НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 9. Развитие капитализма в сельском хозяйстве России в 1861 - 1904 гг.

В течение всей эпохи капитализма Россия, несмотря на бурное развитие промышленности, продолжала оставаться аграрно-индустриальной страной. Сельское хозяйство, являясь частью единого народнохозяйственного организма, было подчинено действию единых - капиталистических по своей объективной природе - закономерностей. Основной чертой аграрного развития была буржуазная аграрная эволюция, охватившая все отрасли сельскохозяйственного производства и все формы хозяйств. С другой стороны, аграрные отношения являлись основным вместилищем феодально-крепостнических пережитков. Все это определило противоречивость развития капитализма в сельском хозяйстве, сложность и многообразие его форм.

Историки располагают огромным комплексом источников по аграрной истории периода капитализма. Основным ядром этого комплекса являются массовые источники. Ломка феодальных и интенсивное развитие буржуазных форм землевладения и землепользования потребовали периодического учета размеров и сословной структуры землевладения. В итоге в России было проведено три земельных переписи - 1877, 1887 и 1905 гг., в результате которых были собраны обширные сведения. Имеются также ценнейшие данные о сделках по купле-продаже земли почти за всю эпоху капитализма и сведения о залоге земли в банках.

Возросшая потребность в информации о сельскохозяйственном производстве привела к возникновению новой статистики урожаев и учета рабочего и продуктивного скота. Отдельные виды такого учета, например военно-конские переписи, достигли весьма высокого уровня. Впервые был проведен массовый учет обеспеченности сельского хозяйства орудиями и машинами. На основе самых современных для того времени методов разнообразные сведения о крестьянском и помещичьем хозяйстве были собраны земскими статистиками.

Большой массив данных о крестьянском и помещичьем хозяйстве сохранился в фондах земельных банков. Это десятки тысяч ссудных дел, содержащих описания частновладельческих и крестьянских хозяйств, а также отчеты банков (большая часть из них опубликована) и подготовительные материалы к ним. В результате сельскохозяйственной переписи 1916 г. и сельскохозяйственной и земельной переписи 1917 г. по единым обширным программам были описаны крестьянские и помещичьи хозяйства почти всей страны и получены ценнейшие сведения о сельскохозяйственном производстве, землевладении и землепользовании, крестьянском и помещичьем хозяйстве накануне Октябрьской революции.

Таков в самых общих чертах круг основных массовых источников по истории аграрного развития пореформенной России. Наряду с этим огромный массив различных сведений содержится в делопроизводственной документации различных министерств и ведомств (прежде всего Министерства земледелия и государственных имуществ, с 1905 г. - Главного управления землеустройства и земледелия, Министерства внутренних дел, Министерства финансов), в делопроизводственной документации вотчинных контор, волостных правлений и других органов местного управления.

Состояние русской пореформенной деревни нашло яркое отражение в мемуарной и публицистической литературе (работы А. Н. Энгельгардта, Н. Н. Златовратского, Г. И. Успенского, В. В. Селиванова, С. Н. Терпигорева и др.), а также периодической печати того времени.

Ниже приводятся разнообразные источники, характеризующие землевладение, землепользование, состояние помещичьего и крестьянского хозяйства в конце XIX - начале XX в. Эти материалы могут быть использованы на семинарских занятиях при изучении работ В И. Ленина "Развитие капитализма в России" и "Аграрный вопрос в России к концу XIX в.", а также для докладов и сообщения по темам: "Феодальный характер землевладения в России в конце XIX - начале XX в.", "Мобилизация земельной собственности в конце XIX в.", "Залог земли в России", "Земельная аренда пореформенной России", "Социально-экономический строй помещичьего хозяйства эпохи капитализма", "Развитие капитализма в крестьянском хозяйстве пореформенной России", "Крестьянская община в 70 - 80-е гг. XIX в.. ее организация и функции" и др.

№ 1. Размещение земельных владений по районам Европейской России в 1877 и 1905 гг.

Размещение земельных владений по районам Европейской России в 1877 и 1905 гг.
Размещение земельных владений по районам Европейской России в 1877 и 1905 гг.

Статистический временник Российской империи.- СПб., 1886.- Сер. III.- Вып. 10; Статистика землевладения 1905 г.: Свод данных по 50 губ. Европейской России.- СПб., 1907.

№ 2. Надельные земли крестьян (по разрядам) в 1877 и 1905 гг.

Надельные земли крестьян (по разрядам) в 1877 и 1905 гг.
Надельные земли крестьян (по разрядам) в 1877 и 1905 гг.

№ 3. Продажа частновладельческих земель в Европейской России в 1863 - 1910 гг.

Продажа частновладельческих земель в Европейской России в 1863 - 1910 гг.
Продажа частновладельческих земель в Европейской России в 1863 - 1910 гг.

Составлено по: Материалы по истории движения землевладения в России.- СПб., 1907 - 1917,- Вып. XIII - XXV.

№ 4. Покупка земли крестьянами посредством Крестьянского поземельного банка* по 45 губерниям Европейской России

* (Крестьянский поземельный банк, открытый в 1882 г., служил прежде всего интересам помещиков, обеспечивая выгодную продажу их земель крестьянству. При продаже земли через банк помещик получал сумму закладными свидетельствами, крестьяне уплачивали наличными, как правило, 25%, а за остаток от суммы платили банку ежегодно 6,5% ссуды в течение 55,5 лет (наиболее распространенный срок ссуды). Покупая у банка землю, крестьяне на все время превращались как бы в наследственных арендаторов банковской земли, притом фактически при значительно больших платежах, чем платили по тогдашним арендным ценам. При открытии банка было заявлено, что его целью является содействие обеспечению землей малоземельных и безземельных крестьян. Однако вскоре выяснилось, что эта клиентура банка весьма ненадежная в платежах. С 1885 г. основными заемщиками банка становятся товарищества крестьян, состоящие из наиболее зажиточной части деревни.)

Покупка земли крестьянами посредством Крестьянского поземельного банка по 45 губерниям Европейской России
Покупка земли крестьянами посредством Крестьянского поземельного банка по 45 губерниям Европейской России

Отчеты крестьянского поземельного банка: 1883 - 1895 гг.- СПб., 1895; Отчеты крестьянского поземельного банка: 1884 - 1896 гг.- СПб., 1896.

№ 5. Залог земли* в конце XIX - начале XX в. в России

* (Для пореформенной России характерно широкое развитие земельного кредита. Образование и развитие системы земельного (ипотечного) кредита было вызвано потребностями развивающегося капитализма. С другой стороны, земельный кредит имел ярко выраженный классовый характер, ибо формировалась и функционировала эта система при поддержке правительства, которое видело в ней одно из главных средств помощи земельному дворянству. Основными звеньями этой системы были государственные, акционерные и взаимные ипотечные учреждения. Акционерные банки, формально бессословные, обслуживали, как Дворянский банк, преимущественно помещиков. В таблице приводятся данные о размахе залоговых операций банков, росте земельной задолженности банкам, региональном размещении заложенных земель.)

Залог земли в конце XIX - начале XX в. в России
Залог земли в конце XIX - начале XX в. в России

Продолжение
Продолжение

Статистика долгосрочного кредита в России. 1895.- СПб., 1897.- Вып. 3; Статистика долгосрочного кредита в России, 1905.- СПб., 1907.- Вып. 3.

№ 6. Количество арендованной крестьянами земли* в Европейской России в 1881 г

* (Развитие арендных отношений было весьма показательно для аграрного строя пореформенной России. Сохранение в условиях развивающегося капитализма монопольного права дворянства на землю, концентрация в его руках большей части частновладельческих земель, крайне ограниченные до столыпинской реформы возможности для мобилизации надельных земель сделали аренду главным средством перераспределения земли между помещиками и крестьянами и между отдельными группами крестьянства. Размах и характер аренды в значительной мере определили социально-экономический строй крестьянского и помещичьего хозяйства. Для одних случаев она являлась выгодным средством расширения собственного производства, способствуя проникновению и развитию капиталистического производства, в других - была по существу отработочной системой, пережитком барщинного хозяйства. В таблице приводятся данные, характеризующие аренду крестьянами частновладельческих земель, а также внутри надельную аренду.)

Количество арендованной крестьянами земли в Европейской России в 1881 г.
Количество арендованной крестьянами земли в Европейской России в 1881 г.

Дружинин Н. М. Русская деревня на переломе: 1860 - 1880.- М., 1978.- С. 138 - 139 (с уточнениями)

№ 7. Земельные цены и арендная плата в России*

* (Одной из особенностей земельных отношений в России было то, что размеры земельной ренты были существенно завышены сравнительно с ценами на землю. Последние не представляли собой капитализированной земельной ренты. Причина этого заключалась в сохранении полукрепостнического сословного характера землевладения, высокой концентрации привилегированных дворянских земель и их господстве в частном землевладении. Помещики, располагая мощным средством давления на крестьянство, имели возможность получения от земли добавочных доходов к тем, которые допускались при "нормальном" буржуазно-капиталистическом функционировании земельного рынка.)

Земельные цены и арендная плата в России
Земельные цены и арендная плата в России

Ковальченко И. Д., Селунская Н. Б., Литваков Б. М. Социально-экономический строй помещичьего хозяйства Европейской России в эпоху капитализма.- М., 1982.- С. 115.

№ 8. Размещение сельскохозяйственных наемных рабочих в Европейской России на рубеже XIX - XX вв.

Размещение сельскохозяйственных наемных рабочих в Европейской России на рубеже XIX - XX вв.
Размещение сельскохозяйственных наемных рабочих в Европейской России на рубеже XIX - XX вв.

Ковальченко И. Д., Милов Л. В. Всероссийский аграрный рынок: XVIII - начало XX в.- М., 1974,- С. 320.

№ 9. Имение Павла Ивановича Левицкого Чернского уезда Тульской губернии

К числу хозяев, пользующихся наибольшею известностью в России, принадлежит Павел Иванович Левицкий, владелец имения при селе Алексеевском, Чернского уезда, в 22 верстах от ст. Караси. Автор известных писем из села Алексеевского ("Земледельческая Газета", 1871 - 1895), Павел Иванович за 25 лет произвел ряд опытов, не всегда оказывавшихся выгодными для его имения, но сослуживших огромную службу русскому земледелию, так что присужденная недавно старейшим из наших сельскохозяйственных обществ почетная награда досталась действительно достойнейшему из достойных.

Состав имения... Всей земли в имении 959 дес., из которой усадебной 26 дес., пахотных полей 670 дес., сенокосов 20 дес., под лесом естественным 112 дес., под искусственным 110 дес. и неудобной 21 дес. Вся площадь находится в одной окружной меже: пахотная земля разделена на 3 хутора с отдельными севооборотами. Пахотной земли в 1-м хуторе 168 д., во 2-м 288 д. и в 3-м 214 дес. Почва черноземная, до 1 арш. глубиною; подпочва глина.

Полеводство. Исключительным удобрением служит навоз, которого кладется на 1 дес. около 2400 пуд. Навоз вывозится в поле преимущественно зимою, раскладывается кучами (по возу) и по оттаянии немедленно разбрасывается, но запахивается не спеша; хорошим признаком считается, если навоз до запашки успеет порости сорными травами. Запахивать навоз начинают обыкновенно в первых числах мая, сохами, на глубину до 11/2 верш., а затем железною бороною; двойка производится плугами, до 2 верш., в начале июля; бороньба затем следует по возможности в скором времени, с целью не дать почве скоро сохнуть. Пар неудобренный обрабатывается наоборот: пашется плугами, двоится сохами.

Под яровой посев земля пашется на зябь, с августа и доколе можно, на глубину до 21/2 вершков, двулемешными плугами, и в таком виде оставляется под зиму. Весной пахоты не производится никакой; земля перед посадкой картофеля скородится драпачами и железными боронами, а перед посевом овса одними только железными боронами; посев овса проводится как можно ранее разбросною сеялкою и заделывается драпачем и железною бороною.

В девятипольном севообороте следующее чередование полей: 1) пар, удобренный навозом, 2) рожь, 3) картофель, 4) овес, 5) клевер на семена, 6) клевер на траву, 7) пар, 8) рожь и 9) овес. Десятипольный отличается от предыдущего только тем, что клевер оставляется на третий год под выгон.

Из озимых культивируется в настоящее время только местная рожь. Посев пшеницы с 1894 г. не производится, потому что стоимость производства ее не окупается при существующих ценах, вследствие привоза на местные рынки с юга пшеницы, которая добротой превосходит местную. Из яровых возделываются овес французский, картофель беломясный "саксонский луковичный" и, в виде опыта, "персик"; далее - греча и красный клевер. Впрочем, урожаи клевера в последнее время настолько понизились, что владелец предполагает исключить его из севооборота и заменить другим растением, вероятно эспарцетом.

Количество семян и время посева видны из следующей таблички:

Количество семян и время посева
Количество семян и время посева

Урожай и доходность. В среднем за 1876 - 1893 гг. получились следующие результаты:

Урожай и доходность
Урожай и доходность

При этом урожаи отдельных лет колебались:

Урожаи отдельных лет
Урожаи отдельных лет

Величина чистого дохода по годам сильно изменилась не только от переменчивости урожая, но и еще более от непостоянства цены. Низкие цены последних лет крайне тяжело отозвались на доходности Алексеевского, пшеница же и рожь оказались даже в прямой убыток. А именно чистый доход с десятины составил:

Чистый доход с десятины
Чистый доход с десятины

Орудия и машины. Для обработки земли в хозяйстве употребляются: сохи, плуги Сакка однолемешные и двулемешные изделия Липгарта и Тульского товарищества; бороны Говарда и шведские. Посев производится разбросною сеялкою по Эккерту Липгарта и рядовой Сакка.

Хлеб убирается косами, а иногда и машиной Джонстона "Континенталь". Ручная уборка дешевле, и машина работает лишь тогда, когда не хватает рук. Травы убираются сенокосилками Джонстона, конными граблями и стогометателями Кольмана.

Молотьба производится молотилкой "Малый Богатырь" завода Буркгарда, приводимой в действие локомобилем Коломенского завода. Веялки и сортировки имеются системы Гранта, Пеннея и др.

Луга расположены по оврагам и по склонам их; уход за ними состоит в укреплении их от размыва водою.

Лес, естественный, расположен по оврагам и балкам, а иногда выходит и на ровные места. Преобладающие породы - дуб и береза в возрасте от 60 лет и моложе.

Искусственное лесоразведение ведется с 1872 года. Под посадку леса отведен участок земли, удаленный от усадьбы верст на 5 и от ближайшего хутора версты на 4, причем он отрезан от остальной земли глубокими оврагами, почему неудобен ни для ведения полевого хозяйства экономиею, ни для отдачи в аренду. В настоящее время, в особенности ввиду невыгодности полевого хозяйства, под лесоразведение занимаются пашни, прилегающие к оврагам и представляющие склоны. Так, осенью 1895 г. посажено около десяти десятин, да в 1896 году еще 30; посадка производится осенью, в сентябре. Для этого на саженном расстоянии проводятся плугом борозды, углубляемые затем почвоуглубителем, а деревца садятся на расстоянии 1 - 2 арш. одно от другого. Кроме того, производились посевы желудей; в прошлом году произведен посев желудей под особые железные колья, с притаптыванием ногою. Всходы получились вполне удовлетворительно.

Посадочный материал в последнее время приобретается в казенных питомниках.

Лесоразведением руководит владелец лично.

Садоводство. Плодовый сад занимает 3 дес., на которых разводятся преимущественно яблони: из сортов озимых - антоновка, апорт, бабушкино, кальвиль и пепин, а из осенних - боровинка, коричневое и др.

Имеется питомник, из которого продаются привитые яблони и груши только испытанных сортов; сорта же, еще лишь испытываемые, в продажу не поступают. Предлагаются яблони: антоновка, боровинка, грушевка, кальвиль красный зимний, бабушкино, а из груш бессемянка.

Прививок на продажу готовится до 15 тысяч штук, по цене около 30 коп. за штуку на месте.

Скотоводство. Лошади содержатся метисы. Основанием завода послужили суффольки; затем, для выработки более легкого типа рабочей лошади, прибавлялась кровь рысистой; в настоящее же время производителем служит битюг. Излишний молодняк в возрасте 4 - 5 лет продается по 100 - 200 руб. Упряжных лошадей имеется 50 голов.

Крупный рогатый скот, чистокровный симментальский, заведен 24 года тому. Молочных коров около 40 голов. Из приплода бычки продаются все, а телки - только излишние за ремонтом собственного стада. Как те, так и другие поступают в продажу в возрасте одного года; оцениваются бычки в 125 руб., а телки в 90 - 100 руб. Такой возраст продаваемых животных принят потому, что когда раньше поступали в продажу телята до трех месяцев, то бывали жалобы, что из них выходят плохие племенные животные. Теперь же таких жалоб нет. Количество бычков, предлагаемых в продажу, 10 - 12 шт. ежегодно, а телок очень мало.

Овцы только заводятся - оксофорширдаунские.

Свиньи содержатся беркширские, чистокровные. Приплод продается в возрасте шести недель, около 3 руб. за штуку, ежегодно до 75 поросят; покупателями являются преимущественно местные крестьяне. Большим препятствием к расширению свиноводства является падеж свиней от бациллярной ржи, из-за которой приходится держать свиней в стойлах, а следовательно, в ограниченном количестве.

Лошади в рабочее время получают до 20 - 25 фунтов овса и сена вволю; неработающие получают зимою гуменный корм, а летом ничего кроме подножного корма; на зимний корм скот становится около половины октября и переходит на пастбищный в половине апреля. Зимой коровы получают яровую солому, пареную солому с посыпкой мукою из низких сортов хлеба или мукой из вики, по 2 - 3 ф. на голову, или с посыпкою из размельченных жмыхов по 1 - 2 ф. на голову. Свиньи получают по 1 - 2 ф. муки на голову.

Зимой при скоте держится 4 скотника, 1 рабочий при паровике и 2 скотницы.

Овцы кормятся зимою гуменным кормом, а летом на пастбище.

Навоз из-под ног животных выбирается ежедневно в навозные коридоры и заменяется свежей подстилкой; из коридоров навоз через 3 - 4 недели вывозится прямо в поле.

Молочность коров за время 1891 - 1894 гг. и количество масла от 1 коровы были следующие:

Молочность коров за время 1891 - 1894 гг. и количество масла от 1 коровы
Молочность коров за время 1891 - 1894 гг. и количество масла от 1 коровы

Малая удойливость в 1891 г. объясняется плохими кормами. Молоко переделывается на сладкое сливочное масло, сливки отделяются сепаратором Бурмейстера и Кена и сбиваются на маслобойке Лефельда. Масло сбывается в Москву и Тулу.

Переработка товара. В хозяйстве имеется крахмальный завод, на котором перерабатывается картофель только со своих полей.

Рабочие. Все работы в хозяйстве исполняются собственным инвентарем и постоянными рабочими. Годовых рабочих держат около 10 чел., а на срок с весны до ноября - 7 - 8 человек; далее месячных, на время уборки хлеба, 5 - 6 человек; кроме того, по мере надобности берутся поденные. Плата годовым, на экономическом содержании, колеблется от 45 до 90 р. Полетчики получают в среднем 35 руб.; за поденные работы платят, смотря по времени года, 15 - 25 коп.

Уборка исполняется издельно, причем наем крестьян на эти работы производится заблаговременно; за уборку хлеба платят по 3 руб. 50 коп. за десятину, а за уборку картофеля - 9 р. 50 коп., сено убирается из 1/3 - 2/5.

Управление. Хозяйством заведует сам владелец; административный персонал состоит из прикащика, трех старост, ключника и заведующего счетоводством; счетоводство ведется по двойной системе.

Метеорологическая станция третьего разряда содержится владельцем на собственные средства.

Описание отдельных русских хозяйств.- СПб., 1897.-Вып. 1,- С. 57 - 62.

№ 10. Из описания Карпогорской сельской общины Никитинской волости Пинежского уезда Архангельской губернии*

* (В 1877 - 1880 гг. по инициативе Третьего отделения Вольного экономического общества и при участии членов Русского географического общества было организовано обследование по теме "Сельская поземельная община в России". Это было первое специальное обследование общины, проведенное научными обществами в научных целях. В ходе обследования было собрано 145 ответов, но только 13 ответов было опубликовано, главным образом в "Сборнике материалов для изучения сельской поземельной общины" (СПб., 1880.- Т. 1). Остальной массив документов, хранящийся в архивах, почти сто лет оставался вне поля зрения историков. В 1983 г. Л. И. Кучумовой было опубликовано еще 37 ответов. Приводится описание одной общины Архангельской губернии.)

...1. Поземельную общину составляет селение Карпогорское Никитинской волости Пинежского уезда Архангельской губернии.

2. Крестьяне Карпогорского селения как бывшие государственные землею владеют на праве временнообязанных, не получивших еще правительственной нарезки и владенных записей.

3. Поземельная община (Карпогорское селение) состоит из 7 деревень по ревизии (по-древнему печища). ...

5. Община, обнимающая 7 деревень, состоит из одного главного Карпогорского селения; выселившийся из него только один двор находится на прибрежье речки Юлы, впадающей в речку Пинегу, в соседней Кеврольской лесной даче, званием на Пихтемы.

6. На общинную Карпогорскую землю целая волость не имеет никакого влияния.

7. В общине состоит мужских душ по ревизии 150 и наличных, на которые произведен надел по приговору 1877 г., 162, и в выселке Пихтеме наличных 1. ...

II. Способы пользования общин[н]ою землею

а) Захватный способ

10. Захватного способа пользования землею не существует, за исключением Пихтемы (п. 5).

б) Переделы общин[н]ой земли

Усадебные земли

11. Переделов усадебной земли не бывает, которая хотя состоит в подворном пользовании, не наследственном владении. ...

Пахотная земля

13. Передел пахотной земли (разверстка) произведен в 1877 г. на основании добровольного согласия крестьян Карпогорской общины, выраженного в приговоре своем, состоявшемся из 2/3 домохозяев общины, так как они, потеряв терпение в ожидании новой народной переписи, которая облегчила бы затруднения в переделе - и в виду значительных перемен в семействах, так что одни владели 3 - 4 душными и более участками при одной наличной душе, а другие, имея 3 - 4 и более прибылых взрослых мужчин, не состоящих в окладе, владели однодушными участками,- сами пришли к столь настоятельно потребному убеждению разверстания пахотной земли на наличные души под условием не нарушать такой передел в течение 10 лет. При этом переделе поля из тех подножных участков, где сказался излишек сверх причитающейся части, отрезывался по указанию селенных (общинных) сходов и причислялся приблизительно к качественной уравнительности, к участкам малоимущим; но отрезывавшие излишек сами оставались на остальном участке по своему выбору, здесь были случаи, что допускалось дробление полей на мелкие части; но срытие и уничтожение меж на полях не встречалось. Вообще владельцы остались на тех коренных участках, которые переходят от одного к другому родовому поколению.

14. Наделом земли каждый крестьянин пользуется в своей деревне (печище), к которой он приписан по ревизии; в чужую дер[евню] он выезжает только за прирезкою, данною ему по случаю уравнения по всей общине. Карпогорское селение расположено в один длинный порядок, а против домов к реке Пинеге лежит пахоть, который на основании древних порядков распределен был соответственно ревизии на 7 деревень, начиная с нижнего конца: Устинской, Тупиковской, Анисимовской, Власьевской, Никитинской, Грищинской и 2-ой Никитинской, пахотные поля между каждою этими деревнями отделяются границами (зарощенными дерном межами), которые составляют проезд на поля и к реке, пахотные поля применительно к почве: возвышенности, низменности, косогорам и наклонности в ту или другую сторону разбиты на мелкие части, отделяющиеся узкими дерновыми межами; одни вспахиваются вдоль от домов к реке, другие поперек, так что некоторые домохозяева имеют по 10 - 20 таких полей и никто не имеет таких полос, которые бы составляли целый надел менее десяти полей.

15. Такое разделение сделано в старину и остается неизменным по настоящее время, небольшие исключения были допущены при разверстке земли в 1877 г. и то не уничтожением меж, а дроблением некоторой части полей на более мелкие, вызванным при уравнении земли.

16. Между древними общинами (деревнями или печищами) оставлены в древнее время границы и дороги (п. 14), которые существуют и поныне и способны для проезда с возами и сохой.

17. Земля делится по наличным мужеска пола душам, и она в течение 10 лет считается неотъемлемою от семейства, из которого если бы последовала убыль душ.

18. Изменение в распределении земли последовало только в том, что во время крестьянской реформы надел существовал на ревизские души и с 1877 года изменен на наличные (п. 13).

19. Так как правильного определения земель на полосы и столбы не произведено, то в одном и том же месте одни поля меньшей ширины, другие большей, также при неровности местоположения одни короче, другие длиннее, есть поля до 70 саж. длины 10 ширины, есть также поля 25 саж. длины и 1 саж., даже менее, ширины. Вообще порядок владения землями чреспольный.

20. Покосы между деревнями (п. 14) отделяются широкими проезжими дорогами (зарощенными дерном межами).

21. При переделах земли наделов про запас для подрастающих членов общины не оставляется.

22. Из передела пахотной земли никакой части не исключается ни под навозники и ни для каких особенных полей.

23. Пустопорожних земель, удобных и годных в пахоту, в общине нет. Если кто вздумает занять какую часть в окраине или под концами полей из неудобной земли, то это не иначе допускается, как по приговору не менее 1/2 домохозяев всей общины, засвидетельствованному в волостном правлении, с правом распахавшего и удобрившего участок тот пользоваться им в вознаграждение трудов в большинстве случаев 40 лет неотъемлемо.

Сенокосы

24. Сенокосы в одно время с пахотною землей и таким же порядком и с теми же условиями разверстаны в 1877 г. ...

III. Порядок переделов

37. Для передела установлен 10-летний срок, до окончания коего возобновление разверстки не допускается.

38. Прежде последнего разверстания земель на наличные души те крестьяне, в семействах коих увеличилось число прибылых, не зачисленных в оклад душ, неоднократно лично домогались такой разверстки у общинного схода, приглашая содействовать им местного сельского старосту, вследствие предложения коего и состоялся в пользу домогающихся приговор, приведенный в исполнение.

39. Сход для переделов всегда составляется из домохозяев, других лиц не допускается.

40. Женщины с правом голоса ни в каком случае в сходах не участвуют.

41. Вместо отсутствующего домохозяина на сходы ходят наличные односемейные члены его; жены вместо домохозяев не допускаются.

42. Приговоры о переделе, составленные с недостатком 2/3 домохозяев всей общины, действительными не признаются и к исполнению не принимаются.

43. Для законности приговора о переделе необходимо согласие если не всех присутствующих на сходе, то по крайней мере не менее 2/3 всех домохозяев общины, имеющих право голоса на сходе, иначе приговор не содержит законной силы.

44. Влияние сельских старост на приговоры схода о переделе не имеет веса, но бывают случаи, что более выдающиеся крестьяне, хотя не открыто и посредством подговаривания других, вносят свой верх.

45. При последнем переделе земля приводилась в известность на квадратную сажень посредством нанятого общиною из среды своей сведущего по сей части человека, кому платили они за то незначительное вознаграждение, но разверстки земли между крестьянами производились миром на сходе.

46. Особых мерщиков для нарезки полей и полос выбрано не было, а промер земли произведен самими всеми крестьянами при содействии нанятого расчетчика, который поверял их работы без всякого, однако, утверждения таковых кем-либо из должностных лиц.

47. Полосы намеряются в длину веревками в 10 трехаршинных сажен, и в ширину одиночными этими саженями; такое название их употребительно на месте.

48. Поземельные меры исключительное на месте употребление имеют: веревка, смерянная аршином на известную длину, трехаршинная сажень, аршин о 4 четвертях, четверть с 4 вершка и даже в некоторых случаях на ширине вершка, других мер в употреблении нет. Иногда крестьяне между собой приблизительный расчет в земле имеют по количеству ярового посева; так, посев одного четверика ячменя равняется 125 саженям глинистого тяжелого к пахоте грунта, 150 саженям грунта черноземного, но не причастного цементного действия и 175 саженям песчаного малосильного грунта.

49. Полосы между членами всей общины распределяются прямо, не подразделяя ни на какие части, и оттого никакого соединения дворов в особые отделы не существует.

50. Никакого разбора возраста крестьян и женитьбы их при переделе не было, и каждый наличный получал равную сравнительно с другими долю надела. ...

54. Случаев самовольного запахивания чужих полос без всяких поводов не бывает; но при спорах и недоразумениях подобные случаи нередки.

55. Жалобы на нарушение меж полос большею частью приносятся сельскому старосте и нередко волостному старшине, которые распорядительным порядком останавливают нарушителей и восстанавливают права законных владельцев, если же при этом обнаружился спор, то претендующие направляются в волостной суд, который по постановлениям своим отказывает нарушителям спокойного владения и окончательно восстанавливает права законного владельца.

56. В общине находится дворов: с одним земельным паем 1.1, с двумя 19, тремя 7, четырьмя 15, пятью 4, шестью 1 и семью 1, особенных названий паи эти не имеют. ...

VI. Состояние полеводства в общине

70. Система трехпольного полеводства, как неприменимая к расположению по качествам пашни, не введена, и каждый домохозяин сообразно способности полей к родам производительности пользуется и употребляет их по своему усмотрению. Особенных улучшений в полеводстве средствами целой общины не было; травосеяния также не существует. Унавоживание полей есть единственный способ удобрения их, навоз вывозится преимущественно весной на те поля, которые назначены под яровые посевы, и на отдельные поля вывозится таковой осенью по первому снегу. У зажиточных крестьян каждогодно на всяком поле бывает по части навоза, а у менее самостоятельных доходит очередь через 2, 3 и даже 5 лет; у беднейших часто навоз не бывает по 10 и более лет. Из всех полей 4, 5 или 6 часто бывает под паром, который засевается коноплею, репою и рожью к будущему году. Введения целой общиной усовершенствованных орудий, машин и проч. не было. ...

74. Помочи здесь разумеются: большое собрание людей для снятия у одного домохозяина хлеба или сена, но в крестьянской общине они весьма редки. В ней существуют обычные ежегодно бороды (дожины хлеба), оканчивая дожин хлеба с 3 - 5 - 10 сторонними рабочими, преимущественно женщинами и девицами из родни, завивающего бороду (оканчивающего жатву), так по местному обычаю говорят: у такого-то сегодня бороду завивают (дожинают), бородное будет (угощение). По окончании жатвы хозяин предлагает вечером того же дня или по созыву в другое время пиво, водку, изрядный ужин и непременным долгом приготовить и угощать крупяною кашей; сюда приглашаются мужья жен, бывших на работе, и другие родные и знакомые, хотя и не участвовавшие в дожине; здесь в вознаграждение за труд редкая из девиц даже усовестится выпить горелки до изрядной пени, часто выпивают и до беспамятства. По окончании ужина, когда пища соберется со стола, вместо благодарения богу, как бы следовало за обильный дар хлеба, поднимается неумолкаемый крик деревенских песен, потом толпою выходят на улицу и по несколько раз проходят по всему селению с песнями. Такие более или менее веселые бородные справляет почти каждый домохозяин в общине. ...

76. Собственных крестьянских лесов не существует6. По соседству Карпогорской общины расположены за перелесками с одной стороны 4, а с другой* верст такие же общины бывших государств[енных] крестьян и при такой же сельскохозяйственной и землевладельческой обстановке, как и Карпогорская, общий уровень хозяйства коей ничем не отличается от соседних.

* (Крестьяне общины пользовались казенной лесной дачей.)

VII. Платежи и повинности, лежащие на общине

77. Община обложена и уплачивает в год казенных податей и земских повинностей 881 р. 82 к. и мирских сборов 90 р. 45 к., итого 972 p. 27 к. Всех платежей на душу 5 р. 96 1/2 к. (в том числе казенных по 5 р. 41 к. и мирских по 55 1/2 коп.), а на десятину всех платежей приходится 3 р. 22 к.

78. Разверстка (раскладка) платежей и повинностей на количество земли производится ежегодно в начале года, независимо от разверстки земли, которая разверстана на известный 10-летний период.

79. За единицу распределения платежей признается десятина пахотной и сенокосной земли.

Так, казна по своим сборам считает за единицу сельское общество, обнимающее несколько общин (селений); сельское общество по сборам на мирские потребности представляет себя единицею. Взятое общее количество казенных и мирских сборов сельское общество распределяет на общины (селения), по количеству душ уравнительно; причитающуюся часть на общину по числу душ разверстывает на количество земли, имеющейся во владении общины, по равной части на каждую десятину.

80. По предыдущему расчету и домохозяева все платежи отмечают по количеству состоящих во владении их наделенных миром подворных участков.

81. Безземельные совершенно свободны от всяких налогов за землю, и подушные подати за них уплачиваются теми, за кем состоят поземельные их наделы. ...

83. За убылые души платежи уплачиваются и повинности отправляются теми членами семейств, из которых последовала убыль, а выморочные участки община поручает своим членам, более нуждающимся по семейным соображениям в земле, с обязательством уплачивать все налоги до нового передела земли. Случаев освобождения на время от уплаты платежей и повинностей таких крестьян, хозяйство которых пришло во временный упадок вследствие причин, от них не зависящих, не было.

84. В общине 3 однодушных участка отставных солдат, которые уплачивают казенных сборов только по 1 р. 14 к. каждый, и мирские сборы наравне с крестьянами - 4 таких участка, за которые, как состоящие во владении нижних чинов, состоящих на службе, вовсе не уплачиваются никакие сборы, и все эти сборы уплачиваются общиною вместе с прямыми их налогами.

85. Ни старшина, ни староста и ни другие должностные лица никакими льготами в отбывании платежей и повинностей не пользуются.

86. Воинские чины во время службы вовсе свободны от платежей и повинностей, которые (п. 84) община принимает на себя, прибавляя на количество своей земли налог. ...

VIII. Юридические отношения членов общины

88. Отдельных селений община не имеет, передела земли до окончания 10-летнего срока не допускается и отдачи общинных земель в аренду не производится...

Поля всей общины обложены общею городьбою, и потому не представляется надобности огораживать каждому свои поля, да и нет возможности это делать, имея один 10 - 20 мелких полей. Так как трехпольный севооборот неприменим к местности, то полная свобода каждому: кто где что хочет, то и сеет. Время обработки полей не ограничивается никаким сроком, каждый вправе выезжать на поле по своему усмотрению. Судя по тому, у кого которое где поле выше и суше, тот туда прежде и едет засевать. Унавоживание полей приносит одному только самому владельцу пользу - потому общиною не преследуются строго те, которые не в состоянии достаточно унавоживать владеемые ими поля. Хозяин навозом и скотом своим распоряжается по своему усмотрению, но продать навоз в другую общину не позволят. ...

91. Крестьянину доставшийся ему при переделе участок земли предоставляется без согласия мира отдавать его на короткий срок в кортому, из половья, закладывать и, пожалуй, менять с однообщинником только; но ни продавать, ни передавать в наследство на праве собственности не может, как не воспользовавшийся правом собственности. ...

93. После смерти домохозяина всегда заступают его место дети, братья или другие ближайшие родные, даже односемейные женщины, при неимении мужчин; выбора в таком случае большаков, смены нерадивых домохозяев, замены другими не бывает.

94. Семейных разделов самовольных, вследствие домашних несогласий, в общине в течение последних 3 лет было 5...

В Карпогорской общине находится семей: одиноких 4, двоедушных 2, трехдушных 6, четырехдушных 11, пятидушных 16, шестидушных 10, семидушных 5, восьмидушных 4, девятидушных 3 и одиннадцатидушных 1. О разделе земли никто из них ныне не просит.

95. Отставные и бессрочно-отпускные солдаты землею в общине не пользуются наравне с односельцами (общинниками), уплачивая оброчную за то подать по 1 р. 14 1/4 к. в год и все мирские сборы, какие собираются с крестьян (п. 81); но солдатки, вдовы и сироты, не имеющие при себе мужского пола, лишены как поземельного надела, так и всякого вспомоществования, что, естественно, пятнает общину несправедливостью и отсутствием всякого сочувствия к ближнему. ...

97. Случаев лишения миром прав на землю недоимщика навсегда не было; но временное отобрание таковой и передача другому было допущено (п. 73). ...

99. Явление общинного наследства не встречалось, но крестьяне такого понятия об имуществе, оставшемся после смерти члена общины, что оно поступает в наследство по родовому поколению в нисходящей линии, а за пресечением таковой - в линии боковые, хотя бы наследники отсутствовали, переписались куда или перешли в другое состояние; они правами мира считают на такое выморочное имущество, к которому положительно никого из родственников умершего в законный срок не явилось и никто не предъявил своих прав, или когда вполне известно, что никого после умершего родственников не осталось.

100. Вновь отделившиеся члены семьи всегда остаются при той земле, которая на его часть досталась по наделу в составе прежней семьи. Приемыши и подкидыши, законно приписанные к общине, хотя, впрочем, редко встречается, во время передела получают участок земли наравне с прочими членами общины.

101. Новые члены в общину принимаются по предварительно составленному ею мирскому приговору, утвержденному казенною палатою. Никакого вкупа или работы на мир от приписывающегося не требуется. Земля вновь приписавшимся отводится наравне с однообщинниками, но не тотчас по приписке, а при переделе земли, по истечении установленного для того срока; никакого вспоможения от мира, ни льготы в податях переписавшемуся не полагается.

102. Остающийся от переписывающегося на прежнем месте поземельный надел остается в пользовании прежних односемейных его, если таковые есть, впредь до нового передела земли, или, за неимением таких односемейных, мир передает участок одному или двум членам общины из обрабатывания и платежа налогов, также до нового передела земли.

103. Выкупной операции земли еще не существует.

104. Крестьян, купивших на стороне землю в личную собственность, в общине не находится.

105. Не пользующиеся долею общинной земли не имеют права участвовать на сходе, в суде волостном или сельском, в суде стариков и быть избранным в какие-либо сельские должности.

106. Кроме общих обязанностей помогать каждому в трудных случаях жизни, особенных обязанностей в этом отношении между членами общины не существует.

107. Никакой обязанности круговой поруки, кроме платежа налогов, не установлено...

Документы по истории крестьянской общины; 1861 - 1880,- М., 1983.- Ч II.- С. 18 - 37.

№ 11. А. Н. Энгельгардт. Письма из деревни*

* (Энгельгардт А. Н. (1832-1893) - народник, химик, минералог, публицист, профессор химии и декан Земледельческого института. В конце 1870 г. за участие в "студенческих сборищах" был арестован и выслан из Петербурга. Поселившись (под надзором полиции) в своем имении Батищево (Дорогобужского уезда Смоленской губернии), Энгельгардт занялся сельским хозяйством и стал выдающимся практиком сельского хозяйства, его имение фактически превратилось в первую агрохимическую опытную станцию в России. Хозяйственные опыты Энгельгардта живо интересовали великого русского ученого, основателя науки почвоведения В. В. Докучаева, бывшего частым гостем в Батищеве. С 1872 г. по просьбе М. Е. Салтыкова-Щедрина в "Отечественных записках" стали печататься его письма "Из деревни". На страницах этого журнала было опубликовано 11 писем (до его закрытия царскими властями в 1884 г.), а последнее - двенадцатое - в 1887 г. в журнале "Вестник Европы". В письмах даются яркие картины жизни пореформенной деревни. О громадной популярности деревенских писем А. Н. Энгельгардта говорит то, что они трижды издавались в дореволюционное (в 1882, 1885 и 1897 гг.) и четырежды в советское время (1937, 1956, 1960, 1987 гг.). Высокую оценку публицистики А. Н. Энгельгардта дал В. И. Ленин, неоднократно обращавшийся к его книге при анализе пореформенной деревни.)

Письмо седьмое. 1879 г.

...Первое, что бросается в глаза, это то, что во многих деревнях крестьяне: получили в надел менее того количества земли, какое у них было в пользовании при крепостном праве. Вся лишняя за указанным наделом земля была отрезана во владение помещика и составила так называемые отрезки, зацепки, зацепные земли. Где есть отрезки, там и крестьяне беднее и недоимок более. Очень часто можно видеть, что деревни, даже не имеющие полного надела, но получившие то количество земли, каким они пользовались при крепостном праве, живут зажиточнее, чем те деревни, которые, хотя и получили полный надел, но у них были отрезки. От этого же случается иногда видеть, что крестьяне, которые хорошо жили при крепостном праве, теперь обеднели, а те, которые были при крепостном праве бедны, теперь живут лучше.

Это совершенно понятно. Ясно, что при крепостном праве помещик, особенно если у него не было недостатка земли, оставлял в пользовании крестьян такое количество земли, которое обеспечивало бы исправное отбывание повинностей по отношению к помещику и казне. Если в пользовании крестьян было много земли, то это значит, что или земля нехороша, или не было у крестьян хороших лугов, недостаток которых нужно было наполнить плохими пустошами, или деревня лежала отдельно, но в связи с господской запашкой, окруженная чужими землями, так что нуждалась в выгоне. При наделении крестьян лишняя против положений земля была отрезана, и этот отрезок, существенно необходимый крестьянам, поступив в чужое владение, стеснил крестьян уже по одному своему положению, так как он обыкновенно охватывает их землю узкой полосой и прилегает ко всем трем полям, а потому куда скотина ни выскочит, непременно попадет на принадлежащую пану землю. Сначала, пока помещики еще не понимали значения отрезков, и там, где крестьяне были попрактичнее и менее надеялись на "новую волю", они успели приобрести отрезки в собственность, или за деньги, или за какую-нибудь отработку, такие теперь сравнительно благоденствуют. Теперь же значение отрезков все понимают, и каждый покупатель имения, каждый арендатор, даже не умеющий по-русски говорить немец, прежде всего смотрит, есть ли отрезки, как они расположены и насколько затесняют крестьян. У нас повсеместно за отрезки крестьяне обрабатывают помещикам землю - именно работают круги, то есть на своих лошадях, со своими орудиями производят, как при крепостном праве, полную Обработку во всех трех полях. Оцениваются эти отрезки - часто, в сущности, просто ничего не стоящие - не по качеству земли, не по производительности их, а лишь по тому, насколько они необходимы крестьянам, насколько они их затесняют, насколько возможно выжать с крестьян за эти отрезки. Понятно, что все это зависит от множества разнообразных условий.

Добро бы еще эти отрезки сдавались крестьянам за арендную плату деньгами, а то нет - непременно под работу. И что всего нелепее, очень часто вся эта работа не приносит помещику, вследствие его неумелого хозяйства, никакой пользы и бесплодно для всех зарывается в землю. В нашей местности я один только пример и знаю, что крестьяне платят за отрезки деньгами, да и то только потому, что имение находится в аренде у купца, который хозяйством не занимается и в крестьянской толевой работе не нуждается. И опять-таки, пускай и работой платят за отрезки, если бы крестьяне за отрезки производили какие-нибудь осенние, зимние или весенние работы, а то нет - каждый норовит, чтобы за отрезки работали круги, да еще с покосом, или убирали луг, жали хлеб, то есть производили работу в самое дорогое, неоценимое по хозяйству страдное время...

Для многосемейных зажиточных крестьян, у которых во дворах много работников и работниц, много лошадей и исправная снасть, отработать за отрезки кружок или полкружка еще ничего, но для одиночек-бедняков, у которых мало лошадей, обработка кружков - чистое разоренье. "Богач"- то и пользуется с отрезков больше, потому что, имея деньги, он купит весною пару бычков за дешевую цену у своих же однодворцев, нуждающихся в хлебе, пустит их на общую уругу и, когда отгуляются, к осени продаст. Тут каждый отгулявшийся бычок принесет "богачу" по пятерке, мало по трояку - вот у него работа за отрезок и окупилась. Да еще мало того, "богач" обыкновенно только земляную весеннюю работу в кружке производит сам - сам только вспашет, засеет, навоз вывезет, а на страдную работу, покос, жнитво, он нанимает за себя какого-нибудь безземельного бобыля, бобылку или еще проще, раздав зимою и весною в долг хлеб беднякам, выговаривает за магарыч известное число дней косьбы или жнитва и посылает таких должников жать на господском поле. "Богачи" всегда главные заводчики дела при съеме кружков, они-то всегда и убеждают деревню взять отрезки под работу. Бедняки и уперлись бы - "ну, как-нибудь и без кружков обойдемся, пусть штрахи берет, много ли у нас коней, мы на своей уруге прокормим" - уперлись бы, понажали бы владельца отрезков, заставили бы его сделать уступку, так как отрезки, не возьми их деревня, никакого дохода владельцу не принесут, да что с "богачами" поделаешь? "А вот я сам один возьму отрезки,- скажет богач,- я не пану чета, у меня будете работать, я знаю, что к чему". Да и что могут говорить бедняки против "богача", когда все ему должны, все в нем нуждаются, все не сегодня, так завтра придут к нему кланяться: хлеба нет, соли нет, недоимками нажимают. Вся деревня ненавидит такого богача, все его клянут, все его ругают за глаза, сам он знает, что его ненавидят, сам строится посреди деревни, втесняясь между другими, потому что боится, как бы не спалили, если выстроится на краю деревни. Но не скажу - грех огульно во всех бросать камень - бывают и "богачи" артельные, союзные, мирские люди, миру радетели. Деревню, где есть такой "богач", ни помещик не затеснит, ни купец, ни кулак-кабатчик какой-нибудь. Такие деревни быстро поправляются, богатеют, и нужно сказать, что соседнему владельцу, если он понимает хозяйское дело, ведет настоящее хозяйство и не слишком барин, такие деревни гораздо сподручнее.

Положение крестьян, получивших в надел ту землю, которой они владели при крепостном праве, у которых, следовательно, не было отрезков,- несколько иное, пожалуй, лучшее, но и тут есть своего рода загвоздкивать хлеб - хлеб те же деньги, говорит мужик, и если, продав пеньку, лен, семя, коноплю, он может уплатить подати, то хлеба продавать не будет, хотя бы у него была двухгодовалая пропорция. Он будет кормить свиней, скот.

Потому-то мужик искренне молится богу об урожае, о том, чтоб хлеб был дешев...

... Американец продает избыток, а мы продаем необходимый насущный хлеб. Американец-земледелец сам ест отличный пшеничный хлеб, жирную ветчину и баранину, пьет чай, заедает обед сладким яблочным пирогом или папушником с патокой. Наш же мужик-земледелец ест самый плохой ржаной хлеб с костерем, сивцом, пушниной, хлебает пустые серые щи, считает роскошью гречневую кашу с конопляным маслом, об яблочных пирогах и понятия не имеет, да еще смеяться будет, что есть такие страны, где неженки-мужики яблочные пироги едят да и батраков тем же кормят. У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку; пожует баба ржаную корку, что сама ест, положит в тряпку - соси...

... Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не станут есть всякую дрянь. Лучшую, чистую рожь мы пережигаем на вино, а самую что ни на есть плохую рожь, с пухом, костерем, сивцом и всяким отбоем, получаемым при очистке ржи для винокурен,- вот это ест уж мужик. Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он еще недоедает. Если довольно хлеба в деревнях - едят по три раза; стало в хлебе умаление, хлебы коротки - едят по два раза, налегают больше на яровину, картофель, конопляную жмаку в хлеб прибавляют. Конечно, желудок набит, но от плохой пищи народ худеет, болеет, ребята растут хуже...

Письмо десятое. 1880 г.

Известной дозой кулачества обладает каждый крестьянин, за исключением недоумков да особенно добродушных людей и вообще "карасей". Каждый мужик в известной степени кулак, щука, которая на то и в море, чтобы карась не дремал.

В моих письмах я не раз указывал на то, что хотя крестьяне и не имеют еще понятия о наследственном праве собственности на землю, земля ничья, земля царская, но относительно движимости понятие о собственности у них очень твердо.

Я не раз указывал, что у крестьян крайне развит индивидуализм, эгоизм, стремление к эксплуатации. Зависть, недоверие друг к другу, подкапывание одного под другого, унижение слабого перед сильным, высокомерие сильного, поклонение богатству - все это сильно развито в крестьянской среде. Кулаческие идеалы царят в ней, каждый гордится быть щукой и стремится пожрать карася. Каждый крестьянин, если обстоятельства тому поблагоприятствуют, будет самым отличнейшим образом эксплуатировать всякого другого, все равно крестьянина или барина, будет выжимать из него сок, эксплуатировать его нужду. Все это, однако, не мешает крестьянину быть чрезвычайно добрым, терпимым, по-своему необыкновенно гуманным, своеобразно, истинно гуманным, как редко бывает гуманен человек из интеллигентного класса. Вследствие этого интеллигентному и бывает так трудно сойтись с мужиком. Посмотрите, как гуманно относится мужик к ребенку, к идиоту, к сумасшедшему, к иноверцу, к пленному, к нищему, к преступнику - от тюрьмы да от сумы не отказывайся,- вообще ко всякому несчастному человеку. Но при всем том нажать кого при случае - нажмет. Если скот из соседней деревни, с которой нет общности в выгонах, будет взят крестьянами в потраве, то они его не отдадут даром. Если крестьяне поймают в своем лесу порубщика, то вздуют его так, что он и детям своим закажет ходить в этот лес,- потому-то в крестьянском лесу не бывает порубок, хотя там нет сторожей и полесовщиков. Как бьют воров и конокрадов - всем известно. Помещик скорее, чем крестьянин, простит потраву, поруб, воровство. Так себе простит, помещику это ничего не стоит, он добро не своим хребтом наживал. Когда крестьяне деревни А., выпахав ближайшие земли, стали снимать земли в отдаленных местностях, где крестьяне бедны, просты, сильно нуждаются, то они - и притом не один какой-нибудь, а все - сейчас же стали эксплуатировать нужду тамошних крестьян. Стали раздавать им под работы хлеб, деньги. Каждый мужик при случае кулак, эксплуататор, но пока он земельный мужик, пока он трудится, работает, занимается сам землей, это еще не настоящий кулак, он не думает все захватить себе, не думает, как бы хорошо было, чтобы все были бедны, нуждались, не действует в этом направлении. Конечно, он воспользуется нуждой другого, заставит его поработать на себя, но не зиждет свое благосостояние на нужде других, а зиждет его на своем труде. От такого земельного мужика вы услышите: "Я люблю землю, люблю работу, если я ложусь спать и не чувствую боли в руках и ногах от работы, то мне совестно, кажется, будто я чего-то не сделал, даром прожил день". У такого" земельного мужика есть и любимый непродажный конь. Такой мужик радуется на свои постройки, на свой скот, свой конопляник, свой хлеб. И вовсе не потому только, что это доставит ему столько-то рублей. Он расширяет свое хозяйство не с целью наживы только, работает до устали, недосыпает, недоедает.

Письмо двенадцатое. 1887 г.

... В крепостное время было гораздо вольнее относительно пастьбы скота уже потому, что везде велось одинаковое трехпольное хозяйство и поля обыкновенно приурочивались так, что во всех смежных владениях сеялись одинаковые хлеба. К моему паровому полю, например, прилегали паровые поля деревень Б., Д. и X.; к ним прилегало паровое поле соседнего помещика и т. д. Поэтому "уруги" (особняки) для скота - да и скота у крестьян тогда было много меньше - было достаточно, и остерегаться нужно было только от потравы хлебов и "заказных" лугов, насчет чего, конечно, было строго. После "Положения" все это изменилось. Положим, к крестьянскому паровому полю прилегает тоже паровое поле того или другого владельца, но уж это не только паровое поле, но и чужое паровое поле, на которое пускать скот нельзя, а хочешь пускать - послужи. Пустоши, прилегающие к паровым полям, даже луга по речкам и оврагам, находящиеся за паром, прежде поступали под выгон, на котором пасся господский скот и кормились лошади крестьян, работавших на барщине; теперь же, особенно там, где у владельцев нет своего инвентаря и обработка производится "кругами", то есть крестьянами с их лошадьми и орудиями, часто и за паром "заказывают" часть пустошей. Прежде, бывало, после скоса травы и снятия хлебов было вольно: скот свободно ходил и по отавам, и по жнивьям, а теперь и на скошенный луг, и на жнивья чужие, если хочешь пускать скот - послужи. Вначале крестьяне долго не могли привыкнуть к новым порядкам. Отдельная пустошь, например, облегает крестьянские поля, владелец никогда на нее скота не пускает за дальностью от усадьбы или даже за невозможностью прогнать свой скот на эту пустошь. Пустошь эту владелец косит и "заказывает" не с "царя" (то есть с 21 мая), как "заказываются" выгоны у крестьян, а с ранней весны, как только снег согнало. Скосил владелец пустошь, убрал сено, скота своего на нее не пускает, отава задаром пропадает, но пустошь чужая, и пускать на нее скот нельзя. Задаром пропадает отава - а "не смей пускать на мою землю! моя земля!". Идут неудовольствия. Крестьяне, разумеется, пробуют пускать. Раз взяли лошадей "в хлев" - плати штраф за потраву; другой раз взяли скот "в хлев"; третий раз свиней загнали. Все неудовольствие. Чем постоянно "собачиться", лучше послужить. Ну и служат. Пока хозяйство у владельца ведется по той же системе, как у крестьян, все кое- как улаживается. Но в последнее время пошли разные перемены в хозяйстве. Кое-где завелись многопольные севообороты, хлеба разные стали сеять, клевера. У крестьян, например, все то же паровое поле, как было в старину, а на прилегающем поле соседнего владельца, где в старину тоже был пар одновременно с крестьянским, теперь вдруг очутился клевер, или лен, или овес. Тут уже и "послужить" нельзя. Никто не дозволит и за послугу травить хлеб или клевер, это и крестьянин отлично понимает...

Энгельгардт А. Н. Из деревни: 12 писем. 1872 - 1887,-М., 1987.- С. 393 - 397, 471, 475, 478, 520 - 522, 595 - 596.

Литература

Ленин В. И. Развитие капитализма в России // Полн. собр. соч.- Т. 3.

Ленин В. И. Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни // Там же.- Т. 1.

Ленин В. И. Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? // Там же.

Ленин В. И. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве // Там же.

Ленин В. И. Проект программы нашей партии // Там же.- Т. 4.

Ленин В. И. Рабочая партия и крестьянство // Там же.

Ленин В. И. Аграрный вопрос и "критики Маркса" // Там же.- Т. 5.

Ленин В. И. Аграрная программа русской социал-демократии // Там же.- Т. 6.

Ленин В. И. Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции // Там же.- Т. 16.

Ленин В. И. Аграрный вопрос в России к концу XIX века // Там же.- Т. 17.

Ленин В. И. К деревенской бедноте // Там же.- Т. 7.

Ленин В. И. Новые данные о законах развития капитализма в земледелии // Там же.- Т. 27.

Ленин В. И. Сущность аграрного вопроса в России // Там же.- Т. 21.

Ленин В. И. Землевладение в Европейской России // Там же.

Главнейшие данные поземельной статистики по обследованию: 1887 г.- СПб., 1893.

Краткие справочные сведения о некоторых русских хозяйствах.- СПб., 1900 - 1902,- Вып. 1 - 4.

Материалы по статистике движения землевладения в России.- СПб., 1896 - 1917,- Вып. 1 - 15.

Описания отдельных русских хозяйств.- СПб., 1897 - 1898.- Вып. 1 - 13.

Письма из деревни: Очерки о крестьянстве в России второй половины XIX века.- М., 1987.

Статистика землевладения 1905 г.: Свод данных по Европейской России.- СПб., 1907.

Статистика поземельной собственности населенных мест Европейской России.- СПб., 1881 - 1886.- Т. 1 - 8.

Энгельгардт А. Н. Из деревни: 12 писем. 1872 - 1887.- М., 1987.

Анфимов А. М. Крупное помещичье хозяйство начала XX века.- М., 1969.

Анфимов А. М. Крестьянское хозяйство Европейской России. 1881 - 1904,- М., 1980.

Дружинин Н. М. Русская деревня на переломе. 1861 - 1881.- М., 1978.

Ковальченко И. Д., Милов Л. В. Всероссийский аграрный рынок. XVIII - начало XX в.- М., 1974.

Ковальченко И. Д., Селунская Н. Б., Литваков Б. М. Социально-экономический строй помещичьего хозяйства Европейской России в эпоху капитализма.- М., 1982.

Ковальченко И. Д., Моисеенко Т. Л., Селунская Н. Б. Социально-экономический строй крестьянского хозяйства Европейской России в эпоху капитализма.- М., 1988.

Рындзюнский П. Г. Утверждение капитализма в России.- М., 1978.

Тюкавкин В. Г., Щагин Э. М. Крестьянство России в период трех революций.- М., 1987.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь