НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава четвертая. Материальная культура кочевников Нижнего Подонья в VII - II вв. до н. э.

1. Орудия труда

Уровень производства эпохи раннего железного века требовал применения разнообразных орудий труда для обработки дерева, кожи, кости, камня, а также ткачества, литья, ковки и т. д. Конечно, отдельные хозяйственные предметы, найденные в погребениях кочевников и представленные, в основном, пряслицами, проколками, шильями, не отражают всех сторон их производственной и хозяйственной деятельности. О наличии некоторых орудий труда можно догадаться по готовым видам продукции или же по аналогичным предметам, найденным на обширной территории распространения скифской и савроматской культур, поскольку уровень производства и его характер были одинаковы в данный период.

Ножи. Наиболее многочисленную группу металлических орудий труда, обнаруженных в могилах кочевников, составляют ножи. Эти универсальные орудия труда широко использовались в быту. В могилах чаще всего их находят с остатками мясной заупокойной пищи.

Выделяются два основных типа ножей, найденных в погребениях конца эпохи бронзы и переходного периода на Нижнем Дону, они резко отличаются друг от друга по форме и, возможно, по происхождению.

Первый тип представлен двулезвийным ножом, который нашли в погребении 4 кургана 10 на землях совхоза "Северный" (Кореняко В. А., Максименко В. Е. Погребения раннего железного века в бассейне Нижнего Дона. - СА, 1978, № 3, с. 168, 173, рис. 5, 2.) (рис. 43, 1). Режущие края его прямые и слегка сужаются к острию. Черенок массивный, шестигранный в сечении, плавно переходит в хорошо выраженное плоское ребро, прослеживающееся по всей длине клинка. Длина ножа 16 см (БОЛЬШИНСТВО авторов называет эти предметы кинжалами или кинжальчиками. Однако небольшие размеры их говорят об отсутствии рубящей функции, свойственной кинжалам. Вероятно, несмотря на некоторое сходство с кинжалами (двулезвийность), подобные изделия целесообразно называть ножами (Алироев И. Ю. Названия оружия в нахских языках. - АЭС, 1976, IV, с. 228 - 231.)). В Подонье, в слое Кобяковского поселения эпохи поздней бронзы (Шарафутдинова Э. С. Раскопки на Кобяковском поселении эпохи поздней бронзы в 1962 г. - КСИА, 1967, вып. 112, с. 79, рис. 25, 2.) обнаружен еще один подобный нож (рис. 43, 2). Достаточно близкие аналогии ножам подобного типа находят в Северном Причерноморье, в памятниках белозерского этапа срубной культуры эпохи бронзы, (Кривцова-Гракова О. А. Степное Поволжье и Причерноморье в эпоху поздней бронзы. М., 1955, с. 138, 139, 142, 143, рис. 33, 15,; 34, 10, 13, 14, 16; Лесков А. М. О северо-причерноморском очаге металлообработки в эпоху поздней бронзы. - В кн.: Памятники эпохи бронзы юга Европейской части СССР. Киев, 1967, с. 146 - 150, 152, 153, рис. 1, 10, 11; 2, 5, 10, 17, 18; 6, 21.) но они бытуют вплоть до начала железного века (Граков Б. И. Старейшие находки железных вещей в Европейской части территории СССР. - СА, 1958, № 4, с. 4, 5, рис. 1.).

Второй тип представлен однолезвийными бронзовыми и железными ножами с пластинчатыми черешками, горбатой спинкой и вогнутым лезвием.

Можно выделить два варианта ножей этого типа. К первому относится нож (рис. 43, 3) из погребения 8 кургана 58/26 у Саркела (Иессен А. А. Раскопки курганов на Дону в 1951 г. - КСИИМК, 1954, вып. 53, с. 73, 76, рис. 35, 1; Тереножкин А. И. Киммерийцы. Киев, 1976, с. 55, рис. 25, 2.) с узким, сравнительно сильно изогнутым клинком и пластинчатым черешком, заканчивающимся петлей, как у некоторых сибирских ножей карасукско-тагарского происхождения. Ножи второго варианта меньше размером, имеют короткий плоский черешок и сравнительно широкий изогнутый клинок. Бронзовый экземпляр подобного ножа (рис. 43, 8) найден в погребении 3 кургана 2-го Грушевского могильника вместе с лощеным сосудом с резным геометрическим орнаментом, заполненным белой пастой (Раскопки Е. И. Савченко, 1979 г.). Аналогичный по форме, но железный нож (рис. 43, 9) найден вместе с удилами и псалиями, типологически относящимися к камышевахско-черногоровскому типу, при раскопках Балабинского могильника на левом берегу Сала (курган 10, погребение 13) (Узянов А. А. Нижнесальские курганы. - АО - 1975. М., 1976, с. 147.).

Рассматривая ножи подобного типа и приводя им достаточно много аналогий, А. И. Тереножкин все бронзовые экземпляры отнес к черногоровскому, а железные - к новочеркасскому времени (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 161.). Однако находка ножа в Балабинском комплексе не подтверждает эту точку зрения. Вероятно, возникновение железных образцов также следует отнести к черногоровскому времени.

Исходные формы однолезвийных ножей второго типа, обнаруженных в памятниках переходного периода на Дону, можно установить по подобным бронзовым ножам, найденным в позднесрубных захоронениях левобережья Нижнего Дона. Так, в погребении 4 кургана 2 Веселовской группы (Мошкова М. Г., Максименко В. Е. Работы Багаевской экспедиции в 1971 г. - В кн.: Археологические памятники Нижнего Подонья. М., 1974, т. 2, с. 32, табл. XXI, 1, 2.) найден бронзовый нож с широкой спинкой, изогнутым лезвием и пластинчатым черешком со сквозным отверстием-петлей на конце (рис. 43, 4). Интересно отметить, что это захоронение по типу близко выделенной нами второй группе погребений переходного периода на Дону. Оно было совершено в грунтовой яме размером 2,65X1 м, сопровождалось охрой желтого и красного цвета, жертвенной пищей (кости барана) на деревянном блюде. Костяк лежал в скорченном положении, на левом боку. Левая рука вдоль тела, кисть правой согнутой руки - на тазе. В погребении найдены кремневый отщеп, остатки бронзовой спиралевидной подвески и ладьевидной формы топор из черной магматической породы. Указанное погребение перекрывалось еще двумя аналогичными по обряду захоронениями, но без сопровождающего инвентаря.

Если нож из погребения 4 кургана 2 Веселовской группы сходен с ножом из погребения 8 кургана 58/26 у Саркела, то бронзовый нож из позднесрубного захоронения 15 кургана 5 Ясыревской группы (рис. 43, 5) (Мошкова М. Г., Федорова-Давыдова Э. А. Работы Цимлянской экспедиции 1970 года.- Там же, т. 1, с. 34, 35, 86, 87, табл. VIII, 2, 3.) идентичен на форме ножам из погребений Грушевского и Балабинского могильников. Второй нож (рис. 43, 6) из погребения 15 кургана 5 с оттянутым вверх концом и сильно изогнутой спинкой имеет восточные параллели в памятниках поздней бронзы Казахстана (Кузьмина Е. Е. Металлические изделия энеолита и бронзового века в Средней Азии.- САИ. М., 1966, вып. В. 4 - 9, с. 74.).

Анализ ножей двух выделенных типов позволяет предположить, что они имеют различные корни происхождения. Если двулезвийные ножи (первый тип) явно северопричерноморского происхождения, то однолезвийные, серповидные (второй тип) вполне могли появиться под влиянием урало-казахстанских (т. е. восточных) аналогов. Как известно, начиная с середины II тыс. до н. э. на территории Восточной Европы прослеживается мощное влияние западноазиатских металлургических центров, которое удерживается до конца эпохи бронзы (Черных Е. Е. История древнейшей металлургии Восточной Европы. М., 1966, с. 84.). Кроме того, следует отметить еще одно обстоятельство. В комплексах VIII - VII вв. до н. э. двулезвийные бронзовые ножи - явление исключительно редкое, в это время их полностью вытесняют однолезвийные (OAK за 1892 г. Спб., 1884, с. 37, 38; Iллинсъка В. А., Тереножкiн О. I. Киммерiйський час. - В кн.: Археологiя Украiнськoi PCP. KИIB, 1971, т. 2, с. 12, рис. 3, 2, 3; Яковенко Э. В., Бидзиля В. И. Киммерийские погребения Высокой Могилы. - СА, 1974, № 1, с. 153, рис. 5, 5; Мамонтов В. И. Отчет о работе Приволжского отряда ЛОИА АН СССР и Волгоградского музея краеведения в 1970 г.- Архив ИА АН СССР, р-1, д. 4205, с. 2, 3; д. 4205а, рис. 26.). Подобные ножи в последующее время употребляются лишь в ритуальных целях (Ильинская В. А. Раннескифские курганы бассейна р. Тясмин (VII - VI вв. до н. э.). Киев, 1975, с. 34, 109, 155.). К двулезвийным бронзовым изделиям переходного периода на территории Северного Причерноморья относится лишь нож (или кинжал) из погребения 5 кургана Высокая могила (Яковенко Э. В., Бидзиля В. И. Указ. соч., с. 153, 157, рис. 8.). По мнению А. И. Тереножкина, подобными образцами завершилась эволюция кинжалов срубной культуры в Северном Причерноморье (Тереножкин А. И. Киммерийские мечи и кинжалы. - В кн.: Скифский мир. Киев, 1975, с. 3 - 5.).

В погребениях конца VII - начала VI в. до н. э. на территории Нижнего Подонья найден всего один нож. Это железный нож из погребения 25 кургана 1 у ст. Хапры (рис. 9, 8), по форме близкий бронзовым и железным однолезвийным ножам переходного периода. Он довольно длинный, более 10 см. Лезвие широкое, имеет изогнутую спинку и вогнутый режущий край. Со стороны спинки лезвие переходит в плоский черенок, на котором сохранились следы дерева.

Несколько типов и вариантов можно выделить среди ножей V - III вв. до н. э. К первому типу относятся ножи без выделенного черенка. Черенки прямоугольной (рис. 44, 1 - 10) или трапецевидной формы (рис. 44, 11,12) служат продолжением клинка. По форме лезвия ножи этого типа делятся на два варианта. Лезвия ножей первого - серпообразные (рис. 44, 4), ножи второго имеют плавно изогнутую к острию спинку и почти прямое лезвие (рис. 44, 6). Рукояти подобных ножей делались цельными из дерева или кости и насаживались на черенок или же изготовлялись из двух половинок и крепились при помощи заклепок. Костяные рукоятки ножей, обнаруженных в Подонье, чаще всего прямоугольной формы, овальные в сечении (рис. 44, 1 - 6). Общая длина ножей первого типа составляет в среднем 15 - 18 см, длина лезвия - 10 - 12 см. Спинка ножей утолщена, лезвие расковано. В разрезе клинок имеет форму узкого равнобедренного треугольника. Лезвие шириной около 2 см.

Подобные типы ножей могут иметь весьма внушительные размеры. Так нож, найденный в кургане у пос. Шолоховского, был длиной 26 см (рис. 44, 1), а нож из погребения 4 кургана 5, 2-го Крепинского могильника - 28 см при сравнительно небольшой рукояти (Лагоцкий К. С. Отчет о работе первого Манычского отряда Донской экспедиции в 1972 году.- Архив ИА АН СССР, р-1, д. 5240.). Этот нож больше похож на секач (рис. 44, 6). Ножи подобных форм и размеров встречаются в близких по времени захоронениях на Кавказе (Виноградов В. Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время. Грозный, 1972, с. 360, рис. 44, 5.).

Ножи с дуговидной спинкой, прямым или вогнутым лезвием, черенком, не отделенным от лезвия уступами, и рукоятью из костяных пластин имеют многочисленные аналогии в скифских памятниках, особенно в памятниках IV - III вв. до н. э. (Мелюкова А. И. Поселение и могильник скифского времени у села Николаевка. М., 1975, с. 170. Граков Б. II. Каменское городище на Днепре. - МИА, 1954, № 36, с. 110, 111; Он же. Скифские погребения на Никопольском курганном поле. - Там же, 1962, № 115, с. 92, рис. 9.). Значительное количество таких ножей найдено на Среднем Дону (Либеров П. Д. Памятники скифского времени на Среднем Дону. - САИ. М., 1965, вып. Д1 - 31, табл. 16.).

На территории Нижнего Подонья ножи подобного типа чаще встречаются в погребениях правобережья Дона (Новочеркасский комплекс, 1973 г.; Шолоховский, Кащеевский, Карнауховский курганы и т. д.). На левобережье Дона ножи первого типа обнаружены пока лишь в четырех погребениях (2-й Крепинский могильник, курган 5, погребение 4; Ясыревский могильник, курган 1; Азовский курган; погребение в кургане 9 Азовской группы), несмотря на то, что в целом савроматских комплексов здесь гораздо больше, чем на правобережье.

Для левобережья, особенно районов, близких к его дельте, характерны ножи второго типа (рис. 44, 14 - 19). Этот тип имеет дуговидную спинку, плавно, иногда с небольшим изгибом переходящую в короткий прямоугольный черенок, который отделен от лезвия прямым или слегка скошенным в сторону лезвия выступом. Лезвие чаще вогнутое (рис. 44, 15, 16), но встречается и прямое (рис. 44, 14). Длина ножей от 7 до 17 см. Ножи подобного типа, вероятно, ведущие свое происхождение от однолезвийных бронзовых ножей позднебронзовой эпохи и переходного периода, в скифо-сарматское время имели широкое распространение в среде кочевников. Обнаружены они в скифских погребениях на Украине (Граков Б. Н. Каменское городище на Днепре, с. 110, табл. XIII, 2 (2-й тип); Мелюкова А. И. Поселение и могильник скифского времени у села Николаевна, с, 169 - 172; рис. 51, 52.), в Крыму (Яковенко Э. В. Рядовые скифские погребения в курганах Восточного Крыма. - В кн.: Древности Восточного Крыма. Киев, 1970, с. 123, рис. 11, 1 - 9; с. 127.), на Среднем Дону (Пузикова А. И. Поселения Среднего Дона. - МИА, 1969, № 151, с. 68, рис. 14 - 16.), Кубани (Анфимов Н. В. Меото-сарматский могильник у станицы Усть-Лабинской. - Там же, 1951, № 23, с. 167, рис. 4, 11.), в Поволжье и Приуралье (Смирнов К. Ф. Савроматы. М., 1964, с. 105 - 106; Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Савроматы Поволжья и Южного Приуралья.- САИ. М., 1963, вып. Д1 - 9, табл. 1, 22.). Менее характерный для скифских степных памятников (Мелюкова А. И. Поселение и могильник скифского времени у села Николаевна, с. 170.), этот тип ножей часто встречается в погребениях савроматской культуры (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ. соч., табл. 18, 22, 23: Садыкова М. X. Сарматские памятники Башкирии. - МИА, 1962, № 115, с. 266, рис. 4, 3.).

Ножи третьего типа имеют небольшой черенок, который отделен от лезвия небольшими уступами (рис. 44, 20 - 22). Лезвия у них, как правило, менее изогнуты, спинки иногда прямые. Ножи подобного типа также характерны для памятников савроматской культуры (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ. соч., табл. 18, 27, 30, 32.). На Нижнем Дону такие ножи найдены в кургане у пос. Шолоховского и в погребении 31 кургана 7 Койсугского могильника.

К ножам третьего типа близки ножи, которые появляются на Дону (как, впрочем, и во всем Северном Причерноморье) с момента появления племен прохоровской культуры. Это однолезвийные ножи чаще с прямым (рис. 44, 24), реже со слабоизогнутым (рис. 44, 28) клинком, постепенно сужающимся к острию. Они встречены в погребениях прохоровской культуры Койсугского могильника в кургане 4, погребении 19 (рис. 44, 30), в кургане 5, погребении 15 (рис. 44, 24), а также у хут. Попова в кургане 30/6, погребении 8 (рис. 44, 28), у пос. Донского на правобережье Дона в кургане 5, погребении 23 (рис. 44, 27) и в погребении 17 (рис. 44, 29). Ножи подобного типа наиболее характерны для сарматской эпохи. Например, в Поволжье они обнаружены в Калиновском могильнике (Шилов В. П. Калиновский могильник.- МИА, 1959, № 60, с. 437, рис. 43, 7, 18, 23.) и в курганах у с. Иловатки и Политотдельского (Смирнов К. Ф. Курганы у сел Иловатка и Политотдельское. - Там же, с. 239, рис. 15, 5; с. 211, рис. 3, 1, 2 и др.), в Усть-Лабинском могильнике, в памятниках 3-й хронологической группы (Анфимов Н. В. Указ. соч., с. 185, рис. 13, 11.).

Носили ножи кочевники на поясе в кожаных или деревянных футлярах, следы которых иногда сохраняются на клинках. В некоторых случаях ножи находят намеренно сломанными или погнутыми. Такие ножи обнаружены в кургане у пос. Шолоховского и в погребении 15 кургана 5 Койсугского могильника.

Абразивные инструменты. Для заточки различных режущих и колющих орудий труда и оружия кочевники обычно использовали абразивные инструменты, сделанные из различных пород камня с мелкой кристаллической структурой. Эти каменные орудия представлены оселками и песчаниковыми или другими каменными плитками с плоской поверхностью для заточки.

На территории евразийских степей оселки попадаются в захоронениях киммерийской (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 146.) и скифской эпохи (Граков Б. Н. Каменское городище на Дону: с. 138, табл. XX, 5 а, б.). Значительное количество их обнаружено в погребениях савроматской культуры в Поволжье и Приуралье (Смирнов К. Ф., Петренко В. Г. Указ. соч., табл. 19, 13 - 31.). На территории Нижнего Подонья абразивные инструменты чаще находят в погребениях сарматской эпохи. Лишь в одном захоронении IV в. до н. э. (хут. Арпачин, курган 6, погребение 5, раскопки 11. С. Каменецкого, 1975 г.)найден оселок со сверлиной.

Оселки обнаружены в двух сарматских погребениях кургана 58/26 у хут. Попова (рис. 41, 2, 3), на Маныче в кургане 2, погребении 6 у хут. Веселого (рис. 41, 4) и в кургане 28, погребении 4 у хут. Алитуба (рис. 41, 5).

Кремневые отщепы и железные кресала. В кочевнических погребениях иногда находят кремневые отщепы, которые, вероятно, иногда использовались и для высекания огня (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 107.). На Дону они обнаружены в трех погребениях переходного периода (хут. Балабин, группа 1, курган 10 и 13, раскопки А. А. Узянова, 1975 г.; курган 11 у пос. Грушевки, погребение 3, раскопки Е. И. Савченко, 1979 г.; курган 2 Койсугского могильника, погребение 14, раскопки 1967 г.) и в погребении VI в. до н. э. у хут. Ново-Александровки (курган 7, погребение 8, раскопки С. И. Лукьяшко, 1977 г.).

Кремневые огнива найдены в ранне-сарматских погребениях у хут. Ясырева (курган 8, погребение 19) и хут. Попова (курган 58/26, погребение 10). Известны и находки железных кресал, служащих для высекания огня. Так, железное кресало из погребения 13 кургана 30/6 у хут. Попова имело форму вытянутого овала с вогнутыми длинными сторонами. Сделано оно из железного стержня диаметром 0,8 см (рис. 41, 12). Овальное железное кресало найдено в погребении 6 кургана 2 у хут. Усьмана В. П. Шиловым (Материалы хранятся в РОМК.).

Пряслица (рис. 42, 1 - 16). Этот важный хозяйственный предмет, выполняющий функции грузика на конце веретена при прядении, часто находят в захоронениях скифянок, савроматок и сарматок. Изготавливались пряслица из обожженной глины, реже из камня и других материалов. Выделение каких-либо четких хронологических групп по типам этого вида предметов пока затруднительно, так как одни и те же формы пряслиц встречаются на протяжении всей эпохи раннего железного века на обширной территории скифо-сарматского мира.

О пряслицах киммерийского времени судить и вовсе не приходится, так как эта категория предметов в могилах Подонья не встречалась. Впрочем, они не встречаются в погребениях этого периода и на всей территории южнорусских степей (Тереножкин А. И. Киммерийцы, с. 162.).

В погребениях раннего периода железного века подобные находки также не очень часты. На Дону лишь в одном захоронении VI в. до н. э. (Ростовские курганы, курган, 5, погребение 1) обнаружен интересный экземпляр пряслица, отлитого из свинца (рис. 42, 1). Пряслице плоское, на обеих сторонах глубокие желобки, благодаря которым край его имеет форму валика. Поверхность орнаментирована лучевидно расхолящимися от отверстия желобками. Гораздо чаще пряслица встречаются в женских захоронениях IV - III вв. до н. э. Глиняные пряслица этого времени обычно конической (рис. 42, 3 - 5) или биконической (рис. 42, 10) формы. Встречаются грушевидные (рис. 42, 9), дисковидные уплощенные (рис. 42, 6, 7).

Пряслица дисковидной формы характерны для захоронений савроматской культуры районов Заволжья и особенно Южного Приуралья (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 107.). Интересно отметить, что пряслица подобного типа (рис. 42, 6, 7) обнаружены в одном из погребений IV - III вв. до н. э. левобережья дельты Дона (Койсуг, 1968 г., курган 5, погребение 26), которое по своему обряду отличается от захоронений этого времени в данном регионе, но близко группе савроматских захоронений, расположенных в более восточных районах и в междуречье Северского Донца и Дона.

В раннесарматских погребениях на Нижнем Дону встречаются в основном те же формы пряслиц (рис. 42, 11 - 12), но значительно чаще начинают попадаться пряслица шаровидной формы, изготовленные иногда из мягких пород светлого камня (рис. 42, 13 - 16). Как известно, каменные шаровидные пряслица из мрамора, алебастра, гипса характерны для сарматских могил Поволжья и Приуралья (Там же.).

Глиняные пряслица часто бывают украшены точками, насечками (рис. 42, 9), прямыми крестообразными (рис. 42, 5) или лучевидными (рис. 42, 4) линиями. Выделка их различна, иногда они даже подлощены (Койсуг, 1968 г., курган 5, погребение 26), но чаще всего обжиг плохой, глина темного, почти черного цвета.

Не исключено, что форма и размер пряслиц зависят от прядильного материала и толщины нитей (Шрамко Б. А. Хозяйство лесостепных племен Восточной Европы в скифскую эпоху: Автореф. дис. ... докт. ист. наук. Киев, 1965, с. 29.).

Шилья, проколки, иглы. Эти предметы встречаются на Дону пока только в погребениях не ранее савроматского периода. Два довольно массивных железных шила с остатками деревянной рукоятки найдены в погребении 2 кургана 3 у пос. Северного (рис. 41, 6) и в кургане 1 у хут. Кащеевки (рис. 41, 8). Эти экземпляры имеют круглое сечение, небольшой заостренный черенок для насадки и длинное, свыше 10 см, острие. Подобной формы массивное шило обнаружено в погребении 12 Беглицкого некрополя (рис. 41, 7).

Шилья, обнаруженные в раннесарматских захоронениях (курган 3 у хут. Алитуба, погребение 20; курган 2 у хут. Усьмана, погребения 6 и 10 (Раскопки В. П. Шилова, 1962 г. Материалы хранятся в РОМК.); Койсугский курган 5, погребение 15), повторяют форму савроматских, но значительно меньше и тоньше (рис. 41, 9). Встречаются шилья, у которых сечение острия прямоугольное.

В савроматских и сарматских захоронениях иногда попадаются проколки, сделанные из костей животных (Смирнов К. Ф. Савроматы, с. 107.). Подобные изделия найдены В. П. Шиловым в погребении 6 кургана 2 у хут. Усьмана и в погребении 6 кургана 1 у хут. Алитуба (рис. 41, 1). Несколько необычной является проколка или игла (?), обнаруженная А. Н. Мелентьевым в погребении 23 кургана 5 у пос. Донского (рис. 41, 10). Она сделана из белого металла (из свинца, по определению авторов раскопок), по форме напоминает скорее иглу, так как в обушковой части имеется отверстие.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'