история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XX. ОСНОВАНИЕ ТРЕУГОЛЬНИКА


Небеса, качаясь,
Касаются земли.

(Самоанская поговорка)

ВОСЬМОЙ и последний путь от центрального Гаваи'и ведет нас на запад к заходящему солнцу, к большим группам островов Самоа (Архипелаг Самоа был вовлечен в орбиту колониальной политики капиталистических держав позже, чем другие острова Океании. Лишь около середины XIX в. там начали появляться белые торговцы и агенты европейских правительств, а также и миссионеры. Они интриговали друг против друга и разжигали междоусобные войны между областными вождями.

В 1899 г. главные конкурирующие державы поделили между собой архипелаг Самоа: Германия захватила западную часть архипелага, а США - восточную. Британия отступила, получив компенсацию на других островах. После 1918 г. «германская» часть Самоа досталась по мандату Лиги наций Новой Зеландии) и Тонга (Острова Тонга, открытые впервые голландцами (Лемер и Шоутен в 1616 г. и Тасман в 1643 г.), позднее попали в орбиту английского влияния. Проводниками его были вначале веслеянские миссионеры, а позднее - торговцы и колонисты. Около 1845г. один из местных вождей, опираясь на поддержку английских миссионеров, объединил весь архипелаг и объявил себя королем под именем Георга Тубоу I. В 1862г. на островах был введен конституционный режим с парламентом и кабинетом министров. Однако фактическая власть все более попадала в руки британских советников и консулов. В 1900 г. формальная независимость Тонга прекратилась; острова были объявлены британским «протекторатом». Но туземная династия марионеточных «королей» продолжает царствовать на Тонга и поныне), которые расположены в середине основания Полинезийского треугольника. Эти два архипелага благодаря своей величине и многочисленному населению оказывают господствующее влияние на культуру Западной Полинезии. Здесь развились местные особенности, резко отличающие Самоа и Тонга от островов, лежащих на семи путях, которыми мы до сих пор занимались. Самоа и Тонга рассматривались многими учеными как культурный центр Полинезии или ее ядро. Однако ни по своему географическому положению, ни по своему культурному влиянию они не оправдывают этой теории. Их роль как культурного центра ограничивается Западной Полинезией.

Западная область Полинезии включает также атолловый архипелаг Токелау и атолл Пукапука, расположенные соответственно к востоку и к северо-востоку от Самоа. К востоку от Тонга находится Ниуе, или остров Савидж (Дикий), на котором я однажды провел 6 месяцев, работая в качестве военного врача. Мирные и трудолюбивые жители Ниуе решительно возражают против того, чтобы их остров называли Диким островом только потому, что какой-то предок бросил копье в капитана Джемса Кука. Копье, как известно, пролетело мимо, - и непонятно, почему из-за одного неловкого метателя копья должны быть навек заклеймены его потомки. Между Тонга и Самоа находятся острова Ниуатобутабу (остров Кеппеля) и Ниуафу, колонизованные с Тонга. Ниуафу широко известен под именем острова Жестяной банки. Это название произошло от применявшегося здесь некогда способа переправлять почту на берег с проходящих мимо пароходов в запечатанной банке из-под керосина. Жестянка олицетворяла западную цивилизацию, а пловец, доставлявший почту на берег, пробиваясь через кишащие акулами воды, был полинезийцем. К западу и к северу от Самоа расположены вулканические острова Футуна, Алофи, Увеа и атоллы островов Эллис. Еще далее к западу, в Меланезии, находятся несколько островов, по которым, как уже упоминалось, проходит граница распространения полинезийского языка.

Вулканические острова Самоа делятся на две группы: Западное, или Британское, Самоа управляется по мандату Лиги Наций (1.), а Восточное, или Американское, Самоа находится во владении Соединенных Штатов. Западное Самоа включает в себя большие острова Уполу и Саваи'и и небольшие острова в проливах между ними - Маноно и Аполима. Восточные острова включают Большой остров Тутуила с лежащим несколько поодаль Ауну'у и архипелаг Ману'а с островами Офу, Олосега и Тау. Тау, самый большой и самый восточный остров в архипелаге Мануа, поднимается до высоты в 3000 футов. Когда в легендах упоминается Мануа, то подразумевается Тау.

Свою первую исследовательскую работу в полевых условиях для музея Бишопа я провел в 1927 г. на островах Тутуила и Ауну'у. После того как мои коллеги возвратились в Гонолулу, я посетил острова Ману'а, Уполу и Саваи'и, сосредоточив свое внимание на изучение материальной культуры. Социальной организации Мануа посвящена работа Маргарет Мид, опубликованная музеем Бишопа.

После второй мировой войны это «подопечные» острова.

Прежде чем приступить к изложению мифологии, следует сказать несколько слов о самоанском диалекте. Звук «k» вытеснен в нем гортанным взрывным звуком, который в письме передается апострофом, согласный «g» заменяет звук «ng», а «з»и «f» произносятся вместо «h» других диалектов. Что касается взаимозаменяемых согласных, то «v» и «1» употребляются вместо «w»h «r».

Самоанская космогония начинается с Леаи (Ничто), которое соответствует новозеландской Коре (Пустоте). За ним следуют олицетворения скал, ветра, облаков и неба, и, наконец, появляется Тагалоа. Тагалоа-лаги (Тагалоа с небес) обитал в пространстве, не зная, как и откуда он произошел. Бог сбросил вниз камни, которые превратились в различные острова Самоанского архипелага. Прежде чем образовалась суша, он послал вниз свою дочь в образе бекаса (тули), но она не смогла найти себе пристанища. По приказанию Тагалоа она еще несколько раз опускалась вниз и последовательно сообщала о брызгах, волнении моря, земле, поднимающейся над его поверхностью, и, наконец, о появлении суши, на которую она смогла опуститься. Затем дочь сообщила отцу, что поверхность суши увеличилась и что на ней выросла виноградная лоза. Если бы она захватила с собой виноградную ветку, то сходство с голубем, которого Ной посылал на разведку из своего ковчега, было бы еще более поразительным. Виноград увядал, гнил и закишел личинками и червями, от которых затем произошли мужчины и женщины. Некоторые мифы сообщают, что это превращение червей в людей совершалось на Ману'а.

Под влиянием мифологии и местных преданий жители островов Сомоа считают себя настоящими автохтонами. На церемонии кава в Тау местный вождь приветствовал меня напыщенной речью, соответствующей его сану. В своей ответной речи я упомянул об общем происхождении полинезийцев, предки которых прибыли из Азии, и о тех замечательных плаваниях по океану, которые совершили наши предки, заселяя Полинезию.

Вождь ответил: «Мы благодарим вас за вашу интересную речь. Может быть, полинезийцы и пришли из Азии, но самоанцы - нет. Мы происходим из Самоа». Он гордо окинул взглядом присутствующих, уверенный в своей непогрешимости, и ученые соплеменники выразили ему свое одобрение. Тогда, защищая свою точку зрения, я стал фундаменталистом («Фундаменталистами» в США называют сторонников буквального, строго ортодоксального толкования библейских сказаний и догматов в отличие от «модернистов», допускающих в виде уступки современной науке вольное, аллегорическое их понимание. Спор между твердолобыми мракобесами («фундаменталистами») и приспособленцами («модернистами») разгорелся в американских церковных кругах с 1920 г. Победил», фундаменталисты. Это воинствующее мракобесие проявило себя в известном «обезьяньем процессе» 1925 г. и в почти повсеместном (в южных штатах) запрещени преподавать в школах эволюционную теорию. Хироа называет здесь иронически «фундаментализмом» свою ссылку на библию) и сказал:

«Та хорошая книга, которую, как я видел, вы трижды по воскресеньям носите в церковь, говорит, что первыми прародителями человеческого рода были Адам и Ева, сотворенные в райском саду».

Нисколько не смутившись, вождь-оратор возразил: «Все это так, но самоанцы были сотворены здесь, в Ману'а». Тогда слегка раздраженный я ответил: «Ах, в таком случае я, должно быть, нахожусь в райском саду».

Молчание, которое последовало за этими словами, я принял за знак согласия.

Однако возвратимся к Тагалоа. Он выступает в мифологии под разными именами: Тагалоа-с небес, Тагалоа-творец человека, Тагалоа-исследователь и Тагалоа-населяющий земли. В этой последовательности явно отражается традиционная полинезийская форма исторического повествования, обрастающая вымыслами и превращающаяся в миф. Тагалоа или потомок Тагалоа появился из-за далекого горизонта, который метафорически назывался у древних сказителей небесами (лаги), с целью открытия новых стран и поселился на островах Самоа. Впервые он сошел на землю на острове Тау (из архипелага Ману'а), где столкнулся с более ранними переселенцами. Рид вождей Самоа произошел от Тагалоа, а историки этих вождей украли славу первых поселенцев, превратив их в низменных потомков червей. С течением времени мореплаватель превратился в бога, сошедшего с небес, а самоанцы уверились, что они сотворены на Самоа (1. Автор склонен считать Тагалоа исторической личностью, позднее обожествленной потомками. Это весьма спорно. Тагалоа, известный также под именами Тангароа, Та'ароа, Тана'оа и пр., один из самых распространенных богов Полинезии. Есть основания связывать его с образом Тагаро - ястреба тотема одной из фратрий Северной Меланезии (Новая Ирландия); в Южной Меланезии, на одном из Банкосовых островов, есть фратрия, носящая имя А-Теалоа. Вернее всего, происхождение образа Тагалоа (Тангароа) следует искать именно в древней тотемической мифологии).

Согласно мифологической трактовке истории заселения, первый дом вождя был построен на Тау и назван «Фале-ула». Благодаря тому, что семья Тагалоа впервые поселилась на Ману'а, эти маленькие острова пользуются почетом, не соответствующим ни их размерам, ни численности населения. Туи Ману'а, или главный вождь Ману'а, первенствовал среди многих вождей, управлявших более обширными территориями. Ничто так не раздражает жителей более крупного острова Тутуила, чем напоминание о мануанском мифе, согласно которому Тагалоа создал их остров позднее, чтобы облегчить переправу с Ману'а к Западным островам.

Переходя к Западному Самоа, мы узнаем, что потомок семьи Тагалоа, по имени Пили, обосновался в Уполу. Пили, по-видимому, обладал большой властью, потому что он разделил Уполу на три области, которые раздал своим трем сыновьям. Эти области названы именами трех сыновей Пили. Западную часть острова и копье он дал Ана, среднюю часть и махалку от мух - Сага, а восточную часть и мотыгу - Туа. Копье олицетворяло войну, махалка от мух - ораторское искусство, а мотыга - садоводство. В своем последнем обращении к сыновьям Пили заявил: «Если вы захотите сражаться - сражайтесь, если захотите говорить - говорите, а когда вы захотите работать - работайте». Судя по родословным, Пили жил около тысячного года нашей эры, однако человек начал трудиться на Самоа значительно раньше этой сомнительной даты.

Самоанские мифы содержат несколько рассказов о герое Мауи. Мы встречаем его под именем Мауи-ти'ити'и-а-талага, в котором узнаем новозеландское прозвище Мауи. На Самоа, однако, Талага является отцом героя, в то время как на Новой Зеландии Талага - его мать. Мауи и здесь приписывается похищение огня у Мафуи'е из подземного мира, но его подвиги, связанные с вылавливанием островов, заменены деятельностью бога Тагалоа, который сбрасывал с неба камни.

Обращаясь к преданиям, мы обнаруживаем отсутствие рассказов о дальних морских плаваниях. Перси Смит считал, что полинезийцы достигли Самоа около 450 г. нашей эры. Однако когда бы это ни произошло, самоанцы заселили свои острова так давно, что, подобно таитянам, забыли предания о первых предках, высадившихся с кораблей. Теория происхождения первых поселенцев от червей - миф, заменивший забытую историю.

Предания о странствиях в ладьях заменили легенды о прославленных пловцах. Одна из них повествует о предке по имени Уи, проплывшем от группы Токелау до Тау - расстояние, превышающее 300 миль. Мне показали даже скалу, в которую якобы превратилось его окаменевшее тело. Согласно другой легенде, две женщины Таема и Тилафаига вернулись с Фиджи на Самоа вплавь. На островах Фиджи они познакомились с обычаем татуирования женщин, а не мужчин, как на Самоа. Но вследствие долгого пребывания в море они ступили на берег Самоа, дрожа от холода и стуча зубами, и перепутали сообщение, придав ему обратный смысл:

Когда вырастает мужчина, татуируйте его,
Когда вырастает женщина, пусть она рожает детей.

Прежде чем покинуть мир мифов и легенд, обратимся на юг к островам Тонга. Острова Тонга состоят из трех групп. Вавау - на севере, Тонгатабу - на юге и Хаапаи - между ними. На острове Вавау возвышаются лесистые холмы, достигающие 500-600 футов, и имеется гавань, защищенная со всех сторон сушей и усеянная островками. Хаапаи состоит из нескольких низменных островов, из которых наиболее крупный Лифука. К западу от Хаапаи расположены вулканические конусообразные острова Као и Тофуа. Тонгатабу, местопребывание правительства, - низменный остров, тогда как Эуа возвышается иа 1000 футов над уровнем моря.

В 1912 г. мы с женой проезжали острова Тонга, направляясь в Ниуе. В Тонгатабу премьер-министр Туи Вакано повел меня еа прием к королю Георгу Тубоу (1. Георг (Джордж) Тубоу II сменил в 1893 г. своего прадеда Георга Тубоу I, царствовавшего почти полвека. Он умер в 1918 г., после чего началось царствование его падчерицы принцессы Шарлотты (Салоте)). Это был человек ростом в 6 футов 8 дюймов; он представлял собой величественный тип полинезийского верховного вождя. На Вавау я встретил Туги, правителя острова, ставшего позднее премьер-министром и мужем королевы Салоте, которая наследовала своему отцу.

У меня было мало времени, и я смог лишь поверхностно познакомиться с условиями жизни на острове Тонга. В тонганском диалекте сохранились согласные «k» и «h», которые выпали из самоанского диалекта; в некоторых словах встречается звук «s», а в некоторых словах «Ь» употребляется вместо «р», например в слове «табу». Буква «j» употребляется для обозначения звука «ch» перед некоторыми гласными.

Тонганская мифология противоречива, и чтобы дать о ней представление, я произвольно отобрал несколько мифов. Откинув космогонию, обратимся к происхождению островов; здесь мы встречаемся снова с семьей Мауи, состоящей из деда, сына и внука, носящих имена Мауи-мотуа, Мауи-аталага и' Мауи-ки-.сикиси. Все они прибыли на остров Манука (Ману'а) с архипелага Самоа, чтобы попросить магический крючок у Тонга - вылавливателя островов. Тонга в этом мифе заменяет Тагалоа. Хотя Тонга не хотел расстаться со своим магическим крючком, он не мог, однако, нарушить обычай, согласно которому посетителям разрешалось осмотреть его крючки и выбрать один в качестве подарка. Все крючки были сделаны из перламутра, однако магический крючок, тусклый и плохо отполированный, был самым непривлекательным на вид. Тонга разложил всю свою коллекцию, в уверенности, что Мауи-кисикиси ошибется в выборе крючка.

Однако Мауи-кисикиси отличался хитростью, которая, как мы убедились, приписывается ему всеми полинезийскими мифами. Мауи стал ухаживать за легкомысленной женой Тонга, и она рассказала ему по секрету, как отличить магический крючок, за что этой женщине присвоено имя Шепот-в Мануке. Мауи безошибочно выбрал нужный крючок и с дедом, отцом и женой Тонга отправился в морское плавание. При помощи магического крючка он выудил острова, образующие архипелаг Тонга. Этот эпизод изложен в мифе следующими стихами:

Ладья, пришедшая с Манука,
Управлялась командой богов:
Мауи-аталаг, Мауи-мотуа
И мудрым Мауи-кисикиси.
Он привез женщину,
Известную под именем Шепот-в Мануке.
Он привез чудесный крючок.
Он явился и вытащил острова на поверхность.
Так Тонга и Эуа были дарованы людям.
Согласно другим мифам,
Мауи выудил также острова Хаапаи, Вавау и Ниуе.
Он ступил на них и, разравняв почву ногами,
создал плодородные для сельского хозяйства земли.

Другая теория сотворения некоторых островов следует самоанской традиции, но бог Хикулео заменяете ней Тагалоа. Хикулео обитал на западе Пулоту, но, по-видимому, посетил и более северные острова архипелага Тонга, ибо вулканические острова Као и Тафуа были созданы, согласно мифу, из «земных камней», сброшенных вниз Хикулео. По мифам Вавау, этот остров был выужен Тагалоа-лаги.

Древний миф повествует, что небеса состояли из 10 ярусов. Однако первое небо было расположено так низко, что оно касалось конца палки, с помощью которой Мауи-мотуа раскладывал нагретые камни своей печи. Раздраженный слишком низким потолком, Мауи-мотуа уперся обуглившимся концом палки в небо и оттолкнул его выше. Обугленный конец палки оставил следы на небе.

Этот миф представляет западный вариант сказания о Ру-подпирателе неба.

Легенды о первых людях на островах Тонга повторяют самоанскую версию о местном происхождении от червей, которые расплодились в гниющей виноградной лозе. Потомками червей были Кохаи (Кто), Коау (Я) и Момо (Крошка) - имена, которые свидетельствуют о попытках человеческого ума отыскать первоначало. Кохаи стал первым королем островов Тонга.

Как и на Самоа, здесь позднее выступает на сцену семья Тагалоа. Тагалоа Эитуматупуа, обитатель высших сфер, проявил интерес к земным делам. Он спустился на землю по железному дереву, корни которого находились в лагуне атолла Тонгатабу, а ветви упирались в небо. Тагалоа увидел женщину Илахеву, удившую поблизости рыбу, и взял ее себе в наложницы, как это обычно делают боги с человеческими дочерьми. Подошел срок, и у Илахевы родился мальчик, которого Тагалоа назвал Ахоеиту («День озарился»).

Когда мальчик Ахоеиту вырос, он спросил у матери, кто его отец и где он живет? Следуя указаниям матери, он поднялся на небо по железному дереву и увидел на холме своего отца, занимающегося ловлей диких голубей. Произошло обоюдное признание, и немедленно вслед за этим родитель взял к себе сына. Ахоеиту был убит своим ревнивым сводным братом, сыном богини. Однако Тагалоа возродил сына к жизни и послал обратно на землю управлять островами Тонга в качестве первого Туи-Тонга (Верховного вождя) новой династии.

Потомки червей, по-видимому, не оказали никакого противодействия новому правителю, и династия Кохаи перестала существовать. Ахоеиту считался лицом божественного происхождения по отцу и земного - по матери. Династия, начало которой он положил около 950 г. нашей эры, правила в течение 35 поколений и кончилась вместе с последним Туи-Тонга - Лауфи-литога в 1865 г. (Туи-Тонга - священные вожди-жрецы архипелага Тонга. Их власть давно превратилась в фикцию. Уже с начала XIX в. фактическими властителями Тонга были военные вожди-короли. Прекращение династии Туи-Тонга было лишь формальным актом. Но с середины XIX в. и короли постепенно теряют свою власть, которую забирает в руки британский колониальный капитал).

На Тонга и Самоа, как мы видели, полностью исчезли представления о сотворении мира, выработанные в Центральной Полинезии. Прародители - Атеа и Папа - и главные боги - Тане, Ту и Ронго - здесь неизвестны, а их брат Тагалоа выступает не как сын Отца-Неба и Матери-Земли. Он фигурирует скорее как мифический предок, от которого ведет свое происхджде-ние род вождей, чем как бог. Сказание о происхождении человека от червей заменяет миф о сотворении первой женщины из земли богом Тане. Тики, который ассоциируется с первой сотворенной женщиной в других частях Полинезии, на западе неизвестен. В Сомоа и Тонга почитались местные областные боги и более мелкие семейные божки. На западе неизвестны главные общеплеменные боги, которые управляют своими особыми сферами: лесами, морем, сельским хозяйством, миром и войной. Тонганский бог Хикулео и самоанский Си'улео, неизвестные в остальной Полинезии, обитают на западе в Пулоту, куда возвращаются души мертвых. Боги, действовавшие на земле, воплощались в живые существа, а в храмах изображались в виде неодушевленных предметов. На Тонга идолы вырезались из дерева; на Самоа обнаружен только один вырезанный идол. Каменные изваяния, составляющие отличительную черту остальной Полинезии, на западе не были обнаружены (В культуре Западной Полинезии, особенно Самоа, сохранилось много архаизмов, в частности пережитки тотемизма. Самоа - едва ли не единственный архипелаг в Полинезии, где сохранились тотемические верования - почитание семейных и личных покровителей в образе животных. Архаическим мотивом мифологии можно считать рассказ о происхождении людей от червей, а также и тот факт, что божество Тангалоа сохранило свои, видимо более древние, признаки мифического предка знатных родов. О своеобразных архаических чертах в общественном строе Самоа и Тонга см. ниже).

Западнополинезийские храмы представляют собой здания, построенные по тому же плану, что и жилые дома, установленные на приподнятой платформе и окруженные изгородью. Здесь нет вымощенных каменных марае с высокими каменными платформами. Тонганские и самоанские марае - это лужайки, служившие для общественных сборищ. По-видимому, здесь не были распространены продолжительные ритуальные церемонии и песнопения. Люди, обращавшиеся за помощью к богам, приносили им дары в виде пищи и вещей и садились перед храмовым зданием. Жрец, вынимал из корзины материальное воплощение бога: завернутую в лубяную ткань раковину, камень или оружие, и показывал его верующим. В случае тяжелой болезни родственники больного иногда отрубали сустав пальца и приносили его в дар богам. Этот обычай являлся, вероятно, смягченным вариантом человеческих жертвоприношений (Это очень распространенный в буржуазной этнографии, однако мало обоснованный взгляд. Человеческие жертвоприношения, которые принято было в буржуазной науке считать широко распространенным, чуть не универсальным явлением в первобытную эпоху, в действительности были очень редким обычаем, притом характерным отнюдь не для ранней, а, напротив, для сравнительно поздней ступени развития (человеческие жертвоприношения у древних финикийцев и карфагенян, у древних ацтеков Обычай же отрубания пальцев в знак траура связан с гораздо более распространенными погребальными обычаями многих отсталых народов, у которых принято в знак горя царапать и резать себе лицо и тело, обмазываться глиной и пр.). Полинезийцы называли самоанцев «безбожниками» на том основании, что у них отсутствовали ритуальные, обрядовые церемонии, внушавшие благоговение и страх перед божеством.

Самоа и Тонга стали центрами развития и распространения западнополинезийской культуры. Обычаи и культура этих относительно небольших островов Увеа, Футуна, Токелау, Пу-капука и Лау (группа Фиджи) говорят о том, что после их раннего заселения они подверглись вторжениям со стороны жителей Самоа и Тонга.

Тонганцы были более отважными мореплавателями и поддерживали сношения со своими близлежащими колониями. О тонганских мореплавателях сложено много сказаний, связанных с династией Туи-Тонга; ее родословная служит хронологией исторических событий. Для дальних плаваний, которые они предпринимали, Туи-Тонга располагали двойными ладьями. Управлялись лодки опытными лоцманами, которые к тому же были и опытными рыболовами. Команда отбиралась из числа физически выносливых людей, проявивших ловкость в играх и владении оружием.

Во время Момо, десятого Туи-Тонга, жившего в конце XII в., тонганцы предприняли вторжение на Самоа. Оккупация Самоа продолжалась до царствования Талакаифаики, пятнадцатого Туи-Тонга, когда самоанские вожди Туна и Фата нанесли поражение тонганцам. Последние отступили к своим лодкам, сохраняя полный порядок, а самоанцы наблюдали, как на больших военных ладьях поднимались паруса для отплытия. Двойная ладья Талакаифаики отчалила последней. Удаляясь от земли, тонганский предводитель, стоя на корме, прокричал слова похвалы своим храбрым противникам, пока водное пространство между ними все расширялось. «Малие тау, малие тоа» (Славно сражались, храбрые воины) (Одна из форм своеобразной рыцарской военной этики полинезийцев, у которых считалось недостойным воина поносить врагов и насмехаться над ними. Напротив, воин старался превозносить мужество и доблесть врага - этим он косвенно увеличивал и свою военную славу). Потомки Туна и Фата, правившие территорией Туамасага, приняли титул Малие-тоа после только что описанного события.

Путешествие Кауулуфонуа, предпринятое им с целью отомстить убийце его отца Такалауа, двадцать третьего Туи-Тонга, жившего приблизительно около 1450 г. нашей эры, было одним из тех выдающихся морских походов, которые до сих пор волнуют наше воображение.

Кауулуфонуа вместе со своими младшими братьями преследовал двух убийц на островах Хаапаи, Вавау, Ниуатобутабу, Ниуафоу, Футуна и Увеа, где они были, наконец, схвачены и привезены обратно на Тонга для совершения казни. Кауулуфонуа, бывший не только вождем, но и воином, ходил в бой, оставляя свою спину под защитой богов, в то время как сам он защищал грудь. В пылу битвы вождь был поранен в спину и воскликнул: «Боги - глупцы!»

Политический строй основывался на общей для всей Полинезии системе: правили вожди, причем звание наследовалось по мужской линии. Население делилось на семьи (аига), которые объединялись в деревни и округа. Вожди различных рангов управляли семейными группами, деревнями или областями. Важные дела решались на советах (фоно), а так как этикет и церемонии все более усложнялись, верховные вожди передавали свои административные прерогативы младшим «говорящим вождям», или ораторам. На Тонга династия Туи-Тонга установила для младших членов семьи, исполнявших административные функции, титул Туи Хаа Такалауа. Позднее Туи Хаа Такалауа в свою очередь установил титул Туи Канакопулу для своих младших братьев, выполнявших административные обязанности. С течением времени титул Туи Канакопулу стал включать в себя оба старших звания, однако фактическая власть осталась в руках верховных вождей.

На Тонга совет (фоно) собирался для того, чтобы «говорящие вожди», ораторы, могли объявлять распоряжения верховных вождей. На Самоа вожди-ораторы достигли такой власти, что на советах они по существу диктовали свою волю стоящим над ними вождям. Они оказывали влияние на раздачу званий, которые присуждались сыну той жены, чья семейная группа платила вождям-ораторам наибольшую дань продуктами и вещами. На Самоа правящая группа называлась пуле (правление), а находящаяся в оппозиции - мау. На Западном Самоа и в настоящее время правительственные чиновники называются пуле, а группа оппозиционно настроенного населения составляет мау (1. Интересно отметить, что национально-революционная партия, образовавшаяся на Самоа после первой мировой .войны и добивавшаяся ясвобождения от империалистического гнета, также была названа«Мау»). В остальной Полинезии верховные вожди тоже имели ораторов и советников, однако никогда не выпускали административной власти из своих собственных рук.

Важным центром общественной жизни на Самоа был дом для гостей. Архитектура этого здания исключительна в своем роде: крыша выпуклой формы от коньковой балки до карниза имеет закругленные концы. Изгиб достигается использованием гибких стропил, которые для сохранения кривизны подпираются рядом поперечных бревен. Закругленные концы образуются косыми дужками из коротких кусков дерева, укрепленных с помощью замыкающих соединений. На знатность вождя указывало число поперечных бревен в доме для гостей. Чем влиятельней был вождь, тем больше было бревен и, следовательно, тем выше был дом и многочисленней дужки в закругленных концах. На Самоа стены были открытыми, однако стенные столбы сохранялись и служили опорной спинкой как для хозяев, так и для гостей; каждому из гостей отводился особый столб, соответственно его рангу. Пиршества, которым предшествовали церемониальные угощения напитком «кава», обычно происходили в доме для гостей; поэтому для поддержания своего престижа все главные вожди должны были иметь такой дом.

Дом для гостей строили искусные плотники, объединенные в союз, который, как говорят мифы, ведет свое начало от совещания, созванного богом Тагалоа для обсуждения проекта первого жилища. Собравшиеся на небесах плотники построили первый дом в высших сферах, а затем повторили этот образец на Ману'а. Союз строителей так и назывался Са-Тагалоа (Семья Тагалоа). Союз образовал общества на различных островах, а последние, в свою очередь, вели происхождение от какого-либо знатного лица.

Я изучал устройство самоанского дома при содействии такого общества, носящего название Аига са-Сао (Семья Сао) в Ману'а. Меня пригласили взойти на подмостки и посмотреть, как прикрепляются опорные столбы с помощью плетеного шнура, завязываемого сложным узлом Ле суму с ле 'ау'ау. Я имел возможность ознакомиться с различными стадиями строительства и присутствовал при связанных с ним общественных церемониях. Мне удалось получить также подробные инструкции от опытных мастеров не только из семьи Сао, но также из семьи Малама с острова Тутуила. Легендарный плотник Малама подал некогда совет Тагалоа, что наиболее подходящим материалом для дома вождя является хлебное дерево, ибо тогда даже ребенок из дома вождя сможет доказать свое превосходство над простым общинником, задав ему вопрос: «Жил ли ты в доме из хлебного дерева?»

Благодаря тому что дома для гостей имеют важное общественное значение, а строить их могут только искусные плотники, «Семья Тагалоа» приобрела большой авторитет. Ее члены организовали своего рода профессиональный союз (1. Союз плотников - это, конечно, не «профессиональный союз» (trade union), как называет его автор, а одна из тех характерных цеховых организаций, которые были широко распространены в Полинезии в прошлом. Ремесленники составляли особые цехи или гильдии по профессиям) и выработали условия договоров. Плотники требовали, чтобы их кормили хорошей пищей - птицей и свининой, причем подавали еду через короткие промежутки. В часы работы они пили только кава и сок кокосовых орехов и требовали постоянных забот от семьи владельца дома. На определенных стадиях строительства устраивались пиршества со щедрым угощением. По окончании постройки для мастеров устраивали пир и расплачивались с ними красивыми циновками, утварью и продовольствием. Если во время строительства пища ухудшалась или имело место нарушение этикета со стороны семьи хозяина, плотники немедленно уходили. А союз следил, чтобы другие рабочие не брались за окончание здания. Запасы пищи часто истощались, когда заканчивалась только средняя секция или один округленный конец остова. Владелец дома сам кое-как покрывал крышу соломой и закрывал ею недоделанные концы. Семья поселялась в доме и жила в нем до тех пор, пока накапливались запасы продуктов и вещей, чтобы пригласить прежних плотников. Незаконченный дом называется «фале тала муту» (дом с обрубленными концами). Проходя по деревне на острове Олоеега с мастером-плотником, я заметил, что несколько домов имели всего лишь один закругленный конец. Обратившись к своему спутнику, я спросил: «Что, разве все свиньи перемерли в Олосеге?» Он посмотрел на меня, слегка озадаченный, а затем так расхохотался, что другого ответа мне не понадобилось.

Плотники, входящие в союз, строили также сложные суда. Искусство их проявлялось в вырубке планок по краям выступающих внутренних бортов. После того как планки скреплялись между собой, во внутренних бортах просверливались отверстия. Веревки, которые продевались сквозь них, не были видны с внешней стороны корпуса. В других местах веревки продевались сквозь отверстия так, что они проходили через всю толщу обшивки и были видны на внешней стороне корпуса.

Треугольный парус из циновок устанавливался с «латинской» оснасткой («Латинским» называется парус треугольной формы, растянутый между двумя реями, с острым углом между ними, подвижно закрепленный на вертикальной мачте), так что вершина треугольника находилась внизу на носу. Такая установка отличается от типа треугольного шпринтова, паруса с вершиной у основания мачты, который был распространен повсюду в Полинезии, за исключением Мангаревы.

Тонганцы специализировались на обработке камня и соору жали гробницы своим вождям. Иногда плиты из кораллового известняка добывались на близлежащих островах и перевозились по воде на сдвоенных ладьях. По приказу Телеа, двадцать девятого Туи-Тонга, была построена замечательная царская гробница в три яруса. Два из ее четырех концов были сделаны из своеобразных угловых камней в форме буквы «Г».

Знаменитый трилитон в Тонгатабу состоит из двух больших вертикальных колонн, сложенных из кораллового известняка, с поперечной перекладиной из того же материала, вставленной в пазы верхних концов. Высота большего из вертикальных столбов -17 футов, ширина у основания - 14 футов, у вершины - 12 футов, толщина - 4,5 фута. Вертикальные столбы отстоят друг от друга на 12,5 фута; Мак-Керн, который приводит эти размеры, считает, что видимая часть каждой колонны весит от 30 до 40 тонн. Материал был вырублен из скалы, которая находилась недалеко от строительной площадки. Изготовленные плиты подтаскивались на полозьях вверх по наклонному земляному скату, затем устанавливались на место. Трилитон носил имя Хаамонга-а-Мауи (Бремя Мауи), ибо две вертикальные стойки символизировали груз, поддерживаемый на концах коромыслом. Монумент был сооружен Туитатуи, одиннадцатым Туи-Тонга, как памятник двум погибшим сыновьям. Формы и размеры памятника настолько оригинальны, что ученые с богатым воображением выдвинули даже теорию, якобы он был сооружен народом древней культуры, который предшествовал тонганцам.

В качестве ритуальной особенности, отличающей запад от остальной Полинезии, следует отметить большое значение, придававшееся распитию кавы - напитка, приготовлявшегося из корней Piper methysticum. На Самоа и Тонга ни одна общественная церемония не совершалась без предварительного угощения напитком кава. Кава распивался вождями из одной чаши в порядке старшинства. Эта сложная церемония неизвестна на других островах. Для приготовления кавы выделывались специальные круглые чаши с ножками. Каждая чаша имела ручку с внешней стороны под ободком, причем эта ручка всегда поворачивалась в сторону лица, приготовлявшего каву. При церемонии распития кавы у великого Туи-Тонга ему оказывали особую царскую почесть, поворачивая ручку в его сторону.

Следующий случай иллюстрирует излюбленную манеру полинезийцев изъясняться при помощи символов. После смерти последнего Туи-Тонга два главных союзных вождя из этой династии пришли к вождю Георгу Тубоу, который тогда принял бразды светской власти в свои руки, и сообщили, что они хотят сделать для него каву. Они проводили его в дом для гостей и, усевшись за чашу с кавой, стали приготовлять этот напиток. Георг Тубоу сидел напротив и ждал. Взглянув случайно на чашу, он увидел то, что для любого тонганца было волнующим особенно в определяющих родство через брак. С Фиджи заимствовано ритуальное значение напитка кава. В области материальной культуры влияние островов Фиджи сказалось в выделке некоторых видов головных скамеек и оружия. Хорнел считает, что тонганцы, как и самоанцы, восприняли фиджийскую форму двойной ладьи, правда, сравнительно недавно. Название страны, куда направляются согласно самоанским мифам души мертвых «Пулоту», известно на Фиджи как «Булоту», но не встречается в мифологии Центральной и Восточной Полинезии. Раннее отделение запада от центра привело к различиям в мифологии и религии. Широко распространенный миф о Мауи был занесен сюда, вероятно, потомками червей, то есть людьми, жившими до Тагалоа. Именно ранними связями между Самоа и Ра'иатеа можно объяснить распространение здесь съедобных растений и домашних животных Центральной Полинезии, о чем речь пойдет в следующей главе. Мореплаватели, прибывшие на Самоа с востока, по-видимому, были потомками обожествленного Тагалоа, которому они приписали сотворение островов Самоа. Племя Тагалоа, оставшееся в Ра'иатеа, должно было, вероятно, пойти на компромисс с другими племенами и включить их обожествленных предков в более общий пантеон. Позднее, когда на Ра'иатеа потомки Та'ароа (Тагалоа) стали достаточно влиятельными, они сделали своего предка верховным божеством; однако в культе Та'ароа отмечается множество деталей, которых нет на Самоа. Самоанский Тагалоа и ра'иатеанский Та'ароа имеют мало общего, за исключением имени и общих функций творца. Связи между западом и центром Полинезии должно быть прекратились раньше, чем месту общественных собраний (марае) было придано значение храма и прежде чем жрецы из Опоа окончательно систематизировали свою теологию, определив роли - Отца-Неба и Матери-Земли и различных богов Тане, Ту, Ронго и Тангароа, в ведение которых были переданы различные явления природы. Поэтому на островах Самоа и Тонга марае остались простыми деревенскими лужайками, а в Ра'иатеа марае превратились в места отправления культа, где люди сносились с могучими богами, неизвестными в западном пантеоне.

Многие защищают ту точку зрения, что Тагалоа приплыл на восток, в Центральную Полинезию, из Самоа вместе с культурными растениями и животными. Однако я полагаю, что он вместе с другими великими предками направился из Микронезии в Центральную Полинезию. Если бы вулканические острова Самоа, с их богатыми естественными ресурсами, были открыты после длительного путешествия через атолловые острова, они стали бы главным центром развития полинезийской культуры. Религиозный центр образовался бы не в Опоа, а на Самоа, если бы «боги» прошли этим путем.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'