история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Соперник бога и народный календарь

В XVI веке уже стало известно в России учение Коперника. В 1657 году киевский ученый Епифаний Славинецкий перевел на русский язык космографию голландцев Виллема и Иоганна Блеу под названием "Зерцало всея вселенныя". Там разъяснялось учение Коперника, но рукопись так и не была напечатана.

Эта первая ласточка долго оставалась единственной. Православная церковь запрещала какое бы то ни было толкование мироустройства, кроме птолемеево-библейского. Духовенство цепко держало в своих руках образование, мешало проникновению в Россию наук - "бесовских мечтаний", и отставание нашей Родины в значительной мере было "заслугой" церкви.

Только в 1707 году Брюсу удалось издать настенную картину-плакат "Глобус небесный". Здесь были изображены звезды, чертежи различных систем мира, в том числе Коперниковой, и стихотворное их описание. Простая и доходчивая картина впервые познакомила широкого читателя с учением Коперника.

Через десять лет Брюс перевел и напечатал книгу выдающегося голландского ученого Гюйгенса "Космотеорос". Эта "Книга мирозрения", как назвал ее Брюс, уже подробно, в доступной форме рассказывала о системе Коперника и впервые познакомила русских читателей с идеями Джордано Бруно о множестве обитаемых миров*. В том же 1717 году из Парижа была привезена приобретенная Петром I движущаяся модель Коперниковой системы. "Книга мирозрения" вместе с другими изданиями открыла русским людям доступ к науке.

* (Интересно отметить, что директор типографии вопреки распоряжению Петра напечатал вместо тысячи двухсот экземпляров этой книги только тридцать. Он оправдывался тем, что, прочитав рукопись "сумасбродного автора, вострепетал сердцем и ужаснулся духом". Вскоре книга была переиздана.)

Однако церковь, присмиревшая при Петре I, вознаградила себя после его смерти. Люди старого закала и духовенство всячески позорили книги "окаянных звездочетцев" как наваждение сатанинское, что служит лишь на пользу дьяволу, и проклинали "Коперника, богу суперника". Церковь правильно оценила его учение как вредное и опасное для религиозного миросозерцания. С ненавистью и возмущением говорили отцы духовные о том, что не смеет человек диктовать законы царю небесному.

Высшее церковное учреждение - "святейший правительствующий синод" запретил распространять богомерзкое учение. Но не убоялся гнева церкви и смело защищал в своих сочинениях "соперника бога" гениальный Ломоносов. Ему принадлежит и едкая эпиграмма на противников Коперника. Рассказывая о споре относительно того, Земля вертится вокруг Солнца или Солнце вокруг Земли, Ломоносов устами повара остроумно решает вопрос:

Он дал такой ответ: "что в том Коперник прав,
Я правду докажу, на Солнце не бывав:
Кто видел простака такого,
Который бы вертел очаг вокруг жаркого".

Ревниво "оберегая" народ от науки, церковь усердно насаждала суеверия и религиозные обряды. Чтобы укрепить слепую веру, духовенство опутывало сознание крестьян паутиной нелепых предрассудков. И все же не было у русского народа той исключительной религиозности, которую прославляли реакционеры. Трудовой опыт воспитывал в народе стихийный материализм.

"Русский крестьянин суеверен, но безразличен в смысле религии... - тонко замечает Герцен. - Он в точности исполняет все обряды, всю внешнюю сторону культа, чтобы в этом отношении совесть была чиста; в воскресенье он идет к обедне, чтобы остальные шесть дней не думать о церкви. Священников своих он презирает, как лентяев и жадных людей, которые живут за его счет... Предметом насмешек и презрения служат поп и дьякон или их жены. Многие пословицы свидетельствуют о безразличном отношении русских в деле религии: "Гром не грянет, мужик не перекрестится", "Надейся на бога, да сам не плошай"".

Духовенство заботилось о том, чтобы каждый календарь был святцами, назойливо напоминал о церковных праздниках, постах и обрядах. Все святые, мученики и прочие угодники были расквартированы по календарным дням, чтобы внедрить таким образом религиозные верования в повседневную жизнь народа.

Но крестьяне жили по своему устному календарю: святцы служили канвой, на которой народный опыт расшивал свой узор, привязывая к именам почитаемых Церковью святых начало времен года, наступление теплой или холодной поры, дождливых и морозных дней, все природные перемены, важные для труда земледельца. Хотя и вешал крестьянин в избе иконы, но не миловал божьих угодников: "Из одного дерева икона и лопата".

Календарные святые стали вехами для счисления времени. Крестьянин относился с уважением лишь к тем святым, с которыми связаны местные легенды и поверья, а с остальными не больно церемонился. Народ наделял угодников "производственными" прозвищами, подчас веселыми или иронически-насмешливыми, использовал их имена для пословиц, помогающих ориентироваться в беге дней и сельскохозяйственных работах.

Январь - году начало, зиме середка - пора сильных морозов, и святой Афанасий (18 января*) награждается юмористическим прозвищем: пришел Афанасий Ломонос - береги щеки и нос. Тимофей (22 января) - это Полузимник: половина зимы уже миновала, а Аксинья (24 января) - Полухлебница: к этому дню должна оставаться половина хлебных запасов, чтобы хватило до нового урожая.

* (Все даты и в дальнейшем указаны по старому стилю. По нынешнему календарю к ним следует добавить 13 дней.)

Январь, считали крестьяне, два часа к дню прибавляет, а февраль уже три. На сретенье (2 февраля) зима с летом встречается, и Власий (11 февраля) получает прозвище "Сшиби-рог-с-зимы". На Василия Капельника (28 февраля) уже начинают таять ледяные сосульки, а 4 марта - день Герасима Грачевника: прилетают грачи, предвестники весны.

Конец пришел зиме и "на сорок мучеников (9 марта) сорок сороков весну несут". Пройдет еще недельки две и начнется половодье: "на Матрену щука хвостом лед разбивает". Близится и начало полевых работ; для крестьянина не время дорого, а пора - каждому делу свой срок, всякое семя знает свое время. После поры не точат топоры, потому что пора, что железо: кущ пока горячо. Мужика не год, а день кормит - весной час упустишь, годом не наверстаешь.

На Еремея Запрягальника (1 мая) и ленивая соха в поле выезжает, а 2 мая Борис и Глеб сеют хлеб. С 13 мая, дня Лукерьи Комарницы, начинают докучать комары, а 19 мая - Фалалей Огуречник: пришел Фалалей - досевай огурцы скорей.

Внимательные, вдумчивые наблюдения подсказывали крестьянину, пусть и не совсем точно, важные даты природного календаря: на Петра Поворота (12 июня) солнце поворачивает на зиму, а лето на жары Петр и Павел (29 июня) день на час убавил, Илья Пророк (20 июля) два часа уволок.

На Исакия Малинника и Авдотью Малинницу (3 и 4 августа) поспевает лесная малина. Близится осень, летают на юг летние гости - грачи, журавли, гуси, я святой Никита (15 сентября) получает прозвище Гусепролета, а Орина (18 сентября) - Журавлиного Лёта. Наступает пора осенних дождей, и преподобныя Параскеве (14 октября) присваивается не особенно благозвучное имя Грязнихи; кое-где на Митрия (день великомученика Димитрия - 26 октября) уже реки замерзают.

С Ерофея (4 октября) холода сильнее, с Матрены (9 ноября) зима встает на ноги, еще через два дня Федор Студит землю студит - зима на носу. Вот и декабрь, что год кончает, зиму начинает, а 12 числа - Спиридон Поворот: солнце поворачивает на лето, зима на мороз.

Рождественский праздник у ранних христиан, по примеру поклонников персидского бога Митры, был приурочен к 25 декабря - зимнему солнцестоянию. Но оно по юлианскому календарю давно уже отступило от этой даты. Вот почему зимнее "возрождение" Солнца в русском народном календаре было связано с днем Спиридона - 12 декабря:

Спиридон - свет - поворот
Стоит прямо у ворот, 
Колесо в руке несет, 
Красно солнышко зовет, 
Ко святой Руси ведет... 
Разгорайся, солнце красно, 
Ты на свете не погасло!..

Так переосмысливал народ в своих "бытовых святцах" имена и других церковных угодников.

Любопытно, что еще в XVII веке сохранился такой обычай. В Спиридонов день звонарный староста Архангельского собора, блюститель "часобития" (звона часов) докладывал царю, что "отселе зачинается возврат Солнцу с зимы на лето, день прибывает, а ночь умаляется". За эту радостную весть царь жаловал старосту двадцатью четырьмя серебряными рублями - по числу часов в сутках. А в день летнего солнцестояния (12 июня) тот же докладчик сообщал, что "отселе зачинается возврат Солнцу с лета на зиму, день умаляется, а ночь прибывает". За эту печальную весть старосту заключали в темную камеру на Ивановской колокольне тоже на двадцать четыре часа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'