история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Несколько слов о почтовых марках вообще

Коллекционирование почтовых марок стало занятием, овладевшим миллионами сердец. Оно сближает людей всех профессий, всех возрастов - престарелых и школьников. Когда появились на свет почтовые марки, а с ними возможность их коллекционирования и изучения, они стали как бы первыми нитями ткани, которой с течением времени суждено было стать пестрой, как платье Иосифа. То была ткань занимательной истории филателии, сотканная из легенд и преданий о марке и связанных с нею людях. С тех давних времен, 40-х годов прошлого века, размеры этой ткани стали поистине необъятными. И тем не менее ее первые нити еще можно отыскать на страницах филателистической литературы.

Первое упоминание о коллекционировании марок появилось в "Панче"* в 1842 г. Это была сатира на "деловых бездельниц Англии", одна из которых поместила в "Таймсе"** объявление о том, что скупает использованные почтовые марки для оклейки будуара, а другая заявила, что ей обещано приданое в размере 3 тысяч фунтов стерлингов, если удастся собрать на эту сумму нужное количество гашеных почтовых марок.

* (Английский юмористическо-сатирический журнал "Панч" ("Петрушка") начал выходить в 1841 г. и первое время пользовался репутацией довольно радикального органа. С конца XIX века журнал отличается консервативным направлением. Его фельетоны и карикатуры пропитаны непримиримой враждой к идеям социального прогресса и дружбы между народами. (Здесь и далее - примечания редактора.))

** ("Тайме" ("Времена") с самого начала своего выхода (1785 г.) и до сих пор является главным печатным органом английской буржуазии, ее рупором. В. И. Ленин называл "Тайме" консервативнейшей и буржуазнейшей газетой.)

По правде говоря, мы не можем назвать страсть к накоплению огромного количества марок предшественницей современной научной филателии, но именно она породила другую легенду, которая в Англии известна под названием "мифа о миллионе".

В начале нашего столетия один известный журнал для девушек предложил своим читательницам собрать миллион гашеных почтовых марок, заявив, что эту коллекцию можно было бы использовать для того, чтобы поместить в больницу двух больных детей. Надо отдать должное упорству некоторых читательниц, которые с течением времени собрали вместе примерно... десять миллионов почтовых марок!

Хотя накопление такого огромного количества гашеных марок имеет свои привлекательные стороны, нет пи малейшего сомнения, что, остановись коллекционирование на этой стадии, на него смотрели бы как на одно из самых пустых занятий: ведь в таком виде оно не давало никакой пищи для интеллекта. Потребовалось немало времени, пока коллекционирование марок приобрело вполне разумные, а потому и увлекательные формы.

Сейчас нелегко установить, где был заложен фундамент филателии и кого следует считать ее основоположником. Позднее мы постараемся пролить некоторый свет на этот вопрос. А пока ограничимся лишь указанием на несколько имен, дошедших до нас из эпохи зарождения филателии.

На страницах прошлого можно прочесть о докторе Джоне Эдуарде Грее, служащем Британского музея, который заявил, что он начал собирать марки вскоре после того, как они вошли в употребление. Грею обеспечено место в пантеоне филателии благодаря созданному им каталогу почтовых марок, который в те далекие времена выдержал шесть изданий. В этот пантеон войдут и Оскар Бергер-Левро, книготорговец из Страсбурга, который отпечатал листы автолитографированных марок и разослал их своим друзьям. Эти листы вдохновили француза Альфреда Потике на составление первого в мире печатного каталога почтовых марок. Мы встретим там и русского Е. ван дер Бека, и бельгийца Луи А’нсье, ставшего впоследствии знаменитым писателем-филателистом, и француза Жоржа Эрпина, который ввел в обиход само слово "филателия". Все эти люди относятся к числу первых коллекционеров. Наш список будет неполным, если мы не включим в него Эдуарда Пэмбертона. Хотя этот человек родился в Соединенных Штатах, он стал основателем целой династии знаменитых филателистов Англии.

Те, кого интересуют первые филателисты, включат в их число также Фредерика Филбрика и его сотрудника В. Уэстоби, составивших первый специализированный справочник почтовых марок Великобритании. Они не забудут и доктора Жака Леграна, изучавшего перфорации и водяные знаки в те дни, когда большинство коллекционеров срезали у почтовых марок поля, уверенные в том, что зубчики портят их внешний вид. Но, конечно, они уделят большее внимание Филиппу Феррари, чья коллекция была поистине баснословной. Такой коллекции не было ни у кого из его предшественников и уже наверняка ни у кого не будет.

Огромная область филателии связана с находками редких почтовых марок. С тех пор как старая марка обрела свою цену, у коллекционеров появился стимул к розыску редкостей. Эти розыски привели к некоторым поразительным, хотя и случайным, находкам. К их числу относится сенсационная "находка в Мэйфер": в 1925 г. на чердаке одного дома в Лондоне были обнаружены негашеные листы и блоки старинных почтовых марок на общую сумму в несколько тысяч фунтов стерлингов. Почти за пятьдесят лет до этого события интенсивная охота за почтовыми марками в Британской Гвиане привела к находке сотен экземпляров редкого первого выпуска этой колонии, знаменитых "хлопковых кип". Даже в наши дни возможности обнаружения какой-нибудь поразительной находки далеко не исчерпаны, о чем свидетельствует "Бакклеучская находка" английских красных однопенсовиков и синих двухпенсовиков в 1945 г.

Для полноты коллекции требуется немало экземпляров, уже вышедших из обращения. Их надо где-то приобрести. Лондонский Стрэнд очень давно стал той улицей, где сосредоточилась торговля марками, местом, с которым связаны тысячи филателистических легенд. Герои этих легенд - знаменитые коллекционеры прошлого века и наших дней - напоминают ночных мотыльков, стаей слетающихся на свет Стрэнда. Именно на этой улице Д. Палмэр - этот великий хвастун - открыл торговлю марками, а его примеру последовали многие другие, в результате чего Стрэнд стал местом, где собиралось больше народу, чем на какой-либо другой лондонской магистрали. Но Лондон - не единственный город, где существует Великий Марочный путь*. В Нью-Йорке - это Нассау-стрит. В Париже - это "биржа почтовых марок", как называют место, где в хорошую погоду по воскресениям собираются толпы филателистов, посредников и торговцев.

* (Авторы перефразируют прозвище нью-йоркского Бродвея - "Великий Белый путь" (примечание переводчиков).)

Конечно, у филателии есть своя изнанка. Почти с первых дней ее рождения возникли фальсификаторы, специалисты по подделкам. Назовем хотя бы братьев Спиро из Гамбурга, выбрасывавших на рынок тысячи фальшивых марок, или Георга Зехмейера, игрушечного мастера из Нюрнберга, который, считая почтовую марку игрушкой, печатал "картинки марок" для детских игр, или, наконец, Франсуа Фурнье, который наводнил рынок своим поддельным товаром.

Правда, не все подделки были рассчитаны на коллекционеров. В 70-х годах прошлого века афера с находившейся в обращении почтовой маркой, известная под названием "фондовая биржа", обошлась английскому почтовому ведомству в несколько десятков тысяч фунтов стерлингов. Только спустя двадцать пять лет одному филателисту удалось разоблачить этот обман.

Даже правительства, руководствуясь политическими соображениями, иногда вступали на путь подделок. Например, в 1918 г. в Англии выпускались фальшивые почтовые марки Германии, Баварии и Австрии. Они наклеивались на пропагандистские материалы союзников, нелегально распространяемые внутри этих стран.

Увы, и эти эпизоды составляют часть той ткани, о которой говорилось выше, - истории почтовой марки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'