НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

§ 2. Тридцатилетняя война

Обострение борьбы двух лагерей в Германии начала XVII в. В начале XVII в. усилилось наступление контрреформационных сил в Германии. Наибольших успехов они добились в северо-западной и южной частях страны. Католической церкви удалось заново утвердиться в нескольких герцогствах, графствах, бывших епископских владениях, в ряде городов. Происходившая шаг за шагом утрата протестантами завоеванных позиций вызывала не только общегерманский, но и международный резонанс. Особенно широкий отклик, имевший политические последствия, получили события 1607 г. в имперском городе Донаувёрте. Здесь произошло открытое столкновение между протестантским большинством населения, возбужденным опасностью рекатолизации, и католическим меньшинством во главе с фанатичным клиром, который демонстративно устраивал церковные процессии, проходившие через весь город, чтобы накалить страсти, вызвать эксцессы и получить затем помощь извне. И она действительно была оказана: император-католик подверг город опале и наложил на него штраф, а один из лидеров контрреформации Максимилиан Баварский под предлогом обеспечения этих решений оккупировал Донаувёрт своими войсками и фактически присоединил его к баварским владениям.

Возмущенные протестанты на рейхстаге 1608 г. потребовали положить конец нарушениям Аугсбургского религиозного мира и соблюдать в полном объеме его договоренности. Католические князья в свою очередь заявили о необходимости возврата церковных имуществ, секуляризованных с 1555 г. Компромисс оказался невозможным. Часть протестантов покинула рейхстаг. Он был распущен и не собирался более тридцати лет. Минуя оказавшиеся бессильными имперские политические органы, оба лагеря решили обратиться к "самопомощи" и создали в 1608-1609 гг. военно-политические союзы - Евангелическую унию и Католическую лигу (см. гл. 28). Каждая из этих коалиций получила прямую или косвенную поддержку От своих сторонников вне страны. В результате возникла угроза не только военного конфликта двух лагерей в Германии, но и непосредственного вмешательства в германские дела других европейских государств.

Уже предыстория назревавшей войны ясно показала, какую большую роль в борьбе, проходившей под религиозными знаменами, играли материальные интересы, политические расчеты, сословные амбиции. В 1609 г. после смерти бездетного герцога прирейнских областей Юлиха, Клеве и Берга разгорелся ожесточенный спор за обладание этими землями, не очень крупными, но богатыми, важными также для стратегических целей обоих лагерей. На "юлихское наследство" предъявили претензии сразу несколько немецких и иностранных князей, каждый из которых спешил заручиться солидной политической, финансовой, военной помощью. Один из них ради этого перешел в католичество, другой, напротив, стал кальвинистом. Спор оказался важной картой в политической игре императора, имевшего верховное право вводить во владение имперским леном. Стремилась не упустить выгоды и Франция, готовившая для поддержки своих интересов большое войско наемников. В 1614 г. "наследство" поделили, причем при посредничестве Франции и Англии немалая доля досталась курфюрсту Бранденбурга. Усилив свои позиции, он вскоре вдвое расширил владения, присоединив к ним еще и польский лен - герцогство Пруссию. Став одним из наиболее крупных князей, курфюрст заложил прочную основу для дальнейшего возвышения Бранденбургско-Прусского государства.

Международные противоречия в Европе начала XVII в. Напряженность религиозно-политической обстановки в Германии была обусловлена не только внутренними причинами: важную роль в ее обострении в начале XVII в. сыграли сложные взаимосвязи и противоречия в сформировавшейся к этому времени системе европейских государств, воздействие международных отношений.

Главным конфликтом в политической жизни Западной Европы было возобновившееся противоборство между коалицией испанских и австрийских Габсбургов, с одной стороны, и Францией - с другой. Обе силы претендовали на гегемонию в этой части континента.

Стратегической задачей внешней политики Франции, превращавшейся в могущественное абсолютистское государство, было стремление не допустить укрепления империи. С этой целью Франция старалась поддержать примерный баланс сил между враждующими группировками немецких князей и охотно использовала в своей пропаганде против центральной имперской власти лозунг защиты "исконной немецкой свободы". Оказывая предпочтение "государственному интересу" перед интересами религии, католические правители Франции помогали в соседней стране не своим единоверцам, а протестантам, в то же время не желая их полного торжества. Франция имела к империи и территориальные притязания - на Эльзас и в Лотарингии. С испанскими Габсбургами она вела борьбу на нескольких направлениях, стремилась подорвать их позиции в Южных Нидерландах и Северной Италии, не дать развернуться совместным испанским и австрийским действиям на Рейне, добиться от Испании территориальных уступок на границе с Францией.

События в Германии имели важное значение для внешней политики и трех других противников Габсбургов - Республики Соединенных провинций и протестантских королевств Дании и Швеции. Для Республики, продолжавшей войну за независимость с Испанией (с перемирием в 1609-1621 гг.), Евангелическая уния оказалась естественным союзником. Между ними был заключен договор о взаимопомощи. Дания и Швеция, соперники в борьбе за господство на северных морских путях, опасались усиления роли Габсбургов в Северной Германии и их прорыва к Балтике, т. е. появления нового конкурента. К тому же датский король как герцог Шлезвига и Гольштейна, входивших в империю, в качестве ленника императора не был заинтересован в излишнем укреплении его власти.

Противоречивую позицию накануне и в ходе Тридцатилетней войны занимала Англия. Она и сотрудничала, и соперничала в торговле и политике со странами антигабсбургской коалиции. Россия, Польша и Османская империя не принимали прямого участия в Тридцатилетней войне, но оказали на нее важное косвенное воздействие. Надолго прекратив борьбу со Швецией за Прибалтику, но продолжая сковывать силы Польши - противника Швеции и союзника Габсбургов, Россия способствовала успеху протестантов. Османское государство, оставаясь врагом Габсбургов и сотрудничая с Францией, было вовлечено в длительные войны с Ираном и не стало сражаться на два фронта. Зато одним из активнейших борцов против Габсбургов выступило находившееся в вассальной зависимости от Турции Трансильванское княжество. В целом между участниками антигабсбургской коалиции существовали и крупные противоречия, и соперничество, но они отступили на задний план перед угрозой, которую представлял общий враг.

В подготовке к войне большую роль сыграла способность лагеря контрреформации консолидировать свои усилия, обеспечив согласованность действий между двумя ветвями дома Габсбургов - испанской и австрийской. В 1617 г. они заключили тайный договор, по которому испанские Габсбурги получили обещание на земли, образующие как бы "мост" между их владениями в Северной Италии и Нидерландах, а взамен согласились поддержать кандидатуру воспитанника иезуитов Фердинанда Штирийского на троны Чехии, Венгрии, империи. Дальнейшие, более конкретные планы действий, как и соглашения между императором Фердинандом II (1619-1637) и главой Католической лиги Максимилианом Баварским, относятся уже к начальной фазе войны.

Непосредственным поводом к ней послужили майские события 1618 г. в Праге. Открыто попирая религиозные и политические права чехов, гарантированные в XVI в. и подтвержденные в начале XVII в. специальной императорской "Грамотой величества", габсбургские власти подвергли гонениям протестантов и сторонников национальной независимости страны. Ответом были массовые волнения, в ходе которых особенно активную роль сыграла дворянская оппозиция. Вооруженная толпа ворвалась в старый королевский дворец Пражского Града и выбросила из окна двух членов назначенного Габсбургами правительства и их секретаря. Все трое чудом остались живы после падения с 18-метровой высоты в крепостной ров. Этот акт "дефенестрации" был воспринят в Чехии как знак ее политического разрыва с Австрией. Восстание "подданных" против власти Фердинанда стало толчком к войне.

Первый (чешский) период войны (1618-1624). Новое правительство, избранное чешским сеймом, укрепило военные силы страны, изгнало из нее иезуитов, повело переговоры с Моравией и другими близлежащими землями о создании общей федерации по типу нидерландских Соединенных провинций. Чешские войска, с одной стороны, и их союзники из Трансильванского княжества - с другой, двинулись на Вену и нанесли ряд поражений армии Габсбургов. Объявив об отказе признать права Фердинанда на чешскую корону, сейм избрал королем главу Евангелической унии, курфюрста-кальвиниста Фридриха Пфальцского. Дворянские руководители чешского восстания рассчитывали при этом, что им окажут военную помощь немецкие протестанты. Опереться на вооружение народа они побоялись. Расчеты на могущество Фридриха Пфальцского оказались ложными: он не имел ни больших средств, ни войска, которое еще предстояло набрать из наемников. Между тем в казну императора для аналогичных целей хлынул поток денег от папы и Католической лиги, вербовались на помощь Австрии испанские войска, обещал содействие Фердинанду польский король. В этой ситуации Католической лиге удалось навязать Фридриху Пфальцскому согласие на то, что военные действия не затронут собственно германскую территорию и ограничатся Чехией. В результате наемники, навербованные протестантами в Германии, и чешские силы оказались разъединенными. Католики, напротив, добились единства действий.

8 ноября 1620 г., подойдя к Праге, объединенные силы императорской армии и Католической лиги в битве у Белой Горы разгромили значительно уступавшее им чешское войско. Оно сражалось стойко, но безуспешно. Чехия, Моравия, другие области королевства были заняты победителями. Начался террор небывалых масштабов. Пытки и казни участников восстания отличались особой изощренностью. Страну наводнили иезуиты. Всякое богослужение, кроме католического, было запрещено, национальные святыни чехов, связанные с гуситским движением, подверглись поруганию. Инквизиция изгнала из страны десятки тысяч протестантов всех направлений. Ремеслу, торговле, чешской культуре был нанесен тяжелый удар. Разгул контрреформации сопровождался массовыми конфискациями земель казненных и беженцев, имущество которых переходило к местным и немецким католикам. Складывались новые состояния, появились новые магнаты. Всего за годы Тридцатилетней войны в Чехии сменились владельцы трех четвертей земель. В 1627 г. так называемый Похоронный сейм в Праге закрепил утрату Чехией национальной независимости: "Грамоту величества" отменили, Чехия была лишена всех прежних привилегий.

Последствия Белогорской битвы сказались на изменении политической и военной ситуации не только в Чехии, но и во всей Центральной Европе в пользу Габсбургов и их союзников. Владения Фридриха Пфальцского с двух сторон оккупировали армии испанцев и Католической лиги. Он сам бежал из Германии. Император объявил, что лишает его достоинства курфюрста - отныне оно переходит от графа Пфальца к Максимилиану Баварскому, главе лиги. Между тем войска лиги под руководством крупного военачальника Тилли, грабя по пути целые области, продвинулись на север, поддерживая и утверждая католические порядки. Это вызвало особую тревогу Дании, Англии и Республики Соединенных провинций, увидевших в успехах Тилли непосредственную угрозу своим интересам. Первый этап войны завершился, назревало ее расширение.

Второй (датский) период войны (1625-1629). Новым участником войны стал датский король Кристиан IV. Опасаясь за судьбу своих владений, в которые входили секуляризованные церковные земли, но и надеясь приумножить их в случае побед, он заручился крупными денежными субсидиями от Англии и Голландии, набрал армию и направил ее против Тилли в междуречье Эльбы и Везера. Войска северогерманских князей, разделявших настроения Кристиана IV, присоединились к датчанам. Для борьбы с новыми противниками императору Фердинанду II требовались крупные военные силы и большие финансовые средства, но он не располагал ни тем, ни другим. Рассчитывать лишь на войска Католической лиги император не мог: Максимилиан Баварский, которому они подчинялись, хорошо понимал, какую реальную власть они обеспечивают, и все больше склонялся к проведению самостоятельной политики. К этому его тайно подталкивала и энергичная, гибкая дипломатия кардинала Ришелье, возглавившего французскую внешнюю политику и поставившего своей целью прежде всего внести разлад в габсбургскую коалицию.

Положение спас Альбрехт Валленштейн, опытный военачальник, командовавший крупными отрядами наемников на императорской службе. Богатейший магнат, онемечившийся чешский дворянин-католик, он скупил в пору конфискаций земель после Белогорской битвы столько поместий, рудников и лесов, что ему принадлежала почти вся северо-восточная часть Чехии. Валленштейн предложил Фердинанду II простую и циничную систему создания и содержания огромной армии: она должна жить за счет высоких, но строго установленных контрибуций с населения. Чем больше будет армия, тем меньше окажется возможность противостоять ее требованиям. Валленштейн намеревался превратить грабеж населения в закон. Император принял его предложение. Для начальных расходов по формированию войска Фердинанд предоставил Валленштейну несколько собственных округов, в дальнейшем армия должна была кормиться за счет завоеванных территорий. Валленштейн, позже проявивший себя как выдающийся полководец, обладал незаурядными организаторскими способностями. За короткий срок он создал 30-тысячную армию наемников, которая к 1630 г. выросла до 100 тыс. человек. В армию набирали солдат и офицеров любой национальности, среди них были и протестанты. Платили им много и, главное, регулярно, что было редкостью, но держали в суровой дисциплине и уделяли большое внимание профессиональному воинскому обучению. В своих владениях Валленштейн наладил мануфактурное производство оружия, в том числе артиллерийского, и различного снаряжения для армии. В необходимых случаях он мобилизовывал на срочную работу тысячи мастеров; в разных местах страны были подготовлены склады и арсеналы с большими запасами. Свои затраты Валленштейн быстро и многократно перекрыл за счет огромной военной добычи и беспощадно взимавшихся с городов и деревень гигантских контрибуций. Опустошив одну территорию, он переходил со своей армией на другую.

Продвинувшаяся на север армия Валленштейна вместе с армией Тилли нанесла ряд сокрушительных поражений датчанам и войскам протестантских князей. Валленштейн занял Померанию и Мекленбург, стал хозяином в Северной Германии и потерпел неудачу только при осаде ганзейского города Штральзунда, которому помогли шведы. Вторгшись вместе с Тилли в Ютландию и угрожая Копенгагену, он вынудил бежавшего на острова датского короля просить мира. Мир был заключен в 1629 г. в Любеке на условиях, достаточно благоприятных для Кристиана IV из-за вмешательства Валленштейна, уже строившего новые, далеко идущие планы. Ничего не утратив территориально, Дания обязалась не вмешиваться в германские дела. Все словно вернулось к ситуации 1625 г., но на деле разница была велика: император нанес еще один мощный удар протестантам, располагал теперь сильной армией, на севере закрепился Валленштейн, получивший в награду целое княжество - герцогство Мекленбургское. Появился у Валленштейна и новый титул - "генерал Балтийского и Океанического морей". За ним стояла целая программа: Валленштейн начал лихорадочное строительство собственного флота, видимо, решив вмешаться в борьбу за господство над Балтикой и северными морскими путями. Это вызвало острую реакцию во всех северных странах.

Успехи Валленштейна сопровождались также взрывами ревности в габсбургском лагере. Во время прохождения его армии через княжеские земли он не считался с тем, чьи они - католиков или протестантов. Ему приписывали желание стать чем-то вроде немецкого Ришелье, намеревающегося лишить князей их свобод в пользу центральной власти императора. С другой стороны, император сам начал опасаться чрезмерного усиления своего полководца, располагавшего преданными ему войсками и все более независимо державшего себя в политических вопросах. Под давлением Максимилиана Баварского и других вождей Католической лиги, недовольных возвышением Валленштейна и не доверявших ему, император согласился уволить его в отставку, а подчиненное ему войско распустить. Валленштейн был вынужден вернуться к частной жизни в своих имениях.

Одним из крупнейших последствий поражения протестантов на втором этапе войны стало принятие императором в 1629 г., незадолго до Любекского мира, Реституционного эдикта. Он предусматривал восстановление (реституцию) прав католической церкви на все секуляризованные имущества, захваченные протестантами с 1552 г., когда император Карл V потерпел поражение в войне с князьями. В соответствии с эдиктом предстояло отнять у владельцев и возвратить церкви земли двух архиепископств, двенадцати епископств, ряда аббатств и монастырей. Воспользовавшись военными победами, император и католическая церковь хотели повернуть время назад. Эдикт вызвал всеобщее возмущение протестантов, но обеспокоил и некоторых князей-католиков, боявшихся, что император начинает чересчур энергично перекраивать устоявшиеся порядки Империи. Нарастание глубокого недовольства результатами войны и имперской политики среди протестантов, раздоры в габсбургском лагере, наконец, серьезные опасения ряда европейских держав в связи с резким нарушением политического равновесия в Германии в пользу Габсбургов - все это были симптомы ненадежности положения императора и поддерживавших его сил, которые, казалось, находились на вершине успехов. События 1630-1631 гг. снова решительно изменили ситуацию в Германии.

Третий (шведский) период войны (1630-1635). Летом 1630 г., навязав перемирие Польше, заручившись от Франции крупными субсидиями на войну в Германии и обещанием дипломатической поддержки, в Померании высадился со своей армией честолюбивый и смелый полководец, шведский король Густав-Адольф. Его армия была необычна для Германии, где обе воюющие стороны использовали наемные войска и обе уже хорошо освоили валленштейновские методы их содержания.

Армия Густава-Адольфа была невелика, зато однородно-национальна в своем основном ядре и отличалась высокими боевыми и моральными качествами. Ее ядро состояло из лично свободных крестьян-земляков, держателей государственных земель, обязанных военной службой. Закаленная в сражениях с Польшей, эта армия использовала талантливые нововведения Густава-Адольфа, еще не известные в Германии: более широкое применение огнестрельного оружия, легкую полевую артиллерию из скорострельных пушек, негромоздкие, гибкие боевые порядки пехоты. Ее маневренности Густав-Адольф придавал важное значение, не забывая и о коннице, организацию которой он также улучшил.

Шведы пришли в Германию под лозунгами избавления от тирании, защиты свобод немецких протестантов, борьбы с попытками провести в жизнь Реституционный эдикт; их армия, тогда еще не разросшаяся за счет наемников, поначалу не грабила, что вызвало радостное изумление населения, оказавшего ей повсеместно самый теплый прием. Все это обеспечило на первых порах крупные успехи Густава-Адольфа, вступление которого в войну означало ее дальнейшее расширение, окончательное перерастание конфликтов регионального характера в европейскую войну на территории Германии.

Действия шведов в первый год были скованы лавированием Бранденбургского и Саксонского курфюрстов, которые помнили разгром Дании и опасались открыто поддержать Густава-Адольфа, что затрудняло его продвижение через их владения. Воспользовавшись этим, Тилли во главе войск лиги осадил перешедший на сторону шведов город Магдебург, взял его штурмом и подверг диким грабежам и разрушению. Озверевшая солдатня перебила почти 30 тыс. горожан, не щадя женщин и детей. Вынудив обоих курфюрстов присоединиться к нему, Густав-Адольф, невзирая на малую результативность помощи саксонских войск, двинул свою армию против Тилли и в сентябре 1631 г. нанес ему сокрушительное поражение при деревне Брейтенфельд близ Лейпцига. Это стало переломным моментом в войне - шведам был открыт путь в Центральную и Южную Германию. Совершая стремительные переходы, Густав-Адольф двинулся к Рейну, провел зимний период, когда прекращались военные действия, в Майнце, а весной 1632 г. был уже под Аугсбургом, где на реке Лехе разбил войска императора. В этом сражении был смертельно ранен Тилли. В мае 1632 г. Густав-Адольф вступил в Мюнхен - столицу Баварии, главного союзника императора. Победы укрепили шведского короля в его быстро разраставшихся планах создания великой державы.

Напуганный Фердинанд II обратился к Валленштейну. Оговорив себе неограниченные полномочия, в том числе право взимать любую контрибуцию на завоеванной территории и самостоятельно заключать перемирия и мир с противниками, тот согласился стать главнокомандующим всеми вооруженными силами Империи и быстро набрал крупную армию. К этому времени Германия уже была настолько разорена войной, что и Валленштейн, постаравшийся использовать в своей армии военные новинки шведов, и Густав-Адольф стали все чаще прибегать к тактике маневрирования и выжидания, что приводило к потере боеспособности и даже гибели части войск противника от нехватки припасов. Характер шведской армии изменился: потеряв часть своего первоначального состава в сражениях, она сильно разрослась за счет наемников-профессионалов, которых в ту пору в стране было множество и которые нередко переходили из одной армии в другую, уже не обращая внимания на их религиозные знамена. Шведы теперь грабили и мародерствовали так же, как и все остальные войска.

Стремясь заставить Саксонию - крупнейшего союзника шведов в Германии - порвать союз с Густавом-Адольфом, Валленштейн вторгся в ее земли и начал методично их опустошать. Откликнувшись на отчаянные призывы саксонского курфюрста о помощи, Густав-Адольф повел свои войска в Саксонию. В ноябре 1632 г. у города Лютцена, снова близ Лейпцига, произошла вторая крупнейшая битва: шведы одержали победу и заставили Валленштейна отойти в Чехию, но в сражении погиб Густав-Адольф. Его армия отныне подчинялась политике шведского канцлера Оксеншерна, на которого сильное влияние оказывал Ришелье. Смерть Густава-Адольфа ускорила падение фактически установившейся в Германии шведской гегемонии. Как уже не раз бывало, князья, опасаясь любых великодержавных планов, начали склоняться к идее примирения с Габсбургами, если те откажутся от проведения контрреформации в чужих владениях.

Эти настроения использовал Валленштейн. В 1633 г. он повел переговоры со Швецией, Францией, Саксонией, далеко не всегда сообщая императору об их ходе и о своих дипломатических замыслах. Заподозрив его в измене, Фердинанд II, настраиваемый против Валленштейна фанатичной придворной камарильей, в начале 1634 г. отстранил его от командования, а в феврале в крепости Эгер Валленштейн был убит преданными императорской власти офицерами-заговорщиками, считавшими его государственным изменником.

Осенью 1634 г. шведская армия, утратившая былую дисциплину, потерпела жестокое поражение от имперских войск при Нердлингене. Отряды имперских солдат и испанские войска, вытеснив шведов из Южной Германии, начали опустошать земли протестантских князей в западной части страны, что усилило их намерение добиться перемирия с Фердинандом. Одновременно шли переговоры о мире императора с саксонским курфюрстом. Он был заключен в Праге весной 1635 г. Император, пойдя на уступки, отказался от проведения Реституционного эдикта в Саксонии на 40 лет, до дальнейших переговоров, причем этот принцип должен был распространиться и на другие княжества, если они присоединятся к Пражскому миру. Новая тактика Габсбургов, рассчитанная на раскол противников, дала свои плоды - к миру присоединились северогерманские протестанты. Общеполитическая ситуация снова оказалась благоприятной для Габсбургов, и, поскольку все другие резервы в борьбе с ними были исчерпаны, Франция решила сама вступить в войну.

Четвертый (франко-шведский) период войны (1635-1648). Возобновив союз со Швецией, Франция предприняла дипломатические усилия для активизации борьбы на всех фронтах, где можно было противоборствовать и австрийским, и испанским Габсбургам. Республика Соединенных провинций продолжала свою освободительную войну с Испанией и добилась ряда успехов в крупных морских сражениях. Мантуя, Савойя, Венеция, Трансильванское княжество поддержали франко-шведский союз. Нейтральную, но дружественную Франции позицию заняла Польша. Россия на льготных условиях снабжала Швецию рожью и селитрой (для изготовления пороха), пенькой и корабельным лесом.

Последний, самый длительный период войны велся в условиях, когда все больше ощущалось истощение противоборствующих сторон в результате огромного многолетнего напряжения людских и финансовых ресурсов. В результате преобладали маневренные военные действия, небольшие сражения и лишь несколько раз - более крупные битвы. Бои шли с переменным успехом, но в начале 40-х годов определился нарастающий перевес французов и шведов. Шведы разбили императорскую армию осенью 1642 г. снова при Брейтенфельде, после чего заняли всю Саксонию и проникли в Моравию. Французы овладели Эльзасом, действуя согласованно с силами Республики Соединенных провинций, одержали ряд побед над испанцами в Южных Нидерландах, нанесли им тяжелый удар в битве при Рокруа в 1643 г. События осложнились обострившимся соперничеством Швеции и Дании, которое привело их к войне в 1643-1645 гг. Мазарини, сменивший умершего Ришелье, приложил немало усилий, добиваясь прекращения этого конфликта. Значительно укрепив по условиям мира свои позиции на Балтике, Швеция снова активизировала действия своей армии в Германии и весной 1646 г. разгромила императорские и баварские войска при Янкове в Южной Чехии, а затем повела наступление в чешских и австрийских землях, угрожая и Праге, и Вене. Императору Фердинанду III (1637-1657) становилось все яснее, что война проиграна. К мирным переговорам обе стороны подталкивали не только результаты военных действий и нарастающие трудности дальнейшего финансирования войны, но и широкий размах партизанского движения в Германии против насилий и мародерства "своих" и вражеских армий. Солдаты, офицеры, генералы обеих сторон утратили вкус к фанатичной защите религиозных лозунгов; многие из них не раз меняли цвет флага; массовым явлением стало дезертирство.

Еще в 1638 г. папа и датский король призвали к прекращению войны. Два года спустя идею мирных переговоров поддержал германский рейхстаг в Регенсбурге, собравшийся впервые после долгого перерыва. К конкретной дипломатической подготовке мира приступили, однако, позже. Только в 1644 г. начался мирный конгресс в Мюнстере, где велись переговоры между императором и Францией; в 1645 г. в другом, также вестфальском городе - Оснабрюке - открылись переговоры, на которых выяснялись шведско-германские отношения. Одновременно продолжалась и война, все более бессмысленная.

Вестфальский мир. Война, начавшаяся с локального конфликта в Чехии, перебросившаяся в Северную Германию, а затем охватившая огромные пространства Центральной Европы, прямо или косвенно втянула в свою орбиту множество государств, стала первой войной общеевропейского масштаба. Она продлилась тридцать лет. Условия мира, заключенного в вышеназванных городах Вестфалии в 1648 г., подвели политический итог не только этому тридцатилетию, но и целой эпохе противоборства реформационных сил и их противников. Мир стал результатом навязанного или вынужденного компромисса, который внес существенные коррективы в систему европейских государств и в ситуацию в Германии.

По Вестфальскому миру Швеция получила всю Западную Померанию с портом Штеттин и небольшую часть Восточной Померании, острова Рюген и Волин, а также право на Померанский залив со всеми прибрежными городами. В качестве герцогов Померанских шведские короли стали имперскими князьями и получили возможность прямого вмешательства в имперские дела. К Швеции отошли также в качестве имперских ленов секуляризованные архиепископства Бремен и Ферден (на Везере), мекленбургский город Висмар. Она получила огромную денежную выплату. Под контролем Швеции оказались устья крупнейших рек Северной Германии - Везера, Эльбы и Одера. Швеция стала великой европейской державой и реализовала свою цель господства над Балтикой.

Франция, которая спешила завершить переговоры в связи с начавшейся парламентской фрондой и готова была, добившись необходимого общеполитического результата войны, довольствоваться сравнительно малым, все приобретения сделала за счет имперских владений. Она получила Эльзас (кроме лишь юридически не вошедшего в ее состав Страсбурга), Зундгау и Хагенау, подтвердила свои уже столетние права на три лотарингских епископства - Мец, Туль и Верден. Под опекой Франции оказались 10 имперских городов.

Республика Соединенных провинций получила международное признание своей независимости. По Мюнстерскому договору - части договоров Вестфальского мира - были решены вопросы ее суверенитета, территории, статуса Антверпена и устья Шельды, намечены проблемы, еще остававшиеся спорными.

Прямое признание своего суверенитета получил Швейцарский союз. Значительно увеличили свои территории за счет более мелких владетелей некоторые крупные германские княжества. Курфюрст Бранденбургский, которого Франция поддерживала, чтобы создать на севере некий противовес императору, но также - на будущие времена - и Швеции, получил по договору Восточную Померанию, архиепископство Магдебург, епископства Гальберштадт и Минден. Влияние этого княжества в Германии резко возросло. Саксония закрепила за собой Лужицкие земли. Бавария получила Верхний Пфальц, а ее герцог стал восьмым курфюрстом, поскольку были восстановлены прежние курфюршеские права у пфальцграфа рейнского.

Вестфальский мир закрепил политическую раздробленность Германии на двести лет. Немецкие князья добились права заключать союзы между собой и договоры с иностранными государствами, что фактически обеспечивало их суверенитет, хотя и с оговоркой, что все эти политические связи не должны быть направлены против империи и императора. Сама империя, формально оставаясь союзом государств во главе с избираемым монархом и постоянными рейхстагами, после Вестфальского мира на деле превращалась не в конфедерацию, а в едва связанный конгломерат "имперских чинов". Статус официально признанной религии получил в империи наряду с лютеранством и католицизмом также и кальвинизм.

Испании Вестфальский мир принес завершение лишь части ее войн: она продолжала военные действия с Францией. Мир между ними был заключен только в 1659 г. Он дал Франции новые территориальные приобретения: на юге - за счет Руссильона; на северо-востоке - за счет провинции Артуа в испанских Нидерландах; на востоке к Франции перешла часть Лотарингии.

Тридцатилетняя война принесла невиданное разорение Германии и странам, входившим в империю Габсбургов. Население многих районов Северо-Восточной и Юго-Западной Германии сократилось вдвое, в ряде мест - в 10 раз. В Чехии из 2,5 млн. населения в 1618 г. к середине столетия осталось лишь 700 тыс. Пострадало множество городов, сотни деревень исчезли, огромные площади пахотной земли заросли лесом. Надолго были выведены из строя многие саксонские и чешские рудники. Торговле, промышленности, культуре был нанесен тяжелый урон. Война, прокатившаяся по Германии, затормозила ее развитие на долгий срок. Это наложило отпечаток на всю систему взаимоотношений европейских государств в период после Вестфальского мира. Закрепив новый баланс сил в Европе, он стал рубежом двух крупных периодов ее истории.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь