история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXI. Освободительная борьба народов Латинской Америки. Мексиканская революция



В конце XIX - начале XX в. экономическое развитие стран Латинской Америки заметно ускорилось. Переход от рутинного сельского хозяйства к товарному земледелию, рост легкой и горнорудной промышленности потребовали строительства железных дорог, сооружения портов. Железнодорожное строительство в свою очередь ускоряло развитие капитализма, укрепляло экономические связи и содействовало расширению внутреннего рынка. В наиболее развитых странах Латинской Америки прокладывались телеграфные линии, сооружались морские и речные порты, росло применение пара и электричества, зарождались новые отрасли промышленности.

Серьезные сдвиги в экономике сопровождались и крупными изменениями в социальной структуре общества, в его классовом составе.

Латинская Америка становилась ареной острой классовой и национально-освободительной борьбы. Наиболее ярким проявлением этой борьбы была народная революция в Мексике.

Латиноамериканские страны к началу XX в.

В экономической и политической жизни латиноамериканских стран все большую роль играл иностранный капитал. До конца XIX в. это был главным образом английский капитал. В начале XX в. усилилось проникновение германских, японских и в особенности американских монополий. Установление американского господства на Кубе и Пуэрто-Рико в результате войны 1898 г. против Испании, интервенция в Колумбии в 1903 г. и создание марионеточной республики Панамы были важнейшими этапами экспансии Соединенных Штатов. Сооружение Панамского канала означало установление их военного контроля на стыке стран Центральной и Южной Америки.

Для деятельности иностранных предпринимателей в Латинской Америке существовала чрезвычайно благоприятная обстановка: отсталость и патриархальный уклад жизни, феодальные пережитки, остатки рабства, нищета и почти сплошная неграмотность народных масс. Надежными союзниками империалистов были крупные помещики-скотоводы и верхушка католической церкви.

Союз иностранного монополистического капитала с горсткой местных магнатов определил одностороннее развитие латиноамериканских стран.

Крестьянский дом в Аргентине. Фотография. 1910 г.
Крестьянский дом в Аргентине. Фотография. 1910 г.

Их экономика ориентировалась почти исключительно на производство экспортных товаров для Европы и Соединенных Штатов.

В начале XX в. были исследованы нефтяные источники в Аргентине, Мексике Венесуэле, Бразилии. В Мексике в 1910 г. было добыто всего 0,5 млн. т нефти, а в 1917 г. уже около 8 млн. т. В том же году в Европу была отгружена первая партия цистерн с венесуэльской нефтью. Накануне мировой войны началась добыча меди в Чили. Большого размаха достигла добыча цветных металлов в Колумбии, Перу Мексике, Венесуэле.

Население Южной Америки, в особенности Аргентины, Уругвая, Парагвая, Чили и юга Бразилии, заметно возросло за счет европейских иммигрантов. Задавленных нуждой крестьян, городскую бедноту и рабочих - итальянцев, испанцев, немцев, русских, евреев - привлекало наличие здесь свободных земель, с которыми они связывали свои надежды на лучшую жизнь. В Аргентину за период с 1896 по 1913 г. прибыло около 3 млн. человек. В Бразилию с 70-х годов XIX в. до 1917 г. иммигрировало свыше 2,5 млн. человек, из которых более половины составляли итальянцы. Пришельцы из Европы (властями поощрялась лишь европейская иммиграция; допуск эмигрантов из стран Азии запрещался или строго ограничивался) смешивались с местным, весьма пестрым в этническом отношении населением.

Однако земля, манившая европейских бедняков, оставалась их мечтой. К началу массовой иммиграции лучшие земли близ основных экономических центров были захвачены крупными помещиками. Освоение еще не обработанных земель на периферии требовало значительных средств и было недоступно иммигрантам-беднякам.

Товарное земледелие и животноводство развивались в Латинской Америке на базе полуфеодальных латифундий, сложившихся в течение веков.

Кофейная плантация в Бразилии. Фотография. 1912 г.
Кофейная плантация в Бразилии. Фотография. 1912 г.

Рост капитализма не разрушил крупного землевладения, а, напротив, укрепил его. Такие латифундии - фазенды в Бразилии, фуидо в Чили, эстпансии в Аргентине, асъенды в большинстве латиноамериканских стран,- принадлежавшие частным лицам и иностранным акционерным обществам, приспосабливались к товарному производству на экспорт. Государственные земли, в том числе земли, отнятые у индейцев, продавались за бесценок помещикам и иностранным компаниям. Нередко крупные землевладельцы самочинно округляли свои имения за счет государственных земель; это широко практиковалось в Бразилии, где правительство, по словам современников, само не знало, какие земли ему принадлежат.

Мелкое землевладение европейских колонистов не получило сколько-нибудь значительного развития. Лишь на юге Бразилии, а также в отдаленных от центра аргентинских провинциях Санта-Фэ и Мендоса, в Коста-Рике и в некоторых районах Боливии, Парагвая, Чили и Мексики существовали хозяйства мелких колонистов, которые с трудом сводили концы с концами. В Аргентине (по данным 1914 г.) 100 тыс. мелких собственников владели 964 тыс. га земли, в то время как 2 тыс. крупные помещиков, размеры владений которых составляли от 10 тыс. до 300 тыс. га, сосредоточили в своих руках свыше 54 млн. га земли. Всего в Аргентине было немногими более 300 тыс. собственников и арендаторов, а безземельных крестьян и сельскохоИ зяйственных рабочих - свыше 1 млн.

Крупные плантаторы и помещики-скотоводы сдавали до половины своей земли в краткосрочную аренду на 1-3 года, а остальную часть использовали с помощьюЯ наемных рабочих под экспортные культуры (кофе, хлопок, лен) или для разведениям скота. Широкое распространение получила система пеонажа. Закабаленные батраки-пеоны, проживавшие со своими семьями на земле помещиков, нередко превращались в наследственных долговых рабов.

С ростом товарного производства помещики постепенно становились также владельцами сахарных, консервных, кожевенных и других заводов. С другой стороны, представители крупной буржуазии были одновременно и землевладельцами, вкладывавшими часть своих доходов от сельского хозяйства в промышленность. Этим обстоятельством объяснялась реакционная, трусливая позиция крупной буржуазии, заинтересованной в сохранении помещичьего землевладения. Даже секуляризация церковных земель проводилась в Латинской Америке крайне непоследовательно. Почти во всех латиноамериканских странах сохранялись политические привилегии церкви и религиозное обучение в школах.

Могущественная верхушка землевладельцев-капиталистов, тесно связанная с иностранными монополиями и церковью, подавляла всякую оппозицию. Прослойка национальной буржуазии, допущенная к участию в парламенте, была крайне незначительной. В большинстве латиноамериканских стран в этот период господствовали режимы террористических диктатур. Республики Латинской Америки напоминали своеобразные монархии во главе с президентами, власть которых была неограниченной.

Рабочее и крестьднское движение

Латиноамериканский пролетариат по своему составу был Краине неоднородным. Он формировался из среды европейских иммигрантов разных национальностей и из местного индейско-негритянского населения.

Иммигранты оседали главным образом в городах и портах. Они искали работы на быстро выраставших предприятиях пищевой и легкой промышленности, в механических мастерских и коммунальных предприятиях. Основную массу неквалифицированных рабочих составляли индейцы, негры и метисы, занятые на тяжелых работах в рудниках и шахтах Чили, Бразилии, Мексики и других стран, в железнодорожном строительстве, в портах.

Тяжелые условия труда, нищета и бесправие характеризовали положение рабочего класса во всех странах Латинской Америки. Продолжительность рабочего дня составляла от 12 до 14 часов. На предприятиях и в шахтах не соблюдались даже самые элементарные правила безопасности. Грязь и антисанитария, отсутствие питьевой воды, столовых пагубно отражались на физическом состоянии трудящихся. Гибель от обвалов в шахтах, увечья на фабриках и заводах были уделом многих рабочих. Социального законодательства не существовало. На предприятиях царил произвол хозяев и подрядчиков. Надсмотрщики в шахтах и на плантациях были снабжены, кроме плети, еще и огнестрельным оружием. Многие рабочие жили в самодельных лачугах, сколоченных из ящиков, или снимали углы за высокую плату. В Латинской Америке, особенно в Чили, Бразилии, Мексике, была самая высокая в мире смертность населения.

Сельскохозяйственные рабочие и пеоны жили еще хуже, чем промышленные рабочие, так как большинство их находило заработок лишь в страду или в периоды стрижки овец, убоя скота и т. п. Трудящиеся массы города и деревни были бесправии-Согласно законодательству стран Латинской Америки, неграмотные, а также солдаты и женщины не имели права голоса.

Распыленность и текучесть латиноамериканского городского и сельского пролетариата, а также его разнородный национальный состав облегчали буржуазии возможность удерживать рабочий класс под своим влиянием. Однако к началу XX в. рабочий класс Аргентины, Бразилии, Мексики, Чили, Уругвая и Кубы накопил уже некоторый опыт организации и борьбы. Первые профессиональные союзы и общества взаимопомощи возникли в этих странах в 60-70-х годах XIX в. К концу века имелись небольшие центры профессиональных союзов: Аргентинская федерация рабочих, рабочая федерация Уругвая и др. Среди передовой части рабочих еще в 70-е годы начали распространяться идеи марксизма. В Аргентине, Мексике, Чили, Уругвае и, Кубе марксистскую пропаганду вели рабочие-иммигранты и представители местной демократической интеллигенции. В Аргентине и Мексике в 1872-1876гг. существовали секции Интернационала. Однако широкое распространение получили и анархистские идеи, проводниками которых были главным образом иммигранты из Италии и Испании.

В 80-90-х годах в странах Латинской Америки возникли социалистические кружки, рабочая печать. В 90-х годах образовались Социалистическая партия Аргентины, социалистические группы в Уругвае и в Бразилии, Рабочая партия Кубы и Социалистический союз Чили. Во всех этих организациях преобладало влияние анархистов и реформистов.

В 90-х годах состоялись первые маевки рабочих и первые относительно крупные стачки с требованиями ограничения продолжительности рабочего дня, улучшения условий труда, введения социального страхования. Стачечную борьбу возглавляли анархисты.

Правящие буржуазно-помещичьи круги жестоко расправлялись с бастующими рабочими. В 1904-1909 гг., в период наибольшего подъема забастовочного движения, были подавлены с помощью вооруженной силы всеобщая забастовка горняков Чили (июнь 1907 г.), всеобщие забастовки рабочих Аргентины (в декабре 1904 г. и в мае 1909 г.), забастовки шахтеров и текстильщиков Мексики (1906-1907 гг.), печатников, строителей и металлистов Бразилии (1907-1908 гг.).

В первое десятилетие XX в. развернулась острая борьба марксизма с анархизмом и реформизмом. Используя отсталость латиноамериканского пролетариата и его возраставшее разочарование в тактике анархистов, реформисты постепенно проникали в профессиональные и другие рабочие организации. Видные представители реформизма - аргентинец Хусто и уругваец Фругони призывали рабочих «ковать оружие в рамках законности, не бастовать, но кооперироваться».

В этот же период происходили крупные крестьянские выступления. С 1902 по Р16 г. на юге Бразилии шла крестьянская война (так называемая Контестадо). Лишь при помощи армии, снабженной артиллерией, господствующим классам удалось расправиться с повстанцами.

В Аргентине в ходе восстания крестьян в 1912 г. была создана крупная крестьянская организация - Аргентинская аграрная федерация. В Мексике борьба индейских племен и вооруженные выступления крестьян явились прелюдией к вспыхнувшей в 1910 г. революции.

Мексиканская революция 1910-1917 гг.

Выдающимся событием в национально-освободительном движении народов Латинской Америки была мексиканская революция, направленная против империалистической экспансии и феодальных пережитков.

На рубеже XIX-XX вв. в Мексике царила реакционная диктатура Порфирио Диасе. Не считаясь с национальными интересами, правительство Диаса поощряло проникновение иностранного, главным образом английского и американского, капитала. Иностранным компаниям предоставлялись исключительные привилегии для разработки недр, организации плантаций, строительства железных дорог, причем все демагогически изображалось правящими кругами как индустриализация страны.

С открытием в Мексике богатейших запасов нефти экспансия империалистических держав еще более усилилась. «Стандард ойл», «Галф Рифайнинг», «Синклер ойл групп», «Мексикен игл», связанная с англо-голландским нефтяным трестом «Ройял Датч Шелл», и десятки других более мелких английских и американских компаний устремились в Мексику.

Франсиско Вилья и его соратники. Фотография. 1913 г.
Франсиско Вилья и его соратники. Фотография. 1913 г.

Между ними разгорелась ожесточенная борьба» Победителями вышли американские монополии, в руках которых к 1910 г. оказалось более 80% выявленных нефтеносных земель Мексики.

Для строительства железных дорог, закладки шахт и рудников, бурения нефтяных скважин, организации плантаций технических культур нужны были обширные земельные пространства. Правительство Диаса под предлогом «колонизации» всячески поощряло захват крестьянских земель помещиками, частными предпринимателями и компаниями. К 1910 г. крестьяне лишились большей части своих земель, у деревень были отняты общинные владения - выгоны, леса и другие угодья.

Обезземеленное, изнемогавшее под гнетом местных и иностранных латифундистов и церкви крестьянство сопротивлялось антинародной политике правительства Диаса. В 19С8 г. произошли крестьянские волнения в Чиуауа, Нижней Калифорнии, Соноре, Тамаулипасе. В ряде районов крестьяне начали вооруженную борьбу за землю и свободу. Главными очагами революционного движения крестьян стали на севере штаты Чиуауа и Дуранго, а на юге штат Морелос.

Борьбу крестьян на севере страны возглавил бывший пеон Франсиско Вилья, Действия его партизанского отряда охватывали обширный район от Коауилы до Синалоа. Повсюду Вилья был грозой для богачей и надеждой для бедняков.

Другим любимым крестьянским вождем являлся руководитель крестьян юга страны Эмилиаио Сапата. Он родился в семье бедного крестьянина в штате Морелос; когда ему было девять лет, местный помещик отнял землю у его отца. Юношей Эмилиано вступил на путь борьбы. Так же как Вилья, Сапата стал партизаном и вскоре возглавил движение крестьян в Морелосе.

Поднялся на борьбу и пролетариат. В июне 1906 г. рабочие медных рудников в Кананеа, принадлежавших американским капиталистам, забастовали и потребовали улучшения условий труда. Администрация рудников при содействии властей подавила стачку. Стачки вспыхнули также в штатах Коауила и Веракрус, но и они были подавлены регулярными войсками. В декабре 1906 г. произошли забастовки на текстильных фабриках в Пуэбла, в округе Орисаба штата Веракрус. Стачечное движение охватило и центральный текстильный район - Рио Бланко, Санта Роса, Ногалес. Правительство направило сюда войска. 7 января 1907 г. в Рио Бланко были убиты сотни людей, в том числе женщины и дети. День расстрела в Рио Бланко стал днем траура мексиканского пролетариата.

Против диктатуры Диаса выступили также национальная буржуазия и часть помещиков. Засилье иностранного капитала мешало росту национальной буржуазии и серьезно затрагивало интересы тех помещиков, которые переходили к капиталистическим методам ведения хозяйства.

Революционные настроения охватили радикальное крыло интеллигенции. Но эта малочисленная прослойка не пользовалась большим влиянием в либеральном лагере, который возглавил Франсиско Мадеро. Семья Мадеро была одной из богатейших помещичьих семей штата Коауила. Ей принадлежали не только огромные земельные пространства, но и шахты, фабрики, кожевенные, сахарные, винно-ликерные заводы. Это были типичные помещики-капиталисты.

Либералы стремились устранить диктатуру Диаса и захватить власть в свои руки. В связи с предстоявшими в 1910 г. президентскими выборами они образовали партию противников переизбрания Диаса. В апреле 1910 г. съезд этой партии выдвинул Ф. Мадеро кандидатом на пост президента. Правительство Диаса обрушило репрессии на либералов. Мадеро был арестован, но ему удалось бежать в Соединенные Штаты. В обстановке террора президентом республики «переизбрали» Диаса.

Известие об этом было встречено в стране с негодованием. Трудящиеся массы городов и деревень стихийно поднимались на борьбу. 5 октября 1910 г. Мадеро выдвинул политическую программу, известную как «План Сан-Луис Потоси» (по названию города, где она была разработана). Программа свидетельствовала о том, что либералы поняли неизбежность революции, но старались удержать народные массы под своим контролем.

Мадеро объявил об аннулировании последних президентских выборов, принял на себя функции временного президента республики и призвал мексиканский народ к оружию для свержения правительства Диаса. Сознавая, какую роль должно было играть крестьянство в борьбе против диктатуры, оп заявил о необходимости возвращения крестьянам отнятых у них земель.

Правительство Диаса попыталось перейти к активным карательным действиям против народа, но к 20 ноября 1910 г. массовое революционное движение распространилось на огромную территорию. В Чиуауа успешно действовали партизанские отряды Франсиско Вильи и Паскуаля Ороско, в Морелосе - Эмилиано Сапаты, в Коауиле - Ласаро Гутьерреса де Лара, в Веракрусе - Кандидо Агиляра. Забастовали рабочие Рио Бланко и других районов. Всюду повстанцы свергали власть диасовской администрации. Мадеро установил контакт с руководителями партизан - Э. Сапатой и Ф. Вильей. Он использовал и материальную поддержку (деньгами и оружием) влиятельных кругов Соединенных Штатов, недовольных тем, что Диас в своей экономической и внешней политике стал отдавать предпочтение английским капиталистам.

11 февраля 1911 г. революционная армия Сапаты, насчитывавшая несколько тысяч человек, начала наступление на столицу Мексики с юга. Боевые действия других партизанских отрядов охватили территорию Соноры, Синалоа, Дуранго, Чиу-ауа, Коауила -весь Север. В мае в результате одновременных ударов отрядов

Вильи и Ороско на севере и Сапаты на юге начался развал правительственной армии, ее гарнизоны капитулировали по всей стране.

Сторонники Диаса решили пойти на уступки. В пограничный город Сьюдад-Хуарес, где находилась штаб-квартира Мадеро, выехала правительственная делегация, и 21 мая было подписано соглашение, согласно которому Диас и его ближайшие приспешники лишались власти, а военные действия прекращались.

Так героическая борьба народа привела к ликвидации реакционной диктатуры. Диас бежал за границу. Либералы считали революцию законченной. Поэтому договор, заключенный в Сьюдад-Хуаресе, предусматривал роспуск революционной армии. Временным президентом республики стал один из деятелей старого режима де ла Барра, бывший посол в Соединенных Штатах Америки. Сохранялась старая федеральная армия во главе с прежним генералитетом. Против отрядов Сапаты продолжали действовать карательные войска, которыми командовал генерал Викториано Уэрта.

Эмилиано Сапата. Фотография.
Эмилиано Сапата. Фотография.

Сапата не распустил свою армию и ждал, когда Мадеро, избранный в октябре 1911 г. президентом республики, выполнит свои обещания. Но Мадеро и его сторонники не собирались разрешать вопрос о земле. В деревне все оставалось по-старому: миллионы пеонов, как и прежде, гнули спину на полях латифундистов. 28 ноября 1911 г. Сапата опубликовал обращение к народу - «план Аияла» (Айяла - название деревни, где родился Сапата). В нем указывалось, что Мадеро обманул народ, не сдержал своих обещаний и изменил революции. Сапата объявлял, что все земли, леса и воды, ранее захваченные помещиками, переходят во владение тех селений и граждан, которые были их лишены. Программа Сапаты предусматривала экспроприацию латифундий (с частичным возмещением их стоимости) для распределения земли между крестьянами. Важнейшей частью программы была статья восьмая, где говорилось, что у тех помещиков, которые каким-либо образом воспротивятся проведению в жизнь «плана Айяла», будет национализировано безвозмездно все имущество.

Разочарование и недовольство крестьянства и пролетариата привели к изоляции правительства Мадеро. Этим воспользовалась феодально-клерикальная реакция, организовавшая заговор против Мадеро. Заговорщики получили полную поддержку со стороны американских империалистов, заинтересованных в свержении Мадеро, так как он, выражая интересы мексиканской национальной буржуазии, сопротивлялся дальнейшему закабалению страны иностранным капиталом.

Центром заговора стало посольство Соединенных Штатов в Мехико. Посол Генри Л. Вильсон установил тесный контакт с генералом Уэртой и племянником свергнутого диктатора Феликсом Диасом. В феврале 1913 г. произошел контрреволюционный переворот: Мадеро был убит, власть захватила клика реакционеров во главе с генералом Уэртой.

Поезд с повстанцами, раненными в сражении при Сьюдад-Хуаресе. Фотография. 1913 г.
Поезд с повстанцами, раненными в сражении при Сьюдад-Хуаресе. Фотография. 1913 г.

Освободительная армия Юга под командованием Сапаты и Северная дивизия Вильи возобновили революционную борьбу. Они громили войска Уэрты, беспощадно расправлялись с контрреволюционерами. Но крестьянские вожди не имели ясного представления о перспективах и целях революции, и либералам снова удалось овладеть инициативой. Во главе либералов стал бывший сподвижник Мадеро, крупный помещик Венустиано Карранса. С целью объединения всех сил,, выступавших против Уэрты, Вилья признал верховную власть Каррансы. В то же время Вилья полностью сохранил самостоятельность своих действий. В течение двух месяцев он изгнал из штата Чиуауа войска Уэрты, а также латифундистов, монахов, иностранцев. Армия Вильи осуществляла вековые чаяния мексиканского крестьянства, освобождая его от ига помещиков и церкви.

Благодаря победам отрядов Вильи под Сьюдад-Хуаресом и Торреоном Северная Мексика к осени 1913 г. оказалась в руках сторонников Каррансы. На Юге успешно действовала Освободительная армия Сапаты. Положение правительства становилось безнадежным. Этим решили воспользоваться Соединенные Штаты, недовольные обнаружившейся проанглийской ориентацией Уэрты. Президент Вудро Вильсон отказался признать правительство Уэрты. На словах Вильсон ратовал за победу демократии в Мексике, но в действительности готовил интервенцию, чтобы удушить революцию.

Поводом к открытой агрессии американских империалистов послужил так называемый инцидент в Тампико (9 апреля 1914 г.), когда американские моряки были задержаны патрулем войск Уэрты. 21 апреля американские войска высадились в Веракрусе.

Интервенция Соединенных Штатов вызвала в Мексике мощный патриотический подъем. Жители Веракруса и курсанты военно-морской школы в течение недели мужественно сражались с интервентами, защищая город. Карранса направил Соединенным Штатам ноту протеста, в которой обвинил их в агрессии, оскорблении суверенитета Мексики как свободного и независимого государства и потребовал немедленного прекращения интервенции. Мужественное сопротивление мексиканского народа привело интервенцию американских империалистов к провалу. В ноябре 1914 г. Соединенные Штаты отозвали свои войска из Мексики. Еще до этого, в июле, было свергнуто правительство Уэрты.

Дальнейшее развитие мексиканской революции происходило в сложных условиях гражданской войны и новой империалистической агрессии Соединенных Штатов.

После падения правительства Уэрты Вилья и Сапата потребовали от Каррансы решения важнейших проблем и прежде всего аграрного вопроса. Карранса отверг требования крестьянских вождей. Тогда в городе Агуаскальеитес было созвано национальное собрание. Оно объявило о лишении Каррансы верховной власти и избрало временным президентом генерала Эулалио Гутьерреса. В начале декабря 1914 г. отряды Сапаты и Вильи заняли столицу, куда прибыл и Гутьеррес. Он организовал здесь временное правительство; Сапата и Вилья, ссылаясь на свою необразованность, отказались войти в него. Вскоре Гутьеррес перешел на сторону Каррансы. Подготовляя решающие удары по народным армиям, Карранса с целью ослабления влияния крестьянских вождей опубликовал в январе 1915 г. закон об аграрной реформе. Несмотря на свою крайнюю умеренность (помещичье землевладение сохранялось, подлежали конфискации лишь владения «сторонников свергнутых режимов»), этот закон вызвал отход части крестьян от вооруженной борьбы и тем самым серьезно подорвал позиции Вильи и Сапаты; их войска вынуждены были оставить ряд крупных городов, в том числе столицу страны. Карранса сумел привлечь на свою сторону анархо-синдикалистских лидеров столичного пролетариата, заключив с ними в феврале 1915 г. соглашение о «борьбе с реакцией во имя революции». Посредством обмана и демагогии правительству Каррансы удалось бросить отряды рабочих, так называемые красные батальоны, против крестьянских армий. В итоге войска Каррансы блокировали Сапату в горах Морелоса, а Вилью с остатками его отрядов отбросили к границе Соединенных Штатов.

Одержав победу над крестьянскими армиями, Карранса распустил «красные батальоны» и перешел к репрессиям против рабочих. Когда же рабочие столицы поняли, что Карранса обманул их, и объявили всеобщую стачку, против них были направлены войска, вооруженные пулеметами.

Тем временем североамериканские империалисты, воспользовавшись, как предлогом, ими же спровоцированной в марте 1916 г. пограничной стычкой в местечке Колумбус, начали новую вооруженную интервенцию. Правительство Каррансы заявило Соединенным Штатам протест и потребовало немедленно отозвать вторгшиеся войска. Антиимпериалистическая позиция Каррансы укрепила его влияние в стране. Активную роль в оказании сопротивления американским интервентам сыграл Вилья, обратившийся к народу с манифестом, в котором призвал к борьбе за независимость. Осенью 1916 г. волна народного движения против интервенции поднялась так высоко, что правительству Соединенных Штатов пришлось начать переговоры с Каррансой. К тому же, готовясь к вступлению в мировую войну, Соединенные Штаты спешили развязать себе руки. К февралю 1917 г. они полностью вывели свои войска из Мексики.

Незадолго до этого, 1 декабря 1916 г., в Керетаро открылось Учредительное собрание. Работа его проходила в обстановке острой классовой борьбы. Отражая требования крестьянства, пролетариата, всех демократических сил, левое крыло Учредительного собрания, руководимое председателем конституционной комиссии Франсиско Мухикой и видным участником революции Молина Энрикесом, добилось в январе 1917 г. принятия разработанного под руководством Мухики проекта конституции. Крупные помещики, капиталисты, верхушка военщины, политиканы, объединившиеся вокруг Каррансы, упорно возражали против многих статей проекта, но в конце концов пошли на уступки, надеясь, что в последующем им удастся обходными путями ликвидировать демократические завоевания революции.

Конституция объявила недра, воды, горы и леса достоянием нации и резко ограничила права иностранцев на использование природных богатств Мексики. Собственностью нации было объявлено также и церковное имущество. Отнятые у крестьян земли подлежали возвращению, предусматривались также восстановление общинных владений и частичный раздел латифундий, 8-часовой рабочий день (а для женщин и для подростков до 16 лет - 6-часовой), право на союзы и забастовки.

Мексиканская конституция 1917 г., явившаяся результатом героической борьбы народа против внутренней реакции и иностранного империализма, была самой прогрессивной из буржуазных конституций того времени.

Ряд важнейших для народа постановлений конституции, однако, остался лишь на бумаге. Правительство Каррансы не проводило и не собиралось проводить их в жизнь. На всякое выступление трудящихся правительство отвечало репрессиями. Забастовки рабочих и аграрные волнения крестьян жестоко подавлялись, крестьянские вожди Э. Сапата и Ф. Вилья были предательски убиты.

Таким образом, мексиканская революция не ликвидировала феодальных пережитков и не обеспечила независимости страны от империализма. Тем не менее она сыграла большую роль в истории Мексики, ослабив позиции феодально-клерикальной реакции и иностранного империализма и создав более благоприятные условия для проведения ряда прогрессивных преобразований.


предыдущая главасодержаниеследующая глава





Пользовательского поиска




Тысячу лет назад в африканском городе умели изготовлять стекло

В Турции найдено сверло возрастом 7,5 тыс. лет

Обнаружен древнейший артефакт Южной Америки

В Мехико нашли ацтекскую башню из черепов

В Перу обнаружены следы существовавшей 15 тыс. лет назад культуры

Культуру ацтеков показали в аутентичных ярких красках

Наскальные картины горы Дэл в Монголии

Древний город Тиуанако изучили с воздуха

Обнаружены «записи» о древней глобальной катастрофе

10 малоизвестных фактов о ледяной мумии Эци, возраст которой 5300 лет

Каменные головы ольмеков: какие тайны скрывают 17 скульптур древней цивилизации

В письменности инков могли быть зашифрованы не только цифры

В Мексике обнаружен двухтысячелетний дворец

Как был открыт самый большой буддийский храм Боробудур и почему его нижняя часть до сих пор не расчищена

Забытый подвиг: какой советский солдат стал прототипом памятника Воину-освободителю в Берлине

Люди проникли вглубь австралийского континента 50 тыс. лет назад

Неизвестные факты о гибели Помпеи

В пирамиде Кукулькана нашли ещё одну пирамиду

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

15 малоизвестных исторических фактов о Византийской империи, ставшей колыбелью современной Европы

История Руси: Что было до Рюрика?

15 мифов о Средневековье, которые все привыкли считать правдой
Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'