раз. Все экземпляры их, сколько осталось, прочно обосновались в коллекциях филателистов старших поколений. А ведь хронологическая коллекция считается полной лишь в том случае, если в ней представлены все марки и их разновидности, упомянутые в каталоге!

На что же надеяться начинающему коллекционеру, как ему поступить, чтобы с самых первых шагов не оказаться на пути безнадежных поисков? В главе, озаглавленной "Выбор за вами!", авторы книги, незаметно для себя впадая в тавтологию, снова предлагают выбор между одной страной и группой стран, между марками чистыми и гашеными, почтовыми и... непочтовыми (!?). Последовательные сторонники классического метода коллекционирования, они не замечают, что последним советом рекомендуют начинающим совсем нефилателистический путь.

Чувствуя, что для начинающего коллекционера, как, впрочем, и для широких масс коллекционеров, классические позиции абсолютно бесперспективны, авторы книги все же продолжают настойчиво пропагандировать именно их. Они не в силах осквернить святость филателистических традиций кощунственными словами "тематическая коллекция". Нет такого термина в их книге! И нет его, видимо, потому, что ее авторы не признают иных форм комплектования коллекции, кроме классических. Свое пренебрежительное и даже враждебное отношение к тематическому коллекционированию они переносят даже на его материал - коммеморативные марки. В главе, посвященной этим знакам почтовой оплаты, они с явным сочувствием рассказывают о том, как старые коллекционеры Англии отказывались признавать памятные марки почтовыми, основав специальное общество для борьбы против их выпуска вообще. Из этого описания следует совсем неожиданный вывод. Конечно, мол, против фактов спорить трудно, воинствующее общество рассеялось, так и не победив коммеморативную марку, а она получила всеобщее признание и по количеству сейчас составляет львиную долю среди всех, выпускаемых в мире марок, однако... "теперь все понимают, что коммеморативные марки имеют скорее пропагандистское, чем филателистическое значение". Неубедительность вывода заключается в том, что в нем субъективное мнение авторов и их единомышленников выдается за мнение "всех", - очевидно, "всех филателистов". А это далеко не так!

Остается невыясненным вопрос: почему же, все-таки, коммеморативные марки, выпускаемые вполне официально почтовыми ведомствами и находящиеся столько лет в почтовом обращении всех стран в качестве государственных знаков почтовой оплаты, "имеют скорее пропагандистское, чем филателистическое значение"? Почему им не разрешено стать материалом для филателистических коллекций, в то время как всякого рода частные, порой явно спекулятивные, выпуски этого права отнюдь не лишены и их коллекционирование всячески поощряется сторонниками классической школы?

Здесь мы совершенно неожиданно наткнулись на одну из скрытых пружин старого спора в филателии. И называется она не совсем приятно - мелкий бизнес. Неизменный спутник буржуазной филателии, он лучше маскируется и легче осуществляется в махинациях со всякого рода "приватными" выпусками, ускользающими от общественного контроля. Кто и когда, каким тиражом, почему и зачем выпустил ту или иную частную марку, дознаться почти невозможно, так же как и проверить ее подлинность. Заполучив сотню-другую экземпляров такой, с позволения сказать, "марки", остается только половчее ввести ее в филателистический обиход и "мелкий бизнес" обеспечен. Прославление же любой "редкости" на капиталистическом Западе не представляет никакого труда. Там существуют сотни, если не тысячи, частных филателистических изданий, на страницах которых пишется все, что угодно их хозяевам.

Государственные же почтовые марки, находящиеся у всех на виду, мало пригодны для подобных глубоко замаскированных операций "мелкого бизнеса". Там открывается широкое поле деятельности только для монополистических акул "большого бизнеса".

Тематическое коллекционирование, опирающееся целиком на государственные коммеморативные почтовые марки и полностью игнорирующее всяческие "приватные" выпуски, подрубает корни буржуазной филателии - питающий ее "мелкий бизнес".

Можно считать, что тематическое коллекционирование возникло лет тридцать - сорок назад, когда коммеморативная марка окончательно оформилась и заняла прочное место в выпусках знаков почтовой оплаты.

Рождение новой отрасли коллекционирования оказалось значительным явлением в мировой филателии. Оно далеко не исчерпывалось лежащим на поверхности фактом признания или непризнания марки нового типа. Тем более, что само признание, как правило, исходило не от "правоверных филателистов" старой школы, а помимо их. Вместе с коммеморативами появилась масса новых любителей почтовой марки, которая инстинктивно, по признаку общего интереса, группировалась вокруг существующих организаций коллекционеров. Став филателистами, они начали с громкого одобрения нового метода коллекционирования и нового типа марок, лежащего в его основе.

Сторонникам классической филателии ничего не оставалось, как взять своих молодых коллег под насмешливый обстрел. Они ядовито именовали их "собирателями картинок", а новый метод коллекционирования - "картинкоманией". Воспользовавшись тем же оружием, которое сто лет назад скептики применяли против зарождавшейся филателии, они быстро пришли к тому же результату.

Дело оказалось гораздо серьезнее, чем полагали приверженцы старой школы. Спор, возникший как бы с малого, приобрел острый и принципиальный характер. Скоро всем стало ясно, что копья ломаются вовсе не из-за признания коммеморативных марок почтовыми - это признание пришло само собой и стало безусловным. Речь шла о будущем филателии. Из узкого, замкнутого "кружка избранных" она на глазах становилась массовым, общественным движением. Она смело рвала путы буржуазных методов коллекционирования, противопоставляя им здоровый, порой чисто спортивный интерес любителей прекрасного.

До появления коммеморативной марки филателия была, несомненно, увлечением хорошо обеспеченных одиночек, которые привыкли не стесняться в тратах, с присущими каждому узкому кругу людей индивидуалистическими наклонностями. Ее характер не менялся от того, что во многих странах существовали национальные организации коллекционеров, а в 1926 г. они объединились в международном масштабе: была создана ФИП - "Federation Internationale de Philatelie". Многочисленность и внешняя респектабельность не делали эти организации одиночек массовыми. Достаточно вспомнить, что в 1924 г. одна из крупных национальных организаций - Всероссийское общество филателистов - объединяла всего 104 человека, зато каждый из них пышно именовался на манер академика "действительным членом общества". Для сравнения можно вспомнить, что теперь в Московском городском обществе коллекционеров насчитывается свыше шести тысяч членов...

Классическая филателия всегда несколько фетишизировала почтовую марку, не придавая особого значения тому, что на ней изображено. Для нее важно совсем иное: как изображено (способ печати, цвет), на чем изображено (сорт бумаги, водяной знак), каковы чисто внешние отличия марки (беззубцовая или с зубцами, характер перфорации и сохранность зубцов, наличие клея на оборотной стороне и т. д.). На первых порах это казалось вполне закономерным - марки классического периода не отличались разнообразием рисунков: портрет короля, герб государства. Менялись короли - менялись портреты, только и всего.

Выработав с годами вполне определенную методологию оценки филателистических качеств почтовой марки, коллекционеры классической школы -скоро превратились в ревностных хранителей ее традиций и нетерпимо относились к малейшему новшеству. Первые миниатюрные блоки были встречены неодобрительным ворчанием и насмешками, а появление коммеморативных марок вызвало целую бурю негодования. Снова подозрительная деталь: негодование почему-то было направлено в основном против государственных коммеморативов, в то время как памятные марки местного значения, к которым классификация буржуазной филателии относит и частные выпуски, принимались с явным одобрением.

Жизнь рассудила иначе. То, что "классики" воспринимали как "потрясение основ", оказалось весьма благотворным для возникновения новой, подлинно массовой филателии. С появлением на почте интересных по рисункам, красочно оформленных коммеморативных марок, а затем и художественных серий, не связанных с юбилеями и текущими событиями, а отображающих флору и фауну разных стран, их исторические памятники и художественные сокровища, филателия неожиданно получила разнообразный и многочисленный, порой высокохудожественный, а главное, общедоступный по цене коллекционный материал, К тому же марки нового типа, сохраняя обязательную для филателии почтовую специфику, приобрели заманчивые познавательные и эстетические качества.

Новые марки были сразу же замечены, привлекли внимание многих людей, которые до той поры были равнодушны к филателии, успевшей по этой причине обзавестись чуть ли не кастовой ограниченностью. В марках нового типа был найден счастливый выход из тупика, созданного строгими принципами хронологической коллекции. Увлекательное "занятие избранных" стало доступно всем. Филателия быстро превратилась в подлинно массовую форму организации досуга, сбросила вынужденную ограниченность и приобрела широкое общественное значение.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'