история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Обработка металла

Второй важной отраслью ремесленного производства XVII в. была обработка металла, и в первую очередь выделка железных изделий (См.: Устюгов Н. В. Ремесло и мелкое товарное производство в Русском государстве XVII в. - ИЗ, 1950, т. 34, с. 175-177.).

Как и в предыдущих столетиях, получение железа производилось, крестьянами в ручных домницах, в районах залегания болотной руды (См.: Колчин Б. А. Черная металлургия и металлообработка в Древней Руси. - МИА, т. 32. М., 1953, с. 34, 35; Мерзон А. Ц., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 208; см. также: Очерки русской культуры XVI века, ч. 1, гл. "Ремесло". М.,, Изд-во Моск. ун-та, 1977.).

На рынок поступало главным образом кричное железо (неправильной формы слитки ок. 12 см длиной), а также "уклад" - стальной сплав. Частично железо продавалось в полуфабрикатах: белое, листовое, ножевое и др. В небольшом количестве поступало оно и из западных стран: шведское и английское.

Из уклада и кричного железа изготовляли большое количество изделий, при этом основа их делалась из железа и лишь на рабочие части наваривалась сталь. Поэтому, как показывают специальные исследования, на древнерусские металлические изделия стали шло в 8-10 раз меньше, чем железа (См.: Колчин Б. А. Указ. соч., с. 53.).

Кричное железо и уклад шли в дальнейшую обработку к мастерам кузнечного дела. Как и обработка дерева, релмесло кузнеца было распространено повсеместно: редкая деревня существовала без кузницы, где изготовлялись гвозди, подковы, оковки для рабочих частей деревянных орудий и т. п.

Ковка креста. Миниатюра Синодика XVII в. (ГИМ, отдел рукописей, Музейское собр., № 2908, л. 8).
Ковка креста. Миниатюра Синодика XVII в. (ГИМ, отдел рукописей, Музейское собр., № 2908, л. 8).

Наибольшего развития кузнечное мастерство достигло в Москве, Ярославле и Великом Устюге: в Москве в середине XVII в. насчитывалось около 152 кузниц, в двух других городах в это же время - свыше 100. В восточном Замосковье центры производства железных изделий были сосредоточены в Галиче, Костроме и Нижнем Новгороде с уездами. К XVII столетию относится зарождение металлообрабатывающего производства в селе Павлове. Среди мастеров кузнечного дела выделялись такие узкие специалисты, как ножевщики, замочники, шильники, косари, гвоздари и даже часовщики (См.: Любомиров П. Г. Очерки по истории русской промышленности. М., 1947, с. 278-295; Мерзон А. Ц., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 45, 49-54, 400-405; Данилова Л. В. Указ. соч., с. 103 и след.; Устюгов Н. В. Указ. соч., с. 177.).

Ведущее место принадлежит выделке изделий, связанных с деревянным строительством: гвозди, скобы, судовые и дверные, оконные петли и крючки, а также орудия плотничьего мастерства: топоры, тесла, сверла, напарьи, долота, резцы, пилки. Разнообразны виды гвоздей: судовые (самые крупные - в 6 вершков, т. е. около 30 см), лодочные, тесовые, в том числе "двоетесные" (т. е. для сбивки двух тесин при обивке судов или стен), дымоволочные (дымоволоки - деревянные трубы в курных избах), кровельные, вершечиые - прибивать "скалы" и т. д. Для декоративной отделки изготовляли гвозди с фигурными золочеными или серебряными шляпками ("змейками", "репчатые"). Обитый такими гвоздями предмет становился нарядным.

Значительное место занимала выделка сельскохозяйственных орудий и деталей к ним: серпов, кос, сошников, ральннков для сох и вил, оковок для лопат.

В связи с развитием в тех же районах (особенно в Ярославле) выделки обуви специально для этого производства выделывались гвозди сапожные и подпятные, скобы и проволока к сапогам, шила, иглы (См.: Мерзон А. Ц., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 52, 405; Никольский Н.. Указ. соч., вып. II. Приложение, кн. XXV, л. 22; Розыскные дела.., т. II, с. 555; т. IV, с. 155, 156, 175.).

Из бытовых изделий на рынке можно было купить сковороды и сковородники, ножи и ножницы (особенно славились ярославские ножи), светцы (подставки для освещения лучиной) и подсвечники, а так же светильники (железная часть деревянного светца для лучины).

Сундук-подголовок, кованный узорно-просечным железом. Великий Устюг, XVII в. (ГИМ).
Сундук-подголовок, кованный узорно-просечным железом. Великий Устюг, XVII в. (ГИМ).

Значительно большая стоимость железа, по сравнению с деревом, приводила к тому, что в ряде случаев отдельные рабочие детали изготовляли из дерева и лишь оковывали их железом (лопаты, вилы, песты для ступ, жернова, коромысла и др.). Оковки для деревянных орудий труда шли на рынок как самостоятельный товар (ТК, т. III, с. 14, 66, 180, 196.).

Среди изделий из железа большое место занимала выделка замков, отличавшихся огромным разнообразием по назначению, конструкции и размерам. Источники называют до восемнадцати видов замков, при этом трудно зачастую понять их отличия. Относительно обоснованно можно выделить два типа: вислые - наружные, подвешивающиеся на петлях, и "нутряные". Внутренние замки ставились и на хозяйственные постройки, и на сундуки. На последние ставились замки фигурные, с "личинами", украшенные вокруг ключевины какими-либо изображениями ("ликами"). Из-за высокой стоимости железных замков их нередко заменяли деревянными с остроумным техническим устройством.

О том, насколько ценились в описываемое время железные детали, и, в том числе, замки, можно заключить по скрупулезности, с которой оговаривается каждая из них в описи имущества: "... а у горницы и у бани и у сеней крюки и скобы железные луженые... у погреба выход каменный, решетки да двери деревяныя; у дверей крюки и скобы медные, золочены, а у решетки крюки и задвишка железные, а у напогребниц замки большие личные... " (Розыскные дела.., т. IV, с. 371-372, 427.).

Выделкой сундуков-теремков, подголовков, окованных узорно-просечным железом (ТК, т. II, с. 322; т. III, с. 334.), славились Холмогоры и Устюг. Под просечной узор подкладывалась цветная бумага и слюда, выгодно оттенявшая каждый завиток "железного кружева". Такие сундуки продавались на рынках обоих городов, а иногда делались и на заказ. Так, в 1677 г. устюжанин "явил осталого товару... два подголовка окованы железным прутьем гладким да два подголовка окованы железом просекным". "Куплена шкатуля о два жира колмогорского дела, окована железом луженым о пяти вертлюгах" (Там же, т. III, с. 184; РИБ, т. XII, с. 544. Сундуки-подголовки имели крышку с наклоном для удобства класть его под голову; теремки повторяли архитектурные формы XVII в.: корпус в виде куба завершала четырехскатная кровля с плоским верхом, где устраивалось секретное отделение; "шкатуля о два жира" - сундучок с двумя отделениями.). Подобные сундуки высоко ценились и считались ценным подарком (упомянутая в описании "шкатуля" была поднесена в дар московскому митрополиту).

Оковывались прутьем и снабжались замками более дешевые лубяные коробьи, в большом количестве выделывавшиеся местными кузнецами и продававшиеся на устюжском рынке, откуда развозились затем по разным направлениям (устюжанин "Василий Павлов Комаров пошел в Туглим, а с ним товару устюжской покупки 5 коробей с замками двоеснишними и с прутьем, 5 коробей с замками односнишними" (ТК, т. III, с. 50, 67.)).

Не менее высоким мастерством славились и ярославские кузнецы, умевшие превратить такой, например, повседневный предмет, как сечка для рубки капусты или светец для лучины, в изысканное произведение прикладного искусства.

Оборудование кузниц, где выделывались описанные предметы, было несложным. Оно состояло из одной или нескольких наковален, молотов, бородки, клещей, гвоздильни, зубил и насеки, "что железо разсе-кают" (Розыскные дела.., т. IV, с. 405.).

Непременной принадлежностью кузницы были наковальня и горн, в котором расплавлялось железо перед ковкой. Клещами, с большими закругленными губами, железо подносилось из горна к наковальне, где расковывалось тяжелыми кузнечными молотами. Зубилом - режущим инструментом в виде клина - железо разрезали на нужные части. При помощи бородки ("бротки") пробивались отверстия, а насеками делали на железе замысловатые узоры. Гвоздильня представляла собой плоскую толстую пластину с отверстиями разной формы, диаметра и длины, соответствовавшими величине изготовляемых гвоздей. Судя по сохранившимся изделиям, кузнецы применяли фигурные штампы, при помощи которых получали рельефные изображения, узорными клеймами вкрапленные в ажурное железо.

Деталь сечки для рубки капусты. Ярославская область, конец XVII в. (ГИМ).
Деталь сечки для рубки капусты. Ярославская область, конец XVII в. (ГИМ).

Сохранившиеся образцы кузнечных изделий XVII в. показывают, что мастера обработки металла в совершенстве владели разнообразными технологическими приемами: свободной ковкой, сваркой железа и стали, обточкой металла на точильных кругах, холодной резкой и полировкой, покрытием и инкрустацией железа цветным металлом и др. Наряду с этим кузнецы умели создавать и такие сложные механизмы, как часы: в 1620 г. для установки часов на Спасской башне Московского Кремля были вызваны крестьяне Устюжского уезда Ждан, его сын Шумило Жданов и Алексей Шумилов (См.: Устюгов Н. В. Указ. соч., с. 175.).

Наряду с обработкой железа выделывались предметы из цветного металла: меди, олова, свинца и их сплавов. Медь добывалась на Урале и в Поморье, а также вывозилась из-за рубежа. На рынках она продавалась в виде сырья или готовых изделий - "меди дельной". На переплавку шли также вышедшие из употребления старые медные изделия ("ветошная медь"). Так, например, устюжанин в 1678 г. в числе других товаров привез на устюжский рынок 22 пуда меди дельной в котлах, полпуда ветошной меди и 15 фунтов меди в братинах (ТК, т. III, с. 350.).

По технике изготовления выделка медных и оловянных изделзй разделялась на два вида: ковка и литье.

Лист меди или олова сначала ковали на наковальне: постепенно усиливая удары от центра к краям, ему придавали полусферическую форму. Окончательная отработка предмета производилась при помощи молотка и набора чеканов - стальных прутков (до 15 см длиной и 2 см в сечении) с бойками разных форм. Ударяя молотом по чекану с бойком то в форме шара, то овала или шила, мастер получал нужную форму предмета. Шилообразным чеканом ("канфарником") переводили на поверхность предмета рисунок или же оставляли ее матовой; лощатым - проводили на стенках посуды продольные ложбинки, отчего сам сосуд назывался "лощатым" (См.: Гольдберг Т., Мишуков Ф., Платонова Н., Постникова-Лосева М. Русское золотое и серебряное дело XV-XX вв. М., 1967, с. 72.). Для выделки узорной посуды применяли чеканы с резными изображениями; так, в имуществе Голицыных упоминается "чекан стальной на нем вырезаны звериные личины" (Розыскные дела.., т. IV, с. 126.).

При изготовлении литых предметов металл плавили при высокой температуре в специальных печах, а затем заливали в подготовленную форму, которая делалась из воска, дерева или глины. В первом случае металл расплавлял воск, приобретая форму модели (последняя каждый раз утрачивалась). Формы из дерева или глины делались разъемными. Неровности при отливке устранялись чеканкой. Формы нередко делались самими мастерами. Так, в 1629 г. московский мастер сделал 15 глиняных брусочков-форм, "в чем медь топить". Тот же мастер после отливки предмета расчеканил и позолотил его (См.: Левинеон Н. Р. Подвесные осветительные приборы XVI-XVII вв. - Труды ГИМ, вып. XIII. М., 1941 с. 94.).

Наиболее распространенными предметами, выполненными из меди, были котлы или "меденники" (отсюда - ремесленники-котельники). Производством медных изделий был известен город Холмогоры, откуда специалисты выезжали и в другие города. Наряду с котлами изготовлялась медная посуда, повторявшая в это время формы деревянной (ковши, братины, ендовы, стаканы, чарки, кумганы), а также подсвечники, пуговицы, паникадила, колокола и др. Медная посуда изготовлялась также в Устюге, Ярославле, Москве. Сольвычегодск славился выделкой украшений из меди с финифтью (В 1645 г. 2 человека "колмогорцы котельники пришли из Колмогор для котельного дела". В 1650 г. пришли оттуда же в Устюг еще 5 человек. Видимо, поэтому число котельников в Устюге ко второй половине XVII в. увеличилось вдвое (Мерзон А. Ц., Тихонов Ю. А. Указ. соч., с. 65, 420).).

Инструменты чеканщика: молоток, чекан и разновидности его боя, стакан с чеканом, котелок со смолой, кожаный круг (ГИМ).
Инструменты чеканщика: молоток, чекан и разновидности его боя, стакан с чеканом, котелок со смолой, кожаный круг (ГИМ).

Самым сложным производством было литье больших колоколов, продолжавшееся порой по нескольку лет. Подробное описание техники изготовления одного из них - весом в 8 тыс. пудов - дошло до нас от свидетеля-современника. Работа началась B феврале 1654 г., когда была вырыта большая яма и выложена сверху донизу кирпичами, с печью внутри. Затем из глины сделали купол, соответствовавший форме будущего колокола, обожгли его, а поверх наложили еще один слой глины - в толщину будущих стенок. На этот слой наложили еще один слой глины, оплели ее железными крючьями и обожгли так, что все обратилось в одну сплошную массу. После этого верхнюю форму подняли, вырезали внутри ее надписи и опустили обратно в яму, отбив предварительно слой глины, соответствовавший толщине стенок колокола, так что между верхней и нижней формами образовался зазор. Наверху вокруг ямы сложили пять печей для плавки меди. Когда медь (вместе с оловом и серебром) расплавилась, ее по желобам направили в форму, и она заполняла ее целый день. Три дня колокол остывал, и лишь 1 декабря его начали освобождать и поднимать, для чего наверху было установлено 16 колес, каждое поворачивали 70-80 стрельцов. На подъем ушло еще три дня, после чего началась очистка и полировка.

Вся работа была выполнена русскими мастерами за десять месяцев (на изготовление этого же колокола иностранные мастера потребовали пять лет).

Колокол работы Дмитрия Маторина, 1686 г. (ГИМ).
Колокол работы Дмитрия Маторина, 1686 г. (ГИМ).

Техника выполнения подобных изделий вместе с секретами производства переходила от отца к сыну, и искусные мастера-литейщики высоко ценились, фигурируя поименно в царских списках. С 1600 по 1700 г. в них числилось 78 литейщиков и 14 учеников (не считая пушечных), в том числе 48 колокольников, 16 паникадилыциков, 5 крестечников и один мастер "разных хитростей". Среди них больше всего было новгородцев и москвичей (См.: Рубцов Н. Н. История литейного производства. М. - Л., 1947, с. 49, 56, 84-87.).

В меньшем количестве, чем медные, изготовлялись оловянные изделия. Близость технологии изготовления изделий из обоих видов металла обусловила собой то, что специалисты-оловянишники не всегда выделялись. Так, если в Устюге было 8 медников и 4 оловянишника, в Москве 4 мастера работали и по олову и по меди (См.: Мерзон А. Ц., Тих онов Ю. А. Указ. соч., с. 420; Левинсон Н. Указ. соч., с. 91.).

Олово, как и медь, продавалось в виде готовых изделий, в слитках или же прутовым (для оправки слюдяных оконниц). Так, в 1678 г. вятчанин привез на устюжский рынок "... 18 п. меди зеленые в котлех, 2 паликадила, 13 п. свинца и 3 п. олова аглинского в блюдех и в торелех" (ТК, т. III, с. 15.).

Из сплавов олова и меди отливали большое количество иконок и крестов, образцы которых можно увидеть в музейных коллекциях.

Из привозного особенно высоко ценилось английское олово, шедшее на изготовление посуды: стаканов, тарелей, блюд, особенно часто встречающихся в описях церковной утвари. Для оковки слюдяных, а позже и стеклянных оконниц продавалось специально олово прутовое.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:





Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'