НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

3. Одежда и украшения. Пряжки. Предметы туалета

Как уже неоднократно отмечалось многими исследователями, одежда кочевников - скифов, савроматов, сарматов и других родственных им по происхождению племен - была очень схожей, но, вероятно, не настолько, чтобы говорить о полном сходстве. Несомненно, савроматская и сарматская одежда имела отличие от скифской, но судить об этом приходится лишь по весьма отрывочным сведениям письменных источников и скудным археологическим данным. Одежда сохраняется едва ли не хуже всех видов погребального инвентаря. Поэтому, когда возникает необходимости дать характеристику костюма древних кочевников, исследователи либо ссылаются на немногочисленные известные изображения на предметах торевтики, либо признают эту задачу невыполнимой.

Одежда и украшения. Мужская одежда, по-видимому, состояла из длинной рубахи и короткой куртки с поясом, широких шаровар или узких штанов, которые заправлялись в мягкие кожаные сапоги. Остатки подобных сапог обнаружены в позднесавроматском погребении 12 кургана 5 Койсугского могильника. Выкроены они были из цельного куска кожи без подметок и стелек. Задники прошиты защипным ШBOM. Форма этих сапог такая же, как у сапог скифов, изображенных на вазе из знаменитого кургана Куль-Оба.

Женская одежда рядовой представительницы кочевого населения скифского времени, вероятно, мало чем отличалась от мужской. Это обусловливалось тем, что женщины были вынуждены носить одежду, удобную для верховой езды. Сходство женской и мужской одежды было наиболее полным у савроматов и сарматов. Как известно, женщины у них занимали особо почетное место и иногда даже участвовали в военных действиях. Об этом неоднократно писали античные авторы. Так, Геродот сообщает, что савроматские женщины "ездят на охоту с мужьями и без них, выходят на войну и носят одинаковую с мужчинами одежду" (Геродот, IV, 116.).

К сожалению, детально проследить эволюцию мужской и женской одежды скифского времени пока невозможно, так как нет достаточных данных. Однако вполне допустимо, что внутренние процессы, связанные с разложением родоплеменным отношений, а также широкая военная экспансия и установление торговых контактов с античными колониями Северного Причерноморья, способствовавшие накоплению богатств и социальному расслоению в среде кочевников, отразились на характере, покрое одежды и украшениях. Украшения богатеющей верхушки общества часто были из драгоценных металлов и камней, а рядовые кочевники довольствовались более простыми - из бронзы, стекла и других дешевых материалов. Изменения в форме, покрое и украшении одежды намечаются со временем у савроматов и сарматов. К. Ф. Смирнов, М. Г. Мошкова и Л. Я. Маловицкая считают, что в раннесарматский период у женщин появляется длинное платье. Его наличие доказывается отмеченными во многих погребениях (начиная с IV в. до н. э.) бисерными обшивками подола и рукавов (Смирнов К. Ф. Сарматские курганные погребения в степях Поволжья и Южного Приуралья в IV в. до н. э. - IV в. п. э.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1945, с. 282; Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, с. 45; Маловицкая Л. Я. Сарматский звериный стиль. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Л., 1967, с. 11.).

Украшение одежды бляшками, бусами, бисером было весьма распространено у кочевнического населения, особенно в сарматскую эпоху. Бисер и бусы более характерны для сарматской женской одежды. Бисер нашивался на головные уборы, ворот, перед одежды, края рукавов и низ шаровар. Платья, видимо, изготавливались из шерстяной материи (Мошкова М. Г. Производство и основной импорт у сарматов Нижнего Поволжья: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1956, с. 180.).

Одна из особенностей женского платья сарматской эпохи - фигурная вышивка на нем. Орнаменты в виде волны, многолучевой звезды и серпообразный зафиксированы в Нижнем Поволжье (Шилов В. П. Калиновский могильник. - МИА, 1959, № 60, с. 396.), Южной Башкирии (Садыкова М. X. Сарматы на территории Башкирии: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1965, с. 134.), на Северском Донце (в курганах Сладковского могильника). В это время уже известны импортные ткани с парчовой вышивкой (Елкина А. К. Ткани, которым две тысячи лет. - Знание - сила, 1975, № 12, с. 15.).

"Достаточно полно парадный мужской костюм представлен на серебряном ритоне III - II вв. до н. э., найденном в Кубанской обл. (Степанов П. К. История русской одежды. Пг., 1915, вып. 1, табл. VII.). Воин, изображенный на нем, одет в очень короткий, с длинными узкими рукавами подпоясанный кафтан без воротника, который украшен вдоль бортов, обшлагов и по живу мелкими круглыми пуговками. Поверх накинут короткий плащ. Штаны, сапоги похожи на скифские.

О форме головных уборов у савроматов и сарматов судить тоже не приходится, так как достоверных данных нет. В качестве головных уборов женщины, возможно, использовали покрывала. Украшения такого покрывала - золотые штампованные бляшки с изображением человеческого лица - найдены в сарматском захоронении в Новочеркасске (рис. 20, 15).

Ломимо украшений одежды - золотых бляшек, бус и бисера, в погребениях кочевников эпохи раннего железного века находят разнообразные застежки, пуговицы. Количество таких находок на Дону весьма незначительно. Можно предположить, что для застегивания одежды чаще применялась шнуровка из кожи или тесьмы. В нижнедонских кочевнических погребениях раннежелезного века одна из ранних находок деталей одежды - бронзовая пуговица из погребения 9 кургана 5 Койсугского могильника (рис. 7, 5). По форме и размерам она напоминает бронзовые бляшки кубанской культуры. Подобные бляшки имели широкое распространение. В эпоху раннего железного века они встречены на Северном Кавказе (Козенкова В. И. Исследование памятников раннего железного века у с. Сержень-Юрт. - КСИА, 1967, вып. 112, с. 82, 84, 85, рис. 27, 10.), в степной Скифии (Яценко М. В. Скифия VII - V вв. до н. э. М., 1959, с. 37, табл. III, 1, 2, 3, 4.) и в Среднем Поднестровье (Мелюкова А. И. Памятники скифского времени Лесостепного Среднего Поднестровья. - МИА, 1958, № 64, с. 85, 87, 88, табл. 29, 3, 4.).

Бронзовая полая пуговица, обтянутая кожей, найдена в раннесавроматском погребении 8 кургана 7 у хут. Ново-Александровки (рис. 24, 10).

Костяная застежка в форме округлого стержня с выемкой посредине обнаружена в погребении 3 кургана 5 Койсугского могильника. Она находилась в области пояса, отдельно от других изделий из кости, найденных в этом погребении. Аналогичная по форме застежка отмечена в кургане у с. Луки на левобережье Днепра (Ильинская В. А. Скифы Днепровского Лесостепного Левобережья, с. 56, 71, табл. X, VIII, 19, 25 - 27.). Однако подобные застежки чаще были у колчанов.

Бусы - наиболее распространенное украшение. Они часто встречаются в захоронениях, особенно женских. Их носили не только в ожерельях, но и использовали как пуговицы, в качестве амулетов, обшивали ими одежду, украшали портупею и сбрую.

Крайне редко бусы находят в ранних погребениях. Пока лишь в одном погребении переходного периода (погребение 4, курган 11 у пос. Центрального) найдена бронзовая бусина. В погребении 3 кургана 5 Койсугского могильника обнаружена крупная бусина зеленоватого стекла. Погребение это относится к VI в. до н. э.

Значительно чаще бусы находят в захоронениях V - III вв. до н. э., и самое яркое представление о них дают материалы Беглицкого некрополя и Елизаветовского могильника. Наборы бус из погребений на Беглице в целом отражают характер этого украшения, широко распространенного в среде оседлого и кочевого населения Нижнего Подонья левобережья и правобережья (Детальный анализ бус Беглицкого некрополя сделан Е. М. Алексеевой (Алексеева Е. М. Классификация античных бус. - В кн.: Статистико-комбинаторные методы в археологии. М., 1970, с. 79 - 81, табл. 3, 4.)). Так, например, наборы бус из погребений IV - III вв. до н. э. Койсугского могильника (рис. 55, 1 - 6) полностью повторяют бусы Беглицкого некрополя. Наибольшую популярность в это время в степях Северного Причерноморья приобретают бусы греческого происхождения из Средиземноморья. Появление их на данной территории относится еще ко времени возникновения эмпориев на побережье Понта (Алексеева Е. М. Массовые украшения населения античных государств Северного Причерноморья: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1972, с. 11.).

В IV - начале III в. до н. э. распространяются массивные колоритные ожерелья из крупных бусин. Преобладают бусы из синего стекла, хотя встречаются и другие расцветки. Для стеклянных бус этого периода характерен орнамент трех видов: глазчатый, полосчатый и мозаичный (рис. 55, 1 - 3).

Бусы-подвески из прозрачного стекла в форме кувшинчиков или амфорок, аналогичные бусам из погребения 1 кургана 4 Сладковского могильника (рис. 17, 13) и Кащеевского кургана (рис. 18, 11), часто находят в погребениях V - IV вв. до н. э. на территории Северного Причерноморья (Онайко Н. А. Указ. соч., с. 35.). В савроматских погребениях Поволжья и Приуралья находки подобных бус менее значительны (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 151.). Такие бусы встречаются и в более поздних сарматских комплексах III - II вв. до н. э. (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, с. 45, табл. 31, 30.). Зафиксированы они и в погребении 10 (III - II вв. до н. э.) Беглицкого некрополя (рис. 21, 5). Столь же широкий хронологический диапазон бытования мелких кольцевидных бусин и бисера из светло-зеленой, голубой, желтоватой и белой непрозрачной пасты.

Бусы. Кащеевский курган
Бусы. Кащеевский курган

Помимо стеклянных бус, в погребениях савроматского периода на Нижнем Дону изредка встречаются бусы из горного хрусталя, сердолика, дутые бусы из золота (рис. 55, 3е). Иногда в захоронениях обнаруживают и раковины каури, которые могли входить в состав ожерелий в качестве амулетов (рис. 19,12).

С III в. до н. э. происходит резкая смена наборов ожерелий, бусины становятся меньше, изготовляются из стекла более плохого качества. В это время появляется множество новых типов бус. На левобережье Дона отмечены в наборах коралловые и гешировые бусы (рис. 55, 4). В мотивах орнамента исчезает мозаика. Полосчатый орнамент упрощается. Глазчатый теряет присущую ему ранее геометричность. Полностью отсутствует накладной орнамент. Начинают преобладать округлые бусы с тремя глазками.

С конца III в. до н. э. появляются бусы с внутренней позолотой (рис. 55, 9б), характерные для сарматских погребений Нижнего Поволжья. Значительно увеличивается количество пастового бисера, что связано, вероятно, с сарматским обычаем украшать одежду бусами и бисером. Характерным примером служат наборы бус (рис. 35, 11 - 12) из раннесарматских погребений в районе Цимлянского водохранилища (Столяр А. Д. Указ. соч., с. 357, рис. 6.).

Смена наборов бус объясняется приходом нового населения, которое имело в это время, видимо, более тесные традиционные связи с Востоком. Однако следует особо отметить, что смена наборов подобного вида украшений с на правобережье Дона происходит лишь во II в. до н. э. Так, например, в комплексе Новочеркасского погребения III - II вв. до н. э. обнаружен набор бус и амулетов, характерный для погребений IV - III вв. до н. э. (рис. 20, 2 - 5). В этом погребении вместе с мраморной бусиной и бусиной из пасты бледно-желтого цвета найдены раковина, бусина в виде скарабея из пасты (?) и резец клешни краба. Такой амулет, как резец клешни черноморского краба, часто встречается в погребениях IV - III вв. до н. э. в Крыму (Яковенко Э. В. Рядовые скифские погребения в курганах Восточного Крыма. - В кн.: Древности Восточного Крыма. Киев, 1970, с. 124, рис, 9, 10.).

Серьги и подвески были вторым распространенным видом украшений кочевников. Серьги в виде небольших спиральных колечек из тонкого бронзового или золотого прута встречаются иногда в захоронениях киммерийского времени. Небольшое колечко из тонкой золотой проволоки менее чем в полтора оборота найдено в погребении 3 кургана 11 Грушевского могильника (рис. 6, 5), а в погребении 13 кургана 10 Балабинского могильника обнаружена золотая серьга диаметром менее 1 см, имеющая несколько витков. Бронзовые серьги в захоронениях киммерийского времени сохранились плохо и чаще всего распадаются при зачистке. Форма их, видимо, такая же, как и у золотых подвесок и сережек.

В савроматский период на Дону появляются серьги и подвески более крупных размеров. Для района дельты Дона характерны сережки из круглой в сечении проволоки, золотой или бронзовой, с насаженной на нее бусиной. Такие сережки найдены в погребениях на Беглицкой косе (рис. 56, 2). Следует отметить, что украшения подобного типа более характерны для скифских захоронений (Петренко В. Г. Правобережье среднего Приднепровья в V - III вв. до н. э. - САИ. М., 1967, вып. Д1 - 4, табл. 20, 16 - 20.). Часто в памятниках скифского времени Северного Причерноморья находят также круглые проволочные серьги и подвески с заходящими концами из золота, серебра или бронзы. Они обнаружены в левобережных районах Подонья в Койсугских курганах (рис. 56, 16), Азовском кургане (рис. 56, 17), кургане 5, погребении 2 у хут. Тузлуки на Маныче (рис. 56, 14 - 15), а на правобережье Дона - в Кащеевском кургане (рис. 17, 12) и кургане 4 Сладковского могильника (рис. 56, 13).

В погребениях прохоровской культуры эти украшения более мелкие. Чаще встречаются серьги в виде медной спирали (хут. Попов, курган 30/6, погребение 8), золотой проволоки (хут. Попов, курган 50/8, погребение 10 а) (рис. 56, 18).

На Маныче у хут. Алитуба обнаружены височное колечко (курган 1, погребение 5) и спиральная подвеска (рис. 56, 23) (курган 1, погребение 6) (Раскопки В. П. Шилова, 1962 г. Материалы хранятся в РОМК.).

Браслеты и кольца в погребениях савроматов и ранних сарматов на Дону встречаются редко. В киммерийских памятниках они не обнаружены.

В погребении 2 кургана 1 у хут. Ясырева найдены обломки бронзового и железного браслетов из толстого прута. О серебряных браслетах и кольце упоминается в описании погребения у хут. Каменнобродского (Попов X. И. Указ. соч., с. 212.). Золотое кольцо спиралевидной формы в виде стилизованного изображения змеи найдено в Кащеевском кургане (рис. 18, 19). Подобные спиралевидные кольца из золота и других металлов встречаются в комплексах не только савроматов и ранних сарматов, но и в скифских погребениях. Так, перстень в виде змейки, свернутой в два оборота, обнаружен в кургане 472 (III в. до н. э.) у с. Оситняжки (Петренко В. Г. Указ. соч., 33, табл. 22, 10.). На Среднем Дону спиралевидное золотое кольцо в полтора оборота найдено в кургане 3 группы Частые курганы (IV - III вв. до н. э.) (Либеров П. Д. Памятники скифского времени на Среднем Дону, табл. 36, 26.).

Шейные гривны среди украшений из драгоценных металлов и бронзы у кочевнической знати занимали особое место. Подобные вещи, указывающие на привилегированное положение носившего их, часто встречаются в скифских и савроматских богатых захоронениях.

Электровая гривна находилась на шее знатной женщины, погребенной в кургане 4 Сладковского могильника (рис. 17, 10). Гривна согнута из круглого в сечении стержня. На концах ее были припаяны полые фигурки лежащих хищников - по четыре с каждого конца. Фигурки сильно деформированы и три из них не сохранились. Некогда эти фигурки, вероятно, украшались вставками из цветных камней.

Пряжки. Одна из характерных принадлежностей кочевнического костюма и портупеи сарматской эпохи - пряжки. Однако в предшествующий период они не имели широкого распространения и в савроматских погребениях на Дону их найдены единицы (Пряжки, которые имеют отношение к конской сбруе, рассматриваются особо.). В погребении 5 кургана 6 2-го Крепинского могильника между мечом и локтем погребенного лежала бронзовая квадратная, по-видимому портупейная, пряжка (рис. 57, 1) (Каменецкий И. С. Смирнов Ю. А., Узянов А. А. и др. Указ. соч., с, 325, рис. 448, 449.). Она сделана из прямоугольной массивной пластинки, перегнутой пополам, что делает ее похожей на наконечник широкого ремня. Пластина повсеместно, кроме перегиба, заострена к краю. В пряжке два грубо пробитых отверстия. С лицевой стороны прорезано небольшое прямоугольное отверстие, а на обратной - крупное квадратное, оставившее от пряжки только раму.

Основное количество бронзовых и железных пряжек из кочевнических погребений на Дону падает на сарматскую эпоху. У сарматов пряжки служили не только для застегивания ремней пояса и портупеи, но и обуви.

По своим конструктивным особенностям пряжки, обнаруженные на Нижнем Дону, можно разделить на два отдела - пряжки с неподвижным язычком или боковым выступом и крючком (I отдел) и пряжки с подвижным язычком (II отдел). Среди пряжек I отдела можно выделить три типа.

Бронзовые кольцевидные пряжки с боковыми выступами и пуговками на противоположной стороне кольца (первый тип) найдены у хут. Попова (рис. 57, 2) и у пос. Донского на правобережье (рис. 57, 3) в комплексах III - II вв. до н. э.

Железные пряжки (второй тип) конструктивно отличаются от бронзовых. Они имеют довольно массивную продолговатую рамку с одним закругленным краем, внутри которой укреплен большой неподвижный язычок. Одна из таких пряжек обнаружена в погребении 6 кургана 7 Койсугского могильника (рис. 57, 11), а другая - в сарматском погребении у хут. Веселого (курган 2, погребение 6) (рис. 57, 12). Аналогии подобным пряжкам пока не найдены.

К третьему типу следует отнести бронзовую ажурную пряжку с изображением верблюда внутри рамки из кургана 2 погребения 6 у хут. Веселого (рис. 57, 4). Ближайшей аналогией ей является бронзовая ажурная пряжка из Лявандакского могильника (Обелъченко О. В. Лявандакская пряжка (к истории ранних кушай). - Обществ. науки в Узбекистане, 1968, № 8, с. 53 - 56.).

Пряжки с подвижным язычком (II отдел) наиболее распространены в сарматских погребениях Нижнего Подонья, в других районах сарматского мира преобладают пряжки I отдела (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, с. 40.).

Во II отделе можно выделить два типа: первый тип - большие подпрямоугольные с длинным язычком и второй тип - круглые, с таким же язычком. К первому типу относятся железные пряжки из погребения 32 кургана 4 (рис. 57, 10) и погребения 1 кургана 5 Койсугского могильника (рис. 57, 6), где они были найдены вместе с пряжкой второго типа (рис. 57, 6). Круглая массивная железная пряжка второго типа обнаружена в раннесарматском погребении 19 кургана 8 у хут. Ясырева (рис. 57, 5). Три такие же железные пряжки были и в погребении 6 кургана 2 у хут. Веселого (рис. 37, 18 - 20) вместе с прямоугольной ажурной бронзовой пряжкой (рис. 37, 27) и железной пряжкой с неподвижным язычком (рис. 37, 25).

Предметы туалета. Зеркала в древние времена были не только предметами туалета. Поскольку зеркало отражало образ человека, его рассматривали как образ души, как предмет, обладающий волшебной магической силой.

Обе функции металлического зеркала - бытовая и религиозная - хорошо прослеживаются уже в савроматский период (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 152.). Именно с этого времени зеркала начинают встречаться в погребениях кочевников Подонья.

Наиболее ранняя находка на Дону - бронзовое зеркало с бортиком и петлевидным ушком - обнаружена в погребении 1 кургана 5 Ростовского могильника (рис. 58, 2). Аналогичное зеркало найдено в погребении 10 кургана 4 Крепинского могильника (рис. 58,5). Зеркала подобного типа имеют широкий ареал распространения: от украинских степей до Приуралья и Сибири. Находят их в Казахстане и на Северном Кавказе (Петренко В. Г. Указ. соч., с. 36.). Исследователи не пришли к единому мнению о происхождении этих зеркал (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 155; Членова Н. Ф. Происхождение и ранняя история племен татарской культуры. М., 1967, с. 90.). Вероятно, следует признать их восточное происхождение. Более раннее появление зеркал данного типа на Востоке как нельзя лучше подтверждает это (Киселев С. В. Древняя история Южной Сибири, с. 119, 131; Руденко С. П. Культура населения центрального Алтая в скифское время. М. - Л., 1960, табл. XVIII, 3; Вишневская О. А. Культура сакских племен низовьев Сырдарьи в VII - V вв. до н. э. М., 1973, с. 85.).

К числу западных импортных изделий следует отнести зеркало ольвийского типа, найденное на территории Саркела (Артамонов М. И. Саркел - Белая Вежа. - МИА, 1958, № 62, с. 27, рис. 27, 1.) (рис. 58, 1). Факт присутствия ольвийских зеркал в Поволжье уже привлекался для доказательства торговых связей Ольвии с Востоком (Граков Б. Н. Чi мала Ольвiя Торговельнi зносини з Поволжям и Приураллям в apxaiчнy та классичну епохи? - Археологiя. Киiв, 1947, вип. 1, с. 28.). Естественно, что в силу своего географического положения Подонье входило в зону этих связей.

Большое плоское литое бронзовое зеркало с плоской же ручкой (рис. 58, 5) из кургана 4 Сладковского могильника - явно приуральского происхождения. В погребениях савроматского периода Приуралья подобные зеркала встречаются часто (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 153 (1-й тип) рис. 72, 1 - 3.). Близкие по форме зеркала найдены на левобережье Дона в бассейне Маныча в погребении 2 кургана 5 у хут. Тузлуки (рис. 58, 6) и в погребении 11 кургана 3 2-го Крепинского могильника (рис. 58, 4).

Несколько необычным является бронзовое, фрагментированное зеркало с валикообразным утолщением из погребения 26 кургана 5 Койсугского могильника. Возможно, это зеркало было прямоугольной формы (рис. 58, 11). Дисковидное зеркало со слегка загнутым краем найдено С. Н. Братченко в районе Лысого кургана в погребении 3 (рис. 58, 14).

В целом для савроматского периода на Дону более характерно распространение плоских больших дисковидных зеркал с отдельно прикрепленной ручкой (рис. 58, 7 - 9, 12). В погребениях Койсугского могильника на одном зеркале (рис. 58, 13) остались две заклепки от ручки (курган 2 группы Радутка, погребение 7), а на другом (рис. 58, 12) сохранилась довольно длинная рукоятка из согнутой вдвое проволоки (курган 2 группы Радутка, погребение 31).

В погребении 3 кургана 2 у пос. Северного зеркало по краю было украшено циркульным орнаментом (рис. 58, 8). На нем сохранились следы прикрепления рукоятки. Аналогичные зеркала обнаружены в кургане 1, погребении 2 группы Холодный III в районе Цимлянского водохранилища на левобережье Дона (рис. 58, 9) и в кургане у пос. Шолоховского на правобережье (рис. 58, 7). Этот тип зеркал имел широкое распространение в скифскую эпоху в Северном Причерноморье. Встречаются в савромато-сирматских погребениях на Дону (Кащеевский курган) и небольшие дисковидные зеркала без орнамента (рис. 58, 10). Такие зеркала характерны для памятников савроматской культуры (6-й тип по К. Ф. Смирнову) (Там же, с. 156.), однако они гораздо чаще присутствуют в ранне-сарматских погребениях прохоровской культуры (1-й тип по М. Г. Мошковой) (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, с. 41.).

На Дону плоские дисковидные зеркала небольших размеров (рис. 58, 16, 17, 19) найдены в Койсугском могильнике (курган 4, погребение 6), на Маныче (курган 1, погребение 5 у хут. Алитуба; курган 2, погребение 6 у хут. Веселого).

Наряду с маленькими дисковидными зеркалами в раннесарматский период бытуют зеркала с утолщенным валиком по краю, с ручкой или без нее (II отдел, 4-й тип по М. Г. Мошковой) (Там же, с. 4.). Подобного типа зеркала обнаружены в раннесарматских погребениях курганов у хут. Попова (рис. 58, 18, 20 - 22).

Большинство зеркал найдено в женских погребениях. Иногда их находят специально сломанными. В ряде случаев удается проследить остатки футляров из дерева и кожи, в которых они хранились (курган 5 Койсугского могильника, погребение 26).

Костяные ложечки - характерный предмет погребального инвентаря савроматских и раннесарматских женских могил (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 160.).

К числу самых ранних находок подобных изделий в кочевнических комплексах левобережья Дона следует отнести ложку с длинной, уплощенной на конце рукоятью (рис. 59, 1) из погребения VI в. до н. э. у хут. Ново-Александровки (курган 7, погребение 8). Ложечка округлой формы с длинной тонкой рукоятью, украшенной насечками (рис. 59, 2), найдена в савроматском женском захоронении IV в. до н. э. у пос. Северного на Маныче (курган 2, погребение 3). Аналогичная ложечка, но с отломанной рукоятью встречена в погребении 5 кургана 6 2-го Арпачинского могильника (рис. 59, 3). Более простую форму имеет ложечка из погребения 11 кургана 6 у хут. Тузлуки (рис. 59, 6).

На правобережье Дона костяная ложечка овальной (скорее каплевидной) формы найдена в кургане IV - III вв. до н. э. у хут. Кащеевки (рис. 59, 4). По своей форме она близка скорее раннесарматским туалетным костяным ложечкам, хорошо известным по прохоровским комплексам Поволжья (Мошкова М. Г. Памятники прохоровской культуры, с. 40.).

Нижнедонские экземпляры из прохоровских погребений (группа III, курган 1, погребение 4 у хут. Ясырева; курган 5, погребение 1 у хут. Алитуба) имеют овальную форму и плоские ручки, иногда с фигурными вырезами (рис. 59, 5,7).

Костяные ложечки, вероятно, предназначались для растирания и смешивания красок (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 161.). В савроматских и раннесарматских погребениях на Дону различные минеральные красители (реальгар, охра, желтая краска, мел, известь и др.) встречаются довольно часто. Как отмечает К. Ф. Смирнов, косметическая палитра савроматских женщин была разнообразна. Чаще всего применялся толченый мел и минералы красного цвета различных оттенков. Красный и белый цвета - наиболее излюбленные у савроматов. Кроме этих основных красок в могилах встречаются минеральные краски в виде порошка черного, синего, желтого, бурого, зеленого и голубого цветов. Они хранились в особых кожаных мешочках, деревянных шкатулках, глиняных и каменных сосудиках и раковинах. Раковины сами по себе, вероятно, использовались для изготовления белил, в них же растирали и смешивали краску при помощи каменных галек, костяных пластин, ложек и деревянных растиралъников (Там же.). Вероятно, точно так же поступали и сарматы. Вполне возможно, что савроматы и сарматы прибегали к татуировке и раскраске тела, а женщины-жрицы придавали этим росписям еще и особый сакрально магический смысл (Там же.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'