история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 4. "Переяславль переведе от клещина"

На равнине, полого спускающейся к оз. Плещеево, или Клещино, как его называли в древности, там, где в него впадает р. Трубеж, расположен город Переславль-Залесский. Вплоть до XV в. он назывался Переяславль-Залесский. По своим размерам это озеро занимает в Ярославском Поволжье второе место после оз. Неро (Ростовского). Когда мы говорим об оз. Плещеево, то первое, что приходит на память, -это его необычайные рыбные богатства. Оно «славится прекрасной вкусной рыбой, из которой особенно примечательная "ряпушка" - "переславская сельдь"» (Кулемин А. А. Животный мир (фауна позвоночных). - В кн.: Природа и хозяйство Ярославской области. Часть первая. Природа. Ярославль,1959, с. 359.). Эта деликатесная рыба в свое время поставлялась только к столу царского двора. Выдающийся русский драматург А. Н. Островский так описывал окрестности Переславля-Залесского: «За 2 версты от Переславля с горы открывается очаровательнейший вид на город, на озеро, которое от ветру было похоже на огромное синее вспаханное поле».

Археологические исследования показали, что люди с глубокой древности селились по берегам оз. Клещино и особенно облюбовывали места, где в него впадают небольшие речки или ручьи. Вода была необходимым условием для жизни.

Неолитические стоянки, дьяковские городища раннего железного века, мерянские поселения, древнерусские селища и могильники и, наконец, города располагались в разное время по берегам оз. Клещино. Эта связь времен прослеживается историками и археологами в итоге многолетних исследований письменных источников и кропотливых раскопок.

«Лучший вид на Плещеево озеро -с высоты Яриловой плеши Александровой горы, вблизи которой некогда стоял город Клещин. В то время и озеро называлось Клещино. Князь Юрий Долгорукий перенес Клещин в болото, в устье р. Трубежа и этот город перенял славу у старого Клещина. Постройка города началась с церкви, которая до сих нор сохранилась и в истории искусства занимает почетное место как памятник XII в. С тех пор вокруг этого старого собора наросло столько церквей и монастырей, что с небольшими перерывами здесь можно, изучая памятники век за веком, представить себе почти всю русскую историю» (Пришвин М. М. Избранное. М., 1977, с. 230-231.). Так красочно и любовно описывал Переславль-Залесский и его окрестности талантливый писатель, неутомимый путешественник, великий знаток русской природы Михаил Михайлович Пришвин. В своей замечательной книге «Календарь природы» он рассказывает нам о своем участии в археологической экспедиции по Переславскому краю, которую возглавляли видный русский археолог Александр Андреевич Спицын и местный историк-краевед Михаил Иванович Смирнов.

По скупым и отрывочным сообщениям письменных источников можно лишь в общих чертах представить раннесредневеко-вую историю района оз.Клещино (Плещеево). Эти места, известные по сообщениям летописей, - еще один из центров размещения финно-угорского племени мери. Летописный текст определенно указывает на значительную концентрацию мерян по берегам озера: «...и на Клещине озере меря же...» (Повесть временных лет. М.; Л., 1950, ч. 1, с. 13.). Другое упоминание о Переяславском крае более позднее и связано с деятельностью князя Юрия Долгорукого, когда он занимался активным строительством опорных пунктов по западным рубежам своей земли. Под 1152 г. в летописи записано: «В лето 6660 Юрьи Володимеричь Переяславль переведе от Клещина и заложи град велик (созда болши старого) и церковь постави Святого Спаса в Переяславле» (ПСРЛ, т. IV, с. 8.). Для нас очень важно еще одно письменное сообщение о начале истории города Переяславля-Залесского - под 1157 г. сообщается о завершении Андреем Боголюбским строительства Спасского собора, который начинал строить его отец князь Юрий (Там же, т. VIII, с. 241.).

В этом упоминании особо подчеркивается, что собор построен не просто в Переяславле, а в Переяславле Новом (Там же.).

В «Списке русских городов дальних и ближних» - источнике начала XV в. - Клещин указан между Владимиром и Переяславлем-Залесским ( Тихомиров М. Н. Список русских городов дальних и ближних. - Исторические записки. М., 1952, № 40, с. 250; Воронин Н. Н. Переяславль Новый. - В кн.: Летописи и хроники. М., 1974, с. 138.). Это означает, что укрепленный город Клещин существовал в XIV-XV вв. и был хорошо известен наряду с его летописным «преемником» Переяславлем. Для исследователей рассматриваемого источника не возникало сомнений, что Клешин это самостоятельный город и искать его надо в непосредственной близости от Переславля-Залесского на пути к нему из Владимира-на-Клязьме и, скорее всего, на берегах оз. Клещино, где сходятся пути из Владимиро-Суздальской земли и Верхнего Поволжья. Такой подход безусловно правилен. Все авторы многочисленных работ, посвященных проблеме Клещина, солидарны в том, что единственным местом, где мог находиться «потерянный» Клещин могло быть побережье оз. Клещино в районе современного с. Городище, рядом с которым расположено хорошо сохранившееся городище эпохи средневековья. Но далее единодушие кончается, и дискуссии относительно точного места Клещина продолжаются вплоть до настоящего времени.

Ведущий исследователь «Списка русских городов дальних и ближних» акад. М. Н. Тихомиров отмечал, что из упомянутых в источнике 358 городов можно определить их место на географической карте только в 304 случаях, а местоположение 54 городов не выяснено (Тихомиров М. Н. Список русских городов... с. 215.). Однако это количество больше, так как следует учитывать и возможные ошибки, которые были допущены М. Н. Тихомировым и исправлены позднее благодаря археологическим раскопкам. Так произошло в случае с Ярополчем-Залесским, когда город был найден не в том месте, на которое указывал М. Н. Тихомиров (Седова М. В. Ярополч-Залесский. М., 1978, с. 12-13.). По новейшим данным установлено, что из всех категорий письменных источников нам известно 414 древнерусских городов, а 46 из них пока не могут быть отмечены на карте (Куза А. В. Русские раннесредневековые города. - В кн.: Тез. докл. советской делегации на международном конгрессе славянской филологии. М., 1975, с. 64-65.). Клещин не включали в число этих 46, хотя, по сути дела, точное место его нахождения выясняется только сейчас (Дубов И. В., Лапшин В. А. Открытие летописного Клещина. - АО 1977 года. М., 1978, с. 60.). До недавнего времени по отношению к Клещину можно было вполне использовать опенку М. Н. Тихомирова: «...только некоторые залесские города нашего списка остаются пока еще топографически неопределенными на карте» ( Тихомиров М. Н. Средневековая Россия на международных путях. М., 1966, с. 21.).

В целом следует отметить, что с каждым годом усилиями историков и археологов стираются все новые белые пятна и определяется местоположение городов, до этого известных только по письменным сообщениям. Ведущая роль в решении этой важной задачи принадлежит археологическим исследованиям.

История археологического изучения комплекса памятников на северо-восточном берегу оз. Плещеево (Клещино) насчитывает уже более ста, лет. В 1853 г. здесь производил большие раскопки известный русский археолог и нумизмат П. С. Савельев (Савельев П. С. Отчет о раскопках. - Архив ЛОИА, ф. 8, 1853 г., д. 2, л. 49-72; Извлечение из Верноподданнейшего отчета об археологических разысканиях в 1853 г. СПб., 1855, с. 29-46.). Его работы явились составной частью полевых исследований экспедиции под руководством председателя Московского археологического общества А. С. Уварова. Чрезвычайно низкий уровень методики раскопок и фиксации вскрытых объектов и обнаруженных находок отразился и в работах под Переславлем-Залесским. П. С. Савельев раскопал здесь более 1300 курганов, провел раскопки на Александровой горе и городище у с. Городище. Собственно говоря, эти исследования по своему размаху и масштабам так и остались единственными в данном районе по сей день и дают наиболее полную археологическую характеристику вышеназванных памятников. Археологи прошлого столетия в первую очередь интересовались погребальными памятниками. Не составлял исключения из этого правила и П. С. Савельев и поэтому не случайно, что его внимание сразу же привлекли прежде всего курганные группы.

Все они, а их насчитывается 30, входили в состав Клещинского комплекса. Можно сделать заключение, что сооружались эти погребальные усыпальницы в период с IX по XII в. и происходило это достаточно равномерно и вблизи от мест поселений на каждом хронологическом этапе. Так, в IX-XI вв. курганы насыпались в непосредственной близости от селища того же времени, а в более позднее время у городища (XI-XII вв.). Динамика и направления роста могильников нами в обязательном порядке учитывались и несомненно отражают в целом, хотя и несколько искаженно, процессы исторического развития Клещинского комплекса.

Следы раскопок П. С. Савельева хорошо видны и сейчас - в основном насыпи были раскопаны на снос и прослеживаются их отвалы, но нередко встречаются траншеи и колодцы. Несомненно существуют перспективы дальнейшего полевого изучения этих могильников. По сообщениям местных жителей, еще и сейчас в отвалах старых раскопок встречаются различные древние вещи.

Наибольший интерес представляют исследования, предпринятые П. С. Савельевым на Александровой горе, имеющей и более раннее название, связанное с языческим славянским культом бога солнца Ярилы - Ярилина плешь. Александровой гора стала называться гораздо позднее, и местная устная традиция связывает это название с именем князя Александра Яро славича Невского, вотчиной которого, как известно, являлся Переяславль-Залесский и его окрестности. По преданию, Александр останавливался в загородном тереме на Ярилиной плеши сразу после татаро-монгольского погрома Переяславля-Залесского, когда он ехал во Владимир на княжеский съезд. Отсюда его взору предстал сожженный и разграбленный завоевателями родной город. У берега озера недалеко от Александровой горы лежит так называемый «Синий камень» - огромный валун, попавший сюда еще в ледниковые времена. С этим камнем связаны многие легенды и предания. И главная из них гласит, что этому камню поклонялись местные язычники. Это вполне вероятно- хорошо известны случаи обожествления камней как у финно-угров, так и у славян-язычников. Впоследствии церковники неоднократно пытались избавиться от «возмутителя спокойствия»- «Синего камня», но безуспешно - за ним еще более укрепилась слава чудодейственного.

П. С. Савельев провел на Александровой горе основательные раскопки. Сейчас вся вершина горы изрыта многочисленными ямами, а склоны засыпаны отвалами. Автор раскопок выделял 3 культурных слоя: самый нижний - курганный с обычными для погребений находками пряжек, ножей, ключей, лепной керамики. Особо следует отметить находки куфических монет, чеканенных во второй половине IX и на рубеже IX-X вв. (Всего найдено 4 куфические монеты: 2 из них саманидские дирхемы, чеканенные в аш-Шаше в 287 г. хиджры (900 г. н. э.), одна-подражание саманидскому дирхему X в. и последняя - медная восточная монета X-XI вв. (см.: Савельев П. С. Отчет о раскопках. - Архив ЛОИА, ф. 8, 1854 г., д. 4, л. 2-8).) Кроме того, исследователь отмечал обнаружение слоя XIII-XV вв., и остатки монастырских построек и кладбища XVI в. По его мнению, монастырь был разрушен в начале XVII в., и тогда же окончательно прекратилась жизнь на Александровой горе (Извлечение из Всеподданнейшего отчета... с. 42-46.).

Однако П. С. Сазельев не обратил внимания на более ранний материал (керамика им вообще крайне плохо фиксировалась и большей частью просто выбрасывалась) - керамику и костяные изделия дьяковского времени. Александрова гора первоначально была дьяковским городищем. Этот вывод был сделан еще А. А. Спицыным, а вслед за ним П. Н. Третьяковым, и он абсолютно справедлив (Спицын А. А. Новые сведения о городищах дьякова типа: Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества, т. VII, вып. 1. СПб., 1905, с. 34; Третьяков П. Н. 1) К истории племен Верхнего Поволжья в I тыс. н. э. - МИА, 1941, № 5, с. 43 (рис. 7); 2) Финно-угры, балты и славяне... с. 147. - Автор относит городище Александрова гора к середине и второй половине I тыс. до н. э. - первым векам нашей эры, т. е. к основной группе памятников дьяковской культуры (см. также: Иванов К. Гора Александрова. - Коммунар, 1965, 28 мая.). Александрова гора по своему местоположению, площади и другим признакам вполне органично вписывается в круг позднедьяковских городищ. Для сравнения можно привести хорошо известное городище Березняки, площадь которого 2300 м2 (Третьяков П. Н. К истории племен... с. 52.), размеры Александровой горы - 2000 м2 (Воронин Н. Н. Переяславль Новый... с. 140.).

Еще и сейчас в отвалах раскопок П. С. Савельева часто находят фрагменты текстильной керамики, костяные изделия, обгорелые камни от очагов, поделки из железа (Дубов И. В. Работы на озере Плещееве. - АО 1977 года. М., 1978, с. 61.). Встречается и керамика XIV-XV и XVI-XVII вв. В 1977 г. здесь был найден односторонний роговой гребень с резной спинкой в виде рогов животного, украшенный циркульным орнаментом (Дубов И. В., Лапшин В. А. Открытие летописного Клещина... с. 60.).

П. С. Савельев производил раскопки и на городище у с. Городище. Это городище, кроме естественных укреплений - оврагов с трех сторон и высокого обрывистого берега озера, по всему периметру имеет и искусственный насыпной вал. По мнению П. А. Раппопорта, укрепления были сооружены в первой половине XII в. и заброшены в середине того же столетия в связи с возникновением города Переяславля-Залесского. Для него это городище - несомненно, Клещин (Раппопорт П. А. Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси X-XV вв... с. 16-17.).

П. С. Савельев на площадке городища заложил 41 траншею, при этом были обнаружены остатки фундамента и строительный мусор от церкви, некогда стоявшей здесь ( Савельев П. С. Отчет о раскопках. - Архив ЛОИА, ф. 8, 1858г., д. 2, л. 56 об.). Ранний слой был испорчен также и кладбищем XVII в. Обнаруженные находки невыразительны и не дают оснований полагать, что на городище могла быть жизнь ранее XII в. Ничего нового не дали и раскопки К. И. Комарова, которым были заложены на площадке 2 траншеи - он наткнулся на остатки кладбища и перекопы П. С. Савельева (Комаров К. И. Работы славянского отряда Верхневолжской экспедиции в Ярославской и Ивановской областях. - АО 1975 года. М., 1976, с. 67.).

В науке сложились две традиции. Начиная с П. С. Савельева, многие авторы полагали, что Клещин, упоминаемый в письменных источниках, - это городище у с. Городище. Причем у П. С. Савельева решительно никаких данных в пользу такого вывода не было, он основывался на местной устной традиции. «...Предание говорит, что здесь первоначально заложен был город Переяславль и отсюда уже перенесен на нынешнее его место, на берега Трубежа» (Извлечение из Всеподданнейшего отчета... с. 42.). Мнение П. С. Савельева живо в науке вплоть до настоящего времени (Смирнов М. И. Залесский город Клещин. - ДПЕЗАНПРОБ, вып. 4 (Переславль-Залесский), 1919, с. 5; Иванов К. Город Клещин.- Коммунар, 1965, 9 февр.; Васильев С. Памятники истории в окрестностях Переславля-Залесского. Ярославль, 1968, с. 12-15; Кучкин В. А. Ростово-Суздальская земля... с. 82; Комаров К. И. Работы славянского отряда...).

Вторая традиция основана на том, что на городище нет материала ранее первой половины XII в., и оно не может претендовать на роль Клещина, которым, скорее всего, являлось поселение на Александровой горе, где известны находки IX-XI столетий (Третьяков П. Н. Древнерусский город Клещин. - В кн.: Проблемы общественно-политической истории России и славянских земель. М., 1963, с. 49-53; Воронин Н. Н. Переяславль Новый... с. 139. - Ранее П. Н. Третьяков и Н. Н. Воронин считали, что Клещин - это городище, и «его земляные валы сохранились до сих пор» (см.: Третьяков П. Н., Древнейшее прошлое Верхнего Поволжья. Ярославль, 1939, с. 68; Воронин Н. Н. Раскопки в Переславле-Залесском. - МИА, 1949, № 11, с. 193).). Здесь возникает вопрос - Клещин как город известен по источникам не ранее XIV в., почему же исследователи ищут поселение IX-XI столетий на роль города Клещина? Для ответа на данный вопрос необходимо вернуться к летописному сообщению о возникновении Переяславля-Залесского.

Летописец сообщает, что князь Юрий перенес город от Клещина на новое место. Версия о том, что был перенесен город от озера, не выдерживает критики (Кучкин В. А. Ростово-Суздальская земля... с. 82.), так как Переяславль Новый (Залесский) тоже стоит на берегу оз. Клещино. Наиболее детальной и подробной является версия Н. Н. Воронина, который полагает, что Клещин это Александрова гора и от него переносился град (крепость) - городище, которое он считает Переяславлем-Старым, по отношению к которому и был назван Переяславль-Залесский «новым». В этой гипотезе слабым является самое первое звено, и если мы вынем этот кирпичик, то рухнет и все построение. Однако все же, на наш взгляд, в этой схеме есть вполне рациональные звенья, и если бы исследователю был известен тот небольшой новый материал, которым обладаем мы, то он наверное откорректировал бы свою точку зрения, и значительно приблизился бы к разгадке проблемы Клещина. В разных летописных редакциях единодушно говорится, что Переяславль-Залесский (Новый) был «град велик» по сравнению со старым или «больше старого». Несомненно, что сравниваются укрепления Переяславля-Залесского с оборонительными сооружениями на северо-восточном берегу озера (городище). По своей схеме они аналогичны и характерны для оборонительного зодчества Северо-Восточной Руси XII в. Однако новые во много раз превосходят по размерам старые. Если длина валов на городище равнялась примерно 500 м, то в Переяславле-Залесском они протянулись на расстояние в пять раз больше (2,5 км). Высота вала городища - от 3 до 8 м, а валы (Переяславля-Залесского) с рублеными стенами высотой до 10-16 м превосходят владимирские (Воронин Н. Н. Переяславль Новый... с. 141-142; Плишкин П. П. Историческое описание г. Переславля-Залесского. М., 1902, с. 9-10.). Таким образом, в летописи определенно шла речь о переносе крепости, по каким-то причинам не удовлетворявшей княжескую администрацию, на новое место, а иными словами, о сооружении новой более мощной земляной крепости взамен устаревшей, несмотря на то, что возводилась она в трудных и сложных условиях болотистой местности. Именно такую роль отводил Клещину Н. Н. Воронин, полагавший, что это был один из опорных пунктов системы городов-крепостей, охранявших важнейшие коммуникации края (Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв., т. 1. М., 1961, с. 24.). Крепость переносилась от города Клещина, а что имел в виду под ним летописец, пока нам неясно. Александрова гора вряд ли может претендовать на эту роль по следующим причинам. В IX - начале XII вв. Александрова гора из небольшого мерянского поселка превратилась в столь же незначительное древнерусское поселение на крайне ограниченной по размерам площадке первоначально дьяковского городища. Невероятно, чтобы летописец выдавал это поселение за целый город. Археологические исследования показывают, что к Александровой горе примыкает большое неукрепленное поселение. П. Н. Третьяков отмечал, что «около этого городища обнаружено два селища IX-X вв.» ( Третьяков П. Н. Верхневолжская экспедиция. - КСИИМК, 1939, вып. 1, с. 17.). Он размещал их в устьях небольших рек Кухмарь и Слуды, впадающих здесь в озеро, вслед за ним К. И. Комаров писал, что «в Переяславском районе близ с. Городище обнаружено селище. Оно расположено на холме между городищем Клещино (у с. Городище. - И. Д.) и Александровой горой на склоне, обращенном в сторону города и Плещеева озера...» (Комаров К. И. Работы славянского отряда Верхневолжской экспедиции в Ярославской и Калининской областях. - АО 1974 года. М., 1975, с. 63.). К. И. Комаров полагал, что это селище являлось посадом Клещина. В 1977-1978 гг. это поселение изучалось экспедицией Ленинградского университета (Дубов И. В., Лапшин В. А. Открытие летописного Клещина... с. 60; Дубов И. В. Работы на озере Плещееве... с. 61.). Оно расположено на плато коренного берега оз. Плещеево и занимает площадь 6-7 га. Средняя мощность культурного слоя 35-40 см, а в отдельных местах, особенно у края площадки, достигает 1 м. На поселении была вскрыта очажная яма, углубленная в материк и заполненная обгоревшими камнями и углем. Здесь же находился развал лепного сосуда IX-X вв. Среди находок на поверхности поселения и в культурном слое следует отметить фрагменты лепной керамики, в том числе орнаментированной зубчатым штампом, обломки сосудов, сделанных на гончарном круге, шлаки, куски криц, глиняной обмазки, железные и костяные поделки. В изобилии встречаются кости домашних и диких животных, птиц, рыб. Часты скопления пережженных камней от очагов. Есть единичные фрагменты сосудов с текстильным орнаментом. Керамика поселения аналогична по форме и составу теста находкам в Ярославских курганах и на Тимеревском поселении. Надо отметить, что не только по керамике, но и по топографии, размерам, характеру культурного слоя и другим признакам эти поселения близки между собой. Аналогичны и их датировки - IX-XI вв. Данное селище, впрочем, как и Тимеревское, распахано еще в древности, и это обстоятельство крайне затрудняет его изучение. Однако полученных данных уже вполне достаточно для общего представления о его роли и месте в истории всего микрорайона в эпоху раннего средневековья.

А сочетание синхронных между собой городища, обширного селища и большого курганного могильника напоминает ситуацию в Гнездовском комплексе.

На раннем этапе Александрова гора и селище были центром мерянской округи. В данном случае археологические источники вполне согласуются с сообщениями летописи о концентрации мерянского населения по берегам оз. Клещино. На противоположном берегу озера известно скопление курганов у с. Веськово (412 насыпей), более 40% из них содержали погребения по обряду трупосожжения. Рядом с могильником обнаружены остатки небольшого полностью распаханного селища, судя по подъемному материалу синхронного могильнику. Е. А. Рябинин датирует Веськовский могильник X-XI вв. «с возможным заходом в начало XII в.». Думается, что можно удревнить его начальную дату; (этому не противоречит материал) и определить ее IX в. Веськовский комплекс по своим масштабам значительно уступает изучаемому нами, который и был, видимо, племенным центром мери на оз. Клещино. Его, скорее всего, имеет в виду летописец, сообщая нам о том, что меря была здесь первой «насельницей».

Конечно, неоправданно рассматривать Клещинский комплекс как сложившийся сразу его развитие происходило на протяжении веков. Ясно одно, что возникал древнерусский город Клещин на удобном месте на стыке водных путей с Верхней Волги, из района Ростова Великого по Нерли Клязьминской во Владимиро-Суздальское ополье на месте центра мерянской округи. Еще со времен А. С. Уварова и А. А. Спицына идет дискуссия о том, кому принадлежал Клещин - местному финно-угорскому племени меря, как думал А. С. Уваров (Рябинин Е. А. Владимирские курганы... 235. Уваров А. С. Меряне и их быт... с. 231.), или славянам, по мнению А. А. Спицына (Спицын А. А. Владимирские курганы... с. 165.). Вопрос этот однозначно решить невозможно. И это положение подтверждается и в наши дни - спор об этнической принадлежности Клещина вновь разгорелся в трудах современных исследователей. М. И. Смирнов и П. Н. Третьяков полагают, что это был центр славяно-русской колонизации края и что он возникает как таковой в IX в. с появлением здесь славянских «дружинников» (Смирнов М. И. Залесский город Клещин... с. 5-6; Третьяков П. Н. Древнерусский город Клещин... с. 49-53.). Против этого категорически выступает Н. Н. Воронин, утверждая, что в IX в. на Александровой горе «лежал сравнительно большой мерянский поселок» (Воронин Н. Н. Переяславль Новый... с. 140.).

Славяно-русское население проникает в Залесскую землю уже в IX столетии. Сюда по Мете-Мологе-Волге хлынул поток переселенцев с северо-запада из районов новгородских земель. Славяне попадали на оз. Клещино двумя путями - из Ярославского Поволжья через оз. Неро и прямо с Верхней Волги по Нерли Волжской. Оба эти пути как раз сходились в том месте, где находился мерянский поселок на Александровой горе, где и возникает, видимо, в конце IX в. древнерусский ран-негородской центр, получивший в летописях название Клещин (Этимология названия «Клещин» неясна и спорна. Думается, не прав П. Н. Третьяков, связывающий название с эксплуататорским раннефеодальным характером центра (от слова «клещити» - «угнетать»), подробнее см.; Воронин Н. Н. Переяславль Новый... (прим. 8-9).). В это время, т. е. в IX-XI вв. Клещин в самом деле становится опорным пунктом освоения славянами всего Залесского края, по крайней мере уже тогда район оз. Клещино входит в зону славяно-русской колонизации (Горюнова Е. И. Этническая история... с. 184 (рис. 81).).

Таким образом, в IX-XI столетиях в состав Клещинского комплекса входит Александрова гора, селище и курганный могильник из нескольких групп. Александрова гора, видимо, выполняет роль детинца, а селище - посада. Перед нами ранне-городской древнерусский центр со смешанным населением, которое включает в себя и обрусевшую мерю и славян-переселенцев (рис. 10).

Позднее - в XI-XIII столетиях Клещин продолжает существовать, однако меняется его структура. Во-первых, утрачивает свою роль укрепленного центра комплекса памятников Александрова гора, во-вторых, сооружается укрепленный «замок» - городище, а рядом с ним возникает и развивается его посад на месте современного села Городище (Такая модель широко распространена. Наиболее точная аналогия приводится в работе И. Германна. Это славянский комплекс поселений Торнов (см.: Германн И. История и культура северо-западных славян.- В кн.: Наука и человечество. М., 1980, с. 94-95 (рис. 24-28).). Культурный слой и находки керамики этого времени и более позднего периода здесь хорошо фиксируются. В-третьих, продолжает расти курганный могильник- появляются новые группы насыпей. Первоначально в XI-XII вв. на селище продолжается жизнь, но постепенно оно утрачивает свое значение и центром комплекса становится городище с посадом. Перенос «града от Клещина» не совсем понятен. Неясно, что руководило действиями князя Юрия и его администрации и зачем осуществлялось это сложное и трудоемкое мероприятие, тем более что Клещин занимал более выгодное стратегическое положение на важнейших путях. Не идет ни в какое сравнение его нахождение на возвышенных и сухих местах по отношению к Переяславлю-Залесскому, возникшему на болоте в сырой низине, там, где впадает р. Трубеж в оз. Плещеево (Клещино).

То объяснение, что крепость в Клещине уже не удовлетворяла князя по своим размерам и мощности укреплений, вряд ли может быть признано единственным и решающим мотивом переноса центра в другое место, тем более что построен он был незадолго до этих событий. Конечно, следует учитывать повод, приведенный Н. Н. Ворониным, что «мелководье озера около городка (Клещина. - И. Д.) вскоре заставило покинуть его в пользу более удобного места, где течение медленного Трубежа прокладывало в водах озера глубокий фарватер» (Воронин Н. Н. Раскопки в Переславле-Залесском... с. 193.). Однако и это не исчерпывает проблемы.

Видимо, полный ответ следует искать в происшедших в это время социально-политических изменениях в Северо-Восточной Руси. Клещин возникает на основе симбиоза выходцев из северо-западных районов (прежде всего словен новгородских) и местных жителей - представителей одной из группировок финно-угорского племени меря. И те и другие компоненты хорошо прослеживаются в материалах погребений IX - начала XII вв. Клещин из центра мерянской округи становится опорным пунктом продвижения славяно-русского населения в Залесскую землю. Таковым он остается до середины XII в. Переяславль-Залесский возникает на совсем другой основе - это прежде всего центр княжеской администрации, государственная крепость, раннефеодальный город, постепенно в нем сосредотачивается и церковная власть над округой.

Н. Н. Воронин полагал, что Залесскому (Новому) Переяславлю предшествовал «старый», который переносился от Клещина и находился рядом с Клещиным, т. е. это было городище. Исследователь недоумевает, почему письменные источники обошли вниманием Переяславль Старый, хотя они отмечают и Клещин и Переяславль-Залесский (Новый).

Думается, что автор недооценил здесь четкость летописи, где, во-первых, определенно сказано «Переяславль-град перенесе от Клещениа...», а во-вторых, и о самом Клещине мы имеем такие же скупые упоминания.

После завершения строительства мощных укреплений Переяславля-Залесского жизнь на Клещине продолжалась. Но он уже превратился постепенно из былого центра сначала мерянского, а затем древнерусского в небольшой городок, который был, однако, упомянут в «Списке городов русских».

На примере истории развития Клещинского комплекса можно воссоздать вертикальный семивековой срез, начиная с IX в. и до XIV-XV столетий. Клещин, Переяславль Старый - все это лишь предыстория Переяславля Нового (Залесского).

В середине XII в. Ростово-Суздальская земля значительно укрепилась, в это время идет большое строительство городов, крепостей, церквей, возникают не только Переяславль-Залесский и Юрьев-Польский, но целый ряд других центров (Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси... т. 1, с. 55.). В такой обстановке экономического, культурного, военного и политического подъема и строится Переяславль-Залесский. По сообщению В. Н. Татищева, на него особое внимание обратил Н. Н. Воронин - в северо-восточных городах появляется масса нового населения, которому предоставляются различные льготы (Татищев В. Н. История Российская, кн. III. M., 1974, с. 76; Воронин Н. Н. Раскопки в Переславле-Залесском... с. 193.). Эти новые переселенцы приходят в Залесскую землю с юга, принося с собой название городов и деревень, рек и озер. Так, скорее всего, и появилось имя города - Переяславль-Залесский в память об оставленном Переяславле Русском (Киевском) и р. Трубеж по аналогии с южной рекой. Вспомним также, что Переяславль Рязанский стоит на реке с идентичным названием - Трубеж.

В летописи представлено объяснение названия Переяславля Русского, основанное на народном предании, согласно которому Переяславль - это «город, где отрок перенял славу у печенегов» (ПСРЛ, т. I, стб. 124.). Однако более достоверна версия, согласно которой название Переяславль происходит от древнерусского личного имени Переяслав, к которому добавлен суффикс «ль» - город Переяслава (Фасмер М. Этимологический словарь... т. III, с. 241; Нерознак В. П. Названия древнерусских городов... с. 133-135.). В более позднее время название «Переяславль» теряет «я» и превращается в Переславль. В краеведческой литературе есть попытки объяснить название Переяславля-Залесского по аналогии с Переяславлем Русским, но в том смысле что этот город «перенял славу» от южного центра (Смирнов М. И. Историко-географическая номенклатура, с. 61.). Думается, что такая интерпретация также далека от истины, как и объяснение происхождения названия Переяславля Русского, и, скорее всего, прав М. Фасмер, связавший название городов с личным именем.

В этот период начинается новый этап освоения славяно-русским населением северо-восточных земель. «В XII в. в далекий лесной край потянулось также население беспокойных окраин русской земли» (Татищев В. Н. История Российская... с. 193.). Археологические материалы подтверждают заключение о движении с юга.

Исследования в Переелавле-Залесском показали, что новый город основывался на пустом месте и культурный слой здесь фиксируется только с середины XII в.

Однако следует отметить, что масштабы полевых работ в городе были крайне ограничены и окончательно решать вопрос об отсутствии жизни на берегах Трубежа при впадении его в озеро до XII в. преждевременно. Хотя наличие или отсутствие там раннего поселения сути дела не изменит. В культурном слое города были обнаружены находки, подтверждающие тезис о связях его населения с югом (Татищев В. Н. История Российская... с. 196.).

В целом следует отметить, что археологические работы в Переславле-Залесском носили крайне ограниченный характер и в основном преследовали цели исследования памятников архитектуры. Впервые культурные слои Переславля-Залесского изучались в период грандиозных работ А. С. Уварова и П. С. Савельева в Суздальском крае. В 1853 г. П. С. Савельев пытался найти в Переславле-Залесском княжеский дворец, который согласно преданиям и некоторым наблюдениям находился с северной стороны от Спасо-Преображенского собора и был связан с ним переходом (Мартынов А. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. М., 1851, с. 2.). Вторым объектом поисков П. С. Савельева были захоронения переяславских князей. Для этого вокруг собора и у подножия вала было заложено несколько траншей (рис. 12). В результате этих раскопок были вскрыты многочисленные погребения XVI-XVIII вв. вокруг собора (Савельев П. С. Отчет о раскопках в Переславле-Залесском. - Архив ЛОИА, ф. 8, д. 4.), постройка которого была начата еще Юрием Долгоруким в 1152 г., а закончена Андреем Боголюбским в 1157 г. Найдены строительные остатки и несколько более ранних времен - XV в. Среди индивидуальных находок следует назвать: керамику, рыболовные глиняные грузила, железные ножи, пробои, крюки, гвозди, пряжки, перстень, наконечники стрелы. Ненарушенного культурного слоя П. С. Савельеву найти не удалось из-за строительства здесь храма и длительное время производившихся захоронений. А судя по находкам можно утверждать, что материала ранее XIV-XV вв. в коллекции П. С. Савельева нет.

В 1939 г. новые археологические исследования Переславля-Залесского произвел Н. Н. Воронин (Воронин Н. Н. Раскопки в Переславле-Залесском, с. 193-202.). Раскоп находился у северной стены собора и занимал всю площадку между храмом и валом. Вскрытая площадь составила 184 м2. Эти раскопки дали много нового и интересного. Прежде всего для изучения архитектуры и техники строительства Спасо-Преображенского собора. Н. Н. Воронину, так же как и П. С. Савельеву, не удалось найти нетронутого культурного слоя.

Культурные остатки периода возникновения и начальных этапов развития города (XII-XIII вв.) представлены немногочисленными находками. Это керамика, поделки из кости, фрагменты бронзовых браслета и пряжки, железные изделия - ключи, наконечник стрелы, ножи (рис. 13). Широко представлены такие атрибуты рыболовства, как глиняные грузила. Найденные предметы характеризуют материальную и духовную культуру древнерусского города домонгольского времени. К более позднему периоду относятся глиняные и известняковые пряслица, стеклянные браслеты, подковки, перстенек, серьги из медной проволоки, фрагменты глиняных сосудов и ряд других находок.

Укрепления Переславля-Залесского также подвергались изучению, но о них написано либо бегло (Раппопорт П. А. Очерки по истории военного зодчества... с. 24.), либо речь шла об узких сюжетах (вроде деревянных конструкций валов) (Каменецкая Е. В., Пуришев И. Б. 1) Археологические наблюдения в Переяславле-Залесском. - АО 1972 года. М., 1973, с. 64-65; 2) Деревянные конструкции вала Переяславля-Залесского. - СА, 1974, № 1, с. 234-237.). Это были дубовые и осиновые срубы в 3 венца, расположенные вдоль вала. Судя по находкам керамики, они были изначальной основой вала со времени его сооружения в XII в.

Так что же представлял собой Переяславль-Залесский на самом раннем этапе своего развития в середине XII в. В это время город располагался в пределах укрепленной части, которая отсекалась от внешнего мира мощными валами и обводненными рвами, созданными в результате упорного труда большого количества простых тружеников. Это о них писал ярославский поэт Владимир Лебедев:

«Суровые прадеды наши 
Ту землю таскали в рогожах, 
Чтоб град был валами украшен, 
Чтоб стал он и крепче и строже, 
Чтоб грозные вражьи дружины 
Об эти валы разбивались. 
Века прошумели былинно 
Валы же навеки остались».

Древний Переяславль-Залесский был в каком-то смысле мысовым городищем - с севера прямо под валом протекала p. Трубеж, впадающая в оз. Плещеево, а с востока р. Мураш приток Трубежа. С юга и запада, кроме вала, город огибал искусственный ров Гробля, соединявшийся с естественными водными рубежами (рис. 11).

Н. Н. Воронин так описывает эту одну из самых крупных древнерусских крепостей: «Город обращался во внешний мир могучими склонами своих земляных валов с деревянными стенами на гребне, над которыми поднимались лишь вышки надвратных башен. Даже самое крупное здание Переяславля - Спасо-Преображенский собор был совершенно скрыт от взоров стороннего наблюдателя. С внешней стороны город представлялся только как крепость. При низинном расположении валы были легко обозримы, и город являл собой суровую картину боевой твердыни» (Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси... т. 1, с. 102.). По своим размерам эта крепость в шесть раз превосходила Переяславль Старый (городище). Его укрепления вполне сравнимы с оборонительными сооружениями стольного града всей земли Владимира. Окружность вала достигала 2,5 км, высота - 10-16 м, ширина - 6 м. Двойные деревянные стены с двенадцатью башнями венчали валы (Плишкин П. П. Историческое описание Переславля-Залесского, с. 9-10, Воронин Н. Н. Переяславль-Залесский. М., 1948, с. 14; Васильев С. А. По древним русским городам... с. 142.). Согласно преданиям в одной из башен был «водяной тайник с колодцем за дубовыми воротами». По мнению Н. Н. Воронина, «это была самая крупная из юрьевых крепостей» (Воронин Н. Н. Переяславль-Залесский... с. 56.). Деревянные башни и стены существовали, время от времени подновляясь, несколько веков и окончательно были разобраны лишь в 1759 г. (Смирнов М. И. Переяславль-Залесский уезд: Краткий Краеведческий очерк. Переяславль-Залесский, 1922, с. 59.) По проведенным подсчетам, для насыпки вала потребовалось 600 тыс. м3 грунта (Литвинов И. По городам Залесья... с. 37-38.). Тысячи людей и сотни лошадей должны были длительное время неустанно трудиться, чтобы воздвигнуть такое грандиозное по тем временам сооружение. Городская площадь, окольцованная валом, достигает 28 га. Деревянный «город» по гребню вала в Переяславле-Залесском был сооружен в 1195 г. по приказу князя Всеволода (ПСРЛ, т. I, стб. 173.).

Переславль-Залесский наряду с Ростовом Великим относится к категории «крупных» древнерусских городов (Тихомиров М. Н. Древнерусские города (карта-вклейка).).

Археологические исследования полностью подтвердили летописную дату возникновения города Переяславля-Залесского (Нового). Год 1152 - общепринятая дата начала истории этого важнейшего центра Северо-Восточной Руси (Шпилевский С. М. Старые и новые города... с. 26; Иванов К. И. 1) Переяславль-Залесский в прошлом и настоящем. Ярославль, 1940, с. 9; 2) Переяславль-Залесский. Ярославль, 1959, с. 15-17; Рапов М. Каменные сказы... с. 196; Ярославская область... с. 7.). Переяславль-Залесский в XII в. не играл такой важной роли, как Ростов Великий. Он возник и оставался пограничным городом Суздальской земли, и его основной функцией была защита западных рубежей края. Кроме того, он был форпостом в военно-политических акциях правящей верхушки Суздалыцины, стремящейся подчинить своему влиянию Северо-Западную и Южную Русь. Особенно его значение повышается на рубеже XII-XIII столетий, когда обострилась борьба за власть как внутри Владимирского княжества, так и соперничество с другими родами за великокняжеский стол в Киеве.

Вышеизложенная трактовка не противоречит заключению А. В. Кузы, который считает, что, несмотря на то, что Переяславль-Залесский возник на необжитом месте, он сразу начал формироваться не только как крепость, но и как подлинный город (Куза А. В. Социально-историческая типология... с. 28.). А. В. Куза пишет также, что «активное участие переяславцев наравне с ростовцами, суздальцами и владимирцами в решении судеб Суздальского княжества после смерти Андрея Боголюбского свидетельствует о политической самостоятельности жителей новых городов» (Там же, с. 28-29.). Однако, на наш взгляд, этот факт говорит лишь о некотором временном ослаблении централизаторских тенденций в Северо-Восточной Руси, происшедших в результате усиления междоусобной борьбы, а не о том, что роль Переяславля-Залесского, его социально-экономическое и политическое значение были аналогичны роли и значению Ростова Великого, Владимира, Суздаля.

Наивысшего расцвета Переяславль-Залесский достигаете начале XIII в. перед самым татаро-монгольским нашествием, когда удельным князем здесь был Ярослав Всеволодович отец Александра Невского.

В лихую годину для всей Руси Переяславль-Залесский не избежал тяжкой участи многих ее городов - он был взят, сожжен и разграблен, а жители частью погибли в неравном бою, частью уведены в рабство. Но прошло время, и жизнь в этом городе возобновилась.

Александрова гора, «Синий камень», Городище, величественные укрепления Переяславля-Залесского, белокаменный Спасо-Преображенский собор - все они являются безмолвными свидетелями героической истории наших предков и все они красноречиво рассказывают о тех далеких временах.

Эти памятники старины бережно сохраняются в городе, они регулярно реставрируются, включены в туристские маршруты и являются своеобразными филиалами местного музея, располагающегося в Горицком монастыре. Дополняют их величественные сооружения - стены с башнями и церкви Никитского монастыря, многочисленные храмы, разбросанные по всему старому городу, музей «Ботик Петра I». Венчают историю Переславля-Залесского памятники, посвященные героическим традициям города и его героям, участвовавшим в революции, гражданской и Великой Отечественной войнах, трудовых подвигах нашего времени. Город живет полнокровной жизнью, строится, развивается, хорошеет. Он устремлен в будущее, но не забывает о славном прошлом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'