НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 15. Государственная дума в России

Несмотря на краткость, думский период отечественной истории, длившийся чуть более десяти лет, оставил заметный след прежде всего в документальном комплексе (законодательные акты, стенографические отчеты о заседаниях Думы, ее многочисленных комиссий, а также материалы периодической печати, справочников, писем, дневников, воспоминаний современников). В настоящей главе представлены основные виды документов. Знакомство с ними показывает, что деятельность Думы интересовала современников, она играла важную роль в общественной жизни России. И сегодня опыт Думы представляет несомненный интерес - и как опыт несостоявшегося парламента, и как форма освободительной борьбы, и как арена кипевшей общественно-политической жизни, на которую вышли и заявили о своих классовых интересах, путях их достижения все основные политические силы страны.

Сам факт создания и функционирования Думы в качестве низовой законодательной палаты свидетельствовал о переменах в государственном управлении России. Революция 1905 - 1907 гг. заставила царизм заняться обновлением изрядно обветшавшего строя, предоставить Думе законодательные права (документ № 1). При помощи Думы царизм попытался решить одну из объективно назревших задач буржуазной революции - создание законодательного представительства в общенациональном масштабе. Без представительных учреждений царизм уже был не в состоянии решать ни внутри-, ни внешнеполитические проблемы. Вместе с тем как инструмент буржуазного реформирования России Дума была несовершенна (документы № 2, 3). Третьеиюньская система (документ № 10) создала гигантский перевес поместного дворянства в Думе. Верхняя палата - Государственный совет в силу принципов своего формирования являлся органом класса крупных помещиков и верхов бюрократии и надежно охранял самодержавие от реформ.

В истории Государственной думы совершенно определенно выделяются два принципиально отличавшихся друг от друга этапа: думский период в истории первой российской революции (деятельность I и II Дум) и период после ее поражения - третьеиюньской монархии и Первой мировой войны. Не только политические условия, в которых действовали первые две и две последние Государственные думы, были разными. Принципиально отличными были избирательные законы, на основании которых проводились выборы. Именно содержание избирательных законов определяло качественный состав Дум, удельный вес в них левых сил.

I Дума просуществовала всего 72 дня: открыта 27 апреля 1906 г. (документ № 4) и разогнана 9 июля. Основное содержание деятельности этой Думы и причины ее разгона раскрывает Выборгское воззвание (документ № 9). Несколько дольше - 103 дня - просуществовала II Дума (с 20 февраля по 2 июня 1907 г.). Основным результатом деятельности первых Дум было поражение кадетской партии, занимавшей в них центральное положение. Кадетам не удалось "приручить мужика". В процессе обсуждения предложенных кадетами (документ № 5) и трудовиками (документ № 8) аграрных проектов выявилась вся глубина классовых расхождений между ними. Если кадеты предлагали вариант прусского разрешения аграрного вопроса, то трудовики выражали крестьянские интересы и надежды. В случае реализации проекта трудовиков в деревне был бы уничтожен главный источник крепостнической кабалы - помещичьи латифундии и стало бы возможным свободное развитие крестьянских хозяйств фермерского типа, т. е. трудовики боролись за американский путь решения аграрного вопроса. Характеризуя думский период революции 1905 - 1907 гг. в целом, следует отметить, что многие увлеклись парламентаризмом как новой для России формой государственного правления и искренне поверили в его возможности "мирным", законодательным путем, с помощью реформ решить коренные задачи экономического и политического развития страны. Используя конституционные иллюзии, царизм подготовил и осуществил третьеиюньский государственный переворот.

Опыт III Думы показал правым партиям, что наличие законодательного представительного учреждения представляло определенный интерес и для черносотенного дворянства, так как создавало дополнительные возможности давления на бюрократию. Не случайно период III и IV Дум характеризовался вживанием Думы в общий механизм государственного управления, а реакционный состав этих Дум позволял царскому правительству взаимодействовать с ними. Пятилетний итог III Думы (1907 - 1912) был закономерным - царизм не стал буржуазным, задуманные в годы революции реформы, кроме аграрной, осуществлены не были. В Думе шла острейшая партийная борьба, оттачивались идейно-политические концепции партий, ораторское мастерство, шла кристаллизация политических программ, совершенствовались тактические методы борьбы. Отношение к Думе считалось важным политическим вопросом времени. Использование думской трибуны являлось подчиненной формой освободительного движения. В Думе получили развитие и некоторые новые формы борьбы, например запросы депутатов (документ № 11), совершенствовался механизм их действия.

№ 1. Из именного высочайшего указа правительствующему Сенату от 11 декабря 1905 г. об изменении положения о выборах в Государственную думу*

* (Первоначально положение о выборах в Государственную думу было издано 6/9 августа 1905 г. Избирательные права предоставлялись лишь лицам, "владеющим собственностью". Не могли участвовать в выборах целые категории населения, прямо перечисленные в законе: женщины, лица моложе 25 лет, военнослужащие, находящиеся на действительной службе, учащиеся, "бродячие инородцы", т. е. народы, которые вели кочевой образ жизни, все неимущие - рабочие, ремесленники, батраки, деревенская беднота, не являющиеся домохозяевами; 85% мест в Думе предоставлялось помещикам.

Ограничения содержал и новый закон от 11 декабря 1905 г. Так, по 3 п. (I) участие в выборах могли принимать только рабочие, занимавшие наиболее дорогие квартиры. Современники описали избирательные ухищрения и махинации царского правительства, когда каждый губернатор действовал по своему разумению, каждый пристав по-своему "толковал" избирательный закон.)

Манифестом, 17 октября с. г. изданным, мы возвестили о непреклонной воле нашей, не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь к участию в ней, в мере возможности, те классы населения, кои избирательными правами не пользовались, предоставив дальнейшее развитие общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку.

Согласно сему, в изменение положения о выборах в Государственную думу и изданных в дополнение к нему узаконений, повелеваем:

I. Предоставить участие в избрании выборщиков в городские избирательные собрания: 1) лицам, владеющим в пределах города, на праве собственности или пожизненного владения, не менее года недвижимым имуществом, обложенным государственным налогом или городским сбором; 2) лицам, владеющим в пределах города не менее года торговопромышленным предприятием, требующим выборки промыслового свидетельства; 3) лицам, уплачивающим в пределах города не менее года государственный квартирный налог; 4) лицам, уплачивающим в пределах города не менее года основной промысловый налог на личные промысловые занятия; 5) лицам, не менее года занимающим в пределах города на свое имя отдельную квартиру, и 6) лицам (за исключением нижних служителей и рабочих), не менее года проживающим в пределах города и получающим содержание или пенсию по службе государственной или по службе в земских, городских либо сословных учреждениях или на железных дорогах. ...

III. Предоставить участие в съездах уездных землевладельцев, кроме лиц, указанных в положении о выборах в Государственную думу, также и лицам, которые не менее года, на основании письменного о том договора или доверенности, управляют в пределах уезда имением, достигающим по пространству земли, обложенной сбором на земские повинности, размеров, указанных в приложении к статье 12 означенного положения, или на тех же основаниях арендуют, в пределах уезда, такую же землю в упомянутом количестве. ...

V. Предоставить участие в избрании выборщиков в губернские и городские избирательные собрания рабочим в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности на следующих основаниях:

1. Участие в избрании выборщиков в губернские и городские избирательные собрания предоставляется рабочим всех находящихся в поименованных ниже, в статье 2, губерниях и городах предприятий фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности, в коих общее число рабочих мужского пола не менее пятидесяти. К предприятиям фабрично-заводской промышленности причисляются и железнодорожные мастерские с указанным общим числом рабочих мужского пола. ...

4. Рабочие (ст. 1) избирают из своей среды уполномоченных по существующему расчету: в предприятиях с общим числом рабочих мужского пола от пятидесяти до тысячи - одного уполномоченного, а в предприятиях с общим числом рабочих свыше тысячи - по одному уполномоченному на каждую полную тысячу рабочих.

6. В избрании уполномоченных принимают участие рабочие мужского пола упомянутых в ст. 1 предприятий, кому бы последние ни принадлежали. Не принимают участия в выборах и не могут быть избираемы в уполномоченные либо в выборщики иностранные подданные, а равно лица, означенные в ст. 7 положения о выборах в Государственную думу.

7. Ко времени производства выборов в каждом предприятии, рабочие которого принимают участие в выборах, вывешивается за подписью подлежащего должностного лица фабричного или горного надзора, а в железнодорожных мастерских - начальника мастерской объявление об общем числе рабочих данного предприятия и числе подлежащих избранию от них уполномоченных.

8. Общий по губернии или городу список предприятий, в коих производятся выборы, с указанием общего числа рабочих и числа подлежащих избранию от них уполномоченных оглашается губернатором или градоначальником, по принадлежности, во всеобщее сведение способом, наиболее обеспечивающим гласность этого списка.

9. Избрание уполномоченных от рабочих производится во всех предприятиях губернии или города по возможности в один и тот же день, назначаемый губернатором или градоначальником, по принадлежности.

10. Избрание уполномоченных от рабочих производится в помещениях, отводимых для этой цели владельцами предприятий. Во время производства выборов лица, в них не участвующие, в указанные помещения не допускаются.

11. Способ и порядок избрания уполномоченных определяются самими рабочими каждого предприятия. Для поддержания порядка во время выборов и для руководства ходом последних рабочие избирают из своей среды одного или нескольких председателей.

12. В уполномоченные могут быть избираемы рабочие мужского пола, достигшие 25 лет и работающие в том предприятии, в котором производятся выборы, не менее шести месяцев.

13. Списки уполномоченных, избранных рабочими каждого предприятия, подписываются председателем и не менее как десятью избирателями. Списки эти передаются фабричному либо заводскому управлению, или начальству железнодорожной мастерской, которые немедленно препровождают их губернатору или градоначальнику, по принадлежности. Копии списков вывешиваются на видных местах для сведения рабочих. В указанных списках должны быть обозначены: имя, отчество, фамилия, звание и возраст лиц, избранных в уполномоченные.

14. Общий по губернии, области или городу список уполномоченных от рабочих, с указанием предприятий, от которых уполномоченные избраны, оглашается губернатором или градоначальником, по принадлежности, во всеобщее сведение способом, наиболее обеспечивающим гласность этого списка.

15. Съезды уполномоченных от рабочих созываются под председательством городского головы или заменяющего его лица: губернские - в городах губернских, а городские - в городах, в ст. 2 указанных. О дне и месте производства выборов в съездах заблаговременно оглашается губернаторами или градоначальниками, по принадлежности, во всеобщее сведение способом, наиболее обеспечивающим гласность такого объявления.

16. Способ удостоверения личности уполномоченных от рабочих предоставляется председателям съездов.

17. Съезды уполномоченных от рабочих избирают выборщиков из своей среды закрытой подачей голосов посредством баллотировки шарами. Избранными считаются лица, получившие более половины избирательных голосов в порядке старшинства избирательных баллов. В случае равенства голосов избрание определяется по жребию. Если число лиц, получивших в съезде уполномоченных более половины голосов, не достигнет подлежащего избранию числа выборщиков, то на следующий день производятся окончательные выборы недостающего числа выборщиков, причем избранными считаются получившие относительное большинство голосов. ...

19. Жалобы на неправильности, допущенные при избрании уполномоченных от рабочих, приносятся уездным, а на неправильности, допущенные при избрании выборщиков,- губернским по делам о выборах комиссиям и разрешаются сими комиссиями с соблюдением правил, постановленных в статьях 45 - 47 положения о выборах в Государственную думу. При рассмотрении упомянутых жалоб в состав губернских и уездных по делам о выборах комиссий входит один из чинов фабричного или горного надзора, по назначению губернатора.

20. Избранные по губернии или городу выборщики от рабочих участвуют в выборах членов Государственной думы в составе подлежащего губернского или городского избирательного собрания, по принадлежности.

21. Уполномоченным и выборщикам от рабочих, в случае их о том ходатайства, возмещаются из казны путевые издержки по поездке в губернский город на съезды (ст. 15) и на избирательные собрания (ст. 20) по расчету 5 коп. на версту в оба пути. ...

XIII. В дополнение ст. 33 утвержденных нами 18 сентября с. г. правил о применении и введении в действие учреждения Государственной думы и положения о выборах в Думу, постановить:

1. Предварительно избрания волостными сходами уполномоченных в избирательные съезды сельские общества могут производить новое назначение выборных на волостные сходы.

2. Выборы уполномоченных производятся на волостных сходах закрытой подачей голосов посредством баллотировки.

XIV. В изменение и дополнение утвержденных нами 11 октября с. г. правил о применении положения о выборах в Государственную думу к губерниям Царства Польского, постановить:

В Люблинской и Седлецкой губерниях гмины, кои имеют быть особо указаны, выбирают сверх означенных в ст. 7 упомянутых правил уполномоченных от гминных сходов еще по два уполномоченных от каждой из сих гмин. Съезды этих уполномоченных созываются в подлежащих уездных городах, под председательством мировых судей, по назначению местных съездов мировых судей. Означенные съезды избирают из своей среды выборщиков в особое избирательное собрание, которое образуется в г. Холме Люблинской губ., под председательством председателя съезда мировых судей, по назначению министра юстиции Число сих выборщиков имеет быть определено особо. Избирательное собрание в Холме выбирает из своей среды одного члена Государственной думы, сверх числа членов Думы, указанного в приложенном к ст. 2 вышеупомянутых правил расписании их общего числа по губерниям Царства Польского и их городов...

Государственная дума в России в документах и материалах.- М., 1957.- С. 94 - 102.

№ 2. Из высочайшего указа от 20 февраля 1906 г. о составе и устройстве Государственной думы

1. Государственная дума учреждается для обсуждения законодательных предположений, восходящих к верховной самодержавной власти по силе основных законов и в порядке, установленном в сем учреждении и учреждении Государственного совета.

2. Государственная дума образуется из членов, избираемых населением Российской империи на пять лет на основаниях, указанных в положении о выборах в Думу.

3. Государственная дума может быть, до истечения пятилетнего срока полномочий ее членов, распущена указом императорского величества. Тем же указом назначаются новые выборы в Думу и время ее созыва.

4. Продолжительность ежегодных занятий Государственной думы и сроки их перерыва в течение года определяются указами императорского величества.

5. Государственная дума может для предварительной разработки подлежащих ее рассмотрению дел образовывать из своей среды отделы и комиссии.

6. Число отделов и комиссий, их состав, а также предметы их ведомства устанавливаются Государственной думой.

7. Для законного состава заседаний Государственной думы требуется присутствие не менее одной трети всего числа данного состава членов Думы.

8. Расходы по содержанию Государственной думы относятся за счет государственного казначейства. ...

V. О предметах ведения Государственной думы.

31. Ведению Государственной думы подлежат:

а) предметы, требующие издания законов и штатов, а также их изменения, дополнения, приостановления действия и отмены;

б) государственная роспись доходов и расходов* вместе с финансовыми сметами министерства и главных управлений, равно как денежные из казны ассигнования, росписью не предусмотренные,- на основании установленных правил;

* (Одной из важнейших функций Думы было ведение бюджета. Однако свыше 40% расходных назначений росписи бюджета Дума не могла изменить, так как они были забронированы на основании ст. 9 сметных правил от 8 марта 1906 г. Дума была не вправе сокращать или изменять расходы, основанные на законах, штатах, положениях, расписаниях, высочайших повелениях и т. д. За первые пять лет работы Думы сумма "забронированных" кредитов возросла на 36 млн. руб.)

в) отчет государственного контроля по исполнению государственной росписи;

г) дела об отчуждении части государственных доходов или имуществ, требующем высочайшего соизволения;

д) дела о постройке железных дорог непосредственным распоряжением казны и за ее счет;

е) дела об учреждении компаний на акциях, когда при сем испрашиваются изъятия из действующих законов;

ж) дела, вносимые на рассмотрение Думы по особым высочайшим повелениям.

Примечание. Ведению Государственной думы подлежат также сметы и раскладки земских повинностей в местностях, в которых не введены земские учреждения, а также дела о повышении земского или городского обложения против размера, определенного земскими собраниями и городскими думами.

32. Государственная дума может возбуждать предположения об отмене или изменении действующих и издании новых законов (ст. 55 - 57), за исключением Основных государственных законов.

33. Государственная дума может обращаться к министрам и главноуправляющим отдельным частям, подчиненным по закону правительствующему Сенату, с запросами по поводу таких последовавших с их стороны или подведомственных им лиц и установлений, кои представляются незакономерными (ст. 58 - 60). ...

О членах Государственной думы

14. Члены Государственной думы пользуются полной свободой суждений и мнений по делам, подлежащим ведению Думы, и не обязаны отчетом перед своими избирателями. ...

18. Член Государственной думы выбывает из ее состава в случае: а) утраты русского подданства; б) утраты ценза, дающего права на участие в выборах; в) поступления на действительную военную службу и г) назначения по гражданской государственной службе на должность, соединенную с определенным окладом содержания, за исключением должностей министров и главноуправляющих отдельными частями. ...

20. Член Государственной думы временно устраняется от участия в ее собраниях в случае: а) привлечения к следствию или суду по обвинению в преступных деяниях... и б) объявления несостоятельным должником - впредь до определения свойства несостоятельности. ...

23. Членам Государственной думы в течение ее сессии производится суточное из казны довольствие в размере 10 руб. в день каждому. Сверх того членам Думы возмещаются из казны раз в год путевые издержки по расчету 5 коп. на версту от места их жительства до С.-Петербурга и обратно. Члены Думы, занимающие вместе с тем должности министров или главноуправляющих отдельными частями, не получают упомянутого суточного довольствия.

Там же,- С. 115 - 122.

№ 3. Из Основных государственных законов (в новой редакции от 23 апреля 1906 г.)

86. Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной думы и восприять силу без утверждения государя императора.

87. Во время прекращения занятий Государственной думы, если чрезвычайные обстоятельства вызовут необходимость в такой мере, которая требует обсуждения в порядке законодательном, Совет министров представляет о ней государю императору непосредственно. Мера эта не может, однако, вносить изменений ни в основные государственные законы, ни в учреждения Государственного совета или Государственной думы, ни в постановления о выборах в Совет или Думу. Действие такой меры прекращается, если подлежащим министром или главноуправляющими отдельной частью не будет внесен в Государственную думу в течение первых двух месяцев после возобновления занятий Думы соответствующий принятой мере законопроект или его не примут Государственная дума или Государственный совет. ...

98. Государственный совет и Государственная дума ежегодно созываются указами государя императора.

99. Продолжительность ежегодных занятий Государственного совета и Государственной думы и сроки перерыва их занятий в течение года определяются указами государя императора. ...

106. Государственный совет и Государственная дума пользуются равными в делах законодательства правами. ...

110. Законодательные предположения рассматриваются в Государственной думе и, по одобрению ею, поступают в Государственный совет. Законодательные предположения, предначертанные по почину Государственного совета, рассматриваются в Совете и, по одобрении им, поступают в Думу. ...

112. Законопроекты, предначертанные по почину Государственного совета или Государственной думы и не удостоившиеся высочайшего утверждения, не могут быть внесены на законодательное рассмотрение в течение той же сессии. Законопроекты, предначертанные по почину Государственного совета или Государственной думы и отклоненные одним из сих установлений, могут быть вносимы на законодательное рассмотрение в течение той же сессии, если последует высочайшее на то повеление.

113. Законопроекты, поступившие в Государственную думу и одобренные как ею, так и Государственным советом, равно как законопроекты, предначертанные по почину Государственного совета и одобренные как им, так и Государственной думой, представляются государю императору председателем Государственного совета.

Там же.- С. 144 - 146.

№ 4. Из воспоминаний Л. Д. Любимова* об открытии Первой Государственной думы 27 апреля 1906 г.

* (Любимов Л. Д.- журналист, искусствовед, с 1919 по 1948 г. находился в эмиграции, автор воспоминаний "На чужбине".)

И все же эти выборы были явлением совершенно новым в русской политической жизни. Монополия власти ускользала из рук высшего чиновного мира; люди иной формации, разночинцы, пусть и с имущественным цензом, формально получали право контролировать правительство.

Вокруг дворца стояли войска, главным образом кавалерия. Белыми, синими и красными полосами, точно широко развернутый русский национальный флаг, вырисовывались эскадроны гвардии в парадной форме. Внутри толпились придворные. В концертном зале, окруженный сановниками, стоял новый председатель Совета министров Горемыкин.

"Это в высшей степени удачная мысль,- говорил он, несколько картавя, привычным жестом разглаживая бакенбарды,- открыть Думу первого призыва именно во дворце, во всем блеске придворной помпы..."

Все соглашались, так как все знали, что эта мысль принадлежала самому Горемыкину.

"Поверьте,- продолжал он,- на членов Думы, особенно на крестьян, все это произведет громадное впечатление. Ведь как бы в их честь перед государем понесут императорские регалии, осыпанные драгоценными камнями. Мне сейчас говорили, как один мужичок из членов Думы, в первый раз в жизни войдя в Зимний дворец, ахнул, перекрестился и воскликнул: "И на этакое-то величие посягать!.." Не правда ли, как это характерно!.."

Председатель царского Совета министров заблуждался. На одном из первых заседаний Думы один из ораторов восклицал под гром рукоплесканий: "Вы видели на днях все эти золотые мундиры? Все эти ненужные побрякушки - эти царские регалии, усыпанные бриллиантами! Господа, ведь это кристализованный пот трудового русского народа!"

А шествие, на которое так рассчитывал Горемыкин, было действительно внушительным. Оно открывалось скороходами в их необыкновенных головных уборах, за ними шли церемониймейстеры и гофмаршалы с жезлами и длинная лента "придворных чинов и кавалеров" в золоченых мундирах, по два в ряд. Затем статс-секретари и генерал-адъютанты несли императорские регалии; по сторонам шли двенадцать дворцовых гренадеров в громадных медвежьих шапках, с ружьями на плече. Регалии должны были олицетворять мощь и незыблемость императорской власти: государственная печать, государственное знамя, государственный меч, держава с громадным сапфиром, на котором был укреплен бриллиантовый крест, скипетр со своим исключительным по величине алмазом Орлова и, наконец, знаменитая екатерининская корона в пять тысяч бриллиантов и жемчугов и с громадным рубином в четыреста карат, самым большим в мире... Царь и обе царицы заняли место на тронах, под балдахином, в Георгиевском зале, там, где ныне - знаменитая карта Советского Союза из самоцветных камней.

С правой стороны огромного зала разместилась точно из золота и серебра шитая стена высших сановников и придворных. И вся эта ослепительная "стена" с изумлением, жадным любопытством и неописуемым ужасом глядела на левую сторону, отведенную для Государственной Думы. Там стояла толпа, которую никогда еще не видели стены Зимнего дворца. "Интеллигенты" в пиджаках, крестьяне в поддевках и смазных сапогах, белорусы в белых свитках, горцы в черкесках, азиат в халате и даже какой-то дядя... в светлом спортивном костюме из полосатой фланели и желтых башмаках!..

Царь произнес свою речь неуверенным голосом, волнуясь и запинаясь, вопреки ожиданию многих, ничего не сказав об амнистии.

Когда он окончил, на несколько секунд воцарилось неловкое молчание, царь стоял растерянно, ожидая чего-то. Наконец с правой, раззолоченной стороны раздались крики "ура!". Но на левой почти никто не откликнулся. И это молчание было зловещим.

Любимов Л. Д. На чужбине.- М., 1963,- С. 47 - 48.

№ 5. Предложения фракции кадетов по аграрному вопросу, внесенные в I Государственную думу (проект 42-х)

8 мая 1906 г.

Государственная дума в своем последнем заседании признала, что она "не исполнила бы своего долга, если бы она не выработала закона" для удовлетворения острой земельной нужды трудового крестьянства "путем обращения на этот предмет земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, церковных и принудительного отчуждения земель частно-владельческих".

Считая неотложно необходимым приступить теперь же к решению земельного вопроса, мы, нижеподписавшиеся, принадлежа к партии народной свободы, находим, что будущий законопроект должен взять за основу следующие положения:

1. Увеличение площади землепользования населения, обрабатывающего землю личным трудом, как-то: безземельных и малоземельных крестьян и других разрядов земледельцев,- государственными, удельными, кабинетскими, монастырскими, церковными землями и путем обязательного отчуждения для той же цели, за счет государства, в потребных размерах, частновладельческих земель с вознаграждением нынешних владельцев по справедливой оценке, т. е. сообразно с нормальной для данной местности доходности, при условии самостоятельного ведения хозяйства, не принимая во внимание арендных цен, созданных земельной нуждой.

2. Отчуждаемые земли поступают в государственный земельный запас. Начала, на которых земли этого запаса подлежат передаче нуждающемуся в них населению, должны быть установлены сообразно с особенностями землевладения и землепользования в различных областях России.

Признавая руководящим началом земельной политики передачу земли в руки трудящихся, мы считаем, что приведенные положения могут быть развиты следующим образом:

I. Право на расширение землепользования признать надлежит за малоземельными и безземельными земледельческими семьями, ведущими хозяйство на землях как надельных, так и принадлежащих им на праве частной собственности или арендованных. Там, где существует особый класс безземельных сельскохозяйственных рабочих, последние подлежат обеспечению землей на тех же основаниях. Особыми правилами также должен быть определен отвод земли семьям, прекратившим хозяйство вследствие малоземелья, если они пожелают восстановить собственное хозяйство. Местным землеустроительным учреждениям должно быть предоставлено возбуждение вопросов об изменении круга лиц, подлежащих, сообразно с местными условиями, земельному обеспечению.

II. Для каждой местности (губернии, района, уезда или части его) должен быть установлен нормальный размер земельного обеспечения, до которого, при имеющемся запасе земли и принимая в расчет возможные добровольные выселения, должно быть доводимо количество земли у земледельческого населения. При этом является желательным доведение размеров обеспечения до потребительской нормы, т. е. до такого количества земли, которое, по местным условиям и принимая в расчет прочные промысловые доходы, где таковые существуют,- было бы достаточно для покрытия средних потребностей в продовольствии, жилище, одежде и для несения повинностей. Расчет земельной нормы ведется на едока.

III. Обеспечению землей в указанных размерах должны подлежать те земледельцы, которые или вовсе не имеют надельной или собственной земли, или имеют ее меньше установленной для данной местности общей нормы.

IV. Для образования государственного запаса, как уже сказано, кроме земель государственных, удельных, кабинетских, церковных, монастырских, должны поступить и земли, обязательно отчуждаемые из частного владения отдельных лиц и учреждений.

V. При отчуждении частновладельческих земель надлежит установить следующие правила:

а) без всяких ограничений подлежат отчуждению все земли, обычно сдававшиеся до 1 января 1906 г. в аренду за деньги, из доли или за отработки, а также земли, обрабатывавшиеся преимущественно крестьянским инвентарем, и земли впусте лежащие, но признанные годными для обработки. Кроме того, для каждой местности закон должен определить высший размер землевладения при условии ведения собственного хозяйства (своим скотом и орудиями), т. е. определить, больше чего никто не может владеть землей, и все, что окажется больше этого размера, также подлежит отчуждению без каких-либо ограничений;

б) земля, не превышающая по площади установленного законом высшего размера на одного владельца и обрабатываемая его инвентарем, также должна подлежать обязательному отчуждению, если местное земледельческое население не может получить достаточно обеспечения из других земель той же местности или если отчуждение является необходимым для устранения вредной чересполосицы и других существенных недостатков в расположении наделов и в составе их по угодиям;

в) не подлежат отчуждению:

1) Небольшие участки, не превышающие трудовой нормы, определяемой по местным условиям.

2) Городские выгонные земли, а равно земли, принадлежащие городам, местечкам, земствам, учебным и благотворительным учреждениям, поскольку они непосредственно служат для общественно-санитарных, учебных и т. п. целей.

3) Земли под усадьбами, садами, огородами (кроме сдаваемых в аренду), искусственными лесонасаждениями, виноградниками, хмельниками, питомниками и т. п., за исключением, однако, случаев, когда отчуждение этих земель необходимо для устранения вредной чересполосицы.

4) Земли, на которых расположены фабрично-заводские или сельскохозяйственные промышленные заведения, т. е. земли, для них технически необходимые, находящиеся под строениями, складами, сооружениями и пр. Но земельные угодия, обслуживающие хозяйственные потребности этих предприятий, должны подлежать отчуждению наравне с другими землями, лишь установлением известного порядка и последовательности перехода в государственный земельный запас.

5) Участки, которые центральным землеустроительным учреждением признано будет необходимым сохранить ввиду их исключительного характера и общеполезного значения.

VI. Земли из государственного земельного запаса передаются в долгосрочное пользование на срок, установленный подлежащими учреждениями, без права переуступки. За все земли, отводимые из государственного запаса, взимается плата, размер которой определяется соответственно доходности земель и сообразно с общим планом земельного обложения.

VII. Из государственного земельного запаса отводятся земли сначала местному малоземельному и безземельному населению,- закон определяет, что разумеется под местным населением. За удовлетворением потребности местного населения, остающиеся свободными земли государственного земельного запаса предназначаются для переселенцев, не получивших земельного обеспечения по месту прежнего жительства.

VIII. В местностях, изобилующих лесами, под земельное обеспечение земледельцев могут быть обращены леса, не имеющие защитного и водоохранного значения. Леса в прочих местностях не подлежат отчуждению и остаются в распоряжении государства в тех размерах, как это требуется нуждой населения в лесных материалах. Порядок снабжения населения лесными материалами из этих лесов определяется особыми правилами.

IX. Закон, установив общие основы земельной реформы, должен допускать со стороны местных учреждений представления о некотором видоизменении этих норм согласно с местными условиями, но с непременным сохранением самой основы реформы - прочного обеспечения землей земледельческого населения путем обязательного отчуждения.

X. Закон должен установить систему и порядок учреждений - центрального и местных для подготовки и проведения земельной реформы. Учреждения эти должны немедленно приступить к собиранию и разработке необходимых материалов, имея в виду положения, нормы, установленные законом, и стоя в тесной связи с местным населением.

Мы предлагаем избрание комиссии из 33 членов для разработки и внесения в Думу законопроекта по земельному делу и просим передать в эту комиссию, как материал, настоящую записку нашу.

Государственная дума: Стенографические отчеты: Созыв 1: Сессия 1.- Т. 1.- С. 248 - 251.

№ 6. Из речи председателя Совета министров П. А. Столыпина* на заседании Государственной думы 13 мая 1906 г.

* (Столыпин П. А. (1862 - 1911) - государственный деятель царской России, с 1906 г. министр внутренних дел и председатель Совета министров.)

... Полагая в основу своей деятельности соблюдение строгой законности и обсудив в связи с этим началом высказанные Государственной Думой соображения, правительство выражает прежде всего готовность оказать полное содействие разработке тех вопросов, возбужденных Государственной Думой, которые не выходят из пределов предоставленного ей законодательного почина.

Такое содействие, вполне отвечающее обязанности правительства разъяснять Государственной Думе свои взгляды по существу этих вопросов и отстаивать свои предположения по каждому из них, оно окажет и в вопросе об изменении избирательного права, хотя со своей стороны и не считает этого вопроса подлежащим немедленному обсуждению, так как Государственная Дума только еще приступает к своей законодательной деятельности, а потому и не успела выяснить ее потребность в изменении способа ее составления.

С особливым вниманием относится Совет Министров к возбужденным Государственной Думой вопросам о незамедлительном удовлетворении насущных нужд сельского населения и издания закона, утверждающего равноправие крестьян с лицами прочих сословий, об удовлетворении нужд рабочего класса, о выработке закона о всеобщем начальном образовании, об изыскании возможных способов к вящему привлечению к тягостям налогов более состоятельных слоев населения и о преобразовании местного управления и самоуправления, с принятием в соображение особенностей окраин.

Не меньшее значение придает Совет Министров и отмеченному Государственной Думою вопросу об издании нового закона, обеспечивающего неприкосновенность личности, свободу совести, слова и печати, собраний и союзов, вместо действующих ныне временных правил, замена коих правилами постоянными, выработанными во вновь установленном законодательном порядке, предусмотрена была при самом их издании.

При этом Совет министров почитает, однако, необходимым оговорить, что при выполнении этой законодательной работы необходимо вооружить административную власть действительными способами к тому, чтобы и при действии законов, рассчитанных на мирное течение государственной жизни, правительство могло предотвращать злоупотребления дарованными свободами и противодействовать посягательствам, угрожающим обществу и государству.

Относительно разрешения земельного крестьянского вопроса путем указанного Государственною Думою обращения на этот предмет земель удельных, кабинетских, монастырских, церковных и принудительного отчуждения земель частновладельческих, к которым принадлежат и земли крестьян-собственников, приобревших их покупкою, Совет министров считает своею обязанностью заявить, что разрешение этого вопроса на предложенных Государственною Думою основаниях безусловно недопустимо. Государственная власть не может признавать права собственности на земли за одними и в то же время отнимать это право у других... Начало неотъемлемости и неприкосновенности собственности является, во всем мире и на всех ступенях развития гражданской жизни, краеугольным камнем народного благосостояния и общественного развития, коренным устоем государственного бытия, без коего немыслимо и самое существование государства. Не вызывается предложенная мера и существом дела. При обширных и далеко не исчерпанных средствах, находящихся в распоряжении государства, и при широком применении всех законных к тому способов, земельный вопрос, несомненно, может быть успешно разрешен без разложения самого основания нашей государственности и подтачивания жизненных сил нашего отечества...

Сила русского государства зиждется прежде всего на силе его земледельческого населения. Благосостояние нашего отечества недостижимо, пока не обеспечены необходимые условия успеха и процветания земледельческого труда, который составляет основу всей нашей экономической жизни. Почитая поэтому крестьянский вопрос - ввиду его всеобъемлющего государственного значения - наиболее важным из подлежащих ныне разрешению, Совет министров признает, что в соответствии с этой важностью требуется и особая заботливость и осторожность в изыскании путей и способов для его разрешения. Осторожность в этом деле необходима и во избежание резких потрясений исторически своеообразно сложившегося крестьянского быта. Однако, по мнению Совета, последовавшее преобразование нашего государственного строя, с предоставлением выборным от крестьянского населения участия в законодательной деятельности, предопределяет главные основания предстоящей крестьянской реформы. При этих условиях сословная обособленность крестьян должна уступить место объединению их с другими сословиями в отношении гражданского правопорядка, управления и суда. Должны также отпасть все те ограничения права собственности на надельные земли, которые были установлены для обеспечения исправного погашения выкупного долга.

Уравнение крестьян в их гражданских и политических правах с прочими сословиями отнюдь не должно лишить государственную власть права и обязанности выказывать особую заботливость к нуждам земледельческого крестьянства. Мероприятия в этой области должны быть направлены как к улучшению условий крестьянского землепользования в его существующих границах, так и к увеличению площади землевладения малоземельной части населения за счет свободных казенных земель и приобретением частновладельческих земель при содействии Крестьянского поземельного банка.

Предстоящее в сем отношении для государства поле деятельности обширно и плодотворно. Подъем сельскохозяйственного промысла, находящегося ныне на весьма низкой ступени развития, увеличит размеры производства страны и тем возвысит уровень общего благосостояния. Громадные пространства пригодной для обработки земли ныне пустуют в азиатских владениях империи. Развитие переселенческого дела составит ввиду этого одну из первейших забот Совета министров...

Там же,- С. 321 - 323

№ 7. Из речи трудовика С. В. Аникина* (Саратовская губ.) на заседании Государственной думы 13 мая 1906 г.

* (Аникин С. В. - один из лидеров трудовой группы, выходец из крестьян, сельский учитель, писатель.)

Когда я слушал здесь слова господина председателя Совета министров, у меня стоял в голове вопрос: кто говорит и кому говорят? Первый раз представитель власти говорит с представителями русского народа. Представитель власти указывает русскому народу, чего должен желать русский народ для самого себя. Он "разъяснял", "не допускал", "вводил известные ограничения". Особую заботливость представитель власти проявил к нам, крестьянам. О крестьянстве здесь было сказано больше всего...

Если бы перед вами, господа народные представители, раскрылась панорама всех русских тюрем, вы увидели бы, что 3/4 русских тюрем наполнены крестьянами. Если бы вы, господа народные представители, получили возможность всевидящим оком окинуть Россию, вы увидели бы груды трупов крестьянских, груды поломанных костей крестьянских, массу изнасилованных женщин и детей крестьянских!

Да, крестьянство до сих пор видело попечения, но теперь крестьянство пришло сюда и заявило мощную свою волю. Крестьянство сказало, что ему нужна воля и земля, и крестьянство, потребовав земли, указало, откуда эту землю оно желает взять. Но крестьянство сказало, что оно желает взять путем законным. Крестьянство думает, что, посылая своих представителей в законодательное учреждение, оно думает, что такой закон будет издан и крестьянство будет удовлетворено. Но здесь мы видим, что власти оказываются заинтересованными в том, чтобы собственность была не тронута... Крестьянство считало себя вправе предъявлять народным представителям и верховной Власти требования об удовлетворении своей нужды, земельной нужды, не для эксплуатации земли темными путями, не для сдачи ее в аренду, не для перепродажи, не для того, чтобы сосать чужой труд, но для того, чтобы при помощи земли иметь право на труд! Мы, крестьяне, требуем этого права на труд, желаем приложить свой мускульный труд к земле. Земли в России все сосчитаны и определены, и Государственная Дума поступила мудро и вполне правильно, когда в своем ответном адресе указала на эти земли. Если России не суждено еще ввергнуться в новый поток революции, то эти земли должны быть отобраны, должны быть немедленно отданы в руки трудового народа законодательным порядком. (Аплодисменты.)

Я скажу только, что мы, крестьяне, требуем земли, требуем воли, требуем права, но не того права, которое сейчас нам дают и здесь обещают...

Мы хотим, чтобы хозяином страны и распорядителем ее был народ. Мы хотим, чтобы министерство было ответственно перед народом, чтобы министерство было из среды народа, чтобы оно подчинялось воле народной. Только после тех полномочий, которые народные представители ему дадут,- оно может вырабатывать законы. Всякое другое министерство не может быть терпимо - или мы, или они.

Там же.- С. 327 - 329.

№ 8. "Проект основных положений" по аграрному вопросу, внесенный в I Государственную думу трудовой группой 23 мая 1906 г. (Проект 104-х)

§ 1. Земельное законодательство должно стремиться к тому, чтобы установить такие порядки, при которых вся земля с ее недрами и водами принадлежала бы всему народу, причем нужная земля для сельского хозяйства могла бы отдаваться в пользование тем, кто будет ее обрабатывать своим трудом. Все граждане должны иметь равное право на такое пользование ею.

§ 2. С этой целью должен быть образован общенародный земельный фонд, в который должны войти все казенные, удельные, кабинетские, монастырские и церковные земли; в тот же фонд должны быть принудительно отчуждены помещичьи и проч. частновладельческие земли, поскольку размеры отдельных владений превышают установленную для данной местности трудовую норму.

§ 3. Надельные земли и те из частновладельческих, которые не превышают трудовой нормы, остаются за теперешними их владельцами, но должны быть приняты законодательные меры, чтобы предотвратить скопление земель выше трудовой нормы в одних руках и обеспечить постепенный переход их в общенародную собственность.

§ 4. Вознаграждение за принудительно отчуждаемые и добровольно уступаемые в общенародный фонд земли частного владения должно производиться за счет государства. Размер этого вознаграждения и условия его уплаты, а также те случаи, когда земля отчуждается безвозмездно, могут быть определены не прежде чем этот вопрос и вся аграрная реформа будут обсуждены народом на местах (см. § 18).

§ 5. Продажные, залоговые и дарственные сделки на землю (кроме поименованных в § 7) должны быть немедленно приостановлены.

§ 6. Земные недра и воды, если таковые не эксплуатируются в настоящее время их владельцами, должны быть объявлены общенародной собственностью. Порядок отдачи их в эксплуатацию общественным учреждениям и частным лицам должен быть определен особым законом.

§ 7. Порядок перехода в общенародную собственность тех земельных недр и вод частного владения, которые уже находятся в эксплуатации, а также земель, находящихся под промышленными заведениями и городскими поселениями, должен быть определен особым законом. До перехода же этих имуществ в общенародную собственность права владельцев на прирост ценности, поскольку он зависит не от труда и капитала, а от общественных усилий, должны быть ограничены.

§ 8. Из общенародного фонда выделяются прежде всего земли, необходимые для государственных и общественных надобностей, каковые поступают в ведение надлежащих общественных и государственных учреждений.

§ 9. Остальная земля, поскольку таковая может служить для сельского хозяйства, отдается в пользование всем желающим обрабатывать ее своим трудом, причем в очереди местному населению отдается преимущество перед пришлым и земледельческому - перед неземледельческим. Во всяком случае каждый трудящийся имеет право на усадебную оседлость в той местности, в которой он живет, и право на надел в той местности, где имеется свободная земля.

§ 10. Наделение землей из общенародного фонда производится в пределах трудовой нормы, причем если за наделением окажется избыток, то таковой остается в ведении государства и местных общественных учреждений в качестве запаса для общественных надобностей или на случай прироста местного населения, а также для наделения переселенцев из других местностей.

§11. Если земли для наделения всего земледельческого населения данной местности не хватит, то все имеющие менее продовольственной нормы получают право на переселение за счет государства в те местности империи, где в земле имеется избыток.

§ 12. В случае изменения хозяйственных условий местности установленная для нее трудовая норма может быть пересмотрена и изменена, после чего оказавшиеся у отдельных домохозяев излишки подлежат отчуждению. Равным образом, при изменившихся условиях, подлежит пересмотру и продовольственная норма, в зависимости от которой будет находиться право на переселение за счет государства.

§ 13. Полученная из народного фонда земля, в случае прекращения хозяйства, а также при желании уменьшить его размеры, подлежит возвращению в фонд, причем за все произведенные на ней и не использованные улучшения выплачивается вознаграждение за счет государства. Переуступка общенародной земли частным путем вовсе не должна быть допускаема.

§ 14. Поступившие в надел из общенародного фонда земли подлежат особому земельному налогу, который должен устанавливаться в соответствии с их качеством и местонахождением и при равных условиях должен быть тем выше, чем больше размер надела.

§ 15. Лицам, получившим землю из общенародного фонда и не имеющим достаточных средств для обзаведения всем необходимым для хозяйства, должна быть оказываема помощь за счет государства в форме ссуд и пособий.

§ 16. Заведование общенародным земельным фондом, за исключением земель, имеющих общенародное значение, должно быть возложено на местные самоуправления, избранные всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием, которые в пределах, установленных законом, действуют самостоятельно.

§ 17. Для подготовительных действий к земельной реформе и для упорядочения экономических отношений в течение переходного времени должны быть учреждены местные комитеты: губернские, уездные и волостные (или другие, соответствующие им по местным условиям). Комитеты должны быть избраны посредством всеобщего, прямого, равного и тайного голосования.

§ 18. На комитет должно быть возложено:

а) организовать свободное и широкое, при участии всего населения, обсуждение общих оснований и всех подробностей аграрной реформы;

б) привести в известность количество и распределение земли, а также численность и состав нуждающегося в земле населения; проектировать соответствующие местным условиям трудовые и продовольственные нормы и выработать, применительно к местным условиям, план проведения реформы;?

в) устанавливать, впредь до осуществления реформы, арендные цены, заработную плату, продолжительность рабочего дня и другие отношения между землевладельцами и трудящимися в случае споров и недоразумений между ними.

§ 19. Организация местных комитетов и план их действий должны быть определены законом.

§ 20. Выборы в местные комитеты, а также обсуждение аграрной реформы на местах должны происходить при непременном условии полной свободы и личной неприкосновенности.

Там же,- С. 560 - 562.

№ 9. Выборгское воззвание 10 июля 1906 г. "Народу от народных представителей"*

* (Воззвание подписали 167 депутатов I Думы, за что были приговорены к 3-месячному заключению и лишены избирательных прав. В результате в составе II Думы не оказалось деятелей кадетской партии "первой величины".)

Граждане всей России! Указом 8-го июля Государственная Дума распущена. Когда вы избрали нас своими представителями, вы поручили нам добиваться земли и воли. Исполняя ваше поручение и наш долг, мы составляли законы для обеспечения народу свободы, мы требовали удаления безответственных министров, которые, безнаказанно нарушая законы, подавляли свободу; но прежде всего мы желали издать закон о наделении землею трудящегося крестьянства путем обращения на этот предмет земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, церковных и принудительного отчуждения земель частновладельческих. Правительство признало такой закон недопустимым, а когда Дума еще раз настойчиво подтвердила свое решение о принудительном отчуждении, был объявлен роспуск народных представителей.

Вместо нынешней Думы правительство обещает созвать другую через семь месяцев. Целых семь месяцев Россия должна оставаться без народных представителей в такое время, когда народ находится на краю разорения, промышленность и торговля подорваны, когда вся страна охвачена волнениями и когда министерство окончательно доказало свою неспособность удовлетворить нужды народа. Целых семь месяцев правительство будет действовать по своему произволу и будет бороться с народным движением, чтобы получить послушную, угодливую Думу, а если ему удастся совсем задавить народное движение, оно не соберет никакой Думы.

Граждане! Стойте крепко за попранные права народного представительства, стойте за Государственную думу. Ни одного дня Россия не должна оставаться без народного представительства. У вас есть способ добиться этого: правительство не имеет права без согласия народного представительства ни собирать налоги с народа, ни призывать народ на военную службу. А потому теперь, когда правительство распустило Государственную думу, вы вправе не давать ему ни солдат, ни денег. Если же правительство, чтобы добыть себе средства, станет делать займы, то такие займы, заключенные без согласия народного представительства, отныне недействительны и русский народ никогда не признает и платить по ним не будет. Итак, до созыва народного представительства не давайте ни копейки в казну, ни одного солдата в армию. Будьте тверды в своем отказе, стойте за свои права все как один человек. Перед единой и непреклонной волей народа никакая сила устоять не может. Граждане! В этой вынужденной, но неизбежной борьбе наши выборные люди будут с вами.

Дело о Выборгском воззвании: Стенографический отчет о заседаниях особого присутствия С.-Петербургской судебной палаты 12 - 18 декабря 1907 года,- СПб., 1908,- С. 6 - 7.

№ 10. Высочайший манифест от 3 июня 1907 г.

Объявляем всем нашим верным подданным:

По повелению и указаниям нашим со времени роспуска Государственной думы первого созыва правительство наше принимало последовательный ряд мер к успокоению страны и установлению правильного течения дел государственных.

Созванная нами вторая Государственная дума призвана была содействовать, согласно державной воле нашей, успокоению России: первее всего работой законодательной, без которой невозможна жизнь государства и усовершенствование его строя, затем рассмотрением росписи доходов и расходов, определяющей правильность государственного хозяйства, и, наконец, разумным осуществлением права запросов правительству, в целях укрепления повсеместно правды и справедливости.

Обязанности эти, вверенные нами выборным от населения, наложили на них тем самым тяжелую ответственность и святой долг пользоваться правами своими для разумной работы на благо и утверждение державы российской.

Таковы были мысль и воля наши при даровании населению новых основ государственной жизни.

К прискорбию нашему, значительная часть состава второй Государственной думы не оправдала ожиданий наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению государства.

Деятельность этих лиц в Государственной думе послужила непреодолимым препятствием к плодотворной работе. В среду самой Думы внесен был дух вражды, помешавший сплотиться достаточному числу членов ее, желавших работать на пользу родной земли.

По этой причине выработанные правительством нашим обширные мероприятия Государственная дума или не подвергала вовсе рассмотрению, или замедляла обсуждением, или отвергала, не остановившись даже перед отклонением законов, каравших открытое восхваление преступлений и сугубо наказывавших сеятелей смуты в войсках. Уклонившись от осуждения убийств и насилий, Государственная дума не оказала в деле водворения порядка нравственного содействия правительству, и Россия продолжает переживать позор преступного лихолетия.

Медлительное рассмотрение Государственной думой росписи государственной вызвало затруднение в своевременном удовлетворении многих насущных потребностей народных.

Право запросов правительству значительная часть Думы превратила в способ борьбы с правительством и возбуждения недоверия к нему в широких слоях населения.

Наконец, свершилось деяние, неслыханное в летописях истории. Судебной властью был раскрыт заговор целой части Государственной думы против государства и царской власти*. Когда же правительство наше потребовало временного, до окончания суда, устранения обвиняемых в преступлении этом пятидесяти пяти членов Думы и заключения наиболее уличаемых из них под стражу, то Государственная дума не исполнила немедленно законного требования властей, не допускавшего никакого отлагательства.

* (См.: Соловьев М. Е. Царские провокаторы и дело социал-демократической фракции II Государственной думы // Вопросы истории.- 1966.- № 8.)

Все это побудило нас указом, данным правительствующему Сенату 3 сего июня, Государственную думу второго созыва распустить, определив срок созыва новой Думы на 1 ноября сего 1907 г.

Но, веря в любовь к родине и государственный разум народа нашего, мы усматриваем причину двукратного неуспеха деятельности Государственной думы в том, что по новизне дела и несовершенству избирательного закона законодательное учреждение это пополнялось членами, не явившимися настоящими выразителями нужд и желаний народных.

Посему, оставляя в силе все дарованные подданным нашим манифестом 17 октября 1905 г. и основными законами права, воспрняли мы решение изменить лишь самый способ призыва выборных от народа в Государственную думу, дабы каждая часть народа имела в ней своих избранников.

Созданная для укрепления государства Российского, Государственная дума должна быть русской и по духу.

Иные народности, входившие в состав державы нашей, должны иметь в Государственной думе представителей нужд своих, но не должны и не будут являться в числе, дающем им возможность быть вершителями вопросов чисто русских.

В тех же окраинах государства, где население не достигло достаточного развития гражданственности, выборы в Государственную думу должны быть временно приостановлены.

Все эти изменения в порядке выборов не могут быть проведены обычным законодательным путем через ту Государственную думу, состав коей признан нами неудовлетворительным, вследствие несовершенства самого способа избрания ее членов. Только власти, даровавшей первый избирательный закон, исторической власти русского царя, довлеет право отменить оный и заменить его новым.

От Господа Бога вручена нам власть царская над народом нашим. Перед престолом его мы дадим ответ за судьбы державы Российской.

В сознании этом черпаем мы твердую решимость довести до конца начатое нами дело преобразования России и даруем ей новый избирательный закон, обнародовать который повелеваем правительствующему Сенату.

От верных же подданных наших мы ждем единодушного и бодрого, по указанному нами пути, служения родине, сыны которой во все времена являлись твердым оплотом ее крепости, величия и славы.

Дан в Петергофе, в 3-й день июня, в лето от рождества Христова тысяча девятьсот седьмое, царствования же нашего в тринадцатое.

Государственная дума в России в документах и материалах.- С. 271 - 273.

№ 11. Из запроса* социал-демократической фракции Думы министрам внутренних дел и юстиции 25 октября 1913 г.

* (Запрос был важной формой борьбы с правительством в Думе. Он позволял партиям ставить наиболее острые проблемы и привлекать к ним и их оценке общественное внимание. Была выработана процедура подачи запроса. Для этого требовалось 33 подписи. В социал-демократической фракции IV Думы было всего 14 человек. Даже вместе с подписями близких к социал-демократам трудовиков необходимого числа подписей для подачи запроса не набиралось. А. Е. Бадаев вспоминал: "Приходилось "занимать" подписи у кадетов или прогрессистов. По условиям парламентского "сожительства" отдельные члены кадетской фракции и фракции прогрессистов иногда давали подписи под наши запросы... Когда подписи были собраны... надо было добиться постановки вопроса на заседаниях Думы" (Бадаев А. Е. Большевики в Государственной думе.- М, 1954.- С. 76 - 77). Одним из способов похоронить запрос было отклонение его спешности, сдача в "комиссию по запросам", где запросы лежали месяцами и теряли свою злободневность.)

Акт 3 июня 1907 г., которым, в нарушение основных законов Российской империи, был изменен избирательный закон и открылось то царство беспощадной реакции объединенного дворянства и высшей бюрократии, которое вот уже 6 лет держит страну и народ в атмосфере позора и угнетения, был проведен в жизнь при помощи неслыханного попрания всех основ суда и справедливости, совершенного в деле обвинения в преступной деятельности 55 депутатов социал-демократической группы II Государственной думы.

Прологом к этому государственному перевороту послужило, как известно, требование, предъявленное правительством Государственной думе второго созыва о выдаче 55 членов социал-демократической фракции и аресте 16 наиболее виновных, по данным охранного отделения, ее членов.

...Особая комиссия, выбранная Думой для рассмотрения предъявленного против с.-д. депутатов обвинения, не успела, однако, закончить своей работы, так как 3 июня уже последовал высочайший указ о роспуске Государственной думы, изменение избирательного закона и арест депутатов социал-демократической фракции.

Государственный переворот, таким образом, был совершен, а над наиболее ненавистными правительству членами II Государственной думы была учинена жестокая расправа - месть торжествующих победителей. В атмосфере застенка, в которой должно было протекать судебное разбирательство при закрытых дверях, ни обвиняемые, ни защита не сочли для себя возможным участвовать, и с.-д. депутаты были приговорены к тягчайшему наказанию - каторжным работам, где некоторые из них уже нашли себе безвременный конец.

С.-д. фракция III Государственной думы не могла пройти молчанием совершившегося надругательства над судом и личностью своих предшественников и решила при первом возможном случае пролить свет на это темное дело и поднять вопрос о пересмотре дела и освобождении осужденных товарищей.

Такой случай представился 11 августа 1911 г., когда на высочайшее имя и на имя министра внутренних дел поступило прошение бывшего сотрудника и секретного агента охраны Болеслава Бродского, в котором указанный Бродский просил о предании его суду за совершенные им преступные деяния по инсценированию сношений осужденных депутатов с упомянутой военной организацией, для чего он, Бродский, с ведома с.-петербургского начальника охранного отделения генерала Герасимова и директора департамента полиции Трусевича: 1) был инициатором посылки в с.-д. фракцию депутации от солдат петербургского гарнизона, 2) на своей квартире производил переодевание солдат перед отправлением депутации, 3) участвовал в передаче с.-д. депутатам наказа революционного содержания, черновик которого был выработан в охранном отделении и одобрен генералом Герасимовым.

На основании указанных и опубликованных Бродским данных 15 ноября 1911 г. с.-д. фракция III Государственной думы внесла запрос, на спешности которого настаивала, о преступной провокационной деятельности охранного отделения в целях подготовления обвинения депутатов с.-д. фракции II Государственной думы в сношениях с военной организацией, каково должно было послужить и послужило предлогом к аресту с.-д. депутатов и послужило предлогом к государственному перевороту 3 июня...

Этот вопрос был четыре раза вносим с.-д. фракцией III Думы и каждый раз снимался ею с очереди, так как председатель не желал допустить обсуждение его в открытом заседании, а обсуждение при закрытых дверях было неприемлемо для инициаторов запроса, ставивших своею целью раскрытие истины и возможно более публичное заклеймение деятельности охранников.

После последнего внесения запроса, и несмотря на снятие его интерпеллянтами, запрос все-таки был поставлен на обсуждение по предложению члена III Государственной думы Шубинского, согласно той статье наказа, которая допускает такое обсуждение, если за обсуждение, несмотря на снятие запроса инициаторами, выскажется 30 членов Государственной думы.

Против такого насилия над волею инициаторов протестовала вся оппозиция до фракции "партии народной свободы" и прогрессистов включительно, покинувших в знак протеста зал заседания. И все же запрос был обсужден, спешность отвергнута и самый запрос похоронен в комиссии.

В настоящее время до всеобщего сведения дошли новые факты, еще более освещающие провокационную деятельность чинов охраны по подготовке обвинения и инсценировке сношений с.-д. фракции с военной организацией, уличающие охранку в деяниях, недопустимых и наказуемость которых была признана с высоты думской трибуны самим покойным председателем Совета министров П. А. Столыпиным в объяснении по запросу о провокаторской деятельности сотрудника охраны Евно Азефа.

Вместе с членами II Государственной думы по обвинению в участии в преступном сообществе была привлечена и некая Екатерина Шорникова, по мужу Юдкевич, исполнявшая обязанности секретаря указанной военной организации, преступная деятельность которой, по утверждению ведшего следствие по делу депутатов следователя по особо важным делам Зайцева, заключалась в следующем:

1) указанная Шорникова приглашала солдат на конспиративные собрания:

2) на указанных собраниях читала им наказ революционного содержания;

3) приводила солдат в помещение фракции на Невский № 92, где и был произведен арест депутатов; приведенные Шорниковой депутаты и вручили членам Думы наказ, в котором обещалась поддержка оружием.

Дело с Шорниковой за неразысканием обвиняемой было выделено.

В июле 1913 г. Шорникова явилась в Петербург и добровольно отдала себя в распоряжение властей.

Исполняющий обязанности прокурора особого присутствия правительствующего Сената для суждения о государственных преступлениях Корсак, допросив Шорникову в качестве обвиняемой, в своем заключении констатирует, что Шорникова:

1) поступила в конце 1906 г. на службу в охранное отделение в качестве секретного агента за ежемесячное денежное вознаграждение;

2) что с марта 1907 г. Шорникова, проникнув в военную организацию, постоянно бывала на конспиративных собраниях, на которые приглашала нижних чинов, что удостоверил, как мы видели, равно и ведший следствие по делу депутатов следователь по особо важным делам Зайцев;

3) с ведома и по распоряжению охранного отделения предложила и затем собственноручно отпечатала на машинке два экземпляра наказа революционного содержания, один из которых передала охранному отделению, второй же был вручен депутации для передачи в с.-д. фракцию, но при обыске помещения фракции разыскан не был;

4) 5 мая 1907 г. она читала этот документ нижним чинам на конспиративном собрании в доме № 129 по Фонтанке, откуда в тот же день сама пошла с депутацией солдат в помещение фракции на Невский № 92, где этот экземпляр был передан депутату Озолю...

Ввиду всего изложенного мы, нижеподписавшиеся члены Государственной думы, на основании ст. 33 Положения о Государственной думе, предлагаем обратиться к министрам внутренних дел и юстиции с запросом:

1) Известны ли им указанные преступные деяния сотрудников и секретных агентов охраны, повлекшие за собой обвинение и осуждение с.-д. депутатов II Думы?

2) Какие меры они намерены предпринять для прекращения и предупреждения подобных преступных деяний на будущее время и для наказания виновных и восстановления истины в деле осужденных членов II Государственной думы?

Настоящий запрос просим признать спешным.

Большевистская фракция IV Государственной думы.- М.; Л., 1938.- С. 392 - 397.

Литература

Ленин В. И. Первая победа революции // Поли. собр. соч.- Т. 12.

Ленин В. И. Последние известия // Там же.

Ленин В. И. Вопрос о земле в Думе // Там же.- Т. 13.

Ленин В. И. Ни земли, ни воли // Там же.

Ленин В. И. По поводу декларации нашей думской фракции // Там же.

Ленин В. И. Смелый натиск и рабочая защита //Там же.

Ленин В. И. Вторая дума и задачи пролетариата // Там же.- Т. 15.

Ленин В. И. По поводу декларации Столыпина. Проект воззвания // Там же.

Ленин В. И. Избирательная платформа РСДРП // Там же.- Т. 21.

Ленин В. И. К вопросу о рабочих депутатах в Думе и их декларации // Там же.- Т. 22.

Ленин В. И. Проект закона о равноправии наций и о защите прав национальных меньшинств // Там же.- Т. 25.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК - М., 1983.- Т. 1.- С. 159 - 160, 167 - 168, 189, 253, 315 - 317, 390 - 392, 416-420, 443 - 444.

Государственная дума в России в документах и материалах.- М., 1957.

Государственная дума: Стенографические отчеты:

Созыв 1: Сессия 1,- Т. 1 - 2,- СПб., 1906.

Созыв 2: Сессия 2,- Т. 1 - 2.- СПб., 1907.

Созыв 3: Сессия 1.- Ч. 1 - 3.- СПб., 1908.

Сессия 2.- Ч. 1 - 4,- СПб., 1908.

Сессия 3.- Ч. 1 - 4,- СПб., 1910.

Сессия 4,- Ч. 1 - 3.- СПб., 1910 - 1911.

Сессия 5,- Ч. 1 - 4,- СПб., 1911 - 1912.

Созыв 4: Сессия 1.- Ч. 1 - 3.- СПб., 1913.

Сессия 2,- Ч. 1 - 5,- СПб., 1914.

Сессия 3.- Пг., 1915.

Сессия 4.- Ч. 1 - 3.- Пг., 1915 - 1916.

Сессия 5.- Пг., 1917.

Большевистская фракция IV Государственной думы: Сб. материалов и документов.- Л., 1938.

Обзор деятельности Государственной думы III созыва 1907 - 1912 гг.- СПб., 1912,- Ч. 1 - 3.

Столыпин П. А. Сборник речей, произнесенных в заседаниях Государственного совета и Государственной думы (1906 - 1911).- СПб., 1911.

Третья государственная дума: Материалы для оценки ее деятельности.- СПб., 1912.

Бадаев А. Е. Большевики в Государственной думе: Воспоминания.- М., 1954.

Боровский В. В. О Государственной думе и думской тактике // Избр. произведения о первой русской революции.- М., 1955.

Воровский В. В. Об аграрных отношениях // Там же.

Головин Ф. А. Записки о Николае II, П. А. Столыпине // Красный архив.- М., 1926,- Т. VI.

Головин Ф. А. Воспоминания о II Государственной думе // Исторический архив.- 1959.- № 4 - 6.

Наши депутаты: Биографии и портреты членов Государственной думы 1-го созыва- М., 1906.

Наши депутаты: Биографии и портреты членов Государственной думы 2-го созыва.- М., 1907.

Члены Государственной думы (портреты и биографии): III созыв, 1907 - 1912.- М., 1910.

Аврех А. Я. Столыпин и третья Дума.- М., 1968.

Аврех А. Я. Царизм и IV Дума. 1912 - 1914.- М., 1981.

Аврех А. Я. Распад третьеиюньской системы.- М., 1985.?

Греков Б. И., Шацилло К. Ф., Шелохаев В. В. Эволюция политической структуры России в конце XIX - начале XX века (1895 - 1913) // История СССР.- 1983,- № 5.

Дякин В. С. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907 - 1911 гг.- Л., 1978.

Дякин В. С. Буржуазия, дворянство и царизм в 1911 - 1914 гг.- Л., 1988.

Колесниченко Д. А. Трудовики в период первой российской революции.- М" 1985.

Любаров П. Е., Рудь А. С. Пролетариат и Государственная дума // Российский пролетариат: Облик. Борьба. Гегемон.- М., 1970.

Сидельников С. М. Образование и деятельность Первой Государственной думы.- М., 1962.

Сенчакова Л. Т. Крестьянское движение в революции 1905 - 1907 гг.- М., 1989.

ЧерменскийЕ. Д. I и II Государственные думы: Историографичесий очерк // Актуальные проблемы советской историографии первой русской революции.- М., 1978.

Черменский Е. Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции.- М., 1970.

Черменский Е. Д. IV Государственная дума и свержение царизма.- М., 1976.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь