НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

На оккупированной территории

Правящие круги фашистской Германии, развязав агрессивную войну против Советского Союза, вели ее с варварской жестокостью. В соответствии с заранее разработанными планами гитлеровцы стремились не только поработить народы СССР, но и в значительной мере физически их истребить. При этом они рассматривали советских людей как представителей «низшей расы», в отношении которых немецким фашистам как чистокровным представителям «расы господ» все было дозволено - убийства, насилия, попрание международных законов и правил человеческой этики.

Гитлер говорил по этому поводу следующее: «Мы обязаны истреблять население... это входит в нашу миссию охраны германского населения. Нам придется развить технику истребления населения. Если меня спросят, что я подразумеваю под истреблением населения, я отвечу, что я имею в виду уничтожение целых расовых единиц. Именно это я и собираюсь проводить в жизнь - грубо говоря, это моя задача. Природа жестока, следовательно, мы тоже имеем право быть жестокими. Если я посылаю цвет германской нации в пекло войны, без малейшей жалости проливая драгоценную немецкую кровь, то, без сомнения, я имею право уничтожить миллионы людей низшей расы, ведущих паразитический образ жизни» (Нюрнбергский процесс: В 2 т. М., 1954. Т. 1. С. 518.).

Фашистские захватчики, осуществляя продуманную политику гитлеровского правительства и директивы верховного командования, истребляли и грабили население в оккупированных советских районах.

После занятия врагом части г. Сталинграда гитлеровская военная комендатура, разместившаяся в Дзержинском районе в здании 3-го Дома Советов, на площади 8 Марта, стала осуществлять массовое истребление мирного населения. Всех жителей, заподозренных в сопротивлении оккупантам либо просто в сочувствии Красной Армии, тащили в комендатуру, где подвергали пыткам, а затем расстреливали или вешали. «Военная комендатура сеяла смерть повсюду. На улицах ею были развешаны объявления, угрожающие расстрелом за каждый шаг. Например, на Аральской улице висело такое объявление: «Кто здесь пройдет, тому смерть»; на углу улиц Невской и Медведицкой: „Проход русским запрещен, за нарушение - расстрел»» (Документы обвиняют: Сб. документов. М., 1945. Вып. 2. С. 71.).

Гитлеровцы уничтожали жителей Сталинграда на каждом шагу, о чем свидетельствовали сотни захоронений, обнаруженных вдоль улиц Дзержинского района г. Сталинграда (Там же.). За время оккупации части Сталинградской области немецко-фашистские захватчики совершали расправы над гражданским населением: ими было повешено 108 жителей, расстреляно 1744, совершено насилий и пыток над 1593, уведено в фашистское рабство 64 224 человека (Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. ИЗ. Оп. 14. Д. 11а. Л. 3. Выше уже указывалось, что от бомбардировок и артиллерийского обстрела погибло 42 754 жителя Сталинграда (см.: С. 320).).

По мере продвижения немецко-фашистских войск в глубь советской земли у противника образовывался отдаленный тыл на оккупированной территории, где борьбу против мирного гражданского населения вели гитлеровская полиция и СС. Однако рост сопротивления советских людей в тылу врага заставлял фашистское руководство снимать с фронта все большее число войск для действий на «покоренной» территории.

В советских городах и селах, оккупированных гитлеровцами, вывешивались приказы, предусматривающие смертную казнь по самым различным поводам: за выход на улицу после 5 часов вечера, за ночлег посторонних, за несдачу имущества, за отказ от принудительного труда и т. д. После захвата гитлеровцами Феодосии германский комендант города капитан Эбергард издал приказ, в котором пункт 7 гласил: «Во время тревоги каждый гражданин, появившийся на улице, должен быть расстрелян. Появляющиеся группы граждан должны быть окружены и безжалостно расстреляны. Вожаки и подстрекатели должны быть публично повешены» (Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны. М., 1944. Т. 1. С. 222.).

Как ни многочисленны были поводы для расстрела мирных жителей, предусматриваемые приказами и распоряжениями оккупантов, большинство убийств производилось без всяких поводов, преследовалась лишь одна цель - устрашить и уничтожить возможно больше советских людей. Так, захватив Советскую Белоруссию, фашисты за период ее оккупации сожгли, разрушили и разграбили 209 городов и районных центров (из общего числа 270) (Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии. Минск, 1965. С. 6.). Вместе с тем гитлеровцы пытались организовать в Белоруссии полицейский корпус и привлечь на свою сторону духовенство. «Игра в "самоуправление", на которое гитлеровцы рассчитывали переложить ответственность за свои злодеяния в оккупированных районах, использование буржуазных националистов, стремление обмануть народ с помощью церкви и религиозных сект - все эти методы нужны были лишь для маскировки подлинных целей, для прикрытия сущности оккупационной политики и режима террора и насилия» (История второй мировой войны, 1939-1945. Т. 5. С. 280.).

Попирая международные законы и обычаи, противник истреблял советских военнопленных. В ноте Советского правительства от 25 ноября 1941 г. «О возмутительных зверствах германских властей в отношении советских военнопленных» сообщалось о систематических расправах, чинимых германскими властями над пленными солдатами и офицерами Красной Армии (Нюрнбергский процесс: В 2 т. Т. 1, С. 516.).

В дальнейшем гитлеровцы продолжали истреблять и истязать советских военнопленных. Например, в 1942 г. за три с половиной месяца существования лагеря военнопленных на хуторе Вертячем Городищенского района Сталинградской области в нем было уничтожено по меньшей мере 150 военнопленных (Документы обвиняют. С. 91.). Оккупанты организовали густую сеть концентрационных лагерей, которые являлись «фабриками смерти».

Враг разрушал и разорял советские города, села и деревни во всех оккупированных им районах СССР. На территории Украины и Белоруссии, в Московской, Ленинградской, Тульской и других областях страны фашисты уничтожали дома, школы, больницы, музеи, театры, клубы, разные общественные здания и другие строения. Все это делалось по прямому приказу верховного командования. Приказы об уничтожении населенных пунктов отдавались и непосредственно проводниками этой политики (Там же. С. 206.).

Господство противника в захваченных им районах основывалось на военной силе вермахта и многочисленных карательных органах - гестапо, жандармерии, полиции и пр. В директиве Гитлера от 18 августа 1942 г. о подавлении партизанского движения в зоне военных действий говорилось, что только «теснейшее взаимодействие между высшими командирами войск СС и полиции и командующими видами вооруженных сил является залогом успеха» (История второй мировой войны, 1939 - 1945. Т. 6. С. 167.).

В распоряжении фашистской оккупационной администрации находились бургомистры, старшины и старосты, вербовавшиеся из националистов, уголовников и других деклассированных элементов.

Осуществляя политику жесточайшего террора по отношению к местному населению, враг пытался устрашить его и сделать неспособным к сопротивлению, внушая мысль о необратимости завоеваний Германии и ее непобедимости. Наряду с методами физического подавления противник стремился и духовно разоружить советских людей, проводя нацистскую агитацию и пропаганду, уничтожая культурные ценности, оскорбляя национальные чувства и человеческое достоинство русских, украинцев, белорусов и представителей других национальностей.

В целях экономического ограбления оккупированных территорий предусматривался вывоз в Германию всего сырья, всех обнаруженных товарных фондов и изъятие личного имущества гражданского населения.

Секретные «директивы» фашистского правительства предусматривали организацию добычи угля в Донбассе, налаживание производства на предприятиях в оккупированных районах, эксплуатацию железных дорог.

Гитлеровцы делали ставку на создание капиталистических промышленных предприятий, превращая их в собственность германских монополий, а в Прибалтике, на Западной Украине и в Западной Белоруссии часть предприятий была возвращена их старым владельцам. Ценнейшее оборудование и сырье фашистские захватчики вывозили в Германию. В то же время они старались использовать сохранившиеся промышленные предприятия для текущих нужд вермахта.

Фашистский план всеобщего ограбления Советской страны проводился гитлеровцами в жизнь настойчиво и жестоко. Однако вопреки воле его вдохновителей и исполнителей расчеты врага во многом терпели неудачу. Удовлетворение потребностей германской армии и тыла в продовольствии, сырье и промышленных товарах за счет советских ресурсов оказалось делом совсем не простым, так как население оккупированных районов саботировало распоряжения немецко-фашистских властей и в различных формах сопротивлялось их осуществлению.

Более «легким» для оккупантов оказалось ограбление личного имущества гражданского населения. Немецко-фашистское военное командование уделяло и этому источнику немалое внимание.

Возведение грабежа и насилий в ранг государственной политики являлось главным мотивом всех приказов по фашистской армии в отношении местного населения.

На оккупированной территории фашисты широко применяли принудительный труд и осуществляли насильственную депортацию в Германию миллионов мирных жителей, которые зачислялись при этом в разряд «военнопленных».

Оккупанты применяли жестокие репрессии по отношению к тем, кто уклонялся от принудительных работ или имел недостаточную, с точки зрения гитлеровских властей, производительность труда.

Несмотря на террор захватчиков, советские люди на оккупированной врагом территории всячески саботировали использование фашистами промышленных предприятий, и подавляющее большинство этих предприятий бездействовало. В захваченной советскими войсками в начале марта 1942 г. фашистской секретной инструкции «Об актуальных задачах в восточных областях» предлагалось ускорить насильственную отправку в Германию советских рабочих: «Только отправка в Германию нескольких миллионов отборных русских рабочих за счет неисчерпаемых резервов работоспособных, здоровых и крепких людей в оккупированных восточных областях... сможет разрешить неотложную проблему выравнивания неслыханной потребности в рабочей силе и покрыть тем самым катастрофический недостаток рабочих рук в Германии» (Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. С. 211.).

Гитлеровцы угнали на каторжные работы в Германию свыше 100 тыс. гражданского населения из Киева, до 110 тыс.- из Харькова, около 30 тыс.- из Ростова-на-Дону, свыше 20 тыс.- из Кривого Рога, около 5 тыс.- из Вязьмы и т. д. Всего за 1942 г. из оккупированных врагом областей СССР было отправлено в Германию около 2 млн. советских людей (Нюрнбергский процесс: В 7 т. М., 1957. Т. 3. С. 799.).

Для того чтобы выполнить «разверстку» по поставке советских людей в Германию, гитлеровские военные власти снаряжали карательные экспедиции, которые для устрашения неповинующихся сжигали населенные пункты и учиняли массовые расстрелы.

Угоняемые на рабский труд люди, в том числе женщины и дети, содержались в сборных и транзитных лагерях и транспортировались в Германию в таких условиях, что многие из них погибали еще до прибытия в германский тыл. Доставленные в Германию, они использовались в военной промышленности и на транспорте, а часть направлялась для работы в сельском хозяйстве или в качестве домашней прислуги. Наряду с советскими гражданами, угнанными в Германию, подобной участи подвергались сотни тысяч мирных жителей из оккупированных гитлеровцами стран Европы, силой и обманом загнанных в немецко-фашистское рабство.

В сельских местностях гитлеровцы фактически ликвидировали колхозы и создавали «общинные хозяйства» с крепостническим укладом жизни. Весь урожай подлежал сдаче оккупационным властям. Совхозы и МТС превращались в «государственные хозяйства», передававшиеся в распоряжение «Сельскохозяйственному отделу германского управления». В изданной верховным германским командованием «Памятке для ведения хозяйства в завоеванных восточных районах» говорилось: «Завоеванные восточные области являются германской хозяйственной территорией. Земля, весь живой и мертвый инвентарь... являются собственностью германского государства».

В западных районах Украины и Белоруссии, а также в Литве, Латвии и Эстонии земля сразу же стала передаваться немецким колонистам и возвращавшимся бывшим помещикам и кулакам. С весны 1942 г. помещичьи хозяйства стали насаждаться и в других оккупированных врагом районах. В Литве, например, им было передано почти 5 тыс. лучших хозяйств с площадью более 200 тыс. гектаров земли.

Внедрение помещичьих и кулацких владений и установление для советских крестьян принудительного труда являлось выражением официальной программы фашистских оккупантов. К достижению этой цели были направлены многочисленные приказы и инструкции военных и гражданских властей противника, распространяемые ими печатные листовки и обращения, а также изданный в конце февраля 1942 г. гитлеровским правителем оккупированных советских областей Альфредом Розенбергом «Земельный закон».

Учиняя свирепые расправы над мирным населением и насаждая крепостнический режим в оккупированных областях, гитлеровские военные власти во всех этих преступных делах взаимодействовали с гражданскими и полицейскими органами фашистского государства. Гитлеровские «хозяйственные команды», «военные агрономы», «сельскохозяйственные офицеры», «управляющие», «коменданты», «старосты» и «бургомистры» пользовались неограниченными правами в применении самых жестоких мер физического принуждения населения к крепостному труду.

Фашистский «новый» порядок обрекал миллионы людей на физическое истребление, порабощение и бесчеловечную эксплуатацию, он уничтожал государственную независимость народов и разрушал их национальное богатство.

Советские люди, находившиеся на захваченной врагом территории, не хотели мириться с фашистским рабством. И многие из них не только с надеждой ожидали прихода Красной Армии, но и находили в себе силы, чтобы в жесточайших условиях гитлеровского господства вести борьбу против оккупантов.

* * *

В тылу немецко-фашистских войск росло народное сопротивление агрессорам. Формы его были различны. Развивалось партизанское движение, деятельность подпольных организаций и групп. Массовый характер приобретало участие населения в срыве политических и экономических мероприятий фашистских захватчиков. Так, выступая против принудительного труда, советские люди уклонялись от регистрации на биржах труда. Массовый характер приобрел уход рабочих и служащих с предприятий, а также прогулы. Угрозы и репрессии фашистских властей не могли остановить этот процесс. Население не хотело работать на оккупантов.

На предприятиях, где гитлеровцам удавалось возобновить производство, патриоты различными способами его дезорганизовывали: выводили из строя станки и оборудование, устраивали аварии, уничтожали сырье и готовую продукцию. Диверсии проводились и на железнодорожных узлах, крупных станциях, в паровозных депо. Диверсии и саботаж как форма народной борьбы против оккупантов находили широкое применение всюду, где фашисты устанавливали свое господство.

В сельских районах на оккупированной территории крестьяне укрывали от гитлеровцев хлеб урожаев прошлых лет или уничтожали его, саботировали выполнение натурпоставок, срывали посевные и уборочные кампании.

Великая Отечественная война 1941 - 1945 гг. породила грандиозное по своему размаху, организованности и грозному характеру партизанское движение. К осени 1942 г. на оккупированной врагом советской территории действовало 1770 партизанских отрядов и соединений, в которых насчитывалось свыше 125 тыс. человек. «Большинство партизанских отрядов и бригад к этому времени представляли собой слаженные формирования, накопившие опыт боевых действий. В каждом из них имелись крепкие партийные и комсомольские организации. В городах и населенных пунктах активную борьбу с врагом вели мужественные подпольщики» (История второй мировой войны. 1939-1945. Т. 6. С. 170.).

В книге подполковника боннского бундесвера Э. Миддельдорфа «Тактика в русской кампании» (Мидделъдорф Э. Тактика в русской кампании. М„ 1958. Автор занимался обобщением опыта боевых действий еще в немецко-фашистской армии, а после войны возглавил эту работу в боннском военном министерстве. Его книга имела целью вооружить возрождаемую западногерманскую армию уроками «русской кампании». В предисловии к немецкому изданию этой книги бывший гитлеровский генерал Хойзингер писал: «Мы не можем пройти мимо этой книги, так как опыт прошлого должен стать для нас указателем пути на будущее» (С. 16).), опубликованной в Западной Германии, партизанское движение в оккупированных районах СССР трактуется как «следствие ошибок высшего немецкого политического руководства, а также грубых нарушений со стороны немецких органов гражданского управления» (Мидделъдорф Э. Указ. соч. С. 343.). Объяснять партизанское движение отдельными «ошибками» и «нарушениями» агрессоров, не вскрывая их подлой и варварской сути,- значит пытаться в целом оправдать агрессию фашистской Германии против СССР и других миролюбивых народов.

Извращая историю партизанского движения в СССР, реакционные буржуазные авторы не в состоянии, однако, скрыть того неоспоримого положения, что на оккупированной советской территории враг встречал все возрастающий отпор со стороны порабощенного им населения.

Вражеские войска и гитлеровская администрация не чувствовали себя в безопасности на советской земле ни днем, ни ночью. «Никто не может знать,- пишет Э. Миддельдорф,- откуда пришли партизаны и куда они скрылись. Они появляются внезапно, подобно призраку, и поэтому непрерывно держат противника в напряжении. В районе действий партизан военные и гражданские представители оккупирующей страны постоянно находятся под угрозой нападения, в обстановке непрерывно возрастающей нервозности» (Там же. С. 347.). Немецкое командование вынуждено было выделять все более крупные силы для борьбы с партизанами. Однако карательные экспедиции и другие способы репрессий, в том числе самые изощренные и жестокие, не могли ликвидировать партизанское движение.

Народное движение в тылу противника росло и ширилось. Его руководителем являлась Коммунистическая партия. По указанию ЦК ВКП(б) и с его помощью за линию фронта направлялись партизанские отряды и группы, организаторы подпольной борьбы. Большое значение имела деятельность Центрального штаба партизанского движения, созданного 30 мая 1942 г., а также республиканских и областных штабов.

В 1942 г., несмотря на ряд провалов, широко развернулась борьба подпольщиков в оккупированных врагом районах Украины, Белоруссии и РСФСР. Подпольщики проводили массовую политическую работу среди населения. Самоотверженно боролись против оккупантов руководимые коммунистами подпольные комсомольские организации.

В оккупированных районах Сталинградской области также велась партизанская борьба. Областной комитет ВКП(б) 28 июля 1942 г. создал оперативную группу для руководства партизанскими отрядами и обязал ее «оказать практическую помощь районным комитетам ВКП(б) по созданию партизанских отрядов» (Партархив Волгоградского обкома КПСС. Ф. 171. Оп. 1. Д. 53. Л. 2.). Партизанские отряды и группы создавались из партийно-советского актива, рабочих, служащих и колхозников. Изыскано было некоторое количество оружия и организованы продовольственные базы для партизан (Там же. Д. 72. Л. 41.). Бюро Сталинградского обкома ВКП(б) в своем постановлении 19 августа отметило, что «решение обкома от 28 июля о создании боеспособных партизанских отрядов большинством районов задонской части и северной группы выполняется, созданные и обученные отряды Калачевского, Тормосинского и группа Котельников-ского районов уже действуют в тылу немецких оккупантов» (Там же. Д. 53. Л. 3). В борьбе с немецко-фашистскими захватчиками на территории области участвовали 11 партизанских отрядов и групп, охватывавших 186 человек (Там же. Д. 61. Л. 60.). Кроме того, на территорию, захваченную противником, штабом фронта забрасывались партизанские группы и одиночки-разведчики. Партизаны проводили диверсионную работу, минировали дороги, нарушали телеграфную и телефонную связь, уничтожали мелкие группы противника и его материальную часть.

Однако партизанская борьба на территории Сталинградской области не получила развития ввиду исключительно сложных и трудных условий. В оккупированных районах области были сконцентрированы огромные силы противника. Все населенные пункты и овраги были насыщены войсками врага. Сама местность - степная, открытая, лишенная естественных укрытий - создавала дополнительные трудности для действий партизан. Партизаны вели успешную борьбу против оккупантов на всем огромном пространстве от карельских лесов и Прибалтики на севере до Молдавии и Крыма на юге. Больше того, партизанское движение летом 1942 г. становится все более массовым.

Возрастало боевое взаимодействие партизан с регулярными частями и соединениями Красной Армии. Одним из важных его видов являлось проведение партизанами по заданию военного командования разведки дислокации вражеских войск, их штабов, установление родов войск и характера вооружения, добыча сведений о расположении аэродромов, складов боеприпасов, горючего, о движении эшелонов с грузами и войсками и т. д. В зонах наиболее массового развития партизанского движения оно оказывало непосредственное воздействие на ход вооруженной борьбы на фронте.

Центральный Комитет ВКП(б), обобщая накопленный партизанами боевой опыт и правильно оценивая огромную силу народного сопротивления в тылу врага, принял постановление о дальнейшем развитии партизанского движения на временно оккупированной немецко-фашистскими захватчиками советской территории. В конце августа 1942 г. в Москву прибыли командиры соединений и отрядов орловских, брянских, украинских и белорусских партизан. Среди них были Герои Советского Союза С. А. Ковпак, А. Н. Сабуров, А. Д. Бондаренко, М. И. Дука, М. П. Ромашин, Г. Ф. Покровский, командиры крупных партизанских отрядов и соединений В. И. Кошелев, И. С. Гудзенко, М. Ф. Шмырев и др. На совещании в Кремле 31 августа и 2 сентября с участием членов Политбюро ЦК ВКП(б) обобщался опыт более чем годичного периода партизанского движения, а перед участниками партизанской войны поставлены новые ответственные задачи. На совещании обсуждались вопросы как боевой деятельности партизан, так и проведения ими политической работы среди населения. Деятельность партизан нацеливалась прежде всего на нанесение ударов по растянутым коммуникациям врага, на уничтожение его живой силы и техники. 5 сентября 1942 г. был издан приказ наркома обороны И. В. Сталина «О задачах партизанского движения». В нем была поставлена главная задача - превратить партизанское движение во всенародное.

В конце сентября 1942 г. Государственный Комитет Обороны учредил при Центральном штабе партизанского движения политический отдел, который в контакте с республиканскими и областными комитетами партии возглавил руководство подпольными партийными организациями и агитационно-пропагандистской работой среди населения оккупированных врагом районов. В течение последних месяцев 1942 г. усилилась посылка в тыл противника организационных групп, что способствовало укреплению руководящих партизанских кадров, установлению связи между партизанскими отрядами, их объединению в более крупные формирования и созданию новых партизанских отрядов.

Мероприятия ЦК ВКП(б) и Государственного Комитета Обороны, направленные на усиление руководства партизанскими отрядами и соединениями и увеличение помощи в их боевой деятельности в сочетании с возрастанием связей партизан с местным населением, приводят к дальнейшему подъему партизанской борьбы. Партизанское движение охватывает все более широкие народные массы и начинает решать качественно новые боевые задачи. Убедительным свидетельством этого были партизанские рейды по глубоким тылам противника.

Действия рейдирующих партизанских соединений тесно увязывались с операциями Красной Армии. Партизаны наносили свои удары по коммуникациям врага, через которые фашистское командование снабжало свои войска, находившиеся на Волге и на Кавказе. И, что было особенно важно, эти коммуникации нарушались в наиболее критический для противника период борьбы. Партизаны соединений С. А. Ковпака и А. И. Сабурова совершили параллельный рейд из Брянских лесов на Правобережную Украину, нанося противнику большие потери.

Напряженная борьба, происходившая под Сталинградом и на других участках советско-германского фронта, приковывала к себе внимание гитлеровского командования и препятствовала переброске с фронта немецких войск для организации крупных карательных экспедиций против партизан. Во многих районах на оккупированной советской территории партизаны фактически контролировали положение. В Белоруссии партизанские зоны охватывали 63% территории республики.

Всенародная борьба в тылу врага быстро разрасталась. Партизаны отвлекали на себя все больше войск противника, нарушали его коммуникации, истребляли живую силу и технику гитлеровцев, вызывали страх у вражеских солдат и офицеров. Борьба партизан и подпольщиков стала важным фактором стратегического и политического значения, игравшим все возраставшую роль в развитии событий Великой Отечественной войны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Профессиональная печать книг, где найти издательство?









Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2021
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'


Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь