история







разделы



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Возобновление Таганрога при Екатерине II и непосредственная связь его с мореходством по Азовскому морю

Возобновленiе Таганрога при Екатерине II и непосредственная связь его съ мореходствомъ по Азовскому морю.

Война съ турками всегда была признакомъ здоровой национальной политики Россiи. Это государство, доселе варварское, засевшее у Дарданеллъ и Босфора, всегда было и есть тормазъ свободнаго и удобнаго сообщенiя съ южной Европой и Левантомъ; а такъ какъ внешняя политика Pocciи никогда съ такимъ уменiемъ и успехомъ не преследовала интересы Россiи, какъ въ правленiе Екатерины Великой, то, естественно, никогда и не было столько значительных столкновенiй съ Турцiей какъ въ правленiе ея. Во второй половине XVIII века Турцiя уже утратила могущество времени своего возникновенiя, и делается орудiемъ европейскихъ державъ для достиженiя различныхъ ихъ целей, такъ было при Петре Великомъ, то же произошло и во время первой польской войны Екатерины II.

Успехи русской политики въ Польше и уменiе Екатерины II воспользоваться ими въ такой степени встревожили европейскiя правительства, что даже союзникъ Екатерины Фридрихъ Великiй былъ недоволенъ русской дипломатiей въ Европе. Что же касается Францiи, особенно враждебно настроенной къ Pocciи по поводу польскихъ делъ, где французская политика не только теряла всякую подъ собою почву въ борьбе съ Poccieй, но и были затронуты фамильные интересы королевской семьи, ибо Станиславъ Лещинскiй, тесть короля Людовика XV, дважды былъ устраняемъ отъ польскаго престола, благодаря действiямъ Россiи. Герцогъ Шуазель, руководитель иностранной политики Францiи, успелъ въ такой мере возбудить противъ Pocciи и безъ того недоброжелательную Турцiю, что оттоманское правительство объявило Pocciи войну. Усиленiе русскаго влiянiя въ Польше, устраняя всякое другое влiянiе, въ особенности же убивало значенiе Турцiи; между темъ какъ было время и сравнительно недавнее, когда Турцiя по отношению къ Польше играла роль такого же сюзереннаго государства, какъ въ данный моментъ Pocciя. При такихъ обострившихся отношенiяхъ въ политическомъ мiре, разумеется всякiй поводъ къ войне могъ считаться удобнымъ. Русскiй посолъ въ Константинополе сообщалъ генераламъ, действовавшимъ въ южныхъ областяхъ Польши, чтобы, приближаясь къ турецкимъ границамъ, они были осторожны и не переступили бы ихъ, что при тогдашнихъ довольно неопределенныхъ пограничныхъ указанiяхъ, въ особенности между турецкими и польскими землями, было довольно легко; между темъ казацкiе отряды, разбивъ войска Барской конфедерацiи, преследовали ихъ до Балты на турецкой границе, и взявъ этотъ городъ къ усугубленiю факта, убили несколькихъ турокъ, молдаванъ и татаръ; другой-же казацкiй отрядъ разграбилъ Дубоссары. Напрасно русский посолъ представлялъ турецкому правительству, что русское императорское правительство не можетъ отвечать за всякихъ разбойниковъ и грабителей; султанъ турецкiй призвалъ посла Обрезкова, наговорилъ ему всевозможныхъ упрековъ и приказалъ арестовать его, объявивъ войну Россiи. Война началась при такихъ отношенiяхъ Pocciи къ Европе, что неудача Екатерины II, могла быть роковой, а между темъ войска Россiи были слабее турецкихъ, да и те въ значительной степени должны были оставаться въ Польше. Но Екатерина II начала войну бодро и уверенно. Она ободряла своихъ, иногда упадавшихъ духомъ, генераловъ и даже даровитаго Румянцева, возбуждая въ нихъ честолюбiе и желанiе оправдать доверiе императрицы.

Екатерина II, какъ умная и проницательная женщiна, умела выбирать себе сотрудниковъ и, избравъ ихъ, привязывала къ себе оказывая имъ полное доверiе; въ этомъ отношенiи она, какъ женщина, лучше понимала человеческiя отношенiя чемъ Петръ I. Великий преобразователь Россiй делалъ все самъ, редко кому доверяя, да и то не совсемъ удачно, а потому ему трудно было создать себе искренно преданныхъ друзей.

Турецкое правительство объявило войну Pocciи 16 октября 1768 г., а Екатерина II манифестомъ 18 ноября 1768 г. обнародовала начинавшуюся войну и приказала двинуться войскамъ къ турецкимъ границамъ.

Лишь только вопросъ о войне съ Турцiей былъ решенъ, какъ Екатерина II велела составить записку о занятiи и укрепленiи Азова, каковую, разсмотревъ, сделала со своей стороны некоторыя указанiя. Въ записке говорилось, что экспедицiя по занятiю Азова вверяется графу Петру Александровичу Румянцеву, который долженъ немедленно отправить съ этою целью кого либо изъ генераловъ, ему подведомственныхъ, при чемъ императрица указала, чтобы былъ командированъ инженеръ для укрепленiя Азова на случай необходимости обороны; операцiоннымъ пунктомъ была указана крепость св. Димитрiя. Для работъ по укрепленiю Азова требовалось нарядить 3500 рабочихъ. Крепость-же св. Димитрiя должна доставить первый необходимый гарнизонъ и пушки съ подкрепленiемъ въ тысячу казаковъ. Для предупрежденiя нападенiя съ кубанской стороны велено было составить отрядъ, куда входили въ значительной степени, калмыки, подъ начальствомъ князя Paтieвa. Къ открытiю же Дона приготовить въ крепости св. Димитрiя и изъ другихъ местъ провiантъ въ Азов на годъ для продовольствiя десяти тысяч человекъ.

Крепость св. Димитрiя, сделавшаяся операцiоннымъ пунктомъ въ предпрiятяiхъ Pocciи у Азовскаго моря въ начале первой турецкой войны при Екатерине II, возникла незадолго до этого. Условiя жизни и значенiе такихъ пунктовъ какъ Ростовъ и Азовъ такъ близки къ занимающему насъ Таганрогу, что не сказать попутно несколько словъ объ нихъ значить урвать отъ самой исторiи Таганрога.

Въ 1730 году въ низменномъ пространстве, образуемомъ реками Дономъ и Аксаемъ была выстроена крепость св. Анны, но климатъ этой болотистой местности былъ такъ вреденъ для здоровья, что въ конце правленiя Елизаветы Петровны решено было крепость перенести въ место более удобное не только въ гигiеническомъ отношенiи, но и въ промышленномъ и стратегическомъ. Турки пытались было запретить постройку новой крепости, но встретивъ решительный отпоръ, оставили затею безъ последствiй. Поэтому вследствiе реляцiй графа Петра Ивановича Шувалова повелено было строить крепость на урочище «Богатый колодецъ», где находился темерниковскiй портъ. Этой крепости по желанiю Императрицы Елизаветы дано было имя св. Димитрiя Ростовскаго. Въ сентябре 1761 года для заложенiя крепости прибылъ въ Черкасскъ Кириллъ, епископъ воронежскiй и елецкiй. Для приглашенiя епископа, а также и другихъ почетныхъ лицъ прибылъ туда строитель крепости св. Димитрiа инженеръ капитанъ Ригельманъ. 23 сентября, въ воскресенье, преосвященный служилъ въ походной церкви литургiю. На литургiи присутствовалъ управитель темерниковской таможни Хастатовъ и бригадиръ крепости св. Лины Сомовъ. Затемъ было торжественное освященiе места и закладка крепости. Хоръ певчихъ пелъ хвалебные гимны, духовой оркестръ торжественно гремелъ надъ безлюдными берегами тихаго Дона, который тихо катилъ свои спокойныя воды, отражая огни фейерверковъ, зажженныхъ вечеромъ этого дня, а случайно стоявшiя у темерниковской таможни греческiя суда сочувственно русскому народу гремели своими маленькими пушками. Такъ произошло въ сущности довольно скромное торжество закладки крепости св. Дмитрiя, которая заменiла собою крепость св. Анны. Какъ известно изъ форштадта Этой Kpепости возникъ нашъ богатый соседъ Ростовъ на Дону. Въ эту-то крепость св. Димитрiя и былъ отправленъ Румянцевымъ генералъ поручикъ Вернесъ, чтобы отсюда занять Азовъ, укрепить его и снабдить провiантомъ и пушками. Въ крепости св. Димитрiя оберъ комендантомъ состоялъ вь это время генералъ-маiоръ Потаповъ, по требованiю котораго должны были немедленно явиться казаки, бывшiе на готове. Но серьезныхъ военныхъ событiй здесь не произошло. 6-го марта 1769 года Вернесъ занялъ Азовъ, а прибывшiй сюда отрядъ Дежедераса 2 апреля занялъ Таганрогъ и водрузилъ русскiй штандартъ на самомъ возвышенномъ месте Таганрога. Въ обоихъ вновь занятыхъ укрепленiяхъ начались тотчасъ же крепостныя работы, но, конечно, безъ флота, все эти работы утрачивали значительную долю своей цены, а потому, получивъ известiе о занятiи местъ, освященныхъ Петровскимъ авторитетомъ, Екатерина II тотчасъ же подняла вопросъ о созданiи флота на Черномъ и Азовскомъ моряхъ. Для этой цели императрица избрала контръ-адмирала Алексея Наумовича Сенявина, подчiнiвъ его графу Румянцеву, и давъ ему въ помощники кригсъ-коммиссара Селиванова. Все последующiя распоряженiя по этому случаю и переписка вполне выясняютъ какъ взглядъ правительства на возобновленный городъ, такъ и на значенiе, постепенно прiобретаемое Таганрогомъ.

Возстановляя флотъ на Азовскомъ море, какъ Екатерина II, такъ и Сенявинъ не определяли его теоретическое значенiе —флотъ былъ нуженъ тотчасъ же. Доставка войска изъ крепости св. Дмитрiя какъ въ Азовъ, такъ и въ Таганрогъ наиудобнее могла производиться моремъ. Затемъ работы Вернеса въ Азове и Дежедераса въ Таганроге требовали строительнаго матерiала, въ особенности леса, въ которомъ ощущался большой недостатокъ; доставка такого матерiала также производилась съ помощью судовъ. Императрица повелела, чтобы требованiя Сенявина для устройства гавани и крепости, а также судовъ, исполнялись, какъ возможно быстрее и точнее. Въ случае же появленiя турокъ, флотъ былъ бы особенно необходимъ, такъ какъ безъ него крепость св. Дмитрiя была бы отрезана отъ Таганрога и Азова. Такая крайняя необходимость вызвала энергичныя меры къ возстановленiю азовскаго флота. Сенявину поручено было собирать казацкiя лодки, каковыя доставлялись въ кръпость св. Дмитрiя коменданту Потапову. Здесь эти лодки приспособлялись насколько возможно для военныхъ и транспортныхъ целей въ случае гибели какой либо лодки владельцу ея выплачивалась заранее условленная стоимость лодки. Атаманъ войска донского Ефремовъ также долженъ былъ оказывать содействiе въ этомъ деле. Этотъ Ефремовъ потомъ, съ разрешенiя императрицы, поселился въ Таганроге. Императрица съ нетерпенiемъ ожидала устройства флотилiи и крепостей: 2 апреля Таганрогъ былъ занятъ, а уже 5 мая она посылаетъ Самойлова съ темъ, чтобы онъ осмотрелъ, что сделалъ Вернесъ въ Азове и въ Таганроге; какь видно Вернесъ заведывалъ работою и въ Таганроге, хотя комендантомъ въ Таганроге былъ Дежедерасъ. 23 мая императрица писала милостивое письмо Сенявину, при которомъ посылала: разные виды береговъ Чернаго моря до Константинополя, чертежъ Азовскаго моря и корабля спущеннаго на воду у Воронежа, при этомъ просила сообщить, можно ли сплавлять по Miycy лесъ до Таганрога и есть-ли лесъ годный для кораблестроенiя по теченiю Miyca. Вскоре после этого Екатерина писала Вольтеру письмо, въ которомъ хвалилась постройкою Азова и Таганрога, что весьма не нравится султану Мустафе. О Таганроге императрица Вольтеру писала не разъ; два года спустя 3 марта 1771 года она сообщала Вольтеру, что Петръ Великiй долго не могъ решить, кому отдать предпочтенiе —Таганрогу или Петербургу. Въ этомъ же письме она говорить, что все возвращающiеся изъ Таганрога не нахвалятся климатомъ этого города. Наиболее определенное отношенiе ко вновь занятымъ местностямъ и возобновляемому флоту выразилось въ собственноручной записке Екатерины II, которая докладывалась Сенату 5-го ноября 1769 года. Записка была следующая: Мое мненiй есть, чтобы таганрогскую гавань отдать въ ведомство Сенявину съ темъ, чтобы она могла служить какъ убежищемъ судамъ, такъ и для построенiя судовъ, а наипаче, галеръ и другихъ по тому месту удобныхъ судовъ. Я ему дамъ на то и на другое, на первый случай, двести тысяч рублей, а съ нимъ условиться надо о заведенiи тамъ адмиралтейскаго департамента и служителей по мере тамошней морской силы. Въ реке Доне -же никакой способности нету по ея мелямъ къ построению или, лучше сказать, къ плаванiю внизъ судовъ.

2) Главный предметъ — будущiй годъ на Азовскомъ море, кажется, быть долженъ для развитiя новозаведенныхъ крепостей, чтобы сделать нападенiе на Керчь и Тамань и завладеть сими крепостями, дабы проливъ Чернаго моря чрезъ то получить въ свои руки, и тогда нашимъ судамъ способно будетъ крейсировать до самаго Цареградскаго пролива и до устья Дуная. Если-же грузинцы овладеютъ краемъ того же Чернаго моря, то нашимъ судамъ въ случае противной погоды одно верное прибежище прибавится. И такъ прошу, есть ли Советь съ вышеписаннымъ согласенъ, прилежно входить въ представленiя Сенявина и сего ревностнаго начальника снабдевать всемъ, въ чемъ только онъ можетъ иметь нужду и надобность, чемъ и меня весьма одолжите; ибо донская экспедiцidя есть дитя, кое у матери своей крепко на сердце лежитъ.

Много ли наряжено работниковъ на будущiй годъ въ Азове и Таганроге.

Некоторыя места указа Екатерины II Сенявину 10 ноября 1769г., дополняя записку императрицы, вместе съ темъ свидетельствуютъ о вниманiи императрицы къ наследiю, оставленному ей Петромъ Beликимъ; въ указе сообщается Сенявину о томъ, что онъ получаетъ полномочiе по сооруженiю таганрогской гавани и азовскаго флота съ темъ, чтобы къ следующему 1770 году гавань была годна для зимовки флотилии. Все власти, какiя могутъ, должны содействовать Сенявину, а губернаторъ воронежскiй весьма похваленъ императрицей за свое содействiе въ построенiи флота. Сенявину разрешалось набрать рабочихъ для доставки судовъ крепости св. Дмитриiя, но затемъ возвратить ихъ въ местожительство. Для работъ въ таганрогской гавани назначался инженеръ полковникъ Збродовъ, который, состоя подъ главнымъ начальствомъ Сенявина, находился бы однако въ веденiи коменданта Таганрога Дкжедераса. Для постройки магазиновъ, погребовъ, светлицъ и другихъ крепостныхъ сооруженiй назначался архитекторъ Петровъ. Таганрогъ представлялъ значительный интересъ не только какъ будущiй торговый городъ, но и какъ пунктъ важный въ самый моментъ войны, а потому русское правительство постоянно ассигновало значительныя суммы на различныя улучшенiя возникавшей у Таганрога флотилiи и таганрогской гавани. Вяце-адмиралъ Сенявинъ, очевидно, пользовался большимъ доверiемъ, потому что деньги отпускались въ его распоряжение, и деятельностью его императрица была довольна, потому что изъ этихъ же суммъ ему давались и значительныя денежныя награды. Нужда въ судахъ была очень велика, хотя и пользовались казацкими лодками; отсутствие леса давало себя чувствовать въ такой степени, что Сенявинъ предложилъ строить суда на Хопре, на что и последовало разрешенiе выдать Сенявяну 30000 р.

Съ расширенiемъ театра военныхъ действiй русской армiи в въ особенности въ виду готовившейся экспедицiи въ Крымъ въ 1771 году назначение азовской флотилiи определилось ясно: она должна была помогать этой экспедицiи, охранять занятия на Азовскомъ море места, прикрывать подвозъ съестныхъ припасовъ, поддерживать русское влiянiе въ Крыму и заграждать проходъ изъ Чернаго моря въ Азовское. Однако не смотря на такую сложную службу азовскiй флотъ былъ очень слабъ даже сравнительно съ турецкимъ. Потемкинъ въ своемъ письме Императрице о ходе военныхъ событiй въ 1789 году говорить, что они идутъ хорошо, но плохо будетъ, если турки что либо предпримутъ противъ флота, потому что у Таганрога стоять безоружныя суда.

Въ 1774 году былъ заключенъ миръ въ Кучукъ-Кайнарджи, по которому не только право бытiя Таганрога было упрочено, но в значенiе его было поднято объявленiемъ независимости Крыма. Конечно, Екатерина Великая, требуя независимости Крыма, вовсе не думала дать политическую самобытность этому разбойничьему гнезду, въ теченiе трехъ столетiй грабившему Pocciю и уворовавшему тысячи пленныхъ. Искусная въ дипломатiи императрица, освобождая Крымъ изъ подъ власти Турцiи, делала его хана ответственнымъ за всякое своеволiе на границахъ Pocciи и затемъ, несомненно зная, что крымскiе татары не способны сохранить политическую независимость, будуть ею лишены таковой, и Pocciя достигнетъ присоединением Крыма своей естественной границы у берега Чернаго моря. И такъ эта мертвая петля Керченскаго пролива была разрезана, и возникавшiй азовскiй флотъ имелъ свободный выходъ въ Черное море. Времена изменились: то, чего не могъ сделать генiй Петра, сравнительно легко сделала Екатерина. Вместе съ независимостью Крыма императрица решила основать и черноморскiй флотъ. Съ этою целью 5 января 1775 года она пригласила вице-адмирала Сенявина приехать въ Москву посоветоваться съ контръ-адмираломъ Чичаговымъ объ устройстве флота на Черномъ море и усовершенствованiй азовскаго. А затемъ 2 апреля 1775 г. последовалъ рескриптъ Императрицы Сенявину относительно азовской флотилiи, важнейшiе пункты котораго содержали следующее: некоторые фрегаты должны быть приспособлены для коммерческихъ целей и почтовыхъ для сношенiя между Константинополемъ, Керчью и Таганрогомъ такъ, однако-же, чтобы въ случае нужды ихъ снова можно было употребить для военныхъ целей. Затемъ следуетъ озаботиться о потребномъ количестве флотскаго экипажа. Затемъ Сенявину разрешалось, какъ и прежде, ежедневно четыреста человекъ каторжныхъ, находящихся въ Таганроге, употреблять для работъ въ гавани, о чемъ и должно быть объявлено таганрогскому коменданту, каковымъ былъ тогда Дежедерасъ, облеченный некоторыми особыми полномочiями Потемкинымъ, какъ это видно изъ письма императрицы въ 1778 г. по поводу учрежденiя таковой должности въ Херсоне.

Коммерческому значенiю флота таганрогской гавани Екатерина II придавала особое значенiе, что между прочимъ видно изъ того, что когда собранныхъ въ крепость св. Димитрiя турецкихъ пленныхъ для возвращенiя на родину надо было развозить по турецкимъ городамъ у береговъ Чернаго моря, то Екатерина разрешила воспользоваться всеми судами, кроме назначенныхъ для торговли, хотя Сенявинъ желалъ употребить для этой цели все безъ изъятiя, такъ какъ оторвать въ перюдъ навигацiи отъ дела коммерческаго, конечно, невозможно было безъ ущерба зарождающейся торговле. Съ развитiемъ торговли по Азовскому морю и въ особенности въ Таганроге, чему весьма много способствовали переселившiеся сюда греки, потребовались разныя законоположенiя относительно, этого важнаго вопроса; такъ 4 января 1783 года последовалъ рескриптъ на имя княза Потемкина новороссiйскому генералъ-Губернатору о порядке выдачи русскаго флага на торговые суда, каковыя выдавать русскимъ подданнымъ, известнымъ своею деятельностью и добрымъ именемъ, но безъ различiя ихъ происхожденiя «какого бы ни были они закона»,— сказано въ рескрипте. Первыми судами въ таганрогской гавани были: «Слонъ», «Верблюдъ» и «Буйволъ», находящiяся подъ командою капитана Федорова, а первымъ грузителемъ пшеницы на Константинополь 3 сентября 1775 года поверенный московскаго купца Гусятникова Василiй Алексеевичъ Ковалевъ; въ Керчи пшеница перегружалась.

Конечно, заботясь о коммерческомъ мореплаванiи, не могла Императрица оставить безъ вниманiя военнаго флота, безъ котораго не мыслимо было развитiе торговли въ этихъ еще не благополучныхъ моряхъ при постоянной угрозе со стороны Турцiи, хотя эту державу смелая Государыня и держала въ железныхъ тискахъ. Какъ намъ уже известно, распорядителемъ всехъ работъ по устройству гавани и флота былъ Сенявинъ. Къ 1770 году таганрогская гавань была уже приспособлена къ зимовке судовъ. Следовательно работы шли очень быстро. Сенявинъ постоянно разъезжалъ по Дону и Азовскому морю, оставивъ память своего имени въ станице Сенявке между Таганрогомъ и Ростовомъ. Бывалъ онъ въ Воронеже, въ Новохоперске, где строились суда. Следилъ за постройкой особыхъ судовъ, строившихся по новой системе, выработанной адмиралтействомъ. Но когда дело постройки разрослось, то потребовались особыя лица по разнымъ отраслямъ морскаго дела и начальникомъ азовской флотилiи былъ сделанъ контръ-адмиралъ Федотъ Алексеевичъ Клокачевъ, съ подчиненiемъ ему и таганрогскаго порта.

Въ перiодъ отъ 1776 по 1779 г. азовская флотилiя, центромъ которой былъ таганрогскiй порть, въ который по заключенiи Кучукъ-Кайнаджiйскаго договора Императрица приказала увезти все суда кроме фрегатовъ, оставленныхъ въ Керчи, состояла изъ 8 фрегатовъ, 11 плоскодонныхъ судовъ, 6 ботовъ, 5 галiотовъ, 9 транспортныхъ судовъ и 3 шкунъ.

Вскоре после заключенiя мира въ 1774 году, когда было уже положено основанiе Азовскому флоту, именно 22 февраля 1776 Екатерина II повелела адмиралтейской коллегiи доставить полныя сведения о нуждахъ азовскаго флота. Вследствiе чего, по разсмотренiи контръ-адмираломъ Клокачевымъ, были предложены следующiе проэктъ и сведенiя: 1)планъ и штатъ азовскаго департамента, который заведывалъ всеми портами Азовскаго и Чернаго морей, 2) штатъ таганрогскаго и керченскаго портовъ и новопавловскаго адмиралтейства, 3) штатъ азовской флотилiи, 4) ведомость о количестве такелажа, экипажа, артиллерiи, снарядовъ, машинъ и т. п. 5) примерная смета будущихъ расходовъ по флоту; 6) табель чиновъ, 7) дело о построенiи при таганрогскомъ порте деревянной церкви св. Николая для служащихъ во флоте со сметою архитектора, съ донесенiемъ разныхъ лицъ о сборе доброхотныхъ пожертвованiй и переписка по этому поводу съ Евгенiемъ архiепископомъ херсонскимъ и словенскимъ и наконецъ рапорты бригадира Збродова съ ведомостями о сумме, употребленной на постройку таганрогской гавани и береговаго строенiя вокругь крепости. Однакоже, не смотря на справки правительства и сведенiя доставленныя местными властями, по всей вероятности вследствiе отсутствiя свободныхъ средствъ у адмиралтейской коллегiи, внутреннее благоустройство азовскаго флота подвигалось не особенно быстро; это можно заключить изъ письма Потемкина къ Императрице 10 августа 1785 года, въ которомъ генералъ-губернаторъ новоросскiй пишетъ, что служащiе во флоте, не имея определеннаго положенiя и жалованья за отсутствiемъ утвержденныхъ штатовъ, смотрятъ на свою службу, какъ на временную и неопределенную, но съ утвержденiемъ штатовъ, о чемъ и хлопочетъ генералъ-губернаторъ, они будуть прилежнее и усерднее. Въ этомъ же письме пишетъ онъ, что таганрогское управленiе уже присоединено къ адмиралтейству.

Въ исторiи развитая русскаго влiянiя на южныхъ моряхъ имеетъ большое значенiе 1783 годъ. 7 апреля этого года состоялось присоединение Крыма. Событiе это подготовлялось давно.

Устанавливая независимость крымскаго ханства въ 1774 году Императрица несомненно имела это въ виду, но самый фактъ занятия Крыма былъ довольно неожиданный. Опасаясь вмешательства въ это дело Турцiй и Францiи, решительная Императрица, подготовивъ все средства весьма осторожно, во мгновенiе ока произвела занятiе этого разбойничьяго гнезда, и дала ему необходимое на первый разъ административное устройство; рядъ распоряженiй по этому случаю былъ уже подготовленъ. А затемъ сообщила европейскимъ дворамъ о совершившемся и некоторымъ собственноручно. Опасались войны съ Турцiей, но Императрица имела на этотъ случай съ одной стороны преданнаго союзника австрiйскаго императора Iосифа II и съ другой — cтрахъ внушенный туркамъ угрозою изгнанiя ихъ изъ Европы; решительныя действия Императрицы, довольно смелое отношенiе къ европейской дипломатiи заставляли думать, что это не пустая угроза, а потому Турцiя не только войны не объявила, а спустя три месяца, 10 iюня, заключила выгодный для Россiи торговый договоръ, вызванный новымъ положенiемъ Pocciи на Черномъ море. По этому торговому договору русскiе платили Турцiи 3% стоимости привозныхъ и отпускныхъ товаровъ по условленному тарифу; но суда, проходившiя только черезъ проливы турецкiе въ другiе портовые города, не входившiе въ составъ турецкихъ владенiй, освобождались вовсе отъ осмотра и платежа корабельныхъ сборовъ. Русскимъ консуламъ представлялись те же права и преимущества, какими пользовались и консулы прочихъ европейскихъ государствъ.

Въ связи съ таковымъ договоромъ и занятiемъ Крыма находится и рядъ меръ для расширенiя военнаго флота на Черномъ море. Ещё до занятiя Крыма въ 1778 году было устроено адмиралтейство въ Херсоне, где тотчасъ же стали строить суда, а верфи, заводимыя при таганрогскомъ адмиралтействе, перестали действовать по мелководiю, а съ занятiемъ Крыма была для флотскихъ целей занята Ахтiарская бухта, где возникъ Севастополь, конечно, совершенно непригодный для торговыхъ целей по своей отдаленности отъ Россiи при отсутствiи въ то время удобныхъ путей сообщенiя. Торговое же значенiе оставалось исключительно за Таганрогомъ. Возникавшiе города имели преимущественно стратегическое значенiе: Херсонъ, Севастополь и Керчь съ Еникале. Въ 1776—1777 г. привозъ товара въ Таганрогъ равенъ былъ 85,000 руб., а отпускъ 305,000руб., а въ 1793—1797 г. привозъ на сумму 270,000 руб., а отпускъ 587,000 руб. Число судовъ торговыхъ, приходившихъ въ Таганрогъ за это время возросло съ 29 до 85. Съ ослабленiемъ прежняго стратегическаго значенiя Таганрога азовская флотилiя получаетъ значенiе кадра, который выделялъ необходимый контингентъ судовъ для основанiя новыхъ эскадръ. Начальникъ азовской флотилiи Клокачевъ, имевшiй местопребыванiе въ Керчи, былъ командированъ сначала для устройства херсонскаго адмиралтейства, а потомъ, получивъ отъ Берсенева, капитана фрегата «Осторожный», донесенiе, что въ Ахтiаре превосходная гавань, снялся съ якоря въ Керчи 26 апреля 1783 года и прибылъ немедленно туда. Въ следующемъ году эта бухта была названа Севастополемъ и началось устройство гавани и верфи. Въ 1783 году 15 iюля были отправлены въ Севастополь изъ Таганрога фрегаты: «Легкiй», «Скорый», «Вестникъ», «Почталiонъ» и несколько мелкихъ судовъ. Въ 1789 году изъ Таганрога туда же были отправлены бомбардирское судно «Хотинъ», ботъ «Корабутъ» и целый рядъ транспортныхъ судовъ. Еще раньше при закладке херсонскаго адмиралтейства Клокачевъ туда перевелъ несколько судовъ изъ Таганрога.

Составъ азовскаго и черноморскаго флота, значительно отличался отъ состава балтiйскаго флота, такъ какъ въ составъ перваго вошелъ въ значительномъ количестве местный элементь. Сложились таковыя условiя на южныхъ окраинахъ Россiи съ одной стороны благодаря историческимъ условiямъ и съ другой, вследствiе умелой административной деятельности князя Потемкина.

Начиная войну съ Турцiей, Екатерина думала воспользоваться христiанскимъ населенiемъ Балканскаго полуострова, недовольнымъ господствомъ турокъ — эта идея была, конечно, не нова: намъ уже известны разсчеты на балканскихъ славянъ Петра Великаго, разсчеты, какъ намъ известно, крайне неудачные; но Екатерина по ходу событiй искала сочувствiя и поддержки въ своемъ предпрiятiи не столько среди придунайскихъ славянъ, какъ Петръ I, сколько среди приморскаго населенiя въ Далмацiи, Албанiи и Грецiи; среди населенiя гораздо менее забитаго и угнетеннаго, среди населенiя съ большею верою въ возможность ниспроверженiя турецкаго ига, потому что здесь оно и не было такъ глубоко и безпощадно, въ особенности въ Албанiи и на островахъ архипелага. На манифесты графа Орлова, призывавшiе къ возстанiю, откликнулось христианское населенiе Турцiи и облегчило успехъ русскаго флота. Блестящiя победы Роcciи въ Турцiи на море и на суше, какъ известно, дали возможность Екатерине II и Потемкину создать греческiй проэктъ объ основанiй Греческой Имперiй съ Константинополемъ во главе, туда даже приготовлялся императоромъ Великiй Князь Константинъ Павловичъ, внукъ Императрицы. Сложныя условiя европейской политики помешали осуществленiю этого плана, но возстававшимъ грекамъ и албанцамъ оставаться въ пределахъ Турецкой Имперiи было невозможно, а такъ какъ Императрица открывала широко имъ двери русскаго гостепрiимства, то они стали переселяться въ Россiю; естественно, что те изъ нихъ, которые, какъ смелые моряки, служила до сихъ поръ Россiи, и остались во вновь составляемомъ русскомъ флоте, къ каковому они какъ по роду своей жизни, такъ и по месту жительства были близки. Что касается до мудрой административной деятельности генералъ-губернатора новороссiйскаго -Потемкина, то она заключалась въ томъ, что приглашая къ заселенiю Новоросiи сербовъ, грековъ, албанцевъ, армянъ и др. христiанские народы, онъ умелъ ихъ устраивать такъ, что они тотчасъ же вошли въ интересы Россiи: греки и албанцы составили важный элементъ молодого русскаго флота, а другie балканскiе народы способствовали устройству сухопутнаго войска на юге Россiи.

Кроме того Потемкину удалось устранить столь вредный антагонизмъ различныхъ народностей, переселенныхъ въ Роcciю. Придунайскiе славяне, поселившiеся въ Новороссiи, очень быстро ассимилировались съ окружающимъ русскимъ населенiемъ, несколько более отчужденно держались армяне и позднейшiе греческiе переселенцы.

Относительно участiя албанцевъ въ делахъ русскаго флота въ первую войну и устройство ихъ на русской службе достаточно говоритъ переписка Потемкина съ Императрицей.

9 iюля 1776 года Потемкинъ писалъ Государынe следующее: Всемилостивейшая Государыня! Вашему Императорскому Величеству благо-угодно было въ крепостяхъ Керчи и Еникале водворить служившихъ въ последнюю войну при победоносномъ войске нашемъ албанцевъ (тутъ же подразумевались и греки) съ ихъ фамилиями, коихъ и состоитъ по ныне въ Керчи и Еникале служащихъ штабъ, оберъ и унтеръ офицеровъ и рядовыхъ со священниками 1034 человека: неслужащихъ поселянъ съ ихъ детьми при одномъ определенномъ при нихъ враче 202, а всего 1236. При Таганроге съ штабъ и оберъ офицерами 43, неслужащихъ 15, а всего 58 человекъ, изъ коихъ первымъ соизволили Ваше Величество указать производить то самое содержанiе, которымъ пользовались они во время службы на сухомъ пути, а последнимъ за распространение домостроительства ихъ выдаются порцiи по 3 копейки въ сутки, детямъ же ихъ противъ отцовъ половину и сверхъ того всемъ онымъ обыкновенный провiантъ, каковымъ продовольствiемъ и пользовались они Всемилостивейше пожалованною для нихъ въ прошломъ 1775 году 50,000 суммою. А какъ вся она въ расходъ уже употреблена, то и прiемлю смелость поднесть къ Высочайшему разсмотренiю краткую ведомость о потребной для нихъ по настоящему числу людей сумме какъ къ ежегодному отпуску, такъ и единовременно на построение всехъ нужныхъ зданiй и объ ассигнованiи обоихъ просить высочайшего указа. Всемилостивейшая Государыня, Вашего Императорскаго Величества верноподданнейшiй рабъ Григорiй Потемкинъ.

По этому поводу въ конце 1776 года собственноручно напасала Екатерина II: «Пошлите спросить у адмирала Спиридова, много-ли албанцевъ получили во флоте какъ жалованья, такъ и провiанту, дабы узнать можно, сколько на 250 человекъ въ месяцъ нужно того и другого, а потому на первый случай и распоряженiе сделаемъ. Буде же теперь въ Керчи и Еникале тесно и албанцевъ будетъ более, то кажется лучше на первое время ихъ поместить по городамъ азовской губернiи; по городамъ и крепостямъ, а тамо по маленьку можете ихъ позавоживать въ Керчь и Еникале, а то боюсь, чтобы зимою не вытерпели великой нужды; пожалуй позабочивайся объ нихъ».

Забота о новыхъ поселенцахъ не ограничивалась ихъ матерiальнымъ обезпеченiемъ со стороны русскаго правительства. Для детей архипелажскихъ грековъ было устроено училище, на зданiе котораго Императрица 7 января 1775 года отпустила 20,000 руб. Сначала подъискивали для этого училища помещенiе въ Оранiенбауме, а потомъ, устроили въ Петербурге. Въ 1787 гоцу 25 мая Потемкинъ предписалъ правителю таврической области Каховскому отправить въ Петербургъ для обученiя детей грековъ и албанцевъ, которые того пожелаютъ и дать отправляемымъ детямъ надежнаго надзирателя, а также снабдить всемъ необходимымъ. Въ числе отправляемыхъ были дети военныхъ чиновъ и цареградскихъ купцовъ и дворянъ.

Изъ этой греческой гимназiи выпускали воспитанниковъ въ армiю и флотъ. Принимали же кроме грековъ и албанцевъ также детей балканскихъ славянъ. Въ 1783 году Потемкинъ, находя климатъ Петербурга неблагоприятнымъ для здоровья уроженцевъ юга, перевелъ гимназiю въ Херсонъ, а при Императоре Павле I она была присоединена къ кадетскому корпусу.

Кроме этого учебнаго заведенiя уровень служащихъ въ азовскомъ флоте повышался открытиемъ штурманской роты въ Таганроге. 22 Декабря 1776 года контръ-адмиралу Клокачеву предписано было открыть штурманскую школу по примеру кронштадтской и ревельской въ виду того, что въ азовской флотилиi оказывается множество служащихъ, не окончившихъ курсъ морскихъ наукъ. Въ 1780 году состояло въ этой школе 17 подштурмановъ и 16 штурманскихъ учениковъ.

Опиcaнie первыхъ действiй южнаго флота противъ турокъ испещрено именами, характеризующими его происхожденiе. Вторая турецкая война началась въ 1787 году; въ этомъ же году мичманъ Ламбардо помогь Суворову разсеять турокъ у Кинбурна быстрыми и удачными действiями противъ турецкой эскадры; въ 1788 году 12 апреля мичманъ Мелиси притащилъ съ Дуная лодку съ некрасовцами, въ теченiе мая месяца мичманы Куна, Кундури и Галани крейсировали у береговъ Дуная, причемъ не смотря на ничтожность своихъ средствъ, затопили несколько турецкихъ судовъ, а другие привели въ Севастополь; въ iюле месяце въ битве при Днепровскомъ лимане среди отличившихся моряковъ перечислены: контръ-адмиралъ Алексiано, Караяни, Рассети, Лелли; 22 сентября у анатолiйскихъ береговъ въ эскадре Сенявина удачно действовали капитанъ Гунали и прапорщики Вальяно и Марангопуло; среди командировъ судовъ въ 1790 г. названы Кумани—кораблемъ «Iоаннъ Богословъ», Сарандинаки — «Кириллъ Белозерскiй», Алексiано — «Св. Iеронимъ», Белли—«Полоцкъ», Звороно—«Панагiя Апотоменганъ», Бенардаки—«Фениксъ». После большой победы Ушакова между Кинбурномъ и Гаджибеемъ, адмиралъ, между прочими особами отличалъ Кумани, Сарандинаки, Алексiано и Патанiоти; въ весьма счастливой битве у мыса Аiя, среди участниковъ названы Фока—командиръ корабля «Св. Николай», Ликардопуло—«Таганрогъ», Кандiоти—«Рождество Богородицы», Ладики-«Св. Климентъ», Варваки — «Св. Андрей». Многiя еще имена могли бы быть приведены въ подтвержденiе указанiя, что флотъ былъ составленъ преимущественно изъ новыхъ поселенцевъ южной Россiи; среди фамилiй моряковъ чёрноморскаго флота и азовской флотiлiи, которая имела стоянку частью въ Керчи, частью въ Таганроге, есть многiя несомненно греческiя, но съ русскимъ окончанiемъ, каковыхъ мы не приводили.

Таганрогъ былъ избранъ и основанъ Петромъ Великимъ, а затемъ возстановленъ Екатериной Великой; для нея, конечно, не былъ безразличенъ авторитетъ ея генiальнаго предшественника, но и сама мудрая Императрица не принадлежала къ числу техъ людей, которые, будучи лишены иницiативы, находятся подъ давленiемъ авторитетовъ. Если бы сама Екатерина II не видела въ Таганроге важнаго стратегическаго и торговаго пункта, то занятiе Таганрога не было бы первымъ шагомъ ея турецкой политики. И Taгaнрогъ не остался неблагодарнымъ своей Великой Покровительнице: онъ съ честью исполнилъ все, чего отъ него могла ожидать Императрица; онъ былъ колыбелью черноморскаго флота, онъ былъ операцiоннымъ пунктомъ во время первой турецкой войны на Азовскомъ и даже Черномъ моряхъ, а его первые обитатели были первые моряки создавшiе имя молодому русскому флоту.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








ПОИСК:







Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, дизайн, подборка материалов, оформление, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://historic.ru/ 'Historic.Ru: Всемирная история'