история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Роль южных районов в снабжении Советской Республики продовольствием летом 1918 года (П. Г. Софинов)

(Публикуемая статья представляет собой главу из подготовленной к печати монографии "Борьба за Юг и Каспий летом и осенью 1918 года".)

К лету 1918 г. Советская республика, окруженная со всех сторон врагами, стала испытывать острые продовольственные затруднения.

29 мая 1918 г. Совет народных комиссаров принял постановление о делегировании товарища Сталина в качестве общего руководителя продовольственным делом на юге России. Прибыв 6 июня в Царицын, И. В. Сталин развил энергичную деятельность по заготовке хлеба. В предельно сжатые сроки он установил твердую продовольственную диктатуру на Кубани, в Ставрополье, в Саратовской и Астраханской губерниях, укрепил продовольственный аппарат, наладил систематический товарообмен и заготовку хлеба.

В результате принятых мер в течение июня заготовка хлеба на юге - была увеличена в четыре раза по сравнению с маем.

Одним из самых сложных вопросов продовольственной работы на юге летом 1918 г. являлся вопрос транспортировки продовольственных грузов в центральные губернии. Еще по пути в Царицын, наблюдая за скоплением эшелонов на станциях, товарищ Сталин пришел к убеждению, что без решительных мероприятий по улучшению работы железнодорожного транспорта, без строительства новых веток, которые дали бы выход грузам к водным путям, своевременная доставка хлеба по назначению немыслима, так как царицынская линия не могла выдержать большой нагрузки. Указывая на это обстоятельство, товарищ Сталин в телеграмме В. И. Ленину, написанной по пути в Царицын 4 июня 1918 г., просил прислать в его распоряжение путейских инженеров и дельных железнодорожных рабочих, а также дать специальный приказ организациям торгового флота на Волге и Каспии о беспрепятственном исполнении распоряжений Сталина*.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г. Госполитиздат, 1942, стр. 44. Дата написания телеграммы уточнена нами на основе отпуска телеграммы (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 17, л. 1).)

Состояние железнодорожного транспорта полностью подтверждало обоснованность опасений товарища Сталина.

Железнодорожные линии Тихорецкая - Царицын Владикавказской дороги и Царицын - Грязи Юго- восточной дороги были одноколейными, с небольшим числом разъездов и запасных путей. Само по себе это обстоятельство при нормальной постановке работы не могло бы оказать заметного влияния на движение грузов. Но в мае - июне организация работы на царицынской линии не была в удовлетворительном состоянии. Прежде всего, отсутствовало единое административное управление. Путевым хозяйством, подвижным составом, службой движения ведали коллегии, комиссары, ревкомы и многочисленные командующие "фронтами", "армиями", отрядами, причем наибольшее влияние имели именно эти командующие. Они захватывали вагоны, превращали их в казармы и забивали эшелонами все запасные пути. Не считаясь с железнодорожными правилами, отряды прямо на станциях устраивали бани, прачечные, кухни, оставляя здесь же отбросы и помои.

Таким образом, сотни вагонов и десятки паровозов без пользы гонялись со станции на станцию. А между тем железнодорожный транспорт испытывал острый недостаток в подвижном составе. Из-за отсутствия паровозов линия Тихорецкая - Царицын могла продвигать не более пяти-шести поездов в сутки, а линия Царицын - Грязи - не больше одного поезда*.

* (ЦГАКА, ф. 1, оп. 2, д. 111/с, л. 106.)

По данным доклада комиссара царицынского узла, к началу июня в его распоряжении имелось только пять паровозов, из которых два предназначались для перевозки нефти, а три - для остальных грузов. По заявлению комиссара, царицынский узел не в состоянии был пропустить даже двух эшелонов в сутки*.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 106, л. 14.)

Общий развал на железнодорожном транспорте усугублялся халатностью служащих, не только не проявлявших какой-либо инициативы для упорядочения дела, но недобросовестно выполнявших свои обычные служебные обязанности. "Железнодорожный транспорт, - сообщал И. В. Сталин Ленину 7 июня, - совершенно разрушен стараниями множества коллегий и ревкомов"*. В другой телеграмме, от 10 июня 1918 г., товарищ Сталин отмечал: "Поезда и отдельные группы вагонов с продовольственным грузом стоят на станции без движения ввиду разгильдяйства служащих или вмешательства отрядов, без толку заполняющих запасные пути"**.

* (И. В. Сталин. Соч., т. IV, стр. 116.)

** (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 49.)

В целях быстрейшего продвижения продовольственных грузов товарищ Сталин 7 июня назначил уполномоченных для наведения порядка на станциях. В первые дни в распоряжении товарища Сталина было только четыре таких уполномоченных: по водному транспорту в районе Волги и Каспия и железнодорожному сообщению Петровск - Гудермас, Кизляр - море; по водному и железнодорожному транспорту в районе Царицына; по железнодорожному транспорту в районе Северного Кавказа и юга России до Москвы; по восстановлению разрушенных и прокладке новых железнодорожных веток в районе Северного Кавказа*. Среди уполномоченных товарища Сталина по транспорту были член ЦК партии т. Артем (Сергеев) и партийный работник Котов. Информируя В. И. Ленина о назначении уполномоченных по транспорту, И. В. Сталин подчеркивал, что этих сил явно недостаточно для того, чтобы "бороться с хаосом, одновременно на всех станциях огромной линии"**. Поэтому товарищ Сталин потребовал принятия решительных мер по упорядочению транспорта со стороны военного и железнодорожного ведомств. По линии военного ведомства необходимо было издать телеграфное распоряжение всем воинским частям и эшелонам, базировавшимся на Южных железных дорогах, - не противодействовать распоряжениям товарища Сталина и его уполномоченных по части продвижения продовольственных грузов. Наркомпуть должен был срочно обязать всех комиссаров округов и узлов, начальников станций, а также железнодорожные комитеты по линии Рязань - Козлов - Балашов - Поворино - Царицын - Сарепта - Тихорецкая - Торговая - Екатеринодар - Кавказская - Армавир - Георгиевск исполнять распоряжения товарища Сталина и его уполномоченных по части составления маршрутных поездов, подачи паровозов, продвижения грузов. "Чем скорее исполните требование, - заканчивал телеграмму И. В. Сталин, - тем скорее получите хлеб"***.

* (ЦГАКА, ф. 26896, on. 1, д. 5а, л. 357.)

** (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 49.)

*** (Там же, стр. 49. В сборнике ошибочно напечатано: Казань... вместо Рязань. - П. С.)

Штабу Северо-Кавказского военного округа товарищ Сталин лично дал указание о немедленной разгрузке станции Тихорецкой и возвращении паровозов, захваченных эшелонами.

Одновременно с посылкой цитированной выше телеграммы Ленину Сталин 10 июня телеграфировал в Москву коллегиям Южных и Юго-Западных железных дорог, требуя выслать для работы в Царицыне паровозные и кондукторские бригады, техников, инженеров, конторщиков, дорожных артельных, старших рабочих, слесарей и осмотрщиков, всего до 60 человек*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 5а, л. 271.)

12 июня из Москвы и Царицына выехала группа активных технических работников в количестве 60 человек*. Вскоре прибыли также товарищи, командированные наркомпродом Цюрупой из числа сибирских и уральских продработников. И. В. Сталин выбрал, из них наиболее энергичных и настойчивых для руководящей работы на транспорте, а остальных использовал на практической работе по продвижению грузов.

* (Там же, л. 23.)

На наиболее важные железнодорожные узлы 16 июня были направлены особо-уполномоченные "по срочному упорядочению железнодорожного транспорта в целях быстрого продвижения продовольственных грузов в Северные губернии". В район Армавира было командировано два человека, в район станции Тихорецкая - два, в район Минеральных Вод - два, в район станция Торговая - один*. Несколько дней спустя были командированы особо-уполномоченные в район Рязано-Уральской железной дороги и в район Балашов - Поворино**.

* (ЦГАКА, ф. 25896, от. I, д. 17, лл. 401-404.)

** (Там же, л. 409; ЦГАОР, ф. 130, оп. 13, д. 26, л.)

Товарищ Сталин предписал всем рабочим и служащим, всем железнодорожным агентам, ревкомам, советским учреждениям, комиссарам и эмиссарам содействовать особо-уполномоченным, как представителям центральной власти, в исполнении возложенных на них задач.

Уже в самом начале работы в различных тупиках царицынского узла было обнаружено несколько бездействовавших паровозов. Товарищ Сталин был крайне обрадован этим открытием. 7 июня он сообщал В. И. Левину о том, что посланные им уполномоченные "открывают кучу паровозов в местах, о существовании которых коллегии не подозревают"*. Однако ближайшее ознакомление с паровозами показало, что все они - дровяного отопления, а добыть дрова в Царицыне в условиях июня 1918 г. было чрезвычайно трудно. Следовательно, появилась совершенно непредвиденная необходимость в переводе паровозов на нефтяное отопление. Но для этого потребовались материалы, которые также отсутствовали в Царицыне.

* (И. В. Сталин. Соч., т. IV, стр. 116.)

9 июня И. В. Сталин запросил Наркомпуть и Управление железнодорожного округа в Воронеже о наличии нефтяных форсунок и баков для отопления паровозов. Для того чтобы перевести паровозы на нефтяное отопление, необходимо было сто форсунок и пятьдесят баков*. Но поиски форсунок и баков для переоборудования дровяных паровозов на нефтяные оказались безрезультатными. Нефтяных же паровозов ни в Воронеже, ни на узлах Рязано-Уральской железной дороги в достаточном количестве не оказалось. Тогда, посоветовавшись со специалистами, товарищ Сталин решил потребовать угольные паровозы, с тем, чтобы вместо угля (которого в Царицыне также не было) использовать жмых. 15 июня товарищ Сталин сообщал Ленину: "Нужны 40 угольных паровозов, у нас уголь есть. Я дважды обращался в коллегию пяти. Воронеж не отвечает, между тем там целая куча лишних паровозов. Примите меры"**. Из Москвы пообещали выслать 10 паровозов и 20 паровозных бригад. Прошло еще девять дней, но паровозы не прибыли.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 5а, л. 265.)

** (Там же, л. 270.)

10 июня аналогичные телеграммы были посланы в Ставрополь и другие железнодорожные узлы Северного Кавказа*.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 54.)

24 июня, сообщая Цюрупе об отправлении из Царицына четырех маршрутных поездов, товарищ Сталин добавляет: "Больше не могу отправить в день за недостатком паровозов и паровозных бригад. Вы обещали прислать 20 паровозных бригад и по крайней мере 10 угольных паровозов, но не прислали. От вас зависит усиление подвоза..."*

* (Там же, стр. 71.)

26 июня пришла, наконец, телеграмма из Воронежа. Комиссар округа путей сообщения запрашивал, на какую дорогу предполагается отправить требуемые паровозы с тем, чтобы определить тип паровозов и род отопления*. И. В. Сталин немедленно ответил: "Мне нужны угольные паровозы, так как для перевода на нефть (имеются в виду дровяные паровозы. - П. С.) не хватает приспособлений, между тем как уголь в виде жмыхов, вполне заменяющих уголь, имеется у нас в миллионах пудов"**.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 17, л. 69.)

** (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 71.)

Упоминание об использовании жмыхов для отопления паровозов вызвало переполох в Комиссариате путей сообщения. Старые специалисты сочли такой шаг нарушением всяких теоретических норм (хотя использование жмыхов в паровозных топках широко применялось на Северном Кавказе). Наркомпуть решил воздержаться от посылки угольных паровозов в Царицын и предложил обменять имевшиеся в Воронеже угольные паровозы на нефтяные, взяв их с других дорог. Пока происходил обмен паровозов, прошло еще 10 дней, и только в начале июля в Царицын было направлено 10 нефтяных паровозов*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 17, л. 74.)

В конце июня царицынский узел начал испытывать острые затруднения в топливе. В наличии имелось 47 тыс. пудов нефти и 120 погонных саженей дров, при месячной потребности в 900 тыс. пудов нефти и 1 800 погонных саженей дров. Поскольку Царицын должен был снабжать топливом все депо до Воронежа, постольку запасов горючего могло хватить только на несколько дней. 29 июня Царицынский революционный комитет Юго- восточных железных дорог обратился за содействием к товарищу Сталину в приобретении топлива, так как ревком не имел в своем распоряжении денег*. К тому же царицынский совнархоз всячески тормозил приобретение нефти на месте. И. В. Сталин собрал по этому вопросу специальное совещание при совнархозе и потребовал снабжения железнодорожного транспорта горючим из местных запасов нефти**. Только после решительного вмешательства товарища Сталина царицынский узел получил топливо, позволявшее двигать маршрутные поезда на север.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 5а, л. 438.)

** (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 106, л. 9.)

Таким образом, борьба за упорядочение железнодорожного транспорта проходила в весьма сложных и трудных условиях. В течение всего июня отправка хлеба в центральные губернии производилась только тем подвижным составом, который товарищу Сталину удалось мобилизовать в самом Царицыне. Тем не менее, несмотря на трудности, работа железнодорожного транспорта была улучшена коренным образом. Уже 14 июня И. В. Сталин телеграфировал в Наркомпрод: "Дело с железнодорожным транспортом улучшается. Несмотря на отсутствие минерального топлива и трудность перевода паровозов на нефтяное отопление ввиду недостатка баков и форсунок, несмотря на захват многих десятков паровозов эшелонами, Царицынский узел благодаря экстренным мерам теперь уже в состоянии отпустить 150 вагонов, по 30 в поезде, всего пять поездов ежедневно"*.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 51-52. отпуске, хранящемся в ЦГАКА, ф. 25896, oп. 1, д. 17, последняя фраза читается так: "...отпустить 240 вагонов по 30 в поезде, всего 8 поездов ежедневно", что совпадает с данными, которые сообщал товарищ Сталин в телеграмме от 7 июня: "Исследование показало, что в день можно пустить по линии Царицын - Поворино - Балашов - Козлов - Рязань - Москва восемь и более маршрутных поездов" {И. В. Сталин. Соч., т. IV, стр. 116). В данном случае трудно допустить возможность ошибки телеграфа. Очевидно, еще раз проверив мощность царицынского узла, товарищ Сталин перед отправкой телеграммы от 14 июня сам исправил цифры в подлиннике, сданном на телеграф, а в отпуске цифры остались неисправленными.)

Практически царицынский узел в нормальные дни отправлял на север не менее четырех поездов в день. Если мы вспомним, что до приезда товарища Сталина в Царицын железнодорожный узел мог пропускать на север только один поезд в день, то результаты огромной работы по упорядочению железнодорожного транспорта станут совершенно очевидными.

Выше мы отметили трудности доставки хлеба, вызванные бесхозяйственностью на железных дорогах и отсутствием налаженного паровозного парка. Но существовало еще одно чрезвычайно важное обстоятельство, которое оказывало самое непосредственное влияние на ход транспортировки хлеба в голодающие губернии: несмотря на значительное количество советских войск, опиравшихся на железную дорогу Поворино - Царицын - Торговая, движение грузов по этой линии было связано с риском ежедневных нападений со стороны белоказаков. Ни один поезд нельзя было выпускать без надежной вооруженной охраны. Однако поездная охрана не могла, разумеется, в полной мере прекратить разрушения железнодорожного полотна и нападения на поезда. Мелкие группы казаков свободно пробирались к линии железной дороги, разбирали рельсы, резали провода, обстреливали проходившие мимо поезда. Очень часто продотрядам, сопровождавшим маршрутные поезда, приходилось вступать в перестрелку с бандами. Во время одной из таких стычек был убит начальник маршрутного поезда Копис и ранено несколько человек из команды. В другой раз казаки подожгли эшелон, шедший на север со скотом и сеном. Только благодаря героическим усилиям команды, сопровождавшей поезд, удалось отстоять от огня большую часть вагонов, но три вагона все же сгорело*.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 14, д. 30, л. 167.)

В отчете, представленном в Информационный отдел Продармии, один из начальников продовольственных отрядов, сопровождавший поезд в Царицын и из Царицына, следующим образом описывает свою поездку: "Отряд сопровождал в г. Царицын груз 22 вагона с земледельческими машинами... От ст. Поворино до Царицына ехать было трудно. С обеих сторон железной дороги казаки делали набеги, взрывали ж. дор. пути, от которых (казаков. - П. С.) приходилось отстреливаться. Не доезжая ст. Раковка, в 2 часа ночи, наш маршрутный поезд, который сопровождался в Царицын, сошел с рельс ввиду того, что были подложены казаками под рельсы пироксилиновые шашки, и тут же открылась стрельба со стороны казаков по поезду, но благодаря броневикам казаки были перебиты. Мы простояли на этом месте целый день. В этот день отправились дальше в путь по назначению, проехали две станции, на разъезде Калинине в 12 часов ночи были задержаны, потому, что на ст. Липки, в 13 верстах от разъезда, было наступление казаков.

Я высадил отряд, оцепил с обеих сторон поезд, вытащил пулемет и пять человек послал вперед в разведку. Бой был до 7 часов утра. После боя мы отправились, и до Царицына препятствий никаких не встречали, груз был доставлен в исправности и целости. И Царицына мы получили для сопровождения 30 вагонов рыбы в Москву, в адрес "Заготосель". Целые сутки ехали благополучно. Когда прибыли на ст. Филоново, в ночь на 2 июля, казаки в это время со всех сторон окружили станцию и с криками "ура" хотели ее взять. Бой шел с 1 часу ночи до 11 часов утра. Впереди ими был разобран путь на протяжении трех верст. Из моего отряда оказалось двое раненых, убитых нет. Одного раненого отправили в лазарет в г. Тамбове, другой прибыл с отрядом в Москву. После этих приключений до Москвы мы доехали благополучно, груз оказался весь в целости"*.

* (ЦГАОР, ф. 1943, on. 1, д. 115, л. 120. Отчет был опубликован в "Правде" (№ 152 от 23 июля 1918 г.) под заголовком "История кусочка хлеба".)

Описанный эпизод относится к концу июня - началу июля, но аналогичные "приключения" имели место почти со всеми маршрутными поездами. При этом в течение лета было несколько случаев, когда железнодорожное сообщение с Москвой прерывалось на несколько дней.

Первый такой случай относится к середине июня. К этому времени (12-16 июня) линию железной дороги от ст. Поворино до ст. Панфилово занимали эшелоны дивизии внеочередного формирования Киквидзе, прибывшие из Тамбова в распоряжение штаба Северо-Кавказского военного округа, и отряды Петрова, направлявшиеся в Баку. Части Киквидзе, расположившись на железнодорожных станциях, не имели постоянной связи друг с другом, не вели разведки и не несли достаточного сторожевого охранения. Небольшой белоказачий отряд хорунжего Дудакова ночью 13 июня ворвался на ст. Алексиково и отрезал 1-й Кавалерийский Орденский полк дивизии Киквидзе, стоявший в Поворино, от остальных частей дивизии.

Сам Киквидзе был в это время в Царицыне в штабе СКВО. Начальник штаба Носович, разоблаченный впоследствии как предатель, приказал Киквидзе, оставив один полк в Арчеда, один батальон в Себряково, один батальон с батареей в Филонове двинуть остальные силы на Алексиково и Урюпино. Приказание Носовича закрепляло, таким образом, линейное расположение дивизии. Части распылялись на значительном пространстве и не могли в случае необходимости оказывать друг другу поддержку. Отряды базировались только на станциях, и станционные сооружения могли беспрепятственно подвергаться артиллерийскому обстрелу. Исполняя приказание Носовича, Кивкидзе с отрядом в 900 человек двинулся на север и 14 июня к вечеру выбил казаков со ст. Алексиково. Утром 15 июня он продолжал преследовать противника в сторону станицы Урюпинской и в середине дня занял ее.

Когда в Царицыне было получено сообщение о восстановлении железнодорожной связи с севером, товарищ Сталин 15 июня телеграфировал Ленину об отправлении в Москву 500 тыс. пудов хлеба. "Сегодня, - писал И. В. Сталин, - отправляю в Москву и на север 500 тысяч, полмиллиона, пудов хлеба. Из них 100 тысяч идут между Арчедой и ст. Филоново остальные выходят из царицынских вокзалов"*.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 53-54.)

Сообщение об отправке такой значительной партии хлеба из одного заготовительного района было радостной вестью для голодающего населения северных губерний. Оно было опубликовано во всех столичных газетах. Петроградская газета "Северная коммуна" извещала своих читателей:

"Москва 19 июня. Председателем Совета народных комиссаров тов. Лениным получена телеграмма, что по распоряжению комиссара Сталина со станции Царицын через Алексиково, Поворино, Козлов на Москву и северные губернии отправлено 500 000 пудов хлеба. Комиссар путей сообщения немедленно телеграфировал по всем Юго- восточным железным дорогам о принятии мер для скорейшего и успешного продвижения названных хлебнцх грузов"*.

* (Цит. по кн. А. Беркевич. Петроградские рабочие в борьбе за хлеб. Л., 1941, стр. 54.)

Однако пока это сообщение передавалось в Петроград и набиралось в типографии, положение в районе ст. Алексиково резко изменилось. Маршрутные поезда не успели проскочить на север. В 6 часов вечера 16 июня И. В. Сталин телеграфировал В. И. Ленину о резком изменении положения в районе ст. Алексиково, где казачья кавалерия сняла нашу пехоту и вновь прервала путь. Уполномоченным, сопровождавшим маршрутные поезда, удалось, однако, защитить грузы от разграбления и вернуть 12 эшелонов с продовольствием в Царицын. Товарищ Сталин выразил уполномоченным горячую благодарность от имени советского правительства*.

* (ЦГАКА, ф. 8, оп. 7, д. 121, л. 192 об. и 193.)

Что же произошло в районе станции Алексиково?

Отряд Киквидзе, увлекшись преследованием казаков, после сорокаверстного перехода попал 15 июня в ловушку. Киквидзе полагал, что после боя под Урюпино казаки разбиты, но дело обстояло не так. Ловким маневром казаки ушли в лес, не понеся серьезных потерь В Урюпине они оставили только небольшой заслон, который привлек к себе всю пехоту Киквидзе. Пока шла перестрелка на улицах Урюпино, казачья кавалерия перестроилась и ударила с фланга по кавалерии Киквидзе. Удар был неожиданным, и 4-й эскадрон, который первым принял удар казаков, был смят, потеряв 50°/о убитыми и ранеными. Принудив кавалерию Киквидзе к отступлению, казаки бросились в атаку на батарею. Батарея встретила их пулеметным и картечным огнем, отбив три атаки. Для спасения положения Киквидзе бросился в станицу и вывел оттуда пехоту, но она сейчас же попала под удар. Пехота дралась героически. Особенно отличился отряд чехов. Видя, что на них несутся с обнаженными шашками казаки, чехи заняли круговую оборону и встретили всадников плотным огнем. Половина атакующих была уничтожена, но остальные прорвались к отряду и полностью его изрубили.

Бой длился около четырех часов на узком пространстве, где смешались и кавалерия, и пехота, и артиллерия. К вечеру казаки были отбиты, но и отряд Киквидзе, потеряв 412 человек, вынужден был отойти к ст. Алексиково.

К этому времени в Алексиково прибыл военрук Снесарев. Киквидзе доложил ему о положении дел и просил прислать помощь. Вместо того чтобы трезво разобраться в обстановке, выяснить реальные силы противника, Снесарев, не приняв никаких мер, уехал в Царицын. В оперсводках штаба СКВО появилась мифическая цифра - 4 тыс. казаков, оперирующих в районе ст. Алексиково.

Киквидзе со своим отрядом в тот же день отошел к Поворино. Станция Алексиково осталась без охраны, и ночью 16 июня казаки вновь ее заняли, не встретив никакого сопротивления.

Анализируя события в районе станции Алексиково в свете материалов штаба Донской армии Краснова и оперативных донесений штаба СКВО, можно определенно сказать, что налет казаков на железнодорожную линию представлял собой обычный бандитский налет, имевший целью разрушение железнодорожного полотна. Для серьезного закрепления на железнодорожном полотне белоказаки не располагали достаточными силами. Их успех в районе ст. Алексиково был возможен только потому, что штаб Северо-Кавказского округа саботировал охрану дороги, намеренно распылил силы дивизии Киквидзе. Неразбериха в самой дивизии, отсутствие разведки, склонность к преувеличению сил противника могли привести к неожиданным результатам, как это видно на примере боя в Урюпине.

Поскольку штаб СКВО не имел в своем распоряжении никаких точных данных о положении в районе Алексиково - Поворино, товарищи Сталин и Орджоникидзе 17 июня направили туда своего уполномоченного с заданием тщательно ознакомиться с системой охраны железнодорожной линии*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 10, д. 9, л. 10.)

Одновременно товарищ Сталин предложил штабу Снесарева принять решительные меры к очищению Алексиково от белоказаков. С этой целью части дивизии Киквидзе, отрезанные от основных сил дивизии, были подчинены командующему Себряковским участком Миронову и усилены Титовским полком, направленным из Царицына. Три батальона так называемой армии Петрова, также отрезанные от своих частей, были реорганизованы в 3-й стрелковый полк (около 700 человек), снабжены оружием и боеприпасами и временно приданы Себряковскому участку. Всем этим частям было дано задание движением с юга добиться очищения от белоказаков железнодорожной линии в районе Алексиково.

Наступлением советских войск на Алексиково с севера руководили Воронежский и Саратовский советы. Из Воронежа прибыло два бронепоезда, из Балашова, по указанию Саратовского губисполкома, прибыл отряд во главе с военкомом. 19 июня силой двух батальонов, при поддержке бронепоездов, казаки были отогнаны от Алексиково. Вся железнодорожная линия от Алексиково до Филонова полностью была очищена к 21 июня. Части из дивизии Киквидзе и отряда Петрова вновь были объединены и сосредоточены на Поворинском участке фронта*.

* (В конце июля по ходатайству товарища Сталина Высший военный совет дал указание об отпуске частей из отряда Петрова в Баку для присоединения к основным силам отряда (ЦГАКА, ф. 4, оп. 2, д. 1/с, л. 137-138).)

Накануне вышеописанных событий Высший совет издал приказ о создании на юге двух крупных боевых участков с самостоятельным военно-административным управлением: 1) Воронежского участка отрядов Завесы (военрук Чернавин) и 2) Северо-Кавказского военного округа (военрук Снесарев). Разграничительная линия между ними проходила южнее Поворино, в районе станции Косарка (приказ № 7 от 13 июня).

Войскам Северо-Кавказского военного округа Высшим военным советом давались следующие задания:

1. Удержание Царицына и пути по Волге от Царицына вверх и выше до Каспийского моря.

2. Удержание Грязи-Царицынской дороги и дороги от Царицына на Тихорецкую.

3. Прочная оборона района Поворино - Царицын с целью не допускать прорыва противника из Донской области*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 9, д. 15, л. 18.)

Таким образом, на войска округа возлагались оборонительные задачи. Но даже эти оборонительные задачи исполнялись штабом Северо-Кавказского военного округа из рук вон плохо, о чем свидетельствуют события в районе Алексиково - Филоново. Уполномоченный И. В. Сталина, знакомившийся с постановкой охраны Грязи-Царицынской дороги, докладывал 20 июня товарищу Сталину: "Мне пришлось убедиться, что войсковые части большей частью расположены на станциях и не занимают определенной позиции. Линия железной дороги почти на всем протяжении Царицын - Филоново охраняется ненадежно и, что хуже всего, не обеспечена от артиллерийского обстрела со стороны донских контрреволюционеров"*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 10, д. 9, л. 10-11.)

Доклад уполномоченного только подтверждал правильность наблюдений - и выводов, сделанных товарищем Сталиным. 28 июня, в телеграмме В. И. Ленину, он дал следующую общую оценку деятельности штаба Снесарева: "...Вялость и халатность военных специалистов беспредельны. Линия не охраняется ночью. Ночные набеги казаков на линию остаются безнаказанными. Речное сидение солдат и штабов в вагонах убивает всякую оборону. Обилие штабов и отсутствие единства действий превращают фронт в кашу. Без экстренных и решительных мер нечего и думать об охране линии и продовольственных грузов"*.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 72. В публикации: документ датирован временем получения телеграммы в Москве- 29 июня 1918 г.)

Вся обстановка на юге диктовала товарищу Сталину необходимость взять в свои руки военное управление, что и было им в конце концов сделано.

Вернемся, однако, к вопросу о транспортировке хлеба. Мы уже отметили, что в связи с событиями на ст. Алексиково все маршрутные поезда были возвращены обратно в Царицын. Сколько времени могла продлиться заминка у Алексиково, никто не знал. Задержку же грузов на неопределенный срок в Царицыне товарищ Сталин допустить не мог. 17 июня было решено отправить хлеб на север Волгой. Доставка хлеба водой была связана с рядом новых трудностей: не хватало пароходов и барж, приходилось два раза перегружать хлеб - в Царицыне и Саратове, так как пароходы дальше Саратова нельзя было пускать ввиду чехословацкого мятежа в Среднем Поволжье. Помимо удлинения срока самой перевозки, трудностей перевалки, вследствие отсутствия рабочих рук, двойная перегрузка хлеба значительно увеличивала накладные расходы. Тем не менее, иного выхода не было.

Первый вопрос, с которым пришлось столкнуться при организации перевозки хлеба водой, был вопрос о транспортных средствах. Товарищ Сталин еще 13 июня отмечал в телеграмме Цюрупе, что дела с водным транспортом обстоят не особенно хорошо "ввиду задержки пароходов в связи с выступлением чехословаков. Пароходы ходят мало; команды принимают грузы больших и малых мешочников охотнее наших"*. За первые десять дней июня удалось отправить по Волге только четыре парохода с хлебом и одну баржу со скотом (191 тыс. пудов хлеба и 399 голов скота). Для перевозки полумиллиона пудов хлеба требовалось, разумеется, значительно большее количество пароходов и барж.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 52.)

В течение 17 июня к царицынской пристани были стянуты все свободные транспортные средства. Весь день до глубокой ночи товарищ Сталин провел на берегу Волги, лично наблюдая за ходом мобилизации барж. В 12 часов ночи он направил с пристани на телеграф для передачи в Москву Ленину следующую записку: "Передать срочно: ввиду перерыва железнодорожного сообщения севернее Царицына мы решили весь груз направить водой, стянуть, все баржи. Отправляем полмиллиона пудов, главным образом пшеницы, тысячу пятьсот голов скота. Несколько десятков тысяч пудов хлеба уделили Туркестану, Баку. Погрузку начинаем утром, кончим в два дня и направим весь караван. Укажите срочно по прямому проводу, а не телеграммой, ибо телеграммы запаздывают, укажите, куда направить груз, на какую пристань. Подробности сообщим завтра дополнительно"*.

* (Э. Генкина. Борьба за Царицын в 1918 г. Политиздат, 1940, стр. 87.)

Ответ из Москвы пришел через 50 минут. Цюрупа указывал на Саратов, как на пункт, где можно было произвести перегрузку хлеба для отправки по железной дороге на Москву. Вместе с тем он интересовался сортами хлеба, руководителями каравана, тем, насколько Царицын обеспечен баржами. И. В. Сталин сообщил по этому поводу:

"Я уже сообщал вам, что баржами мы себя обеспечили. Весь караван направим [через] Саратов на Москву. Дополнительно о руководителе, о сортах хлеба и прочем могу сообщить только завтра. Караван будет сопровождать усиленный отряд. Погрузка продлится два дня. Все рабочие порта поставлены на ноги"*.

* (Там же.)

На другой день товарищ Сталин направил в Деловой совет Управления речным флотом предписание, требовавшее немедленно предоставить в распоряжение Чокпрода необходимое количество барж для отправки хлеба и скота в Саратов на нужды северных губерний*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 5а, л. 315.)

В тот же день Чокпрод заключил соглашение с Волгопродом о регулярной перевозке хлебных грузов водой*.

* (ЦГАКА, ф. 2046, оп. 3, д. 15, л. 343.)Таким образом, вопрос о транспортных средствах был разрешен положительно.

Несколько сложнее обстояло дело с погрузкой хлеба на баржи. Поставив всех рабочих порта на ноги, товарищ Сталин надеялся закончить погрузку в два дня. Однако первый же день погрузки показал, что грузчики работают медленно и неохотно. Пришлось прибегнуть к угрозе применить силу, для того чтобы несколько ускорить погрузку хлеба в баржи. По этому поводу И. В. Сталин писал 19 июня Ленину, что погрузка хлеба идет, несмотря на преступный саботаж и вялость грузовых рабочих*. 21 июня товарищ Сталин предупреждал Ленина и Цюрупу: "Погрузку первого каравана можно кончить не ранее 22 июня, когда и двинем груз на север"**. В этой же телеграмме указывалось, что ввиду событий в Самаре, в Хвалынске задержались посланные 10 июня четыре парохода с хлебом: "Андижан" - 47 вагонов, "Зевеке" - 33 вагона, "Рубин" - 27 вагонов и "НР 5" - 84 вагона, всего- 191 вагон хлеба, а также одна баржа с 399 головами скота. Товарищ Сталин просил срочно отправить эти баржи в Саратов для погрузки на Москву***.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 70-71. Дата уточнена по отпуску в ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 9/с, л. 12 и об.)

** (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 68.)

*** (Главводом по этому поводу было отдано соответствующее распоряжение в Нижний Новгород и Саратов (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 9/с, л. 60).)

21 июня была закончена погрузка хлеба на малоходные баржи. В этот день И. В. Сталин утвердил "Правила", отправки продовольственных грузов, следующих на Саратов по адресу Народного комиссариата продовольствия в Москве. В "Правилах" говорилось:

"1. Малоходные баржи с хлебом и скотом отправляются 21-го со специальным отрядом во главе.

2. Упомянутые баржи останавливаются в Камышине в ожидании следующих барж с продовольственным грузом с тем, чтобы, выстроившись в единый караван, отправиться дальше до места назначения т главе со специальным вооруженным пароходом.

3. Прием пассажиров и частных грузов на баржи безусловно воспрещается.

4. Отряды, сопровождавшие грузы, принимаются на годный пароход лишь с разрешения и по указанию Наркома Сталина"*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 5а, л. 304.)

К утру 23 июня закончилась погрузка остальных барж. Всего на воду было перегружено свыше 500 вагонов хлеба, главным образом пшеницы, 180 вагонов жмыхов, 400 голов скота, 49 вагонов рыбы. Караван в 13 барж под охраной вооруженного парохода и отряда в 100 бойцов медленно отошел от Царицына. Во главе каравана товарищ Сталин поставил председателя Чокпрода Якубова, поручив ему проследить в Саратове за ходом перевалки груза с воды на железную дорогу. Извещая Ленина и Цюрупу об отправке каравана и о том, что груз прибудет в Саратов числа 25-го, товарищ Сталин просил дать распоряжения Главводу, Саратовскому деловому совету, профессиональному союзу грузчиков в Саратове о срочной перевалке хлеба на железнодорожную линию, а также дать распоряжения железнодорожным агентам об очистке узлов и о снабжении паровозами и бригадами линии Саратов - Москва*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 17, л. 30.)

В настойчивых и подробных рекомендациях, кому и какое распоряжение послать, сказывался огромный практический опыт И. В. Сталина, умение его заранее предусмотреть все детали, которые могли совершенно неожиданно затормозить большое дело. 25 июня товарищ Сталин прибыл в Камышин. Помимо работы по укреплению продовольственной диктатуры и организации заградительного кордона И. В. Сталин выяснил здесь возможность организации перевалочного пункта для отправки продовольствия в голодающие губернии по железнодорожной линии Камышин - Балашов - Тамбов.

Осмотр пристаней и железнодорожной станции не принес ничего утешительного. Три камышинские пристани были не подготовлены к серьезной нагрузке. Нижние и верхние плоскости дебаркадеров имели плохое оборудование, а подъемные машины при них были стары, с весьма слабой передачей. Подвижные провода с переносными электролампочками отсутствовали, что затрудняло организацию круглосуточной работы. Этому же препятствовало отсутствие достаточного количества рабочих в машинных отделениях.

Станция Камышин была завалена артиллерийскими и другими военными грузами. Запасные пути были загромождены больными вагонами, которых насчитывалось свыше 700. Депо располагало только одним свободным паровозом для составления маршрутных поездов. Таким образом, отправление продовольственных грузов из Камышина было связано с большими трудностями. И. В. Сталина не смущали трудности. Он знал, что перевалка направленного в Саратов полумиллиона пудов хлеба, в силу такой необычной нагрузки, будет производиться крайне медленно. Перегрузка части хлеба с барж на железную дорогу в Камышине облегчила бы перевалку в Саратове, а главное - ускорила бы поступление продовольствия в голодающие губернии. По этой причине товарищ Сталин решил организовать в Камышине перевалочный пункт.

К моменту приезда И. В. Сталина в Камышин здесь уже стояли три баржи с хлебом из числа 13 барж, посланных из Царицына. Вызвав к себе работников Чокпрода, товарищ Сталин дал им указание немедленно приступить к перегрузке хлеба на железную дорогу. В помощь уполномоченным он предоставил отряд красноармейцев*. 25 июня товарищ Сталин телеграфировал из Камышина Ленину и Цюрупе: "Пришлось приехать по делу в Камышин. Ввиду вашей тревожной телеграммы насчет вероятного перегружения саратовской перевалки мы решили задержать в Камышине три баржи для отправки по линии: Камышин, Балашов, Козлов, Рязань. Этим путем получите 160 вагонов хлеба, 46 вагонов рыбы. Остальное через Саратов"**.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 14, д. 60, л. 9.)

** ("Ленинский сборник", XVIII, стр. 195-196. В "Ленинском сборнике" и в сб. "Документы о героической обороне Царицына" (стр. 71-72) телеграмма датирована временем ее получения в Москве т-26 июня 1918 г.)

За погрузкой первого маршрутного поезда товарищ Сталин следил лично сам. Это была тяжелая работа. Мешки не выдерживали двойной перегрузки и лопались. Пшеница рассыпалась по земле. Срочно отыскивались иголки и шпагат, красноармейцы сшивали мешки и вновь нагружали их зерном. К вечеру погрузка первого эшелона была закончена. Возвратившись в Царицын, товарищ Сталин сообщил 26 июня в Москву, что 25 июня из Камышина вышел первый маршрутный поезд под литерой "А" - в составе тридцати четырех вагонов. В этой же телеграмме товарищ Сталин сообщал, что из Камышина в ближайшие дни будет отправлено еще пять поездов с хлебом*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 17, л. 31, то же см. ЦГАОР, ф. 130, оп. 13, д. 26,. л. 58. В последнем источнике выход поезда под литерой "А" датируется 26 июня.)

Помимо устных указаний, которые дал товарищ Сталин уполномоченному Чокпрода, 26 июня он направил ему письменное распоряжение, в котором предписывал направлять хлеб на Москву маршрутными поездами под литерами, давать телеграммы по линии о том, что поезда отправляются по указанию Наркома Сталина. Литеры каждого поезда товарищ; Сталин просил немедленно сообщать ему в Царицын*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, oп. 1, д. 5а, л. 337, то же см. ЦГАОР, ф. 2048, оп. 5, д. 6, л. 178.)

Одновременно было послано уведомление в Саратов Якубову о задержании трех барж в Камышине.

Начиная с 25 июня, из Камышина ежедневно направлялось на север по одному маршрутному поезду. 30 июня уполномоченный известил товарища Сталина: "Сегодня 8 часов отправился маршрутный 16063, литера "У" - 39 вагонов хлеба и масла Компрод Москва. Завтра отправляю последний поезд с рыбой"*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, on. 1, д. 5а, л. 97.)

Согласно первоначальным указаниям И. В. Сталина, после отправления всех грузов, снятых с трех барж, уполномоченный по перевалке должен был возвратиться в Царицын. Однако в конце месяца стало очевидным, что перевалочный пункт крайне необходим и в будущем. Поэтому распоряжение о возвращении уполномоченного в Царицын было отменено. Камышинский перевалочный пункт, созданный вначале как временный филиал Чокпрода, просуществовал до 20 августа, т. е. почти два месяца.

За этот период через Камышин в центральные губернии было отправлено:

Хлебных грузов 150 вагонов 152079 пудов
разных продуктов (масло, овощи, консервы и т.д.) 71 вагон 50 072 »
Фуража (сено, жмыхи) 59 вагонов 39 083 »
Хлопка 130 » 56 922 »
Рогатого скота 1538 голов 176 » 32 000 »
Рыбы 1171 вагон 886 773 »
Соли 218 вагонов 217 600 »
Всего 1975 вагонов 1 434 529 пудов*

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 14, д. 60, л. 4-5.)

Кроме выполнения своих прямых задач по транспортировке грузов, работники перевалочного пункта и красноармейский отряд, оставленный товарищем Сталиным, способствовали укреплению советской власти в Камышинском уезде: дважды восстанавливали железнодорожную линию, ликвидировали контрреволюционный мятеж в немецких колониях и выполняли ряд других поручений местного Совета.

Перегрузка хлеба в Саратове проходила более слабыми темпами. 29 июня товарищ Сталин известил Ленина, что Саратову послано распоряжение о плане распределения продовольственных грузов, часть которых должна была быть направлена в Москву на Компрод*.

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 72. ЦГАКА" ф. 25896, on. 1, д. 8/с, л. 328.)

Давая распоряжение об обезличении большей части грузов, И. В. Сталин ставил своей целью облегчить и без того трудную работу по перевалке грузов. Предупреждение товарища Сталина о необходимости своевременной посылки указаний в Саратов, сделанное еще 22 июня, оказалось не напрасным. В Саратове, как и предполагал И. В. Сталин, не оказалось достаточного количества рабочих-грузчиков, пунктов для выгрузки хлеба было мало, помосты были плохо оборудованы. Первый маршрутный поезд из Саратова удалось пустить только 28 июня, на третий день после прибытия каравана. В последующие дни удалось все же отчасти наверстать упущенное. Согласно данным Якубова, с 28 по 30 июня из Саратова было отправлено четыре поезда с хлебом и два поезда со скотом. Якубов обещал закончить перевалку в ближайшие июльские дни*.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 24, л. 180. )

Пока шла погрузка хлеба на баржи, железнодорожная связь Царицына с севером была восстановлена. Товарищ Сталин тотчас же отправил маршрутный поезд в Москву, но не по линии Поворино - Балашов - Козлов - Рязань, а по линии Поворино - Борисоглебск - Грязи, желая проверить возможность отправки хлеба этим путем. 24 июня И. В. Сталин получил телеграмму от своего уполномоченного: "Проехал благополучно, грузы провез. Считаю отправку продовольствия через Борисоглебск возможным, если будут сопровождать поезда выдержанные, распорядительные люди"*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, oп. 1, д. 17а, л. 50.)

После этого удачного опыта грузы от Поворино направлялись в центр двумя путями: через Балашов и Борисоглебск.

24 июня из Царицына на север железнодорожным путем было направлено четыре маршрутных поезда под литерами "Н", "С", "П" и "Р" - всего 100 вагонов хлеба и 200 голов скота.

25-26 июня из Царицына вышло пять поездов под литерами "С", "Т", "У", "П" и № 211 - всего 84 цистерны бензина, 10 вагонов хлеба, 27 вагонов жмыхов и других продовольственных грузов.

27 июня отправки не было из-за порчи пути под Алексиково.

28 июня было отправлено шесть маршрутных поездов под литерами "X", "Ф", "Ч", "П", "Ш", - всего 1140 голов скота, 73 вагона хлеба, 18 вагонов бензина*.

* (Эти данные впервые были опубликованы Э. Генкиной в ее книге "Борьба за Царицын в 1918 г.", Политиздат, 1940, стр. 90-91.)

После восстановления железнодорожной линии до конца июня на север удалось отправить 15 маршрутных поездов, по преимуществу с продовольственными грузами. В результате энергичных мер, принятых И. В. Сталиным для упорядочения работы царицынских железнодорожного и водного узлов, все основные запасы хлеба, заготовленного и свезенного в течение июня в Царицын, к началу июля были отправлены в голодающие губернии.

Одна из трудностей вывоза хлеба с Северного Кавказа в центральные губернии заключалась в том, что северокавказские грузы имели только один выход на север - через Царицын. Любая заминка на линиях Тихорецкая - Царицын или Царицын - Грязи приводила к приостановке движения грузов. Это обстоятельство учитывалось советским правительством, когда рассматривался вопрос о делегировании товарища Сталина в качестве общего руководителя продовольственным делом на юге России. Тогда же был решен вопрос о восстановлении разрушенной железнодорожной линии Хасав-Юрт - Петровск и строительстве новой линии Кизляр - Брянская.

Значение указанных железнодорожных линий, как линий, давших выход северокавказскому хлебу к водным путям, было исключительно велико.

Порт Петровск являлся единственным портом на западном берегу Каспийского моря, удобным для принятия больших грузов на морские пароходы. Хотя элеваторов в Петровске не было, но рядом с пристанями имелся склад на 500 тыс. пудов, куда и можно было направлять грузы для перевалки. Ежедневно Петровский порт мог пропустить до 600 тыс. пудов хлеба.

Несмотря на эти удобства, порт в Петровске не использовался, так как железнодорожная линия на участке Хасав-Юрт - Петровск была полностью разрушена чеченцами. Ни одного жилого помещения, ни одного железнодорожника нельзя было встретить на протяжении всего пути. Чеченцы полностью сожгли большую станцию Гудермес, поселок при станции и депо, остались только стены и трубы.

Предстояла огромная работа по восстановлению пути и по его охране от бандитских набегов.

Значительно спокойнее в этом отношении являлся путь Кизляр - море, хотя здесь никогда до этого не прокладывались рельсы. Наиболее удобным и кратчайшим путем от Кизляра к морю (около 75 верст) был путь к станции Старотеречной. В Старотеречной имелась естественная гавань, защищенная с юга и востока Астраханской Косой, с северо- востока - островом Чечень, а с севера - подводной косой, разбивающей моряну. В гавань могли свободно входить суда с осадкой 13- 14 футов. Местность, по которой должна была пройти железнодорожная ветка, представляла собой равнину, что облегчало земляные работы. На всем протяжении пути необходимо было построить только один небольшой мост через старое русло Терека.

Несмотря на то, что дорога предполагалась как временная (военно-полевого типа), она, по приблизительным подсчетам, могла вполне обеспечить перевозку миллиона пудов хлеба в месяц.

Постройка ветки Кизляр - Старотеречная дала бы выход к морю, а оттуда по Волге - в центр хлебным грузам Терской области и Ставропольской губернии. Особенно большое значение имела бы дорога для Ставрополья, которое при значительных запасах хлеба, не имело развитой железнодорожной сети.

Прибыв в Царицын, товарищ Сталин немедленно приступил к практическому осуществлению алана постройки Кизлярской ветки. Общим руководителем работ он назначил бывшего председателя Совнаркома Донецко-Криворожской республики, члена ЦК партии и члена ВЦИК т. Сергеева (Артема). В мандате, выданном т. Артему, говорилось:

"Член Центрального комитета партии коммунистов (большевиков), член Всероссийского центрального исполнительного комитета Советов т. Федор Андреевич Сергеев (Артем) во исполнение декрета Совета народных комиссаров от 31 мая назначается особо-уполномоченным по урегулированию водного и железнодорожного транспорта в районе юга России, Волги и Каспия. На него же возлагается специальная задача восстановления железнодорожного пути между Петровском и Гудермесом. Все областные и местные совнаркомы, советы и ревкомы, начальники вооруженных сил, железнодорожные и почтово-телеграфные организации, организации речного и морского транспорта комиссары и эмиссары обязываются содействовать исполнению всех распоряжений тов. Сергеева. Противодействие тов. Сергееву будет караться по всей строгости закона"*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 17, л. 395.)

8 июня Ф. А. Сергеев выехал в Кизляр. Вместе с ним выехали специалист-железнодорожник В. А. Новосельский, в качестве особо-уполномоченного по проведению новых железнодорожных веток и по восстановлению разрушенных железнодорожных участков в районе Северного Кавказа, и помощник командира волжского парохода "Верблюд" Белов, которому товарищ Сталин поручил организацию водного транспорта по Тереку.

10 июня И. В. Сталин направил в Кизляр находившемуся там уполномоченному Чокпрода директиву, в которой потребовал быстрее двигать дело постройки ветки, чтобы закончить ее в один месяц. Товарищ Сталин подчеркивал, что Совнарком готов на все материальные жертвы, только бы ветка была выстроена поскорее*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 17, л. 269.)

Одновременно И. В. Сталин известил председателя Терского совнаркома т. Буачидзе о посылке в Кизляр и Петровск представителя Совнаркома, специалистов по ремонтированию и прокладке железнодорожных линий.

Товарищ Сталин просил срочно сообщить о политическом положении в районе Червленная - Петровск и о возможности восстановления железнодорожного сообщения на этом участке*.

* (Там же, л. 250.)

Буачидзе вскоре ответил, что Терский совнарком приступает к исправлению дороги Хасав-Юрт - Петровск собственными силами и что "дорога скоро будет исправлена"*. Ввиду этого товарищ Сталин сосредоточил основное внимание на строительстве Кизлярской ветки.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 5а, л. 19.)

18 июня И. В. Сталин получил из Кизляра подробную информацию о ходе подготовки к строительству железной дороги. Так как в строительстве были кровно заинтересованы Бакинский и Терский совнаркомы, к работам удалось привлечь крупные технические силы. Небольшую ветку в 70 верст длиной взялись строить старые, опытные специалисты, принимавшие участие в строительстве ряда железнодорожных линий в России. В заключение уполномоченный Чокпрода писал: "Обеспечив, таким образом, дорогу первоклассными техническими силами, которые, весьма вероятно, при других условиях и не согласились бы работать вместе, я очень прошу в случае, если придется прикомандировать к постройке лиц с чрезвычайными полномочиями по техническим вопросам, выбирать для этой цели первоклассные силы"*. В этих словах чувствуется явное опасение, как бы уполномоченные, посланные из Царицына, сгоряча не заняли неправильную линию по отношению к уже имевшемуся руководящему техническому персоналу строительства.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 8/с, л. 167.)

Но опасения оказались необоснованными. Ф. А. Сергеев, побывав в Петровске и выяснив все, что было необходимо для исправления линии, прибыл в Кизляр*. Он сразу же взял правильный тон и, несмотря на свои чрезвычайные полномочия, предложил свои услуги в помощь работавшим инженерам. Это импонировало старым специалистам и необычайно подняло авторитет т. Артема. Когда возник вопрос о необходимости обеспечения охраны грузов, которые должны были перевозиться морем, Ф. А. Сергеев предложил перебросить десятка два моторных лодок из Черного моря в Каспийское. Всем было ясно, что подобное мероприятие чрезвычайно трудно осуществимо, но т. Артем взялся его выполнить лично. В конце июня он выехал в Туапсе и, погрузив там на платформы флотилию в составе 20 моторных лодок и двух истребителей вместе с необходимым количеством обслуживающего персонала, выехал в Кизляр**. Развитие военных действий на Северном Кавказе не позволило ему довезти свой груз до места назначения, и лодки были оставлены, повидимому, в Минеральных Водах.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 5а, л. 26.)

** (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 131, л. 91. Флотилия состояла из следующих судов: "Александр II", "Аврора", "Трапезунд", "Метеор", "Аскольд", "Черномор", "Ривьера", "Тамар", "Крыница", "Рыбак", "Шелк-нитка", "Генерал Рузский", "Александр I". "Батум", "Керчь № 1", "Керчь № 2", "Генерал Брусилов", "Доставщик", "Буревестник", "Антипаразит", "Кавказ", "Мюсера". При каждом было по шкиперу и мотористу (ф. 2046, оп. 14, д. 50, л. 2-8).)

В Кизляре между тем были закончены изыскательные работы, и дело тормозилось только отсутствием необходимых материалов, главным образом рельс. Самые энергичные поиски рельс в Закавказье и по Северо-Кавказским дорогам не привели к положительным результатам. В Царицыне также не было рельс. Товарищ Сталин посылал в Старотеречную все, что мог разыскать. 9 июля, по его приказанию, Царицынский завод Донецко-юрьевского металлургического общества направил железо для строительства дороги*. 19 июля, в дополнение к ранее выданным средствам, И. В. Сталин распорядился выдать строительному комитету из средств Чокпрода 1 500 тыс. руб**. На эти деньги удалось приобрести в Астрахани лес для постройки Старотереченской пристани и шпалы для дороги. Костыли, крепления, путевой инструмент собирались в Царицыне и направлялись в Старотеречную. Однако не хватало главного - рельс.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 14, д. 30, л. 283 об.)

** (Там же, оп. 3, д. 82, л. 35.)

Товарищ Сталин неоднократно обращался в центр с просьбой прислать рельсы. 5 июля он телеграфировал в Наркомпуть и ВСНХ: "Необходимо срочно продолжить ветку Кизляр - море. Несмотря на энергичные поиски - рельсов достать не можем. Есть... технический персонал, есть строительные рабочие. Порт строится, скоро будет готов, можно было бы в несколько недель продолжить ветку, но нет рельс. Сообщите срочно, где можно достать рельсы 70 верст. Шлите экстренно рельсы Царицын, или укажите где их достать. Сами привезем. Ждем срочного ответа"*.

* (Э. Генкина. Борьба за Царицын в 1918 г. Политиздат, 1940, стр. 97.)

В ответ на требование И. В. Сталина Комитет по делам металлургической промышленности ВСНХ (Расмеко) сообщил 9 июля, что им сделано срочное распоряжение Уралпроизводству выслать 70 верст рельс в Царицын водой и по железной дороге. Расмеко просил выслать на Урал уполномоченного из Царицына для ускорения отправки рельс*.

* (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 17, л. 88.)

Сообщение Расмеко было мало утешительно, ибо доставка рельс с Урала на юг была не простым делом, а главное - она была связана с затратой длительного времени. Но хорошо было и то, что одно из управлений ВСНХ признало необходимость направления рельс для дороги Кизляр - Старотеречная. А другие управления, в частности Управление по сооружению новых дорог, сочло вообще ненужным постройку такой дороги. Сообщая в Царицын об отказе в присылке рельс, начальник этого Управления добавлял: "Аналогичен взгляд Совета продовольственных дорог"*. Действительно, Совжелпрод, возглавлявшийся в тот период замаскированным предателем Брюхановым, прислал 12 июля товарищу Сталину следующую телеграмму: "Совет не признал важного продовольственного значения дороги Кизляр - Каспийское море, причем Совету не было известно, что порт уже строится и скоро будет готов... Рельсы могут быть отпущены по признанию Советом продовольственного значения дороги"**.

* (Там же, л. 197.)

** (ЦГАКА, ф. 25896, оп. 1, д. 17, л. 143.)

Товарищ Сталин был поражен неосведомленностью Совжелпрода о строительстве ветки Кизляр - море, о которой было известно и Совнаркому и ВСНХ.

В ответной телеграмме И. В. Сталин писал, что продовольственного значения дороги при создавшихся условиях не могут признать лишь люди неосведомленные или живущие на луне*.

* (Там же, л. 143.)

Несмотря на все настойчивые требования, центральные организации, ведавшие постройками железных дорог, так и не прислали в Царицын ни одного километра рельс. Вновь пришлось обходиться местными ресурсами. С огромным трудом к 27 июля на одном из складов в Астрахани удалось разыскать старые рельсы и погрузить их на пароходы "Канкум" и "Сережа" для отправки в Старотеречную*. Но военно-политическая обстановка в районе Кизляра к этому времени резко изменилась в результате контрреволюционного мятежа Бичерахова в Терской области.

* (Там же, оп. 1, д. 5а, л. 245.)

Продовольственные отряды, работавшие в районе Кизляр, Брянская, Старотеречная, были мобилизованы на оборону города Кизляра и Каспийского побережья. Строительство дороги не удалось довести до конца.

Таковы были те объективные условия, в которых приходилось налаживать железнодорожный и водный транспорт и продвигать продовольственные грузы в голодающие губернии. Тем не менее, несмотря на эти совершенно исключительные условия, в течение июня Советская республика получила с юга огромное количество хлеба и другого продовольствия.

На вопрос, сколько же хлеба было отправлено из Царицына в июне 1918 г., впервые попыталась ответить Э. Б. Генкина в своей книге "Борьба за Царицын в 1918 г.". Она приводит цифру 2 379 вагонов хлеба, отправленного в течение июня. В силу того, что в то время, когда Э. Б. Генкина работала над своим исследованием, ряд источников по этому вопросу не был известен (в частности, не был еще приведен в порядок важнейший фонд Чокпрода), ей не удалось получить более подробных данных. Поэтому мы считаем необходимым продолжить начатую Э. Б. Генкиной работу по подсчету количества продовольствия, отправленного из Царицына в голодающие губернии.

В фонде Чокпрода имеется значительный, но крайне разноречивый материал по этому вопросу. Для иллюстрации того, насколько различны сведения, зафиксированные в отчетных документах Чокпрода, сопоставим данные трех документов об отправках из Царицына пяти основных видов хлебных грузов в течение июля (в вагонах)*.

* (Телеграмма Якубова см. ЦГАОР, ф. 1943, оп. 1, д. 196, л. 180-181. Сводка Транспортного отдела Чокпрода - ЦГАОР, ф. 2046, оп. 2, д. 40, л. 15-21. Отчет Якубова Наркомпроду от 28 декабря - ЦГАОР, ф. 2046, оп. 14, д. 30, л. 162 и об. Данные об отправках в Баку и Туркестан исключены из всех трех источников ввиду того, что в последнем документе дана общая цифра отправленных туда грузов без разделения на отдельные виды хлеба.)

Как видно из сравнительной таблицы (см. таблицу ниже), ни по одному виду хлебных грузов показатели не совпадают.

Такие же противоречивые данные получаем мы и при сравнении сведений об отправке хлебных грузов по отдельным губерниям*.

* (В третьем документе - отчете Якубова - отсутствуют погубернские данные.)

Согласно телеграмме Якубова в Наркомпрод от 11 июля, использованной Э. Б. Генкиной Согласно сводке Транспортного отдела Чокпрода от 10 декабря Согласно отчету Якубова Наркомпроду от 28 декабря
Пшеница 689 612 377
Ячмень 238 212 196
Рожь 31 32 4
Мука 70 90 96
Хлеб разный 133 102 76


Пшеница Ячмень Мука
Петроградская губ.
По данным телеграммы Якубова 51 35 1
По данным Транспортного отдела 52 34 2
Московская губ.
По данным телеграммы Якубова 175 91 60
По данным Транспортного отдела 164 79 50
Нижегородская губ.
По данным телеграммы Якубова 112 6 3
По данным Транспортного отдела 74 5 9

Допустимо предположение, что при подведении итогов отправки хлеба в центральные губернии разные сотрудники Чокпрода по-разному объединяли виды хлебных грузов: хлеб, адресованный одной губернии, относили к другой губернии и т. д. Такое предположение вполне вероятно, так как часто в одном вагоне отправлялись пшеница, рожь, крупа и другие хлебные грузы. При подсчете один бухгалтер мог отнести этот вагон в графу "пшеница", а другой - в графу "хлеб разный". Широко практиковавшаяся система переадресовки грузов могла оказать влияние на показатели хлебных отправок по отдельным губерниям. Но в таком случае общий итог отправленных грузов должен быть все же одинаков. Между тем и общие итоги различны.

Согласно показаниям трех рассматриваемых нами документов, общий итог отправленных продовольственных грузов (исключая рогатый скот) выражается в следующих цифрах:*

* (Из первой и второй цифр исключено количество вагонов с рогатым скотом, так как в третьем документе счет отправленного окота ведется в головах, а не в вагонах.)

Телеграмма Якубова 1918 вагонов
Сводка Транспортного отдела 1779 »
Отчет Якубова 1770 »

Таким образом, итоговые данные двух последних документов приблизительно совпадают. Однако если сводка Транспортного отдела Чокпрода утверждает, что 1 779 вагонов продовольствия были отправлены из Царицына в течение июля, то отчет Якубова указывает, что 1770 вагонов - результат отправки хлебных грузов в течение мая, июня и первой половины июля. При наличии нескольких документов с разноречивыми данными, естественно, возникает вопрос о том, который из источников наиболее авторитетен.

Телеграмма Якубова от 11 июля является наименее надежным источником, ибо сама разновидность документа (телеграфная лента) внушает опасения в правильности приводимых в нем цифр. Можно допустить, что при передаче по телеграфу отдельные цифры были зафиксированы неточно, а проверить их не представляется возможным ввиду отсутствия в телеграмме итоговых показателей.

Два других документа по своей делопроизводственной разновидности заслуживают большего доверия. Сводка Транспортного отдела является официальным документом, составленным на основе данных первичных транспортных документов. Отчет Якубова от 28 декабря представляет собой уже более общую статистическую обработку первоначальных данных Транспортного отдела в бухгалтерии Чокпрода. Однако наличие между этими документами расхождений, при отсутствии у нас данных о методах статистической обработки первоначальных показателей, заставляет нас с осторожностью отнестись и к этим двум источникам.

Осторожное отношение ко всем итоговым показателям, встречающимся в отчетных материалах Чокпрода, оправдывается также общим неудовлетворительным состоянием учета в Чокпроде. До 21 мая учета вообще не существовало. С 21 мая Транспортный отдел стал фиксировать в особых ведомостях все отправлявшиеся вагоны, но систематического подведения итогов по видам отправленного хлеба, по адресатам, способу транспортировки и т. п. по-прежнему не было. В необходимых случаях Транспортный и Финансово-счетный отделы Чокпрода торопливо подводили итоги, причем часто полученные путем такого подсчета итоговые данные не совпадали с первоначальными учетными данными и противоречили предыдущим итоговым подсчетам. Уполномоченный Центротранспорта, ознакомившись с постановкой учета в Транспортном отделе, сообщал в свой Главк: "Сведения Транспортного отдела об отправках совершенно неудовлетворительны"*. Сам Якубов в конце июня следующим образом объяснял причины посылки в Наркомпрод отрывочных сведений: "Сведения даю отрывочные потому, что до сего времени нет по транспорту дельных людей. Работают областники (т. е. представители областных продовольственных органов. - П. С.), но при первой возможности - сменю"**.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 21, л. 20.)

** (Там же, д. 8, л. 8.)

В силу указанных выше причин нам пришлось отказаться от использования уже обработанных статистических данных и обратиться к первоначальным данным учета отправки продовольствия. Мы имеем в виду месячные погубернские записи отправленного груза, хранящиеся в фонде Чокпрода*. В этих записях зафиксировано: наименование груза, количество его в пудах (или головах - для скота), станция отправления и назначения, время отправления, номер накладной, по которой следовал груз, номер вагона, номер поезда или название парохода (баржи, шхуны), с которым был отправлен груз. Каждая такая ведомость заверена подписью ответственного работника Чокпрода. Погубернские месячные ведомости дают возможность достаточно точно установить не только количество отправленных вагонов, но и пудов по каждому грузу в отдельности. Кроме того, они дают возможность установить соотношение железнодорожных и водных перевозок.

* (Там же, д. 37.)

В нескольких случаях графа ведомостей о количестве грузов осталась незаполненной. Поскольку в вагоне обычно провозилось от 900 до 1070 пудов хлеба, мы брали в этих случаях среднюю цифру- 1000 пудов. В тех случаях, когда в одном вагоне провозилось одновременно несколько сортов хлеба (пшеница, ячмень, рожь и т. п.), мы относили эти грузы в графу "разные хлебные грузы". Этот же метод применен и в отношении других мелких продовольственных грузов, которые объединены в графе "прочие продовольственные грузы". Данные об отправке рогатого скота, поскольку он не исчислялся в пудах, выделены в особую таблицу, где сообщаются также сведения о фураже (сено, солома), без которого, как известно, невозможна была отправка скота.

Помимо продовольственных грузов в использованных нами ведомостях имеются данные об отправках из Царицына нефти, бензина, машинного масла, железа и т. п. грузов. При подсчете продовольственных грузов все, что не имело к ним отношения, естественно, не принималось во внимание.

В результате статистической обработки месячных погубернских ведомостей удалось установить, что в течение июня в различные районы страны было отправлено из Царицына 1890 вагонов продовольственных грузов весом в 1 817 639 пудов (не считая рогатого скота).

По отдельным видам продуктов отправленные грузы распределяются следующим образом:

Пшеница 710 вагонов 708 161 пуд. 29 фунт.
Рожь 31 вагон 27 539 » 06 »
Ячмень 222 вагона 221 266 » 23 »
Овес 6 вагонов 4 473 » 15 »
Мука 91 вагон 84 888 » 11 »
Крупа 3 вагона 8 445 » 20 »
Разные хлебопродукты 71 вагон 68 583 » 13 »
Итого хлебных грузов 1140 вагонов 1 121 357 пуд. 36 фунт.
Картофель 24 вагона 21 060 пуд. 15 фунт.
Семя разное 48 вагонов 46 368 » 20 »
Жмыхи (макуха) 340 » 373 632 » - »
Мясопродукты 6 » 2 643 » 18 »
Жиры 151 вагон 100 567 » 20 »
Соль 7 вагонов 7 000 » - »
Сахар 5 » 4 753 » - »
Рыба 97 » 77 734 » 10 »
Сухие фрукты 43 вагона 33 585 » 22 »
Прочие продукты 29 вагонов 28 938 » - »
Итого других продгрузов 750 вагонов 696 281 пуд. 25 фунт.
Всего хлебных и других продгрузов 1890 вагонов 1 817 639 пуд. 21 фунт.

Соотношение хлебных и других продовольственных грузов показывает, что основное внимание в июне товарищ Сталин уделял заготовке и отправке в голодающие губернии хлебных грузов. Хлеб занимает 61.7% всего продовольствия, отправленного из Царицына.

Распределение продовольственных грузов по отдельным губерниям видно из следующей таблицы:*

*При подсчете погубернских итогов для упрощения и без того громоздкой таблицы нами не фиксировались фунты, поэтому в итоговых показателях таблицы по каждому виду продовольственных грузов имеется незначительное расхождение (от 1 до 9 пудов) с таблицей, приведенной в тексте выше,в котрой подсчет произведен с точностью до фунта.)




Помимо грузов, вошедших в приведенную выше таблицу, из Царицына на север было отправлено около 3.5 тыс. голов скота и 83 вагона фуража. Распределение скота по губерниям выражено в следующей таблице:


Всего, следовательно, из Царицына Чокпродом было отправлено 2 334 вагона различных продовольственных грузов, причем 53 % вагонов было отправлено из Царицына водой, с последующей перегрузкой на железную дорогу в Камышине и Саратове. Высокий процент отправки грузов водой свидетельствует о том, какое огромное значение имела своевременная организация товарищем Сталиным перевалочных пунктов и мобилизация транспортных средств на Волге.

Данные о способах транспортировки продовольственных грузов показывают, что такие грузы, как рогатый скот, жиры, мясопродукты, рыба, в большей своей части отправлялись железнодорожным путем. Это объясняется необходимостью сохранить мясо, рыбу, жиры от порчи, а скот - от похудания во время длительного пути по Волге. Только в исключительных случаях, когда не было возможности использовать железнодорожный путь, скот отправлялся водой. Что же касается мясных и рыбных продуктов, то водой отправлялись главным образом засоленная рыба и мясо, копченые окорока и т. п.

Мы привели выше таблицы, в которых зафискированы грузы, отправленные в различные губернии Советской республики непосредственно из Царицына. Но кроме отправок через Царицын, хлеб для Баку, Астрахани и Туркестана отправлялся непосредственно с Северного Кавказа. Определенное количество хлеба и других продуктов питания было передано царицынским продовольственным организациям и царицынской армии. Следовательно, для того чтобы получить общий итог, нам необходимо учесть и эти грузы.

В июне через Кизляр и Баку было отправлено 158 477 пуд. хлеба*. Сведений об отправке в Туркестан и Астрахань непосредственно с Северного Кавказа нам обнаружить не удалось, но полагаем, что мы сделаем небольшую ошибку, если примем для обоих пунктов цифру, приблизительно равную вывозу в Баку - 150 тыс. пудов.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 11, д. 17, л. 5.)

Городу Царицыну и войскам в течение июня-июля было передано:
Пшеницы вагонов 82, пудов 81 759
Ячменя » 13 » 11 295
Ржи » 12 » 11 893
Муки » 10 » 7 358
Хлеба разного » 5 » 3 133
Итого хлебных грузов вагонов 215, пудов 155 438
Семени разного вагонов 64, пудов 40 180
Жмыхов » 1 » 1 000
Картофеля » 18 » 16 750
Жиров » 10 » 9 430
Всего вагонов 215, пудов 182 806

Кроме того, Царицыну и войскам было за тот же период передано 10 вагонов (100 голов) рогатого скота.

Если мы отнесем к июню хотя бы половину этих грузов, то это составит 91 403 пуда и 50 голов рогатого скота*.

* (Фактически на июньскую передачу падает значительно больший процент продовольствия. По некоторым данным, в июле Царицыну и войскам было передано только 5 вагонов, 3977 пуд. продовольствия (см. ЦГАОР, ф. 2046, оп. -З, д. 52, л. 3), но цифры эти внушают недоверие, поэтому мы остановимся на 50%.)

Теперь для подведения общих итогов отправки продовольственных грузов в весовом отношении нам необходимо соответствующим образом расценить вес рогатого скота. В среднем каждое животное весило 20 пудов. Поскольку из Царицына, как правило, отправлялся рогатый скот, причем на дорогу он снабжался фуражом, мы можем положить эту среднюю цифру в основу наших расчетов. Рогатый скот, отправленный из Царицына в июне, составит в весовом выражении 69 460 пудов, а переданный Царицыну и войскам - 1 тыс. пудов.

Таким образом, мы получаем следующие итоговые данные:

1. Отправлено из Царицына в центральные и южные губернии разного продовольственного груза (считая фураж и скот) 1 931 144 пуда.

2. Отправлено в Баку, Туркестан, Астрахань непосредственно с Северного Кавказа 308 477 пудов.

3. Передано Царицыну и войскам (считая и рогатый скот) 92 403 пуда.

Всего 2 332 024 пуда.

Два миллиона 300 тысяч пудов продовольственных грузов, отправленных с юга в течение одного месяца, представляют собой неоценимый вклад в дело снабжения трудящихся Советской республики.

В конце июня объединенные силы Донской и "Добровольческой" армий начали наступление против советских войск и прервали железнодорожную магистраль Царицын - Тихорецкая.

Прекращение железнодорожного сообщения с югом сразу же самым отрицательным образом отразилось на всем ходе продовольственной работы, в частности резко сократился приток хлебных грузов в голодающие губернии. Но отправка продовольствия с юга в центральные районы Советской страны не прекратилась и в этот период, хотя заметно изменился удельный вес отдельных продовольственных грузов, изменились районы заготовки и пункты, откуда шли грузы. Непосредственно из Царицына в июле - августе 1918 г. было отправлено только 16 вагонов хлеба (17 207 пуд.) и 522 вагона других продовольственных грузов (321 664 пуда).

Общая картина отправки продовольственных грузов непосредственно из Царицына в этот период выражается в следующих цифрах:

Пшеница вагонов 2 пудов 2 047
Рожь » 4 » 5 163
Ячмень » 4 » 3 999
Разные хлебопродукты » 5 » 6 000
Итого хлебных грузов вагонов 16, пудов 17 207
Картофель вагонов 1, пудов 807
Семя разное » 5 » 3 090
Жмыхи (макуха) » 1 » 1 000
Мясопродукты » 4 » 2 132
Жиры » 5 » 2 464
Соль » 60 » 59 913
Рыба » 251 » 211 088
Скот рогатый » 181 » 33 580 (1 679 голов)*
Фураж » 14 » 7 600
Итого других продовольственных грузов вагонов 522, пудов 321 664
Всего продовольственных грузов вагонов 538, пудов 338 871

* (Для августа по отправкам скота и рыбы имеются только данные в вагонах. Подсчет количества отправленной рыбы произведен из расчета 900 пудов на один вагон. Подсчет количества рогатого скота сделан из расчета 10 голов на одни вагон. В весовом отношении перевод сделан по методу, изложенному выше. Данные за июль, как и за нюнь, извлечены из ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 37. Данные за август - ЦГАОР, ф. 2046, оп. 2, д. 40, л. 10.)

Из общего количества 538 вагонов, отправленных из Царицына в июле - августе, на август падает только 123 вагона (22.8%), среди них уже не было ни одного вагона с хлебом.

Хлебные грузы по отношению к остальным грузам июля - августа составляют 4.9%, рыба и скот -72.4%, а если прибавить к данным об отправке скота сведения о фураже, то процент поднимется до 75. Указанное нами соотношение наглядно вскрывает основную линию продовольственной работы на юге после перерыва сообщения с Северным Кавказом.

В сравнении с июнем отправка продовольственных грузов непосредственно из Царицына в июле - августе в общем уменьшилась на 82.8%. Особенно резко заметно уменьшение отправки хлебных грузов, которая с 1 121 357 пуд. упала до 17 207 пуд., т. е. на 98.5%. Падение наблюдается также и по всем другим продовольственным грузам, за исключением рыбы, вывоз которой увеличился с 77 734 пуд. до 211 038 пуд. (на 63.2%), и соли - с 7 тыс. пуд. до 59 913 пуд. (на 88.3%).

Летом 1918 г. Царицын стал, как известно, центром военной борьбы за весь юг и Каспий. И хотя отправки продовольственных грузов непосредственно из Царицына резко сократились, он по-прежнему играл решающую роль в вывозе продовольствия с юга, так как обеспечивал вывоз продуктов из Саратова, Астрахани, Камышина и других районов.

Прежде чем приступить к подведению общих итогов вывоза хлеба из южных районов в центральные губернии Советской России, мы должны рассмотреть уже имеющиеся в литературе данные по этому вопросу.

В сборнике "Документы о героической обороне Царицына в 1918 году" впервые опубликованы сведения об общем количестве продовольствия, отправленного из Царицына с июня по ноябрь.

Сведения эти дают следующую картину:

Июнь 2 379
Июль 585 »
Август 557 » ( с 1 по 20 августа)
Сентябрь 72 вагона (с 10 по 30 сентября)
Октябрь 806 »
Ноябрь 638 »
Всего 5 037 вагонов*

* (Документы о героической обороне Царицына в 1918 г., стр. 73.)

В подстрочном примечании к таблице составители указывают, что - "подсчет количества отправленного из Царицына продовольствия в июне - ноябре 1918 г. составлен на основании ведомостей Чокпрода, хранящихся в Архиве Октябрьской революции"*.

* (Там же.)

Нет необходимости говорить об исключительном значении научно обработанных статистических данных. К сожалению, данные, опубликованные в рассматриваемом сборнике, не могут нас удовлетворить.

Составители сборника (проф. Э. Б. Генкина и ст. научный сотрудник Н. С. Трусова) ссылаются на дела - 37,38 и 128 6 фонда 2046 (Чокпрод). Однако в этих делах нет данных о том, что в июне из Царицына было отправлено 2379 вагонов продовольствия. Указанную цифру составители сборника извлекли не из дел Чокпрода, а из телеграммы Якубова в Наркомпрод от 11 июля 1918 г. (ф. 1943, оп. 1, д. 19 6, лл. 180-181). О неточности показателей отправки продовольствия в июне, приводимых в телеграмме Якубова, мы уже говорили, когда анализировали этот источник.

Рассмотрим теперь сведения сборника за другие интересующие нас месяцы (июль - ноябрь) и установим степень их достоверности. Знакомство с источниками, из которых были извлечены вышеприведенные цифры, показывает, что составители сборника использовали различные по своему характеру и назначению ведомости Чокпрода. Так, например, данные об отправке из Царицына в июле 585 вагонов продовольствия составители сборника взяли из транспортных ведомостей Чокпрода,*но они не обратили внимания на то обстоятельство, что в эту цифру входят не только продовольственные грузы. В транспортных ведомостях, кроме вагонов с продовольствием, учтены вагоны, отправленные на север с нефтью, железом, мазутом, гудроном, смазочным маслом, пустыми бочками и т. п. грузами. Из общего количества 585 вагонов, отправленных в июле из Царицына, на долю этих грузов приходится 190 вагонов.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 37, л. 110.)

Сведения об отправках в августе взяты уже не из транспортных ведомостей, а из отчета Камышинского перевалочного пункта, т. е. из источника совершенно иного характера. Через Камышинский перевалочный пункт шли грузы не только из Царицына, но и из Астрахани. В отчете, использованном для характеристики вывоза из Царицына, нет ни одного царицынского груза. Здесь зафиксированы только грузы, прибывшие из Астрахани, и грузы, отправлявшиеся из самого Камышина (из числа реквизированных у мешочников)*. Следовательно, данные об отправках через Камышинский перевалочный пункт не могут служить показателем отправки из Царицына; вместе с тем они не могут служить и показателем отправки из Астрахани, ибо астраханские грузы шли не только через Камышин, но и через Царицын и Саратов. Таким образом, сведения Камышинского перевалочного пункта характеризуют деятельность самого пункта и ни в коей, мере не могут определить размеры вывоза продовольствия из Царицына.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 38, л. 148-199.)

Наименование груза Отправлено из Царыцино в различные районы страны в июне пудов Отправлено из Кизляра в Баку, Туркестан и Астрахань в июне пудов Передано г. Царыцину и войскам в июне-июле пудов Отправлено из Царыцино в различные районы страны в июле-августе пудов Отправлено из Святого Креста в Москву в августе пудов Отправлено из Саратовской губернии в августе пудов Всего пудов
1 2 3 4 5 6 7 8
Пшеница 708 161 308 477 81 759 2 047 16 210 383 280 1 509 934
Рожь 27 539 - 11 893 5 161 - 715 115.3 759 708.5
Ячмень 221 266 - 11 295 3 999 1 124 2 696.5 240 380.5
Овес 4 473 - - - - 87 632.5 92 105.5
Мука 84 888 - 7 358 - - 138 655.5 230 901.5
Крупа 8 445 - - - - 5 476 13 921
Разный хлеб 66 583 - 3 133 6 000 - 52 056.5 127 772.5
Итого хлебных грузов 1121 355 308 477 115 438 17 207 17 334 1 394 912.5 2 974 723.5
Картофель 21 060 - 16 750 807 - - 38 617
Семя разное 46 368 - 40 188 3 090 - - 89 646
Жмыхи (макуха) 373 632 - 1 000 1 000 - - 375 632
Мясопродукты 2 643 - - 2 132 - - 4 775
Жиры 100 567 - 9 430 2 464 - - 112 461
Соль 7 000 - - 59 913 - 72 000 138 913
Сахар 4 753 - - - - - 4 753
Сухие фрукты 33 585 - - - - - 33 594
Рыба 77 734 - - 211 038 - 549 900 838 672
Скот рогатый 69 460 - 2 000 33 580 - - 105 040
Фураж для скота 44 045 - - 7 600 - - 51 645
Прочие продукты 28 938 - - - - 12 000 40 938
Итого других продовольственных грузов 809 785 - 69 368 321 664 - 633 900 1 834 717
Всего 11 931 140 308 477 184 806 838 871 17 334 2 028 812.5 4 809 440

Сведения за сентябрь, октябрь и ноябрь извлечены составителями, сборника из однородных источников*. Однако и здесь не принималось во внимание конкретное содержание отправленных грузов, в результате чего шерсть, овчины и т. п. грузы были засчитаны, как продовольственные. В сентябре - ноябре из Царицынского района отправлялся в центральные губернии главным образом скот. Между тем, составители не учитывали этого обстоятельства и механически переводили количество вагонов в пуды, исходя из расчета 1 тыс. пуд. на вагон, тогда как этот прием можно применить только к хлебным грузам. Помимо отмеченных выше дефектов, составители сборника "Документы о героической обороне Царицына" включили в таблицу только грузы, отправленные непосредственно из Царицына. Между тем, для того чтобы, установить размеры продовольствия, вывезенного с юга летом 1918 г., нельзя ограничиваться учетом отправок только из Царицына, необходимо также учесть вывоз продовольствия непосредственно с Северного Кавказа, из Астрахани, Саратова, а также передачу продовольствия царицынской армии и населению г. Царицына.

* (ЦГАОР, ф. 2046, оп. 3, д. 128, л. 3 и сл.)

Приводимая на стр. 65 таблица представляет собой сводку данных, методы исчисления которых уже сообщены выше.

Таким образом, в течение летних месяцев с юга России было отправлено в потребляющие районы 4 809 440 пудов продовольственных грузов, из которых 2 974 723 пуда приходится на хлеб.

При рассмотрении таблицы бросается в глаза незначительное количество отправки рыбы и скота. Это объясняется тем обстоятельством, что заготовкой рыбных и мясных продуктов занималась специальная организация - Заготсель. С конца июня товарищ Сталин обратил особое внимание на улучшение работы этой организации, послав туда своих уполномоченных. Для полноты картины мы, разумеется, должны учесть и все мясорыбные грузы, отправленные с юга.

По данным Наркомпрода, с юга России в течение июня - августа поступило 5 086 348 пудов рыбы и 41907 пудов мяса*. К сожалению, мы не располагаем сведениями, вошли ли в это количество мясные и рыбные грузы, отправленные из Царицына и Саратова Чокпродом. Если они не учтены, то общее количество отправленной в центральные губернии рыбы повысится до 5 925 020 пудов, а мяса - до 46 685 пудов. Но если мы даже допустим, что рыбные и мясные грузы, отправленные в июне - августе из Царицына и Саратова, вошли в данные Наркомпрода, то и в этом случае общее количество продовольственных грузов, отправленных с юга в потребляющие губернии, составит цифру 9 094 278 пудов.

* (Использованы данные статистического сборника ВСНХ "Учет и снабжение". М., 1919, вып. 1 и 2.)

Удельный вес продовольствия, заготовленного на юге, в общем количестве продовольствия, заготовленного по всей стране, исключительно велик.

По данным Наркомпрода, за последнюю четверть заготовительного сезона 1917/18 г., т. е. за май, июнь и июль 1918 г., по всей Советской республике (за исключением Северного Кавказа) было заготовлено 740 810 пудов хлеба и зернового фуража*. В течение августа было заготовлено 365 518 пудов (не считая Саратовской губернии)**. Таким образом, с мая по сентябрь, т. е. в самое тяжелое время, когда еще не был собран новый урожай, на всей территории Советской республики, свободной от интервентов и белогвардейцев (за исключением юга России), удалось заготовить 1 106 328 пудов хлеба и зернового фуража. За тот же период на юге под руководством И. В. Сталина было заготовлено 2 974 723 пуда хлеба - почти в три раза больше, чем по всей стране. Иными словами, 72.8% хлеба, заготовленного в стране летом 1918 г., падает на южные районы.

* (Четыре года продовольственной работы. Статьи и отчетные материалы. П., 1922, стр. 127.)

** (Учет и снабжение, М., 1919, вып. 2, стр. 3, 7. Сводка данных о состоянии снабжения на 1 сентября 1918 г.)

Такая же крупная роль принадлежит югу России и в деле снабжения пролетарских центров рыбой и мясом.

Приводимая ниже сравнительная таблица, составленная нами, на основе месячных статистических данных Наркомпрода, наглядно показывает удельный вес юга России в заготовке этих жизненно необходимых продуктов питания*.

* (Учет и снабжение. Вып. 1 и 2.)


Из этой таблицы следует, что вся рыба, полученная в июне - августе в потребляющих губерниях, была заготовлена на юге, а из общего количества мяса 76.87% приходится на долю южных районов страны.

В свете этих данных становится совершенно очевидным, что подавляющее количество продовольствия в самые тяжелые для Советской республики месяцы было доставлено под непосредственным руководством И. В. Сталина с юга.

Огромное значение для укрепления Советского государства имел не только самый факт доставки в голодающие губернии 9 млн. пудов продовольствия, но и то обстоятельство, что это продовольствие было заготовлено революционными методами. Советская власть отбросила капитулянтские предложения замаскированных врагов народа Рыкова и Томского, объявила войну кулачеству и решительно повела курс на проведение в жизнь социалистической продовольственной политики. Итоги военно-продовольственной работы на юге России полностью подтвердили правильность продовольственной политики партии Ленина - Сталина.

Деятельность товарища Сталина на юге России по установлению хлебной монополии и твердых цен на хлеб, по ликвидации сепаратистских, антигосударственных тенденций местных советских и хозяйственных организаций, по упорядочению транспорта и укреплению продовольственного аппарата являет собой превосходные образцы решения важнейшего экономического вопроса социалистическими методами.

В мае и июне 1918 г. Ленин неоднократно подчеркивал, что основная задача советской власти в этот период заключалась в том, чтобы спасти трудящихся страны от голодной смерти, продержаться до нового урожая. В тезисах по текущему моменту Ленин набросал план войны за хлеб на три месяца: июнь - август*. В плане борьбы за хлеб южные районы страны, естественно, занимали основное место. Совет Народных Комиссаров в воззвании ко всем трудящимся по поводу белогвардейского мятежа на Волге и в Сибири, опубликованном в начале июня, писал: "...взять измором революцию русским, французским и чехословацким империалистам не удастся. На помощь голодающему северу идет юго- восток. Народный комиссар Сталин, находящийся в Царицыне и руководящий оттуда продовольственной работой на Дону и в Кубани, телеграфирует нам об огромных запасах хлеба, которые он надеется в ближайшие недели переправить на север... Как ни тяжко положение страны, но уморить себя голодом Советская Россия не даст"**.

* (См. "Ленинский сборник", XVIII, стр. 93-95.)

** ("Правда" № 116 от 11 июня 1918 г.)

Эти надежды полностью оправдались. Сталинские маршрутные поезда с продовольствием поддерживали голодающие промышленные центры в самые критические месяцы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательского поиска





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'