история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Председатель полкового комитета

I февраля 1917 года Тодорский вернулся "по выздоровлении от ран" в 24-й Сибирский стрелковый полк и вступил в командование 11-й ротой. Полк по-прежнему занимал боевые позиции в Восточной Галиции, в нескольких километрах от довоенной русской границы. Вскоре в бою у деревни Звыжин Александр был контужен, но остался в строю.

Александр Иванович Тодорский
Александр Иванович Тодорский

В начале марта до фронта докатились первые известия о революционных событиях в столице. В журнале военных действий 24-го Сибирского стрелкового полка появляется следующая запись: "4 марта. Из Петрограда долетают до нас какие-то неясные слухи. Газет нет. А в России не все благополучно. Видно, началось то, чего давно ждать нужно было"1.

1 (ЦГВИА, ф. 3358, on. 1, д. 106, л. 2.)

В результате победы Февральской революции самодержавие пало. В несколько дней Россия превратилась в демократическую буржуазную республику. Одной из основных причин быстрого краха деспотической монархии был переход на сторону восставших рабочих армии. Рабочие и крестьяне в солдатских мундирах, писал В. И. Ленин, братски подали руку рабочим и крестьянам без мундиров2.

2 (См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 60.)

Солдаты-фронтовики с восторгом встретили известие о революции. В полках и батареях 5-го Сибирского корпуса проходили многочисленные манифестации, митинги и собрания. 5 марта свержение самодержавия приветствовал выведенный в резерв 24-й Сибирский стрелковый полк3.

3 (ЦГВИА, ф. 3358, on. 1, д. 106, л. 2.)

С первых дней революции в армии началось размежевание между солдатами и офицерами. Штабс-капитан Тодорский относился к той лучшей части офицерства, которая примкнула к революции. Большинство же офицеров противилось стремлению солдат к миру и демократизации армии. Резкое сопротивление у них вызывало усилившееся на фронте братание солдат противоборствующих армий.

Нередко возникали острые столкновения солдат с офицерами. Так, 12 марта солдаты одной из батарей 5-го Сибирского корпуса арестовали за монархические высказывания двух офицеров. Бурные события произошли 13 марта в 87-м Сибирском полку. С негодованием встретили стрелки приказание снять красные банты. А когда командир полка не позволил вынести в строй красное знамя да еще пригрозил, что "за свободу придется пролить много крови", солдаты арестовали его и под конвоем отправили в Киев.

В это время на фронте стал известен приказ № 1 Петроградского Совета. Он предписывал во всех воинских частях немедленно выбрать комитеты из представителей от нижних чинов, а также избрать, где это еще не сделано, по одному представителю от рот в Совет рабочих депутатов. В политическом отношении войска подчинялись Совету и своим комитетам. Солдаты уравнивались в правах со всеми гражданами.

Приказ № 1 стал знаменем солдатского движения. С поразительной быстротой в действующей армии было создано почти 50 тысяч комитетов, а количество избранных в них солдат достигало 300 тысяч человек4. Правда, командным верхам армии и Временному правительству удалось на-двязать многим комитетам другую роль, чем та, что отводилась им приказом № 1. В ко-митеты всех ступеней вводились офицеры. Задачей комитетов объявлялось содействие командному составу в поднятии боеспособности армии, укрепление дисциплины, наблюдение за хозяйственной деятельностью, проведение культурно-просветительной работы. "Роль комитетов в деле устроения жизни армии на новых началах огромна, - писал в апреле 1917 года один из офицеров 24-го Сибирского полка. - Это своего рода отдушина, где все накапливающееся в отдельных ячейках полка разряжается"5.

4 (См.: Голуб П. А. Большевики и армия в трех революциях, с. 129.)

5 (ЦГВИА, ф. 3358, on. 1, д. 106, л. 7.)

Тодорский не принимал участия в вы-борах первого состава полкового комитета: 13 марта он заболел и два месяца находился в госпитале. Однако от сослуживцев знал, что в комитет было избрано 26 человек, главным образом военные чиновники, писари, врачи. Большинство голосов в комитете принадлежало эсерам и меньшевикам. Они агитировали солдат за доверие Временному правительству, за доведение войны до победного конца, сопротивлялись демократизации армии. Знал Тодорский и о том, что с каждым днем усиливается недовольство солдат политикой соглашателей. О быстром росте сознательности стрелков свидетельствует изменение характера записей в журнале военных действий 24-го Сибирского полка за апрель - май 1917 г.

"2 апреля. Настроение у солдат очень хорошее. Никаких эксцессов в полку не было".

"8 апреля. Перед строем полка выступили члены Государственной думы князь Шаховской, Кузьмин и Макогон. Они поздравили солдат со свободой родины и призвали их к дружной работе, мощному удару по врагу. Энтузиазм неописуем. Членов долго качают и под несмолкаемое "ура!" несут в походную палатку, где их ждет скромный солдатский завтрак".

"9 апреля. Постепенно начинает докатываться до армии и производить свое губительное дело клич "долой войну". Сразу все под ногами зашаталось".

"22 апреля. Пропаганда Ленина, большевиков делает нас слабыми. Меры, принимаемые полковым комитетом, нельзя назвать удостаивающимися цели, а более радикальных мер принять нельзя".

"7 мая. Дисциплина сильно упала, причина - прокламации в духе Ленина..."6

6 (Там же, л. 6-10; д. 107, л. 2.)

Доверие солдат к меньшевикам и эсерам неуклонно падало. Они все больше склонялись к позиции большевиков, призывающих к новой, социалистической революции, новой по своим коренным задачам, характеру и движущим силам. Один из организаторов большевистских сил на Юго-Западном фронте, М. Н. Коковихин вспоминал, что бурные политические события весны семнадцатого года безжалостно разбивали иллюзии, учили окопников определять партии не по их словам, а по делам. "Жизнь каждым своим шагом агитировала за нас. А мы, большевики, всеми силами старались содействовать этому"7.

7 (Октябрь на фронте; Воспоминания. М., 1967, с. 150.)

Многие части Юго-Западного фронта, в том числе и 24-й Сибирский стрелковый полк, имели прямые связи с ЦК РСДРП (б). Большую работу среди солдат действующей армии вели Московский комитет большевиков и его военная организация. Росту политической сознательности солдатских масс способствовал приезд на фронт пополнений, сформированных в пролетарских центрах. Они несли с собой революционные настроения тыла, большевистские лозунги. Помощник комиссара 11-й армии меньшевик Чекотило с тревогой доносил Временному правительству: "Пополнения, особенно сибирские, московские, царицынские, - главная причина всех эксцессов".

Революционное брожение в армии усиливалось. Самым злободневным в тогдашней жизни России был вопрос об отношении к войне. 13 мая экстренное собрание делегатов всех частей 5-го Сибирского корпуса под нажимом командования и соглашателей проштамповало решения в поддержку лозунга Временного правительства о "защите отечества". В принятой резолюции выражалась "готовность и стремление двинуться вперед для нанесения сокрушительного удара заклятому врагу"8. Солдаты 24-го Сибирского полка с негодованием встретили это постановление и тут же переизбрали полковой комитет. Председателем нового состава комитета, в котором преобладали солдаты большевистского направления, стал Александр Тодорский9.

8 (ЦГВИА, ф. 2284, on. 1, д. 166, л. 34.)

9 (См.: Чернобаев А. Путь в революцию. - Политическая агитация: орган Калининского обкома КПСС, Калинин, 1983, № 8, с. 25.)

В то время как реакция, стремясь закрепиться у власти, делала ставку на не-медленное наступление на фронте, большевики развернули широкую кампанию по разоблачению политики войны. В. И. Ленин призывал бороться за ее прекращение, приложить все усилия к тому, чтобы рассеять угар "революционного оборончества", которым охвачены добросовестно заблуждавшиеся массы народа. Выступая на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, он неопровержимо доказал: война носит империалистический характер и борьба с ней невозможна иначе, как свержением власти капитала, революцией. "Наступление теперь есть продолжение империалистической бойни и гибели сотен тысяч, миллионов людей..."10

10 (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 275.)

Солдатский комитет 24-го Сибирского полка активно отстаивал эту ленинскую позицию. Полковой депутат фельдфебель Никифор Родин открыто призывал стрелков "не наступать и не подчиняться приказам начальства. С таким выступлением и призывом он ходил и в другие части и снискал себе популярность среди солдат"11. 14 июня полковой митинг после страстных речей Родина и вернувшегося из Петрограда товарища (заместителя) председателя полкового комитета фельдфебеля Петра Акимова заявил решительный протест против наступления. Большую агитационную работу в полку вели солдаты с большевистскими взглядами Константин Горлов и Егор Шепелев, участник первой русской революции Иван Суськов. Под их влиянием стрелки твердо решили сопротивляться преступным планам буржуазии и соглашателей. 20 июня командование полка констатировало: "Настроение полка плохое. На происходящих митингах члены полкового и ротных комитетов... определенно проводят одну идею: "Наступления быть не должно, война должна быть прекращена".

11 (ЦГВИА, ф. 2285, on. 1, д. 130, л. 8.)

Тодорский в то время не примыкал официально ни к какой партии. Но с каждым днем он все яснее осознавал гибельность для России антинародной политики Временного правительства, коренную противоположность интересов реакционного офицерства и широких солдатских масс. Впоследствии Тодорский писал: "Трехлетнее пребывание на передовой линии сдружило и сроднило меня с солдатами. К концу войны я жил и мыслил их думами, разделял мнение большевиков об империалистической, грабительской сущности первой мировой войны"12.

12 (Тодорский А. И. В первую годовщину Октября. - Советский воин, 1957, № 20, с. 7.)

23 июня 24-й Сибирский полк получил приказ атаковать противника. Стрелки отказались повиноваться и не вышли на позиции13. Так же ответили на затеваемую авантюру многие другие части Юго-Западного фронта.

13 (ЦГВИА, ф. 2518, on. 1, д. 166, л. 50.)

Взбешенное неповиновением, командование стало вооруженной силой загонять "изменников" на боевые позиции. Для "водворения порядка и дисциплины" против солдат применялись самые крутые меры. По всему фронту разыгрывались драматические события. Произошли они и в революционном 24-м Сибирском стрелковом полку.

Начальник 6-й Сибирской дивизии генерал-майор Казанович предъявил полковому комитету ультиматум: либо солдаты подчинятся приказам командования, либо полк будет расформирован. Сюда прибыли соглашатели из армейского комитета, стремившиеся оправдать политику наступления. Однако их призывы "к разуму, к чувству долга остались тщетными, - записано в журнале военных действий полка. - Ораторы из солдат языком "Правды" и "Социал-демократа" возражают на все выступления"14. В конце митинга вновь принимается решение: в наступление не идти.

14 (Там же, ф. 3358, on. 1, д. 107, л. 14.)

10 июля начальник дивизии обратился к командиру корпуса с просьбой выделить в его распоряжение надежную часть для принуждения 24-го полка15. На следующий день под дулами артиллерийских орудий часть солдат выступила на позиции. Решительно отказались исполнить приказ 5-я, 6-я и частично 7-я и 8-я роты. В полдень они были окружены, обезоружены и конвоированы в штаб дивизии, а затем и корпуса. Начдив издает приказ: "1) В полках немедленно арестовать всех агитировавших против наступления и призывавших к не* исполнению боевых приказов, как солдат, так и офицеров, 2) в случае попыток собирать митинги арестовывать всех собравшихся, 3) всех арестованных доставлять в штаб дивизии, 4) в случаях неповиновения командирам полков обращаться за содействием к ближайшим батареям, 5) командирам батарей открывать огонь по изменникам, не ожидая особого приказания"16.

15 (Там же, ф. 2518, on. 1, д. 166, л. 60.)

16 (Там же.)

В ответ на репрессии по инициативе солдатского комитета 24-го Сибирского полка состоялось экстренное заседание полковых комитетов дивизии. На нем был выражен энергичный протест против контр-революционных действий командования и поддерживавшего его меныпевистско-эсеровского дивизионного комитета. Обстановка в дивизии накалилась до предела.

13 июля в распоряжение начдива прибыл 27-й Донской казачий полк. Черносотенцы получили реальную возможность расправиться с ненавистными большевиками. Многие из них были арестованы и преданы военно-полевому суду. Стрелок 24-го Сибирского полка Иван Суськов "за большевистскую агитацию и сопротивление к исполнению распоряжений начальства" был расстрелян.

Семья Тодорских. 1904 год. Слева направо: Иван, Александр, Иван Феодосьевич, Клавдия, Виктор, Евлампия Павловна, Алевтина Саша Тодорский в кругу товарищей. 1910 год
Семья Тодорских. 1904 год. Слева направо: Иван, Александр, Иван Феодосьевич, Клавдия, Виктор, Евлампия Павловна, Алевтина Саша Тодорский в кругу товарищей. 1910 год

С яростью обрушилось командование на передовую часть офицерства. По требованию генерала Казановича еще в мае было возбуждено уголовное дело против Тодорского. Он обвинялся в том, будто бы в 1915-1916 годах "удерживал из корыстных видов" денежные переводы, полученные для солдат саперной команды. Это была наглая, неприкрытая ложь. Возмущенные саперы писали в корпусной суд: "Мы крайне удивлены и огорчены тем, что против нашего бывшего начальника возникло подозрение в том, что он якобы хотел присвоить себе деньги, принадлежащие нам. Всю неосновательность этого подозрения резко опровергает всегдашнее отношение к нам и к нашим нуждам со стороны капитана Тодорского... Мы не преувеличим, если скажем, что большую часть своего жалованья он отдавал солдатам и не только нашей команды, но и других частей полка. Мы должники капитана Тодорского - за его братское человечное отношение к нам и всегдашнюю заботливость и внимательность к нашим нуждам" 17.

17 (Там же, ф. 2285, on. 1, д. 16, л. 16.)

Несостоятельность сфабрикованного против Тодорского обвинения признал прокурор 5-го Сибирского корпуса. Он потребовал выяснить, "по какому поводу возникло настоящее дело, так как ни из дознания, ни из предварительного следствия это обстоятельство не выясняется"18. Тем не менее командование добилось привлечения председателя комитета революционного полка к военному суду.

18 (Там же, оn. 2, д. 24, л. 5.)

23 июля Тодорский тяжело заболел и был отправлен в госпиталь. Это спасло его от неминуемой расправы. Осенью 1917 года, когда политическая обстановка в стране и армии коренным образом изменилась, корпусной суд прекратил "дело" Тодорского.

Полоса июльскои реакции была трагической страницей в жизни передовых солдат и офицеров. Разоружение и расформирование революционных частей, разгон полковых и ротных комитетов приняли повальный характер. Всего в июле - августе 1917 года репрессиям было подвергнуто около 95 тысяч солдат Юго-Западного фронта19. Главный удар военщина обрушила на большевиков. В одном из писем в ЦК РСДРП (б) с Юго-Западного фронта сообщалось: "Я объехал более 30 гауптвахт и везде вижу товарищей социал-демократов большевиков арестованных"20.

19 (См.: Дещинский Jl. Е. Большевики во главе революционного движения в армии и на флоте: Деятельность большевистской партии по завоеванию солдатских и матросских масс Юго-Западного, Румынского фронтов и Черноморского флота в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции. Львов, 1982, с. 96.)

20 (Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями: Сборник документов. М" 1957, т. 1, с. 458.)

Однако контрреволюции не удалось уничтожить большевизм в армии. Несмотря на отчаянное противодействие буржуазии и ее прихвостней, партия рабочего класса усиливала свое влияние в войсках. Это ярко проявилось в дни корниловского мятежа, когда по призыву большевиков рабочие и солдаты разгромили кадетско-генеральский заговор. Восстание Корнилова, указывал Ленин, вполне вскрыло тот факт, что вся армия ненавидит ставку21.

21 (См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 147.)

Политическое сознание солдат, их организованность быстро росли. 23 октября стрелок 1-й пулеметной команды 24-го Сибирского полка Г. Е. Сотрихин писал в ЦК РСДРП (б): "Масса здраво рассуждающих солдат сочувствует большевикам и готова поддержать их программу"22.

22 (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (в дальнейшем - ЦПА ИМЛ), ф. 17, on. 1а, д. 373, л. 16.)

Рабочие, солдаты и крестьяне на собственном опыте убедились в правоте большевиков. В стране созрели все условия, необходимые для победоносной социалистической революции.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'