история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Трговля, пути и средства передвижения


В XVII в. происходят значительные сдвиги в развитии торговли. С этого времени начинается, по выражению В. И. Ленина, "новый период русской истории", отмеченный ростом старых торговых центров (прежде всего Москвы, превращающейся в центр возникавшего всероссийского рынка), северных поморских городов и в особенности городов Среднего и Верхнего Поволжья. Вместе с тем в торговые связи вовлекаются новые районы: южные города и их округи, Сибирь с ее богатейшими промыслами и Украина. Отчетливо прослеживаются усиливающиеся межобластные экономические связи и оформление областных рынков.

Крепнет сословие торговцев, вытесняя с рынка непосредственных товаропроизводителей и настойчиво заявляя о своих требованиях государственной власти (отсюда - совершенствование торгового законодательства). Вместе с тем характер торговли, ассортимент товаров, порядок торга, организация рынков, правила и обычаи сохранили много черт, сложившихся в предшествующий период.

Крупнейшим центром торговли в XVII в. оставалась Москва (См.: Забелин И. Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы, т. I. М., 1891; Довнар-Запольский М. В. Торговля и промышленность Москвы XVI-XVII веков. - В кн.: Москва в ее прошлом и настоящем, вып. 6. М., б. г.; История Москвы, т. I. ч. П. М., 1952; Тверская Д. И. Москва второй половины XVII века - центр складывающегося всероссийского рынка. М., 1959; Сакович С. И. Торговля мелочными товарами в Москве в конце XVII века. - ИЗ, т. 20, 1946.). Основная масса торговых рядов была сосредоточена в Китай-городе, но и в других районах Москвы существовали ряды и рынки. Если учесть все лавки, ряды, скамьи, шалаши, погреба, бочечные и кувшинные места, то на рубеже XVII-XVIII вв. в Москве насчитывалось около 4 тыс., различных торговых помещений(См.: Тверская Д. И. Указ. соч., с. 44.). Поражает разнообразие московских торговых рядов: съестными припасами торговали в сорока трех рядах, одеждой - в тринадцати, мехами - в пяти, кожаными изделиями - в одиннадцати, металлическими - в восьми и т. д.

В общей сложности на протяжении XVII в. в Москве насчитывалось около 150 торговых рядов; такого количества нельзя было встретить ни в одном городе страны. Даже старейшие торговые центры Новгород и Псков значительно уступали Москве (См.: Тверская Д. И. Указ. соч., с. 45-46.).

На московском рынке можно было приобрести любой товар, начиная от хлеба и мяса и кончая тончайшими ювелирными изделиями, слоновой костью и дорогими тканями. Сюда стекаются разнообразные товары местных промыслов из многих районов страны, появляются изделия мануфактурного производства, укрупняются размеры сбыта товаров.

О московском торге сохранилось большое количество записок, составленных иностранцами, приезжавшими в Россию. Г. А. Шлейссингер, побывавший здесь в 80-х гг. XVII в., оставил подробное описание московских рынков, и прежде всего рынков в Китай-городе, "которые устроены довольно изрядно, имея будки, лавки, сводчатые крыши. Прежде всего - большой рынок перед замком (Кремлем), где стоят всякого рода люди, предлагая прохожим на продажу разные вещи. Особенно много здесь молодых женщин, которые продают среди прочих украшений также красивые золотые кольца, держа их во рту... Другой рынок называют шелковым. Там сидят торговцы и лавочники шелком". Затем автор называет суконный или простынный, златокузнечный, скорнячный, сапожный, полотняный. "На восьмом сидят богомольцы, предлагая свои иконы, которые они именуют богами". На другом "... сидят цирюльники, у каждого цирюльника маленькая будка, и русские стригут здесь волосы за плату... Я уже не говорю про многие другие мелкие рынки, которые все устроены изрядно, но каждый от соседнего отдельно" (Шлейссингер Г. А. Полное описание России. - ВИ, 1970, № 1, с. 109. 5). Г. А. Шлейссингер называет также рынок готовых домов: "Имеется большая площадь, называемая "Базар дерева и домов", где по местному обычаю всегда лежит много тысяч готовых домов со всем необходимым, что к ним относится; и эти дома можно купить по самой сходной цене. Такие дома, а также большие и малые ворота сколачиваются где-то за городом, затем разбираются, и все это отвозится к зиме в готовом виде в Москву" (Шлейссингер Г. А. Указ. соч., с. 108.).

Были в Москве и два гостиных двора: новый и старый. Первый из них назван Кильбургером "наилучшим зданием в Москве". "Внутри он имеет двор в 180 шагов в квадрате; там находятся большие городские весы, а кругом два ряда сводчатых мелочных лавок одна над другой, из которых многие принадлежат по найму немцам. Зимою весь двор так заполнен санями, всякими товарами и народом, что нельзя пройти, но нужно безпрестанно пролезать... На другом гостином дворе находятся также кругом два ряда сводчатых одна над другой лавок" (Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, с. 172. ). Отмечая большие размеры московского торга, Кильбургер писал: "Всякий без сомнения должен признать славу города Москвы и согласиться, что в ней также много лавок, как и в некоторых других европейских городах, хотя большая часть из них так малы и узки, что купец едва может надлежащим образом повернуться между своими товарами" (Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, с. 172. ).

В XVII в. экономические связи Москвы с другими районами страны oстановятся все более широкими и стабильными, а московский рынок значительно перерастает размеры областного центра торговли. Таможенные книги по Москве этого периода почти не сохранились, но даже косвенные свидетельства источников показывают большое разнообразие торговых связей столицы с областными рынками Русского государства. Уже во второй половине века в Москве действовало несколько учреждений, ведавших таможенными сборами с привозимых на рынок: товаров: московская таможня собирала пошлины с драгоценностей, тканей, мехов, кож, металлов, одежды, пеньки, соли, рыбы, икры, масла, лука, чеснока и т. д.; в Мытной избе регистрировали продажу мяса, птиц, яиц, сыра, холстов, леса, деревянных изделий, сена, золы, дегтя; в Померной избе собирали пошлины с зерна, ягод, грибов; в Посольской Новой таможне собирали пошлины с иностранных купцов (См.: Тверская Д. И. Указ. соч., с. 76-77.).

Размеры пошлин свидетельствуют о больших объемах товарной продукции, поступавшей на столичный рынок. Только в Померной избе в 1659-1660 гг. было собрано пошлин на 9191 руб. 31 алтын, 4 деньги, а в 1662-1663 гг. - 33852 руб. 30 алтын, 1 деньга (См.: Оглобин Н. Московская Померная изба. - ЧОИДР, 1889, кн. II, с. 18-19. ).

На столичном рынке были представлены все более или менее значительные города и торговые центры Русского государства, начиная от замосковных городов и кончая отдаленными сибирскими городами и острогами.

Анализ товаров, поступавших на московский рынок, позволяет сравнительно отчетливо проследить специализацию отдельных районов на определенном виде товарной продукции. Так, рыба привозилась из поморских городов и Поволжья; продукты огородничества - из Муромского, Верейского, Боровского, Ростовского районов; кожи, кожаные изделия и холсты - из Ярославско-Костромского района; пушнина - из Сибири; металлические изделия из районов Тулы, Серпухова, Устюжны Железопольской, Тихвина, Новгорода, Пскова; строительные материалы- из подмосковных городов и уездов. В целом ассортимент товаров каждого областного рынка, поступавших на московский торг, оставался исключительно пестрым и разнообразным.

Естественно, что огромное количество товаров, привозимых в Москву, не могло потребляться только жителями столицы. Рынок обслуживал значительно более широкий круг покупателей. Ткани, изделия ремесла, пряности, вино, соль, меха, одежда, оружие и многие другие товары "московской купли" расходились по самым отдаленным городам страны.

Сохраняли значение крупных торговых центров Новгород и Псков. В Новгороде было несколько больших гостиных дворов, где совершались значительные торговые сделки. В десятках рядов и на нескольких торговых площадях шла бойкая розничная торговля. Существовало несколько иностранных гостиных дворов и контор. Новгородские купцы имели торговые связи со многими городами страны, поставляли на внутренние рынки различные иностранные товары: свинец, медь, железо, вина и ткани.

Псков оставался большим торговым городом, сохранявшим традиционные экономические связи с прибалтийскими городами, но значительно уступавшим по объему торгового оборота поморским городам, не говоря уже о Москве или Ярославле. Отличительным признаком псковской торговли являлся ее транзитный характер (См.: Чистякова Е. В. Псковский торг в середине XVII зека. - ИЗ, т. 34, 1950, с. 214.). Внешнеторговые связи Пскова на протяжении века несколько раз меняли свое направление. Сначала особенно оживленными они были с Польско-Литовским государством, затем основной экспорт шел в Юрьев Ливонский, Ригу, Ругодив, Колывань, Ивангород и в меньшей степени-в Пернов, Копорье, Выборг, Любек.

Псковичи в посреднической торговле с зарубежными городами играли главную роль, за ними следовали по объему сделок ярославцы, москвичи, костромичи, нижегородцы, угличане. Многие из экспортных сделок оформлялись на гостиных дворах города. Не случайно именно в Пскове наиболее отчетливо проявились противоречия между русскими купцами и иностранными торговцами, а псковский воевода А. Л. Ордин-Нащокин выступил инициатором крупных торговых реформ, частично реализованных затем в "Новоторговом уставе" 1667 г. Продолжается торговый подъем Архангельска, начавшийся еще в XVI в. Архангельская ярмарка, длившаяся в течение 3 месяцев, была одной из самых крупных в стране. По свидетельству современников, через Архангельск во второй половине XVII в. ввозилась в Россию большая часть иностранных товаров. "Этот порт очень знаменит и весьма доходен для царской казны. От него ежегодно в казну прибывает больше ста тысяч золотых", - отмечал Иржи Давид (Давид Иржи. Современное состояние Великой России, или Московии. - ВИ, 1968. № 4, с. 139.).

Рынки Ярославля, Великого Устюга, Вологды, Нижнего Новгорода, Смоленска, Тихвина, Воронежа, Астрахани и ряда других городов начинают играть роль областных.

Одним из самых развитых в промышленном и торговом отношении городов был Ярославль (См.: Данилова Л. В. Мелкая промышленность и промыслы в русском городе во второй половине XVII - начале XVIII вв. - "История СССР", 1957, № 3.). Уже в первой половине века он выдвигается в число самых крупных после Москвы торговых центров (в 1634 г. он упоминается на третьем месте после Москвы и Казани по сборам пя-тинных денег). Ярославль находился на пересечении важных торговых путей между Москвой и северными городами, контролируя волжский торговый путь и связывая сибирские города с центром страны. Судя по таможенным книгам, Ярославль буквально наводнял своей ремесленной продукцией рынки Поморья и Сибири. Ассортимент ярославских товаров исключительно богат: сукно, холст, крашенина, одежда, разнообразные металлические изделия, зеркала, мыло, кожи и т. д. Кожа и кожаные изделия занимали основное место среди продукции ярославских ремесленников.

В Ярославле проживала шестая часть наиболее влиятельного купечества страны - "гостей государевой сотни", имевших конторы в Москве, Архангельске, Астрахани, Нижнем Новгороде, ссужавших деньгами царскую казну и державших в своих руках торговлю пушниной и драгоценностями. Ярославские купцы вели большую торговлю с иностранцами. В городе были гостиные дворы английских, голландских и немецких торговцев, в своих заметках отмечавших его богатство и напряженную торговую жизнь (См.: Циулин Н. И. Ярославль в сказаниях иностранных авторов. - В кн.: Краеведческие записки Ярославского областного краеведческого музея, вып. 2. Ярославль, 1957, с. 205.).

Рост торгового значения Устюга начался с середины XVII в. В 40-х гг. XVII в. на торговой площади города насчитывалось более 20 лавок, амбаров и других торговых помещений. Изделия из железа и стали представляли основную отрасль ремесленного производства города. Устюжские кузнецы поставляли на рынок богатый и разнообразный ассортимент металлических изделий: молоты, клещи, наковальни, ножи, резцы, пилки, сверла, щипцы, серпы, сошники, косы, вилы, топоры, лопаты, заступы, скобы, гвозди, подковы, сковороды, котлы замки, ключи, цепи и т. д. Особая группа ремесленников и торговцев сбывала на рынке украшения, дорогую домашнюю утварь и предметы церковного обихода из золота и серебра. Продавали здесь изделия из кожи, гончарные изделия, иконы местного производства меха. Устюг был торговым центром значительной по площади округи. Сельские районы снабжали город продовольствием, производственным сырьем, изделиями деревенского ремесла и крестьянской промышленности. В деревни и села поступали изделия городского ремесла и привозные товары. Сельские торжки волостей и станов были связаны с городским рынком и являлись его необходимым придатком Значительны связи Устюга и с другими районами страны. Таможенные книги первой половины века называют 79 городов и населенных пунктов страны и 15 уездов (не считая Сибири), с которыми Устюг поддерживал экономические связи. Наиболее интенсивной была торговля с поморскими городами, Замосковным краем и самой столицей Через Устюг шли в центральные районы страны большие партии сибирской пушнины, а в Сибирь - поток отечественных и импортных товаров.

Вид Астрахани. Карта А. Олеария, XVII в. Деталь (Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. Спб., 1906, с. 362-363, вклейка).
Вид Астрахани. Карта А. Олеария, XVII в. Деталь (Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. Спб., 1906, с. 362-363, вклейка).

Благодаря оживлению экономических связей России с Англией Голландией и Индией Устюг становится одним из центров торговли импортными товарами. С начала века город превратился в узловой пункт оживленных торговых путей между центром страны, Архангельском и Сибирью и стал называться Устюгом Великим.

Главным центром торговли с Востоком на протяжении всего столетия оставалась Астрахань. Начиная с первой четверти XVII в. здесь ведут оживленную торговлю индийские купцы, о чем свидетельствуют (документы Астраханской приказной избы (См.: Овчинников Р. В. Обзор документов Астраханской приказной избы о русско-индийской торговле последней четверти XVII В. - АЕ за 1957 г. М., 1958 -227; Бакланова Н. А. Торгово-промышленная деятельность Калмыковых во второй половине XVII в. М., 1959, с. 124, 125; и др.). О значительных связях Астрахани с другими странами Востока писал А. Олеарий: "Бухарские крымские и ногайские татары, а также армяне со всякими товарами ведут тут большую торговлю и промыслы... Город этот приносит ежегодно царскому величеству

большую сумму - даже одних пошлин 12000 рублей" (Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. Спб.; с. 402.).

Наряду с крупными торговыми центрами в России этого времени существовало большое количество средних и мелких в торговом отношении городов. Примером первых являлся Тихвинский посад (См.: Сербина К. Н. Очерки из социально-экономической истории русского города. М. -Л., 1951.). В XVII в.. на торге Тихвинского посада было шесть рядов: Большой, Серебряный, Соляной, Мясной, Рыбный и Калашный. В 1659 г. в этих рядах было 109 лавок, кроме того, на торге стояло 7 амбаров, 42 житницы и один "мостец" (См.: Сербина К. Н. Очерки из социально-экономической истории русского города. М. -Л., 1951, с. 185.). Посад имел постоянные торговые связи с сорока пятью городами Русского государства, его торговля с "волостными людьми" охватывала округу радиусом в 200-400 верст. Главными товарами на городском рынке Тихвинского посада были соль, железо в крицах, уклад, железные изделия, серебро, пенька, кожи, ткани, меха, хлеб, медь, оружие и т. д. Основную массу торговцев составляли посадские люди, крестьяне окрестных сел, скупщики и приезжие торговцы. Тихвинские купцы торговали также в Швеции.

XVII в. отмечен оживленным развитием торговли европейской части Центральной России с Сибирью. Из года в год растет количество товаров, отправляемых за Урал: "Десятки и сотни тысяч аршин различных тканей (отечественных и заграничных), тысячи топоров, ножей и других металлических изделий, огромные партии обуви, одежды и другие товары. Развитие торговли с Сибирью, создание за Уралом новых рынков сбыта имели огромное обратное воздействие на старинные облает страны, стимулируя производство на продажу" (Преображенский А. А. К проблеме общественного разделения труда в Русском государстве XVII в. - В кн.: Историческая география России XII - начала XX вв. М., 1975, с. 129-130.). Из центра страны шли в Сибирь промышленные изделия и хлеб, из Сибири - продукты промыслов, прежде всего пушнина. Главная часть вывозившихся в Сибирь товаров была отечественного производства, но поступали и иностранные товары, прибывавшие в Россию через Архангельск. Торговлю с Сибирью держали в своих руках представители крупнейших русских торговых домов: Федотовы, Ревякины, Никитины, Босые и др. Обычно они поручали проведение торговых операций своим многочисленным агентам. Последние совершали крупные торговые сделки и получали огромные барыши (См.: Бахрушин С. В. Научные труды, т. II. М, 1954, с. 134-153; т. III, ч. I.. М., 1955, с. 226-251.). Через Сибирь налаживалась торговля с Китаем. Первый караван с китайскими товарами привел приказчик гостя А. И. Филатьева - Р. Никитин в 1674 г.

Среди сибирских городов наиболее крупное торговое значение имели Тобольск, Томск, Енисейск, Верхотурье. Возникнув как военно-стратегические центры, сибирские города на протяжении века постепенно меняли свой облик, приобретая черты торгово-ремесленных центров. Так, к 70-м гг. в Тобольске был уже значительный торг, насчитывавши" 264 торговых помещения, а к началу XVIII в. здесь был построен обширный гостиный двор площадью 2000 кв. сажен с десятками лавок, погребов и таможней (История Сибири, т. 2. Л., 1968, с. 93.). Постепенно возникали межобластные торговые связи и между сибирскими городами.

Кроме городских торгов на протяжении века в Российском государстве приобретает еще большее значение такая форма торговли, как ярмарки. Увеличиваются масштабы и влияние нескольких крупных ярмарок, приобретающих общерусскую известность: Макарьевской близ Нижнего Новгорода, Ирбитской в Сибири.

Макарьевская ярмарка происходила ежегодно в июле под монастырем святого Макария Желтоводского. Благодаря выгодному географическому положению, она становится одной из самых крупных в стране, осуществляя роль посреднического пункта в торговле северных и центральных городов с низовыми и европейской части с Сибирью. Ярмарка пользовалась привилегиями царского правительства.

Ирбитская ярмарка была узаконена в 1643 г. и сразу обратила на себя внимание крупного русского купечества (См.: Александров В. А. Начало Ирбитской ярмарки. - "История СССР", 1974, № 6, с. 37.). Однако до 80-х гг. постоянных торговых помещений на ярмарке не было. По челобитью верхотурского воеводы весной 1686 г. здесь началось строительство лавок, шалашей и других торговых мест. В том же году был построен казенный гостиный двор. Ирбитская ярмарка проходила в январе. К этому времени сюда съезжалось много торговцев; в конце века собиралось до нескольких тысяч человек (См.: Александров В. А. Начало Ирбитской ярмарки. - "История СССР", 1974, № 6, с. 39.). Здесь можно было встретить и именитое московское купечество, и членов гостиной сотни, торговцев поволжских и поморских городов и приказчиков крупнейших торговцев Строгановых, посадских, служилых людей сибирских городов, крестьян близлежащей округи, В конце века устанавливаются торговые связи между Ирбитской и Макарьевской ярмарками. С Ирбита "русские товары" расходились по различным районам Сибири.

В начале марта начиналась многолюдная северная ярмарка на р. Ваге - Благовещенская. Сюда съезжались крестьяне и торговцы Важской земли, а также купцы из Устюга, Холмогор, Ярославля, Вологды, Костромы, Казани и многих других городов.

Вместе с тем некоторые крупные ярмарки, широко известные в XV- XVI вв., к XVII в. захирели и потеряли прежнее значение. Так случилось, например, со знаменитой ярмаркой на Мологе у Холопьего городка. Вероятно, интервенция начала XVII в. и связанное с нею разорение края нанесли ей окончательный удар (См.: Бахрушин С. В. Научные труды, т. I. M., 1952, с. 202.).

В каждом уезде, кроме значительных торговых центров, городов и ярмарок, было множество различных по размерам сельских торжков и рынков, учтенных таможенной администрацией или оставленных без контроля. На протяжении века шел постепенный процесс поглощения мелких и мельчайших торжков областными рынками. Это находило выражение в уменьшении таможенных сборов с торжков и снижении их доли в общем объеме таможенных сборов с уезда.

Развитию торговли в XVII в. способствовало вовлечение в нее новых территорий Российского государства. К началу столетия пути сообщения представляли собой многочисленную и достаточно разветвленную сеть как сухопутных, так и речных путей, имевших местное и общегосударственное значение, наиболее важные из которых тяготели к Москве.

Водные пути имели важное значение в европейской части России к западу, северу и востоку от Москвы, где густая сеть малых и больших рек, обилие озер способствовали развитию водного сообщения, сложившегося к XVII столетию в устойчивую, постоянно действующую систему. В областях, лежавших южнее Оки, кроме Дона и Северного Донца не было больших речных систем, и здесь важная роль принадлежала сухопутным дорогам.

Основные торговые пути европейской части Российского государства в XVII в. (Карта составлена В. А. Ковригиной).
Основные торговые пути европейской части Российского государства в XVII в. (Карта составлена В. А. Ковригиной).

Наибольшее значение для судоходства на западе от Москвы имели реки Западная Двина, Ловать, Мета, Волхов, связанные озерами, притоками и волоками друг с другом, а также с р. Тверцой и Волгой. На севере ведущее место принадлежало Северной Двине, Сухоне и Печоре, преимущество которых заключалось в устойчивой полноводности, исключавшей необходимость перевалки грузов через мели и пороги в летнее время, так затруднявших движение по рекам западного направления. В свою очередь, с Северной Двины и Сухоны реками Вычегдой и Пинегой, с их притоками, а также морским путем можно было попасть в реки Мезень и Печору, а из последней по северо-восточным рекам и волокам - за Урал (См.: Дробижев В. 3., Ковальченко И. Д., Муравьев А. В. Историческая география СССР. М., 1973, с. 158, 159 и др.; см. также: Загоскин Н. П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской Руси. Казань, 1909.). Главными водными магистралями к востоку от Москвы были Волга и Кама с притоками, которые соприкасались с водными путями северо-восточной, центральной частей России и с реками Западной Сибири. Тем самым наиболее важные водные магистрали Российского государства не были изолированными друг от друга.

Растет число сухопутных дорог. Основные пути, отходившие от Москвы в радиальном направлении, дополнялись дорогами, соединявшими их между собой (См.: Дробижев В. 3., Ковальченко И. Д., Муравьев А. В. Историческая география СССР, с. 163.). Новые сухопутные дороги появляются и в более отдаленных от центра областях, например в Вятской и Пермской землях, где они дублировали речные (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век. М., 1955, с. 115.). Заселение южных степных районов России сопровождалось интенсивным развитием путей сообщения. Степные шляхи становились продолжением старых южных дорог, таких, как Серпуховская, Коломенская, Калужская. Из районов Орла, Воронежа и Острогожска в течение XVII в. налаживается снабжение хлебом центра России, и прежде всего Москвы (См.: Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 149.). Правда, южные дороги еще редко выходили за пределы укрепленных Белгородской и Изюмской линий; оживление движения на них было связано с уменьшением опасности нападения татар и ногайцев на караваны; к концу века почти безопасным становится сообщение по самой Волге и ее правому берегу от Нижнего Новгорода до Астрахани через Васильсурск, Чебоксары, Свияжск, Казань, Тетюши, Симбирск, Самару, Сызрань, Саратов и Царицын. Возвращение Смоленска и воссоединение Украины с Россией привели к возобновлению южных путей сообщения по левому берегу Днепра и самому Днепру; а освоение Севера, присоединение обширных пространств Сибири и ее северного морского побережья - к открытию и освоению совершенно новых речных, сухопутных и морских путей.

В XVII в. ведущее место в торговле России с западноевропейскими странами прочно закрепилось за Двинско-Беломорским путем, ставшим едва ли ни самым оживленным в это время. Увеличение торговли с европейскими странами через Архангельск способствовало экономическому, торговому и культурному расцвету Вологды и Ярославля, ставших перевалочными и базовыми пунктами на пути из Москвы и Волги. Через расположенные вблизи западной границы Новгород, Псков и Смоленск шла торговля со Швецией, Лифляндией, Польшей, поддерживались дипломатические связи со странами Европы, доставлялись переписка, газеты и журналы европейских государств для царского двора, пересылаемые из Нарвы, Риги, Вильно, Гамбурга и Берлина (См.: Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 160.).

Центрами торговли со странами Востока и Средней Азии оставались Нижний Новгород и Астрахань, а главной магистралью - Волга. Из Астрахани морем шли до Мангышлакских пристаней и далее через степь в Ургенч и Бухару. В Персию (Кызылбашскую землю) ходили морем до Низовой пристани, к югу от Дербента, и далее на Шемаху,. Решт, Фарат (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век, с. 134.). Волга в XVII в. являлась важнейшим путем, связывавшим с Персией и Средней Азией (а через последнюю с Индией) не только Россию, но и государство Западной Европы. Этот путь через Россию был для многих европейских купцов самым удобным и коротким (См.: Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 351.). Освоение его русскими привело к концу века к почти бесперебойному движению по Волге во время навигации. В волжском пути были заинтересованы русское правительство и купечество, поэтому попытки со стороны англичан (в 1617 г.) и герцога Голштинского (в 1634-1636 гг.) добиться разрешения на свободную торговлю € Персией по Волге остались безуспешными (См.: там же, с. 149; Загоскин Н. П. Указ. соч., с. 280.). Кроме морского устанавливаются и сухопутные пути в Среднюю Азию в обход северной части Каспийского моря: с низовьев Яика дорога раздваивалась на Астрахань и Самару. Со второй половины столетия налаживается торговля с государствами Средней Азии из Западной Сибири - с верховьев Иртыша и Ишима через Казахскую степь (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век, с. 134.).

Развитие внешней и внутренней торговли, освоение речных и сухопутных дорог привели к перераспределению их роли в северной и северо-восточной частях Европейской России. Так, со второй половины века, когда главным центром торговли хлебом становится Вятка вместо Вологды, хлеб стали возить Окой, Волгой, Камой и Вяткой из центральных и южных районов. Отсюда его доставляли гужом к Ношульской пристани на Лузу или использовали Летский волок, непосредственно выводивший на Сухоно-Двинский водный путь (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век, с. 115.). Со второй половины века вместо Печоры стали ходить из центра России на Верхотурье и Кунгур по более короткому и удобному пути реками Москвой, Окой, Волгой, Камой, Чусовой, Серебрянкой, потом 20 верст по суше до Баранчи-притока Тагила, Тагилом, Турой и Тоболом в Сибирь (Этот путь как наиболее удобный был назван секретарем голландского посольства Койэттом в 1676 г. (Посольство Кунраада ван Кленка к царям Алексею Михайловичу и Федору Алексеевичу. Спб., 1900, с. 341).).

Морские пути к Новой Земле и Шпицбергену (о. Груман), открытые поморами в XV-XVI вв., стали привычными для XVII в. В отписках двинского таможенного воеводы 1647 и 1667 гг. встречаются указания на постоянные поездки торговых и "промышленных" людей "а эти острова для морского промысла (История открытия и освоения Северного морского пути, т. I. M., 1956, с. 52, 196.). Эти поездки поморов положили начало изучению Северного морского пути. Поморами было начато сообщение с Сибирью вдоль морского берега, через волоки полуострова Ямала в Обскую губу, и дальше в Сибирь морским путем вокруг полуострова Таймыр.

Сообщение с Сибирью шло только по рекам в направлении с востока на запад. На волоках, соединявших главные водные магистрали друг с другом, чаще всего и возникали острожки, разраставшиеся впоследствии в торгово-административные центры (Освоение Сибири в эпоху феодализма (XVII-XIX вв.). Новосибирск, 1968.). Пути, отходившие от главных речных дорог, оживленные в первые годы их освоения, теряли свое значение, как только в округе истощался пушной запас. Такая судьба постигла "златокипящую" Мангазею, бывшую до середины XVII в. главным пунктом пушного промысла и торговли в Западной Сибири. Забвению ряда путей Сибири способствовала и местная администрация, которая в интересах повышения сбора пошлин с пушнины и привозимых "русских товаров" запрещала использовать некоторые пути ("Русские товары" - те, которые привозили из европейской части России.). Упадок морских и речных путей на северо-востоке Сибири в 80-е годы XVII в. был связан с сокращением северных промыслов и открытием новых путей в районы, расположенные южнее арктической области (История открытия и освоения Северного морского пути, т. I, с. 183.). Не последнюю роль в изменении направлений и значения; дорог играли также целесообразность и удобство передвижения по ним. Поэтому появление пути на Лену через Енисейск, оказавшегося удобнее, привело со второй половины века к упадку северного перехода сюда (См.: Дробижев В. 3., Ковальченко И. Д., Муравьев А. В. Историческая география СССР, с. 165.).

Описания дорог местного значения, такое, как роспись дорог Новгородской земли, известны с XVI в. (См.: Голубцов И. А. Пути сообщения в бывших землях Новгорода Великого в XVI-XVII вв. и отражение их на русской карте середины XVII в. - В кн.: Вопросы географии, вып. 20. М., 1950, с. 27; и др.). Подобные "изгонные книги" использовались и в XVII в. В предыдущем столетии была сделана попытка составления сводного перечня дорог Российского государства - "Русский дорожник" (См. Герберштейн С. Записки о Московитских делах. Спб., 1908, с. 132.); работа эта была продолжена в XVII в. В 1627 г. в Разрядном приказе для "государственной службы посылок" была составлена карта и написана "Книга Большому Чертежу", представлявшая собой комментарий к этой общей географической карте, созданной на основе имевшихся карт. В ней был дан перечень городов и селений с указанием расстояний между ними; она постоянно дополнялась новыми сведениями (См. Устюгов Н. В. Научное наследие. М., 1974, с. 91.).

В Ямском приказе составлялись своеобразные справочники дорог этого времени - "поверстные книги". В них указывались идущие от Москвы в разных направлениях дороги, расстояния между населенными пунктами. Имелись и справочники, содержавшие сведения о важнейших иноземных торговых городах с указанием морских и сухопутных путей (См. Петров В. А. Географические справочники XVII в. - ИА, т. V. М. -Л., 1950; Устюгов Н. В. Научное наследие, с. 91; Оглобин Н. Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1763). - ЧОИДР, кн. I, 1902, отд. III, с. 55.).

Усиливается внимание государственной власти к состоянию и содержанию путей сообщения. Этот интерес к "дорожному делу" был вызван как государственной необходимостью облегчить передвижение служилых людей и гонцов, так и заботой о развитии торговли. Починка дорог, мостов и гатей еще с конца XVI в. возлагалась на население по сошному делению под надзором особых руководителей, называемых вожами, и под присмотром целовальников (См.: Костомаров Н. И. Очерк торговли Московского государства в XVI- XVII столетиях. Соч., кн. VIII. Спб., 1862, с. 100.). Ряд статей Соборного Уложения 1649 г. возлагал ответственность за сохранность и содержание сухопутных и речных путей на феодалов (См.: Маньков А. Г. Государственно-правовое обеспечение торговых путей. - В кн.: Общество и государство феодальной России. М., 1975, с. 314.). С целью устранения препятствий для судоходства было запрещено строить запруды, плотины и мельницы на многих реках: "... чтоб по тем рекам нигде струговому ходу и лесной и деревянной проводке никакой помешки и остановки не было... " (См.: Маньков А. Г. Государственно-правовое обеспечение торговых путей. - В кн.: Общество и государство феодальной России. М., 1975, с. 313. АЮБ, т. II, с. 624.).

Состав торговцев рассматриваемого столетия был исключительно" пестрым. Торговали купцы, бояре, монастыри, стрельцы, служилые люди, посадские и крестьяне. На это указывали сами купцы, жалуясь на конкуренцию со стороны других сословий: "Изстари в прежних летах, - писали в своих сказках гости и торговые люди гостиной сотни, - всякими торгами и промыслами торговали... одни торговые люди.., а ныне всякими большими и лутчими промыслами и торгами владеют и промышляют духовный и воинский и судебный чин, оставя и презрев всякое государственное правление" (Зерцалов. О мятежах в городе Москве и в селе Коломенском 1648, 1662, 1771 гг. - ЧОИДР, кн. III, 1890, с. 259.). Иностранцы неоднократно отмечали, что страстью к торговле в Московском государстве охвачены все, без различия общественного состояния. По мнению Кильбургера, это национальная черта московитов, которые "от самого знатного до самого простого любят купечество, что и есть причиной того, что в городе Москве помещается больше торговых лавок, чем в Амстердаме или хотя бы в ином целом княжестве" (Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 88.).

Крупнейшим торговцем был сам царь (В даином случае он выступал как частное лицо (см.: Заозерский А. И. Царская вотчина XVII в. М., 1937, с. 232).). В царской вотчине внимательно следили за условиями сбыта и состоянием цен на рынках, составляли справки "по чему ныне запасу купят на Москве". Из царского хозяйства продавали хлеб, лен, который, согласно государеву указу, сеялся специально на продажу, конопляное и льняное масло, соль. Некоторая часть продукции царских "заводов" также поступала на продажу. Так, в Москве на гостином дворе стоял шалаш, где выборный целовальник продавал "государские стеклянные сосуды". Но самая крупная царская торговля велась вином. "Кабак был важной статьей в местном хозяйстве и открытие его едва ли не являлось одним из первых нововведений, какими сопровождался переход частных владений в состав государевых земель", - указывал исследователь хозяйства царской вотчины в XVII в. А. И. Заозерский (3аозерский А. И. Указ. соч., с. 220. 54 Там же, с. 226.).

Царь принимал активное участие во внешней торговле, одной из замаскированных форм которой был обмен подарками с иностранными правителями через послов. Им снаряжались и специальные торговые экспедиции. Одна из них была отправлена Алексеем Михайловичем в Персию в 1663 г. и продолжалась около 3 лет. Возглавлял экспедицию подьячий К. Демидов, который вез для продажи соболей на 32 800 руб., сукон на 23949 руб., меди на 3000 руб. - всего товаров на 76949 руб. По поручению К. Демидова его помощники развозили эти товары по персидским городам. В Персии были закуплены дорогие ткани: бархат, парча, шелк, атлас, камки, а также ковры. Часть привезенных товаров была отдана гостю И. Панкратьеву и "велено ему те товары продавать на гостином дворе указною ценою всяких чинов людям"51. На целый ряд более доходных товаров существовала царская монополия, ставившая в затруднительное положение русских купцов и тормозившая развитие торговли.

Активно занимались торговлей и некоторые крупные феодалы. Так, боярин Б. И. Морозов торговал хлебом, поставлял в больших количествах за границу поташ, продавал продукцию своих железоделательных заводов. Он же одновременно был скупщиком и ростовщиком. В торговые операции были вовлечены многие представители знатных боярских семей, князья Я. К. Черкасский, Н. И. Одоевский, Ю. И. Ромодановский и многие другие.

На городских рынках торговало много посадских людей: ремесленников разных специальностей, стрельцов, пушкарей, церковных служителей, монахов и т. д. Зачастую ремесленник, производивший определенную продукцию, являлся одновременно и продавцом своего товара. Иногда изготовление ремесленных изделий происходило непосредственно на торге, где в лавке ремесленника находилась и его мастерская. Известная категория ремесленников была тесно связана с определенным торговым рядом. Не продавая сами своих изделий, эти мелкие производители работали "на ряд" или "в ряд". Между ремесленниками и старостами торговых рядов заключались сделки, скрепленные поручными записями, по которым мелкие производители обязывались поставлять сюда изделия своего ремесла. Так, на Серебряный ряд московского торга работало около 15 мастеров-серебряников, обязавшихся изготовлять изделия "в чистом серебре и в серебре меди и свинцу не мешать и приносить своего дела Серебряного ряду старостам на показ" (Тверская Д. И. Указ. соч., с. 33.). Очевидно, таких же постоянных мастеров имели и другие ряды: Тележный, Котельный, Судовой. Постепенно ремесленники все более отодвигались скупщиками от рынка, утрачивали с ним прямую связь и попадали в зависимость от скупщика.

Весьма заметной фигурой на городском торге был скупщик. Скупая оптом различные товары у ремесленников и крестьян, скупщики затем продавали их в розницу в рядах (См.: Бахрушин С. В. Научные труды, т. II, с. 201.). Все чаще производятся оптовые закупки хлеба. Московские торговцы закупали большие партии его у крестьян подмосковных и других уездов и практически держали в своих руках весь хлебный рынок столицы. Некоторые скупщики специализировались на закупке других продовольственных товаров: мяса, масла, рыбы, меда, воска и т. д. Так, в 1646 г. устюжские скупщики Протодьяконовы "врознь мелкими статьями" приобрели 1050 пудов сала в 35 бочках на сумму 945 руб. (См.: Мерзон А. Ц Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 197.).

Значительную роль в торговле играли крестьяне. Они были поставщиками разнообразной сельскохозяйственной продукции,: и прежде всего хлеба. Устюг, например, по мнению Е. Д. Сташевского, "торговал преимущественно крестьянским хлебом" (Сташевский Е. Д. Пятина 142 г. и торгово-промышленные центры Московского государства. - ЖМНП, 1912, № 5, с. 103.). Степень товарности крестьянских хозяйств была различной. Отдельные крестьяне поставляли на городской рынок весьма значительное количество хлеба: в 1634 г. крестьянин Иван Карандашов продал в Устюге 100 мер ржи и 500 мер овса, а крестьянин Гурий Остафьев - 500 мер ржи (См.: Мерзон А. Ц., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 166.). Часто в источниках XVII в. крестьянами названы довольно крупные и богатые торговцы, переставшие давно быть крестьянами в собственном смысле этого слова. Например, богатые ярославские купцы Коровинский я Оголдаевы именуются в некоторых книгах устюжской таможни "крестьянами Ловецкой слободы". Крупнейший псковский торговец и промышленник Сергей Поганкин скромно назван "огородником".

Кроме хлеба и других продуктов земледелия крестьяне поставляли на рынки продукты различных промыслов. Устюжские крестьяне имели в деревнях, расположенных близ рудных месторождений, значительное число горнов, выплавляли железо, изготовляли простейшие орудия из него и привозили "а городской рынок. В ряде других районов крестьяне поставляли "а рынок изделия из кож, ткани, деревянные изделия и другие продукты крестьянских промыслов.

Однако главным местом сбыта крестьянских товаров был сельский базар или ярмарка. Часто продажа производилась непосредственно в руки покупателя, минуя сельский Торжок. Но, несмотря на узость рынка и полунатуральный характер крестьянского хозяйства, на протяжении XVII в. наблюдается заметное развитие крестьянской торговли. "Никакими мерами нельзя было удержать крестьянина на его пашне. В условиях роста товарно-денежных отношений возрастание роли мелкого деревенского производителя в торговле и промыслах городов было закономерным и неизбежным". Крестьяне-торговцы вырастали в серьезных конкурентов купечества и посадского населения городов. В ответ на многочисленные просьбы горожан об ограничении крестьянской торговли правительство приняло ряд законодательных актов, ограждавших торговцев городов от конкуренции со стороны крестьян (См.: Муравьева Л. Л. Промысловая деревня Центральной России в условиях крепостничества второй половины XVII в. - В кн.: Дворянство и крепостной строй России XVI-XVII вв. М., 1975, с. 117.).

Крупными торговцами на рынках XVII в. выступали монастыри. Пять устюжских монастырей принимали активное участие в торговле на городском рынке. Два из них - Архангельский и Гледенский - вели большую торговлю хлебом. В 1635-1636 гг. Архангельский монастырь продал в Устюге 1000 мер ржи, 800 мер хлеба; 1200 мер ржи и овсяной крупы было отправлено в Холмогоры, 4 каюка с хлебом - на Печору. Гледенский монастырь в 1643-1644 гг. продал в Устюге 200 мер овса, 40 мер ячменя и отправил на продажу в Холмогоры 1065 мер ржи, 277 мер ячменя, 138 мер крупы и толокна (См.: Мерзон А. Ц., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 183-184. ). Такие же крупные торговые операции вели эти монастыри и во второй половине XVII в.

Обширную торговлю солью вел Соловецкий монастырь, получивший в 1614 г. льготную грамоту на право беспошлинной торговли солью в количестве 100 тыс. пудов в год. К середине века монастырь стал крупнейшим поставщиком соли на рынках Севера. Только в Вологде продавались десятки тысяч пудов соли. "Из скромного приюта отшельников (монастырь. - Л. М.) был со временем превращен в торговый город, имеющий богатый торговый флот, господствовавший на Белом море и судоходных северных реках. Сами монахи из смиренных отшельников превратились в расторопных барышников, снующих по всем городам северной России, всюду имея свои конторы и постоянных агентов" ("Православный собеседник", 1879, окт., с. 204.).

Однако не все монастыри принимали такое активное участие в торговле. Спасоо-Прилуцкий монастырь, например, даже в период расцвета хозяйственной жизни в 40-50-х гг., когда монастырские житницы буквально "ломились от хлеба", вел торговлю хлебом в ничтожных количествах, отправляя на рынки лишь около 30% общего количества его (См.: Прокофьева Л. С. Вотчинное хозяйство в XVII в. (по материалам Спасо-Прилуцкого монастыря). М. - Л., 1959, с. 76.).

Наряду с самым широким участием в торговле различных слоев населения XVII в. характеризуется интенсивным формированием сословия купцов, пополнявшегося выходцами из ремесленников, крестьян, посадского населения городов и др. Верхушку составляли представители гостей и торговых людей гостиной и суконной сотен. Общая численность членов этих привилегированных корпораций постепенно росла и к концу века достигла уже нескольких сотен человек. Пополнение шло прежде всего за счет записи в эти сотни посадских людей черных и дворцовых слобод Москвы и других городов. По "окладным спискам гостей гостиной и суконной сотен" в 1632 г. насчитывалось 13 гостей и двое гостиных детей, 175 членов гостиной сотни и 128 членов суконной сотни. Свыше 88% членов этих сотен (проживали в Москве (См.: Тверская Д. И. Указ. соч., с. 15.). В 1671 г. в Москве числился 141 двор гостей и людей гостиной сотни и 51 двор людей суконной сотни. А к 1699 г. число гостей в Москве возросло до 34 членов, а людей гостиной сотни насчитывалось уже 280 человек (ДАИ, т. VIII, с. 121-122.).

Пополнялись гостиная и суконная сотни и за счет посадских людей из других городов. Гости занимали господствующее положение среди торговцев. "Они оценивают товары в Москве в царской казне, - писал Кильбургер, - а также распоряжаются в Сибири соболиной десятиной, дают совет царю и проекты к учреждению царских монополий" (Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 164.). Происходит концентрация торговых капиталов в руках привилегированного купечества. Среди купцов выделяются наиболее богатые, ведущие крупные торговые операции. Так, из 158 человек гостиной сотни семеро владели четвертью всех капиталов. Однако состав купеческой верхушки не был стабильным. Торговцы быстро богатели и могли также быстро разориться. Несмотря на интенсивный рост членов привилегированных торговых сотен, эти корпорации поглощали лишь часть формирующегося купечества. Было много крупных торговцев, не входивших в эти сотни. Сама форма корпоративного объединения купцов к концу века постепенно стала терять свое прежнее значение.

Рост богатства и влияние купечества на протяжении XVII в. приводят к укреплению позиций торговцев в экономической и политической жизни страны. Постоянными становятся столкновения русских купцов с иностранными на внутреннем рынке. Льготы, которыми пользовались иноземцы на русском рынке, вызывали многочисленные жалобы и челобитные русских торговцев в адрес правительства (в 1627, 1635, 1642, 1646 гг.). Купцы жаловались на свое "оскудение" и просили ограничить права иноземных торговцев в русских городах. Иностранцы, указывалось в челобитных, имеют право свободно ездить по городам Русского государства, ставят в них свои дворы, ведут розничную торговлю и даже занимаются промыслами. Русские торговцы не выдерживали конкуренции с иностранцами, "оскудели и одолжали долгами великими".

В то же время русские купцы в зарубежных странах были поставлены в тяжелые условия. Сохранились многочисленные жалобы отдельных купцов и коллективные челобитные "об обидных делах" между русскими торговцами и зарубежной администрацией. Много конфликтов возникало во время уплаты таможенных пошлин. В Риге, Нарве, Ревеле в 60-х гг. существовал следующий порядок сбора таможенных пошлин. Русские купцы, прибывавшие в эти города обычно раньше, чем работники, привозившие их товар, являлись на таможню платить пошлину. Таким образом, и вес и цена товара определялись заочно. Если прибывший после этого товар по весу оказывался больше названного, купец платил большой штраф, а иногда ему приходилось даже отсиживать в тюрьме. Так часто случалось с псковскими купцами (См.: Чистякова Е. В. Псковский торг в середине XVII в. - ИЗ, т. 34, 1950, с. 214.). Если же купец не выплачивал таможенного сбора предварительно, то часть прибывшего товара отдавалась взаклад местным торговцам и выкупать ее приходилось с большими трудностями. В отношении размера пошлин не было никаких установок, поэтому русских купцов ожидали всегда непредвиденные сложности. Зато способы продажи товаров были строго регламентированы. В Риге, например, русские купцы могли останавливаться только на московском подворье и только там производить продажу. Дворник (хозяин подворья) следил за всеми сделками, записывал их, собирал пошлины, т. е. полностью контролировал процесс торга, что допускало частые "обиды и насильства". Русским купцам разрешалась только оптовая торговля. Запрещались всякие торговые сделки с окрестными крестьянами и иностранными купцами. Принцип "гость не торгует с гостем" соблюдался очень строго. Вся посредническая торговля оставалась в руках местных горожан. Псковичей, например, не пускали даже к прибывшим кораблям.

Русские торговцы настаивали на создании более благоприятных условий для своей торговли прежде всего на внутреннем рынке. Требования купечества заставили правительство заняться этим вопросом. Так, в 1646 г. были отменены жалованные грамоты и привилегии иностранным купцам, ограничена их торговля во внутренних городах, отменялась беспошлинная торговля Английской компании. В 1650 г. были повышены пошлины на иностранные товары. К середине века большинство иностранных купцов были ограничены местом торга, сроками, пошлинами и условиями торговли (См.: Николаева А. Т. Отражение в уставных таможенных грамотах Московского государства XVI-XVII вв. процесса образования всероссийского рынка. - ИЗ, т. 31, 1950.).

Были даны и некоторые привилегии русскому купечеству по отношению к другим торгующим сословиям. В 1648 г. была подтверждена жалованная грамота гостям и торговым людям гостиной сотни, освобождавшая их от тягла, посадских служб, всевозможных поборов, а в судебных делах - из-под ведомства воевод (ДАИ, т. III, № 44.). Соборное Уложение 1649 г. ограничивало крестьянскую торговлю в городах, поэтому крестьяне вынуждены были продавать свои лавки и погреба посадским людям. А в 1653 г. был введен единый Таможенный устав, отменявший многочисленные таможенные сборы и заменивший их единой рублевой пошлиной (См.: Николаева А. Т. Указ. соч.; Тихонов Ю. А. Таможенная политика Русского государства с середины XVI в. до 60-х годов XVII в. - ИЗ, т. 53, 1955.).

Однако сложное международное положение и внутренняя обстановка в стране определяли некоторую нерешительность властей в решении вопросов покровительства торговле (См.: Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа. XII- XVII вв. М., 1973, с. 317.). Наиболее дальновидные представители правящих классов понимали, что растущее и крепнущее сословие торговцев нуждается в поддержке, защите от конкуренции иностранцев и обеспечении благоприятных условий для торговли. Инициатором нововведений в торговой политике стал псковский воевода А. Л. Ордин-Нащокин. С середины 60-х гг. он пытается провести в Пскове ряд преобразований, способствовавших укреплению позиции псковских торговцев. Он предложил богатым купцам взять в свои руки всю местную торговлю и промыслы и исключить, таким образом, посредничество иноземных торговцев. Эта реформа предусматривала также ликвидацию монополий государства на продажу вина, весьма доходной статьи торговли, и реорганизацию городского управления, повышающую роль торговцев в городских делах.

Реформаторская деятельность Ордина-Нащокина в 1667 г. была расширена до общегосударственных масштабов. В этом году по его инициативе был принят Новоторговый устав, значительно укрепивший позиции русского купечества (ПСЗ, т. I. Спб., 1830, № 408. Анализу Новоторгового устава посвящен ряд работ советских исследователей: Базилевич К. В. Новоторговый устав (к вопросу об его источниках). - "Изв. АН СССР. Сер. 7. Отд-ние обществ. наук", № 7. Л., 1932; Он же. Коллективные челобитья торговых людей и борьба за русский рынок в первой половине XVII в. - "Изв. АН СССР. Сер. 7. Отд-ние обществ, наук", № 2. Л., 1932; Он же. Элементы меркантилизма в экономической политике правительства Алексея Михайловича. - "Учен. зап. Моск. ун-та", 1940, вып. 41; Андреев А. И. Новоторговый устав (К истории его составления). - ИЗ, т. 13, 1942; Чистякова Е. В. Новоторговый устав 1667 г. - АЕ за 1957 г. М., 1958.). Льготы иностранных торговцев были существенно ограничены.

В Новоторговом уставе были оговорены права русских и иностранных купцов, условия заключения торговых сделок и уплаты таможенных пошлин, указаны перечни товаров, места для проведения ярмарок, пути следования товарных потоков, утверждены меры веса, валютная шкала и т. д. Новоторговый устав вслед за Таможенным уставом 1653 г. сильно упростил таможенную систему: была подтверждена отмена многочисленных пошлин и введена единая рублевая пошлина. В этом документе зафиксирован важный этап формирования всероссийского рынка, когда стремление к развитию торговли и промыслов в условиях России XVII в. неизбежно приводило к борьбе за национальную самостоятельность против попыток представителей иноземного капитала захватить ключевые позиции в русской торговле (См.: Чистякова Е. В. Новоторговый устав 1667 г., с. 118.). Новоторговый устав стал основой дальнейшего торгового законодательства в Русском государстве. Вместе с тем устав защищал интересы царской казны, привилегированных и крупных торговцев, твердо охранял феодальную систему торговли. В нем заметно стремление правительства установить опеку над купечеством и мелочную регламентацию торговли.

Новое торговое законодательство, провозглашенное Таможенным уставом 1653 г. и Новоторговым уставом 1667 г., распространялось прежде всего на европейскую часть страны и несколько позднее было введено в Сибири. До 80-х гг. XVII в. между Сибирью и европейской частью Русского государства существовали искусственно созданный правительством таможенный барьер и большое количество различных таможенных пошлин. Только с этого времени таможенная система в Сибири была унифицирована, но барьер между Сибирью и европейской частью страны сохранялся (См.: Копылов А. Н. Таможенная политика в Сибири в XVII в. - В кн.: Русское государство в XVII в. М., 1961.).

Укрепляя положение торговцев, правительство пошло на ограничение сильных торговых соперников купечества - монастырей. Так, указ 1672 г., отменивший право монастырей на беспошлинный провоз товаров по Волге, фактически положил начало отмене торговых привилегий духовных феодалов (См.: Булыгин И. А. Указ. соч., с. 329-330.).

Таким образом, на протяжении XVII в. купечество получило ряд привилегий, сделавших условия его торговли более благоприятными.

Представляет интерес сам процесс торга: привоз товаров на продажу, транспортировка, хранение, заключение сделки, оплата и т. д. Сохранились многочисленные записки иностранцев о торговле в России в XVII в. Не меньший интерес представляет также весьма своеобразный источник: разговорники, составлявшиеся в купеческой среде. Один; из таких разговорников, созданный в Пскове в начале века, дает представление об общей атмосфере средневекового торга, порядка и организации торговли (73 Tonnies Fennies av German Mannual of Spoken Russian. Pskov, 1607, vol. I. Copenhagen, 1961; vol. II, Copenhagen, 1970. Словарь изучен и введен в научный оборот А. Л. Хорошкевич (см.: Хорошкевич А. Л. Быт и культура русского города по словарю Тенни Фенне 1607 г. - В кн.: Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М. Н. Тихомирова. М., 1967; Из истории русско-немецких торговых и культурных связей начала XVII в. (К изданию словаря Тенни Фенне). - В кн.: Международные связи России XVII-XVIII вв. М., 1966; Ремесло в Пскове по. немецко-русскому словарю начала XVII в. - В кн.: Города феодальной России. М., 1966).).

Торговец прибывал в конечный пункт своего назначения обычно раньше своего товара. В это время он знакомился с городом, выбирал место постоя и хранения товара, завязывал первые знакомства и первые деловые связи. Иногда это было время томительного ожидания, так как товары могли погибнуть или испортиться во время перевозок. Прежде всего владелец товара должен был зарегистрировать его на таможне. Таможенные избы имелись в каждом более или менее значительном торговом центре. Таможенный чиновник осматривал товар и записывал данные о продавце и товаре. В записях указывались: социальное положение, место, откуда приехал торговец, его имя, отчество, фамилия, наименование каждого товара в отдельности, дата прибытия, количество товара в отдельности или вес, стоимость, общая сумма взятой пошлины. Записи на таможне производились ежедневно, а затем переписывались набело в общий годовой отчет.

Более сложной была процедура взимания таможенных пошлин с иностранных купцов. В Архангельске, например, куда в летние месяцы приезжало с товарами много иностранцев, всякий иностранный корабль уже в самом устье Двины встречался стрелецким караулом. Представитель таможенной администрации прибывал на корабль и записывал название корабля, имя хозяина, имена торговцев и составлял роспись самим товарам. Только после этого корабль следовал к Архангельской пристани. Затем таможенное начальство производило тщательный осмотр корабля: нет ли на нем пушек, огнестрельного снаряда и военных людей. Далее следовали осмотр товара, пересчет его и определение примерного веса. Согласно весу и счету производились оценка товара и обложение его пошлинами.

После уплаты пошлин и оформления таможенных записей товар можно было везти на подворья, в гостиные дворы и амбары. Здесь товары распаковывали, раскладывали и ожидали покупателей. Часто найти покупателя было делом нелегким. Приходилось прибегать. к помощи разнообразных посредников, которые за особую плату находили покупателей, знакомили их с продавцами и участвовали в самой сделке. Заключение торговой сделки также требовало времени и усилий из-за долгих споров сторон о цене и качестве товара.

Покупатель требовал раскрыть бочки, развязать мешки, развернуть поетавы тканей, разложить шкурки и т. д. В ходе осмотра высказывались различные замечания о качестве товара, как правило, указывались недостатки с целью снижения цены. Если сделка удавалась, начинались долгие и утомительные разговоры о цене. Торопливость во время торга была признаком неумения торговать: "Тороплив ты человек, не смеешь ты пуститься с людьми торговать" (Здесь и далее цит. по: Xорошкевич А. Л. Указ. соч.). Продавец назначал одну цену, покупатель просил убавить. Торг в разных вариациях мог продолжаться бесконечно долго, до тех пор, пока, наконец, у одной из сторон не иссякало терпение: "Мне нет мочи с тобой сторговать, ты одну цену торгуешь, без убавки". После долгих переговоров сделка заключалась, но купцы в это время уже не могли заниматься делами, и завершение торга откладывалось на другой день. Покупатель уходил со словами: "Держи в памяти, как мы с тобой сговорили, чтобы нам опять не переговаривать". В установленный срок товар взвешивали, отсчитывали, отмеривали и происходил расчет. Приобретали товар за деньги и по любовному соглашению торговцев.

Часто в ходе торговых сделок устанавливались прочные личные и деловые контакты, завязывались дружеские отношения и достигалась договоренность о будущих торгах. "Не измени мне, - говорил покупатель, - я на тебя надеюсь как на роднова брата, ты будешь мне сердечный друг, я с тебе за себя не стою, каков товар от меня тебе пригодится".

Оптовые сделки заключались на подворьях, в гостиных дворах и амбарах. Розничная торговля шла на самом торге в рядах, лавках, шалашах, на скамьях, полках и просто с саней, возов, телег, из бочек и т. д. Купец раскладывал свой товар перед покупателем, тот мог смотреть, выбирать, соблюдая меру и скромность.

Когда все расчеты, сговоры, ссоры и примирения оставались позади, купленный товар упаковывали, грузили на сани, телеги, повозки, лодки и отвозили к месту назначения. На торгах и близ пристаней всегда было достаточно казаков, извозчиков, дрягилей, которые за плату могли увязать, упаковать товар, погрузить, перевезти его с места на место.

Доставка товаров осуществлялась водными и сухопутными путями. Грузы перевозились в различной таре: бочках, рогожных кулях -"мехах", мешках из холстины, в сундуках или накладывались без тары ("Мехи" были разного веса: от 30 до 32, 5 пуда (см.: Введенский А. А. Дом Строгановых в XVI-XVII вв. М., 1962, с. 231, 266; Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век, с. 120; Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 107).).

Грузы казенные, а также монастырские, за редким исключением частные, перевозились за государственный счет на ямских подводах. Появившиеся в XVII в. и быстро растущие ямские слободы, предназначенные для государственных перевозок, вместе с тем могли получить царской грамотой разрешение на перевоз за плату частных грузов в определенной округе, что оговаривалось как привилегия (См.: Гурлянд И. Я. Ямская гоньба в Московском государстве до конца XVII в. Ярославль, 1900, с. 219, 266, 267.). Нередко таким ямщикам составляли конкуренцию крестьяне и посадские люди, занимавшиеся перевозкой клади за плату (АЮБ, т. II, с. 767-768; Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 160-161; Преображенский А. А. К проблеме общественного разделения труда в Русском государстве XVII в. - В кн.: Историческая география России XII-XX вв. М., 1975, с. 141.).

По сухопутным дорогам кладь доставлялась обозами летом - на возах, а зимой - на санях. Предпочтение при этом отдавалось зимним доставкам как наиболее скорым и дешевым (См.: Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 406, 407; Костомаров Н. И. Соч., кн. VIII, с. 100, 284.). Сани и повозки (телеги) оставались по-прежнему универсальными сухопутными средствами, которыми пользовались для дальних и близких перевозок клади и людей. По своей конструкции они мало изменились по сравнению с XVI в. (См.: Курц Б. Г. Сочинение Кильбургера.., с. 385; Введенский А. А. Указ. соч., с. 232; Рабинович М. Г. О древней Москве. М., 1964, с. 309-310; Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 160-166.).

В летнее время большая часть всех грузовых и пассажирских перевозок приходилась на долю речного транспорта. Доставка казенных грузов осуществлялась судами, принадлежавшими казне, а купеческие и монастырские товары перевозились судами, принадлежавшими владельцам товаров или нанятыми у судовладельцев. Для перевозки нанималась и судовая команда (Подробнее см.: Родин Ф. Н. Бурлачество в России. М., 1975; Устюгов Н. В. Солеварная промышленость Соли Камской в XVII в. М., 1957, с. 301-302; Введенский А. А. Указ. соч., с. 282-283.).

Речное судоходство XVII столетия осложнялось примитивностью тяги (применение паруса лишь при попутном ветре, весел и бичевы, якорей) и наличием порогов, мелей, изменением фарватера и полноводности рек (Кроме того, например, на Волге, в ее нижнем и среднем течении, сохранялась опасность грабежей торговых караванов казаками и "лихими людьми" - ногайцами на протяжении почти всего столетия (см.: Олеарий А. Указ. соч., с. 20, 52, 362, 363, 368, 374 и др.; Мейерберг А. Путешествие в Московию барона Августина Мейерберга. М., 1874, с. 52; Койэтт. Посольство Кунраада ван Кленка к царям Алексею Михайловнчну и Федору Алексеевичу, с. 322-329).). Лучшим временем года для судоходства даже на таких больших реках, как Волга, оставалась весна и часть лета (примерно до июля). "В такое время, - писал А. Олеарий, - суда не только безопасно проходили через мелкие места, но и через низкие острова, которые в это время оказывались глубоко под водой" (Олеарий А. Указ. соч., с. 359.).

Для плавания по рекам требовалось знание всего речного пути, которыми обладали "кормщики" (лоцманы). В Астрахани, например, содержание таких лоцманов и их распределение на суда было одной из обязанностей "Делового двора" (Олеарий А. Указ. соч., с. 425, Костомаров Н. И. Соч., т. VIII, с. 281.). Речные пути были хорошо известны местным лоцманам и к их услугам нередко прибегали (АМГ, т. II, с. 491.).

Основную роль в речных перевозках в XVII столетии стали играть суда больших и средних размеров, способные перевозить разные грузы большими партиями и на дальние расстояния. Насады, клади, дощаники, каюки, коломенки и струги были самыми крупными речными судами, ходили по Каме, Оке, Волге, Сев. Двине, Сухоне и рекам Сибири. Суда средних и малых размеров использовались на всех реках для местного сообщения и перевозок клади с больших судов. Они отличались разнообразием в названиях и формах, в которых достаточно сильно сказывались местные традиции.

В XVII столетии стало намечаться довольно четкое выделение судов, специализировавшихся на перевозке на дальние расстояния клади или пассажиров; для первых была характерна большая грузоподъемность и малая скорость, а для вторых (каюки, струги) - легкость хода ж меньшие размеры (На Волге струг приобрел популярность как легкое пассажирское судно: "Вниз по Волге-реке, с Нижня Новгорода Снаряжен стружок, как стрела летит. А на том на стружке, на снаряженном, Удалых гребцов сорок два сидит... " (цит. по: Шубин И. А. Волга и волжское судоходство. М., 1927, с. 78).). Сроки эксплуатации речных судов оставались небольшими. Малые суда использовались дольше средних и больших, которые в основном служили одну, реже - 3-5 навигаций (как, например, каюки или коломенки), после чего продавались задешево на слом.

Усовершенствование судов, увеличение их грузоподъемности находились в тесной взаимосвязи с оживлением торговли. В строительстве судов были заинтересованы все, кто непосредственно участвовал в торговле или обслуживал ее. Наиболее известным старым центром казенного судостроения оставалось с. Дедилово на Оке, вблизи Коломны, где строились суда не только для Москвы, Оки и Волги, но даже для Каспийского моря (См.: Шубин И. А. Указ. соч., с. 98; АЮБ, т. II, с. 491.). В XVII в. расширилось волжское судостроение в Казаки и Нижнем Новгороде, где сосредоточивался весной весь "верховой каравая" с товарами для Астрахани. Здесь находились "плотбища" - строительные судовые площадки, не только казенные, но и частные (См.: Шубин И. А. Указ. соч., с. 99, 92, 100; Костомаров Н. И. Соч., т. VIII, с. 296; Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 108-114.). Развитию судостроения в районе Нижнего Новгорода способствовала и Макарьевская ярмарка, собиравшая многочисленных купцов и "судопромышленников".

Из частных судовладельцев наибольшим числом плотбищ располагали "именитые люди" Строгановы. Еще в конце XVI в. Аника Строганов пригласил на свои верфи из Антверпена иноземных судовых мастеров для строительства двух кораблей, предназначавшихся, вероятно, для экспедиции на Новую Землю (См.: Шубин И. А. Указ. соч., с. 101.). На строгановских судах было осуществлено и покорение Ермаком Сибири. Строгановские плотбища находились в Поморье на притоке Вычегды - Виляди, где ежегодно строилось 3-5 лодий; в пермских вотчинах на Яйве при селах Романовском и Булатовском, где спускали на воду каждый год от 12 до 15 лодий; и на р. Насадке в 12 верстах от Усолья Камского (См.: Введенский А. А. Указ. соч., с. 211-212; Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 108-122.). Строгановские суда, разных типов и грузоподъемности, перевозили в основном соль по Сев. Двине, Вычегде, Сухоне, Каме, Волге, Оке.

Освоение Сибири в XVII в. привело к возникновению новых плотбищ на ее реках. Первыми мастерами, строившими суда на реках Западной Сибири, стали поморы (Вместе с поморскими судовыми мастерами в Сибирь была перенесена и поморская судовая терминология (История открытия и освоения Северного морского пути, т. I, с. 143, 206; см. также: Преображенский А. А. Указ. соч., с. 132).).

На плотбищах Верхотурья, Красноярска, Усть-Кута, Жиганска и Якутска строились не только легкие лодки для местного сообщения, но и суда большой грузоподъемности (См.: Преображенский А. А. Указ. соч., с. 134-136, 138.). Не все плотбища, возникшие в ходе освоения Сибири, сохранились до конца века; часть из них, как, например, Туруханское, прекратила свое существование вместе с упадком сообщения то рекам, которые они обслуживали (История открытия и освоения Северного морского пути, т. I, с. 198.).

Оживление судостроения в XVII в. привело к выделению местных центров, где население занималось судовым промыслом: Балахна,. окрестности Нижнего Новгорода и Казани, село Чердынь и соседние с ним села на Каме, в Вологодской, Холмогорской и Астраханской землях по рекам Сев. Двине, Сухоне, Вологде и др. Население этих мест занималось не только постройкой судов, но и обеспечением водных путей лоцманами, рабочей силой (См.: Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 131-160; Степанов И. В. Отход населения на заработки в Поволжье в XVII в. - "Учен. зап. Ленингр. ун-та". Сер. ист. наук, 1949, вып. 4; Преображенский А. А. Указ. соч., с. 138.), продовольствием, тарой, смолой. И если судовые снасти - канаты, паруса и металлические части - привозились на плотбища из других районов, то основной строительный материал - лес и смола - всегда были под рукой. Исключением в этом отношении была лишь Астрахань, плотбища которой за неимением собственного леса предназначались сначала только для ремонта судов, спускавшихся с "верха". Но со второй половины столетия верфи Астрахани становятся и судостроительными, так как лес для них стали сплавлять плотами из Казани (История открытия и освоения Северного морского пути, т. I, с. 48; см. также: Шубин И. А. Указ. соч., с. 100.).

Строительство морских судов велось в Астрахани и на плотбищах Поморья. В Астрахани строились "бусы" - одномачтовые морские суда, курсировавшие от Астрахани до Мангышлака и Низовой пристани. Небольшие размеры и осадка этих судов позволяли им легко проходить по мелководью Каспийского моря (См.: Загоскин Н. П. Указ. соч., с. 299; Шубин И. А. Указ. соч., с. 100.). А на севере поморы строили суда - кочи, на которых плавали от Поморья до Обской губы, реками Сибири и вдоль Сибирского и Лапландского берегов (Очерки русской культуры XVI века, ч. 1, гл. "Торговля и средства передвижения". М., Изд-во Моск. ун-та, 1977.). В XVII в. Россия еще не имела своего торгового морского флота, и поморские суда использовались только для плавания у русских берегов.

Коч - русское мореходное судно XVII  в. Реконструкция. (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век. М., 1955, с. 583).
Коч - русское мореходное судно XVII в. Реконструкция. (Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век. М., 1955, с. 583).

Рост торговли в XVII в., приводивший к преодолению экономической замкнутости отдельных районов, вместе с тем подрывал их культурную обособленность. Значение торговли в развитии культуры России XVII столетия выражалось прежде всего в том, что она была одним из средств распространения культурных ценностей, установления культурных связей и взаимного творческого обогащения. Видная роль в этом процессе принадлежала купцам.

Среди них было немало людей энергичных, умных, знающих толк в искусстве и литературе, вложивших много труда и средств в развитие архитектуры, живописи, литературы, в создание памятников культуры, ставших нашей национальной гордостью. На деньги купцов сооружались и расписывались церкви, ставшие замечательными образцами национального искусства. Для этого они приглашали мастеров-строителей и живописцев из разных городов и областей, способствуя тем самым росту культурного общения между ними.

Немалую роль сыграло купечество в зарождений нового, светского" направления в архитектуре и живописи XVII столетия. Вкусы купечества отразились "а строительстве гражданских и культовых сооружений. Упрочивающееся положение этого сословия сказывалось на мировоззрении его представителей. "Все сильнее возрастало стремление к радостям и наслаждениям жизни, к украшению ее внешней обстановки" (Спегальский Ю. П. Псковские каменные жилые здания XVII в. - МИА, №11,. 1963, с. 163.). Стремление поднять свой общественный престиж нашло отражение в повышении внимания к внешнему виду построек, применении орнамента в обработке фасадов, новых приемах декоративного украшения, выполненного богато и смело. Новый светский стиль строительства довольно быстро распространялся в купеческой среде.

В искусстве, литературе заметно возникновение нового мироощущения, носителем которого были прежде всего торговцы. Зарождавшийся класс купцов-капиталистов имеет свои отличительные черты социальной психологии, выделяющие его среди других классов и сословий феодального общества. Одна из главных черт - подвижность, мобильность. Неподвижность и бездеятельность несовместимы с их жизнью. Эта черта купечества нашла отражение в произведениях искусства и литературы, вышедших из его среды.

Развитие торговли с Западом способствует проникновению в Россию элементов западной культуры. И в этом немаловажная роль купечества. Ярославские и московские купцы, в руках которых сосредоточивалась огромная часть торговли с заграницей, способствовали распространению западноевропейской живописи. Во второй половине XVII в. наблюдаются значительный приток в Россию западной литературы и быстрое ее распространение среди широкого круга читателей, гораздо более быстрое, чем это случалось с переводной литературой в предшествующий период. Развитие торговых контактов ускоряло процесс распространения этих произведений среди жителей разных районов России.

Торговля, развитие обмена и установление более тесных связей между различными землями Российского государства были важнейшими средствами распространения культуры во всем ее многообразии и "сильнейшим тараном, разрушавшим барьеры, разделявшие Россию и Запад" (Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа. XII-XVII вв., М., 1973, с. 317.).

В. А. Ковригина, Л. М. Марасинова

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'