НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    КНИГИ    КАРТЫ    ЮМОР    ССЫЛКИ   КАРТА САЙТА   О САЙТЕ  
Философия    Религия    Мифология    География    Рефераты    Музей 'Лувр'    Виноделие  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 3. Городское население

1. Численность и состав городского населения

Численность населения в древнерусских городах фактически почти не поддаётся учёту, и по этому вопросу можно сделать только кое-какие приблизительные выкладки. Прежде всего очень ценны указания летописи на численность войска, выставленного тем или другим городом. Ярослав Мудрый в 1016 г. обманом перебил новгородцев: «собра вои славны тысящу, и, обольстив их, исече» (Новгород. лет., стр. 174). Неизвестно, что надо понимать под словами «вои славны тысящу», не идёт ли речь о собирательном термине «тысяча», как об единице новгородского войска. Однако последнее толкование мало достоверно, так как слово «славны» относится к воинам («собрал воинов славных, тысячу»). Поэтому под тысячей легче понимать количество (1000 воинов). Новгородцы были далеко не все перебиты; Ярослав собрал на вече «избыток» новгородцев. В походе Ярослава на Киев приняло участие 4000 воинов; из них 3000 новгородцев и 1000 варягов.

Другое свидетельство о размерах новгородского войска относится к 1215 г. Под Торжком захвачены были «вси мужи и гостебници... а бяше всех новгородець боле 2000». После этого в Новгороде осталось мало воинов. Далее оказывается, что князь Мстислав, стоявший во главе новгородского ополчения, вёл с собою всего 500 человек, да и то с псковской помощью. Летописец противополагает 500 новгородцев 10 тысячам суздальцев, говоря о новгородцах - «толико бо всех вои бяшеть» (столько ведь было всех воинов) (Новгород. лет., стр. 53-55).

Оба примера показательны. В 1016 г. основные силы новгородцев не превышали несколько тысяч воинов (славная тысяча и «избыток»), через 200 лет ядро новгородского войска равнялось примерно 2 тыс. воинов, с прибавлением одной или двух тысяч, т. е. достигало 3-5 тыс. человек. Следовательно, общее население Новгорода в начале XI в. надо измерять приблизительно в 10-15 тыс., в начале XIII в. - в 20-30 тыс. человек. Думается, что эти цифры довольно правильно лимитируют количество населения в Новгороде. К таким же выводам приходим при изучении других известий. В большой пожар 1211 г. в Новгороде сгорело 4300 дворов, а во время голода 1231 г. было похоронено 3030 трупов (Там же, стр. 52, 70). Пожар был «великим», но охватил не весь город. 3 тыс. трупов были положены в одной яме, но были ещё 2 «скудельницы». Каждая из них была полна трупами.

Размеры городской территории Новгорода росли также постепенно. В начале XI в. основное население Новгорода сосредоточивалось в Кремле и в непосредственной близости от него; в начале XIII в. были заселены 5 концов города, но горожане ещё не занимали всю территорию, окружённую впоследствии валами.

В XII-XIII столетиях Киев был, несомненно, обширнее Новгорода. В этом убеждают размеры его площади («Горы», «Подола» и других предместий). Прямые указания на большое скопление населения в Киеве имеются в свидетельстве Титмара Мерзебургского, а также в летописном известии о сгоревших киевских церквах, которые исчислены летописцем в количестве 600. Однако приведённые выше цифры говорят скорее о том впечатлении, какое Киев производил на иностранцев, чем о количестве его населения. Более показателен рассказ Повести временных лет о жертвах эпидемии в Киеве в 1092 г.: «В эти же времена многие человеки умирали различными недугами, как говорили продающий корсты (гробы): мы продали корсты от Филипова дня до мясопуста 7 тысяч» («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 141).

Таким образом, в течение нескольких зимних месяцев (примерно с середины ноября до конца февраля) было распродано 7 тыс. гробов. Однако нет никаких указаний на особое опустение города.

Во время сборов в поход против половцев Святополк имел 700 дружинников («имею отрок своих 700») («Повесть врем. лет», ч. 1, стр. 143), хотя знающие люди считали, что недостаточно будет даже 8 тыс. воинов.

Цифру в 8 тыс. воинов, ходивших против печенегов с князем Борисом, как раз отмечает чтение Нестора о Борисе и Глебе, причём в такой форме, которая подчёркивает её значительность: «было их до 8 тысяч, все же вооружены» («бе бо их акы до 8 тысящь, вси же во оружии») (Д. И. Абрамович, Жития Бориса и Глеба, стр. 10). Последняя цифра показательна для Киева с его густым населением, где одна дружина князя насчитывала несколько сот человек. Таким образом, предположительно можно думать, что население в Киеве в период его расцвета считалось десятками тысяч; для средневековья это был город-гигант. Таким он и представляется в иностранных свидетельствах.

Из больших городов можно отметить также Чернигов, оба Владимира, Галич, Полоцк, Смоленск. Эти города почти не уступали Новгороду по количеству населения. К ним до известной степени примыкали по размерам Ростов, Суздаль, Рязань, Витебск, Переяславль Русский.

О количестве населения во Владимире-на-Клязьме отчасти можно судить по известию летописи об отсутствии владимирцев в городе в 1175 г., когда они «с полторы тысяче» пошли на войну. Полторы тысячи составляли только часть владимирцев, способных носить оружие. Остальные горожане 7 недель отбивали приступы врагов (Лаврент. лет., стр. 354).

Численность населения других городов редко превышала 1000 человек, что доказывается небольшими площадями, которые занимали их кремли, или детинцы. В краеведческой литературе, впрочем, нередко встречаются указания на процветание того или иного города в прошлом, обычно основанные на устных преданиях. Чаще всего это бывает отражением действительного значения города в прошлом. Авторы только забывают, что, например, Путивль или Новгород Северский XI-XIII вв. по своей площади уступали Путивлю и Новгороду Се-верскому нашего времени, хотя по относительному значению стояли гораздо выше. Они являлись тогда стольными городами, а не районными центрами нашего времени. Развитие производительных сил достигло такого уровня, что современный районный центр оказывается богаче и обширнее стольного города княжеских времён.

Наши наблюдения над численностью жителей в русских городах очень отрывочны, но в целом они совпадают с представлениями о количестве населения в средневековых городах Западной Европы.

Что касается состава городского населения, то в нём значительную роль играли феодальные элементы: князья, дружинники и бояре, связанные как с городом, так и с земельными владениями. Появление городского патрициата имело важное значение для истории русских городов, что будет нами рассмотрено в дальнейшем. Однако наше внимание привлекают в первую очередь «горожане», в основном ремесленники и купцы, с которых мы и начнём изучение городского населения.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








Рейтинг@Mail.ru
© HISTORIC.RU 2001–2022
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки:
http://historic.ru/ 'Всемирная история'