история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Переселение греков в Таганрог и условия жизни первых обитателей

Переселенiе грековъ въ Таганрогъ и условiя жизни первыхъ обитателей.

Въ самомъ начале турецкой войны, какъ намъ уже известно, бригадиръ Дежедерасъ былъ командированъ Румянцевымъ для занятiя Таганрога. Безъ боевыхъ приготовленiй выступилъ pyccкiй отрядъ изъ кръпости св. Дмитрiя и безъ выстрела занялъ Таганрогъ. Въ Таганроге не оказалось ни одного человека, города не было. Что думалъ этотъ, иностранецъ Дежедерасъ (de Jederac) при виде руинъ среди безпредельныхъ степей и сливающейся съ горизонтомъ морской поверхности — неизвестно. Но те русскiе въ его отряде, которые знали свое прошлое и понимали настоящее, несомненно удручались тяжелымъ раздумьемъ. Сколько русскихъ людей здесь костьми полегло, чтобы добыть этотъ уголокъ своей старой искони руской земли, сколько здесь въ безвестныхъ могилахъ покоится русскихъ тружениковъ добровольныхъ и подневольныхъ, пришедшихъ сюда для созиданiя города? И отъ всего этого только груда камня! Внушительно однако же смотрели эти горы камня: камня было столько, что изъ него не только строились крепостныя зданiя, но этотъ камень раздавался и первымъ обитателямъ. И такъ, не только по идее Петръ Великий былъ основателемъ нынешняго Таганрога, но онъ и камень положилъ во главу его угла. Миръ тебе, нашъ великiй патронъ! Тебя поняла великая твоя преемница, оценила избранный тобою Таганiй Рогъ и продолжила твое дело. Вотъ удивительный городъ, который жаловали цари, но не любили царедворцы.

Въ боевомъ порядке вступили русскiе солдаты; торжественные звуки боевой музыки далеко неслись по степямъ и по зыбкой поверхности водъ; пушечный салютъ несколько разъ повторяли зеленеющiя апрельскiя степи, а последнiе ответы эха где то далеко слились съ плескомъ морской волны. Где же восторженный приветь освобожденной земли? Где хлебъ-соль землякамъ освободителямъ? Где радостные возгласы при виде русскихъ штандартовъ весело хлопавшихъ подъ степнымъ ветеркомъ о свои древка?... "Аминь" ему грянули петровскiе камни въ ответь.

Pyccкie солдаты — эти наши первые граждане — немедленно принялись за созиданiе крепости, затемъ пошла постройка гавани и города, значенiе котораго стало определяться, когда изъ Керчи стали переселяться въ Таганрогъ греки и албанцы, за первыми переселенiями которыхъ скоро стали следовать новые. Переселенцы привлекались, какъ льготами, данными имъ Императрицею, такъ и несомненно лучшимъ моральнымъ положенiемъ, нежели въ Турцiи подъ гнетомъ варваровъ завоевателей.

Греки, участвовавшiе въ морскихъ битвахъ противъ турокъ, не могли, конечно, оставаться въ Турцiи по заключенiи въ 1774 г. Кучукъ Кайнарджiйскаго мира. Это большею частью были смелые греческiе патрiоты, которыхъ трехсотлетнее турецкое иго не прiучило къ рабству; это «поликары», такiе же смелые мстители за веру и народность, какъ балканскiе юнаки, ускоки и пр. Большинство грековъ, перешедшихъ на сторону русскаго флота при появленiи его на водахъ Средиземнаго моря, вело разбойничью жизнь и называлось крестовыми братьями. Они действовали небольшими группами, при вступленiи въ которыя клялись въ верности другъ другу и въ непримиримой вражде къ туркамъ, обменивались крестами и часть добычи уделяли на сооруженiе, украшенiе и содержанiе церквей, при чемъ каждая такая банда, какъ древнiе амфиктiоны, группировались около чтимаго храма. Ихъ небольшiе отряды въ 30 или 20 человекъ управлялись капитанами, въ широкомъ поясе которыхъ хранилась вся золотая казна отряда. Эти братства дружно помогали одно другому, когда опасность превышала силу одного изъ нихъ. Действовали они иногда на суше, но больше на море, а потому и составили столь полезный элементъ въ русскомъ флоте во время первой турецкой войны.

Съ одной стороны опасенiе репрессалiй турецкихъ и жажда спокойной жизни въ стране христiанской, съ другой — сознанiе важности услугъ и жертвъ, принесенныхъ русскому делу, возбудили у грековъ желанiе переселиться въ Pocciю и просить милостиваго npieмa у Екатерины II, съ чемъ они и обратились къ Орлову, подъ предводительствомъ котораго дрались съ турками. Графъ Орловъ въ своемъ докладе о действiяхъ русскаго флота въ Средиземномъ море отозвался о грекахъ какъ о герояхъ и поддерживалъ ихъ ходатайство.

Не только чувство справедливости требовало согласиться на эту просьбу, но и очевидная польза. Вновь завоеванныя места были пусты, остальная Россiя не изобиловала ни населенiемъ, ни предпрiимчивостью, чтобы занять новыя места, хотя Потемкинъ и широко открылъ двери гостепрiимства даже для беглыхъ, а потому поселенiе грековъ было желательно. Кроме того между греками, поселившимися въ Россiи и ихъ родиной несомненно связи сохранятся, а это было важно въ виду широкихъ плановъ Потемкина и императрицы, которая думала изгнать турокъ изъ Европы и возстановить греческую имперiю съ Константинополемъ во главе, посадивъ на престолъ ея своего младшаго внука Константина Павловича. А потому всему 28 марта 1775 года, Императрица дала на имя графа Орлова рескриптъ: «Божiею милостью Мы, Екатерина II Императрица и Самодержица Всероссiйская и проч. и проч. и проч. Нашему генералу графу Алексею Орлову: Всемилостивейше разсматривая поднесенное Намъ отъ имени всехъ служащихъ при флоте подъ предводительствомъ вашимъ грековъ прошенiе: майора Константина Георгiя и капитана Стефана Мавромихали находимъ, что утвержденная свидетельствомъ Вашимъ похвальная ихъ къ Намъ и отечеству Нашему служба учиняетъ достойными Всемилостивейшего Нашего уваженiя, что и исполняемъ Мы силою сего, повелеваемъ вамъ не только всемъ темъ, кои и честь и славу победоноснаго Нашего оружiя въ минувшую войну подвигами своими утверждали, но и родственникамъ ихъ и словомъ всемъ благонамереннымъ объявить Высочайшимъ Нашимъ именемъ, что правосудiе и природная Наша къ общему добру склонность, прiемлетъ ихъ подъ праведный Свой покровъ, чиня всемъ онымъ въ отечестве Нашемъ прочное и полезнейшее со всемъ семействомъ ихъ пристанище, и что человеколюбивое Наше сердце не престанетъ никогда о благосостоянiи и пользе единовернаго общества сего пещися, изъявляя на первый случай по упомянутому прошенiю ихъ Высочайшую Нашу волю:

1) Ежели пожелаютъ они основать селенiе свое въ городахъ Керчь-Еникале, то Мы Всемилостивейше на то соизволяя учинимъ свободный и вольный въ техъ местахъ портъ.

2) Въ такомъ случае повелеваемъ вамъ не только техъ, кои въ войске нашемъ служили со всемъ семействомъ ихъ и всякаго званiя людей, которые объявятъ вамъ къ тому свое желанiе, сколь великое число оныхъ ни будетъ, на иждивенiи Нашемъ и Нашихъ корабляхъ со всеми возможными на пути выгодами въ отечество Наше отправить. А чтобы все оные соответственно Высочайшей Нашей воле, въ россiйскомъ порте приняты и въ назначенное имъ место препровождаемы были, то имейте вы о числе ихъ благовременно уведомить Нашего генерала Потемкина, которому на сей случай достаточно дано отъ Насъ повеленiе.

3) Зданiе храмовъ Божiихъ и всего домостроительства ихъ произведено будетъ изъ казны Нашей, такъ какъ и содержанiе крепости въ надежномъ для жителей состоянiи не оставимъ Мы препоручить тому начальству или коменданту, который по Высочайшему избранiю Нашему на сей случай будетъ определенъ и впредь определяемъ будетъ.

4) Что сходственно съ прошенiемъ ихъ, недозволено будетъ никому изъ иностранныхъ покупать земли въ отведенной для сего общества части, какъ при крепостяхъ Керчи и Еникале, такъ и въ азовской губернiи; но подъ симъ именемъ иностранныхъ не разуметь имъ россiйскую нацiю и какъ те города принадлежать скиптру оной, то коменданту и гарнизону въ нихъ быть россiйскому.

5) Прошенiе ихъ въ разсужднiе податей, которыхъ обязуются они, исключая однихъ военно служащихъ, платить въ казну Нашу со времени основанiя ихъ по прошествiи тридцати летъ; а те, кои получатъ земли въ азовской губернiи спустя пятнадцать летъ; а что въ отправленiи правосудiя повиноваться имъ обшимъ той губернiи установленiямъ, Мы Всемилостивейше прiемля опробуемъ.

6) Что принадлежитъ до установленiя изъ нацiоналовъ ихъ войскъ и до всего того, что изъ основанiя оныхъ неразрывно быть сдедуетъ прочное и выгодное для обеихъ сторонъ условiе.

7) Прошенiе ихъ о выборе той нацiи генерала со Всемилостивейшимъ отъ Насъ въ томъ чине утвержденiемъ и объ учрежденiи изъ собственныхъ ихъ офицеровъ для разбирательства ссоръ суда съ подчиненiемъ онаго начальнику провинцiи ихъ Мы Всемилостивейше опробуемъ.

8) Соизволяемъ и на то, чтобы учрежденный изъ той нацiи войска ни въ какiя другiя места вне пределовъ ихъ, исключая одного военнаго времени, употребляемы не были.

9) Избранiе для нихъ греческаго apxieпископa съ посвященiемъ Святейшаго Нашего Синода и съ произведенiемъ ему изъ казны жалованья опробуемъ.

10) Для маблюденiя внутренняго благочинiя и всякаго званiя торговыхъ делъ учредить магистратъ изъ греческаго ихъ купечества способомъ избранiя въ оный судей чрезъ всякiе три года Всемилостивейше имъ позволяемъ, которому состоять подъ апелляцiей Нашего Сената съ темъ однакожъ, что долженствуютъ объявить на какихъ, именно законахъ решенiя свои основать будутъ.

11) Никто изъ поселянъ общества сего противъ собственнаго своего желанiя въ войска Наши ни подъ какимъ видомъ принуждаемъ не будетъ, и каждый изъ нихъ военнослужащихъ по прошествiи пяти летъ, ежели самъ желаетъ получить отъ оной увольненiе, на место которыхъ въ то же самое время наполнять полки изъ поселянъ; но cie не прежде утверждено быть можетъ, какъ тогда, когда по числу всего онаго селенiя определится число полковъ, въ случае нужды повиненъ каждый защищать оружiемъ безопасность земли.

12) Для воспитанiя юношества и приготовленiя онаго къ службе учредится въ селенiи ихъ потребное на казенномъ иждивенiи военное училище; а для сохраненiя здоровья какъ военнослужащихъ, такъ и всехъ тамошнихъ поселянъ казенный же госпиталь и аптека съ достаточнымъ числомъ медицинскихъ служителей.

13) Увольненiе города отъ постоевъ и содержанiе почты въ мирное время учинено будетъ смотря по возможности и обстоятельствами

14) Что до произведения генералу ихъ жалованья и снабженiя въ военное время полковъ ихъ всемъ нужнымъ въ походу касается, то въ ономъ будетъ сделано условiе по учиненiи нужнаго на сей случай исчисленiя.

15) Всякаго званiя потребная для нихъ амуницiя и снаряды какъ ныне, такъ и впредь выдаваемы будутъ изъ казны нашей.

16) Соизволяемъ Высочайше отправлять купечеству ихъ при всехъ Имперiи Нашей портахъ и городахъ, взаимно съ прочимъ Россiйскимъ купечествомъ торговлю, пользуясь всеми Всемилостивейше пожалованными отъ насъ до ныне и впредь по временамъ жалуемыми привилегiями, такъ какъ и все природные наши подданные темъ пользуются безъ всякаго изъятiя и содержать оному на собственномъ своемъ иждивенiи и попеченiи корабли, не возбраняя притомъ и россiйскому купечеству прiезжать съ товарами въ селенiя ихъ.

17) Выводъ въ те селенiя земледельцевъ не только изъ Грецiи, но изъ Болгарiи, Македонiи и Валахiи Всемилостивейше позволяемъ.

18) На равномъ съ сими новыми поселянами основанiи увольняемъ отъ податей на тридцать летъ и всехъ техъ грековъ, кои въ будущее время выходя и поселяясь тамъ, утвердить себя въ верности къ службе Нашей присягою.

19) Установленную по прошествiй техъ льготныхъ лътъ въ казну Нашу подать, повелеваемъ расположить не изъ числа душъ, но изъ числа фамилiй

20) Въ подкрепление всехъ будущихъ въ томъ селенiи чиновныхъ въ ихъ домостроительствъ и для вспомоществованiя въ пользе заводимой тамъ торговли, имеетъ учрежденъ быть изъ казны Нашей Банкъ на равномъ основанiи со всеми прочими въ государстве Нашемъ до ныне установленными.

21) Наконецъ, прiемля все оное общество въ особо Наше Материнское покровительство и милость и сохраняя всегда въ прямой цене оказанные онымъ въ теченiе минувшей войны знаменитые опыты ихъ въ службе Нашей усердiя и ревность не оставить по природному Нашему правосудiю безъ достойнаго всехъ и каждаго особо по мере поднятыхъ по мере трудовъ награжденiя, поставляя въ томъ всегдашнее наше удовольствiе. Къ произведенiю же всего выше писаннаго именемъ Нашимъ въ действо и къ отправленiю ихъ всехъ на объяснимомъ основанiи въ Россiю по испытанной Нами достохвальной Вашей ревности уполномочивая васъ — пребываемъ Императорскою Нашею милостью всегда благосклонны. Данъ въ Москве, лето отъ Рождества Христова 1775, марта 28 дня.

Получивъ этоть рескриптъ, Потемкинъ препроводилъ его копiю азовскому губернатору при ордере отъ 9 декабря 1775 года такого содержанiя:

"При семь препровождая къ вашему превосходительству копiю съ Высочайшего Ея Императорскаго Величества рескрипта къ графу А. Г. Орлову Чесменскому, содержащего все те положенiя, которыя благоугодно было Ея Императорскому Величеству принять подъ свой покровъ всехъ служащихъ въ войскахъ Ея въ Архипелаге—албанцевъ обще съ ихъ фамилiями. Основываясь на таковой воле того рескрипта имеете, ваше превосходительство, поступать во всемъ томъ, что касаться будетъ до поселенiя какъ въ Керчь, Еникале, такъ и въ Таганроге по берегу Азовскаго моря. О успехахъ заседенiя и обзаведенiя домостроительства ихъ меня уведомить".

Прибывшiе на своихъ судахъ въ Pocciю архипелажскiе греки и албанцы, естественно, прежде всего устремились въ Керчь, такъ какъ это былъ пунктъ, ближайшiй и более известный, но такъ какъ Крымъ тогда еще не принадлежалъ Россiи, то переселенцы не могли быть снабжены землею въ такомъ количестве, чтобы упрочить на новыхъ местахъ свое благосостоянiе. Въ виду этого, а также, желая равномернее распределить новыя поселенiя въ Новороссиi, переселенцамъ стали отводить места по Азовскому морю и главнымъ образомъ въ Таганроге. По этому поводу Потемкинъ обратился къ грекамъ и албанцамъ съ обширнымъ посланiемъ, въ которомъ отзывался восторженно о подвигахъ грековъ и албанцевъ подъ русскимъ знаменемъ на водахъ Архипелага, обещалъ имъ милостивое вниманiе со стороны Императрицы и свое содействiе въ благоустройстве ихъ на новыхъ местахъ и, передавая 50.000 рублей на первое обзаведенiе ихъ, поручалъ азовскому губернатору Черткову и керченскому коменданту Борзову позаботиться о матерiальной ихъ обезпеченности, доставлениi пищи, о постройке домовъ, госпиталя и аптеки, о предохраненiи отъ заразы устройствомъ карантина, о воспитанiи малолетнихъ детей, о свободной торговле и о прiисканiи удобныхъ местъ для населенiя у Таганрога, где прежде помещался казачiй полкъ. Вместе со всемъ этимъ Потемкинъ для личныхъ объясненiй просилъ прiезжать къ нему, обещая ласковый прiемъ и готовность сделать все для благоустройства и пользы просителя.

Вследствiе воззванiя Потемкина албанская колонiя въ 200 человекъ въ 1776 году переселилась въ гор. Таганрог, а за ними последовали и греки. Пользуясь предложенiемъ екатеринославскаго наместника вступить въ личныя объясненiя съ нимъ, переселенцы въ Таганрогъ избрали изъ своей среды депутатовъ Монета и Гника и, снабдивъ ихъ инструкциями, отправили ихъ къ князю Потемкину. Греческiй проэктъ Екатерины II и Потемкина былъ тогда въ полномъ ходу, греки были въ большомъ почете и въ Петербурге; южно-русскимъ городамъ давались греческiя названiя, а потому и депутатовъ греческихъ встретилъ князь весьма радушно, обласкалъ, говорилъ съ ними по гречески и далъ депутатамъ приказъ на греческомъ языке (23 августа 1779):

"Военнымъ и гражданскимъ грекамъ въ Керчь-Еникале, Таганроге и Колпаковке обретающимся. Чрезъ cie да будетъ вамъ извъстно, что надъ вашимъ обществомъ назначенъ полнымъ командиромъ г. подполковникъ и кавалеръ Антонъ Дмитрiевъ, который по совершенной данной мною ему порученности имеетъ привести въ порядокъ все то, что до состоянiя вашего относится, какимъ образомъ, чтобы вы все отъ перваго до последняго прибыли довольными. Касательно до воинскихъ, то они будутъ распоряжены по назначенному штабу, а гражданскiе по дарованному государственнымъ привиллегiямъ изъ Крыма переселяющимся, поелику за благо найдено ради общей вашей пользы основать жительство ваше въ Таганроге, то съ полученiя сего повеленiя имеетъ немедленно отъ тамошняго вашего пребыванiя отправиться и собраться вамъ всемъ въ Таганроге, где за неименiемъ довольнаго количества домовъ назначили для вашего жительства по близости тамъ три слободы, а темъ наипаче форштадтъ; что же до прибытiя вашего въ Таганрогъ принадлежить, то повелено для керченскихъ и еникальскихъ приготовить довольное число судовъ, а для прочихъ подводы и все то, что къ удобной привозке вашей нужно будетъ, также дано повеленiе и для техъ, кои уже обзавелись домами и лавками, буде они не успеютъ ихъ продать, то оценя получить имъ отъ казны сполна за оныя плату; я не сомневаюсь, зная вашу предпрiимчивую усердность, при всякомъ обстоятельстве вами оказанную, что будете поступать такимъ образомъ и впредь, зато съ моей стороны къ удовлетворенiю васъ буду пещися о благоустройстве вашего состоянiя, какое желать можетъ получая также и награду по мере вашего усердiя!"

Опираясь на такое вниманiе русскаго правительства, греки, не только служившiе въ русскомъ флоте, но и другiе изъ Морей, Македонiи, Архипелага и др. местъ стали переселяться въ Таганрогъ. Ихъ поселили здесь помещая на время въ баракахъ выстроенныхъ для этой цели и выдавали деньги, обычную въ Россiи провизiю - ржаную муку и гречневую крупу. Ржаную муку греки употребляли для замазывания щелей своихъ, на скорую руку изготовленныхъ, построекъ, не понимая ея настоящего назначенiя, а гречневую крупу неохотно употребляли. Тогда ржаная мука была заменена пшеничною, а гречневая крупа — пшеномъ. Для переселявшихся грековъ въ Таганроге комендантъ Дежедерасъ отвелъ на форштадте греческiй кварталъ, каковой по cie время называется Греческою улицею. Затемъ постепенно греки-дворяне изъ военныхъ и земледельцы стали изъ города выселяться, а въ городе остались торговые греки.

Военные греки поселились по Miycy близъ Павловской крепости, согласно указанiю Потемкина и тамъ составили две роты, изъ которыхъ образовался впоследствiи греческiй батальонъ, командиромъ котораго, какъ намъ уже известно, былъ назначенъ Антонъ Дмитрiевъ (Дмитрiади); капитаномъ-же Дмитрiй Альфераки. После покорения Крыма въ 1783 г., этоть батальонъ подъ командою Кандiоти переведенъ былъ въ Крымъ въ Севастополь, а потомъ въ Балаклаву; но связь его съ земляками не порывалась, и составъ его пополнялся таганрогскими греками. Впоследствiи этотъ балаклавскiй батальонъ прославился геройскими подвигами во время крымской войны въ 1854, а въ 1859 году распущенъ на родные имъ берега Miyca.

Греческiе дворяне земледельцы заняли места отъ мiусскаго лимана по берегу моря за реку Самбекъ до реки Каменки. Дворянскiя фамилiи эти следующiя: Алфераки, Холяра, Асланъ, Караяни, Геродоматосъ, Палама, Погонатъ, Стаса, Фумли, Стратти, Флуки и др. Земли было много и при томъ совершенно свободной, а потому занимали ее по своимъ силамъ и усмотренiю даже и тогда, когда въ 1786 г.. изъ азовской губернской канцелярiи былъ присланъ планъ, такъ какъ на плане не было указано количество земли. Пространство земли у каждаго владельца даже и у мелкаго крестьянина земледельца было настолько велико, что въ центре своихъ владенiй имъ приходилось строить жилыя и хозяйственныя зданiя, где возникли хутора. Но, конечно, эхо идиллическое обилiе земли оказалось не безъ тернiевъ.

Потемкинъ большую часть своей деятельности посвятилъ на заселенiе вновь прiобретенныхъ отъ Турцiи земель, и по его иницiативе правительство даровало обширныя льготы всемъ переселенцамъ изъ центральныхъ русскихъ губернiй. Въ особенности были заманчивы предложенiя для всякаго рода беглыхъ, такъ какъ здесь они получили полную свободу поселиться и заняться своимъ деломъ безъ всякихъ заботь о виде на жительство. Кроме того давались желающимъ заниматься земледелiемъ земля и первыя средства для обзаведенiя хозяйством особенно же много было ассигновано денегъ грекамъ, чтобы они создали себе въ новомъ отечестве благоустройство и матерiальную обезпеченность. Если ко всему этому прибавить многочисленные разсказы о богатстве этого мало-известнаго края въ центральной Россiи, то понятно, что преселенiя такъ увеличились, что изобилiе земли стало сокращаться. Это видно между прочимъ изъ следующего эпизода. Статскiй советникъ Тибенинъ и колежскiй асессоръ Бибиковъ просили Потемкина отмежевать имъ часть земли, предназначенной для переселенцевъ - грековъ, въ виду того, что она свободна и что они ее всю занять не могутъ и, наконецъ, она имъ не годна, такъ какъ гориста; на это ходатайство последовало Высочайшее разрешенiе отмежевать Тибенину 5500 десатинъ и Бибикову 6000 десятинъ земли. Но когда былъ присланъ для размежевки землемеръ Чистяковъ, то греки пришли въ отчаянiе; они уверяли, что вся земля занята и свободной нетъ, что они всюду построились и всю ее вспахали. Но приказано было плугомъ производить межу, тогда греки стали оказывать сопротивление: женщины съ детьми на рукахъ ложились по пути плуга и говорили, что оне скорее допустятъ, чтобы ихъ перерезалъ плугъ, нежели уступать дарованную имъ Государыней землю. Землемеръ Чистяковъ сталъ въ тупикъ и остановился, но новые землевладельцы обратились къ предводителю дворянства Блазо и требовали содействiя военной силы.

Предводитель, не имея въ своемъ распоряженiи военной силы, набралъ поселенцевъ малороссовъ изъ ближайшихъ селъ и рыбаковъ и, вооруживъ ихъ оружiемъ, какое попалось подъ руку, напоилъ водкой, и, подъ предводительствомъ сельскаго головы Стукана, это своеобразное войско пошло защищать права новыхъ помещиковъ; но и греки, вооружившись винтовками и саблями, разбились на группы по 15 человекъ подъ предводительствомъ дворянина Александра Софьяно пуло и капитана Сидери, засели въ разныхъ местахъ, где надлежало провести межу. Предводитель дворянства приказалъ своему отряду выбить грековъ изъ засады, но у крестьянъ должно быть хмель сталъ проходить, и они не решались, и въ конце концевъ Стуканъ скомандовалъ: „ребята по домамъ"! Темъ дело и кончилось. Это была одна изъ техъ обычныхъ степныхъ исторiй, которыя прекрасно воспроизведены знатокомъ заселенiя Новороссiи Данилевскимъ. Таганрогскимъ комендантомъ, т. е. первымъ административнымъ лицомъ былъ Кашперовъ. Онъ, несомненно зная лучше другихъ суть дела, донесъ обо всемъ Потемкину, сообщивъ при этомъ, что земля действительно занята вся и даже застроена хуторянами. Заряженная ревизiя подтвердила сообщенiя коменданта.

Донскiе казаки тоже пользовались вновь прiобретенными землями, захватывая, какъ соседи, хорошо знавшiе местныя условiя, лучшiе участки. Они заняли место отъ Калмiуса до реки Дона и до севернаго Донца. Эта колонизацiя дурно отозвалась на интересахъ русскаго населенiя, ибо казаки задерживали обильное переселенiе къ Азовскому морю изъ Средней Россiи, останавливая переселенцевъ и поселяя ихъ около своихъ зимовниковъ; вследствiе этого берега Азовскаго моря были предоставлены главнымъ образомъ иностранцамъ, которые обособились, и потомъ уже русскому элементу трудно было установить здесь свое торговое значенiе, которое естественно, развилось-бы, еслибы русскiе одновременно съ греками начали свою деятельность.

Захваты земель были самые разнообразные, такъ напримеръ: капитанъ Альфераки испросилъ у Потемкина разрешенiя на занятiе земли на западъ отъ мiусскаго лимана, обязываясь поселить на ней 17 семействъ, которыя онъ вызоветъ изъ грецiи. Князь разрешилъ, но Альфераки, вместо расходовъ на вызовъ и поселенiе своихъ угнетенныхъ въ Грецiи соотечественниковъ, поселилъ разныхъ беглыхъ, которые сами прiшли, почему и берегъ этотъ называется Беглицкою косою. Эта местность потомъ перешла во владенiе Варваци.

Чтобы закончить вопросъ о переселенiи грековъ въ Таганрогъ, мы позволимъ себе несколько нарушить хронологичоскiй порядокъ, котораго хотя и не вполне, но большею частью придерживались, такъ какъ прерывать этотъ эпизодъ, такъ сказать, на полуслове неудобно.

Такъ какъ на плане отведенной грекамъ земли не было указано количество земли, то 23 августа 1800 года азовскiй губернаторъ предписалъ землемеру Чистякову отмежевать и определить общiй участокъ греческой земли, каковой оказался въ 15,946 десятинъ и 125 саженъ; но отдельно для каждаго владельца все таки не было сделано размежеванiя. А между темъ каждый землевладелецъ не только владелъ своимъ участкомъ, но даже продавалъ, хотя эти продажи совершались безъ всяхихъ купчихъ, а только лишь при свидетеляхъ. Чемъ более дробились участки, темъ более возникало споровъ, что и побудило греческое общество чрезъ своего представителя мaiopa Блазо обратиться съ ходатайством объ упорядоченiи землевладенiя. Баронъ Кампенгаузенъ, бывшiй въ то время градоначальникомъ Таганрога, вошелъ съ представленiемъ по этому делу въ министерство внутреннихъ делъ, на каковое последовало высочайшее повелинiе въ 1808 году.

1) «Землею, которою понынъ таганрогскiе греки пользуются и которой при последнемъ межеванiи оказалось 11.994 удобной и 3951 десятинъ неудобной оставить за ними въ вечномъ и потомственномъ ихъ владенiи.

2) Для избежанiя споровъ и всехъ затрудненiй отъ нераздельнаго владенiя сею землею происходящихъ, разделить оную на участки посредствомъ депутатовъ отъ каждаго состоянiя тамошнихъ поселенцевъ на основанiи третейскаго суда безъ всякаго въ томъ деле участiя начальства, съ темъ, чтобы на положенiя депутатовъ не было уже апелляцiи.

3) Право ввозить товары вновь пребывающими греками оставить въ полной силе на основанiи манифеста объ иностранныхъ поселенцахъ 1763 года, стараясь, чтобы злоупотреблений тутъ никакихъ не было.

4) Собранные въ прежнее время на содержание магистрата, членами онаго 7000 ассигн. взыскать непременно въ казну, ибо жители города должны содержать магистрата отъ себя на томъ основанiи, какъ и въ другихъ городахъ то делается.

5) Внушать имъ, что отъ городскихъ повинностей они освобождены быть не могуть, ибо то было бы противно общепринятому порядку.

6) Право прiобретать земли покупкою на основанiи указа въ 12 день декабря 1801 г. состоявшегося распространить на всехъ техъ изъ нихъ, кои въ подданстве Россiйскомъ состоятъ и впредь состоять будутъ. Я поручаю привести все cie въ исполненiе и буду ожидать отъ васъ объ этомъ донесенiя. Данъ въ С.-Петербурге iюля 21 дня 1808 года».

Въ виду такого несомненнаго повеленiя градоначальникъ сделаль распоряженiе о выборе депутатовъ отъ каждаго сословiя для распределенiя земельныхъ участковъ. Отъ дворянъ были выбраны въ депутаты маiоръ Георий Ковино и подпоручикъ Георгiй Мускути; отъ купцовъ Ралли Мателiасъ и Никифоръ Галiоци; отъ военныхъ Георий Красса и Гаврiилъ Малансiано и поселянинъ Дмитрiй Моняти.

Депутаты эти по раскладкамъ, которыя они составили 6 августа 1811 г. и 24 iюня 1813, распределили землю такимъ образомъ:

Дворянамъ.

Дворянамъ Твердой земли десятин Твердой земли сажен
1 Подполковнику и кавалеру Георгiю Кандiоти 479 2292
2 Maiopy Георгiю Кокину 523 1701
3 Maiopy Георгiю Бенардаки 261 2057
4 Капитану Сидору (Сидери) Иванову 130 2226
5 Подпоручику Ивану Гике Страти (Дежастрати) 349 324
6 Прапорщику Анастасiю Фули 109 251
7 Прапорщику Пантелею Афениосу 161 2057
8 Вдове подпоручика Сотиры Николаева, Екатерине 174 1366
9 Наследн. поручика - графа Булгарiя, Ивану 152 1789
10 Подпоручику Георгiю Мускути 305 1287
11 Подпоручику Ангели Попову 261 2057
12 Вдове подпоручика Софье Скондраковой 174 1366
13 Вдове подпоручика Kcaнтiи Скондраковой. 109 251
14 Прапорщику Дмитрию Софiанопуло 196 930
15 Капитану Apгирiю Папахристо 288 34
16 Подпоручику Димитрiю Папахристо. 148 916
17 Maiopy и кавалеру Афанасiю Халяри съ братьями. 349 324
18 Умершаго прапорщика Димы сыновьямъ 174 1366
19 Дворянину кадету Александру Софiанопуло 283 1610
20 Надворному советнику (капитанъ-лейтен.) Iосифу Флуки 113 1163
21 Подполковнику и кавалеру Георгiю Икономову 113 1163
22 Для двухъ церквей, одной на греческой земле и другой городской Царя Константина и Елены 57 1455

Купцамъ.

Купцамъ Твердой земли десятин Твердой земли сажен
1 Ивану и Михаилу Караяни 261 2057
2 Родiону Рали Мато 305 1287
3 Никифору Галяци 174 1366
4 Николаю Риге 52 888
5 Георгiю Змирли 34 2192
6 Георгiю Феодосiеву Мараитову 130 2226
7 Петру Мускути 174 1366
8 Христофору Мавры 34 2192

Первой роты разночинцамъ отставнымъ и поселенцамъ.

Первой роты разночинцамъ отставнымъ и поселенцамъ Твердой земли десятин Твердой земли сажен
1 Сержанту Ивану Панадаки 314 542
2 Сержанту Ивану Красса 174 1366
3 Капралу Дмитрiю Полихронц 218 506
4 Рядовому Дмитрiю Афинеосу 87 683
5 Капралу Стефану Марали 78 1333
6 Вдове сержанта Власiя, Деспинъ съ детьми 157 269
7 Сержанту Ивану Назарити 96 128
8 Поселянину Константину Аврами 78 1333
9 Вдове рядового Корона Гаруфали 87 683
10 Сержантскому сыну Дмитрiю Масаути 157 269
11 Рядовому Христо Борбери 157 269
12 Вдове рядового Каймаксы, Анне 157 269
13 Поселянину Ивану Икономову 43 1541
14 Поселянину Георгiю Икономову 69 1984
15 Умершаго рядового Картiоти сынов Николаю и Ивану 61 236
16 Поселянину Пандажи Димопуло 78 1333
17 Вдове умершаго сержанта Попова, Стафуле 69 1987
18 Поселянину Николаю Лафтери 26 444
19 Сержантскому сыну Георгiю Красса 165 2012

Въ новомъ строенiи.

Въ новомъ строенiи Твердой земли десятин Твердой земли сажен
1 Поселянину Алексею Аврами 78 1333
2 Умершаго капрала Конома(Икономова) сыну Дмитрiю 87 683
3 Капралу Христо-Ангели Аклиро 196 930
4 Вдове рядового Камбарули Агафье 104 1783
5 Рядовому Дмитрiю Хелiоти 139 1567
6 Капралу Паноли Лука 196 930
7 Умершаго рядового Вретани, сыну Георгiю 34 2192
8 Рядовому Николаю Руси 130 2226
9 Сержанту Павлу Фотину 244 952
10 Вдове сержанта Ангели-Иванова, Феофанiя 174 1366
11 Поселянину Ивану Кондоянаки 196 930
12 Поселянину Ивану Апостолопуло 130 2226
13 Поселянину Георгiю Марлари 109 251
14 Поселянину Анастасiю Маняти 218 506
15 Сержанту Павлу Кирiакову съ братомъ 209 1158
16 Поселянину Дмитрiю Маняти 305 1287
17 Поселянину Панаги Василiу 87 683
18 Поселянину Георгiю Макропуло 218 506
19 Поселянамъ Константину и Андрею Куфопуло 122 476
20 Поселянину Клироному Кондофедори 34 2192
21 Сержанту Христо Карказу съ сыновьями 261 2067
22 Поселянину Яни-Христо Барбаяни 78 1333
23 Поселянину Дмитрию Назарити 26 444

Петрушиной косы.

Петрушиной косы Твердой земли десятин Твердой земли сажен
1 Рядовому Анастасiю Аргити 157 269
2 Умершаго рядового Жоржи, Николаю съ братом 96 128
3 Умершаго сержанта Сарачи, сынов Николаю и Христу 52 888
4 Вдове сержанта Капанидони Наталiи 87 683
5 Поселянину Федору Моранти 17 1095
6 Сержанту Ивану Караяни Антонову 157 269
7 Капралу Евстратiю Коркокаки 157 269
8 Вдове умершаго капрала Патрино Гусаря, Мария 52 888
9 Умершаго капрала Патрино Гусаря сыну, Гересиму 26 444
10 Сержантскому сыну Евстратiю Малаксiано 87 683
11 Вдове сержанта Малаксiано, Ирине съ сыновьями 218 506
12 Рядовому Павлу Варди-Маринаки 26 444
13 Рядовому Пантелояни 26 444
14 Поселянину Ивану Канардули 87 683
15 Сержанту Дмитрiю Тарнани 174 1366
16 Сержанту Андреяну Долокову 174 1366
17 Поселянину Дмитрию Апостолопуло съ братом 174 1366
18 Вдове сержанта Цимбиди, Марiи 87 683
19 Сержанту Панагiоти Делакову 43 1541
20 Рядовому Ивану Политову 26 434
00 Размежевано земли 13,783 207
00 Всего земли 15,946 125
00 Земля общего пользования 155 125

Кроме того на Петрушиной косе осталось для общаго пользованья 155 десятинъ 125 саж. камыша.

Не смотря на то, что работа по размежеванiю продолжалась более десяти летъ, однако возникли разныя тяжбы и недоразуменiя. Такъ напр. всей земли было 15,946 десятинъ и 125 саж., а размежевано 13,783 десят. 207 саж.

Куда же давалось более 2000 десятинъ? Старожилы объясняли двояко: либо отъ неправильной первой размежовки, либо землемеръ умышленно прирезалъ къ смежной земле поселившагося здесь помещика Фурсова. Затемъ некоторые штабъ и оберъ-офицеры, проживавшие въ Таганроге, подали просьбу Министерству Внутреннихъ Делъ о наделенiи ихъ землею. Но Министръ отказалъ имъ, указавъ при этомъ, что свои притязанiя на греческую землю они могли подавать до окончанiя дела о размежеванiи, такъ какъ всякiя измененiя въ наделахъ могутъ повлечь новыя осложненiя и разоренiя для осевшихъ поселянъ, которымъ нужно спокойное обладанiе ихъ наделами.

Получивъ эту раскладку 6 сентября 1811 года, таганрогскiй градоначальникъ Папковъ обратился въ екатеринославское губернское правленiе за назначенiемъ землемера для утвержденiя межи предположенныхъ къ разделу участковъ и вместе съ темъ поручилъ ростовскому землемеру Шаржинскому снять на планъ всю разделенную землю съ показанiемъ количества оной, что имъ и исполнено 27 октября 1811 года.

После продолжительной переписки о назначенiи землемера для обмежеванiя и нарезки разделенныхъ участковъ земли, наконецъ, въ Mapтe месяце 1812 года последовало разрешение о томъ, чтобы обмежеванiе и нарезка участковъ была произведена ростовскимъ уезднымъ землемеромъ Шаржинскимъ. Межеванiе начато было въ апреле месяце того-же года и окончено только въ 1815 году. Землемеръ Шаржинскiй тогда же составилъ планъ и представилъ таганрогскому градоначальнику 3 iюня 1815 г., но въ делахъ самаго плана не оказалось.

Сначала переходъ участковъ изъ однихъ рукъ въ другiя севершалея безо всякихъ формальностей, просто при свидетеляхъ устанавливался фактъ купли и продажи. Происходило это, во первыхъ, по обычаямъ натр патрiархальной жизни, а также по невозможности формальнымъ путемъ продавать участки, такъ какъ не размежеванная офицiально земля не могла иметь определеннаго плана. Но со времени размежеванiя лица, прiобретавшiя себе участки въ районе греческой земли, стали утверждаться въ правахъ собственности формальнымъ порядкомъ; но екатеринославская палата гражданскаго суда, которой въ то время принадлежало право совершать купчiя крепости, отказала имъ въ совершенiи крепостей на томъ основанiи, что она нашла продавцевъ не полными собственниками земли и что о продаже ея должно последовать особое разрешенiе отъ высшего правительства.

Таковой отказъ палаты вызвалъ со стороны градоначальника Панкова ходатайство 20 марта 1815 года предъ Правительствующимъ Сенатомъ о разрешенiи грекамъ продавать полученные ими земельные участки въ другiя руки, такъ какъ по его мненiю владельцы этихъ участковъ греки не обладаютъ достаточными сведенiями въ хлебопашестве а что съ переходомъ этихъ участковъ въ другiя руки они получили бы лучшее назначенiе и обращены были бы подъ разный полезныя заведенiя.

Вследствiе ходатайства этого, последовалъ указъ Правительствующаго Сената на имя таганрогская градоначальника отъ 26 iюня 1819 года, по которому земля эта признана полною собственностью грековъ, не подлежащею никакому ограниченiю и представлялось право располагать ею, какъ своею собственностью. На основанiи этого документа, греческая земля стала формальнымъ путемъ и на законном основанiи переходить изъ рукъ въ руки. Право свободнаго владенiя вместе съ некоторыми экономическими причинами, какъ неурожайные годы, въ особенности 1833 года, плата при въезде въ городъ, подчиненiе городскому магистрату и связанный съ этимъ городскiя повинности и обязанности способствовали переходу земли отъ обедневшихъ мелкихъ поселянъ къ крупнымъ землевладельцамъ (Альфераки, Поляковъ, Лаиеръ и др.). За греками аборигенами остались весьма немногiе земельные участки. Въ настоящее время сохранилось въ памяти народа одно только воспоминанiе о первыхъ поселенцахъ окрестностей Таганрога и ихъ земельныхъ участкахъ: „греческiя роты и хутора".

Во время правленiя Екатерины II греческiя поселенiя появились сначала въ Керчи и Таганроге и потомъ въ Марiуполе; но этотъ последнiй былъ заселенъ крымскими греками, въ значительной степени пережившими свои нацiональныя особенности и языкъ, и изъ крымскихъ грековъ въ Таганроге поселилось только лишь самое не значительное число. Что-же касается до керченскихъ и таганрогскихъ поселенцевъ, то они были одного происхожденiя и Таганрогъ былъ заселенъ греками изъ Керчи, но въ Таганрогъ переселились преимущественно военные и более зажиточные, которые могли разсчитывать на торговыя занятiя, а въ Керчи остались беднейшiе и въ особенности рыбаки; такимъ образомъ контингентъ греческаго поселенiя въ Таганроге былъ, такъ сказать, аристократиченъ сравнительно съ другими греческими населенiями въ Россiи.

Въ то время какъ землевладельцы поселились въ окрестностяхъ Таганрога, торговое сословiе осталось въ городе. А потому зa первыми военными, занявшими Таганрогъ, вторыми жителями города были греки, которые и стали строиться на отведенномъ имъ месте — по нынешней Греческой улице, где тогда же начала строиться Царе-Константиновская церковь для грековъ. Тогда же строилась Михайловская церковь (ныне Троицкая), а въ крепости морскимъ ведомствомъ при участiи пожертвованiй, созидалась Никольская церковь. Въ семидесятыхъ годахъ XVIII столетiя въ Таганроге насчитывалось 55 купцовъ, 108 мещанъ, 9 цеховыхъ и разнаго званiя жителей, домовъ частныхъ лицъ 300, больше деревянныхъ; между темъ какъ въ то же время въ крепости св. Дмитрiя Ростовскаго считалось купцовъ 131, мещанъ 154, цеховыхъ 7, а разнаго званiя жителей 419; въ Азове въ то же время считалось купцовъ 201, мещанъ 52, цеховыхъ 12 и разнаго званiя жителей 9. Но не смотря на такое еще незначительное населенiе Таганрога, его превосходство надъ другими городами казалось тогда несомненнымъ; такъ въ немъ учреждены были три ярмарки: 9 мая, 15 августа и 8 ноября, а за темъ въ Таганроге поместились уездныя власти съ открытiемъ губернiй въ правленiе Екатерины II, несмотря на то, что при выбору уездных городовъ, таковымъ былъ избранъ Ростовъ на Дону, тогда еще именовавшiйся крепостью св. Дмитрiя Ростовскаго. Современникъ этой эпохи неизвестный составитель «0писанiя» городовъ и уездовъ азовской губернiи говорить, что въ Таганрогъ приходятъ разнаго рода суда: корабли, - шхуны, полаки, галiаты, боты и др. Въ числе привозимыхъ товаровъ онъ называетъ: вино, изюмъ, финики, винныя ягоды, рожки, кофе, инбирь, разные орехи, южные плоды, ладонъ, смирну, рисъ, турецкiй табакъ, турецкiя шелковыя и бумажныя ткани; а вывозимые товары: железо, икра, масло, сало, пенька, кожи; кроме того авторъ говорить, что во вновь занятыхъ местахъ купечество коммерцiю отменно возстановляетъ въ Таганрогъ, но онъ думаетъ, что торговля могла и более возрастать, и его мненiя по этому вопросу приводимъ дословно: „но гораздо более можно было бы привлечь купечество и несравненно въ большемъ количестве приходили бы корабли и прочiя суда въ Таганрогъ, если бы ими въ ономъ заведенъ былъ для купечества банкъ или-бы пошлина съ товаровъ въ таможне взимаема была при продаже товаровъ, ибо купечествующiе, не имея чемъ вдругъ половинной части пошлины заплатить, принуждены часто бываютъ либо платить двойные проценты занимая деньги, или сбывая товаръ безценно, что и останавливаетъ охоту отъ купечествованiя. А всего-бы удобнее, если бы въ Таганроге сделать порто-франко, а въ десяти верстахъ на прежней линiи, о которой при описанiи города Таганрога упомянуто (ретраншементъ Петра) учредить таможню, чрезъ что бы купечество весьма сходно туда прiезжало и иностранные купцы переселились-бы во многомъ числе въ cie место, а казна едвали-бы отъ того еще прибытку не получала, поелику на этой линiй учреждены таможни, собиралась бы узаконенно пошлина съ везомыхъ изъ за моря внутрь Россiи, да изъ оной къ таганрогскому порту товаровъ безнедоимочно, а хотя бы и оставались внутри города Таганрога привозимые изъ-за моря товары безпошлинными, но то количество весьма не великое, какъ бы сугубо награждалось весьма умножительнымъ привозомъ товаровъ и издержками на содержанiе и пропитанiе прiезжающихъ на корабляхъ въ Таганрогъ. а оттоль все-бы обращалось въ казну соразмерно обогащению тамошняго купечества и мещанъ". Далее небезъинтересна характеристика населенiя края: „Касательно до склонности и нравовъ здешнихъ жителей, оные въ разсужденiи разнаго сорта людей также различны: изъ росайскихъ однодворцевъ, крестьяне больше склонны къ хлебопашеству и въ земледелiи трудолюбивы; малороссiяне, упражняясь въ томъ-же, посклоннее къ скотоводству и домостроительству; армяне въ купечестве и промыслахъ отличаются; греки въ разныхъ мастерствахъ, въ разведенiи садовъ и виноградниковъ и въ хлебопашестве. Вообще все жители добраго духа, мужественны и къ действiямъ военнымъ склонны".

Выше приведенный авторъ изъ всехъ городовъ более всего говорить о Таганроге. Думать, что онъ житель Таганрога нетъ особыхъ основанiй, темъ более что и самый документъ этотъ отысканъ Н. Мурзакевичемъ въ Екатеринославе. Темъ не менее местность автору известна основательно, что можно видеть изъ его описанiя линiи порто-франко. Въ его разсужденiи несомненно видно расположенiе къ интересамъ города, что едва ли не единственный примеръ, какъ мы видели во время Петра Великаго, такъ и еще будемъ видеть не разъ — къ Таганрогу въ административныхъ сферахъ относились неблагосклонно или даже просто враждебно.

Условiя жизни въ Таганроге таковы, что никогда не способствовали развитию фабричной деятельности; въ особенности въ прежнее время, когда при отсутствiи машинныхъ приспособлений требовались многочисленные рабочiя руки; заработки здесь всегда были разнообразны: работа при амбарахъ и нагрузке, земледелiи, извозъ и рыбные промыслы, а фабричная промышленность ищеть свободный пролетарiатъ. Впрочемъ, въ первые годы существованiя Таганрога былъ уже здесь канатный заводь и фабрика турецкой парчи. Исторiя возникновенiя этой последней известна изъ прошенiя Екатерины Аслановой къ Императрице и собственноручнаго ответа Императрицы на него. Константинопольскiй грекъ Павелъ Аслановъ увезъ изъ Турцiй девицу знатной турецкой фамилiи и прибыль въ Россiю. Будучи привезенной въ Полтаву, увезенная девица приняла христианство отъ apxieпископа Евгенiя и вышла замужъ за любимаго человека, съ которымъ бежала въ Россию. Затемъ молодая чета отправилась въ Петербургъ, где въ ней принялъ участiе Потемкинъ, кавъ онъ вообще принималъ участiе въ судьбе балканскихъ христiанъ, и представилъ ихъ Императрице во время придворнаго маскарада. Молодые люди были обласканы Императрицей. Аслановъ получилъ чинъ прапорщика и 300 р. ежегодно. Тамъ-же Павелъ Аслановъ заявилъ, что онъ знаетъ искусство приготовленiя турецкой парчи и можетъ устроить такую фабрику, что она составить известность русской промышленности, но на ея устройство не имеетъ средствъ; тогда ему было ассигновано шесть тысячъ рублей на устройство фабрики въ Таганроге; однако, какъ видно, фабрика пошла плохо, потому что Аслановъ израсходовалъ все деньги и даже заложилъ казне домъ въ Таганроге въ девятьсотъ руб., а затемъ вскоре умеръ. Жена его Екатерина обратилась съ просьбою къ Государыне простить ей долгъ, на что 8 мая 1788 года последовало собственноручное милостивое распоряженiе на имя князя Потемкина.

Съ развитiемъ торговли населенiе конечно, быстро росло; но и помимо чисто коммерческаго, въ составъ жителей Таганрога входили и другiе элементы, какъ-то: комендантъ съ тремя гарнизонными батальонами, таможенные, служившiе въ адмиралтействе, которое, какъ видно изъ рескрипта Екатерины II къ князю Потемкину. 13 августа 1785 года, называлось, «адмиралтейскимъ департаментомъ» и находилось подъ главнымъ начальствомъ Потемкина, и затемъ служившiе въ портовой конторе, въ Таганроге же на форштатъ была штабъ квартира греческаго пехотнаго полка, впрочемъ, временно.

Встречаются имена русскихъ купцовъ, какъ Кобылинъ, Проскуринъ и др.

Изъ числа местныхъ учрежденiй въ правленiе Екатерины II были слъдуюшiя: Управа благочинiя, основанная въ 1784 г. заменявшая нынешнюю полицiю, а до этого времени всеми делами города заведывала воеводская канцелярiя и комендантъ. Затемъ после переселенiя грековъ въ Таганрогъ въ 1781 году было учреждено «греческое купеческое правленiе» по представленiю коменданта Неутлинга-губернатору азовской губернiи Черткову. Губернская канцелярiя въ томъ же году поручила таганрогской воеводской канцелярiи открыть греческое купеческое управленiе посредствомъ выборовъ членовъ въ должности председателя и двухъ заседателей, съ содержанiем на счетъ общества, съ темъ, чтобы правленiе это находилось въ веденiи азовскаго губернатора и руководствовалось въ своей практике законами греческихъ царей(византiйскихъ императоровъ) Юстинiана, Юлiана и Константина. Греческое общество, состоявшее тогда изъ 24-хъ человекъ, избрало на одинъ годъ изъ первостепенныхъ купцовъ въ председатели этого правленiя цареградскаго дворянина Ивана Михайлова Разсета и въ заседатели: Егора Иванова Трандафилова и Ивана Васильева Пагоната. Правленiе это, по распоряженiю таганрогской воеводской канцелярiи, тогда и вступило въ отправленiе своихъ обязанностей и ведало дела купеческаго и мещанскаго обществъ.

Затемъ 1 мая 1784 года вследствiе распоряженiя генералъ-губернатора кн. Потемкина на имя исправляющаго должность правителя екатеринославскаго наместничества Синельникова, это купеческое правленiе преобразовано было въ греческiй магистратъ, который и былъ открыть 20 iюля 1784 г. председателёмъ екатеринославскаго верховнаго земскаго суда Чернышемъ по распоряженiю губернатора Тутолмина. Содержанiе было отнесено на счетъ города; составъ членовъ оставался тотъ-же, и выбирались они на три года. Веденiю его подлежали дела греческаго общества. Этотъ греческiй магистратъ существовалъ до 1836 года, а затемъ на основанiи Высочайше утвержденнаго 12 января 1831 г. мненiя Государственнаго Совета былъ упраздненъ, и дела его перешли въ веденiе городового магистрата.

Одновременно съ греческимъ магистратомъ и темъ-же порядкомъ былъ открыть городской купеческiй магистратъ русскiй, который потомъ съ постановкою Таганрога во главе марiупольскаго уезда, сталъ именоваться марiупольскимъ, а съ подчиненiемъ новороссiйской губернiи снова - таганрогскимъ въ 1797 г.

Это учрежденiе имело судебногражданскiй характеръ. Члены его замещались по выбору городскаго общества на три года. Служащiе же въ канцелярiи были штатными и состояли на государственной службе, а содержанiе получали изъ городскихъ средствъ. Штатъ былъ такой (по сведенiямъ 1804 г.); Секретарь съ жалованьемъ на годъ 500 руб., протоколистъ 180 руб., повытчикъ 200 руб., одному помощнику 150 руб., тремъ другимъ по 120 руб. и пятому 100 руб. Два бургомистра и четыре ратмана служили по выбору на три года и жалованья не получали. Въ 1831 году, какъ намъ известно, все дела греческаго магистрата перешли въ веденiе городскаго магистрата. Таганрогскiй городовой магистратъ существовалъ до 1869 года, когда Высочайше утвержденными правилами 10 марта 1869 г. онъ былъ закрыть, а дела его переданы: судебныя — открывшемуся тогда окружному суду, а сословныя в городскiя — греческому мещанскому старосте, который впоследствiи т. е. въ 1878 году при приведенiи въ порядокъ делъ городскаго управленiя (А. К. Ромено) поступили въ городское управленiе. Въ составъ магистрата входилъ Сиротскiй Судъ, который въ 1870 г. вошелъ въ составъ Городской Управы. Существовалъ еще Словесный Судъ подъ председательствомъ Полицiймейстера и по своей идее былъ нечто въ роде Мироваго Суда, онъ существовалъ до 1869 г.

Что-же касается до учебныхъ заведенiй, то, къ сожаленiю, даже въ векъ Великой Екатерины Россiя не руководствовалась мудрымъ правиломъ, что всякое поселенiе должно начинаться съ церкви и школы. Явились военно-административныя учрежденiя, далее сословно судебный, но до учебныхъ делъ не скоро дошло. Мореходные классы, устроенные для развитiя мореходства были чисто ремесленнымъ заведенiемъ; лучшее образование получили преимущественно греки, воспитанные въ „греческомъ корпусе чужестранныхъ единоверцевъ", о каковомъ у насъ уже была речь. То обстоятельство, что Великаго Князя Константина Павловича воспитывали, какъ будущего греческаго императора, много способствовало привилегированному положение молодыхъ грековъ въ Петербурге; некоторые изъ нихъ были даже товарищами Великаго Княза. Многiе молодые люди, воспитывавшиеся въ греческомъ корпусе, потомъ возвратились къ своимъ соотечественникамъ и поселились въ Таганроге; изъ таковыхъ известны Бозо, Ризо, Каройдони, Симiаки, Икономо, Панафеодоро и др. По началу это, были дети знатныхъ грековъ, погибшихъ въ бою во время турецкой войны, которыхъ графъ Орловъ съ согласiя Императрицы отправилъ въ Петербургъ, поручивъ ихъ образованному человеку Анастасiю Монети.

Среди старожиловъ Таганрога существовали и другiе заслуживавшiе доверiя разсказы, которые свидетельствуютъ о вниманiи къ грекамъ въ Петербурге во время Екатерины Великой, это, конечно, находилось въ связи съ политикой того времени и греческимъ проэктомъ въ особенности, и вместе съ темъ было вполне согласно съ характеромъ Императрицы и ея гуманнымъ образомъ мыслей.

Приводимъ такой разсказъ - словами Д. Ч. Катапули, помещенными въ «Памятной книжке Таганрога»:

«Въ то самое время, когда графъ Орловъ собралъ сиротъ детей и отправилъ въ Петербургъ, морской министръ турецкаго султана капитанъ Паша получилъ изъ Грузiи и Мингрелiи въ подарокъ несколько малолетнихъ христiанскихъ девицъ и, желав съ своей стороны сделать подобный же подарокъ тунисскому бею, выбралъ самыхъ красивыхъ девушекъ, снарядилъ одно изъ лучшихъ своихъ судовъ, назначилъ лучшую вооруженную команду и препоручилъ своему адъютанту Ахмедъ-эфенди доставить ихъ въ Тунисъ. Ахмедъ эфенди раскинулъ на палубе богатую палатку и поместилъ въ ней девицъ. Когда судно вошло въ Архипелагъ, то оно тщательно избегало береговъ Мореи, где не выводились корсары; но судьбе было угодно, чтобы греческое корсарское судно подъ управленiемъ капитана Пана настигло ихъ (указанiе места, какъ очевидную ошибку автора, опускаю). Поликары немедленно овладели приступомъ турецкимъ судномъ и полагая, что женщины, находящiеся въ палатке турчанки, выстрелили по собравшимся въ кучу женщинамъ и многихъ ивувечили. Турки, видя, что греки могутъ перебить всехъ женщинъ, въ одинъ голосъ крикнули: «это христiанки» Тогда ярость грековъ обратилась въ милосердiе. Девицъ взяли къ себе, турокъ отпустили. Матросы, видя, что одна изъ девицъ была до того изувечена, что не давала надежды на излеченiе, хотели было бросить ее въ море; но великодушный капитанъ Пана удержалъ матросовъ и взялъ раненную на свое попечение. По благополучномъ прибытiи въ Бейрутъ, немедленно дано было дивицамъ медицинское пособие.

По докладу графа Орлова Императрице объ этомъ происшествiи, воспоследовало Высочайшее соизволенiе перевезти всехъ этихъ девицъ въ С.-Петербургъ, что и было графомъ Орловымъ исполнено. Неописанная радость овладела всеми молодыми девицами, когда имъ сказали, чтобы, готовились въ путь. По тому самому пути, по которому отправлены были мальчики (чрезъ Ливорно и Пизу) посланы были въ Петербургъ и девицы. Великая Императрица приняла девицъ подъ особенное свое покровительство, обласкала ихъ и щедро наградила. Но когда спросила ихъ, желаютъ-ли оне остаться въ Петербурге или отправиться въ другое место, оне единодушно высказали желанiе, чтобы ихъ отправили въ Таганрогъ, который населяется греками. Императрица позвала ихъ къ себе и сама удостоверившись въ ихъ желанiи, щедро наградила и отпустила ихъ съ Анастаciемъ Монети въ Таганрогъ. По прибытiи туда все эти девицы вышли замужъ за переселившихся грековъ. Изъ числа ихъ: Монети, Кокино, Геродиматосъ, Маняти, Макропуло и др.».

Разсказывали также старожилы, что у Великаго Князя Константина Павловича была кормилицею гречанка Султана, родомъ изъ Мореи.

Ея христiанское имя по всей вероятности Елена, подъ которымъ она известна въ историческихъ памятникахъ. Когда она была отпущена, то Императрица щедро наградила ее и подарила ей 3000 десятинъ земли (ныне Золотая Коса). Myжъ этой Султаны Аслановъ продалъ эту землю Феодору Фурсову за 3000 руб.

Заканчивая исторический обзоръ Таганрога въ перiодъ правленiя Екатерины Великой, считаю не безъинтереснымъ привести выдержки изъ дневника путешествiя по южной Pocciи академика Гильденштедта, чтобы по возможности дополнить картину жизни въ Таганроге и его окрестностяхъ. Императрица Екатерина II и директора С.-Петербургской Академiи Наукъ Е. Р. Дашкова (урожд. Воронцова) много заботились объ изследованiи юго-восточной Россiи, въ томъ числе и прiазовской и съ этою целью указанный академикъ со студентами Крашенниковымъ, Тарбеевымъ и Беляевымъ были отправлены въ Новороссiю. Путешествiе было совершено въ 1773 и 1774 г., следовательно въ самые первые годы жизни Таганрога.

11 августа 1773 г. Гильденштедтъ прибыль въ крепость св. Дмятрiя, которую тогда уже называли Ростовомъ (Rostowa). Комендантъ генералъ-маiоръ Потаповъ приказалъ отвести ему въ крепости помещенiе и оказалъ любезнейшiй прiемъ. Въ разговоре съ комендантомъ академикъ узналъ много подробностей объ условiяхъ жизни на Дону. Топили въ Ростове большею частью камышемъ, возъ камыша съ леваго берега стоилъ прежде 50 к., а въ то время татары стали привозить и продавать по 10 коп. Татары, кочевавшiе тамъ, были ногайцы и всего три года какъ переселились туда изъ Бессарабiи; турки, по мненiю Потапова, много потеряли въ стратегическомъ отношенiи оть этого переселенiя. Академикъ изследовалъ воду много-численныхъ колодцевъ въ. Ростове,а также ключа, называвшегося „богатымъ колодцемъ", и нашель воду плохою; она по его мненiю служитъ причаною многочисленныхъ заболеванiй среди гарнизона. Впрочемъ вода «богатаго колодца» значительно лучше, хотя и содержитъ много поваренной соли и известковой земли. Академикъ советовалъ предпочтительно употреблять воду речную. Въ полуверсте на востокъ отъ крепости была Купеческая слобода съ деревянною церковью, а по направленно къ реке Темернику Солдатская слобода и Казачья. Эти слободы имели пять церквей. Эта местность еще со временъ Петра называлась Темерникскимъ портомъ, въ которомъ тогда собиралось 50,000 руб. пошлины.

Въ слободахъ было много фруктовыхъ садовъ, где преобладали абрикосы; былъ и виноградъ. Чрезъ Темерникъ въ 1773 году былъ построенъ каменный мостъ, ближе къ Дону. Мостъ, составляющiй собственно плотину въ несколько сажень длины, говорилъ Гильденштедтъ, замыкаетъ оба берега Темерника, надъ пролетомъ-же этой плотины идетъ деревянный мостъ въ десять шаговъ длины, подъ которымъ бежитъ вода. Близъ северовосточной стороны этого моста бьетъ ключъ, струя котораго толщиною въ палецъ. Надъ нимъ теперь строится круглое зданiе, имеющее сажень въ дiаметре и долженствующее служить караульней для находящегося здесь форпоста. На этом зданiи стоять обращенные къ востоку высеченные изъ камня кресты, вышиною въ три аршина; входъ съ южной стороны. Прiятно путешественнику встретить здесь фонтанъ, который можетъ утолить его жажду, такъ какъ вода въ Темернике, вследствiе медленнаго его теченiя, почти гнила. Постройка эта производится пленными турками.

15 августа академикъ пригласилъ къ себе на обедъ коменданта, во время обеда зашелъ разговоръ о томъ, что молнiя однажды ударила въ колокольню, — Гильденштедтъ подробно объяснилъ, какъ сделать громоотводъ. На колокольне были часы, привезенные Петромъ Великимъ изъ Голландiи въ Таганрогъ, откуда после Прутскаго мира въ Ростовъ. Эти часы существовали на своемъ месте, хотя и безъ употребленiя, еще въ 1839 году. Въ этотъ день изъ Ростова было отправлено до 30 фуръ муки въ крепость Берду. Въ телегу впрягалась пара воловъ, накладывали 49 пуд. муки. Съ каждаго куля въ семь пудовъ малороссiянамъ, занимавшимся извозомъ, платили 50 коп. Разстоянiе было 270 верстъ или 12 дней пути. Следовательно человекъ и пара воловъ вырабатывали въ день 21 коп.

18 августа путешественникъ отправился въ Азовъ, по пути онъ указываетъ на укрепленiя оставшiяся еще отъ Петра и на многочисленныя рыбачьи поселенiя, при чемъ находитъ, что Донъ отъ Аксая до устьевъ значительно уже населенъ; большею частью жили тамъ рыбаки изъ донскихъ, доломановскихъ и азовскихъ казаковъ. Но онъ находить, что этотъ прекрасный край недостаточно утилизируется, что въ немъ съ успехомъ можно заниматься виноделiемъ и шелководствомъ. Азовъ въ то время представлялъ, очевидно, главнымъ образомъ, поселенiе рыбаковъ, такъ какъ главный интересъ изследованiя сосредоточенъ на рыбномъ промысле.

Гильденштедтъ говорить о неутомимомъ коменданте азовской крепости генералъ-мaiopе Фохте, который, жалея лесъ, сооружаетъ постройки изъ кирпича, который тутъ же обжигаютъ, а известь добываютъ изь камней старыхъ стенъ; комендантъ просилъ его сделать разведку, не найдется-ли по близости хорошей воды и хорошей глины, но академикъ, хотя и буравилъ въ несколькихъ местахъ, однако ничего такого не нашелъ и думаеть, что и найти нельзя. Кроме того въ окрестностяхъ Азова много разводилось пчелъ. «Возле Азова, говоритъ Гильденштедтъ, есть небольшой кожевенный заводъ, где изъ воловьей шкуры виделываютъ юфть и кожи для подошвъ, для чего употребляютъ корень statice limonium, который живущiе здесь русскiе называютъ по татарски «кармекъ». Корень этого растенiя выкапывается въ окрестныхъ степяхъ, где его очень много. Онъ имеетъ два дюйма въ дiаметре и аршинъ въ длину. Рабочiе копающiе его, получаютъ по полутора рубля въ неделю; ежедневно выкапывается его до девяносто корней. Кожу очищаютъ золою, добываемою отъ сжигаемыхъ на Miyce дубовыхъ корней; въ этой золе она лежитъ месяц, на следующiй месяцъ ее кладутъ въ щелокъ изъ той же золы. Когда кожу нужно сделать черною, то, вынувъ изъ щелока, натираютъ ее растворомъ железнаго купороса. Этимъ корнемъ дубятъ также хорошо, какъ и дубовымъ корнемъ. Говорятъ, что онъ употребляется для этой цели и въ другихъ местностяхъ нижняго Дона. Если-бы для очищенiя кожи заменить золу известью, то работа обошлась-бы дешевле. Говорятъ, что въ азовской степи часто попадаются большiя стада дикихъ лошадей, но ихъ сильно истребляютъ ногайцы. Въ камышахъ по нижнему Дону водятся и фазаны, хотя и въ небольшомъ количестве; русскiе зовутъ ихъ здесь мажарскими курицами. На северовосточной возвышенности стоятъ одичалыя фруктовыя деревья бывшихъ здесь некогда турецкихъ садовъ, представляющихся теперь въ виде леса. Въ последнее время казаки Черкасска, построеннаго въ степной местности, пересадили отсюда въ свой городъ лучшия деревья, также какъ изъ Азова перетащили къ себе плиты. Я напрасно искалъ здесь шелковицы (morum tataricum), о которой говорить Линней, что она ростетъ въ окрестностяхъ Азова. Какъ здесь, такъ и возле Черкасска мне попадалась только morus alba, чаще-же morus nigra, видно — это дерево на Дону не туземное. Въ низовьяхъ это дерево идетъ превосходно. Комендантъ въ будущемъ году обещалъ сделать опытъ разведенiя шелковичнаго червя, и я для этого выписалъ ему семена съ Терека. Для разведенiя винограда окрестности не особенно благопрiятны».

16 сентября Гильденштедтъ изъ Ростова выехалъ въ Таганрогъ. Ночевалъ онъ на берегу донецкаго Чулека, где почтеннаго ученаго такъ безпокоили комары, что онъ занялся изследованiемъ, почему ихъ такъ много.

Въ ложбине, по которой протекаетъ Самбекъ, ростетъ очень хорошо сено, заключающее въ себе много lolium perenne (англiйскiй плевелъ). Сено это скошено таганрогскими жителями и лежало въ стогахъ, По мере приближенiя къ Таганрогу местность представляла, по мненiю академика, роскошныя условiя для жизни: почва плодородна, сенокосы обильные и доброкачественные: полнейшая возможность разводить виноградъ и семенныя породы деревьевъ, какъ дубъ, берестъ и грабь. Много ключевой воды и въ колодцахъ можно находить очень хорошую воду.

«18 сентября, пишетъ Гильденштедтъ, переночевавъ на западномъ берегу Самбека, мы проехали утромъ не более версты, какъ дорога разделилась: одна шла прямо на западъ къ бердянской крепости, другая на юго-западъ въ Таганрогъ. Мы повернули на последнюю и, сделавъ 8 верстъ, встретили сухую балку; сделавъ еще полторы версты, встретили другую балку и остановились на северномъ берегу ея, возле ключа, въ полуверсте отъ моря насупротивъ небольшаго редута Черепаха, замыкающаго на востоке таганрогскую линiю. Шагахъ въ пятидесяти на югъ отъ этой балки и начинается таганрогская линiя (ретрашементъ Петра Великаго), состоящая изъ земляного вала въ девять футовъ высоты, передъ коимъ съ северной стороны идетъ сухой ровъ. Она тянется до реки Miyсa, где также замыкается небольшимъ редутомъ Павловскимъ. Для прикрытiя вала вдоль линiи выдвинуты углы на разcтоянiи двухъ ружейныхъ выстреловъ одинъ отъ другого. Отъ этого Павловскаго редута Miycъ течетъ еще верстъ тридцать прямо на западъ до моря, где на восточномъ берегу его устья опять небольшой редутъ — Семеновская крепость— прикрываетъ къ нему доступъ. На это-то промежуточное пространство четыре года тому назадъ вследъ за взятiемъ Таганрога и его укрепленiй переселены были пятьсотъ семей донскихъ казаковъ, взятыхъ ото всехъ станицъ. Они составляютъ таганрогскiй казачiй полкъ и разделяются на пять ротъ. Первая, вместе съ полковымъ командиромъ, стоить у самаго Павловскаго редута, остальныя внизъ по реке, въ пятиверстномъ другъ отъ друга разстоянiи до пятой роты, стоящей у самаго Miyca, возле Семеновской крепости. Въ обеихъ этихъ крепостяхъ казаки содержать пикеты, больше же въ нихъ ничего нетъ. Въ настоящую войну, на этой же линiй вверхъ по Miycy были также поселены три слободы малороссiанъ, каждая во сто семей: первая у реки Сараматки, вторая ниже Коровьяго брода, третья выше его (Николаевка, Троицкое и Покровское или Нижняя, Средняя и Верхняя). Лесомъ для своихъ построекъ поселенцы запасаются на Miycе, но теперь уже рубятъ его въ сорока верстахъ выше линiи, такъ какъ ниже уже все вырублено. На топливо казаки употребляютъ камышъ».

Недостатокъ лесовъ вi этихъ степяхъ съ самаго начала русскихъ поселенiй здесь тяжело ощущался. Петръ Великiй приказалъ насаждать дубовыя рощи для постройки судовъ и наши Дубки, быть можетъ, оттуда ведутъ свое происхожденiе, но вернее, что распоряженiе Петра или не было выполнено или, что вероятнее, оне были потомъ при большой нужде въ лесе въ этихъ краяхъ вырублены. Такъ или иначе, но при Екатерине снова стали разводить древесныя насажденiя у Таганрога. О прiезде своемъ въ Таганрогъ Гильденштедтъ говорить следующее:

Такъ какъ чума въ Таганроге прекратилась только летомъ нынешняго года, и карантинныя правила соблюдались еще во всей строгости и точности подъ бдительнымъ надзоромъ присланнаго сюда Императрицею гвардiи капитана Немцева, то я и не решился ехать въ крепость со всеми моими спутниками. Я опасался, чтобы насъ всехъ не посадили въ карантинъ на шесть недель, такъ какъ у студента Крашенникова, вследствiе зубной боли, появилась опухоль железъ. На подобныя опухоли железъ подъ мышками и въ пахахъ предписывалось обращать особое вниманiе. Поэтому я послалъ къ оберъ коменданту генералъ Жедераку (de Jederac) т. е. Дежедерасу( Почему франц. Фамилiю de Jederac въ русск. оффiциальныхъ бумагахъ переделали въ Дежедерасъ, а не въ де Жедеракъ, для насъ непонятно.) необходимыя бумаги съ просьбою о смене сопровождавшихъ меня двадцати донскихъ казаковъ, и онъ не замедлилъ сделать нужное для того распоряженiе.

19 сентября. «Я ездилъ сегодня въ таганрогскую крепость, отстоящую на три версты отъ восточнаго конца линiи или отъ редута «Черепахи». На полудороге мы проехали широкую балку, чрезъ которую для удобства сообщения проложена плотина, и потому выше ея скопилась стоячая вода.

Эта балка со своими отлогими берегами постепенно понижается къ морю: но съ южной стороны почва опять поднимается и идетъ постоянно возвышаясь, до крепости. Крепость стоитъ па совершенно ровной возвышенности, поднимающейся на 30 саженей надъ уровнемъ моря, у котораго она съ южной стороны обрывается крутымъ берегомъ. Почва этой возвышенности состоитъ изъ серо-желтоватой щелочной глины, въ которой залегаетъ толстый каменный пластъ ракушечнаго известняка. Камень этотъ отличается здесь замечательною плотностью и твердостью. Такихъ ракушекъ, такъ окаменевшихъ, теперь море не выбрасываетъ. Длина крепости съ востока на западъ 600 саженей, а ширина съ севера на югъ 450. Она окружена сухимъ рвомъ съ палисадомъ и правильнымъ валомъ съ батареями и бастiонами, валъ примыкаетъ къ крутому морскому берегу, составляющему природное укрепленiе. Противоположную крепости «часть моря занимаетъ гавань, обведенная деревяннымъ моломъ. Молъ имеетъ въ окружности 600 саженей, въ ширину 3 сажени, а въ вышину 10 футовъ. Онъ состоить изъ срубовъ, наполненныхъ каменьями.

Две трети его съ восточной стороны уже готовы; исчислено на него двадцать пять тысячъ бревенъ. Онъ возведенъ на старомъ фундаменте временъ Петра Великаго, состоящемъ изъ, свай... Насупротивъ гавани, верстахъ въ трехъ на югъ, лежитъ островъ, на которомъ устроенъ теперь карантинъ для судовъ, приходящихъ изъ Крыма. Гарнизонъ крепости состоитъ изъ четырехъ батальоновъ или двухъ тысячъ человекъ; если прибавить къ нимъ несколько человекъ морскихъ чиновъ, да человекъ сорокъ торговцевъ, то вотъ и все населенiе города. Дома все бревенчатыя и строятся на счетъ казны. На фундаменты и углы ихъ употребляется плитнякъ, изъ котораго сооружаются также церковь, пороховой магазинъ и другiя подобныя зданiя. Большой запасъ этого плитняка остался еще отъ времени Петра Великаго, который приказалъ его ломать при устье Самбека; онъ лежитъ въ крепости и около нея, откуда и берутъ его теперь на постройки.

До сорока такихъ домовъ уже готовы; въ каждомъ живутъ по две семьи, въ совершенно отдельныхъ другъ отъ друга и одинаковыхъ по величине помещенiяхъ. Крыты они гонтою. Превосходная постройка ихъ, столь редкая въ Россiи, делаетъ честь коменданту. Для купцовъ также выстроены въ виде четыреугольника каменныя лавки и дома, которые отдаются въ наймы. Это место очень удобно для торговли. Казармы расположены вдоль вала; оне вырыты на половину въ земле и одеты камнемъ; надъ землею-же поднимаются только на четыре бревна. Воду здесь берутъ изъ колодцевъ, лучшiй изъ нихъ, съ хорошею водою, находится на берегу моря». Проживая въ Таганроге, академикъ делалъ визитъ Немцеву, который ему ответилъ и пригласилъ къ себе обедать, въ предыдущий же день онъ обедалъ у коменданта. Изъ разговора онъ узналъ, что цена на дрова въ Таганроге 6 руб. сажень, куль ржаной муки 1 р. 50 к. Вопросъ объ угле былъ очень интереснымъ для края, его упорно искали и ордеръ князя Потемкина 1781 г. 15 сентября показываетъ, что поиски были не безполезны, въ немъ говорится, что найденный въ донецкихъ дачахъ капитаномъ Скорняковымъ земляной уголь, оказавшiйся годнымъ къ употребленiю, долженъ быть въ количестве ста пуд. доставленъ въ Таганрогъ: далее кназь приказываетъ атаману Иловайскому оказывать всевозможное содействiе въ разработке угля и для этой цели приказано было отправить изъ Таганрога 40 человекъ каторжныхъ.

Затемъ Гильденштедтъ отправился осматривать окрестности Таганрога берегомъ по направленiю къ Карантину, который былъ уже выстроенъ. Далее, проехавъ озеро, онъ достигъ Петрушиной Косы. Далее онъ пишетъ о рыбной ловле.

23 сентября. Ночью ловили рыбу: однимъ неводомъ въ тысячу саженей длины и въ полторы ширины вытащили до 60000 штукъ рыбы. Такая тонная ловля продолжается обыкновенно 6 часовъ. Къ неводу посредине приделанъ конпческiй мешокъ, куда собирается рыба. Уловъ далъ мало крупной рыбы — были только осетръ, сомъ и карпъ; больше-же всего оказалось судаковъ. Большой судакъ длиною отъ глазъ до хвоста въ полъ-аршина называется сулою, а маленькiй подсулкомъ. Свежая сула продается по 5 руб. тысяча, подсулокъ по 1 руб. 50 к.; соленая-же сула стоить 30 руб. тысяча, подсулокъ 5 руб. Сверхъ того много было сеньги и чехони, но весьма мало вырезуба, селявы, которую запорожцы зовутъ скабрiей и которая мало здесь уважается, потому что она не такъ жирна и вкусна какъ на Тереке—тарани, называемой на Волге воблою, рыбца, на Волге называемаго таранью и белизною. Весною во время метанiя икры всей этой рыбы множество. Особенно тарани такая бездна заходитъ въ Донъ, что ее на берегу загребаютъ лопатами. Всю эту мелкую рыбишку, эту тарань, когда только она не больше фута въ длину, называютъ здесь просто «боковней». Рыбаки продаютъ ее свежую по 1 р. 50 к. тысячу, а соленую и вяленую по 5 руб. Ее скупаютъ малороссiяне бывшiе здесь и при мне. На возъ, запряженный парою воловъ, наваливаютъ этой боковни до 5000 штукъ и продаютъ на Украйне по 10 руб. за 1000.

24 сентября. Заинтересовавшись рыбами, я и эту ночь провелъ на взморье подъ обрывомъ. Утромъ мы уехали и въ пяти верстахъ оттуда на северо-западъ миновали Золотую Косу, на которой находятся рыбачьи хаты таганрогскихъ купцовъ.

Въ эту ночь неводомъ въ 800 сажень длины вытащили всего только 5000 штукъ рыбы. Все это была разная мелкая рыбишка. Съ неводомъ вытащили несколько нацепившихся къ нему раковъ замечательной величины, но обыкновеннаго вида. Здесь изредка попадаются и болышiе раки того вида, который известенъ подъ именемъ морскихъ раковъ, два вида морскихъ животныхъ, изъ коихъ одинъ называется морскою свиньею, а другой морскимъ котомъ, равно и полурыбица вместе съ иглой рыбой. Говорятъ, что въ устье Берды ихъ больше. Рядомъ съ рыбачьими хатами стоитъ и кабакъ, где ведро водки, также какъ и въ Таганроге, продается по 1 р. 50 к. Водка перегнана на анисъ, она привозится большею частью изъ Малороссiи. Въ 6 верстахъ оттуда мы проехали Беглицкую косу. И здесь есть рыболовни принадлежащiя Таганрогу. Въ пяти верстахъ отсюда на северо-западъ — Семеновская крепость.

Какъ изъ описанiя академика Гильденштедта, такъ и изъ изложеннаго раньше переселенiя грековъ въ Таганрогъ видно, что первое и главное занятiе жителей Таганрога было земледелiе и рыбный промыселъ. Рыба отправлялась исключительно соленая, вяленая и копченая, такъ какъ пути сообщенiя того времени не могли позволить иного рода отправки. Соль доставлялась съ Кубани, Крыма и даже, можетъ быть, изъ Бахмута. Пудъ ея стоилъ около 15 коп. Съ прекращенiемъ первой турецкой войны и, благодаря выгоднымъ для торговли условiямъ мира съ турками, стала развиваться внешняя торговля. По крайней мере Беръ въ своей известной исторiи всемiрной торговли говорить, что до устройства одесскаго порта вся торговля Южной Россiи единственно шла чрезъ Таганрогъ.

Территорiя города постепенно разрасталась, однако въ XVIII столетiи городъ былъ сосредоточенъ у моря, ближе къ гавани, по нынешней Греческой улице, но едва ли далее каменной лестницы. Отъ гавани на югъ жили моряки, тамъ-же было и адмиралтейство и флотская церковь, ныне Никольская. Въ глубину материка городъ далее Стараго базара не шелъ; здесь были постройки для трехъ ярмарокъ, а далее степь, понижавшаяся къ западу и переходившая въ болотистую ложбину, поросшую камышемъ и богатую болотною дичью; теперь тамъ расположенъ Новый базаръ.

По отношенiю къ прочей Россiи Таганрогъ все еще представлялъ нечто вроде островка, отделеннаго малонаселенными степными местами и едва ли его сношенiя съ континентальной Poccieй были большими, чемъ со странами лежавшими у морей Чернаго, Мраморнаго и Средиземнаго. Наиболее живою дорогою въ Россiю былъ Донъ, который доставлялъ не только сырые продукты для отправки за границу, но и железо для Малой Азiи.

Климатъ Таганрога хвалитъ и указанный академикъ, и неизвестный авторъ, на котораго мы ссылались и Екатерина II въ письме къ Вольтеру говоритъ, что все прiезжающiе изъ Таганрога «не нахвалятся» климатомъ его.

Такъ возникъ, населился и сталь городомъ Таганрогъ. Практическiй генiй Петра Великаго и тонкiй умъ мудрой Екатерины II создали его. Это такiе зодчiе, которые должны сознанiе гражданъ наполнять благородною гордостью, а совесть желанiемъ оправдать труды великихъ людей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'