история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

А. Ю. Виноградов. Надписи княжества Феодоро в фондах херсонесского музея

На малоутешительном фоне общего состояния северопричерноморской христианской эпиграфики ситуация с надписями Мангупа и княжества Феодоро вообще кажется, на первый взгляд, вполне удовлетворительной. В отличие от других центров Крыма, к эпиграфическим памятникам которых исследователи средневековой Таврики в советское время обращались достаточно редко и несистематически, надписи из Мангупа и других центров княжества получают вроде бы достаточное и регулярное освещение. Тем удивительней то обстоятельство, что подобный интерес к данным источникам и желание извлечь из них важную историческую информацию не подкрепляется зачастую обращением к самим оригиналам.

В ходе нашей работы по составлению корпуса лапидарных греческих надписей христианского времени из Северного Причерноморья в августе-сентябре 1998 г. нами были обследованы фонды Национального заповедника «Херсонес Таврический» (г. Севастополь, Украина). При этом было выявлено 7 надписей, которые могут тем или иным образом быть связаны с княжеством Феодоро. Все они, конечно, происходят из-за пределов самого Херсонеса и попали в местный лапидарий как в результате раскопок музея, так и довольно случайно, причем далеко не всегда ясно как.

Первая из них — это известный фрагмент надписи общественного характера с Мангупа (инв. № 35131), датированный 1403 г. и опубликованный В. В. Латышевым (Латышев В. В. Эпиграфические новости из Южной России // ИАК, 65, 1918. С. 19. № 2). Судьба этого памятника достаточно сложна: три обломка надписи были найдены Т. X. Лепером в 1913 г. при раскопках мангупского дворца 1425 г., но так и не были опубликованы. Лишь в 1916 г. Л. А. Моисеев доставил в Императорскую археологическую комиссию описание и фотографии камня, по которым его в 1918 г. издал В. В. Латышев. По словам Л. А. Моисеева, указания на точное место находки нет ни в дневниках раскопок Лепера, ни в описях находок, так что место находки было указано им со слов Федорова. Видимо, именно в это смутное время и пропали два меньших фрагмента — сегодня в фондах Херсонесского музея осталась лишь центральная часть надписи. Однако, несмотря на потери, этот памятник остается важным представителем эпиграфики Феодоро и дает все новые поводы для сопоставлений: если прежде шрифт этой надписи сопоставляли обычно с двумя близкими ей мангупскими памятниками 1425 (Лепер Р. X. Археологические исследования в Мангупе в 1912 г. // ИАК, 47, 1913. С. 78. № 6. Рис. 6-7) и 1427 гг. (Латышев В. В. Сборник греческих надписей христианских времен из южной России. СПб., 1896. С. 50-53. № 45. Табл. V), то нам кажется возможным привлечь еще одну, не менее близкую, но менее известную, аналогию. Последняя показывает, что такой шрифт просуществовал и почти до самого заката княжества — до 1456 г.

ccc За помощь в работе с надписями автор сердечно благодарит сотрудников фондов Национального заповедника «Херсонес Таврический», а также М. И. Золотарева, Д. Ю. Коробкова и С. В. Ушакова.

Это фрагмент надгробной надписи (так же на мраморе), хранящийся в фондах музея-заповедника (инв. № 88/36504) и выполненный не только тем же шрифтом, но и в той же технике (выпуклых букв), как и мангупские надписи 1403, 1425 и 1427 г., что позволяет отнести наш памятник к тому же кругу. Несомненно, что этот камень высотой 13 см, шириной 22 см и толщиной 2,1 см, который кроме сколов по всем краям еще и обломан с нижней стороны, является ничем иным, как надгробием, найденным Р.Х. Лепером на Мангупе в самом конце археологического сезона 1912 г (Лепер Р. X. Археологические исследования в Мангупе в 1912 г. // ИАК, 47. 1913 С 149. Рис. 4). Интересен сам носитель — «однорогий памятник», не характерный для христианской эпиграфики При сравнении с рисунком в статье Лепера становится очевидно, что пропала вся нижняя часть надгробия, а также сколот его левый край.

Ввиду того, что Лепером приведены лишь прорисовка и содержание надписи, считаем не лишним привести ее греческий текст и его перевод.

'Εκοιμηθη ο δουλος
 του Θ(εο)υ Στεφανος
 αναγνοστης, συνβιον
 και τεκνον αυτου. Εν μη(νι) νοεβριω (ετους) ςξε

Почил раб Божий Стефан чтец, супруга и дитя его. В месяце ноябре, лета 6965.

Как видно, это типичная надгробная формула, широко распространенная по всему северному Причерноморью. Присутствуют здесь и типичные для византийской эпохи орфографические ошибки ( η вм. οι в εκομηθη и ι вм. η в окончании 3 л. ед. ч. аоr. ind. pass.) и типичные лигатуры (КН, МН, ΣT), и общепринятые сокращения (ΘΥ вм. θεου). Имя Стефан встречалось в северопричерноморских надписях дважды и оба раза в Херсонесе: в надгробии трех пресвитеров (VI—VII вв.) (bis) (Латышев В. В. Сборник... С. 31-32. № 24. В монограмме из храма с ковчегом (Соломоник Э. И. Несколько новых греческих надписей средневекового Крыма // ВВ, 1986. 47. С, 212. № 2. Рис. 3), возможно, следует читать не Στ ε Φαν ο ς а ταΦ ο ς(любезно сообщено В. Н. Залесской)), однако этот памятник относятся к намного более ранней эпохе. Судя по характеру выполнения работы наша надпись представляет собой надгробие, вероятно, какого-то видного представителя княжества, хотя и облеченного достаточно скромным церковным званием чтеца, чье имя неизвестно нам из других источников и который жил в середине XV в.

Из других опубликованных памятников эпиграфики Феодоро в фондах музея хранятся фрагмент строительной (?) надписи Юстиниана (Латышев В. В. Эпиграфические новости из Южной России // ИАК, 65, 1918. С 18-19. № 1. Рис. 1) (инв. № 4285), посвятительная (?) надпись на арочке с обращением к Богоматери (Латышев В. В. Эпиграфические новости из Южной России // ИАК, 65, 1918. С. 20-21. № 5) (инв. № 4105), надгробия ...рамания (?) (Латышев В. В. Эпиграфические новости из Южной России // ИАК, 65, 1918. С. 20. № 4) (инв. № 3745) и неизвестного (Латышев В. В. Эпиграфические новости из Южной России // ИАК, 65, 1918. С. 17-21. № 3) (инв. № 35124).

Что касается последнего, то не исключено, что отчество погребенного надо читать не как Μοοζητου, а как Μουωζη του...

Как видно, большинство мангупских памятников в херсонесском ла-пидарии происходят из раскопок Р. X. Лепера. С ним связан и еще один весьма интересный памятник эпиграфики Феодоро Если все выше упомянутые строительные надписи, хранящиеся в Херсонесе, вкупе с мангуп-ской 1425 г. и партенитской 1427 г. (Латышев В. В. Сборник... С. 77-78. № 70. Табл. IX), составляют достаточно компактную группу памятников первой половины XV в., то эта относится к более ранней эпохе в истории княжества, намного скуднее освещенной в источниках. Речь идет о надписи из Пойки, которая была найдена и опубликована Лепером (Лепер Р. X. Сообщения о раскопках на Мангупе в 1913 г. // ИТУАК, 51, 1914. С. 297), а затем неоднократно привлекала внимание исследователей позднесредневековой истории Таврики. В 30-х гг. ее вновь опубликовал Н. В. Малицкий (Малицкий Н. В. Заметки по эпиграфике Мангупа // ИГАИМК, 71, 1933. С. 9-11), а относительно недавно к ней обратился и В. Л. Мыц (Мыц В. Л. Несколько заметок по эпиграфике средневекового Крыма XIV-XV вв. // Византийская Таврика. Киев. 1991. С. 180-181), причем оба последних автора, указывая на факт хранения этой надписи в Херсонесе, так и не ознакомились с оригиналом. В распоряжении Малицкого была достаточно четкая фотография камня, реставрированного с восстановлением утрат. Вновь разбившись, вероятно, во время войны 1941—1945 гг., этот массивный известняковый блок был реставрирован вторично, уже без восполнения лакун.

Визуальный осмотр памятника позволил нам уточнить несколько важных деталей. Во-первых, инвокация Иисуса Христа в начальной клаузуле выражена не вокативом, как считал Малицкий, а номинативом, что вполне нормально уже для средневизантийской эпохи. Во-вторых, выражение της αν[ω] πολεως «верхнего города», которое читал Малицкий, невозможно, поскольку альфе несомненно предшествует пи, так что в лакуне примерно на две буквы перед словом «город» надо читать сокращение какого-то положительного эпитета Пойки, начинающегося с элемента — «все-», вроде «всесчастливый», «всеславный» и т. п. И наконец, самое интересное — несмотря на то что последняя цифра в дате постройки сейчас частично пропала, очевидна ошибка Малицкого, принявшего по фотографии правый конец далеко вынесенной аппексированной средней гасты теты за случайную выщерблину рядом с омикроном и восстановившего год как 6970 (=1361-1362 по Р. X.), между тем как это несомненно 6909 (=1300-1301 по Р. X.). Итак, в результате невнимания к самому оригиналу надписи беспочвенными оказываются рассуждения и Лепера, и Малицкого, и Мыца относительно исторического контекста строительства крепости в Пойке.

Не входя в дискуссию ни по этому конкретному вопросу, ни по проблеме локализации Пойки, хочется лишь еще раз отметить первостепенную важность систематизации и изучения реального эпиграфического материала, на основе которого можно и нужно строить важные выводы об истории княжества Феодоро в частности и средневековой истории Крыма вообще.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'