история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ПЕРСЫ НАМЕРЕВАЮТСЯ ПОКОРИТЬ ЭЛЛАДУ

Спустя немного времени у Атоссы, дочери Кира и супруги Дария, образовался на груди злокачественный нарыв. Пока нарыв был еще небольшим, Атосса от стыда скрывала его, не показывая никому. Когда же нарыв стал опасным, она послала за Демокедом и открылась ему. Он обещал вылечить ее, но взял с нее клятву исполнить его просьбу, в которой не будет ничего непристойного.

Мужчина на коне перед войском
Мужчина на коне перед войском

Принявшись сразу за лечение, Демокед исцелил ее. И она, верная своему слову, по его наущению сказала возлежащему с ней Дарию такие слова:

— Могущество твое, царь, так велико, а ты сидишь без дела, еще ни один народ ты не покорил и не преумножил персидской державы. Человеку молодому, владыке столь богатому, подобает прославлять себя подвигами, чтобы и персы сознавали, что над ними царствует достойный муж. Кроме того, такой образ жизни избавит тебя от заговоров и восстаний, так как персы, занятые войной, не имеющие досуга, не смогут злоумышлять против тебя. Теперь, пока ты молод, ты способен совершить великий подвиг. Ведь с ростом тела растут и духовные силы, а когда тело начинает стареть, то с ним вместе дряхлеет и дух, и человек уже не в состоянии совершить великое.

Царь отвечал ей:

— Жена! Все, о чем ты говоришь, я и сам намерен сделать: я задумал перекинуть мост с нашего материка на другой и предпринять поход на скифов. И это скоро свершится.

Атосса заметила:

— Оставь, не ходи на скифов, потому что они будут твоими, лишь только ты пожелаешь этого. Ради меня соверши поход в Элладу. Я желала бы иметь греческих служанок. К тому же у тебя есть человек, который знает об Элладе все и будет твоим проводником. Это врач Декомед, исцеливший твою ногу.

— Хорошо, мы пойдем на Элладу, но сначала я думаю послать туда соглядатаев из персов и вместе с ними эллина, о котором ты говоришь. Они разузнают все и сообщат нам о положении дел в Элладе. И тогда я начну войну, — согласился Дарий.

Как он сказал, так и сделал. На следующее утро царь призвал пятнадцать знатных персов и приказал им вместе с Демокедом объехать все побережье Эллады. Персы должны были следить, чтобы эллин не убежал, и во что бы то ни стало привезти его назад.

После призвал к себе Демокеда и просил его показать всю Элладу этим персам и возвратиться назад. И еще царь велел ему взять с собой все свое добро и отвезти в подарок отцу и братьям.

Сверх этого Дарий объявил, что дает Демокеду грузовой корабль со всяким добром. Кажется, царь обещал все это без всякого коварного умысла. А Демокед, опасаясь, не хочет ли Дарий его испытать, не набросился с жадностью на подарки, но возразил:

— Я оставлю в Персии свое имущество, чтобы, вернувшись, располагать им по своему усмотрению, а грузовой корабль, пожалованный царем моим братьям, я принимаю.

Снарядившись надлежащим образом, вышли они в море и вскоре прибыли в финикийский город Сидон. Оттуда на трех триерах и финикийском грузовом судне поплыли в Элладу и, держась близ эллинских берегов, осматривали и описывали их. Исследовав почти все самые известные места на побережье, они прибыли в италийский город Тарент. Здесь по приказу правителя этого города Аристофилида, расположенного к Демокеду, с персидских судов сняли кормила, а самих, персов заключили в темницу как соглядатаев. Тем временем Демокед, хитрец, бежал в Кротон. А как только он прибыл в свой родной город, Аристофилид освободил персов и отдал им кормила.

Легковооруженный персидский воин
Легковооруженный персидский воин

Немедля персы пустились в погоню за беглым царским рабом и довольно быстро достигли Кротона. Там они нашли Демокеда на рынке и схватили его. Одни кротонцы, испугавшись, хотели выдать Демокеда, другие, защищая его, с палками набросились на персов. Тогда те обратились к горожанам с речью:

— Одумайтесь, кротонцы, что вы делаете: вы отнимаете у нас беглого раба. Неужели царь Дарий снесет подобное оскорбление? Вы поплатитесь за свое безрассудство! Персидский царь пойдет войной на ваш город и обратит вас в рабов!

Однако эта речь не произвела никакого впечатления на кротонцев. Так и пришлось персам отплыть назад в Азию, оставив Демокеда и грузовое судно в Элладе, без проводника они уже не пытались осматривать берега Эллады.

По пути домой сильный ветер пригнал корабли в Иапагию, где персов обратили в рабство. Гилл, тарентинский изгнанник, выкупил их и отвез к царю Дарию. Дарий же посулил ему в награду все, что он только пожелает. Гилл просил царя вернуть его в Тарент и рассказал историю своего изгнания. Почти уверенный, что появление сильного флота у берегов Италии вызовет возмущение в Элладе, Гилл уверял, что одни киндяне могут помочь ему. Но напрасно, киндяне не смогли убедить тарентинцев принять Гилла, а военной силы, чтобы заставить их сделать это, у них не было.

Дарий, решивший раздвинуть границы персидской державы, начал военные действия, захватив остров Самос.

Много лет назад, когда Камбиз, сын Кира, отправился в египетский поход, много эллинов прибыло в Египет. Одни приехали торговать, другие воевать, а третьи хотели посмотреть страну. Среди последних был Силосонт, сын Эака, изгнанный брат Поликрата Самосского. Этому-то Силосонту выпало великое счастье. Однажды, одетый в красный плащ, он прогуливался по рынку в Мемфисе. Его увидел Дарий, который в то время был копьеносцем Камбиза. Он так сильно возжелал иметь этот плащ, что, подойдя к Силосонту, стал предлагать за него деньги. Эллин посмотрел в горячие глаза перса и сказал:

— Я не продам свой плащ ни за какие деньги, но могу подарить его тебе.

Дарий был очень доволен и взял плащ.

Миновали годы, и в один прекрасный день Силосонту сообщили, что персидский престол достался тому самому человеку, которому он некогда подарил свой плащ. Недолго думая, эллин отправился в Сузы, сел перед вратами царского дворца и объявил, что он «благодетель» царя Дария. Услышав эти слова, стражники передали их царю, и Дарий, удивленный, воскликнул:

— Кто этот эллин, которого я должен благодарить? Я стал царем лишь недавно — эллины не успели оказать мне ни одной услуги. Впрочем, приведите его, я поговорю с ним.

Ввели Силосонта, и когда тот предстал перед царем, толмачи спросили его, кто он и почему именует себя царским благодетелем. Тогда Силосонт рассказал всю историю с плащом.

Внимательно выслушав, Дарий ответил, благосклонно глядя на него:

— Благородный человек! Так это ты сделал мне подарок, когда я еще не имел власти? Правда, он был незначительный, но моя благодарность будет такой же, как если бы теперь я получил великий дар. В награду я дам тебе золота и серебра без счета, чтобы тебе никогда не пришлось раскаиваться в том, что ты сделал добро Дарию, сыну Гистаспа.

Помолчав, Силосонт попросил:

— Не дари мне, царь, ни золота, ни серебра, пожалуй мне родной город Самос, где правителем наш раб с тех пор, как Орет лишил жизни брата моего Поликрата. Отдай мне этот город, но не проливай крови и не превращай жителей в рабов.

И Дарий послал войско во главе с Отаном, одним из семи заговорщиков, и приказал ему сделать все, о чем просил Силосонт.

Остров Самос находился в то время во власти Меандрия, которому Поликрат вверил бразды правления. Меандрий желал быть справедливейшим человеком, но желание его не исполнилось. Получив известие о смерти Поликрата, он поступил так: прежде всего соорудил алтарь в честь Зевса-освободителя. Затем созвал всех полноправных граждан на собрание и обратился к ним со следующей речью:

— Скипетр и вся власть Поликрата, как вы знаете, у меня, я мог стать вашим царем, но не делаю того, что порицаю в ближнем. Я не одобрял владычества Поликрата над людьми, равными ему, и порицаю всякого, кто творит подобное. Так вот, Поликрата постигла участь, определенная Роком, а я передаю всю власть народу и провозглашаю свободу и равенство. Для себя я желаю лишь следующие привилегии: получить шесть талантов из имущества Поликрата, а кроме того, звание жреца Зевса-освободителя для себя и для всего моего потомства.

Тут один из граждан встал и возразил ему.

— Ты не достоин быть нашим владыкой, так как ты человек низкого происхождения и сволочь. Лучше поведай нам, как в твоих руках оказалось столь значительное имущество и большие деньги.

Так говорил уважаемый гражданин по имени Телесарх. Меандрий, чтобы вместо него кто-нибудь другой не стал тираном, продолжал сам управлять островом до тех пор, пока не прибыли персы.

Когда персы с Силосонтом высадились на Самосе, никто из жителей не оказал им сопротивления. Сторонники Меандрия и сам он объявили, что готовы после заключения договора с персами покинуть остров. Подписав соглашение, знатнейшие персы приказали поставить себе кресла перед акрополем и воссели на них.

У тирана Меандрия был сумасбродный брат по имени Харилай. За какой-то проступок он содержался в подземной темнице. Услышав шум, он выглянул в окно подземелья, увидел мирно сидящих персов и закричал Меандрию, что желает побеседовать с ним. Меандрий разрешил выпустить брата на свободу и привести к нему. Но только лишь тот завидел брата, как с бранью и оскорблениями набросился на Меандрия, побуждая напасть на персов. Он гневно обличал:

— Негодяй! Меня, твоего брата, не совершившего ничего, что заслуживало бы наказания, ты заключил в оковы и бросил в подземелье, а персов, изгоняющих тебя из родного города и лишающих тебя крова, ты не смеешь прогнать прочь. Если ты дрожишь перед ними, дай мне твоих наемников, я отплачу им за вторжение на Самос!

Вряд ли Меандрий верил в победу над персами, но он надеялся, что сможет таким образом навредить Сило-сонту, так легко вернувшемуся на родной остров, поэтому он принял предложение брата. Сам Меандрий отплыл с Самоса, а Харилай, вооружив всех наемников, отворил крепостные ворота и неожиданно бросился на ничего не подозревавших персов, которые считали, что договор заключен и все улажено. Наемники напали на знатных персов и убили их. Остальное персидское войско поспешило на помощь, и наемники, теснимые персами, были отброшены в крепость.

Когда же Отан, персидский военачальник, увидел, какой страшный урон понесли персы, он позабыл о повелении Дария: «Не убивать, не продавать в рабство ни одного самосца, отдать остров Силосонту неразоренным». Исполненный ненависти, Отан приказал убивать всех, кто попадется: взрослых и детей. Пока половина персов осаждала крепость, вторая половина расправлялась со всеми встречными, даже теми, кто искал убежища в святилище.

Опустошив Самос, персы отдали обезлюдевший остров Силосонту. Но через некоторое время Отан, измученный кошмарными сновидениями и болезнью, чтобы прекратить свои страдания, заселил остров переселенцами.


предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'