история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Скульптура майя

Общие сведения

Если архитектура дает нам достаточно информации о структуре общества, в котором она зародилась и развилась, то пластические искусства, в особенности скульптура, позволяют нам яснее понять и глубже проникнуть в различные сферы общества майя. Пластические искусства дают нам серию достоверных образов, через которые раскрывается панорама жизни того общества.

Техника

Майя знали и применяли в большей или меньшей степени все скульптурные приемы: резьбу, барельеф и горельеф, круглый и моделированный объем. Для изготовления мелких предметов применяли обсидиан, кремень, нефрит и другие твердые или мелкозернистые камни, а также раковину и кость. В крупных скульптурах использовали главным образом известняк и иногда дерево. Их орудия изготовлялись из твердых пород камня; при их помощи они резали, ваяли, сверлили; полирование достигалось посредством каменной пыли, песка и воды. Многие, если не все скульптуры раскрашивались в различные цвета; следы такой росписи иногда встречаются до сих пор.

Барельеф из Паленке с изображением верховного правителя
Барельеф из Паленке с изображением верховного правителя

Скульптура могла украшать детали зданий (панели, плиты, притолоки, косяки, колонны, лестницы), могла быть элементом, функционально связанным с постройкой (алтари, святилища, троны), или являться частью таких архитектурных комплексов, как площади, платформы и храмы.

Темы

Скульптура, как и искусство в целом, должна была воплощать темы, способствующие упрочению существующей системы: жизнь божеств, создавших эту систему и следивших за ее правильным функционированием, и власть тех, кто считался представителями этих божеств на земле.

Боги - абстрактные существа - изображались символически: в виде человека, животного, растения, а также геометрически, иероглифически или путем сочетания элементов разных форм. Одной из наиболее частых форм изображения была маска, в которой сливались черты человека и животного. Маски делали из камня или чаще из штука. Они были частью орнаментации храмов и размещались в тех местах, где были наиболее заметны: на гребнях, фризах, углах фасадов, над входами. Но они встречаются и на алтарях, на основаниях стел, на надписях, а также украшают одежду и атрибуты изображенных лиц.

Если на монументе изображался лишь один персонаж, то обычно черты его лица были идеализированы и он всегда был пышно одет. Если же в сцене участвовали несколько персонажей, то правитель располагался выше других; часто он стоял или восседал на ком-либо из подданных или пленников, а его поза демонстрировала его превосходство.

Занимаясь восславлением правящего класса в целом, древние скульпторы обычно не стремились к индивидуализации изображаемых лиц. Однако мы полагаем, что многие персонажи имеют портретное сходство с действительно существовавшими правителями и жрецами. Что же касается простых людей, рабов и пленников, то скудость и простота их одежды, а также поза, приданная им скульптором, без всякого сомнения, указывают на их низкое положение.

Классические стили

Двойственный характер искусства майя, отражавший социально-политическую структуру общества, в котором правила теократия, соединявшая гражданские и религиозные полномочия, а также специфика географических, исторических и политических факторов, в особенности территориальное разделение на автономные государства, объясняют различие стилей, развившихся в области майя. В этих стилях в зависимости от региональных традиций преобладали статичное или динамичное, символическое или реалистическое, божественное или человеческое начала.

При изучении скульптуры мы будем придерживаться деления, аналогичного использованному для архитектуры: для классической эпохи в центральной и северной зонах стили Петен, Мотагуа, Усумасинта, Паленке, Рио-Бек, Ченес и Пуук; затем мы рассмотрим постклассические стили северной зоны и отдельно, из-за ее специфических условий, южную зону.

Петен

С конца доклассического периода нам известна в Петене постройка E-VII в Вашактуне, лестничные блоки которой были украшены масками из штука, символизировавшими, в форме голов змей и ягуаров, некоторые божества. На протяжении всего классического периода сюжеты орнаментов фризов и гребней из штука всегда носили религиозный характер.

С начала этого последнего периода правители Петена изображались в торжественной позе, пышно одетыми и с тщательно детализированными элементами их одежды и атрибутами высокого ранга. На самых древних стелах в профиль изображалось все тело, позднее только ноги и лицо и, наконец, только лицо. Сюжеты резных деревянных притолок главных храмов отражают ту же тему восславления правителей. Фигуры сопровождаются иероглифическими надписями, в которых, вероятно, указаны имя, титул, дата рождения и важнейшие события, происшедшие за время правления этих лиц, Некоторые теотиуаканские мотивы, такие, как лицо бога Тлалока и "знак года", появляются в V или VI в. в качестве украшений. Названия главных центров Петена мы упомянули, когда речь шла об архитектуре.

Мотагуа

Среди различных стилей майя классического периода стиль долины Мотагуа особенно отличается от остальных. Наиболее многочисленные скульптурные монументы, почти целиком относящиеся к позднему классическому периоду, сохранились в Копане.

Анализируя монументы Копана, многие из которых датированы календарными надписями, Татьяна Проскурякова проследила эволюцию стилей искусства на различных этапах. Но, несмотря на эту эволюцию, в скульптуре Копана заметно сильное влияние традиций, поддерживавшихся на протяжении веков. Эволюция затронула только технику исполнения, но не изменила тематику и не нарушила основных характеристик стиля.

Персонажи, изображенные на стелах, вероятно, представляли самую высокопоставленную группу общества. На их монотонно повторяющихся лицах застыло выражение торжественности и спокойного безразличия. Тем не менее многие из них, по-видимому, имеют портретное сходство с реально существовавшими людьми. Их статичные позы, вероятно, соответствуют существовавшим канонам, так же как и изображение тела, представленного во фронт, в пышных одеждах, оставляющих открытыми лишь ноги и лицо.

Самое значительное изменение заключается в переходе от барельефа к горельефу. На стелах более позднего времени персонажи выглядят как бы прислоненными к каменному блоку, поэтому их можно видеть как в профиль, так и анфас. Делались даже попытки изобразить ноги в наклонном положении. Руки сложены на груди, при этом в более древних скульптурах предплечья даны почти в вертикальном положении, а позднее - в горизонтальном. В руках персонаж всегда держит иерархический атрибут в виде "ритуальной полосы" (символа неба), завершающейся на обоих концах змеиной головой. На самых древних стелах этот атрибут располагался вертикально; позднее он стал занимать горизонтальное положение.

Одежда необычайно богата, и скульптор точно воспроизводит ее самые мелкие детали. Бросаются в глаза огромные головные уборы, украшенные маской какого-то животного из семейства кошачьих или несколькими масками, наложенными одна на другую. Всевозможные дополнительные элементы этого убора выполнены с невероятной тщательностью, с каким-то страхом перед пустым пространством. Часто стелы покрыты изображениями со всех четырех сторон - персонажи на больших поверхностях и иероглифические тексты на боковых гранях камней.

Многочисленные зооморфные алтари (змеи, хищники семейства кошачьих, черепахи, головы мифических животных) и мотивы, являющиеся частью архитектуры, дополняют богатую копанскую скульптуру. Теотиуаканский элемент маски бога Тлалока может в некоторых случаях украшать головной убор или свисать с набедренной повязки.

В Киригуа, городе, вероятно зависимом от Копана, развивался стиль, напоминавший копанский по крайней мере в тематике и композиции, но не в технике, так как она была ограничена барельефом (за исключением лиц важных персонажей). В Киригуа не было попыток получить круглый объем, за исключением зооморфных алтарей. "Ритуальная полоса" целиком заменена скипетром бога дождя и солнечным щитом. Примечательны зооморфные изображения и некоторые связанные с ними алтари, богатый декор которых отличается заметным динамизмом.

Усумасинта

В долине Усумасинты в скульптуре появляется новый элемент батального характера.

По-видимому, этот район, расположенный на западной границе области майя, чаще других подвергался нашествиям чужеземцев. Но войны могли быть и следствием междоусобиц или внутренних беспорядков. Эти различные альтернативы кажутся одинаково вероятными. Во всяком случае в скульптуре часто встречаются сцены войны, выполненные в реалистичной и динамичной манере.

У изображенных персонажей, несмотря на их богатую одежду, просматривается силуэт тел. Они оживленно разговаривают с равными себе или отдают распоряжения подчиненным, угрожают, борются, захватывают пленников на поле брани, судят их или убивают, показывают атрибуты своего высокого ранга вассалам, которые демонстрируют им свое смирение, председательствуют на советах, получают какие-то предметы из рук их жен, совершают ритуальное кровопускание, то есть предстают перед нами живыми людьми, наделенными высокими полномочиями.

Применяемая техника - это всегда барельеф. Рисунок сделан уверенно и энергично, тела хорошо прорисованы, пропорции их более или менее естественны, композиции групп очень удачны, движение иногда лишь намечено, но нередко выражено со всем доступным им реализмом.

Пьедрас-Неграс, Йашчилан, Бонампак, Хонута, Баланкан, Моралес, Эль-Карибе, Ла-Амелия, Ла-Флорида, Ла-Мар, Алтар-де-Сакрифисьос, Сейбаль - основные памятники, относящиеся к этому району. В некоторых из них теотиуаканские элементы (маски Тлалока и "знак года"), указанные нами для Петена и Мотагуа, представлены также в качестве украшений головных уборов, щитов, набедренных повязок. В Сейбале чужое присутствие проявляется на некоторых поздних стелах, на которых физический тип персонажей уже не майяский, хотя их одежда и сохраняет прежний характер; мексиканский календарный иероглиф Сипактли, связанный с одним из персонажей, предполагает имя семьи Сипаке, правившей, согласно историческим источникам, в чонтальском районе, откуда вышли группы со смешанной майя-мексиканской культурой, наводнившие большую часть области майя в конце классического периода.

Паленке

Как мы сказали в разделе об архитектуре Паленке, этот центр, несмотря на то что он находится в бассейне Усумасинты, создал очень своеобразное искусство, отличающееся во многих аспектах от того, что развилось в остальном районе - как в скульптуре, так и в архитектуре. Поэтому мы его и рассматриваем отдельно. Художники Паленке обрабатывали известняк плоским неглубоким рельефом и, кроме того, имели особый интерес к формованию штука, очень пластичного материала, особенно соответствовавшего их утонченному вкусу. Они совершенно не воспринимали круглый объем, о котором мы знаем лишь по редким фрагментам предметов как в камне, так и в штуке.

Их также не волновало возведение стел и других монументов, таких, как алтари, кроме небольшого числа прямоугольных или округлых столов. Их каменные барельефы образуют панели, полосы, плиты, вмонтированные в конструкции, главным образом во внутренние стены зданий. Изделия из штука также являются частью построек, украшая снаружи их основания, колонны, фризы, гребни, а внутри стены. Маленькие плиты, прекрасно гравированные острым, вероятно из обсидиана, резцом, несут образы божеств и иероглифические надписи, тонко прочерченные легкими линиями. Тело из штука моделировалось обнаженным, одежда, едва его прикрывавшая, и украшения накладывались позже; наконец, они раскрашивались в разные цвета, следы которых кое-где сохранились до сих пор: красный - для тела и лица, черный - для волос и голубой -для украшений и атрибутов.

Основными разрабатываемыми темами были композиционные группы, хотя встречаются и отдельные персонажи на колоннах, и головы внутри медальонов. Сцены изображают восхождение повелителя на трон, почитание важных персонажей или религиозных символов, целую иерархию вассалов, ритуальные танцы, человеческие жертвоприношения, символические композиции, подразумевающие смерть и возрождение, религиозные и астрономические мотивы, иероглифические тексты календарного и исторического содержания. Головы из штука, украшающие фризы, гребни и стены, отразили, без сомнения, с поразительным реализмом черты тех людей, которые господствовали в политической и религиозной жизни Паленке.

Ритуальный предмет из обсидиана (культура майя, 1-е тысячилетие н. э.)
Ритуальный предмет из обсидиана (культура майя, 1-е тысячилетие н. э.)

Паленкские скульпторы отличались высоким техническим мастерством, тонкостью восприятия, строгостью и элегантностью стиля. Их искусство значительно отличается от искусства Копана, Петена и даже остального района Усумасинты. Человеческое тело изображалось почти нагим, в различных положениях (в рост, сидя, на коленях, на корточках); в профиль давалось все тело или только лицо. Убранство персонажей обычно состояло из простой набедренной повязки, элегантного головного убора (в виде плюмажа или короны из цветов), слабо обработанных ожерелий, ушных украшений и браслетов. Некоторые правители были одеты в плащи из перьев или из нефритовых пластинок, в юбки, украшенные едва намеченными ромбовидными мотивами, но тело всегда было видно почти целиком, что придавало естественность персонажам и сценам, в которых они участвовали.

При изображении черт лица заметно стремление к передаче портретного сходства, но одновременно можно увидеть и следование определенным канонам, которое проявляется, скажем, в деформации головы и в превращении складки от нахмуренных бровей в искусственную линию носовой дуги, продолжающуюся на части лба. Фигуры людей изящны, пропорциональны, и даже в самых статичных сценах положение рук, некоторая гибкость, легкий наклон головы создают ощущение естественности.

В целом можно сказать, что искусство Паленке отличает равновесие, естественность, реализм, сдержанный динамизм, строгость и утонченность.

Рио-Бек - Ченес

В главе об архитектуре мы рассматривали эти районы в отдельности. Однако что касается скульптуры, то можно сказать, что они входят в один и тот же стилистический район.

Обоим районам свойственно почти полное отсутствие отдельно стоящих скульптур. Мы находим лишь ссылки на пять или шесть стел из Рио-Бек, Пасьон-дель-Кристо и Печаля, сильно разрушенных и по стилю, видимо, испытавших влияние традиций Петена.

С другой стороны, скульптура функционально была связана с архитектурой. В чрезмерно перегруженном декоре фасадов храмов использовалось сочетание камня и штука. При этом толстый слой штука не только покрывал каменный каркас здания, но и добавлял детали, придававшие ему окончательную форму.

Основной мотив - маска бога дождя, наличие которой на фасадах тесно связано с отсутствием поверхностных вод и скудостью дождевых осадков. Маска может занимать большую часть фасада по его вертикали, при этом ее широко раскрытый рот соответствует входу. Большие глаза, нос, свисающий поверх притолоки, клыки, спускающиеся вертикально, параллельно косякам дверного проема, производят устрашающее впечатление.

Декор состоит из масок, выполненных анфас или в профиль и расположенных на колоннах по углам, а также из стилизованных змей, волют, решеток, столбиков, изображений крестьянских хижин и иногда фигурок людей.

Элемент маски, закрывающей весь фасад, пасть которой служит входом в храм, известен нам особенно в стиле Пуук (Ушмаль и Чичен-Ица) и в Копане.

Пуук

Район, носящий это название, занимает западную половину штата Юкатан и северную половину штата Кампече. Он включает многочисленные центры, из которых наиболее важны такие, как Эцна, Ушмаль, Кабах, Сайиль, Лабна, Шлабпак, Шкалумкин, Шкулок, Ошкинток, Чакмультун.

В Пууке продолжала существовать традиция воздвигания стел, в то время как в Рио-Беке и Ченесе, как мы уже говорили, она была отвергнута. На этих памятниках, главным образом в середине и конце позднего классического периода, изображались какие-то знатные, пышно одетые персонажи. Т. Проскурякова выдвинула предположение о возможном существовании регионального слабо исследованного стиля. Многие предметы были найдены в плохой сохранности, разрушенные природными стихиями или применением подсечно-огневого земледелия.

Кроме стел скульптурной резьбой покрывались колонны, опорные столбы, косяки и притолоки, главным образом барельефами, сюжеты которых прославляли правителей. Самые поздние монументы обнаруживают стиль, находящийся уже в упадке, - фигуры на них грубо прочерчены, непропорциональны и анатомически искажены; композиция жесткая или грубо выполненная в тех случаях, когда скульпторы намеревались показать движение. Рисунок неуверенный, и многие мелкие детали одежды обозначены нарезными линиями, а не рельефом, с преобладанием прямых линий над кривыми. В Ушмале и Кабахе тольтекские черты являются свидетельствами первых вторжений чужеземцев в IX в.

Традиция отдельно стоящей скульптуры не характерна для стиля Пуук; особый отпечаток стилю этого района придает архитектурная скульптура и конкретно - орнаментация фриза фасада. Если в других районах (Петен, Усумасинта, Паленке) на фризе обычно располагалось лишь несколько масок из штука, то в Пууке он превращается в богатейший каменный орнамент, контрастирующий с гладкими стенами. Сделать такую работу можно было только с помощью многочисленных каменщиков. Это была коллективная творческая работа, выполняемая для всей общины, так как ее целью было не прославление отдельных лиц из правящего класса, а восславление бога дождя Чаака, особенно почитаемого в этих безводных местах.

Изображение Чаака в виде маски, многократно повторенной с минимальными вариациями, достигает своего апогея в одном здании Кабаха, фасад которого целиком покрыт сотнями его образов от цоколя до карниза.

Дополняют орнаментацию только геометрические мотивы: решетка, простой или ступенчатый меандр, барабанчики, гладкие или с перевязями колонки, ломаные и зубчатые полосы, иногда образующие ромбы, змееобразные волнистые полосы. Эти элементы, гармонично сочетаясь, служат фоном, на котором эффектно выделяется изображение бога дождя. Изображения людей редки, за исключением тех, что появились в более поздний период под чужеземным влиянием.

Стиль Пуук встречается и за пределами этого района, на севере полуострова Юкатан (Цибилчальтун и Чичен-Ица). В ту же самую эпоху, в поздний классический период, этот стиль продолжал существовать и в Майяпане.

Подытоживая, мы можем сказать, что скульптурное искусство Пуука, являющееся составной частью архитектуры, имеет абстрактное содержание и геометрическую форму выражения. Это искусство, несомненно, религиозное, в котором человеческая личность уступает место божеству.

Постклассические стили

Мы уже говорили о нашествии в область майя чужеземцев в конце XI - начале XII в. Этому вторжению предшествовала еще одна волна, следы которой были обнаружены в Ушмале и Кабахе. Культура, которую принесли завоеватели, была, несомненно, тольтекской. Ее слияние с майяской культурой привело к созданию майя-тольтекского стиля, дожившего до прихода испанцев, хотя и растворившегося со временем в местной культуре.

Майя-тольтекский стиль. 'Храм Воинов', Чичен-Ице
Майя-тольтекский стиль. 'Храм Воинов', Чичен-Ице

Кратко рассмотрим скульптуру трех памятников в постклассический период, располагавшихся в северной части Юкатана. Это Чичен-Ица, Майяпан и Тулум.

Чичен-Ица

В скульптуре еще в большей мере, чем в архитектуре, прослеживается захват Чичен-Ицы в середине XIII в. носителями тольтекской культуры. Нельзя утверждать, что в скульптурном искусстве все майяское исчезло - происходило не замещение одних стилей другими, а их слияние. Некоторые специфические детали были выявлены Т. Проскуряковой; они напоминают детали монументов классического периода, особенно то, что она относит к "школе Ошкинтока" (например, некоторые типы плюмажей). Наличие на тольтекских зданиях масок Чаака, идентичных маскам стиля Пуук, говорит о политической ситуации, когда пришлое меньшинство, захватившее власть, было вынуждено уважать символ веры огромного большинства порабощенного народа.

Независимо от того что темы, представленные в Чичене, имели тольтекское происхождение, в них видна рука выполнившего их майяского художника, отразившего в своей работе бесспорное превосходство над скульптором из Тулы. То же самое изображение (ягуар, орел, чак-мооль или воин) приобретает в Чичен-Ице благодаря более совершенной технике и более утонченному вкусу такое совершенство, которого не было у тольтеков. Особенно сильно это проявляется в некоторых скульптурах воинов, изваянных на косяках "Храма Ягуаров" в комплексе для игры в мяч. Их лица высечены с таким мастерством, какого никогда не достигали в тольтекской Туле.

Одна из характерных черт майя-тольтекского стиля, отличающая его от стилей центральной зоны, - это замена индивидуального изображения персонажей групповым.

Главные мотивы тольтекской культуры, привнесенные в Чичен-Ицу, следующие:

  • пернатые змеи, украшающие основания и платформы зданий;
  • колонны в виде гремучей змеи с головой, на земле, поднятым телом и "погремушкой" хвоста, согнутой для поддержания притолоки;
  • фигуры единичных воинов на опорах и косяках или целые процессии на "банкетах" и алтарях;
  • процессии ягуаров;
  • атланты, поддерживающие плиты алтарей;
  • знаменосцы;
  • орлы и ягуары, пожирающие сердца;
  • мотив "человек - птица - змея";
  • статуи лежащих людей, неудачно называемые "чакмоолями";
  • фигуры богов Кецалькоатля, Тескатлипоки, Тлалока, Тлалчитона-тиуха;
  • сцены жертвоприношения посредством вырывания сердца;
  • использование гравировки в форме барельефа или горельефа в зависимости от назначения монумента.

Майя-тольтекское искусство Чичен-Ицы воспроизводит многие новые концепции, навязанные завоевателями. Оно религиозного характера и отражает чуждую культуру, насильственно привитую на ствол майяской культуры. И тем не менее это искусство несет на себе неизгладимый след художественного гения майя.

Майяпан

Хотя все здания, остатки которых сохранились в Майяпане, относятся к позднему постклассическому периоду (XIII-XIV вв.), там прослеживается и более раннее искусство, современное стилю Пуук (VIII-IX вв.) - по наличию нескольких масок Чаака. Первоначально они украшали постройки того же стиля, но, после того как эти здания были снесены, маски были неумело восстановлены на постклассических постройках; многочисленные фрагменты масок и других мотивов с фризов стиля Пуук использовались как простой строительный материал для забутовки стен.

Некоторые стелы по своим надписям или стилю соответствуют концу позднего классического периода и демонстрируют родство со стелами Пуук или с теми, которые Т. Проскурякова связывает со "школой Ошкинтока". Они грубы по исполнению, и элементы одежды и головных уборов выполнены не рельефом, а нарезкой. Встречаются стелы, у которых пространство квадратной формы, подготовленное для иероглифического текста, не было проработано; некоторые памятники (более 25) остались гладкими. Можно предположить, что они были целиком или частично раскрашены по слою штука или какие-то важные события помешали их закончить. Некоторые фигуры имеют сходство с рисунками из Парижского кодекса.

Большую часть скульптурного материала из Майяпана дает архитектурная орнаментация: змеевидные колонны, в которых гладкий ствол был, видимо, покрыт штуком и раскрашен; хвосты гремучих змей, согнутые под прямым углом для поддержания притолок, выполненные в камне, как и головы змей, были найдены у подножия платформ или на верхних платформах. Все эти архитектурные детали имитировали змей Чичен-Ицы.

Платформа с рядами черепов (цомпантли) в Чичен-Ице
Платформа с рядами черепов (цомпантли) в Чичен-Ице

Типичны также человеческие фигуры в натуральный рост, сделанные в горельефе из штука и прислоненные к колоннам. Некоторые фигуры и человеческие головы были снабжены шипами для крепления. Встречаются элементы, выполненные в стиле майя классического периода. Изображения таких животных, как обезьяны, ягуары, собаки, ящерицы, украшали косяки и колонны. Небольшие алтари имели форму черепахи с человеческой головой.

Мотивы черепахи, нанесенные краской на слой штука, дополняли декорацию зданий. Скульптурное искусство Майяпана, как и всего Юкатана, было религиозно-символическим. Оно, как и архитектура, несло следы эпохи упадка, когда пытались копировать тольтекское искусство, в то время как еще сохранялась майяская классическая основа. В стиле Майяпана отчетливо видно родство со стилем восточного побережья Юкатана.

Тулум

На восточном побережье полуострова Юкатан находятся многочисленные памятники. Назовем некоторые из них, перечисляя с севера на юг: Эль-Меко, Нисукте, Плайя-дель-Кармен, Пальмуль, Акумаль, Шельха, Танках, Тулум, Шкарет, Пунта-Солиман, Чак-мооль, Ичпаатун, помимо тех, что расположены на островах Мухерес, Канкуне и Косумеле. Они имеют общие характерные черты, и мы ограничимся лишь самым известным и исследованным - Тулумом.

В этом районе известно мало отдельно стоящих скульптурных монументов. Некоторые из них находятся в Тулуме. Стела 1 имеет дату VI в. н. э., в то время как керамика определенно датирует этот памятник поздним постклассическим периодом (XIII-XV вв.); мы считаем, что стела была первоначально поставлена в другом центре, возможно, в Танкахе, который был обитаем с более раннего времени и находится едва ли в 5 км севернее Тулума.

По своей композиции она связана с классической скульптурой майя:

  • богато одетый персонаж, тело которого изображено во фронт, лицо - в профиль;
  • длинная юбка, похожая на юбки некоторых паленканских жрецов;
  • "ритуальная полоса" из гибкого материала, висящая на груди, как на самых древних стелах Копана.

Остальные образцы каменной скульптуры, вероятно, все современны Майяпану.

Характерным для скульптуры Тулума и в целом для всего побережья является широкое использование штука и его включение в архитектуру. Главные формы скульптуры, все достаточно грубо реализованные в штуке, таковы:

  • змеевидные колонны, у которых штуковая облицовка была раскрашена, голова находилась на полу, а "погремушки" хвоста были приподняты и держали притолоку;
  • человеческие фигуры, стоящие или сидящие в нишах над входами;
  • "ныряющее" божество с головой, направленной вниз, ногами, разведенными вверху, с ладонями, соединенными над лицом, с руками и плечами, снабженными крыльями (вероятно, это изображение мексиканского мотива заходящего солнца);
  • маски в барельефе, расположенные на углах фризов между двумя горизонтальными багетами и иногда разрезанные ими;
  • человеческие головы в барельефе или горельефе на внутренних стенах;
  • падающий человек, схваченный перевитой полосой;
  • статуя типа "чакмооль", найденная на одном памятнике с этим названием;
  • головы змей для украшения балюстрад, найденные в Нисукте.

Скульптура восточного побережья имеет религиозно-символический характер. Она обладает чертами, позволяющими говорить о региональном стиле, достаточно близком майяпанскому в том, что касается тольтекских имитаций, но по технике исполнения она стоит ниже, чем классическая скульптура майя.

Южная зона

Южная зона сыграла очень важную роль в формировании цивилизации майя, так как она была связующим звеном между ней и ольмекской культурой, от которой она, как и остальные культуры Мезоамерики, частично происходит.

В течение доклассического периода были обитаемы памятники Тихоокеанского побережья, Гватемальского нагорья и Чьяпаса - Бильбао, Исапа, Каминальгую и Чьяпа-де-Корсо. Сцены, выгравированные на камнях до 6 м высотой, а также типично ольмекские фигурки из нефрита найдены на побережье современного штата Чьяпас (Пихихиапан, Окосокоаутла).

В конце того же периода (поздний доклассический и протоклассический) из больших блоков высекались колоссальные головы, более грубые, чем в Ла-Венте и других ольмекских памятниках. Стал развиваться так называемый стиль Исапы, тоже прибрежного памятника (на границе Чьяпаса с Гватемалой). Известны многочисленные стелы, происходящие по большей части из самой Исапы, а также из Санта-Маргариты, Сан-Исидро-Пьедра-Парада, Бильбао, Эль-Бауль, Эль-Хобо, Монте-Альто, Абах-Такалик, Чокола и из высокогорных Чьяпа-де-Корсо и Каминальгую. Этот стиль очень сходен с Ла-Вентой и Монте-Альбаном-1, в силу чего его ольмекское происхождение и установлено. В то же время он содержит черты, которые позднее станут классическими в скульптуре майя.

Темы, представленные на стелах, имеют мифологический характер и включают человеческие фигуры, реальных и мифологических животных, растения, геометрические и символические мотивы, большое число волют. Наиболее широко применявшаяся техника - барельеф, но есть также алтари и другие монументы, выполненные в круглом объеме. Обычна связь стелы и алтаря. Тематика богата по разнообразию композиций:

  • человек, который, видимо, ловит рыбу или несет воду (мотив воды изображается постоянно);
  • "ныряющие" фигуры;
  • "древо жизни" в мифологическом комплексе;
  • антропоморфный бог в сопровождении змеи;
  • ягуар, подвешенный над огнем;
  • персонажи вокруг жаровни;
  • человек, падающий головой в воду;
  • крокодил, стоящий перед человеком, держащим птицу;
  • лежащий скелет, из живота которого выходит пуповина, поддерживающая крылатую фигуру;
  • сцены обезглавливания.

В некоторых случаях два человека, сидящие один против другого, разделены колонной с иероглифами. Стела № 1 из Эль-Бауля изображает персонаж, связанный с древней датой (36 г. н. э.), то есть эта стела старше первой, наверняка майяской стелы более чем на 260 лет. Другая стела того же центра изображает игрока в мяч, соответственно одетого и со звериной маской. Стела № 11 из Каминальгую представляет какое-то высокопоставленное лицо, пышно одетое и вооруженное, на основании чего мы можем думать, что уже с позднего доклассического периода правящий класс прославлял себя с помощью скульптурных монументов. Какое-то божество с крючкообразным носом, связанное с водой, вероятно, было предшественником майяского бога дождя.

Ранний классический период проявляется в южной зоне в том, что продолжают существовать такие центры, как Исапа, Чьяпа-де-Корсо и Каминальгую; этот последний испытал на себе сильные теотиуаканские влияния в основном в архитектуре и керамике. Что касается позднего классического периода, для него характерен своеобразный стиль района Санта-Лусия-Коцумальхуапа, который процветал в самой Санта-Лусии и в многочисленных местах нынешнего департамента Эскуинтла в Гватемале: Бильбао, Эль-Бауль, Пало-Гордо и др. В этом стиле просматриваются классические майяские, теотиуаканские, тотонакские и тольтекские элементы. Скульптурные монументы включают стелы, огромные обработанные камни с использованием барельефа и горельефа, а также круглого объема. Последней техникой выполнены головы людей, мифических существ и животных (змеи, попугаи, ягуары, обезьяны); все они снабжены выступами-шипами для вмуровывания в постройки.

Содержание скульптуры - религиозно-символическое, с многочисленными повествовательными сценами, иногда достаточно сложными, в которых участвуют несколько персонажей:

  • игра в мяч, игроки, соответственно одетые и с каменными "ярмами" в качестве поясов;
  • человеческие жертвоприношения путем обезглавливания или вырывания сердца, связанные с этой игрой;
  • частое изображение мотива смерти в виде скелетов, черепов, людей с обнаженными ребрами;
  • человеческие фигуры, сидящие на троне, вероятно, портреты сановников;
  • грузные и толстощекие люди;
  • человеческие головы в змеиной пасти;
  • солнечный диск и "ныряющий" бог, объятый пламенем, представляющий, вероятно, солнце;
  • звери и мифологические существа - змеи, хищные птицы-сопилоты, олень-кошка, человек-рак, человек-орел и т. д.

В комбинации с этими темами часто встречаются своеобразные иероглифы, отличные от той системы, которую использовали майя классического периода, на этих иероглифах опознаются знаки двадцати дней мексиканского религиозного календаря. Добавим, что в этом регионе найдены многочисленные предметы, относящиеся к тотонакской культуре, так называемые ритуальные топоры и "ярма", гладкие или резные.

Постклассический период в южной зоне представлен очень скудно как в количественном, так и в качественном отношении. Из немногих экземпляров скульптуры, которые мы можем назвать, несколько были найдены при раскопках помещений, предназначенных для игры в мяч:

  • "метки" в форме человеческих голов в пасти змеи (Мишко-Вьехо),
  • круглые головы ягуаров с шипами, как и упомянутые "маркеры" (Чальчитан),
  • плита с грубым барельефом в центральной части одной из боковых стен комплекса для игры в мяч (Чичен),
  • антропоморфная фигура из штука, найденная в другом комплексе (Уиль).

Кроме того, известны несколько алтарей и одна стела из Тахумулько с изображениями ягуаров, орлов, солнечных дисков и грубых человеческих фигур, говорящих о явном вырождении стиля Коцумальхуапы. "Мексиканское" влияние в этих районах Гватемальского нагорья проявляется довольно ярко.

Скульптура южной зоны ясно отражает те влияния, которые в различные периоды оказали свое воздействие на сферу искусства майя: ольмекские, теотиуаканские, тотонакские, тольтекские, ацтекские; кроме того, она показывает, что классическая майяская скульптура доклассического периода выросла на традициях ольмекского искусства.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

предлагаем купить квартиру в королеве вторичное жилье недорого









ПОИСК:




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'