история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 3. Болгария на завершающем этапе войны

3.1. Политический кризис 1943 - 1944 годов

Изменение международной обстановки после выхода из войны Италии летом 1943 г. усилило внутриполитическую нестабильность в Болгарии. Особую остроту политическая обстановка приобрела после внезапной смерти Бориса III, последовавшей в конце августа 1943 г. вскоре после его поездки в Берлин по вызову Гитлера. Это событие не только потрясло правящие и близкие к ним круги, но и глубоко подействовало на все слои болгарского общества. К царско­му гробу три дня тянулись вереницы плачущих людей. Несомненно, тут сыграл роль широко распространившийся слух, будто царя отра­вили по приказу фюрера в отместку за отказ послать болгарскую армию на советско-германский фронт. Надо признать, что с начала 1943 г. царь Борис, отличавшийся умом и политической проница­тельностью и понявший, что Германия неуклонно движется к пора­жению, всячески стремился избегать дальнейшего сближения с рей­хом. Борис III ушел из жизни в ореоле мученика, погибшего за инте­ресы Болгарии. Царем был провозглашен шестилетний сын Бориса Симеон. До достижения им совершеннолетия по конституции долж­но было быть избрано регентство специально созванным с этой це­лью Великим Народным собранием. В условиях неблагоприятного для держав «оси» хода событий на фронтах смерть болгарского мо­нарха вызвала государственно-политический кризис в стране.

Борис III не только являлся центральной фигурой существовав­шего режима. Законный глава государства с опытом и авторитетом, он мог бы и впредь оказывать немалое влияние на ход событий. На царя возлагала свои надежды и буржуазно-либеральная оппози­ция. Смерть монарха, с одной стороны, осложнила положение пра­вящих кругов, усилила их неуверенность в себе, обострила борьбу внутри правительственного лагеря. С другой стороны, она стимули­ровала деятельность буржуазной оппозиции, решившей, что настал благоприятный момент для того, чтобы взять власть в свои руки и создать правительство с ориентацией на Великобританию и США. По инициативе Н. Мушанова были проведены встречи лидеров буржуазно-демократических партий в целях выработки общих действий для разрешения кризиса. При этом они надеялись на быстрое развитие международной обстановки в пользу антигитлеровской коалиции и на ожидавший десант англо-американских войск на Балканах.

1 сентября 1943 г. либеральная оппозиция приняла совместную декларацию, подписанную десятью известными политическими дея­телями - Мушановым Н., Буровым А., Гиргиновым А., Пасту­ховым Кр., Стояновым П., Гичевым Д., Димовым В., Муравиевым К., Георгиевым К. и Петковым Н. Декларация от 1 сентября 1943 г. явилась общей платформой буржуазной оппозиции. В ней выражалось несогласие с внутренней и внешней политикой правительства, однако выходом из создавшей­ся кризисной ситуации представлялось соглашение с правящими кругами (Димиторов И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 124-125).

Таким образом, вслед за созданием НК ОФ летом 1943 г. офици­ально оформилась новая оппозиционная власти группировка, аль­тернативная ОФ. Буржуазная оппозиция предлагала свой вариант разрешения политического кризиса - без революционных потрясе­ний, путем соглашения с правительством и при поддержке Велико­британии и США. Этот лагерь противостоял двум другим - прави­тельственному и отечественно - фронтовскому. Первому - своим со­противлением внутренней и внешней политике, проводимой прави­тельством, второму - своей безусловной приверженностью капита­листическому строю и принципам буржуазной демократии. В то же время буржуазная оппозиция представляла интерес и для правящего режима, понимавшего, что здесь кроется та общественная сила, ко­торая сможет поддержать в случае поражения Германии хотя бы ос­новные принципы существовавшего в Болгарии общественного строя, и для Отечественного фронта, стремившегося использовать ее антигерманские и антиправительственные настроения. Именно по этой причине и ОФ, и власти при определенной обстановке допу­скали сотрудничество с легальной оппозицией и даже искали его. Оформление легальной оппозиции в качестве третьего полити­ческого фактора соответствовало расстановке социальных сил в стране. В то время как правящие круги представляли интересы прогерманской части крупной буржуазии, Отечественный фронт выра­жал стремление к народовластию рабочих и части мелко - и средне-буржуазных масс, либеральная оппозиция являлась политическим выразителем не только антигерманской части крупной буржуазии, но и той части народа, в которой недовольство существовавшим ре­жимом соседствовало с сильной привязанностью к частной собст­венности и буржуазной демократии, а также со страхом перед рево­люцией и коммунизмом.

В конце августа по ра­диостанции им. Христо Ботева была прочитана статья Димитро­ва Г., в которой отмечалось, что в создавшейся ситуации болгарский народ должен взять свою судьбу в собственные руки и не допустить продолжения прогитлеровской политики (Говори радиостанция «Христо Ботев» Т. V. София, 1951. С. 100). 5 сентября 1943 г. ЦК БРП выпустил манифест, в котором призывал болгарский народ сплотиться под знаменем ОФ в целях свержения прогерманского правительства и установления «подлинно народно-демократическо­го правительства» (Антифашистская борьба в Болгарии. Т. II. София, 1984. С. 160-164).

В нарушение Тырновской конституции, согласно которой реген­ты при малолетнем престолонаследнике должны избираться Вели­ким Народным собранием, 9 сентября 1943 г. регентский состав был избран обыкновенным Народным собранием XXV созыва. В него вошли князь Кирилл - брат царя, Филов Б., подавший в отставку с поста премьер-министра, и бывший военный министр генерал Михов Н.. Новое правительство возглавил бывший министр финансов Добри Божилов. Его правительство стремилось избегать новых обя­зательств в отношениях с Германией. Оно продолжало и попытки ус­тановить контакты с западными союзниками СССР, но безуспешно. С избранием регентства и назначением нового правительства государственный кризис, хотя и неконституционным путем, но был преодолен. Однако выход из политического кризиса не был найден. Социальная база режима сузилась еще больше.

С целью заставить болгарское правительство ускорить разрыв с Германией и вывести свои войска из Югославии и Греции британ­ский и американский военные штабы решили предпринять воздуш­ные бомбардировки болгарских городов. В ходе массированных бомбардировок Софии и других городов в январе, марте и апреле 1944 г. погибло около 2000 человек (Народ против фашизма: Исторический очерк о борьбе болгарского народа в период Второй Мировой войны. М., 1986. С. 172). Болгарское население впер­вые лицом к лицу столкнулось с ужасами войны.

Первостепенное значение для разрешения политического кри­зиса в Болгарии приобретал внешний фактор, соотношение сил в мировом масштабе. Было уже ясно, что приближающийся разгром Германий делал невозможным сохранение прежнего режима. Выри­совывалось два варианта будущего развития Болгарии - восстанов­ление Тырновской конституции и буржуазно-демократического управления или радикальные перемены во внутренней и внешней политике, направленные на коренное общественно-экономическое переустройство. И буржуазная оппозиция, выступавшая за первый вариант, и ОФ под руководством коммунистов, боровшийся за вто­рой вариант, понимали, что для победы той или иной перспективы важнейшее значение получало соотношение сил в рамках антигит­леровской коалиции. Осенью 1943 г., когда англичане разрабатыва­ли планы десанта на Балканах, возможность буржуазно-демократи­ческого решения внутреннего кризиса в Болгарии была весьма ве­роятной. Поэтому БРП, стремясь предотвратить отстранение левых сил от разрешения политического кризиса, не оставляла борьбы за единство действий всех антигерманских сил. Однако к началу 1944 г. после решительного отказа от сотрудничества с ОФ самых видных лидеров либеральной оппозиции Мушанова Н. и Гичева Д. БРП окончательно отошла от линии на взаимодействие с ними. Дальней­шее развитие событий в стране должно было отныне определяться разрешением конфликта не только между правительственным и демократическим лагерем, но и между левым и правым крыльями Сопротивления.

Захват власти как непосредственная задача впервые был поста­влен ЦК БРП в январе 1944 г. в циркуляре № 2 «О задачах партии по мобилизации и подготовке антифашистских сил ко всенародно­му вооруженному восстанию» (Антифашистская борьба в Болгарии. Т. II. София, 1984. С. 297-303, 299). В этот период связь внутреннего ЦК БРП с Загранбюро ЦК в Москве и Димитровым Г. была край­не затруднена. Прямая радиосвязь между ними после провала пар­тийного радиопункта в Софии в сентябре 1941 г. была прервана. Обмен информацией между болгарскими коммунистами в стране и Димитровым шел главным образом через советские секретные службы, чаще всего через начальника 1-го отдела НКГБ СССР Фитина П..

23 февраля 1944 г. Карастоянова Г., осуществлявшая связь ЦК БРП с ЗБ, передала Димитрову Г. через Фитина П., что «члены организа­ции» (имелась в виду компартия) просят сообщить им мнение Дими­трова Г., «правильной ли является линия организации, взятая на воору­женное восстание с целью захвата власти. Какую помощь вы може­те оказать людьми и оружием». Далее сообщалось, что «в настоящее время организация имеет в своих рядах до 7 тыс. чел., молодых чле­нов организации насчитывается до 10 тыс. чел., всего же они могут выставить не более 20 тыс. чел. Оружия нет, даже не имеется воз­можности вооружить 3-х тысяч человек, находящихся в партизан­ских отрядах. Через маршала Тито организация установила контакт с англичанами, и последние передали Тито для болгарских отрядов оружие и обмундирование». Запрашивалось мнение Димитрова Г., сле­дует ли брать оружие от англичан (Лебедева Н.С., Наринский М.М. Коминтерн и Вторая Мировая война. М., 1994. С. 425).

1 марта Димитров Г. направил через Фитина П. в Софию директиву, предостерегавшую БРП от несвоевременного курса на самостоя­тельный захват власти: «На основе полученных от Вас запросов нам представляется, что ЦК партии проводит линию на изолированное восстание с целью самостоятельного захвата власти. Если это так, то подобная линия совершенно ошибочна и полна больших опасно­стей. Она ведет к изоляции от других группировок Отечественного фронта и от других антигерманских групп и элементов, а также от армии...» (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 409 )Димитров Г. призывал ЦК избегать всяких действий, «соз­дающих ложное впечатление, будто речь идет о советизации Болга­рии». Понятно, что в ожидании открытия второго фронта Москва особо опасалось обвинений в советской экспансии. Болгарским ком­мунистам внутри страны настоятельно рекомендовалось не прояв­лять самостоятельности, а придерживаться политической линии, проводимой ЗБ через радиостанцию им. Христо Ботева.

7 марта Карастоянова Г. передала два сообщения члена ЦК БРП Терпешева Д., адресованных Димитрову Г. В первом сообщении вновь-подчеркивалось неудовлетворительное положение с вооруже­нием партизан и содержалась просьба проинформировать, каким пу­тем будет оказана помощь через Югославию и кому давать явки и пароль для получения этой помощи. Болгарские коммунисты проси­ли также направить в Главный штаб НОПА военных специалистов для руководства непосредственной работой по подготовке восста­ния. Примечателен следующий вопрос, обращенный к Димитро­ву Г.: «Сообщите, правильно ли будет в настоящий момент пропаган­дировать Ваше имя, как руководителя болгарского народа? До сего времени мы говорили о Вас только как о руководителе партии» (Там же. С. 410).

Во втором сообщении Терпешева Д. приводились данные о чис­ленности партизанских отрядов, об их партийном, возрастном соста­ве, а также об организационной структуре и деятельности отрядов (Лебедева Н.С., Наринский М.М. Коминтерн и Вторая Мировая война. М., 1994. С. 441). Это сообщение было ответом на обращение Димитрова Г. в ЦК БРП с рядом вопросов, касающихся состояния партии, размаха пар­тизанского движения, состава его руководства. По данным на март 1944 г., в Болгарии действовало 26 отрядов общей численностью в 2320 человек. 25-30% партизан являлись членами БРП, примерно столько же было комсомольцев, остальные - беспартийные, но со­чувствующие компартии. Командиры и комиссары назначались из коммунистов. Все полученные из Болгарии сведения о развитии пар­тизанского движения Димитров Г. уже 13 марта сообщил советско­му руководству (Там же. С. 443). Следующее сообщение на имя Димитрова Г. пришло из Софии 19 марта. «Мы решили твердо и последовательно готовить всена­родное восстание не только путем агитации, но и действиями. Это поможет преодолеть в народе и армии колебания и привлечь их к участию в восстании, - писал от имени руководства партии Терпешев Д. - Наша политическая линия создала у наших союзников в числе политических партий и общественных деятелей убеждение, что мы боремся за народную демократическую власть Отечественного Фронта». Последняя фраза подтверждает, что ком­мунисты рассматривали Отечественный фронт лишь как тактику, позволявшую завуалировать подлинную стратегическую цель БРП - установление социалистического строя. «Партизанские отря­ды имеют красные знамена с надписью «Отечественный фронт» и партизанские значки. Некоторые отряды изготовили себе пятико­нечные звезды, но мы дали распоряжение снять их. Знамена реши­ли заменить на трехцветные. Это должно удовлетворить военных. Мы будем строго придерживаться программы, излагаемой в переда­чах «Христо Ботева», - заверял Терпешев Д.. - Ожидаем вестей от лиц, посланных Вами к Тито. Очень нуждаемся в их помощи» (Там же. С.444). В апреле 1944 г. Фитин П. проинформировал Димитрова Г., что по его просьбе «тов. Петрову передается радиостанция». В начале июля резидент НКГБ СССР в Софии передал Терпешеву Д. шифр для установления прямой связи с Димитровым Г (Краткая история Болгарии. М.1987. С. 405-406). В апреле 1944 г. в Болгарии началась новая партизанская моби­лизация. Создаются довольно крупные батальоны и бригады, как, например, Первая и Вторая Средногорские бригады, Первая и Вто­рая Родопские бригады, бригада «Чавдар» и др. Тем не менее темпы роста и численность партизанского движения не вполне удовлетво­ряют руководство БРП. Не удается выполнить настоятельные ука­зания из Москвы о создании хотя бы незначительной «свободной зо­ны» (по примеру югославских партизан). Такие попытки в апре­ле-мае 1944 г. предприняли Первая и Вторая Софийские бригады во главе с легендарными командирами Славчо Трынским и Денчо Знеполским, однако условий для проведения столь масштабных акций в Болгарии по-прежнему не существовало. Оба формирования были разбиты превосходящими силами полиции и жандармерии. В соот­ветствии с принятым еще в октябре 1943 г. постановлением прави­тельства Божилова власти предпринимали жестокие карательные акции: расстреливали пойманных помощников партизан - ятаков, поджигали дома участников Сопротивления, преследовали их близ­ких. В награду за каждую партизанскую голову было обещано круп­ное денежное вознаграждение. Борьба носила исключительно оже­сточенный характер с обеих сторон.

Весной 1944 г. в стране вновь обострился внутриполитический, кризис, в значительной степени вызванный резким ухудшением ди­пломатических отношений Болгарии с Советским Союзом. В серии нот (в январе, марте, апреле и мае 1944 г.) СССР потребовал прекра­тить строительство военно-морских судов для Германии, не допускать использования ею болгарской территории, портов и аэродро­мов. Советский дипломатический демарш оказал сильное влияние на политическое развитие Болгарии и фактически вызвал в апре­ле-мае 1944 г. кризис правительства. Даже в самих правящих кругах сужалась база прогерманской политики. Верх брали силы, которые были готовы искать спасение страны в переориентации ее внешней политики.

1 июня 1944 г. управление страной было передано новому каби­нету министров во главе с Иваном Багряновым. С учетом наступив­ших изменений в международной обстановке новое правительство поставило перед собой цель осуществить внешнеполитический по­ворот: при содействии США и Великобритании вывести Болгарию из войны, не порывая предварительно с Германией.

В начале августа правительство направило с секретной миссией в Анкару бывшего председателя Народного собрания англофила Стойчо Мошанова. Его целью было выяснить возможности заклю­чения Болгарией сепаратного мира с США и Англией. В конце авгу­ста Мошанов Ст. вновь едет в Турцию, а оттуда в Каир для конкретных переговоров с Ближневосточным командованием союзнических сил. Однако миссия Мошанова Ст. оказалась безрезультатной. Болгар­ское руководство явно переоценило противоречия внутри антигит­леровской коалиции. Западные державы, практически сорвавшие переговоры, объясняли это тем, что Мошанов Ст. не являлся лицом, уполномоченным «правительством, приемлемым для СССР». (Мошанов Ст. Моя миссия в Каире. София, 1991. С. 371). На са­мом же деле Великобритания и США просто не хотели осложнять свои отношения с Москвой, ясно продемонстрировавшей включение Болгарии в сферу своих интересов. Согласившись на превращение Советского Союза в решающий фактор при определении после­военной судьбы Болгарии, западные союзники рассчитывали, что СССР даст им такую же свободу, действий в других, более важных для них регионах.

Провозгласив курс на перемены, правительство Багрянова И. ока­залось не в состоянии его реализовать. Одной из причин было то, что по составу это правительство представляло компромисс между сторонниками этих перемен и приверженцами прежнего прогерман­ского курса. Последние (в их числе министры внутренних и иностранных дел Станишев А. и Драганов П.), согласуя свои действия с регентами и Генштабом армии, парализовали усилия Багрянова и его сторонников осуществить поворот не только во внешней, но и во внутренней политике. В частности, правительство приняло реше­ния ослабить репрессии против политзаключенных, ятаков и родст­венников партизан, приостановить исполнение смертных пригово­ров, но Генштаб и министры сопротивлялись этим решениям. Сор­валось и принятие законопроекта об амнистии. Поскольку попытки Багрянова И. остановить братоубийственную войну, естественно, не встретили понимания и со стороны партизан, правительство вновь перешло в контрнаступление на силы Сопротивления. Истребление партизан и ятаков приняло небывало жестокий характер.

Непоследовательно проводилась и внешняя политика - попытка отрыва от Германии сопровождалась уступками и компромиссами (Димитров И. Иван Багрянов - царедворец, политик. Исторический очерк. София, 1995. С. 79). Недовольство политикой Багрянова И. нарастало - как со стороны демократической общественности, так и со стороны прогермански ориентированного регентства. Понимая это, Багрянов И. попытался подать в отставку в надежде, что ему удастся сформировать новый кабинет с представителями Отечественного фронта. С этой целью были сделаны предложения о сотрудничестве болгарским комму­нистам, предприняты попытки привлечения в административный аппарат деятелей БЗНС. Когда Багрянов составлял правительство, БРП обещала ему содействие в соответствии со своими прежними установками на то, что она поддержит любое правительство, гото­вое осуществить поворот во внешней политике. Поэтому некото­рые коммунисты внутри страны, в том числе Терпешев Д., склоня­лись к тому, чтобы принять предложения Багрянова И. войти в его ка­бинет. Они не были своевременно проинформированы о наступив­ших изменениях в советских планах на Балканах. Когда из Москвы последовала резкая критика, то обещанная поддержка сменилась враждебностью.

В переданной 5 июня 1944 г. по радиостанции им. Христо Ботева статье Димитрова Г. правительство Багрянова И. характеризова­лось как призванное более гибко проводить прогерманскую полити­ку в стране (Димитров Г. Избранные произведения: В 2-х томах. Т. II. М., 1957. С. 25-26). Загранбюро нацеливало Отечественный фронт на са­мостоятельный захват власти.

Таким образом, все попытки перегруппировать правительство и изменить внешнеполитический курс Болгарии, которые были предприняты Багряновым оказались неудачными. Отечественный фронт, при помощи стран антигитлеровской коалиции, стал оказывать мощное влияние на политическую ситуацию в стране.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'