история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ОДА МОРЕПЛАВАНИЮ

Северную часть Индийского океана образно называют "океаном нагретых вод". Здесь нет холодных течений, здесь - царство кораллов. Самые длинные цепочки коралловых островов - Мальдивские и Лаккадивские. Они венчают подводный горный хребет. Мальдивские острова протянулись вдоль меридиана 73° в. д. на 875 километров. Самый северный атолл лежит на 07°06' с. ш., самый южный - на 00°42' ю. ш. Архипелаг назван по главному атоллу Мале. Заметим также, что английское слово "атолл" произошло от мальдивского "атолу", что как будто бы означает "кольцо из островов".

Мне трижды посчастливилось побывать на Мальдивских островах, причем не только в столице архипелага Мале, расположенной на самом крупном острове, входящем в состав атолла Южный Мале, но и на нескольких других атоллах и островках. Не все из 1196 островов архипелага заселены. Постоянное население есть только на двухстах островах. ...Коралловые острова чуть-чуть возвышаются над океаном, и, когда подходишь к ним, сначала видны только перистые кроны пальм и часть стволов, как будто торчащих из воды. Затем различаешь прямо под пальмами белое кружево прибоя. Словно в немом кино, пена взлетает ввысь и опускается, исчезая из виду. Еще ближе - и слышен глухой рокот прибоя. Через проход в коралловом рифе попадаешь в лагуну с безмятежной зеркальной поверхностью. Сколько раз доводилось это видеть, но всегда производит неизгладимое впечатление.

По лагуне скользят рыбачьи челноки, как правило, с треугольным, косым, реже прямым парусом. Подходят к борту нашего судна. Мальдивцы - красивые, хорошо сложенные, но невысокого роста - жестами приглашают на берег, где под сенью пальм и других тропических деревьев прячутся их плетеные домики. На шестах вялится рыба, тут и знаменитый тунец, известный в соседних странах под названием "мальдив фиш". Около хижин пасутся козы. К сожалению, языковой барьер не позволяет подробнее узнать о жизни мальдивцев. Говорят они на языке дивехи, называя себя "дивехи" - "островитянами", а свою страну "Дивехи Рааджаре" - "царством островов". Тем неожиданнее для нас было услышать на Мальдивах русскую речь. В столице я познакомился с Абдуллой Самадом - выпускником ленинградского медицинского института. Теперь он врач в местном госпитале. Есть еще два врача - мальдивца, окончившие высшие учебные заведения в нашей стране.

С Абдуллой мы побродили но Мале. И надо сказать, по сравнению с моими прошлыми посещениями он мало изменился. Городок небольшой, чистый, беленький, какой-то сказочный, словно ходишь по придуманному Александром Грином Гель - Гью. Кварталы прямые, точно расчерченные по линейке, под ногами похрустывает мелкая коралловая крошка, которой посыпают улицы. На торговых улицах оживление - группы иностранных туристов, главным образом из ФРГ, Италии, приобретают на свои марки и лиры мальдивские сувениры: изделия из черного коралла, черепаховые гребни, вазы и чаши, покрытые желтым и черным лаком. "Чтобы привлечь туристов, говорит Абдулла, а это самая существенная статья нашей экономики, правительство разрешило беспошлинный ввоз товаров. Многие из островков атолла Мале сдаем в аренду иностранцам и предприимчивым мальдивцам, чтобы они создавали, как это называется у вас, туристические базы".

На другой день мы побывали на таком островке, арендованном приятелем Абдуллы Мохаммедом. На белоснежном коралловом песке на берегу лагуны ряд тропических бунгало, в которых живут туристы. В центре острова ресторан и кинотеатр. К услугам туристов опытные аквалангисты из ФРГ, с которыми можно совершить увлекательные подводные прогулки. Узнан, что меня интересует история острова, доктор Самад заметно оживился. "О Мальдивах говорят как о стране без истории. Приезжают иностранцы. Что их здесь интересует? Пляж, подводная охота, прогулки на яхтах. Устав от моря, они денек-другой побродят по Мале, осмотрят минарет Джума, откуда муэдзин с помощью репродукторов призывает к молитве, и приходят к выводу, что о каких-то древностях на Мальдивах говорить бессмысленно. Но они ошибаются. Я бывал на многих островах и видел древние развалины - хавитты. Недавно на атолле Ари нашли голову Будды и привезли сюда, в Мале. Встречаются дагабы. Ясно, что все это появилось на Мальдивах раньше, чем мы стали приверженцами ислама. Хорошо бы заняться нашей историей всерьез..."

С археологической экспедиции Тура Хейердала дело сдвинулось: оказалось, что Мальдивы одна из самых древнейших стран Индийского океана.

В предлагаемой вниманию читателей книге известный норвежский ученый Т. Хейердал высказывает гипотезу и о возможных трансокеанских путях между цивилизациями на берегах Индийского океана и Центральной Америки. Примечательно, что в этой гипотезе полукругосветного морского пути особая роль отводится Мальдивским островам.

С незапамятных времен и до наших дней мореплавание оказывало и оказывает влияние на развитие человеческих цивилизаций. Его история - это история и судостроения и судоходства, в которой прослеживается эволюция морских судов, совершенствование навигационного искусства, обогащение лоции морских путей. Специалисты в принципе сходятся во мнении, что самым первым мореходным средством, созданным руками человека, был плот. Предполагают, что еще 12000-14000 лет назад в водах Юго-Восточной Азии плавали бамбуковые плоты. Следующий шаг в эволюции морского судостроения - камышовые лодки, достигшие со временем, как считает норвежский ученый Тур Хейердал, исключительного совершенства. Именно на камышовых бунтовых судах, по мнению Хейердала, и были совершены самые выдающиеся плавания в древнем мире.

На заре мореплавания неолитические плоты выходили в открытое море, если видели на горизонте неведомую землю. Шли века, и мореплаватели неолита стали предпринимать намеренные плавания для поиска новых земель. Конечно, существовали и случайные плавания (дрейфовые), когда плот относило к неизвестной суше. Таким образом, основы мореплавания закладывались еще в неолите. Человек каменного века был способен преодолевать довольно значительные водные пространства. Хотелось бы сказать о несостоятельности теории "сухопутных мостов". А дело в том, что инерция сухопутного мышления проявляется и в наши дни. К сожалению, теории "островных мостов" придерживаются не только представители гуманитарных наук, но и некоторые естествоиспытатели. По их представлениям, дальние океанские плавания были возможны лишь при наличии островов, на которых древние мореплаватели останавливались перед каждым последующим этапом своего путешествия.

Известный советский океанолог, профессор Н. Н. Зубов, предполагал, что предки гавайцев переселились на свои острова из центра полинезийского треугольника через цепи островов Эллис, Гилберта, Маршалловых и затем на восток-северо-восток против северо-восточного пассата "от одного острова к другому". Теперь этих островов нет. Но ученый указал на батиметрической карте на ряд погруженных коралловых островов, о которых напоминают лишь горы - гайоты, находящиеся на 500-700-метровой глубине под уровнем океана. Действительно, многие из них были настоящими островами задолго до того, как появился Homo sapiens.

Примерно аналогичная история и с открытием Австралии. По современным представлениям, считается, что заселение пятого континента произошло 20-28 тысяч лет назад. Предки австралийцев -выходцы из Южной Азии, перемещаясь с одного индонезийского острова на другой, конечно, приобретали навыки мореплавания. Однако некоторые специалисты придерживаются мнения, что предки австралийцев перебрались на континент по суше, якобы существовавшей между южными островами Малайского архипелага и Австралией. В то же время геологические данные не подтверждают гипотезы. Подводный северный выступ Австралийского материка, в значительной степени заполняющий Тиморское и Арафурское моря, был сушей сотни тысяч лет назад. В монографии "Народы Австралии и Океании" высказывается компромиссное предположение, что предки австралийцев перебрались на свою новую родину через Новую Гвинею, а затем по "островному мосту" Торресова пролива. Авторы данного маршрута подчеркивают также, что "островной мост" Торресова пролива 20 000 лет назад был более монолитным, поскольку еще существовали банки между островами, исчезнувшие в послеледниковый период. Конечно, "островной мост" упрощает дело, но до него переселенцы должны были прежде преодолеть пролив, отделяющий континент от Новой Гвинеи, и совершить значительный переход по самому острову. А может быть, логичнее предположить, что предки австралийцев, уже знающие толк в мореплавании, не стали бы забираться так далеко на восток, да еще таким сложным путем, а форсировали непосредственно Тиморское или Арафурское море?

Сравнительно недавно в индонезийской печати появилось сообщение о необычном плавании девяти индонезийцев с острова Дамар во внутреннем море Банда. На парусной лодке они отправились за кокосовыми орехами на островок Нила в 75 милях к северо-востоку от Дамара. Когда индонезийцы возвращались домой, налетел жестокий шторм. Сорвало парус, а затем переломилась мачта. Лодка, оказавшаяся во власти стихии, стала дрейфовать... А поскольку в это время года господствовал муссон, небольшое суденышко неуклонно относило на юго-восток. Оно продрейфовало мимо островов Бабар, расположенных на стыке с Арафурским морем. Дрейф продолжался в этом море, где людям не приходилось ждать новых встреч с островами. Оставалась только надежда, что муссон сохранит силу и вынесет их к побережью Австралии. Потянулись томительные дни и ночи. К счастью, люди не испытывали нужды в пище и питье: то и другое им давали кокосовые орехи. По ночам они страдали от холода, а днем от палящих солнечных лучей. Через три недели невольные мореходы увидели наконец кейп-донский маяк на Австралийском континенте.

Не моделирует ли трехсотмильный дрейф индонезийского прау события глубокой древности? Не является ли он еще одним аргументом в пользу того, что заселение Австралии шло чисто морским путем?

Дадим волю фантазии. Сначала Зеленый континент был открыт случайно. Так же как прау с девятью индонезийцами, плот или неолитический челнок протоавстралийцев подхватил муссон и отнес к неведомому материку. В другой сезон, когда преобладающий ветер дул в противоположном направлении, мореплаватели могли вернуться на индонезийские острова и сообщить о своем открытии. И тогда люди каменного века, захватив с собой собаку динго, каменные топоры, завернутые в кору запасы пищи, отправились на новую родину.

У аборигенов полуострова Арнемленд пустынный мыс Кейп-Дон считается священным местом. По преданию здесь вышла из морских волн богиня-прародительница, сотворившая австралийцев и все окружающее. Кто знает, может быть, девять индонезийцев, высадившихся у этого мыса, в точности повторили маршрут протоавстралийцев?

Плоты в древнем мире были пригодны не только для дрейфовых плаваний, но и для переходов в более сложной навигационной обстановке. Если экспедиция на плоту "Кон-Тики" была совершена в весьма благоприятных условиях с попутным пассатом и течениями, то древние перуанцы, владевшие искусством маневренного плавания с использованием выдвижных швертов-гуаров, пускались на тех же плотах в рейсы и за пределами пассатной зоны. Так ими был открыт лежащий в умеренных широтах остров Пасхи, где навигационные условия далеки от оптимальных. Большие трудности были и в обнаружении затерянного в океане острова. По-видимому, поисковая флотилия древнеперуанских мореплавателей, состоящая из десятков плотов, "прочесывала" океан, двигаясь веером.

Как уже упоминалось, огромную роль в мировом мореплавании сыграли камышовые суда. Т. Хейердал, совершивший три океанских плавания на судах такого типа - на папирусных судах "Ра" и "Ра II" и бунтовой ладье "Тигрис", на собственном опыте убедился в том, что камышовые суда не только обладают прекрасной плавучестью, гибкостью, но и приспособлены к морскому волнению. В "Мальдивской загадке" Т. Хейердал обращает внимание на это их свойство, получившее отражение в аллегорической форме в мифах и изобразительном искусстве древних народов - жителей разных континентов. Боги и легендарные герои часто изображались плывущими на плоту из змей. Это и ацтекский бог Солнца и индуистский бог Вишну и вождь Кон-Тики в древнем Перу. Т. Хейердал вспоминает, что, когда он ходил на камышовых ладьях, было такое ощущение, словно плывешь на связке извивающихся змей, - так чутко отзывалось судно на морские волны, большие и малые. "Может быть, сходство легенд у этих народов объясняется тем, что они пользовались одинаковыми судами? - спрашивает Хейердал.- Или сходство судов вызвано тем, что у них были одинаковые легенды?" Положительный ответ на любой из вопросов подразумевает контакт между цивилизациями. И здесь следует вспомнить глобальную концепцию самого Тура Хейердала, признанного знатока и смелого экспериментатора в области древнего мореплавания: для людей отдаленных эпох океаны не были непреодолимым препятствием; наоборот, они не разъединяли, а соединяли человечество. Много лет Т. Хейердал посвятил исследованию камышового судостроения в Старом и Новом Свете. Он изучает сохранившиеся изображения камышовых судов, посещает различные районы на Американском континенте, где сохранилось ремесло древних корабелов, исследует камышовое судостроение на острове Пасхи, у индейцев аймара и кечуа на озере Титикака в Перу и Боливии, а также у индейцев племени церис в Мексике.

В Старом Свете центров камышового судостроения оказалось больше. Это, в частности, "папирусная цивилизация" в Египте. Правда, с умением вязать папирусные лодки Т. Хейердал столкнулся не в Египте, а на озерах Тана и Звай в Эфиопии, а также на озере Чад в одноименной республике. Но, вероятно, самые древние центры обнаружены на Азиатском континенте: в Двуречье, где была построена камышовая ладья "Тигрис", и в стране Мелухха (так называлась Древняя Индия). Небезынтересно, что Тур Хейердал во время визита в нашу страну в 1982 году побывал в Гобустане (в 75 километрах от Баку), где ознакомился с наскальными изображениями камышовых лодок, типологически сходными с древними лодками Двуречья.

Совершив плавание на бунтовой ладье "Тигрис", Тур Хейердал доказал реальность торговых морских путей, соединяющих самые древние цивилизации человечества: шумерскую, протоиндийскую, египетскую. Возможность трансокеанского контакта цивилизаций древнего Средиземноморья и Американских была продемонстрирована плаванием "Бумажных корабликов" "Ра" и "Ра II".

И вот спустя несколько лет на островах Мальдивского архипелага он проводит археологические раскопки и этнологические исследования. Экспедиция Тура Хейердала проводилась с перерывами с осени 1982 по февраль 1984 года. Она как бы подразделялась на четыре этапа-путешествия. В промежутках между ними участники экспедиции посещали страны Индийского океана - ближайших соседей Мальдивов. Результаты исследований Т. Хейердала впечатляющие.

Во-первых, он доказал, что Мальдивы страна со сложной и весьма древней историей. Пока еще не ясно, кто был их первооткрывателем, однако не вызывает сомнений, что официальная дата заселения архипелага мореходами отодвигается на много веков в глубь истории. Исследования Т. Хейердала подтвердили, что в домусульманские времена на Мальдивах побывали мореплаватели индуисты и буддисты.

Во-вторых, он показал, что Мальдивы были страной, известной в древнем мире и игравшей связующую роль между цивилизациями не только Индийского океана. Здесь будет уместно обсудить с навигационной точки зрения гипотезу Т. Хейердала о морских контактах древних цивилизаций Старого и Нового Света.

Гипотеза опирается на факт появления в Новом Свете шестнадцати - хромосомного вида хлопчатника, который в незапамятные времена возделывали в долине Инда, а также на культурные параллели, свойственные Американской и Индоокеанской цивилизациям: сходная манера каменной кладки, наличие камышовых судов, обычай удлинять мочки ушей. Итак, первый этап плаваний в Индийском океане.

"Зимой попутный северо-восточный муссон благоприятствовал плаванию от Мальдивских островов к южной оконечности Африки", пишет Т. Хейердал. Северная часть Индийского океана образно именуется "морем муссонов". Сезонная смена господствующих ветров - муссонов - является главной чертой метеорологического режима этой части океана, определяющей и поверхностную циркуляцию вод. Действительно, зимний муссон и Муссонное течение способствуют плаванию парусных судов в юго-западном направлении. Для летнего сезона характерно противоположное направление муссона, соответствующим образом перестраивается и поверхностное течение. Эта природная закономерность издавна использовалась мореходами в Индийском океане. В кенийском порту Момбаса несколько лет назад я видел арабские парусники, ожидавшие наступления летнего муссона, чтобы плыть к берегам Персидского залива и Аравийского полуострова, откуда они прибыли с зимним северо-восточным муссоном. Но "море муссонов" имеет свою границу, за которой воздействие муссонов прекращается. Она проходит примерно по 10° ю. ш., тогда как южная оконечность Африки находится в умеренных широтах, около 34° ю. ш. Поэтому зимний муссон не будет сопровождать мальдивский парусник до мыса Игольного. Выйдя из зоны муссонов, он должен попасть в штилевую полосу, а затем в сферу действия юго-восточного пассата и Южного Пассатного течения. Здесь при общей тенденции сноса судна в западном направлении возможны два варианта: во-первых, имеется возможность обогнуть огромный Мадагаскар с севера и попасть в воды Мозамбикского течения, направленного на юг между Мадагаскаром и Африканским континентом. Моряки парусного флота рассказывали о коварстве ветров и водных круговоротов в Мозамбикском проливе. Недаром для африканцев с их немореходными лодками этот пролив был непреодолимой преградой, а вопреки географической логике Мадагаскар был заселен с востока малайскими мореплавателями, пускающимися в плавание на своих легких суденышках. Второй вариант - плыть в южной ветви Пассатного течения, вливающегося затем в Агульясское течение, и с ним обогнуть Африку. Это мощное устойчивое течение, сохраняющее направление на юг-юго-запад зимой и летом. Его скорость не менее 1,5 узла. Известно, что плавание вокруг мыса Игольного, особенно если дует юго-западный ветер штормовой силы, вершина мореходного искусства. При юго-западном ветре появляются очень крутые, горообразные волны, обрушивающиеся с огромной силой на палубы судов. Известно, что их не выдерживали даже современные стальные супертанкеры. Тем не менее, несмотря на встречный штормовой ветер, судно даже небольшой осадки все же продвигается на запад с Агульясским течением. В подобной ситуации оказался в 1958 году одиночный мореплаватель Джон Газуэлл на небольшой яхте "Трекка". Когда задул юго-западный ветер, он лег в дрейф, но за 10 часов яхта все же прошла на запад добрых полсотни миль.

В Атлантическом океане бунтовая ладья продолжила бы плавание с холодным Бенгельским течением, переходящим в Южное Пассатное. Попав в зону пассатов, парусное судно может вполне благополучно пересечь Атлантику. Затем плавание продолжится вдоль берегов Южной Америки в сторону Карибского моря, куда направлено мощное Гвианское течение. Вероятно, конечным пунктом этого плавания будет полуостров Юкатан, омываемый водами Карибского моря, где процветала цивилизация ольмеков.

Таким образом, вариант полукругосветного плавания от Мальдивских островов до Центральной Америки, предлагаемый Т. Хейердалом, весьма сложный и длительный, но не абсолютно безнадежный с навигационной точки зрения, хотя и не лишенный случайностей, которые могут свести на нет все предприятие. Добавим также, что имеются источники (увы, не очень надежные) о более поздних плаваниях малайских мореходов тем же путем до острова Св. Елены в центре Атлантического океана.

Нам представляется, читатель с неослабевающим интересом прочтет "Мальдивскую загадку", несущую огромный заряд информации об увлекательной истории, археологии, этнологии древних стран бассейна Индийского океана.

Оригинально уже само построение книги: автор вводит читателя в свою "творческую лабораторию", показывая, как при рассмотрении добытого исследователями материала рождаются импульсивные догадки. Одни из них рушатся под натиском новых фактов, другие - укрепляются, обретают черты завершенности. Читатель видит, как через сомнения и раздумья проклевываются ростки истины.

Своими исследованиями норвежский ученый внес весомый вклад в утверждение гипотезы, что именно Индийский океан был колыбелью мирового мореплавания. Наверное, пора ее считать теорией.

В. И. ВОЙТОВ, кандидат географических наук

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'